Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале  

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

 Мы любим Россию!

 

 

Кризис России

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  Далее см. Меню раздела

Книги * Сборники статей Избранные статьи

Кризис России в карикатурах  Кризис России в анекдотах

 

Избранные статьи

 

См. также Статьи Линдона Ларуша

 

А страна моя родная
расцветает каждый год,
расцветает, расцветает,
и никак не расцветет.

 

Большинство статей получено с замечательных порталов http://www.ecsocman.edu.ru/ ,

http://www.auditorium.ru , "Агентство политических новостей" (АПН) http://www.apn.ru/ , «Духовное наследие» http://www.rau.su/ , "Высшая школа экономики" http://www.hse.ru/  и др.

Аннотированный каталог избранных статей этих ресурсов можно посмотреть htm-573 кб или скачать rar-143 кб.

 


 

Фундаментальная статья раздела

 

Панарин Александр Сергеевич, академик


Христианский фундаментализм против "рыночного терроризма"

 

Современное общество явно разрушается (российское - быстрее других). И разрушает его новый "подпольный человек", неожиданно уполномоченный творить "рыночные реформы". Как странно, что в России уже дважды на протяжении одного столетия глубокое подполье дорывается до власти. В начале XX в. это было политическое подполье революции, в результате Октябрьского переворота установившее свою диктатуру. В конце XX в. к власти пришло "экономическое подполье" тайных буржуа, долго носивших личину партийной номенклатуры и наконец решившихся сбросить с себя ярмо партийно-идеологических обязательств и зажить "подлинной жизнью". Но, как и всякое подполье, они по-прежнему боятся настоящей, твердой в принципах и неподкупной власти. Идеи такой власти кажутся им "фундаменталистскими", и потому борьба с фундаментализмом, то есть с сознанием, всерьез ориентированным на высшие, нетленные ценности, сегодня объявлена в качестве интернационального долга либеральных глобалистов. Их кредо - рынок как самодостаточная система, не нуждающаяся ни во вмешательстве государства, ни во вмешательстве инстанций, воплощающих высшую, морально-религиозную идею. О том, в каких отношениях к ценностям прогресса и развития оказывается рынок, с одной стороны, религиозный (в первую очередь православный) фундаментализм - с другой и каковы возможные итоги их грядущего столкновения, и пойдет речь ниже.
Мы - особое поколение. Дело не только в том, что именно нас целенаправленно отлучают от национального культурного наследия, чтобы сделать манипулируемыми извне. Дело еще и в том, что в нашу эпоху некогда бесспорные, с универсальным смыслом понятия обрели раздвоенность в духе известных "двойных стандартов". Что такое "рыночный порядок" для стран "первого мира"? Это право на ничем не ограниченную мировую экспансию - вторжение в пространство более слабых и ничем не защищенных экономик мировой периферии (принципы "открытой экономики" всякую протекционистскую защиту запрещают). А что означает этот порядок для стран "периферии"? Это процедура вытеснения всех анклавов социальной и культурной развитости и ликвидация программ развития под предлогом их рыночной нерентабельности.

Как видим, рынок может выступать и как фактор эволюции, и как фактор инволюции - в нем оказалась спрятанной стратегия, призванная заменить всечеловеческие универсалии прогресса новыми сегрегационными практиками. Как это оказалось возможным, каково изначальное отношение рынка и прогресса? Сегодня под влиянием нового либерального экономикоцентризма (сменившего марксистский) рынку приписывается роль автоматического гаранта развитости и процветания: был бы рынок, все остальное приложится. Противопоставление развитости и отсталости, динамизма и застоя, модерна и традиционности, демократии и тоталитаризма сегодня осмысливается под знаком рыночной доминанты. Там, где ничто не препятствует "естественным механизмам рынка", там само собой устанавливается царство модерна с его атрибутами благополучия, прав человека, демократического плюрализма и безграничной толерантности.

 


 

 

Линдон Ларуш. Российский вариант разрухи как составная часть кризиса мировой экономической системы

Идеи Линдона Ларуша и научных работников Шиллеровского института интересны нам не только своей свежестью и независимостью, но и актуальностью для исследования и решения проблем, с которыми сегодня столкнулись Россия и другие страны СНГ и Восточной Европы. Начало нынешнего коллапса было положено неосмысленными деяниями ЦК КПСС во главе с Горбачевым, но особенно разрушительной оказалась радикальная рыночная реформа с гайдаровской либерализацией.
Поэтому в поисках лекарства от нынешней реформаторской разрухи в России эффективной может оказаться лишь подлинно научная и апробированная экономическая теория. В этой связи особого внимания заслуживает физическая экономика Линдона Ларуша.

Линдон Ларуш. Меморандум: Перспективы возрождения народного хозяйства России
Нынешняя фаза экономического кризиса в России и соседних странах является результатом взаимодействия между происходящей сейчас разрухой мировой валютно-финансовой системы, вступающей в новую фазу, и почти исчерпанной способностью России наполнять поток грабительских интересов западных финансистов. Следовательно, относительное опустошение народного хозяйства России становится важным фактором ослабления мирового финансового рынка с центром в Лондоне. В свою очередь, это имеет обратный эффект: так называемое реформирование России обречено из-за неспособности западной финансовой системы оказывать необходимую помощь выживанию нынешних российских реформ.
В связи с этим практически нет возможности разрешить этот кризис ни в России, ни в мире в рамках сложившегося порядка, в котором доминируют международные экономические и финансовые организации. Современная мировая система, которая после 1971 года выросла из международной денежной системы с плавающим обменным курсом, а также нынешние доктрины и связанные с ними условия, выдвигаемые Международным валютным фондом, по существу приговорены к смерти в недалеком будущем. С этой системой будет покончено либо в организованном порядке, когда правительства возьмут на себя ответственность за то, чтобы провести реорганизацию системы центральных банков и финансов в процессе банкротства, либо наступит цепная реакция, вроде быстрой термоядерной имплозии этого спекулятивного финансового пузыря, в который превратилась мировая финансовая система.
Специфическая проблема России состоит в том, что она оказалась среди растущего числа стран, возможности выживания которых по правилам, диктуемым условиями МВФ, практически исчерпанны. Между тем, Западная Европа, Северная Америка, Япония, а также Китайская Народная Республика все еще сохраняют на какое-то время значительное, хотя и сокращающееся пространство для маневра.

 

Линдон Ларуш. Место России в мировой истории
Эта работа содержит насущно необходимый анализ решающего аспекта той хронической несостоятельности, которая отличает политику США по отношению к России после 1989 года.
Так называемая политика реформ была навязана постсоветской России, Украине и Белоруссии совместно премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер и человеком, которого она сама признавала своей марионеткой — бывшим президентом США сэром Джорджем Бушем».[1] Эта политика «реформ», которая не претерпела существенных изменений при президенте США Билле Клинтоне, к настоящему времени привела Россию к пределу ее существования, где неминуем некий взрыв. «Взрыв» не означает «глобальную термоядерную войну», но означает вспышку и распространение хаоса из России на значительную часть планеты. Создается впечатление, что официальный дипломатический Вашингтон более озабочен сохранением видимости поддержки провалившейся «реформы» по британскому проекту, чем сменой обанкротившейся политики Лондона и республиканской партии США на здравую американскую политику.
Невозможно компетентно подойти к этой политической проблеме, если ограничиться рассмотрением собственно «российских» вопросов. Дело в том, что та же экономическая ситуация, которая стала движущей силой взрывоопасного социального кризиса в странах бывшего СССР, является неотъемлемой частью прогрессирующего, ныне все более ускоряющегося глобального экономического коллапса, к которому приводят процессы, происходящие в финансовой сфере, — величайшего финансово-экономического кризиса в современной истории нашей планеты. Динамика российского кризиса является продуктом и отражением ускоряющегося глобального финансового и экономического коллапса. Более того, исчерпанность политики ограбления стран бывшего Варшавского договора финансовыми кругами, базирующимися в Лондоне, является важным дополнительным обстоятельством, определяющим время наступления финансового краха в масштабах планеты и степени его жестокости.
Все это осложняется тем обстоятельством, что руководство США в настоящее время оказывается неспособным осознать чрезвычайный смысл надвигающегося катаклизма, связанного с прогрессирующим, развивающимся по типу цепной реакции финансовым коллапсом. Всем ведущим финансовым центрам мира, — в том числе и директору-распорядителю МВФ Мишелю Камдессю, — известно, что распад существующей мировой финансовой системы идет сейчас полным ходом. Большинство правительств мира в действительности осознает, что кризис надвигается и грянет очень скоро; тем не менее, никто, за исключением небольшой группы влиятельных представителей старшего поколения (почти исключительно — поколения, предшествующего «бэби-бумерам»)[2], практически ни одно правительство, и в особенности — правительство США, ни в малейшей мере не осознает того, насколько внезапно и свирепо, подобно вихрю, ударит этот кризис в момент своей кульминации.

Линдон Ларуш. Нынешнюю систему ничто не спасет
Шиллеровский институт и Международное совещание рабочих комитетов провели в Кидрихе (Германия) 14-15 декабря 1996 г. конференцию, посвященную теме: «Наше будущее: Экономика евроазиатского сухопутного «моста»». Присутствовавшие 400 человек представляли более 30 стран, включая страны, расположенные по северному, среднему и южному направлениям евроазиатского «моста», а также страны Африки. 14 декабря Линдон Ларуш выступил с основным докладом, текст которого приводится ниже.
Надвигающее ныне большое крушение — это не просто разрушение какой-то банковской системы и не крушение или финансовый крах одновременно нескольких национальных банковских систем. Это — схлопывание величайшего в истории финансового «пузыря», самого бешеного финансового «пузыря» в истории, иногда называемого сегодня «пузырем дериватов». Началом схлопывания этого «пузыря» станет недостаток заемных средств по сравнению с объемом необходимых выплат, т.е. то, что называют обратным эффектом финансового левереджа, вызванным, возможно, крушением одной из банковских систем или чем-нибудь в этом роде.
Если такое крушение начнется, оно будет продолжаться в режиме взрыва. Формулы для химического взрыва будут подходящей математической моделью того, что случится. Ускоряющаяся цепная реакция — это не взрыв вовне, а имплозия. Если это крушение произойдет, а правительства не изменят систему, то в течение периода, вероятно, от трех до пяти дней практически все финансовые институты обеих Америк и Европы развалятся, «испарятся». Не закроются по причине банкротства, а развалятся. Ибо доля финансовых обязательств, — обязательств, связанных со спекуляцией вторичными ценными бумагами (фьючерсами и другими так называемыми «дериватами»), особенно если учесть нерегистрируемую внебалансовую спекуляцию, — намного превышает все существующие в настоящее время в мире номинальные финансовые активы, которые могут быть использованы в качестве дополнительного обеспечения.

 

Заявление Линдона Ларуша о международной валютной системе 

Парламентские слушания «О мерах по обеспечению развития российской экономики в условиях дестабилизации мировой финансовой системы» (29.06.01)
В настоящее время доминирующей реальностью мира как целого является последняя фаза существования системы Международного валютного фонда — по крайней мере в той форме, в которой он функционировал с момент внедрения Ричардом Никсоном так называемой системы «плавающих валютных курсов» в середине августа 1971 года. Вопреки некоторым пропагандистам-истерикам из администрации Джорджа Буша, которая сейчас находится в очень сложном положении, ничто не может спасти мировую валютно-финансовую систему в ее нынешней форме.
Упорное нежелание признать необходимость срочных и решительных преобразований в этой системе может привести к экономической катастрофе, рядом с которой померкнут худшие периоды экономической депрессии 30-х годов XX века. Более того, нынешний кризис, если он не будет обуздан экстренно необходимыми реформами, обернется еще и демографическим обвалом, относительно сопоставимым с «новым черным средневековьем», которое охватило Европу после краха так называемой ломбардской банковской системы в XIV веке.
Следовательно, обсуждать какую-либо экономическую политику, не предусматривающую раннюю и кардинальную реформу всей системы, серцевина которой представлена МВФ, — даже хуже, чем пустая трата времени.
Мы можем преодолеть обвал, но только в случае, если нам удастся достигнуть определенного уровня международного сотрудничества по четырем основным направлениям. Кардинальная реформа существующей валютно-финансовой системы делится на следующие качественные направления.

 

 

Выступление Хельги Цепп-Ларуш
Парламентские слушания «О мерах по обеспечению развития российской экономики в условиях дестабилизации
мировой финансовой системы» (29.06.01)
Ларуш предупреждал об опасностях свободного рынка и говорил о программах реконструкции Восточной Европы. Мы эти идеи распространяли, включая меня и других членов института Шиллера, в странах Восточной и Западной Европы, начиная с января 1990 года, благодаря участию гостей в многочисленных наших конференциях, а также в наших изданиях. И если бы эти программы были выполнены своевременно, они привели бы к крупнейшему экономическому буму столетия.
Но эта возможность поставить отношения между Востоком и Западом впервые в ХХ веке на новую основу, на основу мирного развития, эта возможность была утеряна. Маргарет Тэтчер, Франсуа Миттеран и Джордж Буш, которые избрали геополитический выбор – исключить Россию как возможного конкурента с мирового рынка, и они низвели Россию до статуса экспортера сырья. Они объявили о создании нового мирового порядка, который, как и глобализация, стал выражением, которое понимается, как англо-американский односторонний подход.

 

 

Выступление Т.И. Корягиной
Парламентские слушания «О мерах по обеспечению развития российской экономики в условиях дестабилизации
мировой финансовой системы» (29.06.01)

Российско-европейское сотрудничество перед лицом мирового кризиса
Установив таможенную пошлину на импорт стали на территории США в размере 30%, президент Буш тем самым оказал нам, – России и Европе, – несомненную услугу. Конечно, от этого пострадает наше производство стали, но этот запуск американской торпеды по Всемирной торговой организации рассеивает все иллюзии, которые мы еще могли бы питать. Итак, давайте посмотрим в лицо реальности: мы сейчас находимся в ситуации системного кризиса всей международной монетарной и финансовой системы, финансового рака в его последней стадии, с явными военными, полицейскими и идеологическими метастазами.
В такой ситуации, как сказал однажды Шарль де Голль, российско-европейский союз вытекает из самой сути вещей. Не для того чтобы просто противостоять США, – что было бы бессмысленно, и ни в коем случае не для того чтобы склониться перед ними, – но для того чтобы совместно выработать альтернативную политику.
Наши цели должны быть гораздо шире, если мы хотим достойно преодолеть этот кризис. Действительно, сам по себе союз России и Европы ни к чему не приведет; чтобы стать решающей силой, он должен, с одной стороны, включить в себя Евразию и Центральную Азию, с другой же стороны, необходимо нечто выходящее за рамки просто анти-американизма, необходимо достаточное давление на американское правительство с целью изменения его политики. Мы должны помочь силам, в США, противостоящим диктатуре финансовой олигархии и родственных ей военных кругов. Это силы, выступающие за физическую экономику; вместе с Линдоном Ларушем они защищают труд и материальное производство от посягательств финансовой и военной олигархии.

 

 

Россия, США и глобальный финансовый кризис
Мы, представители различных стран мира, сможем навести мосты, чтобы найти решение глобальной проблемы нынешнего мирового кризиса, который, как уже сказал господин Ларуш, угрожает самому существованию цивилизации. Мне известно, что Международный валютный фонд (МВФ) и такие идиоты, как Джеффри Сакс приводили мою страну, Мексику, в период президентства Карлоса Салинаса де Гортари, в качестве примера, на котором Россия и другие страны должны учиться, что нужно делать, чтобы эти страны «вписались в мировую экономику».Но я уверена, что после валютно-финансового взрыва в декабре 1994 года вы убедились, что «Мексиканская модель» — это не тот путь, по которому надо следовать.


Муранивский Т.В., профессор, дфн. Идеи Линдона Ларуша - альтернатива монетаризму
Противники монетаризма (не только в России, но и на Западе) вскрывают пороки идеологии монетаризма, ее антинародный и спекулятивный характер, не имеющий ничего общего с реальной экономикой и служащей интересам крошечной по численности, но все еще весьма влиятельной финансовой олигархии.
Среди западных критиков этой порочной идеологии, паразитирующей на теле экономики, следует особо отметить роль и влияние известного американского экономиста, политика и мыслителя Линдона Ларуша. Широким кругам мировой общественности, в том числе и нашим соотечественникам, он известен своей подлинно гражданской честностью и бескомпромиссностью в борьбе против показухи и фальши, которые как метастазы насаждаются монетаристами в экономике, политике, науке, культуре и во всех сферах жизни современного общества.
Ларуш не только вскрывает пороки матерой мировой и только что оперившейся российской финансовой олигархии, но и разоблачает псевдонаучные способы, при помощи которых фабрикуется видимость «экономического роста», когда на самом деле происходит разорение производительных сил общества, грабежи, унижение миллионов честных тружеников. Поэтому вместо дутых стоимостных показателей роста национального дохода за счет спекуляции, казино, проституции и других сомнительных источников Ларуш разработал методику использования натуральных (физических) экономических показателей для измерения наполнения «рыночной корзины» необходимыми человеку и обществу потребительскими товарами, средствами производства и услугами.

 

Линдон Ларуш. Что такое «первоначальное накопление»
Ход нынешних событий не оставляет камня на камне от иллюзий насчет ситуации в мировой экономике, происходящих от стремления выдать желаемое за действительное. За те несколько месяцев, которые прошли с момента инаугурации Джорджа Буша-младшего, среди руководящих кругов во всем мире все больше и больше тех, кто вынужден признать, что вся планета охвачена системным кризисом, – а не просто циклическими кризисами, как им хотелось бы.
Начиная с финансовых кризисов 1997 года, эти руководящие круги упорно пытались справиться со все более мощными финансовыми и иными катастрофам, – такими, как те, что разворачиваются сейчас в Корее, Японии, Турции, Аргентине и Бразилии. Эти признаки должны были бы уже послужить им предупреждением о том, что нынешний кризис невозможно преодолеть, если рассматривать его как периодический феномен или как результат каких-то отдельных прежних ошибок управления системой. Как это обычно происходит в таких кругах, им пришлось с трудом усваивать эти уроки, – если они вообще способны на самом деле их усвоить.
Сейчас, после самых последних событий, – если не принимать во внимание типичных простаков в Соединенных Штатах, ставших жертвами промывания мозгов со стороны масс-медиа, – все более и более осознается, что, хотя сама мировая экономика может быть возвращена к жизни, существующая валютно-финансовая система спасена быть не может. Непосредственный риск заключается в том, что эта акция по спасению мировой экономики будет возможна только в том случае, если мы достаточно скоро начнем действия, направленные на то, чтобы вырвать с корнем ту сформировавшуюся после 1971 года валютно-финансовую систему, которая сделала неизбежным окончательное крушение нынешней финансовой системы мира.

 

 

Линдон Ларуш. Внешнеполитический курс Л. Ларуша для США: К содружеству суверенных наций-государств
Крушение Советского Союза в 1989-1991 годах, в период президентства Джорджа Буша-старшего, обусловил новую стратегическую ситуацию, в которой Соединенные Штаты стали выступать в качестве практически единственной мировой сверхдержавы, статус которой не может оспорить никакое другое государство.[1] К сожалению, это обстоятельство было использовано для развязывания стратегически мотивированного и целенаправленного разграбления экономики, связанной с материальным производством, государств бывшего СССР и бывшего Варшавского договора, а также намеренного ослабления, с помощью балканских войн, «конкурентов» из числа бывших союзников из континентальной Европы, и в первую очередь Германии.
Такое сочетание действий способствовало активизации двух разновидностей имперских устремлений, уже оформившихся в среде некоторых наиболее влиятельных политических групп в США. Одна из этих групп представляет либерально-империалистическую модель, открыто копирующую британскую традицию. Другая — эхо шагов имперских легионов Рима и войск нацистской СС. Фашиствующие безуспешно пытались утвердиться в 1992-1993 годах с подачи тогдашнего министра обороны Ричарда Чейни и его партнеров из числа так называемых «неоконсерваторов». В дальнейшем, после событий 11 сентября 2001 года, эту же политику проводили тот же Чейни — теперь уже вице-президент, нынешний министр обороны Дональд Расмфелд и их единомышленники.[2] «Утопистская» пародия на воздушно-десантный вариант международных спецподразделений СС, да еще с ядерными боеголовками, навязываемая Чейни, Рамсфелдом и их кликой, в последние десятилетия получила название «революции в военных делах».
На практике различие между этими двумя империалистическими тенденциями в политике США состоит том, что одна из них более осторожно и медленно, «либеральными» методами, а другая, откровенно фашистская, более стремительно затаскивает мировое сообщество в ад нового всепланетного мрачного средневековья. Последних, возглавляемых Чейни и его старым приятелем Рамсфелдом, необходимо немедленно разоблачить и обезвредить.

 

 

Червов Н. 1941-Й. Выдержал ли экзамен Иосиф Сталин?

Статья генерала армии М.А.Гареева "1941-й: экзамен Иосифа Сталина"1, безусловно, привлечет к себе внимание, так как в ней поднимаются сложные и важные вопросы подготовки и начала войны. Судя по названию, она претендует на объективную оценку деятельности Сталина в тот период, ибо, как пишет автор, "...особенно на протяжении последних 15 лет хула и поношения лились на Сталина сплошным мутным потоком и сказать о нем что-то объективно было не просто. Заведомо лживых "уток" запущено немало, и они продолжают летать, несмотря на опровержимые исторические факты". Все это правда и вызывает интерес.
Однако, прочитав статью, мне все-таки не удалось понять, выдержал ли Верховный Главнокомандующий экзамен 1941? Какую "оценку" поставил ему уважаемый Махмут Ахметович?

 

 

Уайт Стивен. Еще раз о посткоммунистической транзиции
Скачать pdf 260 кб

Уайт Стивен - профессор университета Глазго (Великобритания).
Еще недавно казалось, что оценить перемены, устранившие от власти коммунистические партии в России и в Восточной Европе в конце 1980-х годов, очень легко.
В большой и спорной литературе на эту тему самой крупной проблемой, вероятно, стала проблема природы смены системы, очевидно, имевшей место, когда власть коммунистов во всем регионе перешла к свободно избранным правительствам. Конкрет-
нее: было ли это революцией в классическом смысле, включая насильственную смену правящей элиты и создание нового общественного строя? Или это была более ограниченная, по выражению венгерских ученых [1], "метаморфоза власти", - всего лишь временное ускорение нормального процесса обновления элит? Для тех, кто делал ее, это, конечно, была революция, и она привела к капиталистической демократии: история не давала иного выбора. Но другие считали, что перемены в целом более ограничены, что историческая преемственность сохранилась, - в частности, авторитаризм, характерный для многовековой истории России. Опираясь на обсуждение в последнее время (в России и на Западе) этих проблем, я, во-первых, проанализирую соперничающие подходы к интерпретации конца власти коммунистов, а затем попытаюсь показать, что могут добавить к этим спорам некоторые новые данные, полученные в последнее время.

 

 

Рябев В.В. К вопросу о взаимодействии государства и гражданского общества в современной России
Скачать pdf 384 кб

В статье анализируются подходы к понятию «гражданское обще-ство» в отечественной и зарубежной литературе и рассматривает-ся соотношение гражданского общества и демократии. Высказыва-ется точка зрения, что формирование гражданского общества в Рос-сии невозможно без участия демократического государства. Политическую культуру россиян характеризует государственный па-тернализм, выраженный в ожидании гражданами опеки от государ-ства, отчужденность людей от власти и общественной жизни, неиде-ологичность их ценностных систем. Кроме того, высок уровень не-удовлетворенности развитием демократии. Автор приходит к выводу, что становление гражданского общества определяется ситуацией социальной дезинтегрированности общества не только по имуществен-ным и социальным признакам, но и по ценностно-смысловым.

 

 

Васильчук Ю.Л. Социальное развитие человека в XX веке. Фактор культуры
Скачать pdf 550 кб

В а с и л ь ч у к Юрий Алексеевич - доктор философских наук, профессор политической экономии,
юрист-международник, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных
отношений РАН
В двух предыдущих статьях я рассматривал процессы стихийного преображения человека прошлого века под воздействием, с одной стороны, семи новых форм массового труда, а с другой - новых рыночных отношений и социальных функций четырех типов денег и капитала [Васильчук, 2001в; 2001г]- Было показано, что в XX веке материальный мир производства и потребления как бы "двумя руками" переделывал человека, преображая его черты, сущностные силы и потребности, его культуру вне зависимости от желания самого человека. Но при этом в тени остался главный внутренний фактор, управляющий этим преображением человека, - развитие его собственной культуры. В результате трудно оценить истинную роль культуры в современной России.
И реформаторы, и ученые, и "реформируемые" обычно хорошо осознают значение новых форм труда и технологий, денег и капиталов, но не только не признают, а иногда даже прямо отрицают решающую роль культуры в каждом шаге социального и экономического прогресса . Но анализ покажет, что по сути это именно так. И без этого наши реформы были бы обречены.
Российское общество еще не освоило всей масштабности задач, стоящих перед страной в связи с необходимостью проведения реформ и вступления в ВТО, и радуется любым нищенским приростам производства. Эта узловая, жизненно важная проблема выживания России пока не осмысленна ни отечественной, ни зарубежной наукой [Васильчук, 2002]. Новое понимание роли культуры, возникшее в процессе НТР, у нас пока все еще не освоено.
В этом плане смысл российской реформы заключается не столько в "диалоге культур" (при всем нашем желании быть услышанными), сколько в восприятии всего лучшего, накопленного мировой культурой. Многим кажется, что "Культура" - нечто сладкое и безоблачное, зависящее лишь от внимания, понимания, поощрения и регулярности "остаточного" финансирования. На деле же она "императивна" и подчас требует крайнего напряжения всех сил страны, огромных жертв и от нации, и от государства, и от каждого. Но и ее "отдача" грандиозна. История показывает, что трудные "зрездные часы" каждой нации, становящейся лидером, ускоряющим развитие целого региона, были именно временем расцвета и преображения ее культуры.

 

Григорьев С.И. Теоретические основы изучения жизненных сил национальных общностей
Скачать pdf 228 кб

ГРИГОРЬЕВ Святослав Иванович - доктор социологических наук, профессор, декан социологического факультета Алтайского госуниверситета, г. Барнаул. Внимание общественности, ученых и практиков управленческой деятельности в России последних лет все более основательно обращается к проблеме адекватного осмысления жизненных сил национальных групп, проживающих в стране, тенденций их изменения. Этого требует не только явное обострение межнациональных отношений во многих регионах Российской Федерации, их конфликтность, но и очевидная весьма масштабная тенденция совпадения национально-этнической и социально-классовой структуры российского общества, осложнения растущей межрегиональной финансово- экономической, имущественной дифференциации. Проблема жизненных сил человека и общества в последней трети XX в. стала, безусловно, одной из приоритетных, вызывающих не только повышенный интерес уче- ных, практиков, но и растущую тревогу общественности. Эти тревоги и озабочен- ность, интерес прежде всего, конечно, стимулировались все большим осознанием угроз, рисков, обусловливаемых нарастанием глобальной проблематики, главным обра- зом той, что связана с экологией, сохранением естественных основ бытия человека. Немало поводов для беспокойства давали и дают результаты осуществления социаль- ного прогресса, ускорение темпов социокультурного развития, коммуникативная, в том числе - информационная революция. Они вызвали явное обострение проблем сохране- ния, социальной защиты духовно-культурных, нравственных основ жизни людей, формирования новых смысложизненных ориентаций. Данная проблематика актуализировалась и в связи со сменой доминирующих типов общественного развития, цивилизационным сломом, который переживает человечество в последние десятилетия. В России она осложнена еще и революционной ломкой уклада общественной жизни 1990-х гг. Еще одна группа обстоятельств, актуализирующих данную группу проблем, связана с катастрофическим положением малых народов Севера и Востока, оказавшихся (в условиях разрушения плановой экономики и директивного управления) предоставлен- ными стихии "дикого рынка". Развал коллективных хозяйств уничтожил почти полно- стью социальную инфраструктуру регионов проживания малых народов и механизм ее централизованной поддержки. Серьезно обострились проблемы их медицинского и культурно-образовательного обслуживания. Осложнение социально-экономического положения в России, политическая неста- бильность последних лет масштабно обострены проблемой эмиграции, прежде всего квалифицированных работников из числа национальных меньшинств, имеющих за пределами России национально-государственные образования (немцев, евреев, армян, украинцев и др.). Это заметно ослабляет интеллектуальный потенциал страны, воз- можности его воспроизводства прежде всего потому, что за рубеж в этом потоке эми- грации уезжает значительное число русских, представителей других коренных народов России. В огромных масштабах обострилась проблема сохранения жизненных сил русских на всем пространстве СНГ, в ближнем зарубежье, где они оказались в роли притесняе- мого, дискриминируемого, гонимого национального меньшинства, составляя нередко от трети до половины жителей бывших союзных республик СССР.

 

Рукавишников В.О. Отношение американцев к современной России
Скачать pdf 496 кб

РУКАВИШНИКОВ Владимир Олегович - доктор философских наук, профессор кафедры мировой политики Государственного университета - Высшей школы экономики. После трагических событий 11 сентября 2001 г. в США печать заговорила о потеплении во взаимоотношениях России и Соединенных Штатов Америки. Однако ед- ва ли есть необходимость доказывать, что прогресс в межгосударственных отношениях наших стран зависит не только от руководителей государств. Если Россия более не могущественный враг, которого следовало устрашать и сдерживать, то кто она - друг, союзник или партнер Америки, или же просто побежденный и на время притихший противник, которому нельзя доверять и за которым надлежит внимательно присматривать? И как рядовые американцы сегодня относятся к В.В. Путину, второму президенту России лично, поскольку хорошо известно, что восприятие политики любой страны в высокой степени персонифицировано? Ответы на эти вопросы можно найти в публикациях СМИ и данных опросов американского общественного мнения, приведенных в настоящей статье. За ответами на вопросы, начинающимися словом "как", неизбежно следует "почему", предполага- ющее интерпретацию данных, объяснение выявленного паттерна общественного мнения, рассмотрение современного уровня информированности американцев о происходящем в мире, анализ эволюции системы ценностей и установок в отношении внешней политики США, вообще, и отношений с Россией, в частности, в предыдущие годы, выявление сути распространенных в США представлений о роли Америки и России в современном мироустройстве, обсуждение проблемы устойчивости фобий и мифов, сформировавшихся за долгие годы холодной войны, а также степени и механизмов влияния общественного мнения на внешнюю политику и многих других вопросов [1].

 

 

Руткевич М.Н. Консолидация общества и социальные противоречия
Скачать pdf 268 кб

РУТКЕВИЧ Михаил Николаевич - член-корреспондент Российской Академии наук.
Предлагаемая вниманию читателя статья посвящена анализу социальных проблем современного российскою общества с позиций теоретической социологии. Эта тема не раз поднималась в "Социологических исследованиях", и при наличии существенно различающихся определений предмета социологии их авторы были одинаково согласны в том, что она призвана изучать строение общества, его социальную структуру, т.е. социум как противоречивое единство входящих в него социальных групп. Именно с этих позиций нами на страницах журнала были рассмотрены процессы социальной дифференциации и интеграции, социальной поляризации как основного в наших усло- виях направления социальной дифференциации.

 


Ярская В.Н. Противостоит ли нация насилию?
Скачать pdf 376 кб

В статье представлена социально-антропологическая рефлексия насилия, остаются актуальными характерные имперские, этнокуль-турные и религиозные проблемы, общие вопросы безопасности. Вос-произведение насилия коренится в самом обществе, массовом созна-нии, жизненных стилях и стереотипах деятельности во всех сферах общества — от семьи до армии. Автор полагает формирование то-лерантности важнейшим условием развития российской государ-ственности и преодоления традиционной монокультуралистской и моноконфессионалистской идеологии.
Сегодня общественность осознает конфликт претензий на легитимность на-силия — и со стороны мирового порядка и стоящей за ним власти, и со стороны отдельного человека, стремящегося к эксклюзивно понимаемой свободе и го-тового ради претворения этого понимания на что угодно (Шевченко 2004). Именно поэтому методология безопасности и конструирование нации должны опере-жать разрастание насилия, базируясь на понимании целостности социального пространства, отслеживании тенденций. Не объединив народы, этносы, различ-ные социальные группы в гражданскую нацию, мы не сможем противостоять постоянной общей угрозе насилия, терроризму. Экстремизм и толерантность — полярные стратегии в борьбе за справедливость. Толерантность обращается к праву человека на самоидентификацию, выбор жизненного стиля, места в соци-альном пространстве, участие в его конструировании (Ярская 2002б; 2004б; 10-12), терроризм олицетворение варварского расизма. Мир поставлен перед гам-летовским выбором; победить экстремизм или погибнуть.

 

 

Голосенко И.А. Нищенство как социальная проблема
(Из истории дореволюционной социологии бедности)
Скачать pdf 245 кб

Голосенко Игорь Анатольевич - доктор философских наук, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского филиала Института социологии РАН.
Нищенство на Руси насчитывает многовековую и, увы, незавершившуюся историю. Но оно как-то долго не попадало в фокус научных интересов. В знаменитой многотомной "Истории Государства Российского" Н.М. Карамзина о нищих нет ни слова, как будто бы такого явления у нас вообще не было. После поражения в Крымской кампании ситуация изменилась, в печати стали открыто обсуждать различные "социальные вопросы": аграрный, рабочий, женский, национальный и т.п. Дошло и до нищенства [1, с. 71]. Причины, происхождение, формы нищенства и меры борьбы с этим социальным злом привлекают внимание Н. Костомарова, А. Забелина, А. Щапова, Н. Бочечкарова, М. Воронова, А. Левитова, М. Курбановского, И. Прыжова. Последний даже предпринял то, что в современной социологии называют "включенным наблюдением": в рубище, с сумой он уходил в среду юродивых, бродяг и побирающихся богомольцев, достигая исключительной достоверности своих наблюдений. Позднее его примеру последовал Д. Линев.
Подавляющая часть ранних работ о нищенстве носила общий историко-генетический характер. Но постепенно описание генезиса явления переключается на нынешнее состояние сельского и городского нищенства в большом количестве губерний - Московской, Ярославской, Вологодской, Калужской, Пензенской, Орловской, Моги-левской, Киевской, Минской, Самарской и Саратовской. Данные собирали не только историки, этнографы, правоведы и социологи, но и священники, литераторы, чиновники. Одновременно накапливалась обширная статистика бедности и нищеты, собираемая многочисленными губернскими и уездными попечительскими комиссиями и земской статистикой, изучавшей быт низов (В. Орлов, В. Яковенко, А. Петровский и другие). Тут обнаруживались весьма ценные эмпирические материалы, но они редко осмысливались целостно, в связи друг с другом. Да это было бы трудно сделать, ведь материал получали с разными целями (часто административными, а не научными) и не под единую гипотезу. В печати отмечали, что многие из этих данных были разного качества, начиная от вполне точных материалов полицейской статистики до несколько спекулятивных расчетов общего количества нищих (ведь далеко не все попадали в Комитет призрения) и их "доходов". Собрать сколько-нибудь удовлетворительный цифровой материал относительно нищих трудно в связи с их скрытностью и нежеланием вступать в контакты с исследователем, которого они воспринимали как "казен-ного" человека и откровенно боялись. И все же любые освещения этой стороны русской жизни признавались полезными: "Нищенство должно быть больше изучаемо, чем воспрещаемо!" [2, с. 206]. Накопленный материал не пропал даром, с опорой на него в 90-е годы выходят интересные публикации С. Сперанского, Д. Дриля, Д. Линева, Л. Оболенского, А. Свирского и других. На рубеже двух веков складывается уже четко социологически ориентированное обобщение накопленных материалов, отмечаются просчеты и достижения предыдущих исследований, анализируется отечественный и зарубежный профилактический опыт.

 

 

Фурсов А.И. Мифы перестройки и мифы о перестройке

pdf 158 кб

ФУРСОВ Андрей Ильич - кандидат исторических, наук, заведующий отделом ИНИОН РАН. Основным мотивом участия в дискуссии стало то, что объектом анализа стали интересующие меня проблемы: логика развития коммунистического строя, кризис советского общества, оценка дореволюционной и нынешней ситуации (и вытекающая отсюда оценка перестройки и Горбачёва), проблема сталинизма. Н. Богданов статью о перестройке назвал "Дорога в ад" ("ЛГ", № 27). Тем социальным адом, которым для миллионов людей обернулась эта дорога, она не заканчивается, это промежуточная остановка. Реальный конец этого пути для России (разумеется, если он будет пройден) - небытие, ничтоиза-ция. России как субъекту нет места в позднекапиталистическом мире. Место есть русскому пространству, ресурсам и биомассе: мозги для корпораций, женские и детские тела для борделей, здоровые органы для пересадки - место "у параши" в международном разделении труда. Без субъектности, пусть завоеванной с огромными потерями (а когда бывало иначе?), народ превращается в биомассу - легкую добычу для хищников. Горбачёвы-яковлевы подтолкнули население к самому краю пропасти, гайдары-чубайсы столкнули его туда, а грефы-зурабовы пытаются добить окончательно. То, что произошло в 1990-е. - логическое и неизбежное следствие перестройки. Иного (при эволюционном развитии) после 1987-1988 гг. было не дано. Еще в самом начале перестройки глубоко уважаемый и высоко ценимый мной А. Зиновьев определил горбачевизм как "стремление заурядных, но тщеславных партийных чиновников перехитрить не только людей, но и объективные законы человеческого общества". Стремление обернулось катастрофой для большинства населения. И вот теперь нас пытаются убедить, что попытка обмануть законы истории удалась и что именно перестройка, освободив людей от коммунизма (того, что перестал строить Брежнев?!), принесла им блага цивилизации.

 

 

Рукавишников В.О. Посткоммунизм по-русски
МИР РОССИИ • 2000 • N2
РОССИЯ КАК РЕАЛЬНОСТЬ

Скачать pdf 857 кб

Богатая статистика, масса фактов, разоблачающих ложь мафии "реформаторов".

Посткоммунизм как теоретический концепт и реалии политики и жизни в России в последнее десятилетие XX в. — так коротко можно охарактеризовать содержание статьи. В ней рассматриваются различные интерпретации посткоммунизма (переходный период, новый этап глобального развития и т. д.), основные отличительные черты эпохи посткоммунизма в бывших социалистических странах, общий сценарий посткоммунистической модернизации и то, каким образом представлены цели, задачи различных этапов реформирования в Посланиях Президента России Федеральному собранию и других официальных документах, обсуждаются социально-экономические результаты первого десятилетия посткоммунистического развития России в сравнении с другими странами, отношение населения к политике реформ и власти, политическая природа и сущность произошедших перемен, характеристики общественно-политического строя, сложившегося в России к началу XXI в., и т. д. В работе анализируются оценки положения дел в России и прогнозы возможного развития, высказываемые как в нашей стране, так и за рубежом.
Правомерно говорить о двух интерпретациях «посткоммунизма» как понятия. В первом случае речь идет о семантически строгой трактовке этого термина, т. е. «посткоммунизм» - это всего лишь название исторического периода, пришедшего на смену «реальному социализму». Во втором - о попытке использования этого понятия для обозначения новой историческую эпохи, в которую вступило всё человечество после крушения коммунистических режимов в странах Восточной Европы и СССР в конце 1980-х - начале 1990-х годов. Более подробно различные интерпретации данного понятия рассмотрены в первом разделе данной статьи. Во втором разделе речь идет о целях, задачах и фазах посткоммунистической транзиции. При этом важнейшие характеристики социально-экономического положения в России в конце XX в. сопоставляются с аналогичными показателями в других странах. Такое сравнение позволяет реалистически оценить ход и итоги первого десятилетия реформ.

 

Тощенко Ж.Т. Время мифов и пути их преодоления
Скачать pdf 198 кб

ТОЩЕНКО Жан Терентьевич - член-корреспондент РАН.
В научной литературе неоднократно предпринимались попытки охарактеризовать содержание, сущностные стороны, основные черты происходящих в нашей стране перемен во времена так называемой реформации России. Предлагались самые различные формулировки - от катастрофических до лучезарных, от реалистических до фантастических. На мой взгляд, в работах академика РАН Г.В. Осипова предложен верный и точный вариант выявления сущности этих изменений - время мифов. Но прежде чем дать анализ современных мифов и социального мифотворчества, ученый знакомит нас с тем огромным интеллектуальным богатством, которое связано с научным осмыслением этого феномена. Опираясь на творческое наследие Б. Малиновского, Э. Дюркгейма, Л. Леви-Брюля. автора символической теории мифов Э. Кассирера, труды В. Парето, 3. Фрейда, К. Юнга. Ж. Сореля, Р. Барта, К. Манхейма, а также исследования отечественных мыслителей С. Булгакова, А. Лосева, Л. Ионина и др., он дает свое понимание многозначности и многообразия существовавших и существующих мифов. На мой взгляд, после прочтения работ Г.В. Осипова можно сделать вывод: современное понимание мифа и отношение людей к нему на разных ступенях общественного развития различны. В этой связи весьма показателен тот поиск, который осуществлен исследователем при объяснении сущности и содержания мифа
В этой связи большой интерес представляют выводы автора, особенно ярко воплощенные в докладных записках в директивные органы как СССР, так и России, в официальных докладах, которые замыкаются на такую важную составляющую современного общества: а что делать? Г.В. Осипов, опираясь на данные многочисленных исследований, предлагает комплекс мер социально-экономического, политического и культурного порядка по нормализации и упорядочивании государственной и общественной жизни страны. И на каждом этапе развития нашего общества эти предложения совершенствуются, уточняются, обогащаются. И именно такой подход позволяет нам разделить оптимизм автора, когда он говорит, что "верит в будущее России и ее народов" {"Социальное мифотворчество и социальная практика", с. 14). Он не просто верит, а предлагает конкретные меры по достижению этого будущего.

 

 

Арефьев А.Л. Беспризорные дети России
Скачать pdf 265 кб

АРЕФЬЕВ Александр Леонардович - кандидат исторических наук, заместитель директора Центра социологических исследований Министерства образования РФ. Неотъемлемой чертой повседневной жизни и своеобразным символом новой, постсоветской России стали беспризорные дети. По данным Правительства их число на начало 2002 г. в стране составляло 1 млн. +100-130 тыс. человек. В то же время по оценкам МВД и Генпрокуратуры их число достигает 2-2,5 млн., а по оценкам Совета Федерации и независимых экспертов - 3-4 млн., приближаясь к количеству беспризорных в 1921 г. (4,5-7 млн. чел.) - результат разрушительных и кровопролитных событий той поры. Глубинные причины кризисных явлений во многих российских семьях, утративших свой социализирующий потенциал, воспитательную роль и фактически выталкивающих своих детей на улицу, связаны с падением уровня жизни большинства населения (особенно разительным на фоне обогащения чиновничье-олигархических групп), увеличивающейся коррупцией и моральным разложением общества. Все больше россиян, и прежде всего семьи с детьми, погружается в состояние бедности [10], социальной апатии, физически вымирает. Проблема беспризорных не может быть решена кампаниями по их "отлову" на городских улицах, в опоре на милицию. Представляется, что усилия всех государственных органов, и прежде всего его социальных служб, а также образовательных учреждений, с широким привлечением общественных и религиозных организаций, должны быть нацелены прежде всего на систематическую профилактику девиации в семье для устранения хотя бы непосредственных социальных причин, порождающих массовую беспризорность и безнадзорность. Массовые нарушения прав детей в России (например, право ребенка на защиту от рекламы алкогольной продукции и табачных изделий, право на защиту от всех форм сексуальной эксплуатации и совращения и т.п., декларируемые Конвенцией ООН о правах ребенка и ратифицированной российским государством, но не признаваемые российским телевидением, производителями соответствующих товаров и услуг, право ребенка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития и проч.) делает актуальным воссоздание ювенальной юстиции (ювенальных судов), как это существовало в дореволюционной России и которая сегодня достаточно успешно действует во многих странах мира. Это позволит более оперативно и эффективно осуществлять профилактику нарушений прав детей (прежде всего в семьях), своевременно предотвращать явления безнадзорности и беспризорности.

Крыштановская О.В., Хуторянский Ю.В. Элита и возраст: путь наверх
Скачать pdf 332 кб

КРЫШТАНОВСКАЯ Ольга Викторовна - кандидат философских наук, заведующая сектором изучения элиты Института социологии РАН. ХУТОРЯНСКИЙ Юрий Владимирович - младший научный сотрудник сектора изучения элиты Института социологии РАН. Немного истории Власть никогда не была уделом молодых. Одной из первейших, еще догосударственных, форм власти, была власть совета старейшин над первобытным племенем. Подобная форма правления сохранилась и в античных государствах, примером чему может служить спартанская герусия - коллегия старцев, решавшая все государственные дела. В Римской республике главой семьи (pater familias), имевшим неограниченную власть над ее членами, считался самый старший мужчина. В ряде регионов земного шара (например, на Кавказе) традиционная геронтократия в локальных масштабах сохраняется по сей день. В то же время власть всегда заигрывала с молодежью. Если традиционные лидеры основывали свою власть на политической организации общества, то лидеры харизматического типа предпочитали напрямую обращаться к народу, в особенности к молодежи. Они использовали молодежь в борьбе за власть, играя на ее нонконформизме и отрицании "старого порядка". Таким образом, средний возраст правящих слоев в большинстве случаев превышал средний возраст слоев подчиненных. Молодежь, как правило, играла пассивную роль в политическом процессе. Ее роль возрастала только в периоды кризисов и смены власти. Эти общие положения в целом справедливы и для политической жизни Советского Союза накануне перестройки и последовавшими за ней революционными изменениями 90-х годов. Властвующая элита общества - номенклатура - дряхлела с каждым годом. Молодежь была организована в специальные "резервные отряды", которые "ждали призыва" партии, будучи практически полностью отстраненной от принятия значимых социально-политических решений. Однако для стороннего наблюдателя картина политической жизни Советского Союза представлялась совсем иной: декларировалось широкое демократическое участие всех групп трудящихся и всех поколений. Квазигражданское общество советского типа пронизывало буквально все общество, используя в качестве "приводных ремней партии" специальные "поколенческие" организации. Семилетние дети, придя в школу, вступали в Октябрятскую организацию поголовно.

Дубин Борис. Запад, граница, особый путь: символика "другого" в политической мифологии современной России

Скачать pdf 456 кб

Общественное мнение о выборе пути развития России, отношений с Западом и Востоком, о самоидентификации российских граждан, восприятии других народов. На какие страны нужно прежде всего
ориентироваться России при выборе пути развития? Согласны ли Вы с тем, что Запад пытается привести
Россию к обнищанию и распаду? Согласны ли Вы с тем, что западная культура оказывает отрицательное влияние на положение дел в России? Вы согласны, что Россия всегда вызывала у других государств враждебные чувства, что нам и сегодня никто не желает добра? В какой мере лично Вас интересует история
различных стран, культура разных народов? Какая экономическая система кажется Вам более правильной?
Какая политическая система Вам кажется лучшей? Русский путь под твердым руководством?

О современных мифах. К типологии современного мифа. Русский миф. Метафора "русского пути".

 

 

Емельянов Ю. В. Последние политические программы и прогнозы Троцкого
Скачать pdf 361 кб

ЕМЕЛЬЯНОВ Юрий Васильевич — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института международного рабочего движения АН СССР. Активный пересмотр многих положений в истории партии, отказ от сложившихся оценок партийных руководителей неизбежно ставит в повестку дня вопрос о необходимости выработки правильного представления о Л. Д. Троцком, занимавшем видное место в Октябрьской революции и сыгравшем крайне противоречивую роль в советской истории. Чтобы выйти из порочного круга смены примитивных оценок, особенно в отношении такой неоднозначной фигуры как Л. Д. Троцкий, необходимо внимательное знакомство с его мировоззрением и практической работой. Следует учитывать, что троцкизм как идейно-политическое движение, сохранившись после смерти Л. Д. Троцкого, ныне имеет ряд международных центров, выступающих от имени созданного Троцким IV Интернационала. При всей своей малочисленности троцкистские партии и группировки чрезвычайно активны, располагают многочисленными средствами информации и оказывают существенное влияние на часть интеллигенции и студенчества в капиталистических странах. Идейно-политическая платформа Л. Д. Троцкого и его последователей имеет значение не только для общественной жизни зарубежных стран. Поскольку Л. Д. Троцкий и троцкисты представили наиболее широкую критику советского общества иод лозунгами восстановления «истинного») марксизма-ленинизма, не прекращаются попытки доказать справедливость их выводов и необходимость осуществления социальных экспериментов в стране в соответствии с рецептами троцкизма. Об актуальности троцкистской альтернативы для нашей страны не раз заявляли советологи США и Англии, прежде всего сторонники И. Дейтчера и Э. Карра. Поскольку предложение о безоговорочной реабилитации Троцкого неразрывно связано с пропагандой идей троцкизма, попытаемся ознакомиться с ними в изложении самого Л. Д. Троцкого.

 

 

Матвеева С.Я. Национальные проблемы России: современные дискуссии
Скачать pdf 230 кб

Важнейшими тенденциями всей современной политической жизни являются стремление продолжать политику реформ, включение страны в мировое хозяйство. Это нашло отражение в социокультурной теории либеральной суперцивилизации, которая не сводится к капитализму в разных его модификациях и не ограничивается степенью и уровнем индустриального развития. Противоположный полюс политического спектра тяготеет к традиционной суперцивилизации, свидетельствует о силах, стремящихся вернуться к отдаленному прошлому. Это стремление можно назвать реставрационным. Сюда попадают монархисты, все те, кто отстаивает сословность, общинность как определяющую социокультурную форму жизни общества в проявлениях, сложившихся до 1917 года. Ирония заключается в том, что эти люди или какая-то их часть, как будто бы стоят за возврат к капитализму, который для общества все еще впереди. Между этими тенденциями, нацеленными на реализацию ценностей противоположных цивилизаций, формируется позиция, стимулируемая промежуточным характером России между двумя цивилизациями, расколотостью общества. Значительная часть людей, тяготеющих к этой позиции, ориентирована на сохранение страны в том состоянии, которое сложилось за годы советской власти. Ориентация на прошлое заставляет считать эти силы консервативными. На языке социокультурной теории они могут быть охарактеризованы как стоящие за воспроизводство социального порядка, основных фундаментальных ценностей промежуточной цивилизации, т.е. несущих в себе некоторый гибрид, эклектическую смесь ценностей двух суперцивилизаций. Перед Россией лишь сейчас открылась возможность преодоления имперского типа государственности. Советское государство хотя и отошло по отдельным параметрам от имперской традиции, в некоторых других параметрах ее сохранило (пусть и в трансформированном и модернизированном варианте). Имперская ориентация была сохранена прежде всего в системе ценностей. Почти все время существования СССР экспансионистские имперские идеи воспринимались как сами собой разумеющиеся. Они не ставились под сомнение даже в анекдотах, где и в самые страшные времена массового террора не иссякала критическая мысль. Теперь впервые эти идеи поставлены под сомнение, что проявилось прежде всего в отказе от стремления чем-либо жертвовать для восстановления СССР. Судя по всему, желание заниматься частными делами, обустройством собственной жизни у русского большинства, которое несло на себе основную имперскую ношу, взяло верх над ценностью империи. Это является важнейшим исходным условием поворота российского общества к поискам новой государственности. Тем не менее проблема лежит значительно глубже. В 1917 году Россия уже отказывалась от империи. Однако она не сумела ответить на лавину обрушившихся на нее проблем неимперскими методами, а потому вновь и вновь актуализировала имперские традиции и ценности. Избавление от империи с точки зрения либеральной позиции - это в конечном итоге переориентация на интенсивные методы решения проблем, на формирование единой системы ценностей, которую добровольно разделяет население 61 страны, на осознание государственной границы как ценности освоенного данным сообществом социального пространства. Сегодня страна живет в условиях, когда ни одна из перечисленных выше тенденций не может взять верх над другими. Поэтому задача заключается в их взаимном согласовании и балансе. Главной проблемой становится доминирование какой-либо из этих тенденций на федеральном и региональных уровнях. И здесь трудно обойтись без оценок, без указаний на тупиковость и неоимперского, и этнократического пути укрепления новой российской государственности, на их опасность для российского общества, его граждан. Вместе с тем нельзя не признать, что и господствующей системы ценностей, вокруг которой консолидировалось бы гражданское общество в стране, и российской нации как согражданстве пока еще нет. Поэтому задача состоит в том, чтобы научиться жить в смутном переходном или промежуточном состоянии, сохраняя в то же время представление об историческом векторе, т.е. о том самом прогрессе, который сегодня многими отрицается. Движение общества к стабильности на основе преодоления промежуточного состояния зависит от массовых сдвигов в гражданской ответственности за судьбу страны, за формирование жизнеспособного общества. Таким образом, национальные интересы не оказываются жестко заданной величиной и абсолютно неизбежным вектором реализации перспектив развития российского общества. Выбор между ними будет определяться не столько теоретической дискуссией и логическим обоснованием аргументов, сколько практической политической борьбой. В этой борьбе не последнюю роль играет детальный учет социально-психологических настроений электората и всего того груза традиций, привычек, стереотипов, условностей и способности к творчеству, которые в конечном итоге и определяют изменяющийся социальный субъект, называемый "современное российское общество". Несмотря на глубокие различия представлений об интересах России и ее граждан, в основных идеологических позициях проявляется единая оценка некоторых ключевых проблем. Единодушно, например, отрицается возможность насильственного разрешения имеющихся противоречий между народами, этническими группами.

 

 

Бондаренко Л.В. Сельская Россия в начале XXI века
(социальный аспект)
Скачать pdf 212 кб

БОНДАРЕНКО Людмила Васильевна - доктор экономических наук, профессор, руководитель Центра всероссийского мониторинга социально-трудовой сферы села ВНИИЭСХ.

Российское крестьянство в XX в. прошло через ряд аграрных преобразований, коренным образом менявших экономические условия хозяйствования на земле, Столыпинскую реформу 1906-1914 гг., национализацию земли в 1918 г., продраз-верстку 1919-1920 гг., новую экономическую политику, проводившуюся с начала1920-х гг., насильственную коллективизацию 1929-1931 гг. и, наконец, аграрные преобразования 1990-х гг. В настоящее время село переживает едва ли не самый драматичный период в своей истории. Оно отброшено в развитии на десятилетия назад. Усугубились негативные явления доперестроечного периода, возникли и прогрессируют новые - безработица, массовая бедность, недоступность образования, медицинской помощи, культурных, торговых, бытовых услуг, социально-психологический стресс, порожденныйотступлением от ранее завоеванных позиций, неуверенностью в завтрашнем дне, "отсутствием света в конце туннеля", нравственная деградация.За пореформенные годы село в порядке естественной убыли потеряло около 3-хмлн. человек. В середине 1990-х годов оно немного пополнялось за счет беженцев ивынужденных переселенцев из бывших республик СССР. Теперь этот фактор себя исчерпал. С 2001 г. сальдо миграции на селе отрицательное, хотя ее интенсивность в расчете на 1 тыс. сельского населения снижается, даже среди молодежи. Если в 1990 г. интенсивность выбытия из села составляла 44,3 человека на 1 тыс. жителей, то в 2003 г. -19,1 человека (в т.ч. 44% выбывших - молодежь до 30 лет). На городском рынке трудасельчане не котируются, не конкурентоспособны, не платежеспособны они и припоступлении в высшие и средние профессиональные учебные заведения.Усиливается несоответствие между численностью сельского населения и громадными размерами территорий, что выражается в обезлюдении села, измельчении поселенческой сети, росте экспансии со стороны других государств на слабозаселенные и интенсивно теряющие сельское население регионы (Дальний Восток, Республика Карелия) и, в конечном счете, может привести к утрате контроля надтерриториями. За период между последними переписями населения российское селоутратило 10,7 тыс. населенных пунктов (7,5%). Число поселений, не имеющих постоянных жителей, увеличилось на 40% и достигло 13,1 тыс., доля поселений с числомжителей до 10 человек возросла с 19,7 до 22,4%. Средняя плотность сельского населения снизилась с 2,3 до 2,2 чел. на 1 кв. км.Таким образом, трансформационный период, сопровождающийся обострениемматериальных проблем сельчан, широким распространением безработицы и бедности, снижением доступности социально-культурных услуг, ухудшением здоровья и снижением продолжительности жизни, нарастанием социально-экономического "водораздела" между городом и селом, привел к ухудшению социального самочувствия в деревенском обществе, нарастанию негативных настроений и формированию значительного протестного потенциала. Под влиянием накапливающихся и длительное время ненаходящих конструктивного решения проблем, а также негативного влияния пропагандируемой средствами массовой информации западной культуры идет деградациянравственных принципов и устоев российской деревни. Масштабы нынешнего социального неблагополучия села таковы, что делают невозможным устойчивое развитиестраны, более того, они ставят под угрозу само сохранение российской государственности. Дальнейшее развитие негативных процессов в недалекой перспективе приведетк утрате села как социально-экономической подсистемы, выполняющей жизненноважную для общества функцию производителя продовольствия и сырья для промышленности, а также другие общенациональные функции: демографическую, социально-культурную, природоохранную, рекреационную, социального контроля над территорией и т.д. Поэтому очевидна необходимость безотлагательного принятия государством мер, направленных на стабилизацию и устойчивый рост сельской экономики, повышение уровня и качества жизни населения, снижение масштабов бедности, социально-психологическое и нравственное оздоровление деревни.

 

 

Владимиров Д.Г. Старшее поколение как фактор экономического развития
Скачать pdf 176 кб

ВЛАДИМИРОВ Дмитрий Георгиевич ~ аспирант Института социально-политических исследований РАН. На протяжении последних лет в развитии России сохраняются негативные демографические тенденции. Главная среди них - абсолютное сокращение численности жителей страны. Этот процесс сопровождается радикальными изменениями в возрастной структуре населения - оно быстро стареет. За последние 60 лет доля в населении детей уменьшилась почти вдвое, а доля пожилых и старых людей (в возрасте после 60 лет), напротив, возросла почти втрое [1, с. 10]. В 1999 г. впервые за последние 80 лет доли полярных возрастных групп (детей и пенсионеров) практически сравнялись: 20% дети до 16 лет; 20,6% - лица пенсионного возраста [2]. В последние десятилетия предлагались различные варианты возрастной классификации для позднего периода жизни человека. В документах Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), возраст от 60 до 74 лет рассматривается как пожилой; 75 лет и старше - старые люди; возраст 90 лет и старше - долгожители. В зарубежной литературе встречается различие "молодых пожилых" - 65-74 лет, "старых" - 75-84 лет и "очень старых" - 85 лет и старше [3]. Доклад Комитета экспертов ВОЗ ссылается на решение ООН от 1980 г., в котором возраст 60 лет рекомендуется рассматривать как границу перехода в группу пожилых [4]. Согласно международным критериям (например, ООН), население страны считается старым, если доля людей в возрасте 65 лет и старше превышает 7%. По этому показателю население России давно можно считать таковым, ибо каждый пятый россиянин относится к вышеуказанной возрастной категории. А в некоторых десятках областей страны удельный вес пожилого населения в сельской местности превышает 30% [5]. Можно предположить, что население России будет продолжать стареть, причем нарастающими темпами. По прогнозам многих отечественных демографов и экономистов, первые симптомы ухудшения экономической ситуации в результате изменений в демографической структуре населения могут сказаться уже лет через 6-8, когда число иждивенцев, приходящихся на одного работающего, возрастет в 1,5 раза по сравнению с нынешним уровнем [6]. Положение будет усугубляться и в последующие годы - уже к 2020 г. соотношение работающих и пенсионеров, по разным оценкам, составит один к одному [7]. И все же, несмотря на остроту приведенных данных, нам кажется, что степень опасности демографических процессов, связанных со старением населения, в литературе несколько преувеличивается. Ведь доля лиц трудоспособного возраста в общем составе населения в значительной степени компенсируется снижением доли детей. Так, с 1959 г. по 1999 г. доля лиц пенсионного возраста поднялась с 11,8% до 20,8%, а доля лиц в трудоспособном возрасте осталась практически прежней, соответственно - 58,4% и 58,5%. В результате к началу XXI в. в нашей стране сложилась ситуация, когда детей уже мало, а стариков еще не так уж много (по сравнению с некоторыми развитыми странами или с тем, что ждет нас в предстоящие годы Старение рабочей силы создает в XXI в. немало проблем, в том числе в России. Одни из самых серьезных, требующих неотложных решений, - преодоление сложившихся стереотипных представлений о трудоспособном возрасте, расширение возможностей для реализации потенциала пожилых людей, разработка и осуществление соответствующих программ их образования и профессиональной подготовки.

 

 

Синелина Ю.Ю. О циклах изменения религиозности образованной части российского общества (начало XVIII в. - 1917 г.)
Скачать pdf 223 кб

СИНЕЛИНА Юлия Юрьевна - научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН. В социологических обзорах состояния религиозности россиян в последнее время часто утверждается, что люди, называющие себя "верующими", "православными", на самом деле таковыми не являются: верят не так как надо. В этой связи представляется интересным выяснить, как верили люди, жившие в России в XVIII-XIX вв., когда православие было государственной религией и все русские считались православными. В XVIII в. начинается процесс секуляризации страны, который в России совпал с процессом европеизации. Процесс европеизации проходили последовательно все слои русского населения, причем процесс этот мог идти долго - на протяжении нескольких поколений и не совпадал у разных слоев общества. Благодаря этому социальные различия внутри нации углублялись различиями духовной культуры и внешних культурных привычек [1, с. 245]. В виду особенностей российского исторического пути, речь о которых ниже, сначала высшие слои российского общества проходили через разные этапы секуляризации, находясь под сильнейшим влиянием европейской мысли; постепенно в этот процесс включалось остальное население России. Прежде всего, влияние процесса европеизации сказалось на отношении к религии, к православию. Россия двинулась от тотальной средневековой религиозности к секуляризованному обществу. Церковь и вера ушли на второй план, на смену религиозным ценностям пришли ценности утилитарные, менялся образ жизни, привычные формы поведения. Речь, безусловно, не идет обо всем населении России, а о тех слоях общества, которые были задействованы в реформах - прежде всего о дворянстве. Дворянство было первым общественным слоем России, вступившим на путь секуляризации-европеизации, и на этом пути представляется возможным выделить несколько характерных этапов. Следует отметить, что дворянство не было однородным общественным слоем, поэтому различные его слои находились на разных этапах этого процесса. Вслед за дворянством в этот процесс втягивались новые слои образованного общества, нарождающаяся русская интеллигенция. В истории страны видится три больших цикла секуляризации: первый цикл - процесс секуляризации в дворянстве и части интеллигенции, второй цикл - этот процесс идет в средних слоях общества: разночинцы; третий цикл - в среде рабочих и крестьян. Поскольку в России секуляризация шла параллельно европеизации и во многом именно последней была вызвана, те же три цикла имели место в процессе европеизации. Но особенно примечательным представляется то, что эти процессы в разных слоях общества имели общие черты. Каждый общественный слой проходил через увлечение одними идеями, которые с течением времени, меняя исторический, философский подтексты, сути не меняли. Эта идея высказана П. Рябушинским Циклическая концепция социальных перемен старейшая в истории социальной мысли. П.А. Сорокин анализирует эту идею в "Обзоре циклических концепций социально-исторического процесса" (Социол. исслед. № 12, 1998 г.) Одна из масштабных циклических концепций - социокультурная динамика самого Сорокина. Многие известные ученые согласны с тем, что религиозная основа служит определяющей характеристикой существующих цивилизаций, идентифицирует их, что мировые религии являются зародышами цивилизаций - систем, соединяющих этносы данного мирового региона в единое пространство. Число признанных цивилизационных центров ограничено, и пока православная цивилизация с центром в России, среди них. Роль России в будущем мире связана с существованием ее как центра цивилизации, имеющего своеобразие и специфику. Существовать в таком виде она будет до тех пор, пока будет себя идентифицировать как таковую, то есть, пока население России будет осознавать себя носителем этой цивилизации. Потеря идентификации будет означать гибель данной цивилизации, включение ее в другие существующие цивилизационные центры или подчинение им.

 

 

Хомяков П. Империи бюрократические и национальные
В развернувшейся в настоящее время острой политической борьбе одним из видов оружия является дезинформация. Выступает она не только в виде явной лжи. Гораздо опаснее невидимый яд концептуальной дезинформации, когда сознание противника запутывается ложными ассоциациями, заставляющими поверить, что белое это черное и наоборот.
Одним из таких мифов является отождествление национальных и государственных интересов. Миф этот связан с исключительно сложными проблемами и имеет давнюю предисторию. Важнейшее его следствие — отказ видеть различие между национальной и бюрократической империей. ..............
Мы можем утверждать, что в российской истории последних столетий при неуклонном расширении бюрократической империи (укреплении государственной машины и приращении территорий) не было сколько-нибудь продолжительного периода, когда государство одновременно бы заботилось и о благосостоянии народа, и о народной культуре (в широком смысле этого слова) и о национальной науке, промышленности, торговле. Переживаемый сейчас период — не есть результат последних лет. Мы наблюдаем финал многовекового процесса, когда сменявшие друг друга элиты, лишь частично и далеко не оптимально решавшие общенациональные задачи, довели страну до системного кризиса, когда она может выжить только резко сменив большинство своих стереотипов, которые к сожалению уже достаточно въелись в ткань народной жизни. ................
В данном случае Россия переживает далеко не уникальный процесс. Уникальность лишь в масштабах. Переход к Новому времени в Европе сопровождался теми же явлениями. Человечество решило проблему адекватности государства и народа на путях построения национального государства. Национальное государство по сути своей обязано защищать эгоистические интересы своего населения. Возрождение же России не в смене одних хищников на других, а в полном освобождении от всех хищников и паразитов. Это возможно только при формировании русской национальной элиты и мощного русского среднего класса, к которому у верхов новой России не должно быть никакого недоверия. С другой стороны никакое возрождение невозможно в случае дальнейшего падения жизненного уровня народа и сохранении демографического кризиса в России. ....................
Какой путь выберет Россия. Если государственнический, бюрократически имперский, то ее обвал будет продолжаться. Разграбление страны не прекратят разного рода полицаи, сколько их не плоди. Все равно их купят. Россию при этом ждет участь СССР, когда при презрительном холодном равнодушии масс была разрушена страна, которая давно им не принадлежала.
Разграбление России смогут прекратить только сами русские в своей массе, но только в том случае, если Россия станет в прямом смысле слова их страной. Русский язык, русская культура сохранятся и расцветут, если сам факт владения ими будет источником преимуществ. Только через воинствующий, однако трезвый и холодный, низовой, национализм в массах мы спасем и свою культуру и свою науку и свою природу и, наконец самих себя чисто физически.
При этом мы не должны укреплять государство любой ценой. Только укрепление внешних функций, только усиление репрессивной эффективности по отношению к чужим. И резкое ограничение возможностей госаппарата по отношению к своему гражданину. Купленный богатым дядей из ближнего или дальнего зарубежья чиновник не должен иметь никаких возможностей ущемить нас, тогда его и покупать никто не станет. Его привилегии пусть обеспечиваются внешней экспансией — экономической, культурной, геополитической.
Это не политиканский лозунг, это научный результат. Мы выживем, если вновь, как во времена Владимира Мономаха станем националистами прежде всего, а государственниками постольку поскольку. И пусть как в те богатырские времена русскими воинами пугают разных половцев, была бы Русь "украсно украшенной", богатой и обильной.
И не надо бояться внешнего осуждения. Ненависть чужих укрепит наше единство.
Ну а на тех, кто так надрывно твердит о сакральном смысле государства, воспевает прелести бюрократических империй, надо посмотреть повнимательнее. Может быть действительно нет особой разницы между столь разнообразными в своих политических декларациях политиками?
Процесс национального возрождения не должен различать номенклатурного демократа, номенклатурного коммуниста и номенклатурного государственника. Все страсти их политического противостояния, их взаимная ненависть — не что иное как толкотня у кормушки. Для России они одинаково чужие.

 

 

Нарочницкая Н.А., д.и.н. "Россия и Европа" на пороге третьего тысячелетия
Очевидная битва вокруг места России и русских в мировой истории, события на Балканах, усиление не только геополитического, но и очевидного духовного давления уже на некоммунистическую Россию не оставляют сомнений, что осуществление глобальных проектов вокруг Православия и России как исторического явления, начавшееся в начале двадцатого столетия под флагом марксизма, продолжается в его конце под новыми лозунгами.
Сегодня Россию заталкивают в геополитическую резервацию. Это крах не Ялты и Потсдама - такие потери можно было преодолеть через одно-два десятилетия через новую систему сдержек и противовесов. Это крушение всей русской истории. Суворов - уже не Рымникский, Потемкин - не Таврический, Румянцев - не Задунайский, Дибич - не Забалканский, Паскевич - не Эриваньский... То же происходит с сербами и Сербией. Она как форпост византийского наследия и православного мира, граница которого проходит по реке Дрине, стала объектом геполитических проектов "Mitteleuropa" начала века и грубой агрессии и оккупации в его конце.
Это и есть цена за место в мировой олигархии московско-петербургской элиты, не смеющей даже возражать Западу в его задаче века - уничтожении российского великодержавия и русской исторической личности во всех их геполитических и духовных определениях. Для нынешних "западников" - сопротивление - это проявление "тоталитаризма или русского фашизма", но только слепец не увидит за этими клише извечные западные фобии в отношении Православия и России, рядившиеся в разные одежды, но единые для папского Рима и для Вольтера, для маркиза де Кюстина и К.Маркса, для В.Ленина с Л.Троцким, но и для духовного гуру современных западников - А. Сахарова - "царизм", "русский империализм", византийская схизма, варварство варягов и любовь к рабству. Российский либерал как прежде отвергает русский исторический и духовный опыт, соединив в себе сегодня преклонение перед Европой со стороны петербургской России XVIIIв., презрение и ненависть к русскому и православному от раннего большевизма с уже не наивным, а воинствующим невежеством во всем, что за пределами "исторического материализма" эпохи застоя. Равнодушие образованного слоя любых политических красок к смыслу мировой истории, месту в ней русского народа - главное свойство современного западничества.
В своем "Последнем ответе г. Вл.Соловьеву" Страхов с горечью пишет о российских западниках, которые превосходят в своей неприязни к отечеству европейцев, которых "с детства пугали донскими казаками и которым Россия является в мифическом образе неодолимого могущества и самого глухого варварства". Страхов недоумевает, "почему мы за Европу боимся, а за Россию у нас нет ни малейшего страха... Когда Данилевский говорил о грядущей борьбе между двумя типами, то он именно разумел, что Европа пойдет нашествием еще более грозным и единодушным... Перед взором Данилевского в будущем миллионы европейцев с их удивительными ружьями и пушками двигались на равнины Славянства... Он видел в будущем, что его славянам предстоят такие испытания..., перед которыми ничто Бородинская битва и севастопольский погром..." И как пронзительно точно вопрошает Ксения Мяло: "Кто не опознает в этом видении 1941 год? А, может быть, и год 1992-1993 в Сербии?" Добавим, сегодняшний кровавый пир на святом Косовом поле?
Но сегодняшнее посткоммунистическое западничество, все также ничтоже сумняшеся, полностью отвергает русский исторический и духовный опыт. В самой России оно, далекое от каких-либо идеалов вообще, презирает национальное и религиозное наследие и пронизано духом смердяковщины - "я всю Россию ненавижу-с...". Это западничество, увы, не только на низовом уровне поражает убогостью запросов. Всеобщий "скотский материализм" - разительный контраст тому глубокому отвращению, которое испытал западник XIX в. - А.И. Герцен к пошлому и сытому европейскому бюргеру, которого он с ужасом распознал в каждом из своих идейных учителей -социалистов Европы.
Вопрос, почему невиданное по самоотрицанию западничество находит такую опору среди посткоммунистической славянской интеллигенции, не объект публицистических эмоций. Этот определивший катастрофу России феномен общественного и национального сознания - должен быть предметом изучения современной социологии. Не только потому, что управление общественным сознанием стало важнейшим инструментом политики.

Восстановление России как исторического явления - это вопрос не о экономической мощи или стратегических позициях. Это проблема смысла существования русских в мировой истории. Вселенская дилемма "Россия и Европа", которую так или иначе не обошли вниманием почти все крупные умы России прошлого, опять во всем своем исполинском масштабе встает в конце ХХ столетия. Вне ее невозможно понять ни путь России к катастрофе, ни кризис в русском сознании, ни глобальные культуртрегеские устремления Запада, далеко не исчерпывающиеся материалистическим критериями, ни агрессию против сербов.

 

 

Год российской семьи

 

 

 


 

Анекдот в тему

 

2009 г. Правительство совместно с Центробанком России произвело испытания машины времени. Испытания прошли успешно - страна оказалась в 1991 году.

 

- Отчего ты такой грустный?
- Да полистал одну книжку с мрачным финалом.
- Какую?
- Мою сберегательную.

 

 

- Папа, я есть хочу!
- Стыдись, сынок! Я в твои годы хотел стать космонавтом!

 


Немецкая реклама: Вы проснулись? Опять бриться? - раздражение, сухость, жжение!....
Русская реклама: Вы проснулись?....... Ну, и слава Богу!

 

 

В России сконструировали супервездеход и пригласили иностранных специалистов для его оценки. Буржуи долго и с восхищением осматривали это чудо техники и, наконец, сказали:
- И чего только эти русские не придумают, лишь бы дороги не ремонтировать!


Если Лужков станет премьером, то через пару-тройку лет вокруг центральной России будет отличная дорога, а внутри - один-единственный город МОСКВА на 148 млн. жителей. 

 

После приезда Билла Клинтона в Россию, западные политики отказались от идеи поставить российскую экономику на колени... Так и оставили лежать...

 

 

- Как называют чудаков, которые не едят мяса?
- Пенсионеры?

 

- Мы стали жить лучше, - сказало правительство.
- Мы за вас рады, - подумал народ.

Больной y психотеpапевта:
- Доктоp, в последнее вpемя меня сильно, пpосто маниакально беспокоит состояние pоссийской экономики!
Доктоp игpиво:
- Hy что вы, батенька. Hет никакой pоссийской экономики, не сyществyет её пpосто, это всё миф, выдyмки, бpед! Вы, навеpное, водочкой балyетесь!?...

 

 

В Америке работают, если платят хорошо.
В России работают. Если платят - хорошо.

 

 

Доклад шефа ЦРУ о россиянах.
- Г-н президент, народ, который до сих пор хранит деньги в Сбербанке, победить невозможно!

Собрание таможенников по поводу дарения подарка одному из их сослуживцев.
- Может мерседес 600 подарим?
- Зачем он ему? У него уже 3 в гараже стоит.
- Тогда может виллу на Канарах?
- И это у него есть.
- Нууууу... может тогда его одного на весь день работать оставим?
- Ты че, дурак что ли, такой дорогой подарок дарить!


Стук в ворота ада. Открывает президент правления ада Березовский. Перед ним - банкир Авен.
- Ты чего это из рая-то сбежал?
- Да там одни наши вкладчики...

 

 


 

 

 

Рис. Марата Валиахметова

 


 

Кризис России

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  Далее см. Меню раздела

Книги * Сборники статей Избранные статьи

Кризис России в карикатурах  Кризис России в анекдотах

 

Избранные статьи

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала

Об авторских правах в Интернете