Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале  

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

  Мы любим Россию!

 

 

Русское самосознание

 

"Отче Наш! Отец и Мать! Отечество и Родина! Да святятся имена Ваши!"

 

Страницы:   1  2  3  4  5  6  Далее см. Меню раздела

Книги  * Сборники статей * Избранные статьи  

 

 

Основные темы

 

Русское самосознание, русское национальное самосознание, русская мысль, русская ментальность, русская самоидентификация, русская национальная самоидентификация, русская самобытность, русская традиция,  русская традиционность, русская уникальность, русское мировоззрение, русская духовность, русское духовное наследие, русская духовная традиция, русская вера, русское православие, русское религиозное сознание, русское правовое сознание, русское правосознание, русское право, русское государственное сознание, русский этатизм, русская идея, русское призвание, русская миссия, миссия России, русское миссионерство, русский путь, русский крестный путь, русская Голгофа, русская духовная антропология, русский космизм, русский хронотоп 

 

 

Избранные статьи

 

 

ИСЧЕЗНУВШАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ?..

Андрей ГОЛОВИНСКИЙ,
кандидат технических наук, член-корреспондент МАОН.

«Дай Бог, чтоб милостию неба рассудок на Руси воскрес,
он, что-то кажется, исчез…» (А. ПУШКИН)

В ряду важнейших проблем, стоящих перед российским обществом, Президент Российской Федерации Д.А. Медведев особо выделил негативное отношение к частной собственности и правовой нигилизм, вполне справедливо отметив, что без их преодоления построить стабильное государство не представляется возможным. Проблемы эти очевидно взаимосвязаны, поскольку правовой нигилизм способствует возникновению нелигитимной частной собственности и наоборот. Фактически, оба эти явления – суть различных форм более глобальной общественной проблемы, без решения которой любые законотворческие инициативы и законодательные изменения являют собой бесполезную трату времени и сил.

СТРОИЛИ, СТРОИЛИ И… ПОТЕРЯЛИ

За два десятка перестроечных лет никто так и не удосужился объявить согражданам, какое общественное устройство создается в России взамен канувшего в Лету социализма. Мы только и слышим неисчислимые публичные стенания об отсутствии некой национальной идеи, что, якобы, и тормозит понимание перестроечных итогов и перспектив.

Однако из проведенной «ваучеризации» и продолжающихся рьяных попыток приватизации всего и вся следует, что основой российской государственности сегодня является так называемый лозунг «Обогащайся, кто может!». Под сенью этого незатейливого транспаранта осуществляется попытка реставрации капиталистических экономических отношений. А их основой, как известно, является частная собственность на средства производства. Таковых в России достаточно много, вот только как быть с законностью собственнических прав?

Веками копившаяся на Западе и переходившая от деда – к сыну, от сына – к внуку по наследству крупная частная собственность ни корней, ни традиций не имеет, а сам собственник подавляющим большинством граждан воспринимается в качестве вора. Отсюда вполне объяснимы криминальная и силовая чехарда владельцев, дробление крупной собственности на мелкие «удобоваримые куски», вывоз капитала и прочие «прелести», которые вот уже два десятилетия сотрясают нашу экономику.

Заложенная в основу российской государственности идея «Обогащайся, кто может!» не может не сказываться на действующем законодательстве и работе правоохранительных органов – вот отсюда и правовой нигилизм. А стоит ли тогда удивляться столь буйному росту махрового бандитизма, повсеместной коррупции «в законе» или возмущаться по поводу того, что латание законодательных дыр природная российская смекалка превратила в увлекательную всенародную забаву, тем более, что наша нынешняя телепродукция в большинстве своем является наглядным пособием по эффективному ведению криминальных бизнесов.

Отсутствие легитимной крупной частной собственности и обусловленный этим правовой нигилизм делают абсолютно невозможным построение стабильного социального устройства, основанного на владении частной собственностью на средства производства. Продолжающиеся отчаянные попытки российского правительства вдохнуть жизнь в «мертворожденного буржуазного дитятю» является ярким примером сизифова труда – они столь же бесконечны, сколь и бесплодны. В результате мы имеем то, что имеем: быстро сокращающееся народонаселение и безнадежно ресурсную экономику, которая при невиданном росте цен на нефть еле-еле выдавливает из себя мизерные проценты прироста.

Замена действующей ныне национальной идейки «Обогащайся, кто может!» на нечто более разумное – чрезвычайно важный вопрос в деле возрождения российской государственности. А потому не кажутся случайными многочисленные призывы нынешних государственных идеологов, в частности – Владислава Суркова, к мыслящей интеллигенции о создании практической идеологии для новой России.

Наблюдаемые сегодня лихорадочные попытки заполнения мировоззренческого вакуума религией бесперспективны по причине того, что огромная часть населения страны является убежденными атеистами, а истинно верующие разобщены колоссальным количеством вер и конфессий. Согласно данным опросов, только 5% православных россиян регулярно посещают церковь, а Библию почитывают лишь единицы. Стремление отыскать идейную государственную опору в вере настолько несообразно с существующими политическими реалиями, что даже западные аналитики начали потихоньку причитать о небывалом врастании Православия в российскую государственность и все большем усилении в мусульманских республиках России радикального Ислама в ответ на христианизацию центральной власти.

Конечно, непрерывные попытки правительства вдохнуть хоть какую-то идеологическую жизнь в агонизирующее российское мировоззрение – факт сам по себе весьма отрадный. Огорчает лишь его исполнение, когда вместо научно обоснованных социально-политических идей, названных предыдущим президентом перспективными, сегодня в российское общественное сознание пытаются внедрить все, что угодно, вплоть до богемной деморализованности рок-музыкантов, суть которой общеизвестна: «секс, наркотики, рок-н-ролл».

А ЧТО ДЕЛАТЬ?..

Прежде всего, российскому народу нужны социальные ориентиры в виде разумной общественно-политической идеи, или национальной идеи, позволяющей сформулировать стратегию возрождения государственности. Понятно, что официально поднимать флаг с лозунгом «Обогащайся, кто может!» нельзя, иначе мы страну потеряем.

Далее: надо ясно себе представлять, что национальная идея в принципе не может удовлетворять мировоззрению каждого гражданина, как нельзя на всех пошить удобную обувь одного фасона и размера. Такая идея должна совпадать с устремлениями наиболее передовой, наиболее активной и перспективной части общества, на которую самой историей возложена миссия преобразования устаревшего социального устройства. Идея эта должна быть не только направляющей, но и примиряющей.

Религия в качестве таковой не подходит, поскольку объединяет граждан случайным образом в силу исторических традиций, сложившихся в той или иной семье, в той или иной местности. Именно поэтому атеистическое, мусульманское, иудейское и другое общественно-активное российское население будет способствовать не укреплению, а развалу срастающейся с РПЦ государственности. Однако идея, примиряющая и объединяющая наиболее деятельную и перспективную часть общества, на самом деле существует. Более того, она в свое время была представлена В.В. Путину и даже была одобрена им. Но, вероятно, при вступлении в высшую должность возникли более насущные и важные государственные проблемы, нежели идеологическая консолидация общества, а сама идея подзабылась.

Напомним: в 60-х годах XIX века русский писатель нижегородец П.Д. Боборыкин впервые ввел в обиход понятие «интеллигент», потребовавшееся для обозначения новой социальной группы людей. В течение всего лишь полутора столетий это новое общественное образование крайне динамично развивалось и сегодня прибрало к своим рукам практически все(!) бразды социального правления. В политике, экономике, культуре, науке, всех силовых структурах за каждым напыщенным и позолоченным фанфароном всегда имеются два-три человека, которые обеспечивают реальное управление. Практически повсеместно эти люди являются представителями интеллигенции – политической, технической, экономической, военной и т.д.

Несмотря на лидирующее положение и высокую общественную активность, интеллигенция до сих пор не имеет общих целей и задач. Она разделена по надуманным или уже отжившим социальным признакам и фактически занимается самоуничтожением.

Наиболее наглядно этот процесс можно проследить на истории России в ХХ веке. В основу деятельности как революционной, так и контрреволюционной интеллигенции был положен ошибочный философский постулат, который утверждал, что интеллигенция никогда не была и никогда не сможет стать отдельным классом, что она не способна к самостоятельной политике, а ее деятельность определяется интересами тех классов, которым она служит. Ей была уготована убогая роль межклассовой прослойки.

Результатом стала более чем столетняя гражданская война в России, которая и сегодня идет между лучшими представителями интеллигенции, не сумевшими понять своего исторического единства. Вместо того чтобы совместными усилиями возводить невиданное доселе общественное здание, российские интеллигенты с завидным упорством и постоянством пускают кровь себе и своему народу, корежат национальный менталитет, насилуют общество и разрушают собственное государство.

Но беды интеллигенции никоим образом нельзя назвать уникальными. Совершим небольшой исторический экскурс. Типичное философское определение классов гласит, что в «каждом классовом обществе наряду с основными классами существуют и неосновные». Действительно, кроме основных классов в рабовладельческом обществе наличествовали свободные граждане, не имевшие рабов, но и сами не ставшие рабами. Эта межклассовая прослойка не только скандировала «хлеба и зрелищ!», но и формировала основной костяк армий, завоевывавших рабовладельческим государствам славу и богатства. Так же как и нынешняя интеллигенция, она пополнялась не только естественным путем, но и за счет разорившихся рабовладельцев или освобожденных рабов – т.е. рекрутировалась из всех основных классов. В феодальном обществе существовала аналогичная буржуазная прослойка, состоящая из свободных горожан и ремесленников. Своим трудом она обеспечивала развитие промышленности, рост производительности труда, открытие и освоение новых земель и т.д. Пополнение этой группы населения также шло из различных классов.

Намного более интересна эволюция этих межклассовых прослоек. В литературных произведениях времен младенчества буржуазии она предстает перед нами как мыслящая, активная часть населения, не имеющая определенной общественной роли и осмысленных политических взглядов, целиком и полностью зависящая от прихотей правящего класса феодалов.

Чем не современна сама интеллигенция?

Несмотря на то, что ранняя буржуазия была наиболее деятельной и прогрессивной частью общества, она не могла влиять на политику, поскольку не имела доступа к основной феодальной ценности – земле, определяющей социальную и политическую значимость владельца. Буржуазии пришлось вначале создать свою систему общественных ценностей – частную собственность на средства производства, которая и обеспечила ей экономическую победу. Но лишь осознав себя не только передовой частью общества, но и классом(!), буржуазия сумела, в конечном итоге, добиться политического господства и реорганизации общественного устройства в соответствии со своими интересами.

Информации о подробностях преобразования рабовладения в феодализм за давностью лет осталось несравненно меньше. Однако сведения о том, что первоначально земельные наделы распределялись между воинами или дружинниками, хорошо известны из европейской и российской истории. Вооруженные ратники рабовладельческого строя, мечами добывающие себе славу и богатства, оканчивали свою жизнь достопочтенными феодалами, обремененными наделами и вотчинами.

Итак, деятельная, передовая и наиболее образованная межклассовая прослойка предыдущей общественной формации, используя свои колоссальные инициативу и работоспособность, создавая свою собственную систему ценностей и захватывая власть, в конце концов, образует господствующий класс следующей формации.

Современная интеллигенция также представляет собой наиболее активную, наиболее деятельную и профессиональную часть общества. Более того, она является определяющим фактором его развития. Доказательств тому великое множество. Так, достаточно было появиться моде на народных интеллигентов, и за какие-то тридцать лет Советская Россия из безграмотной аграрной страны превратилась в государство с передовой наукой и техникой. Послевоенная Япония в результате усиленного развития собственной интеллигенции за те же 30 лет сумела пройти путь от побежденной и разоренной страны до одной из наиболее могущественных держав планеты. Оказывается, достаточно лишь одного более-менее культивируемого поколения интеллигентов, чтобы страна получила колоссальный толчок в своем развитии!

Занимая сегодня главенствующее место в системе производства материальных и духовных ценностей, интеллигенция практически не допускается к их распределению. Подобное положение вещей все больше сковывает социальный прогресс, поскольку не дает простора развитию ее творческих сил. Пока еще интеллигенция не осознала своей классовой и исторической роли, запуталась в собственных теоретических изысканиях. На историческую арену сегодня она выходит не единым монолитным строем, а разобщено и воровато, и некоторые ее политические достижения – лишь результат усилий отважных одиночек... но вернемся к истории.

Отлученные от рабов воины рабовладельческого строя установили свою особую ценность – землю. В конечном итоге, именно она стала экономической основой новой общественной формации. В свою очередь, лишенная земли нарождающаяся буржуазия в обеспечение своей политической победы создала другую экономическую основу – частную собственность на средства производства. Сегодняшний день знаменателен тем, что мы присутствуем при повсеместном фактическом и юридическом утверждении нового типа собственности – интеллектуальной. Этот вид собственности практически целиком принадлежит интеллигенции, поскольку только она умеет им пользоваться, только она его производит и эксплуатирует. Интеллектуальная собственность на наших глазах становится главным орудием производства, более значимым, чем обычные средства производства. Даже армия сегодня начинает отказываться от доктрины «войны моторов», все более переориентируясь на «войну интеллектуальную».

Новый вид собственности не укладывается в «прокрустово ложе» капиталистических отношений:

во-первых, потому, что ее практически невозможно сделать частной в полном смысле этого слова – она, как песок сквозь пальцы, исчезает из рук владельца при помощи быстро развивающихся средств коммуникации. Кроме того, она катастрофически быстро стареет.

во-вторых, этой собственностью в полной мере может воспользоваться только представитель определенной социальной группы – интеллигент.

в-третьих, в отличие от обычных видов собственности интеллектуальную собственность крайне сложно измерить в денежном выражении. Мы постоянно сталкивается с парадоксом, когда низкосортный псевдодуховный товар безумно дорог, в то время как наиболее ценная с точки зрения интеллигента духовная пища, способствующая прогрессу личности и общества, стоит сущие гроши.

Капитализм пытается, и заметим, пока достаточно успешно, обуздать этот новый вид собственников и собственности с помощью средств психологического воздействия, подкупа, законодательных реформ и полицейских мер. Но это лишь временные победы. Война в Югославии наглядно показала, что небольшая горстка неприрученных интеллигентов способна парализовать огромную военную машину. Представляете, какой эффект можно получить, если воплотить в жизнь лозунг: «Интеллигенция всех стран, поднимайся!»

Налицо системный кризис частной собственности на средства производства, когда ее контроль и учет уже являются прерогативой интеллектуальной собственности, в результате чего фактическое уничтожение частной собственности – вопрос не столько времени, сколько согласованности действий интеллигенции. Непредсказуемые эволюции основных мерил частной собственности – курса доллара и стоимости нефти – дополнительное подтверждение интуитивного ощущения зыбкости старой системы экономических ценностей.

Наблюдаемое ныне увеличение численности интеллигенции, рост ее социально-экономического влияния, резкое усиление позиций интеллектуальной собственности и политическое поражение социализма в Советском Союзе и Европе говорят в пользу того, что, не пролетариат, но интеллигенция будет «могильщиком» буржуазных общественно-политических отношений. Старина Ротшильд и Аристотель Онасис даже не догадывались, насколько были правы, утверждая мысли Александра Македонского: «Кто владеет информацией, тот владеет миром!».

Уже сегодня технические возможности интеллектуальной собственности позволяют повсеместно уничтожить капитализм без всяких революций практически мгновенно. На обломках буржуазного общества должен был появиться не социализм с его диктатурой пролетариата и властвующих кухарок, а некая другая общественно-экономическая формация. Условно назовем ее «инизмом».

Прежде всего, размежуем инизм и технократическое общество. Для этого сделаем небольшое отступление и уточним, что заключает в себе понятие «подлинный интеллигент». Прежде всего, интеллигент – это человек, который обладает определенным уровнем знаний и умением ими пользоваться. Это качество обычно называют интеллектуальностью, а людей, им обладающих – интеллектуалами. Вторым обязательным слагаемым интеллигента является собственно интеллигентность, которая включает в себя высокую нравственность, служение отчизне, совесть, честь и прочие качества, иначе именуемые человечностью или благородством. Общеизвестно, например, образное определение Ф. М. Достоевского, согласно которому интеллигент – это человек, которому близки все боли мира.

Итак, понятие «подлинный интеллигент» представляет собой совокупность количества – интеллектуальности – и качества – интеллигентности. Для «чистых» интеллектуалов, метко именуемых «образованцами», первоочередным является собственное благо. Благо других, при этом возникающее – лишь побочный, абсолютно случайный продукт. Материальные потребности интеллектуалов, в отличие от интеллигентов, поистине безграничны. Такие дорвавшиеся до власти «образованцы» и формируют технократию. Последнюю нельзя считать новой общественной формацией – это лишь одна из форм капитализма. Ей присущи тотальная частная собственность, интеллектуальный и силовой диктат, целенаправленное взращивание неумеренных материальных запросов, сознательное оболванивание населения, не принадлежащего к интеллектуальной элите. Технократия – это всемирные экологические катастрофы, бездарное расходование планетарных ресурсов, нравственная и физическая гибель огромного количества людей. Именно технократия породила идею создания «золотого миллиарда», для которого остальные жители планеты – лишь средство повышения собственного благосостояния, низведенное до уровня рабочих скотов с программируемыми примитивными запросами. Но человечество никогда не смириться с существованием «золотого миллиарда» в одной или нескольких отдельно взятых странах. Поэтому правление технократов кроме экологических катастроф несет планете неизбежные военные конфликты.

В отличие от технократии инизм основывается не на частной, а на интеллектуальной собственности. Он устанавливает приоритет духовных, а не материальных ценностей, как это было в предыдущих формациях. Поскольку духовные ценности общедоступны, то степень их присвоения определяется исключительно личными качествами отдельного индивида – настойчивостью, направленностью, усидчивостью и т.п. В инизме каждый сможет унести столько общественной собственности, сколько сумеет осилить. Тут-то и возникает реальная возможность для воплощения в жизнь известного лозунга: «от каждого – по способности, каждому – по потребности», который заведомо бессмыслен при дележе материальных благ. Только инизм способен остановить разрушительную лавину безудержно растущих материальных потребностей, переведя ее в духовное русло. Далее: если буржуазия еще носит следы кастовости, и попасть в этот класс крайне трудно при наличии самых выдающихся личностных качеств, то интеллигенция полностью открыта для любого претендента. В конечном итоге, в результате грядущей тотальной автоматизации производства и неизбежной модернизации системы образования останется однородное общество – общество интеллигентов.

Примерным аналогом инизма можно назвать общественную организацию Швеции. Не случайно социологи и философы постоянно путаются, относя ее то к капиталистическим, то к социалистическим государствам. Ведь именно в Швеции так ценятся и культивируются подлинно интеллигентные качества, такие как добрососедство, умеренность в материальных притязаниях, высокая образованность – шведы практически всю жизнь учатся на бесчисленных курсах, семинарах и т.п.

Но инизм наиболее близок именно к российскому менталитету. Нигде в мире не встречается столь яростного – до самопожертвования – служения Отчизне, такого отчаянного стремления к знаниям и к осмысленности своего бытия, такой духовной жажды, как нет и столь трепетного отношения интеллигенции к своему народу. Нормальному российскому человеку всегда претило наступать на горло ближнему своему ради материальных благ, но духовные ценности он часто и охотно оплачивал реками собственной крови.

Пытаться возрождать в России капиталистические отношения – дело заведомо проигрышное. У нас для этого нет ни времени, ни экономических предпосылок, ни соответствующей социально-политической базы. Поэтому в капиталистической гонке Россия всегда будет в положении аутсайдера. Единственное, что может спасти нашу государственность – ориентация ее на принципиально новое общественное устройство, условно названное «инизмом». В его рамках решение других насущных социальных задач – экономической, политической, демографической и военной – достаточно очевидно.
----------------------

НАШЕ ДОСЬЕ

Андрей Головинский, уроженец Усть-Каменогорска (Восточный Казахстан).

В 1982 году с отличием окончил Горьковский государственный университет им. Лобачевского по специальности «физика металлов». Работал инженером кафедры физического материаловедения, затем был зачислен в аспирантуру Горьковского государственного университета. Итогом его работы в аспирантуре стало более десятка изобретений, подтвержденных соответствующими свидетельствами, и несколько десятков научных публикаций и кандидатская диссертация на тему «диагностика теплозащиты космических кораблей».

В 1989 году организовал самостоятельную лабораторию контроля надежности металлоконструкций и оборудования.

В 2001-м основал предприятие «Защита металлов», которое по сей день выполняет работы по антикоррозионной защите строительных конструкций и оборудования в промышленных масштабах.

Интерес к философии он проявил еще со времен подготовки к экзаменам по кандидатскому минимуму, что привело его в Нижегородский философский клуб «УНИВЕРСУМ», действующий вот уже более 40 лет под руководством профессора Зеленова Льва Александровича. В результате многочисленных споров и обсуждений, называемых «мозговым штурмом», в клубе родилось множество практически полезных идей, которые впоследствии были опубликованы, а некоторые даже и реализованы.

За время пребывания в клубе Андрей Головинский стал автором многогих публикаций, среди которых наиболее серьезным представляется брошюра «Смысл жизни?.. Это так просто», в которой он излагает о новом взгляде на осмысление человеческого бытия. А также и статья «Потерянная формация», опубликованная в 1999 году в сборнике Нижегородского философского клуба «Интеллигенция в XXI веке», ставшая основой для данного материала, впервые предлагаемого нами широкому кругу читателей. Кстати, надо отметить, что в том же году по инициативе Нижегородской администрации данный материал был представлен тогдашнему Премьер-министру России В.В. Путину. Он не только согласился и одобрил поставленные вопросы в этом материале, но даже и указал Министерству культуры и массовых коммуникаций РФ провести его публичное обсуждение и оценить, насколько прав автор в своих суждениях о судьбе соврменной российской интеллигенции. «Но, – как сетует нам автор, – вполне очевидно, что последовавшее вскоре назначение М. Швыдкого естественным образом похоронило интерес к проблеме интеллигенции», однако мы надеемся, что сегодняшняя попытка автора вместе с нащей редакцией станет более успешной и привлечет к себе особое внимание со стороны все еще не до конца «потерянной интеллигенции» современной России.

http://www.senator.senat.org/Intelligence.html

 


 

 

 

 

 

КУЛЬТ НАШЕЙ ЛИЧНОСТИ

Алексей Елисеев

МАРКСИСТ ИЛИ НАРОДНИК?

Формулировка "культ личности" хорошо известна еще с 1950-х годов. Ее давно и прочно связывают прежде всего с именем И. В. Сталина. А между тем, есть здесь и более глубокий смысл. На XX съезде КПСС "разоблачили" не только, и не столько Сталина, сколько личность и ее руководящую роль в истории. Показательно, что постановление съезда вообще не содержало имени Сталина, как и название знаменитого хрущевского доклада — "О культе личности и его последствиях".

В своем докладе Хрущев подчеркивал, что культ личности есть зло само по себе, и причиной его является отход от марксизма. Персек ЦК прямо апеллировал именно к Марксу, приводя в пример письмо "классика" к малоизвестному немецкому публицисту В. Блосу. В нем Маркс пишет о своем отрицательном отношении к "культу личности". А на упоминавшемся уже заседании президиума ЦК от 1 марта 1956 года этот великий разоблачитель (и бывший троцкист) дал Сталину следующую характеристику: "Преданный делу социализма, но всё — варварскими способами. Он партию уничтожил. Не марксист он. Всё святое стёр, что есть в человеке".

Надо сказать, что в данном случае Хрущев был во многом прав. Убежденный сторонник национально-государственного социализма, Сталин ни в коем случае не был марксистом, хотя, может быть, и считал себя таковым (что сейчас очень трудно установить). А его отношение к личности было скорее народническим. Именно народники, эти русские социалисты XIX века, акцентировали внимание на роли великой личности. Они противопоставляли активность героя той инерции, которая присуща народным массам. (В то же время, как считали социалисты первой волны, нужно действовать именно в интересах этих масс, отсюда и "народники".) П. Лавров, один из лидеров народничества, писал: "...Прогресс человечества... лежит исключительно на критически мыслящих личностях: без них он, безусловно, невозможен; без их стремления распространить его он крайне непрочен".

Народники были во многом правы. Историю движут прежде всего выдающиеся личности, которые вышли за рамки обыденности. И это в корне противоречит марксизму с его культом масс и классов.

Вообще, многие исследователи, в частности С. Кара-Мурза, обращали внимание на то, что большевизм был ближе к народничеству, чем к марксизму. И социалистическая революция в России произошла "вопреки Марксу" — большевики не стали ждать, пока капитализм себя окончательно исчерпает. Они сокрушили его волевым напором. Выдающиеся личности преодолели давление "объективных обстоятельств".

Сталин не ревизовал в открытую положения Маркса и Энгельса, но вкладывал в них свой смысл. Его главный вклад был сделан именно в практику. А на практике Сталин соединил русский социализм с вождизмом, чего ему и не простили упертые марксисты-догматики. Вождь взял на вооружение технологии традиционного, докапиталистического строя, при котором множество как бы персонифицировалось в личности Монарха. А сама монархическая власть при этом оберегала личность от посягательства могущественных структур.

ЛИЧНОСТЬ И СТРУКТУРА

Тут надо бы немного порассуждать о структурности. Сама по себе структура — организация, корпорация и т. п. — есть нечто абстрактное. Конкретны люди, которые, собственно, и объединяются в структуры. Но чем больше становится структура, тем более она начинает довлеть над личностью, превращаясь во что-то отдельное. Исследователи даже заметили, что сложные структуры тоталитарного типа начинают вести себя как личности.

Соответственно создается крайне эффективная, двухуровневая модель угнетения. С одной стороны, руководители сложных структур (монополисты, олигархи, бюрократы, функционеры) угнетают подчиненное им большинство (рабочих, служащих, партийцев). А с другой стороны, сами угнетатели попадают под власть гигантских структур, которые приобретают некую самодостаточность. А на выходе получается та самая всемогущая Система, которую проклинают левые и правые нонкомформисты. И она гораздо страшнее, чем кажется иным борцам "с тиранией и угнетением".

В рамках Системы угнетение не просто существует, оно становится тотальным и направленным против самих угнетателей. Вот почему бессмысленно ломать одни структуры с тем, чтобы заменить их на другие. Произойдет возрождение прежнего порядка, но только уже в более чудовищных формах. Новые, "молодые", структуры будут еще более живучими, чем прежние.

Ярчайший пример — революция 1917 года, которая на место старого бюрократического аппарата поставила новый, еще более могущественный. И новые структуры стали необычайно цепкими. Поразительно, но они просто-напросто перестраивали мышление пассионарных личностей, которые попадали в сферу их притяжения. Так, неистовый "железный Феликс" — Дзержинский — на посту председателя Всесоюзного совета народного хозяйства совершенно потерял весь свой "чекизм" и стал выступать категорически против излишне жесткого отношения к хозяйственным преступлениям. Или вот еще пример. Серго Орджоникидзе, будучи председателем партийной контрольной комиссии, активно "наезжал" на разные ведомства. Но как только он стал наркомом тяжелой промышленности, как тут же стал выступать категорически против любого вмешательства в деятельность своей "вотчины".

А партийное руководство на местах почти моментально провело самую настоящую феодализацию, присвоив себе огромную власть. И каждый местный князек выставлял себя как великого вождя.

«МАЛЕНЬКИЙ ЧЕЛОВЕК» ПРОТИВ СИСТЕМЫ

Вот против этого диктата структур и выступил Сталин, который поставил этому множеству структур всевластие личности. Собственно говоря, пресловутые репрессии и возникли из столкновения Сталина с разнообразными структурами.

При всем при том Сталин выдвинул, наравне со своим культом личности, культ "маленького человека", поднявшегося против олигархической Системы — и тем самым переставшего быть человеком маленьким.

В этом плане очень показательна судьба П. Николаенко, которая открыто выступила против клановых, политиканских "игр" в окружении второго секретаря ЦК Компартии Украины П. Постышева. Сталин приводил ее в пример на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП (б) 1937 года: "А ведь кто такая Николаенко ? Она, конечно, не член ЦК, она не нарком, она не секретарь Киевской областной организации, она даже не секретарь какой-либо ячейки, она просто рядовой член партии. Как видите, простые люди оказываются иногда куда ближе к истине, чем некоторые высокие учреждения".

Особого разговора заслуживает стахановское движение, которое переводило культ маленького человека из политической плоскости в плоскость экономическую. Рабочий ("маленький человек") здесь выступал уже как воин, герой, преодолевающий сопротивление материи и дающий воистину чудесные результаты, резко выделяющиеся на общем ("обыденном") фоне. Вообще, Сталин немало поработал над созданием т. н. "трудовой знати". Историк В. З. Рогозин, симпатизирующий Троцкому, пишет: "Сами словосочетания "знатный комбайнер", "знатный строитель", "знатный сталевар" и т. п. наталкивали на воспоминания о "знати" феодальный времен". Он же приводит в подтверждение этой мысли слова русского философа и Г. Федорова, писавшего в эмиграции: "Слово "знатные люди" само по себе уже целая сословная программа".

Итак, сталинский социализм предполагал восстание под руководством Вождя, "маленькой" личности, преодолевшей свою обыденность. И это опровергает представление о Сталине, как о чистом прагматике и трусливом оппортунисте. В центре сталинизма лежит героическая идея преодоления.

СТРАХ ПЕРЕД ВОЛЕЙ

Понятно, что тут Сталин воспроизводил технологии, которые использовались русскими средневековыми монархами, которые пытались опереться на большинство "мизинных" людей — против обнаглевшего большинства боярской олигархии (тогдашних структурщиков). Сразу же вспоминается Иван Грозный, который метал стрелы в бояр, но взывал к посадскому люду.

Но вернемся к формулировке "культ личности". Совершенно очевидно, что ее использовали для оправдания т. н. "коллегиального руководства", которое соответствовало "ленинским нормам партийной жизни". А под коллегиальностью критики Сталина понимали всевластие различных структур, управляемых олигархическими кланами. Именно эти кланы и поддержали Хрущева, когда он крушил жесткую модель сталинского единоличного. И они же отправили в отставку самого Хрущева, когда он попытался раздуть свой собственный "культ личности" — смешной, нелепый, но все равно страшный для системной олигархии. Тогда же было вытащено на свет словечко "волюнтаризм" (от латин. voluntarius — "волевой"). Вот чего как огня боялась олигархия — политической воли вождя. Боялась в любом исполнении — даже в хрущевском.

Ну а дальше наступила эпоха безликой серости, в которой стремительно гасла огненная советская пассионарность. Свой закат красная империя встретила в условиях вялой, но постоянной борьбы различных ведомств (структур), которая происходила на фоне стремительного накопления теневых капиталов (в подполье возникали прообразы грядущих капиталистических структур). И не было личности, которая могла бы подняться над структурами. Поэтому-то страну и растащили на разные части. И это было закономерным следствием XX съезда, который разоблачил не просто культ личности. Не только личности Сталина, но и нашей с вами личности.

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/840/82.html

 



Очередная антисталинская глупость


Богатырёв Александр


Что-то очень мало людей прочитали и восприняли гениальнейший труд С.Г. Кара-Мурзы «Манипуляция сознанием». А ведь «владея темой», весьма легко, на основе книги, отсеять самые элементарные манипулятивные проекты вражьей пропаганды.


Вот и сейчас нам усиленно толкают «теорию» о «допинговом» характере развития экономики при Сталине. Чушь полнейшая, если приглядеться непредвзято, но проталкивается «маститыми» учёными (так и тянется рука поставить кавычки на последнее слово, и не зря!). Какова её основная идея?

Основная идея состоит в том, что в области организации экономики, в области управления страной и той же самой экономикой «ничего особенного не было», а была разная чепуха, что ныне совершенно не воспроизводима «без повторения ужасов сталинизма». Что развивалась страна быстро не потому, что что-то выдающееся в тех областях было придумано и осуществлено, а так… «стреляли, над народом издевались, гнали его и едва не загнали». Если смотреть по показателям роста экономики и исходить из западных «научных» теорий экономики, то да, выходит, что нашему народу какой-то «допинг» влепили. У сторонников этой теории даже ответ на вопрос, что это за допинг имеется – репрессии «По-Солженицыну». Но уже здесь начинаются неувязки. Давно доказано, множеством авторов, (от Земскова, с его научными выкладками на основании вполне конкретных исторических документов (см. хотя бы его публикации в СОЦИС начала 90-х, до П.Краснова, с его жёстким логическим обоснованием (статья «Здравые рассуждения о массовых репрессиях», что Солженицын тысячекратно оправдал свою фамилию. Тех «репрессий», о которых пишет Солженицын, не было. Была чистка элиты. Была борьба с бандитизмом (вполне нормальная борьба – сегодня уровень того же бандитизма многократно выше, чем тогда, а не борются!). Основное количество людей 30-х годов о тех самых репрессиях, даже и не подозревало. А кто это, то самое «основное количество людей»?

Работяги. Как сельские, так и городские (не путать работяг с кулаками и прочими бандитами!). Их репрессии совершенно не коснулись, а это 95% населения страны. Вывод: отпадает версия с этим «репрессивным» «допингом». Далее, по шкале «допингов» идёт энтузиазм. Но…

В 28 году экономика и люди, трудящиеся в той самой экономике выглядели, как человек, изо всех сил бегущий вперёд, а нужно раз в десять быстрее. Сельское хозяйство не могло произвести больше, чем оно производило, а промышленность не могла произвести те же тракторы для повышения производительности труда на селе. Не могла, так как не хватало денег на индустриализацию, грамотных и вообще кадров для заводов. Да и заводов многих вообще не было.

Что такое «Чёрный тупик» вам известно?Цитирую Краснова (т.к. у него коротко – полностью см. www.rusproject.org статья «Построить невозможное»).«…крестьяне по-прежнему производят хлеб только для себя, чтобы съесть самим и чуть-чуть продать, если получится.

Эта ситуация получила название «Черного Тупика», ее суть в том, что если сыновья из крестьянской семьи уйдут в рабочие, то с голоду умрут и рабочие, не успевшие ничего построить, и сама крестьянская семья без рабочих рук кормильцев. Работников можно с успехом заменить техникой – трактором, механической жаткой или сеялкой, но все это надо произвести на заводе, которого нет, силами рабочих, которых нет - круг замыкается. Эту задачу не смог решить царизм, что по большому счету, стало одной из важнейших причин Октябрьской Революции».

Но уже в 35 году ситуация выглядела совершенно по-другому. Как будто тот самый человек пересел на автомобиль и рванул вперёд. Естественно, что человек, бегущий изо всех сил совершенно не способен выдать то, что выдаст автомобиль. Скорость развития экономики превосходила западную в десятки раз! Никто ещё это не повторил. И уже вряд ли повторит. Можно ли было выдать такое только за счёт энтузиазма? Или, например, за счёт жёсткого принуждения? Никогда!

Доказательство нужно? Смотри западную экономику. Там люди «пашут» ТАК (всегда ТАК!) что сталинскому рабочему и не снилось, а рост экономики мизерный. Но этот маленький факт только косвенное доказательство никчёмности «допинговой» теории. Главное доказательство в том, что было реально сделано для выхода из «Чёрного Тупика» и как это выглядело на фоне аналогичных ситуаций, но в капиталистических странах.

Вот что имел Сталин в самом начале. Почти полное отсутствие современной промышленности. То, что было, принципиально не могло обеспечить страну необходимой промышленной продукцией и в нужных количествах.


Почти всё население неграмотно, а для современной промышленности нужно не просто грамотное население, а большое количество инженеров, т.е. людей с высшим образованием. Отсюда сразу две цели, которые необходимо было достичь в кратчайшие сроки.

Во-первых, построить промышленность. Во-вторых, решить проблему поголовной грамотности и в кратчайшие сроки.

По первой проблеме.Ставка на «революционный энтузиазм» ещё в двадцатые годы показала свою полную никчёмность. Всё элементарно! Нет средств – нет и промышленности. Никаким энтузиазмом отсутствие средств на постройку предприятий это не решается. На всём своём шибко не разгуляешься. Люди, напоминаю, итак работали на пределе своих человеческих возможностей.

Отсюда следствие – надо добыть эти средства. Где?«За бугром» не дают – надежда на них была, и привлекались инвесторы, но… см. историю – полный швах! Капиталисты принципиально не хотели помогать своим же кровным врагам.Остаются только внутренние резервы. Какие? Только товарное зерно. Но…Если поступить так, как поступило при этом царское правительство (изымало зерно через налоги вплоть до «голодного минимума») грянет такая гражданская война, что предыдущая просто милым междусобойчиком покажется. В той, реальной первой гражданской войне крестьянство массово поддержало Советскую власть только потому, что она давала ГАРАНТИЮ на невозврат прежних порядков. Отсюда следствие – необходимо было сделать ставку на, как ныне выражаются, «прорывные технологии». Какие именно в то время были прорывные технологии? Элементарно!


Механизация сельского хозяйства, позволяла резко повысить производительность труда и высвободить огромное количество рабочих рук. Но – см. «Чёрный Тупик».

Вывод: остаётся только технология организационная – коллективизация. Давно известно, что индивидуальное, кустарное производство по своей эффективности ни в какое сравнение не идёт с производством промышленным, с производством где используются все преимущества разделения труда и поточного производства.Это и была та самая лазейка, которую НАДО БЫЛО использовать.Ведь уже на том уровне технологий обработки земли, коллективизация давала хоть и небольшой, но существенный, по сравнению с предыдущим состоянием прирост производительности труда. Этот самый прирост и был использован для получения дополнительного количества зерна, которое было продано всё тем же капиталистам на Западе. За деньги, полученные от этой продажи, были куплены ЗАВОДЫ и сельхозтехника, а не как сейчас делают наши «высокоэффективные собственники» (и как бы сделали, естественно, любые капиталисты всех времён и народов), яхты, футбольные клубы, дворцы и прочая дребедень.

При коллективизации высвободились рабочие руки на селе(более эффективное хозяйство, по сравнению с единоличным «фермерским», которое было до коллективизации). Эти рабочие руки тут же были востребованы на строящихся заводах в городах. Тех, что закупили за рубежом.

На тех самых купленных заводах, в первую очередь были произведены ТРАКТОРЫ и прочая сельскохозяйственная техника, которая уже в конце тридцатых дала такой рост производства зерна, который никому и ныне в самых радужных снах не приснится.(опускаю вопрос, что за счёт двойного назначения многих производств была решена и оборонная задача, но, она хотя и очень важная, но сейчас к теме не относится). Но ведь и это не всё!За счёт организации использования техники через МТС, была достигнута максимальная эффективность её эксплуатации. На механизацию сельского труда понадобилось в десятки раз меньше техники, чем на аналогичную, но на фермерском Западе. Кроме того, там это и не пошло такими темпами как у нас, так как было большинству фермеров попросту недоступно – слишком дорого.

Потянуть могли механизацию только крупные хозяйства, а у СССР к тому времени, когда на село массово пошла техника, уже 2/3 хозяйств были коллективными и, что естественно, крупными. Да ещё всё делалось через государство – главный и богатейший собственник.

Господа капиталисты тогда с завистью и изумлением взирали на наши решения проблем механизации сельского хозяйства и кусали локти: хочется, да «рынок» такие вещи не позволяет. Такое можно было сделать только при централизованной экономике.Как решалась проблема с квалифицированными кадрами для промышленности?Как уже говорилось, нужно было обучить грамоте совершенно неграмотное население, чтобы оно впоследствии могло стать у станка и у каждого токаря и слесаря не нужно было бы ставить по инженеру, который бы тыкал читая инструкции, что тому или иному рабочему нужно делать. Сами прочитали, поняли и сделали.

Но такое возможно было только через тотальную ликвидацию безграмотности. А потянуть такое могла, естественно, только массовая бесплатная школа. Но ведь и просто грамотности недостаточно! Нужны инженеры! А для этого нужно специфическое мышление, которое должно воспитываться начиная со школы и кончая ВУЗом. Кроме того, таланты и гениальности, рассыпаны по всему социуму равномерно(давно доказано, если кто ещё не знает!). гений и тупица с одинаковой вероятностью могут родиться в семье академика и дворника. А раз необходимо прямо сейчас очень много талантливых и гениальных инженеров и управленцев, то вывод напрашивается сам собой – надо давать университетское по характеру образование всем! А как это сделать?Только через специфическое построение всей системы образования.


Система образования была построена так, что специально культивировала научные знания, научный стиль мышления, творческий подход, и что тут особо важно, выбирала и толкала наверх талантливейших. Ведь мало воспитать и обучить таланты и гении, надо их быстро поставить туда, где они принесут максимум пользы. В короткие сроки, эти самые талантливейшие заняли руководящие должности на производстве. Ещё один огромный плюс к производительности труда и темпам роста экономики!

Что, породила такая политика? Массовый энтузиазм.Причём не тот, что «давай-давай, побольше мослами помахаем, и больше наработаем!».Нет!


Он, прежде всего, стимулировал творческий подход - массовое научно-техническое и организационное творчество. Движение, охватившее все слои общества. Сами посудите, можно ли было без этих творческих подходов выдать за смену одному человеку десятки и сотни норм?Да никогда в жизни! А ведь было - выдавали. Один Стаханов сколько выдал и сколько тогда этих «стахановцев» было? Вся страна! И заметьте, этот энтузиазм подогревался не пустыми лозунгами, как в семидесятые и восьмидесятые, а реальным материальным и моральным стимулированием людей. Реальным продвижением талантливейших вверх по иерархической лестнице управления производством, быстрым внедрением всех рацпредложений, что шли снизу, от народа.


Энтузиазм порождала система, а не пустобрёхство агитаторов-пропагандистов. То есть страна вылезла не за счёт какого-то мифического «допинга», а за счёт вполне конкретных ОРГАНИЗАЦИОННЫХ МЕР. За счёт грамотного построения экономики, которая высвобождала именно творческую энергию масс. За счёт массированного применения, передовых и суперновейших технологий того времени во всех областях жизни - от науки и техники до управления народным хозяйством. Тех технологий, которые в том числе в массе своей выдвигали вчерашние «сирые да убогие», но сейчас получившие, повторю, университетское по характеру массовое образование, да ещё и простимулированные конкретными мерами организационного, материального и пропагандистского характера.

Но главным была, (ещё раз повторяю!), специфическая организация экономики.А она была, как раз, и нацелена на всё то, что только что было перечислено. Теория «допинга» предполагает, что после нечеловеческих рывков, необходимы затяжные эпохи «отдыха». Но кому, прежде всего в обществе потребен тот самый «отдых»?


Старикам, надо «отдыхать»!А кто продвигался наверх в сталинские времена? Молодёжь. Попробуй сам объяснить кипящему энергией, переполненному планами молодому человеку, что ему «надо отдохнуть». Что получится? Он вас просто не поймёт.Это сейчас, заражённая, совершенно стариковской психологией, посредством телепропаганды, молодёжь стремится «отдыхать». А тогда, этого не было!Люди были в абсолютном большинстве своём нацелены на продуктивный труд.


И нацеленность эта поддерживалась постоянной ротацией элиты на предмет поиска и продвижения высокоинициативных творческих кадров. Вот он, бензин для сталинской «экономической ракеты»!Что случилось потом? А потом был Хрущёв. Который сломал сначала систему очистки элиты от проходимцев и бездарей (а к чему были все эти вопли и откровенная клевета по «культу личности» и «репрессиям»?) и отбора грамотных кадров, а потом и организацию экономики, нацеленную на инициативных людей. Снизу, начали продвигаться не таланты, а кланы. А кланам нужны были две вещи: спокойствие и личный материальный достаток. Но не развитие страны. В руководстве страны и народным хозяйством стали накапливаться не просто старики и люди со стариковской психологией, а люди с откровенно паразитическими установками.

Это не замедлило сказаться на настроениях в обществе и общем снижении темпов развития.После 1953 года ситуация выглядит в обществе совершенно иначе, нежели в 1935-м.Так как будто бы человека (то бишь экономику СССР) сначала пересадили с ракеты на гоночную автомашину, из гоночной автомашины в обычную, а затем и вовсе на велосипед… Почему так выглядит? Да элементарно!


Достаточно посмотреть как падали темпы развития экономики. Отсюда и ещё один «довод» сторонников теории «допинга». Но он совершенно ненаучный, так как использует чисто внешний признак. Но что же происходило внутри экономики? Каковы реальные причины такого падения?Если приглядеться к тому, что происходило в управлении экономикой, там очень хорошо видно, как последовательно ломается система, выстроенная Сталиным (ломается «ракета» и тот самый «гоночный автомобиль»).

Сначала, была сломана система очистки элиты (общество «пересадили с ракеты на автомобиль»).Она стремительно стала «заражаться» «стариками» (по психологии), которые были нацелены на «отдых». Затем, с перекрытием вертикальной мобильности в обществе, угас энтузиазм (в «автомобиле» иссяк бензин).Когда этот же энтузиазм стал гаситься административно («инициатива наказуема!»), настал коллапс системы (Всё! Приехали! Обочина!).Страна скатилась на уровень простого капиталистического производства. Хоть и сверхэффективного, за счёт сверхинтеграции экономики, но далеко не сталинских масштабов (хотя бы на этом «велосипеде», но мы двигались быстрее «быстробегущего» капиталистического производства).Кроме этого, что происходило в научно-технической сфере?

Созданные ещё Сталиным кадры всё ещё тянули вперёд страну сумасшедшими темпами. Они, несмотря на давление «стариков», всё равно старались действовать по-сталински – искать и продвигать таланты, продвигать в промышленность супертехнологии, – но тут настал следующий этап загнивания системы, начатый с подачи Хрущёва.Любая «стариковская» система, очень бюрократична и стремится быть максимально безопасной для функционеров. Но когда она будет максимально безопасной?

Тогда, когда будут повторяться результаты хорошо проверенные и беспроигрышные. То есть бюрократии было очень выгодно перевести управление наукой и техникой на беспроигрышное повторение чужих достижений – т.е. западных.

А это породило тот самый «обезьяний» закон, что вышел в 1967 году и силой перевёл поначалу нашу электронику с лидирующих позиций на догоняющие, а затем, пойдя вширь, стал ЗАГОНЯТЬ и остальные направления (см. по этому поводу статью «Сталин и кибернетика» на всё том же сайте www.rusproject.org).

Что это породило в обществе?Сильное недовольство и раздражение. Люди видели, что тот, кто может что-то дельное предложить, того давят. Система отвергает инициативу. В это же самое время наблюдался стихийный взрыв сталинизма среди людей. Помните, как на дорогах появились в массовом количестве машины, с портретом Сталина на ветровом стекле? Люди хотели ТОГО порядка, когда на руководящих постах были бы не тупицы и дегенераты, а люди грамотные и инициативные чтобы они активно продвигались на место этих самых тупиц и дегенератов, а тупицы и дегенераты изгонялись из элиты и руководства. Чтобы инициатива и рацпредложения снизу не давились, а подхватывались и претворялись в жизнь.


Загнившая элита, желая продлить это своё уже откровенно паразитическое «отдыхательное» состояние навсегда, использовала этот настрой для обмана народа. Мол, «вот социализм (не-не, только не гнилая элита!), виноват в том, что «мы отстаём» а вот капитализьм… там всё по другому, и так как вам хочется!». И грянула «перестройка».

Поэтому глобальный вывод:Никакого «допинга» в сталинские времена не было, а была очень грамотная экономическая и социальная политика нацеленная на «венчурные» технологии и их скорейшее внедрение (то, что крайне не хватает сейчас и, к сожалению, невозможно – «старики» «правят бал» в стране и экономике). Была социальная политика, прямо способствующая отбору инициативных, грамотных людей, способствующая поиску и скорейшему внедрению самых передовых и разнообразнейших технологий, как технического, так и организационного, социального характера. Тех технологий, которые порождали «люди с низу». А порождали они эти технологии, потому что ясно видели, что эта работа, их мозги и таланты ВОСТРЕБОВАНЫ СТРАНОЙ.


Отсюда следствие номер раз:Хрущёвско-брежневско-горбачёвской элите «мешали яйца», а не система.

Следствие номер два:Крах системы устроил не Сталин(он её создал), а Хрущёв и Горбачёв. Хрущёв начал, Горби добил.


Следствие номер три:Пока снова не будет восстановлена система массового поощрения творчества масс, энтузиазма, обеспечена система выдвижения наверх не особо подлых как сейчас, а инициативных и грамотных, мы будем отстающими и будем нищими. И конец страны уже ясно виден, с такой политикой, и с такой элитой.

Следствие номер четыре, последнее:Сталин своей деятельностью доказал то, что потом (только сейчас, в 21-м веке!) подхватили на Западе – ставка на супертехнологии –пустышка, если не подкреплена вполне конкретными социальными и орг- технологиями. Он создал то, что на Западе ныне носит гордое название «прожект-менеджмент». Но применил он эту оргтехнологию, не на уровне одного предприятия, а на уровне всей страны. И именно эта система стала той «ракетой» что вынесла нас к звёздам.Отсюда и результат.

А кто до сих пор гундит про разные там «допинги» при «сталинизме», просто малограмотный осёл!

Богатырёв Александр

 © Интернет против Телеэкрана,
http://www.contr-tv.ru/ 
E-mail: [email protected]
 


 

Кто идёт за «Клинским»?

13.01.2010

В настоящее время в России существует 296 пивоваренных заводов. Абсолютное их число принадлежит иностранному капиталу. Например, доходы от пива “Невского” уходят в Данию, пива “Холстер” - в Германию, “Миллер” - в Америку, “Старый мельник” - в Турцию, “Толстяк” - в Бельгию, “Бочкарев” - в Испанию, “Золотая Бочка” - в Южную Африку. Прибыль от пива концерна “Балтика” - уходит в Скандинавию. Следовательно, те, кто литрами поглощают пиво, поддерживают не отечественного, а иностранного производителя. При этом они даже не догадываются какие жуткие последствия ожидают их самих.

Наиболее отрезвляющую отповедь любителям пива дал учёный Владимир Жданов:

“Главная опасность пива - не только в процентах алкоголя. При варке пива, даже безалкогольного, в раствор добавляется хмель. А известно ли вам, что хмель - наркотическое растение семейства коноплевых? При варке хмеля в раствор пива, даже безалкогольного, выделяются фитоэстрогены. Многие ли знают, чем отличается мужчина от женщины? Когда я задаю этот вопрос в школе, в классе хохот. Я говорю: правильно, ха-ха-ха! Мужчина родился мальчиком, а женщина - девочкой. Но основное отличие: у мужчины в организме мужской гормон тестостерон, у женщины - женский гормон эстрадиол. Вот я мужчина, у меня мужской торс, голос, характер, наклонности, мне нравятся женщины. Это все определяется тестостероном. У слабого пола, наоборот, эстрадиол правит бал - они женственны, у них мягкий голос, характер, присутствует кокетство, желание нравиться мужчинам. И фигура соответствующая: более узкие плечи, но расширенный таз, чтобы выносить и родить ребенка.

Когда любитель пива мужского рода заливает внутрь пенное изделие, в желудке происходит простейшая химическая реакция. Фитоэстрогены превращаются в женский половой гормон эстрадиол. И он постепенно, извините за грубое слово, из мужика превращается в бабу. Тончает голос, пропадает мужество в характере, он всего боится, исчезает интерес к женщинам, а у некоторых даже возникает интерес к мужчинам. Меняется сама фигура: сжимаются плечи, растет брюхо, отрастают груди. В критические дни голова болит, иногда даже кровь идет, правда, через нос. В 17-19 лет втянулся в пиво парень - импотенция гарантирована. Больше всех в Европе от пива пострадала Чехия. Там популярна поговорка: “Любитель пива подобен арбузу. У него растет пузо, но отсыхает кончик”. Не в бровь, а в глаз!

Когда пиво употребляет дама, в ее желудке идет та же самая химическая реакция превращения фитоэстрогенов в эстрадиол. В организме нарастает ИЗБЫТОЧНАЯ концентрация женского полового гормона. И милая девушка, женщина становится агрессивной, злобной самкой. Ученые провели опыт на крысах. Взяли 10 самцов, 10 самок. Поставили им корыта с пивом и водой. Все бежали только к пиву, стали алкоголиками. Корыто уносили - они вокруг этого места собирались, как пьяницы у пивной, и ждали, когда вновь подвезут хмельной напиток. Все, как у людей! Когда же у самок начался брачный период - самцы на них ноль внимания. Озверев, самки разорвали самцов и сожрали. Вскрыли самок и обнаружили: у каждой в четыре раза увеличена матка, и вся забита слизью. Страшное дело - избыточный эстрадиол у женщины.

Вспомним рекламу, которой кормили нашу молодежь. Он, она и двухлитровая бутыль. Она пиво пьет - у нее - ого! - желание нарастает. У него же отпадает. Отсюда скандалы в семье, развод, все что угодно. Долго говорили: кто бежит за пивом? Самый умный, самый красивый, кого девки любят! Будущий ранний импотент - вот кто на самом деле бежит за пивом! И всех девчонок, девушек, женщин, которые нас сейчас читают, заклинаю: упаси вас Господь связать свою жизнь с любителем пива. Намаетесь, жизни будете не рады. А казалось бы, такая безобидная вещь - выпить пивка в жаркий летний день…”

http://www.nenovosty.ru/kto-idyot-za-klinskim.html

 


 

Школа – производство человека массы

Формирование общества, в котором главным средством господства является манипуляция сознанием, в огромной степени зависит от типа школы.
Вслед за великими буржуазными революциями произошли pеволюции в «технологии» создания общества, и пpеобpазование школы занимает сpеди них особое место.

Школа – один из самых устойчивых, консервативных общественных институтов, «генетическая матрица» культуры. В соответствии с этой матрицей воспроизводятся последующие поколения. Поэтому создание человека с новыми характеристиками, облегчающими манипуляцию его сознанием, обязательно предполагало перестройку принципиальных основ школьного образования.

Добуржуазная школа, основанная на хpистианской тpадиции, вышедшая из монастыpя и унивеpситета, ставила задачей «воспитание личности» – личности, обpащенной к Богу (шиpе – к идеалам). Для нового общества требовался манипулируемый человек массы, сформированный в мозаичной культуре. Чем отличается выросшая из богословия «университетская» школа от школы «мозаичной культуры»? Тем, что она на каждом своем уровне стремится дать целостный свод принципов бытия. Здесь видна связь университета с античной школой, которая особенно сильно выразилась в типе классической гимназии. Спор об этом типе школы, которая ориентировалась на фундаментальные дисциплины, гуманитарное знание и языки, идет давно. Нам много приходилось слышать попреков в адрес советской школы, которая была построена по типу гимназии – за то, что она дает «бесполезное в реальной жизни знание». Эти попреки – часть общемировой кампании, направленной на сокращение числа детей, воспитываемых в лоне «университетской культуры».
В действительности эти попреки – чистая демагогия. Задача школы, конечно, не в том, чтобы дать человеку навыки и информацию для решения частных практических задач, а в том, чтобы «наставить на путь». Те ученые и философы, которые заботились о жизнеспособности Запада, не уставали об этом предупреждать.

Школа не имеет более важной задачи, как обучать строгому мышлению, осторожности в суждениях и последовательности в умозаключениях — писал Ницше. Человек массы этого, как правило, не понимал, и Ницше добавил:

Значение гимназии редко видят в вещах, которым там действительно научаются и которые выносятся оттуда навсегда, а в тех, которые преподаются, но которые школьник усваивает лишь с отвращением, чтобы стряхнуть их с себя, как только это станет возможным.

Через полвека эту мысль продолжает В.Гейзенберг: >Образование – это то, что остается, когда забыли все, чему учились. Образование, если угодно, – это яркое сияние, окутывающее в нашей памяти школьные годы и озаряющее всю нашу последующую жизнь. Это не только блеск юности, естественно присущий тем временам,, но и свет, исходящий от занятия чем-то значительным.

В чем же видел Гейзенберг роль классической школы? В том, что она передает отличительную особенность античной мысли – «способность обращать всякую проблему в принципиальную», то есть стремиться к упорядочению мозаики опыта.
Гейзенберг пишет:

Кто занимается философией греков, на каждом шагу наталкивается на эту способность ставить принципиальные вопросы, и, следовательно, читая греков, он упражняется в умении владеть одним из наиболее мощных интеллектуальных орудий, выработанных западноевропейской мыслью.

Новое, буpжуазное общество нуждалось в школе для «фабpикации субъектов», котоpые должны были заполнить, как обезличенная pабочая сила, фабpики и контоpы. В этой школе Бог был заменен наукой, а в ум и даже в оpганизм ученика внедpялось новое, нужное для фабpики пpедставление о вpемени и пpостpанстве – pазделенных на маленькие, точные и контpолиpуемые кусочки.
На такие же контpолиpуемые частицы pазделялась масса самих учеников – всем укладом школы, системой оценок и пpемий, поощpяемой конкуpенцией. Школа, «фабpикующая субъектов», не давала человеку целостной системы знания, котоpая учит человека свободно и независимо мыслить. Из школы должен был выйти «добpопоpядочный гpажданин, pаботник и потpебитель». Для выполнения этих функций и подбиpался запас знаний, котоpый заpанее pаскладывал людей «по полочкам». Таким обpазом, эта школа отоpвалась от унивеpситета, суть котоpого именно в целостности системы знания. Возникла «мозаичная культуpа» (в пpотивовес «унивеpситетской»). Возник и ее носитель – «человек массы», наполненный сведениями, нужными для выполнения контpолиpуемых опеpаций. Человек самодовольный, считающий себя обpазованным, но обpазованным именно чтобы быть винтиком – «специалист».

Испанский философ Оpтега и Гассет пишет:

Специалист служит нам как яpкий, конкpетный пpимеp „нового человека“ и позволяет нам pазглядеть весь pадикализм его новизны… Его нельзя назвать обpазованным, так как он полный невежда во всем, что не входит в его специальность; он и не невежда, так как он все таки „человек науки“ и знает в совеpшенстве свой кpохотный уголок вселенной. Мы должны были бы назвать его „ученым невеждой“, и это очень сеpьезно, это значит, что во всех вопpосах, ему неизвестных, он поведет себя не как человек, незнакомый с делом, но с автоpитетом и амбицией, пpисущими знатоку и специалисту… Достаточно взглянуть, как неумно ведут себя сегодня во всех жизненных вопpосах – в политике, в искусстве, в pелигии – наши „люди науки“, а за ними вpачи, инженеpы, экономисты, учителя… Как убого и нелепо они мыслят, судят, действуют! Непpизнание автоpитетов, отказ подчиняться кому бы то ни было – типичные чеpты человека массы – достигают апогея именно у этих довольно квалифициpованных людей. Как pаз эти люди символизиpуют и в значительной степени осуществляют совpеменное господство масс, а их ваpваpство – непосpедственная пpичина демоpализации Евpопы.

Но было бы ошибкой считать, что все буржуазное общество формируется в мозаичной культуре. Господство через манипуляцию сознанием предполагает, что есть часть общества, не подверженная манипуляции или подверженная ей в малой степени. Поэтому буpжуазная школа – система сложная. Здесь для подготовки элиты, котоpая должна упpавлять массой pазделенных индивидов, была создана небольшая по масштабу школа, основанная на совеpшенно иных пpинципах. В ней давалось фундаментальное и целостное, «унивеpситетское» обpазование, воспитывались сильные, уважающие себя личности, спаянные коpпоpативным духом. Так возникла pаздвоенная, pазделенная социально школьная система, напpавляющая поток детей в два коpидоpа (то, что в коpидоp элиты попадала и некотоpая часть детей pабочих, не меняет дела). Это – «школа капиталистического общества», новое явление в цивилизации.

Ее суть, способ оpганизации, пpинципы составления учебных планов и пpогpамм хорошо изложена в книге фpанцузских социологов обpазования К.Бодло и Р.Эстабль. После первого издания в 1971 г. она выдеpжала около 20 изданий. В книге дан анализ фpанцузской школы, большая статистика и замечательные выдеpжки из школьных пpогpамм, учебников, министеpских инстpукций, высказываний педагогов и учеников. Но из этих материалов следуют общие выводы о разных подходах к образованию вообще, о том, какой тип человека «фабрикуется» при помощи той или иной образовательной технологии (речь, разумеется, идет о статистических закономерностях, а не о личностях).

Давайте pассмотpим, с самыми коpоткими комментаpиями, главные выводы фpанцузских социологов – хотя бы как пеpвое освоение их важной книги. Сpазу отметим возможное возpажение: книга написана в 1971 г., после этого в социальной системе совpеменного капитализма пpоизошли существенные изменения, изменилась и школа. Расшиpился состав и функциональная стpуктуpа пpолетаpиата, удлинилась подготовка pабочей силы. Но, по мнению самих западных преподавателей, с которыми я имел возможность побеседовать, изменения сути, смены социального и культуpного «генотипа» школы не пpоизошло (поэтому книга регулярно переиздается и считается на Западе актуальной и сегодня).

Сегодня нам особенно близки и понятны выводы французских социологов потому, что в России прилагаются большие усилия по переделке советской школы в школу по типу «школы капиталистического общества». Мы видим, какие духовные, интеллектуальные и социальные структуры приходится ломать, какие при этом возникают трудности. И поэтому сpавнение конца 60-х годов позволяет говоpить о капиталистической и советской школе как двух сложившихся системах с вполне опpеделенными пpинципиальными установками. О них, а не частных пpеимуществах или дефектах pечь.
Миф о единой школе и ступенях единой школьной пиpамиды.

Будучи продуктом Великой фpанцузской pеволюции, школа создавалась под лозунгами Свободы, Равенства и Бpатства. Якобинцы быстpо pазъяснили, что pечь шла о pавенстве юpидических пpав, а не pеальных возможностей. Но был создан и тщательно сохpанялся миф о единой школе как социальном механизме, котоpый хотя бы на вpемя выpавнивает возможности детей – а дальше пусть pешает pынок pабочей силы. В действительности отклонения от этого мифического обpаза есть не упущения и не пеpежитки пpошлого, а неустpанимая суть капиталистической школы. Читаем французских социологов:

Школа едина и непpеpывна лишь для тех, кто пpоходит ее от начала до конца: для некотоpой части населения, в основном пpоисходящей из буpжуазии и мелкобуpжуазной интеллигенции. Тpехступенчатая единая школа – это школа для буpжуазии. Для подавляющего большинства охваченного обpазованием населения школа и не является таковой.

Более того, для тех, кто «выбывает» после начальной школы (или «кpаткого» пpофобpазования), не существует единой школы: есть pазные школы без какой либо связи между ними. Нет «ступеней» (а потому непpеpывности), а есть pадикальные pазpывы непpеpывности. Нет даже вообще школ, а есть pазные сети школьного обpазования, никак не связанные между собой… Начальная школа и «кpаткое пpофобpазование» никоим обpазом не «впадают», как pека, в сpеднюю и высшую школу, а ведут на pынок pабочей силы (а также в миp безpаботицы и деквалификации). С точки зpения мифа единства и непpеpывности школы это – пpеpванный путь. Но ни в коей меpе не пpеpванный с точки зpения pынка pабочей силы…

Охваченное школой население тщательно pазделяется на две неpавные массы, котоpые напpавляются в два pазных типа обpазования: длительное, пpедназначенное для меньшинства, и коpоткое или сокpащенное – для большинства. Это pазделение школьников на два типа есть основополагающая хаpактеpистика капиталистической школьной системы: ею отмечена и истоpия фpанцузской школьной системы, и системы остальных капиталистических стpан.

Идея единой школы заключается в том, что существует общее «тело наpода», дети котоpого изначально pавны как дети одного племени. В единой школе они и воспитываются как говоpящие на языке одной культуpы. «Двойная» школа исходит из пpедставления о двойном обществе – цивилизованном (гpажданское общество или «Республика собственников») и нецивилизованном («пpолетаpии»). Между двумя частями этого общества существуют отношения не пpосто классовой вpажды, а отношения pасизма – это как бы два pазных племени. Авторы указывают на факт, пpизнание котоpого, как они пишут, «нестеpпимо для идеологов»:

Именно в начальной школе неизбежно пpоисходит pазделение. Начальная школа не только не является „объединяющим“ институтом, ее главная функция состоит в pазделении. Она пpедназначена для того, чтобы ежедневно pазделять массу школьников на две pазные и пpотивопоставленные дpуг дpугу части. На деле начальная школа не является одной и той же для всех, в чем можно убедиться, изучая, как содеpжание начального обучения осуществляет дискpиминацию.

Именно необходимостью скpыть это объясяют автоpы непонятное на пеpвый взгляд поpазительно плохое состояние школьной статистики на Западе, так что социологу пpиходится пpоделывать сложную pаботу, чтобы из стpанным обpазом смешанных данных восстановить pеальную стpуктуpу.

Далее автоpы показывают, какими способами пpоизводится pазделение массы школьников1. Пеpвый механизм социального pазделения – возpаст. 63% детей pабочих и 73% детей сельскохозяйственных pабочих (пpотив 23% детей из «хоpоших семей») на год или больше отстают от «ноpмального» возpаста для пеpехода в школу втоpой ступени. Это усугубляется тем, что сpеди детей pабочих лишь тpеть успевает на «отлично» и «хоpошо», пpотив 62% у детей буpжуа. Казалось бы, какое значение имеет в детстве pазница в один-два года, потом навеpстают. В СССР огpомная масса людей пpошла чеpез вечеpние школы и pабфаки, составила важную часть лучших кадpов. Но нет, в западной школе возpаст используется как кpитеpий для дискpиминации: pебенка отпpавляют во втоpой коpидоp школы, потому что он «слишком стаp, чтобы пpодолжать школу в своем классе» 2. Автоpы пишут:

Оpганизация школы по классам со стpогой последовательностью возpастов – истоpически недавний факт, неизвестный до pазвития капитализма. Это ничто иное как особый социальный механизм, смысл котоpого вытекает из pезультата, а не из псевдобиологических, псевдопсихологических и псевдонаучных опpавданий, котоpыми его сопpовождают. Это особенность буpжуазной школы, pазвитая специально для достижения указанного эффекта.

Эффект – pазделение детей между полной сpедней школой и пpофессиональной, не дающей сpеднего обpазования. И pазделение это поpазительно симметpично: среди детей pабочих соотношение тех, кто попадает в первый и второй «коридор», составляет 1:4,1, а среди детей буpжуа – 3,9:1. Дети «сpеднего класса» pаспpеделяются между двумя «коридорами» совеpшенно поpовну, 1:1. Важно подчеpкнуть, отмечают автоpы, что не существует никакой «тpетьей сети». То, что называется техническим училищем, на деле pазделяется на те же две части, пpинадлежащие или полной средней, или неполной профессиональной школе.
Две системы: два типа школьной пpактики.

«Два коpидоpа» школы в буpжуазном обществе – не скpытая от глаз pеальность, а очевидность. Аторы пишут:

Различия бpосаются в глаза. Деление на две сети отpажено на каждом шагу, оно видно даже в pасположении и убpанстве помещений, не говоpя уж о pаспоpядке жизни в учpеждении.

Классы «полусpедней пpактической» школы «физически отделены от остальных: они pасположены в пpистpойках, в отдельных стpоениях, в конце коpидоpа, на отдельном этаже; эти классы, их ученики и учителя в большинстве случаев подвеpгаются остpакизму со стоpоны администpации, учителей и учеников „ноpмальных“ классов. В то вpемя как „ноpмальные“ классы ведутся пpеподавателями – по одному на каждый пpедмет, здесь один воспитатель ведет целый класс и обеспечивает, как в начальной школе, пpеподавание всех пpедметов, включая гимнастику. Ученики „ноpмальных“ классов пеpеходят из кабинета в кабинет в соответствии с пpедметом, а ученики „полусредней практической“ школы сидят, как в начальной школе, в одном и том же классе… Ее ученики и учителя имеют отдельный двоpик для пеpемен и пpинимают пищу в отдельном помещении, а когда такового нет – в отдельную смену, специально оpганизованную для них 3.

И вот, на мой взгляд, важнейшее наблюдение:

Ученики этих классов не имеют книг, только тетpади. Здесь не изучают математику или литеpатуpу, а только счет, диктанты и словаpь…

Отсутствие книги, пеpвейшего инстpумента школьной pаботы, не случайно. В системе полной средней школы исповедуется настоящий культ книги: действительность здесь познается чеpез книгу, со всеми отклонениями, связанными с абстpакцией, неминуемой пpи такой пpактике. В полной средней школе ничто не считается слишком абстpактным. Напpотив, „неполная“ отвоpачивается от книги и от абстpактного мышления pади „изучения вещей“.
Уже в этом виден пеpеход от унивеpситеской культуpы к мозаичной, о котоpом мы говоpили в начале. Но еще более он проявляется в научных предметах. Французские авторы продолжают:

В то вpемя как в „полной средней“ естественные науки излагаются систематически и абстpактно, в соответствии с научной классификацией минеpального, pастительного и животного миpа, помещая каждый объект в соответствующую нишу, в сети „неполной практической“ школы естественные науки излагаются с помощью эмпиpического наблюдения за непосpедственной окpужающей сpедой. Систематизация здесь даже pассматpивается как нежелательный и опасный подход. Как сказано в инстpукции Министерства, „учитель должен стаpаться отвлечь учащихся от систематического наблюдения. Вместо статического и фpагментаpного метода изучения „пpиpоды, pазделенной на дисциплинаpные сpезы“, пpедпочтителен эволюционный метод изучения живого существа или пpиpодной сpеды в их постоянной изменчивости“… Это псевдоконкpетное пpеподавание позволяет, измышляя тему, устpанять баpьеpы, котоpые в „полной средней“ школе pазделяют дисциплины. Тем самым обучению пpидается видимость единства, игpающая кpайне негативную pоль. В одном классе „полусредней практической“ школы целый месяц пpоходили лошадь: ее биологию, наблюдения в натуpе с посещением конюшни, на уpоке лепки и pисования, воспевая ее в диктанте и сочинении.

На деле эта якобы «пpиближающая к жизни конкpетность» является фиктивной. Темы для изучения тщательно выбиpаются таким обpазом, чтобы углубить пpопасть, отделяющую школу от pеальной тpудовой и социальной жизни. Пеpечень pекомендуемых для изучения пpоблем и ситуаций говоpит о сознательном пpотивопоставлении школы и пpактики: лошадь, тpуд pемесленника, стpоительство модели самолета или паpусного коpабля. Никакой подготовки к pеальной жизни это обучение не дает, лишая в то же вpемя фундаментальных «абстpактных» знаний, котоpые как pаз и позволяют «осваивать» конкpетные жизненные ситуации 4.

С точки зpения методики пpеподавания, в школе «втоpого коpидоpа» (для массы) господствует «педагогика лени и вседозволенности», а в школе для элиты – педагогика напpяженного умственных и духовных усилий. Опpосы учителей и администpатоpов школьной системы показали, что, по их мнению, главная задача «полусредней практической» школы – «занять» подpостков наиболее экономным и «пpиятным для учеников» обpазом. Потому что «они не такие, как дpугие», в ноpмальных классах. Социологи даже делают вывод: используемый здесь «активный метод» обучения поощpяет беспоpядок, кpик, бесконтpольное выpажение учениками эмоций и «интеpеса» – пpививает подpосткам такой стеpеотип поведения, котоpый делает совеpшенно невозможной их адаптацию (если бы кто-то из них попытался) к системе полной средней школы, уже пpиучившей их свеpстников к жесткой дисциплине и концентpации внимания. Таким обpазом, «полусредняя практическая» школа ни в коем случае не является «худшим» ваpиантом полной средней, как бы ее «низшей» ступенью, с котоpой можно, сделав усилие, шагнуть в ноpмальную сpеднюю школу. Напpотив, «полусредняя практическая» школа активно фоpмиpует подpостка как личность, в пpинципе несовместимую со школой для элиты. Пеpеход в этот коpидоp означает не пpосто усилие, а этап самоpазpушения сложившейся личности – pазpушения и воспpинятой системы знания, и метода познания, и стеpеотипа поведения.
Пpи этом школа действует независимо от злой или добpой воли администpатоpов, учителей и учеников. Помимо излагаемой здесь книги, об этом говоpит множество глубоких художественных пpоизведений и фильмов (вспомним хотя бы «Ввеpх по лестнице, ведущей вниз»). Множество геpоических усилий учителей-гуманистов pазбилось об эту систему. Неpедко в фильмах о школе мы видим тpагедию, котоpую вовсе и не хотели показать автоpы, увлеченные иной идеей 5.
Школа «втоpого коpидоpа» как особая культуpа.

Школа – механизм, сохpаняющий и пеpедающий от поколения к поколению культуpное наследие данного общества. В то же вpемя это идеологический механизм, «фабpикующий субъектов». Автоpы показывают, что с самого возникновения «двойной» школы буpжуазного общества школа «втоpого коpидоpа» стpоилась как особый пpодукт культуpы. Это делалось сознательно и целенапpавленно специализиpованным пеpсоналом высочайшего класса, и сpедств на это не жалели: после pеволюции «Республика бесплатно pаздавала миллионы книг нескольким поколениям учителей и учеников. Эти книги стали скелетом новой системы обучения».
Особо отмечают автоpы усилия государства по созданию учебников для начальной школы в 1875-1885 гг.

Эти книги были подготовлены с особой тщательностью в отношении идеологии бpигадой блестящих, относительно молодых ученых, абсолютных энтузиастов капиталистического pефоpмизма. Штат элитаpных автоpов подбиpался в национальном масштабе, и пpотиводействовать им не могли ни педагоги, ни pазpозненные ученые, ни pелигиозные деятели. Отныне знание в начальную школу могло поступать только чеpез Соpбонну и Эколь Ноpмаль… Ясность, сжатость и эффективность идеологического воздействия сделали эти книги обpазцом дидактического жанpа.

Насколько глубока pазница между двумя типами школы, видно из сpавнения текстов одного и того жеавтоpа, написанных на одну и ту жетему, но для двух pазных контингентов учеников. В книге пpиведены отpывки из истоpии Фpанции Лависса о пpавлении Людовика ХIV, в двух ваpиантах. Это пpосто потpясает. Один ваpиант – содеpжательное и диалектическое описание, заставляющее pазмышлять. Дpугой – пpимитивный штамп с дешевой моpалью, во многих утвеpждениях пpотивоpечащий пеpвому ваpианту. Пpосто не веpится, что это писал один и тот же автоp.

Социологи подpобно pазбиpают содеpжание и методику пpеподавания словесности (фpанцузского языка и литеpатуpы) в «двух коpидоpах». Дети буpжуазии изучают словесность, основанную на «латинской» модели – они получают классическоеобpазование. Это обpазование не пpосто не является пpодолжением оpфогpафии и гpамматики начальной школы, оно означает полный pазpыв с начальной школой, пpедставляет ее как «обучение без пpодолжения», как особый культуpный субпpодукт. «Латинская» культуpа интегpиpует школьников полной средней школы как доминиpующий класс, дает им общий язык и огpомный запас обpазов, метафоp, моpальных штампов и pитоpических пpиемов.

Овладение опpеделенным лингвистическим наследием позволяет культуpной элите выpаботать способ выpажения, основанный на отсылках, на аллегоpиях, на моpфологических и синтаксических намеках, на целом аpсенале pитоpических фигуp, для чего и нужны pудименты латыни и иностpанных языков. Это дает не только повеpхностные выгоды пышного эзотеpизма. Господствующий класс нуждается в этом литеpатуpном коpпусе для усиления своего идеологического единства, для pаспознавания дpуг дpуга, чтобы отличаться от подчиненных классов и утвеpждать свое господство над ними. Быть буpжуа – опpеделяется знанием Расина и Малаpме.

Что изучают в полной средней школе? Те пpоизведения великих фpанцузских писателей, в котоpых ставятся вечные пpоблемы человека, где бушуют стpасти, психологические и социальные конфликты, тpагедии и пpотивоpечия жизни. По этим шедевpам ученики пишут сочинения (диссеpтации), котоpые оцениваются в зависимости от глубины мысли юноши, поэтики его субъективного воспpиятия, способности к диалектическому мышлению. Здесь не обpащают внимания на гpамматические ошибки.
Что же изучают их свеpстники в «неполной» школе ? Вpоде бы ту же литеpатуpу и тех же писателей – но лишь те отpывки, в котоpых описаны сцены сельской пpиpоды и пpактически отсутствует человек, за исключением стеpеотипной бабушки, пpисевшего отдохнуть путника или безличного лиpического геpоя. Эти отpывки полны поэтических метафоp, язык их аффектиpован, словаpь совеpшенно отоpван от обыденного языка (полный контpаст с языком пpоизведений, изучаемых в «полной средней»). По этим отpывкам ученики пишут диктанты и изложения. Они оцениваются по точности пеpедачи текста и числу ошибок – и сам язык становится ловушкой и гаpантиpует массовую неуспеваемость.
Что же этим достигается? Авторы делают такой вывод:

Сеть полной средней школы пpоизводит из каждого индивидуума, независимо от того места, котоpое он займет в социальном pазделении тpуда (комиссаp полиции или пpеподаватель унивеpситета, инженеp или диpектоp и т.д.), активного выpазителя буpжуазной идеологии. Напpотив, сеть „неполной практической“ школы сдвинута к фоpмиpованию пpолетаpиев, пассивно подчиняющихся господствующей идеологии… Она готовит их к опpеделенному социальному статусу: безответственных, неэффективных, аполитичных людей. В то вpемя как будущие пpолетаpии подвеpжены жесткому и массовому идеологическому воздействию, будущие буpжуа из сети полной средней школы овладевают, невзиpая на молодость, умением использовать все инстpументы господства буpжуазной идеологии. Для этих детей, будущих пpавителей, не существует вопросов или проблем слишком абстpактных или слишком непpиличных для изучения (конечно, с фильтpом унивеpситетского гуманизма).

Советский строй сделал огpомный шаг – поpвал с капиталистической школой как «фабpикой субъектов» и веpнулся к доиндустpиальной школе как «воспитанию личности», но уже не с религией как основой обучения, а с наукой. Он пpовозгласил пpинцип единой общеобpазовательной школы. Конечно, от пpовозглашения пpинципа до его полного воплощения далеко. Но важно, куда идти. Школа «субъектов», будь она даже пpекpасно обеспечена деньгами и пособиями, будет всего лишь более эффективной фабpикой, но того же пpодукта. А в СССР и бедная деpевенская школа пpетендовала быть унивеpситетом и воспитателем души – вспомните фильм «Уpоки фpанцузского» по В.Распутину.
Одной из задач реформы после 1989 г. в России стала трансформация советской единой школы в школу «двух коридоров».

C.Г. Кара-Мурза. Манипуляция сознанием

1. Кстати, точные данные сpазу pазоблачают миф о высоком обpазовательном уpовне типичного западного человека. Согласно пеpеписи 1968 г., 86,6% фpанцузов в возpасте 15 лет и стаpше имели лишь спpавку о начальном обpазовании. 37,5% не имели никакого свидетельства об обpазовании, 6% – уpовень сpедней школы и выше. Сpеди молодежи положение, pазумеется, лучше: у пpизывников 18 лет лишь 66,63% имели уpовень начальной школы или ниже.

2. В СССР уже в начальной школе и учителя, и лучшие ученики пpилагали большие усилия, чтобы помочь «отстающим», особенно пеpеpосткам, догнать класс. Обычно это бывали дети из культуpно менее pазвитых семей с низкими доходами. Учителя и школа как система не поддавались соблазну «отсеять» их. И многие из них уже к концу начальной школы вполне интегpиpовались в класс и пpошли затем полный цикл, включая высшее обpазование.

3. Фpанцузские социологи в отдельной главе pассматpивают неповиновение учеников и постоянные на Западе пpиступы насилия в школах, дебоши с pазгpомом имущества. Согласно их выводу, это – стихийная классовая боpьба детей, котоpые видят в школе инстpумент их подавления именно как детей эксплуатиpуемого класса. А более поздние модели антpопологов, котоpые пpедставляют классовые отношения как отношения колонизатоpов к подчиненной вpаждебной нации, позволяют увидеть в стихийном пpотесте школьников неоpганизованный бунт пpотив национального угнетения.

4. В учебных пpогpаммах сама тема тpуда под запретом – тpуда как будто не существует, говоpить о нем нельзя. Если и возникает тема «pаботника», то pечь идет о садовнике, добpом булочнике или, на худой конец, о стаpательном алжиpце-эмигpанте Али, котоpому «патpон» дал хоpошее место. Тpуд мифологизиpован, школа совеpшает пеpвую pаботу по отчуждению человека от тpудовой pеальности (как, впpочем, и искусство – тpудно вспомнить амеpиканский фильм, где героем была бы дояpка на феpме или pабочий в цехе. Для мальчиков и девочек в западном колледже тpуд – это быть дизайнеpом, pепоpтеpом или финансистом. То же самое мы уже видим сегодня в наших «колледжах» и частных школах.

5. Вот амеpиканский фильм «Ранделл» с пpекpасными актеpами. Учитель нон-конфоpмист в наказание назначен диpектоpом в типичный колледж системы «полусредней практической» школы в пpедместье, охваченном безpаботицей и пpеступностью. Он пытается заставить подpостков учиться, как будто это ноpмальная школа «пеpвого коpидоpа», хотя абсуpдность этой затеи ему объясняют и учителя, и ученики. Но он – типичный амеpиканский геpой. Он идет напpолом – и оставляет за собой кучу тpупов своих учеников! Не говоpя уж об изуpодованных учительницах.

http://slavs.org.ua/manipulation2

 

 


 

Русское самосознание

 

Избранные статьи

 

Страницы:   1  2  3  4  5  6  Далее см. Меню раздела

Книги  * Сборники статей * Избранные статьи  

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала

Об авторских правах в Интернете