Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

Главная   Библиотека "Россия"   Новости портала   О портале   Гостевая

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"   Блог-Пост   Блог-Факт

 

"Вставай, страна огромная!"

Весь текст незабываемой песни

 

Что делать?

 

Лента лучших публикаций

 

"Fiat luх"

Здесь публикуются статьи по вопросам народного самосознания, самоорганизации и самоуправления. Теория, а главное - практика работы гражданских объединений и отдельных граждан по созданию достойных условий жизни отдельных граждан и всего общества. Органы местного самоуправления, самоуправление трудовых коллективов, предприятия, управляемые трудовыми коллективами, долевые, паевые общества, просветительские, образовательные, научные,  социокультурные, профессиональные, производственные и прочие самоуправляемые, независимые от власти сообщества ... Бартерные сети, виртуальные деньги, валюта местных общин, коммьюнити внутри государства, но без него, сети организаций безденежного обмена услугами, корпоративные юрисдикции, ... Ограничение роли государства, власти, бюрократии ...

 

Начало  Назад  Вперёд

 

См. также: Самоуправление трудовых коллективов  Народные предприятия  Собственность на землю Свой дом  Собственники-совладельцы  Экономика знаний  Физическая экономика  Справедливый экономический порядок  Что делать?  Модернизация России  Родовые поместья России

 


Фетиш государства. Мистерия денег 

К вопросу о перспективах возникновения 
корпоративных юрисдикций

Александр Давыдов

        Происходящий в настоящее время качественный скачок в развитии телекоммуникаций, усиленный радикальным обновлением самих способов создания базовых видов продукции, ставит государство в сложное положение.
        Суть проблемы состоит в том, что новые технологии делают возможным создание неподвластных государству корпоративных юрисдикций, в которые легко и корректно можно будет перенести предпринимательскую деятельность.
        Дело в том, что достижения интернет- и нано-технологий, так называемой "водородной энергетики" и генной инженерии делают производство предельно рассредоточенным, гибким и ориентированным на обособленного потребителя, а возможность установления прямых равноправных связей - практически общедоступной и свободной от пространственно-временных ограничений.
        Этим создается вещественная основа для взаимодействия, организованного по сетевым принципам, что подразумевает прямую связь всех участвующих сторон между собой, их структурное равенство и, как следствие, замену институциональных иерархий ситуативными, возникающими "под задачу".
        Интернет-технологии позволяют организовать совместную работу большого количества людей на основе их прямых связей друг с другом, без обязательного участия посредников в виде громоздких иерархических структур, и, снимая с коммуникаций почти все пространственно-временные ограничения, обеспечивают превосходство потребительских качеств электронных форм взаимодействия.
        Другие же из упомянутых технологий, подкрепляя тенденцию "соединения всего со всем", вместе с этим обеспечивают нарастание информационной составляющей в производстве всех без исключения товаров, работ и услуг.
        Все это в ближайшей перспективе резко сокращает потребность экономики в формальных, построенных на чиноначалии управленческих структурах, устанавливает господство электронных форм ведения бизнеса и делает виртуальное пространство, а не чью-либо суверенную территорию, местом совершения экономических событий для очень многих видов таких явлений.
        Кроме того, возможность установления прямых связей всех со всеми обезоруживает все системы контроля экономических отношений, опирающиеся на знание инструментов и средств, и прежде всего - государственные.
        Причина этого кроется в том, что "связь всех со всеми" подразумевает беспрецедентно высокую множественность вариантов взаимодействия по любому конкретному поводу, а значит, и способов достижения желаемого.
        Причем каждое появление нового участника сетевых взаимоотношений во много раз увеличивает число этих способов, поэтому возможность связи всех со всеми создает ситуацию, когда для любого действия всегда найдется доселе неизвестная форма его реализации, а контролировать неведомое невозможно.
        То есть, становятся реальностью общедоступные и независимые электронные деловые "площадки", предоставляющие на договорной основе практически весь спектр сервисов, необходимых для ведения предпринимательской деятельности, - от платежных систем, бухгалтерии, делопроизводства и средств коллегиальной работы до правовой и страховой защиты нарушенных прав своих участников.
        Причем нет объективных ограничений на то, чтобы физически разместить вне какого бы то ни было государства средства, поддерживающие эти площадки.
        Существующие же концепции механизмов налогообложения бессильны перед такой перспективой, поскольку все они основываются на том, что объект налогообложения должен быть привязан к какой-либо суверенной территории.
        Корпоративные юрисдикции, конечно, столкнутся со сложностями, наиболее серьезными из которых являются невозможность полностью перевести в электронные формы процесс создания, реализации и потребления материальных благ, неотработанность собственно корпоративных инструментов урегулирования имущественных споров, а также технологий взаимной конвертации внутренних платежных средств этих юрисдикций и общепризнанных валют.
        В этой связи можно ожидать, что, по всей видимости, сложится следующая направленность действий сторон, заинтересованных в решении данных проблем.
        Как представляется, усилия по выводу операций с вещественными ценностями из-под государственных юрисдикций будут в основном направлены на создание такого положения дел, когда затраты государства на контролирование таких операций превзойдут средства, зарабатываемые фискальной системой.
        Для этого создатели корпоративных юрисдикций, прежде всего, обеспечат недоступность для государства деловой документации своих клиентов о проводимых ими операциях с материальными ценностями, ведь на самом деле налогами облагаются не сами эти операции, а отчетность о них.
        Кроме того, данная услуга корпоративных юрисдикций наверняка будет дополнена предоставлением надежной "документации прикрытия", на тот случай, если их клиенты столкнутся с физическим контролем операций с вещественными ценностями со стороны представителей государственных органов.
        Еще одним способом обессмысливания фискальных усилий государства, видимо, станет создание "дурной бесконечности" объектов контроля путем юридического дробления производства, то есть предельное, вплоть до уровня "предпринимателя без образования юридического лица", разнесение технологических процессов по формально независимым соисполнителям.
        Хорошо обеспечивается возможностями корпоративных юрисдикций и такое уклонение от налогообложения сделок с материальными объектами, как занижение их стоимости через исключение из нее виртуальной составляющей - некоторой связанной с продажей этих объектов услуги, предоставляемой, потребляемой и оплачиваемой вне какой-либо суверенной территории.
        Тем самым государству будет предъявляться гораздо меньшая сумма сделки, чем на самом деле уплачивается, что сократит налогооблагаемую базу.
        Следует заметить, что в силу беспрецедентной гибкости взаимоотношений, построенных по сетевым принципам, невозможно заранее предсказать все те ухищрения, которые будут постоянно придумываться для вывода операций с вещественными ценностями из-под государственных юрисдикций.
        В принципе, передовые информационные технологии позволяют организовать такую систему торговли, в которой товары будут обмениваться друг на друга без посредничества какого бы то ни было общего эквивалента стоимости.
        Появления же безденежной экономики современное государство не выдержит, поскольку деньги являются его ключевым инструментом.
        Ко всему этому надо добавить и то, что корпоративные юрисдикции смогут предоставлять и привычные адвокатские, аудиторские и консалтинговые услуги, использование которых также эффективно снижает отчисления государству.
        Что касается корпоративных инструментов урегулирования имущественных споров, то для воспроизведения в виртуальных юрисдикциях обычных арбитражных судов нет принципиальных ограничений, особенно, если учесть, что основой всякого суда является доверие к нему. К тому же "электронные" сделки могут быть застрахованы страховыми компаниями из традиционных юрисдикций.
        Конвертация корпоративных платежных средств и общепризнанных валют также потребует сотрудничества с экономическими институтами, работающими под государственными юрисдикциями. В данном случае - с банковской системой.
        Причем само по себе взаимодействие "цифровых" и "нецифровых" деловых партнеров не составляет проблемы, сложности могут возникнуть только из-за того, что традиционный бизнес весьма уязвим для государственного давления.
        Однако этому давлению установлены довольно жесткие системные пределы.
        Ведь само по себе государство не умеет создавать добавленную стоимость, поэтому государства, проводящие политику сковывания частной инициативы, экономически несостоятельны и в силу этого весьма недолговечны.
        Таким образом, государство попадает в ситуацию вынужденной конкуренции с юрисдикциями иной природы, не имея перед ними каких-либо исключительных преимуществ. Данными преимуществами располагают как раз корпоративные юрисдикции - это и более низкая себестоимость, и, что важно, малая цена "утилизации", то есть способность легко прекращать свое существование.
        В этой связи государству надо добиться того, чтобы по уровню предоставляемых услуг стать сопоставимым с корпоративными юрисдикциями.
        Для этого, прежде всего, нужно радикально снизить и упростить налогообложение, перейдя от многообразия налогов к налогу на собственность и единому налогу с продаж, которым бы облагались все операции купли-продажи конечной продукции - от бытовых покупок до получения заработной платы.
        Кроме того, необходимо предельно сократить применение государством разрешительного подхода к регулированию предпринимательской деятельности, заменяя, при этом, командное администрирование разведкой и созданием новых возможностей, направляющих экономические процессы в требуемую сторону.
        Однако наиболее сложным из того, что следовало бы предпринять, является изменение отношения государства к самому себе - оно должно перестать рассуждать и, соответственно, действовать как "естественная монополия".
        При этом в основу стратегии конкурентной борьбы, видимо, следует положить идею о том, что государство является более надежной юрисдикцией.
        Государства, проигравшие конкуренцию, в среднесрочной перспективе, по всей видимости, прекратят свое существование. Особенно актуальна эта проблема для России, располагающей далеко не самым лучшим государством.

Отдел стратегического анализа и прогнозирования АСФ, 
02 Июля 2002 

http://izania.narod.ru/b-dugin.htm


 

Будущее денег

(сотворение новых благ, работы и более мудрого мира) 

   Бернард Лиэтер

        Бернард Лиетер - профессор Центра ресурсов устойчивого развития при университете Беркли, Калифорния, профессор отделения международных финансов в университете Ливена (Бельгия).Много лет работал в качестве финансового консультанта правительственных и международных организаций, а также частных корпораций на всех континентах. Президент бельгийской Электронной платёжной системы. Участник проекта Transaction net - независимого сетевого информационного ресурса, ориентированного на развитие жизнеспособных стратегий развития в информационную эпоху.

        Ценность ваших денег определяется глобальным казино беспрецедентных размеров: ежедневно на рынках обмена иностранной валюты торгуются два триллиона долларов - т.е. в 100 раз больше, чем торговый объём всех рынков акций в мире, вместе взятых. Только 2% этих обменных валютных транзакций имеет отношение к реальной экономике, отражающей движение реальных товаров и услуг в мире, остальные же 98 % - чисто спекулятивные.
        Глобальное казино ответственно за валютно-биржевые кризисы, потрясшие в 1994-95 годах Мексику, в 1997 Азию и 1998 Россию. Эти явления представляют собой симптомы расстройства денежной системы старого индустриального века. Если не принять во-время соответствующих мер, то нам с 50 % вероятностью светит шанс того, что в течение следующих 5-10 лет произойдёт глобальное слияние денег - наиболее вероятный путь к глобальной депрессии.
        Информационный век уже породил новые типы валют: мили фриквент флайера (клиента, часто летающего самолётом) определённой авиакомпании и получающий , в прямой зависимости от "налётанного расстояния, бонусы в виде "бесплатных миль - эволюционировали в "корпоративные обязательства" для путешествующей элиты; гигантская корпорация, о существовании которой вы прежде даже не подозревали, выпускает для нужд интернет-коммерции собственную валюту .
        Однако, запредельные барыши выплачиваются лишь участникам узкого круга на самой верхушке общества, начиная с кинозвёзд и спортивных героев, и расширившегося к настоящему времени до элитных юристов, торговцев, докторов и бизнес-лидеров.
        В 60-е годы зарплата топ-менеджера была лишь в 30 раз выше зарплаты среднего рабочего, тогда как сегодня эта разница составляет 200 раз. Что это - восход общества, где "победитель получает всё", или же последняя краткосрочная реакция при выходе общества из индустриальной эпохи?
        Сегодня в мире 1900 местных общин, включая более сотни комьюнити в США, выпускают собственную валюту, независимую от национальной денежной системы. Некоторые общины, как в Итаке, выпускают бумажные банкноты, другие - в Канаде, Австралии, Британии или Франции - создают комплементарные электронные деньги.
        Совокупная ценность бартерных транзакций - обмена, не требующего денег как средства обмена - составила в США и Канаде за 1994 год 6,5 миллиардов долларов, и продолжает расти в три раза быстрее, чем при обычном товарообмене. Журнал "Бартер Ньюс" отражает развитие отрасли и имеет сейчас 30 тысяч подписчиков. Он оценивает тотальный бартер по всему миру в 650 миллиардов долларов в 1997 году, при ежегодном росте в 15 %.
        Всё вышесказанное является частью необратимого процесса изменений нашей денежной системы и нашего общества. Мы сейчас находимся в переходном периоде - интервале большого риска, но также и больших возможностей. Риски здесь - не только финансовые. Ряд производящих деньги технологий может способствовать появлению крайне репрессивного общества. Сейчас открываются совершенно новые перспективы: сегодня более, чем когда-либо, с финансовыми интересами увязываются наиболее критические актуальные темы - такие как поощрение более целесообразного труда, взаимодействие в воспитательных процессах и община, и даже альтернативное долгосрочное устойчивое развитие. И это в обоих случаях не теория: вмешательство реальной жизни прагматически продемонстрировало свои результаты.
        Используя эти новшества, можно достичь мира устойчивого изобилия в течение одного поколения.
        Особенно интенсивное разрушение традиционных путей борьбы с безработицей идёт в Европе. В регионах с большой безработицей люди уже доказали, что условия существования могут быть существенно улучшены посредством создания комплементарной локальной валюты вместо простой выплаты социальных денег. Между тем, такие опыты уже имели опыты в истории современного мира. В 1930-х годах тысячи подобных инициатив существовали в США, Канаде, Западной Европе и других регионах мира, затронутых Великой депрессией.
        Компрементарная валюта может стать ключевым инструментом ограждения региона от шока, вызванного ошибками и кризисом официальной денежной системы. В конечном итоге, такой подход является выигрышным для обоих партнёров - локальных предприятий и общества как большого целого. 
        Деградация окружающей среды вследствие приоритетов краткосрочных финансовых интересов может быть, таким образом, связана с прагматическими монетарными инновациями. Узкое мышление показало себя как ориентированное не столько на человеческую природу, сколько на доминирующую денежную систему. Но этот процесс можно обернуть вспять, если использовать валюту, созданную специально для международной торговли и договоров, позволивших бы широкому мышлению обрести характер спонтанного процесса, фокусирующего внимание на долгосрочных устойчивых решениях, не требующих регуляций или таксаций. Исторические прецеденты, иногда на протяжении столетий, доказали эти возможности." 

http://izania.narod.ru/b-lieter.htm  


 

Алхимия денег
Культурно-креативная база финансовой революции         

Новые тренды в общественном сознании США и стран Евросоюза.

        Бельгийский финансовый эксперт Бернард Лиетер показывает в настоящей работе, как общественная договорённость о принятии денег в качестве платёжного средства достигает стадии тоталитарного максимализма, подменяющего собой подлинную природу денег. Блестящий анализ феномена "денег" снимает завесу с их тайны и релятирует их власть. Тем самым раскрывается сознание о возможностях альтернативной денежной системы и новой культурной парадигмы, ориентированной больше на культурные ценности и корректные отношения с окружающей средой, чем на технический прогресс и материальную прибыль.
Статья является компиляцией из текстов Б.Лиетера, представленных в двух книгах: "Деньги будущего" и "Мистерия денег". Новое осознание древнего феномена.

        Представьте себе, что ваш друг предложил вам сделать выбор между купюрой в 20 долларов и листком бумаги, на котором написано: "Я обещаю выплатить владельцу этой расписки 20 долларов". Что вы предпочтёте? Вполне возможно, вы знаете вашего друга как честного и надёжного человека. Но когда вы попытаетесь обменять расписку в ближайшем хозяйственном магазине на садовый шланг, продавец наверняка не согласится. И даже если продавец тоже знает вашего друга, он усомнится в том, что сможет расплатиться со своим поставщиком посредством этой расписки. Итак, вы наверняка выберете купюру в 20 долларов, ибо жизненный опыт научил вас, что она будет принята всяким как эквивалент 20 долларов.
        Вы твёрдо убеждены в том - и это составляет суть проблемы - что не сама купюра стоит 20 долларов, но всякий признаёт за ней покрытие в 20 долларов. В сущности, не играет никакой роли, что вы думаете о своих деньгах, но главное - вы знаете, что можете из потратить в любую минуту. Вы убеждены, что всякий другой убеждён в том, что деньги имеют определённую стоимость. Здесь мы говорим об "убеждённости в убеждённости".
        Убеждённость и социальная договорённость сильны и практически неразрушимы. В истории имеется множество примеров тому, что люди порой предпочитают пытки и смерть отказу от собственных убеждений. Мы так же знаем, что можно твёрдо держаться своих убеждений даже в случае наличия массы доказательств в пользу противоположного.         Таким образом, вера и убеждения играют в человеческой психике выдающуюся роль..
        Тем не менее, "убеждённость в убеждённости" есть нечто совершенно другое. Это чувство хрупко и летуче. Вполне возможно, сто ничто не может поколебать мою собственную убеждённость, но моя убеждённость в вашей убеждённости может увеличиться в результате простого слуха, неопределённого подозрения или ощущения. Таким образом, цепь убеждённости в убеждённости на деле не сильнее вашего слабейшего члена. Если я думаю, что кто-то на другом конце Света потерял веру в мексиканское песо, таиландский бат или российский рубль, то я закономерно опасаюсь, что и с его соседями вскоре может произойти то же самое. Как следствие, может обрушиться весь карточный домик - как это случилось в 1944 году в Мексике, в конце 1977 в Таиланде и в России в августе 1998.
        Короче говоря, игра в деньги подобна древнегреческому оракулу - игре в веру и доверие. Когда король голый (т.е. грозит кризис доверия), то посвящённые внутренне надеются на то, что никакой простец не сделает какого-либо неосторожного замечания. В такой ситуации длинная и хрупкая цепь убеждённостей может сохраняться с помощью фасада из посвящений, мистерий, этикета и ритуалов. Банковские деньги - всякая немецкая марка, евро или любая другая находящаяся в обращении валюта начинается как банковская ссуда.
        К примеру, если вы выполняете условия для получения ипотечного кредита в 100000 евро, необходимого для покупки дома, то банк переводит эту сумму на ваш счёт, сотворяя тем самым данные 100 тысяч евро буквально из ничего. Это - истинный момент зарождения денег. Разумеется, такие ссуды обычно страхуются через ценности типа дома, автомобиля, поручительства и т.п. Как только кредит придёт на ваш счёт, вы тут же сможете перевести его на счёт продавца дома, и таким образом деньги циркулируют всё дальше и дальше - вплоть до самого дня обратной выплаты ссуды. И тогда деньги исчезнут - возвратятся обратно в ничто, из чего и были изначально сотворены.
        Поэтому бумажные деньги есть, в сущности, "часть государственного долга, за который не платится процентов". Такой простой способ сотворения денег обозначается с помощью выведенного из латыни понятия " fiat money" (деньги, без покрытия цветным металлом). "Fiat luх" - "Да будет свет", - первые слова, произнесённые Богом. Здесь мы имеем дело с действительно божественной функцией - сотворением из ничего с помощью силы слова.
        Во всей этой истории, восходящей к поздне-викторианской эпохе, особенно впечатляет то, что таким образом общество смогло разрешить видимое противоречие между двумя целями : с одной стороны - сплавить воедино и одновременно усилить национальное государство, с другой - использовать при этом инициативу конкуренции между отдельными подобными государствами. Прежде всего, этот процесс предоставлял удобную возможность для приватизации функции сотворения денег (являющейся теоретически общественной задачей) в форме привилегии для банковской системы в целом, позволяющей максимизировать вложения клиентов при одновременном сохранении конкурентной борьбы между отдельными банками.
        Сотворение денег банками содержит в себе ещё один важный внутренний аспект.: "Жира-деньги обязаны своей ценой собственному дефициту". Иными словами, для того, чтобы валютная система, основанная на банковском кредите, и без покрытия драгметаллами вообще функционировала, дефицит денег следует вызывать искусственно и систематически его поддерживать. В этом - одна из причин того, что наша сегодняшняя валютная система не является саморегулируемой, но нуждается в активных центральных банках, заботящихся о дефиците. Можно даже сказать, что центральные банки соревнуются между собой в том, чтобы сделать свою валюту на мировых рынках по возможности более дефицитной. С помощью дефицита удерживается её относительная стоимость.
        Тайна при сотворении денег состоит в том, чтобы заставить людей принимать в качестве обменного средства обязательства других людей по типу "я тебе должен" (обещание заплатить в будущем). Владеющий таким трюком может извлечь из данного процесса соответствующий доход. После того, как , как национальное государство превратилось в существенную силу, правительства и банковская система заключили между собой сделку. Банковская система получила право вводить в оборот деньги как "законное средство платежа" и со своей стороны поручилось в любое время предоставлять финансовые средства в размерах, требующихся правительству.
        Через такую совместную игру осуществляется сделка между правительством и банковской системой, и поэтому за "вашими" деньгами всегда стоит, в конечном итоге, вся банковская система вашей страны. Если бы мы все должны были разом выплатить наши долги, то деньги попросту исчезли бы из этого мира, поскольку весь процесс их сотворения в целом (алхимия денег), тем самым обратится вспять.
        Последним очевидным признаком всех национальных валют являются проценты. Опять же, мы все думаем, что проценты имеют здесь сваё закономерное место, забывая однако при этом, что так было в истории далеко не везде и не всегда. Все три т.н. "религии откровения" настойчиво проклинают "лихву", а последняя означала всякую форму извлечения из денег процентов.

Одиннадцатый кусок кожи

        История эта случилась в маленькой австралийской деревушке. Там у людей существовал натуральный обмен. В каждый рыночный день они разгуливали с курами, яйцами, окороками и булочками в руках и долго торговались друг с другом об обмене своих товаров. В периоды ключевых событий, к примеру - урожая, или же когда требовалось восстановить разрушенный непогодой хлев, люди вновь вспоминали о традиции взаимопомощи, которую наследовали от предков. Каждый знал: если у него будут сложности - другие помогут.
        В один из рыночных дней в деревушке появился чужак. На нём были блестящие чёрные туфли и элегантная белая шляпа. Процесс торговли он наблюдал с сардонической улыбкой. При виде крестьянина, растерянно пытавшегося удержать своих шестерых кур, которых нужно было обменять на ветчинный окорок, чужак не смог удержаться от смеха. "Бедные люди, - простонал он, - как примитивно они живут!" Его слова услышала жена крестьянина и обратилась с вопросом: "Вы думаете, что могли бы лучше справиться с курами?"
        "С курами - нет, - ответил чужак, - но имеется гораздо лучший способ оградить себя от неприятностей. Видите дерево, вон там? Сейчас я пойду туда и подожду, когда мне принесут коровью шкуру. После этого ко мне должны подойти представители от каждой семьи. Я объясню им лучший способ".
        Он взял коровью шкуру и разрезал её на множество равномерных круглых кусков и на каждый из них нанёс красивый маленький штампик. Потом он дал каждой семье по круглому куску и сказал, что каждый их них эквивалентен стоимости одной курицы. "Теперь вы можете расплачиваться друг с другом кусочками кожи, - сказал чужак. Крестьяне просветлели.
        "Да, кстати, - бросил он уже после того, как одарил каждую семью десятью кусками кожи, - через год я вернусь и снова сяду под это дерево. Я хочу, чтобы каждый из вас вернул мне по одиннадцать кусков. Одиннадцатый кусок - это залог стоимости технического обновления , которое я привнёс в вашу жизнь". "Но откуда же возьмётся одиннадцатый кусок? - спросил крестьянин с шестью курами. "А это вы сейчас увидите. Допустим, в текущем году рост населения и производства останутся прежними, и как вы думаете, что должно случиться? Теперь представьте себе, что одиннадцатый кусок кожи вообще никогда не будет создан. Поэтому каждая одиннадцатая семья должна утратить все свои кожи, даже прилежно трудясь, ибо только в таком случае остальные десять семей могут получить по своему одиннадцатому куску."
        Когда в следующий раз непогода грозила урожаю одной из семей, соседи были не так скоры на предложение своей помощи. С одной стороны, было действительно намного удобнее обмениваться в рыночные дни только кожаными кусками, но с другой - новые привычки вызвали непредсказуемые последствия, ибо затормозили традиционную спонтанную готовность односельчан ко взаимопомощи. Вместо этого, новые деньги развили систематическую тягу ко всеобщей конкуренции.
        Когда банк создаёт деньги, предоставляя вам ипотечный кредит в 100 тысяч евро, он создаёт только первоначальный капитал. Дальше банк буквально ожидает, что в течение 20-ти последующих лет - вернёте ему уже 200 тысяч евро. Если вы этого сделать не сможете, то потеряете дом. Ваш банк не творит процентов, но просто посылает вас в мир на войну со всеми остальными. В силу того, что остальные банки делают то же самое, система требует банкротства некоторых участников, иначе вы не получите других 100 тысяч евро. 
        Процентную политику Центральных банков мы наблюдаем с большим интересом, чему есть свои основания. Рост процентов вызывает дополнительные расходы, что с неизбежностью ведёт к банкротствам. Тем самым мы возвращаемся во времена, когда верховные жрецы решали, будут ли удовлетворены боги жертвоприношением козы, или же они затребуют единородного сына.
        Современная валютная система вынуждает нас задалживаться у коллектива (Целого - Ю.И.) и вступить в конкуренцию с другими членами общества для обретения средств обмена друг с другом ( нарушение Закона Неба о едином организме и взаимном оставлении долгов - Ю.И.). Не удивительно, что мир жесток и что в Англии 18 столетия в качестве очевидной истины был широко распространён тезис Дарвина о "выживании сильнейшего".

        Дуан Элгин приходит к заключению: "Глядя в целом, тенденции указывают на то, что настаёт время всемирной переоценки ценностей"
        Население планеты идёт повсюду впереди политических лидеров и медии.
        В целом, можно выделить три области, где уже присутствуют методы и условия для создания мира устойчивого благосостояния: 
        1.Доступность информационных технологий.
        2.Критерии новой денежной системы: валюта есть не что иное, как договорённость в рамках общества об использовании её в качестве обменного средства.
        3.Способствование тому, чтобы культур-креативы постоянно осознавали своё количество и свою роль: это есть "субкультура", призванная заложить ценностные масштабы для периода нового цивилизационного рывка.
        Совместно эти три феномена могут революционизировать наш мир. Мы пережили в истории много перемен, однако наше представление о деньгах остаётся при этом подозрительно нетронутым. Если мы хотим отправиться в качестве предпринимателей в какое-нибудь новое место, то должны разведать новые пути. Сознательный выбор валютной системы, который мы собираемся использовать между собой, может проявить себя как мощный инструмент переходной фазы, в которой мы сейчас как раз находимся. Итак, средства имеются, а что вы будете с ними делать - зависит от ваших креативности и трудоспособности.
        Наши деньги - это наше зеркало! Оно способно на большее, чем просто отражать нашу тень. Это - зеркало нашей души."

 http://izania.narod.ru/b-lieter.htm


 

Денежная патология

 

Дэвид Кортен
   

Дэвид Кортен, известный экономист, автор знаменитой книги "Миром правят корпорации". Ниже - ещё один фрагмент из его официальной речи на открытии очередной сессии Форума. В Интернете английская страничка Дэвида Кортена находится по адресу: http://iisdl.iisd.ca/pedf/

        "Откуда это безумие? Наша экономика процветает. Рынок акций показывает всё новые рекорды. Американская экономика вновь объявляется наиболее конкурентноспособной в мире. Мы уверены, что никогда не были столь богаты, как сегодня, и с каждым днём становимся всё богаче….
        В то же время нам говорят, что уже нет денег для обеспечения должного образования наших детей, медицинского обслуживания и социального обеспечения бедных, защиты окружающей среды, парков, достаточной зарплаты трудящихся , общественных культурных фондов и публичного радио или же адекватных пенсий по старости. Мы больше не можем позволить себе того, что некогда считали само собой разумеющимся. Как это стало возможным? Где была допущена ошибка?
        Краткая ссылка. Проблема, определённо, состоит не в отсутствии денег. Мир в них купается. 450 миллиардеров на планете обладают большим финансовым достоянием, чем совместный годовой доход половины человечества.
        Проблема же состоит в том, что хищническая глобальная финансовая система, движимая единственным императивом делать всё больше денег для тех, кто уже имеет их в достаточном количестве, быстро истощает реальный капитал - человеческий, общественный, природный и даже физический, - от которого зависит наше благосостояние.
        Действительно сложным моментом является то, что многие из нас становятся добровольными соучастниками того, что лучше всего определяется как "война денег против жизни". Частично это происходит из нашей неспособности понять, что деньги не есть богатство.
        Современные деньги - это всего лишь цифры на листке бумаги или электронный счёт в компьютере, что позволяет их владельцу предъявлять запросы на реальное богатство - в соответствии с общественной договорённостью. В своём заблуждении мы сосредотачиваемся на деньгах в ущерб тем вещам, которые в действительности поддерживают хорошую жизнь.
        Удивительно, насколько неадекватно наш собственный язык выражает критическую разницу между деньгами и реальным богатством. Представьте себя в одиночестве на пустынном острове, где у вас нет ничего, кроме набитого стодолларовыми купюрами чемодана. Смысл примера ясен.
        Во время посещения Малайзии, несколько лет тому назад, я встречался с местным министром, ответственным за лесонасаждения. При объяснении малайской политики в этом направлении, он заметил, что для страны было бы намного лучше, если бы все её леса были, наконец, сведены, а деньги от продаж осели в банках для получения процентов. Тогда финансовая отдача была бы большей. В моём сознании возникла картина опустошённого и безжизненного мира, в котором существуют лишь банки со своими компьютерами, последовательно и до бесконечности извлекающие свой интерес от продажи древесины. .
        Важность разницы между деньгами и богатством не касается лишь случая с пустынным островом, но необходима для понимания того, почему мы, имея всё больше денег как нация в целом, всё меньше можем себе позволить. В этом же лежит ключ к пониманию фундаментальной патологии глобальной экономической системы.

Денежная патология

        Представьте себе современную денежную экономику как состоящую из двух связанных подсистем. Одна подсистема производит богатства и состоит из фабрик, домов, ферм, магазинов, средств транспорта и связи, естественных производящих систем планеты и людей, работающих на фабриках, в больницах, в школах, магазинах, ресторанах , общественных местах и где-либо ещё в целях производства поддерживающих нас благ и услуг.
        Другая подсистема производит и распределяет деньги как общепринятый механизм управления богатством. В здоровой экономике денежная система служит как исполнительный посредник при создании благ, направляя реальный капитал в производственные инвестиции и вознаграждая совершающих производительную работу в соответствии с их вкладом (Проект Изания - попытка выстроить именно такую систему - Ю.И.)
        В здоровой экономике деньги не являются доминирующей ценностью, - как не являются они здесь единственным, а тем боле главным средством обмена. Разумеется, одним из самых важных индикаторов экономического здоровья представляется наличие в действующей экономике фактора готовности и взаимности, с которыми люди совершают друг для друга множество больших полезных дел, не ожидая при этом финансовой выгоды. Такое добровольное сотрудничество создаёт и укрепляет основу доверия и взаимопомощи, на которой базируется социальный капитал всякой здоровой семьи, общины или общества. 
        Патология внедряется в экономическую систему тогда, когда деньги, однажды принятые в качестве средства облегчения торговли, начинают определять жизненные цели отдельных людей и общества в целом. Человеческий, социальный и природный капитал, от которого зависит благосостояние всякого общества, становится объектом жертвоприношения на алтаре делания денег. Те, у кого уже есть деньги, процветают за счёт тех, у кого их нет.
        Это и есть социальная патология, именуемая финансовым капитализмом. 
        Когда финансовые прибыли и транзакции растут быстрее, чем производство реальных благ, то это - явный показатель заболевания экономики… Как показал малайский министр, в глобальной экономике деньги действительно растут быстрее, чем деревья.
        Более того, наибольшую прибыль получает тот, кто имеет дело с чистыми финансами. Растущее доминирование денег раскрывается также в увеличивающейся монетизации человеческих отношений. Не так давно даже в наиболее развитых странах мира половина взрослого населения работала на благо дома и общины бесплатно. Ныне типичной является ситуация, когда взрослые члены семьи, для поддержания домашнего хозяйства, берут по две-три работы. Дети и домашние дела игнорируются, или же перекладываются на плечи других.
        Пирамиды, пузыри и глобальное казино.
        Инвестиция в пузырь есть форма азартной игры и не может быть абсолютно наивной. Кому дело до того, что за этим ничего не стоит? Пузырь - это и есть предмет дела. Трюк состоит в том, чтобы поставить крупные фишки и успеть выйти до краха. Это игра нервов. Процесс становится особо воодушевляющим, когда банки готовы принимать инфляционные активы в качестве издержек и дают в долг новые деньги для продолжения игры, что ещё больше взвинчивает цены.
        Ставки на финансовый пузырь - лишь одна из прибыльных игр, привлекающих участников глобального финансового казино. Существуют также возможности спекулировать на краткосрочных изменениях цены, покупая и продавая на различных рынках в целях получения прибыли за счёт расхождения минутных цен.
        В то время, как экономисты безустанно объясняют, каким образом такого рода активность реально обогащает общество, последняя гораздо более адекватно может быть определена как легальное жульничество, где умное меньшинство экспроприирует права на реальные богатства общества, при этом больше способствуя их истощению, чем воспроизведению.
        Консумирующий капитал для делания денег.
        За редким исключением компаний с актуально востребуемыми продуктами или специализированными рыночными нишами, в нерегулируемой рыночной экономике большинству корпораций не остаётся ничего иного, как использовать свою экономическую и политическую силу для перекладывания всё большей части своих расходов на плечи общества. Динамика конкурентной глобальной экономики способствует процессу подобного перекладывания , подстёгивая рабочих и общины в их губительной гонке ко дну. Соревнуясь за предлагаемые корпорациями рабочие места, рабочие и общины вынуждены истощать реальное богатство в интересах прибылей корпораций. 
        Корпорации в ответ на давление рынков:
        Истощают социальный капитал через перенос производства туда, где можно платить меньше прожиточного минимума или использовать страх перед мобильными рабочими местами для давления на профсоюзы в целях снижения зарплат. Прибыл от производства смещается, тем самым, от рабочих к финансистам. Более того, стресс от попыток экономически поддержать себя и семью посредством ненадёжных рабочих мест и заработком ниже рабочего минимума, ведёт к разрушению семей и росту насилия.
        Истощают человеческий капитал посредством мобилизации молодых женщин в места типа мексиканских макиладор. Истощают естественный капитал планеты через сведение лесов, рыбных запасов и минеральных залежей, загрязнение вод и агрессивного маркетинга и ядовитых химикатов.
        Истощают деловой капитал. Корпоративные менеджеры исходят из краткосрочных перспектив даже в отношении собственных позиций. Они сокращают инвестиции в исследовательские работы и больше заняты личными проектами на будущее. Вместе с этим, проницательные наёмные работники быстро учатся придавать главное значение в своей работе созданию нужного впечатления у высокого начальства. Такие действия ведут к эрозии собственного человеческого, интеллектуального , социального и физического капитала корпораций.
        Денежная система, предполагающая делание ещё больших денег теми, у кого они уже есть - уподобляемы раку, пожирающему собственного хозяина и, в конечном итоге, разрушающего самого себя.

Оздоровление денежной системы

        Для того, чтобы оздоровить общество, мы должны оздоровить денежную систему. Это требует введения двойного процесса сокращения значения денег в нашей жизни и восстановления их адекватной роли в деле воссоздания и защиты реального богатства.
        Деньги необходимо демифологизировать. Я получил степени бакалавра и доктора философии в ведущих мировых школах бизнеса, но никогда не видел, чтобы там кто-то объяснял разницу между деланием денег и созданием реального или же оазличал между продуктивными и хищническими инвестициями . Преподавание таких вещей должно должно было бы стать основой для при обучении бизнесу и гражданской ответственности.
        Мы должны заново воссоздать социальную структуру. В обществе, где отношения определяются любовью, великодушием и коммунальной солидарностью, значение денег при посредничестве личному обмену и привлечении ресурсов значительно снизится. Это предполагает сокращение монетарной зависимости и восстановление не-монетарного обмена через процесс последовательного освобождения отдельных людей, семей и общин от их зависимости и хищнических институтов глобальной экономики, снижение уровня потребления для ослабления привязанности к оплачиваемой работе, повышения значения местного производства для удовлетворения элементарных потребностей и усиление личной включённости в продуктивную семейную и общественную жизнь.
        Действительно фундаментальной задачей является изменение денежной системы и превращение денег в средство формирования и защиты реального богатства. Корректирующие мероприятия, помимо всего, требуют: 
        1) сделать спекуляцию неприбыльной
        2) ограничить рост финансовых пузырей
        3) интенсифицировать кооперацию между людьми и общинами
        4) поощрять продуктивные труд и инвестиции
        5) создать справедливое распределение прав на реальное богатство
        6) усилить поддержку долгосрочных локальных инвестиций в реальный сектор
        7) упрочить социальную ткань семейных т общинных отношений
        Общая валюта для членов отдельного города или географического региона - это одно из средств в движении к данной цели. Другим средством является введение денег с нулевым или отрицательным процентом. Мы также должны решить, есть ли смысл в том, чтобы деньги создавались частными банками, а не правительством или общинами, а также серьёзно подумать о налогах на краткосрочную спекулятивную прибыль.
        Целью этих мероприятий является не способствование глобальному экономическому ростк и конкуренции, но, скорее, созидание здорового и процветающего общества, обеспечивающую экономическую безопасность и справедливое вознаграждение его членам, поддержку сильной и ответственной социальной структуры, а также соответствующего окружающей среде образа жизни. В силу того, что мы так мало знаем о возможностях денежной системы, на которой может быть основано полезное для людей и природы общество, мы должны быть особенно креативными, проверенных схем здесь не существует.
        Многие лучшие умы нашего в пользу общества заняты поисками путей использования финансовой системы в целях ещё большего присвоения реальных богатств нашего мира теми, кто уже сегодня контролирует их большую часть. Но есть также и те, кто ищет возможности изменения денежной системы в пользу общества, действующего во благо всех людей и защищающего окружающую среду.

http://izania.narod.ru/b-lieter.htm


Деньги как социальная болезнь

        ДЕНЬГИ НА СЛУЖБЕ ТРУДОВОГО НАРОДА

Дэвид Кортен

Дэвид Кортен, известный экономист, автор знаменитой книги "Миром правят корпорации". Ниже - ещё один фрагмент из его официальной речи на открытии очередной сессии Форума. В Интернете английская страничка Дэвида Кортена находится по адресу: http://iisdl.iisd.ca/pedf/

        Чтобы излечить наше общество, мы должны, в первую очередь, вылечить его денежную систему. Это включает в себя, с одной стороны, необходимость уменьшения влияния денег на остальные аспекты нашего бытия., а с другой, сведение функции денег к инструменту создания реального, а не фикивного (чисто кредитного, виртуального) богатства и благосостояния.
        Для достижения этой цели мы должны, в первую очередь, демифологизировать деньги. Поразительный факт, при всём том гигантском и диспропорциональном значении, которое в нашей цивилизации уделяется деньгам, мы учим наших детей только одной операции с ними - подсчёту. Даже высшее химическое образование едва ли выходит за рамки изложения механизма формирования прибыли и процентного роста. Лично я являюсь доктором экономических наук и профессором по специальности "Финансы", но всё моё обучение сводилось к навыкам анализа финансовых состояний. Никто и никогда не учил меня, какая фундаментальная разница существует между процессом делания денег и наращиванием реального богатства, никто не объяснял мне колоссальное различие между созидательными и разорительными хищническими инвестициями. На самом деле, ответственное гражданское образование в вопросах экономики и бизнеса должно начинаться именно с разъяснения этих понятий и этих различий.
        Мы должны воссоздать социальное измерение в экономике. Это должно осуществляться через снижение монетаристской зависимости и возрождение безденежных форм обмена. Индивидуумы, семьи и общины должны постепенно освободиться от хищнических институтов глобальной экономики. Необходимо редуцировать психологию потребления с тем, чтобы понизить зависимость человека от платного труда, сделать акцент на локальном производстве, отвечающем первичным жизненным потребностям людей интенсифицировать чувство активной вовлечённости человека в хозяйственную жизнь семьи и общины.
        Воистину монументальной задачей является превращение денежной системы в инструмент повышения благосостояния и реального богатства. Для этой цели имеет смысл предпринять следующие шаги:
        1.Сделать спекуляцию невыгодной
        2.Ограничить возможности роста финансовых пузырей
        3.Увеличить привлекательность кооперации между людьми и общинами
        4.Разработать систему поощрения производительного труда и созидательных инвестиций
        5.Создать систему справедливого распределения претензий на реальное благосостояние
        6.Создать благоприятную атмосферу для терпеливых и укоренённых в локальной среде инвестиций в реальные сектора хозяйства.
        7.Усилить социальную и хозяйственную роль семьи и общины в экономике.
        Истиной задачей таких реформ является не увеличение глобального роста и конкуренции. Цель иная - создать здоровые и богатые общества, способные обеспечивать экономическую безопасность и справедливое вознаграждение созидательного труда их членов, а также жить в гармонии с окружающей средой. Наши требования, безусловно, затронут интересы корпораций и финансовых спекулянтов, но человеческое общество не обязано обслуживать их интересы. У человечества интересы иные.
        Так как у нас мало опыта в деле того, как заставить денежную систему служить людям, народам и природе, причём по ту сторону эксплуатации, мы обязаны искать творческие решения. Здесь нет проверенных рецептов. Поэтому нижеследующие предложения не претендуют на аксиоматичность. Это лишь приглашение к совместному размышлению. Но вместе с тем, каждое из них является решительным шагом прочь от привычных рецептов и либеральных постулатов "западной экономической мудрости".
        Необходимо увеличить значение локальных валют, всячески развивать их. Общая региональная валюта, чей ареал ограничен конкретным органическим обществом, позволит осуществляться созидательному обмену в конкретных рамках, повысит чувство экономической солидарности. Это не означает отказа обмена с иными обществами, но утверждает систему приоритетов, работающих на развитие регионального хозяйства, на укрепление всей социальной сферы. Ключевым элементом такой политики по укреплению локальных валют станет изъятие их из сферы компетенции любой налоговой сетки, отличной от локальных систем власти, которые и спонсируют эти хозяйственные блоки.
        Необходимо ввести нулевой или отрицательный банковский процент.
        Мы настолько привыкли к тому, что процент всегда только приносит дополнительные деньги, что нам трудно представить банки иного типа. Проценты дают деньгам преимущество среди всех иных материальных ценностей. Содержание всех остальных видов богатства - лесов, фабрик, сельхозугодий, зданий, личного профессионального навыка - требует постоянных вложений. Технологии устаревают. Даже золото требует охраны и места для складирования. Только те, кто вкладывает свои богатство в банки, в систему роста, получают гарантированную прибыль без всяких затрат и в будущем лишь расширяют сферу своего контроля над богатствами реального мира.
        Таким образом, человек финансов получает значительное и совершенно незаслуженное преимущество перед теми, кто занят в сфере реального производства и созидательных инвестиций. Именно это преимущество лежит в основе того, что наша денежная система извращённо возвышает человека денег над человеком труда. Против этого надо выступать с тезисом: единственным местом, куда можно вкладывать деньги с расчётом на извлечение реального богатства, должен стать сектор реального производства. Деньги же должны быть лишь инструментом обмена и ничем более. Отрицательный процент в банках и налог на владение деньгами станут двумя методами, которые придадут новую динамику денежным потокам, так как любое хранение станет убыточным. Кроме того, отрицательный процент стимулирует инвестиции в реальные сектора, что будет, в свою очередь, способствовать наращиванию подлинных богатств.
        Необходимо ввести ограничения на займы и ссуды. Богатый берёт ссуды для того, чтобы вложить в высокодоходные инвестиции, увеличивая тем самым своё благосостояние. Бедный берёт для того, чтобы удовлетворить нужды первичного потребления, ещё больше погружаясь в бездну нищеты и зависимости.
        Альтернативой является такой механизм создания денег, который предполагал бы изначально их служение социальным целям, т.е. инвестиции в образование, публичные инфраструктуры. Частные же заёмы должны быть резко сокращены. Ссуды для стоковых сделок и иных чисто финансовых операций должны быть вообще запрещены. Кроме того, для индивидуума или корпорации должен быть определён строгий потолок ссуд для любых целей. Таким образом, возможности создания финансовых пузырей будут перекрыты. Необходимо ввести налог на спекуляцию и иные незаслуженные прибыли. 
        Единственной сферой, где налоги должны быть увеличены - причём значительно - является сфера спекулятивной прибыли. 
        Сегодня человечество просто обязано решить главную задачу: заставить деньги работать не на самих себя, не на несправедливое обогащение хищного меньшинства, а на служение такому обществу, которое существует ради народа, ради труда, ради здорового и справедливого мира."

        Дэвид Кортен: "Демократию нужно строить снизу - от локального к глобальному. Нам не нужны глобальные институты, наделённые силой и полномочиями диктовать поведение на локальном уровне. Нам нужны глобальные институты, повсеместно обеспечивающие право и свободу местных жителей на полное выражение их творческого потенциала в отношении созидания мира, отзывчивого к их ценностям, их нуждам и их ожиданиям.
        Мы долго пассивно ждали, уверенные, что наши институты осуществят наши мечты о мире, справедливости и благосостоянии для всех людей. Теперь мы знаем правду. Наши институты не обладают такими магическими силами. Творческая энергия человечества присутствует в людях - таких, как мы. Наши мечты станут реальностью только через нашу собственную включённость в творческие усилия. Если наши институты блокируют наше творческое выражение, то мы - народы Объединённых Наций - можем их изменить. Это наше право. В этом - наша ответственность перед самими собой, друг перед другом и перед Землёй, которая поддерживает всех нас".

http://izania.narod.ru/b-lieter.htm


 

Что делать?

 

Лента лучших публикаций

 

Начало  Назад  Вперёд

См. также: Самоуправление трудовых коллективов  Народные предприятия  Собственность на землю Свой дом  Собственники-совладельцы  Экономика знаний  Физическая экономика  Справедливый экономический порядок  Что делать?  Модернизация России  Родовые поместья России


"Я выхожу из-под контроля!"

Всё стихотворение

 

Дата последнего обновления этой страницы: 19.06.2009

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете