Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале  

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

 

История России

 

Страницы:  1  2  3  4  5  Далее см. Меню раздела

Книги * Сборники статей * Отдельные статьи в формате PDF

* Отдельные статьи в формате RTF

 

Каталоги 

 

Раздел "История России" в Генеральном каталоге "Россия в зеркале www"

http://russia-in-www.narod.ru/history-1.htm  

 

 

Отдельные статьи  в формате RTF

 

 

Носовский Г.В., Фоменко А.Т. ЦАРЬ СЛАВЯН

Это - глава из книги о жизни и творчестве великого русского историка Ивана Егоровича Забелина, открытия которого замалчиваются свыше 160 лет какими-то могущественными силами в России!

Вспомним портрет Забелина кисти Валентина Серова. Глубокий, но еще крепкий старик с совершенно белой окладистой бородой изображен на фоне иконостаса. Это не аристократ, не чиновник, не университетский профессор, а человек из крестьянской или купеческой среды, сознательно стилизующий себя под своих героев - людей средневековой Руси. С этим обликом как-то не вяжется то, что переходит из одной статьи в другую и попало даже в энциклопедии, - "ученик Т.Н.Грановского", "убежденный западник". Образ расплывается, становится нечетким.

Забелин опубликовал около двухсот пятидесяти работ, в том числе более десяти фундаментальных монографий. Его архив - "колоссальный фонд - 1293 папки с документами - хранится в Отделе письменных источников Государственного Исторического Музея.

Итоги собирательской работы музея за те годы, когда им руководил Забелин, поразительны. В 1886 году там было всего 1500 единиц хранения, в 1908 - уже сотни тысяч

В последний период своей жизни И.Е.Забелин много работал над историей Москвы. "Отныне Забелину были открыты все архивы. Оберпрокурор Святейшего синода К.П.Победоносцев... дал ему в 1882 году своего рода мандат, разрешение копировать и публиковать любые документы из архивов духовного ведомства Москвы. Всем настоятелям монастырей и приходских церквей города предписывалось помогать ученому" [56], с.724. В это время И.Е.Забелин стал печататься значительно реже, как бы замкнулся в себе. Может быть, какой-то отпечаток наложили волны осуждений и издевательств, прокатившиеся по нему после публикации "Истории русской жизни".
Обнаруживаемые им архивные материалы оседали в его записях и фондах Исторического Музея. Трудно сказать, что именно он "раскопал" в эти годы. Но, уже представляя его мировоззрение и научную дотошность, можно смело предполагать, что архивы И.Е.Забелина, если они вообще уцелели, хранят (хранили?) много интересного для истории Руси. Во всяком случае доподлинно известно, что богатый архив Донского монастыря "с актами от 1562 до 1783 года перешел в личное собрание Забелина, а уже оттуда, после его смерти, - в Исторический музей... Обследовал И.Е.Забелин и архивы различных гражданских ведомств: Главного магистрата, Московской сенатской конторы, Полицмейстерской канцелярии, Камерколлегии, Каменного приказа, Губернской канцелярии, Канцелярии конфискаций. В 1891 году он спас предназначенный к сожжению архив Московской управы благочиния (полицейского управления), достаточно важный для истории города" .
Вот еще один интересный штрих: В конце 1940-х годов сотрудники Государственного исторического музея под руководством профессора Николая Леонидовича Рубинштейна подготовили к печати второй том забелинской "Истории Москвы" (ранее не публиковавшийся - Авт.). Были уже гранки, но сверху набор приказали рассыпать (!?). Специалисты ПО-ПРЕЖНЕМУ ПОЛЬЗУЮТСЯ РУКОПИСЬЮ, НАХОДЯЩЕЙСЯ В АРХИВЕ МУЗЕЯ, и каждый раз извлекают из нее немало ценного. В итоге обширный замысел И.Е.Забелина "Историко-археологического и статистического описания Москвы" полностью воплощен в жизнь не был.
Продолжение "Истории Москвы" ТАК И ОСТАЛОСЬ В РУКОПИСИ. Оно было издано лишь в 2003 году (да и то непонятно - полностью ли).
Все это выглядит чрезвычайно странно, даже подозрительно. Ведь после указанной попытки 1940-х годов до наших дней прошло более чем полстолетия. Неужели за эти десятилетия все никак не удавалось полностью издать труды Забелина? Были и есть непреодолимые препятствия? Может быть, в его трудах имеются архивно-археологические сведения из русской истории, которые цензоры-историки считают опасным выносить на белый свет, на суд широкой научной общественности? Потому и предпочитают втихомолку пользоваться рукописями, находящимися в архиве музея, дабы самим и бесконтрольно извлекать из них лишь то, что кажется подходящим. А все остальное, противоречащее, - тайком и поглубже задвигать в тишину хранилища. Во всяком случае трудно подобрать иное объяснение, - почему на протяжении ОКОЛО СОТНИ ЛЕТ после смерти замечательного историка И.Е.Забелина его труды все "никак не удается" извлечь из архива и ПОЛНОСТЬЮ опубликовать, без купюр.
Вокруг имени и трудов И.Е.Забелина накопилось много противоречивых мнений и высказываний. К сожалению, иногда в ход идут аргументы, ничего общего не имеющие с научными. Например, некоторые авторы подчеркнуто указывают на забелинские высказывания в поддержку черносотенного движения, казачества. Даже "черная сотня" казалась ему благом.. Надо сказать, что И.Е.Забелин был человеком довольно откровенным, и своих взглядов не скрывал. Вот, например, одна из его записей: "Самое вредное животное в России - это адвокатура". Писал он и порезче, более открыто. В итоге, люди, не любившие казачество и боявшиеся его, перенесли часть своей ненависти и на И.Е.Забелина.

Ясное дело, что столь бескомпромиссная позиция И.Е.Забелина, бывшего, кстати, монархистом, часто оборачивалась неприятными для него последствиями. В том числе и в среде его коллег-историков. Например, Н.Л.Рубинштейн вынес такой приговор в своей статье: "имело место перерождение буржуазного либерала в реакционера-охранителя" [56], с.742. Между прочим, А.А.Формозов резонно обращает внимание на следующий факт: В объемистом обзоре "Русская историография" Н.Л.Рубинштейна (Москва, 1941) Забелину уделено полторы страницы из 642, тогда как людям, сделавшим неизмеримо меньше, например, Николаю Полевому, посвящены целые главы.
26 марта 1905 года он оформил завещание. Весьма крупную сумму - 130000 рублей Забелин выделил научным учреждениям. Историческому музею было отказано 70000 рублей на приобретение новых коллекций и 30000 на издание задуманных Забелиным книг (и уже около столетия делают вид, будто все никак не могут издать упомянутую выше его рукопись, которой сами же втихомолку пользуются - Авт.). Он писал, что возвращает музею свое жалование за все годы службы. 30000 рублей передавалось Академии наук на вполне определенную цель - переводы и издание античных и средневековых авторов, ПИСАВШИХ О РОССИИ... Историческому музею были завещаны библиотека (около 20000 томов), коллекции рукописей, икон, карт (более 2000 листов с 1549 до 1908 год), эстампов, иконных прорисей (3353 листа XVII - начала XIX веков). Высказывалось пожелание о публикации каталогов этих собраний (выполнили завещание ученого или нет?

 

 

Солохин Максим. Умом понять Россию

Вот вопрос: зачем наши предки выбрали себе страну, куда нетрудно приехать, но очень трудно уехать? Тогда же не было виз и прочего. Откочевал южнее (точнее, западнее), и живи себе.
Вот я думаю, это было сделано из тех же соображений, почему птицам велено лететь на север. Эта холодная, неплодородная земля привлекает именно что своей скудостью. Ну, не нужна она никому. Европейцы до прошлого века воевали с нами не с целью овладения землей (хотя - пригодится на авось), а с целью уничтожения нашей военной машины. Именно машины. Народ у нас мирный, как и монголы - народ мирный, и были мирными, пока Темучжин не сделал из них военную машину. А земля наша - никому не нужна! Потому-то ее у нас - много! Потому-то Россия такая большая! Живи - не хочу. А желающие откочевать на Запад (на Юг, если говорить не только о Европе) издревле сталкивались с тем, что там, у теплого моря, уже все схвачено. Тесно уже. Там - цивилизация. И сегодня, в сущности, та же проблема, что во времена Рима. Хотя виз еще не было. Но там всегда (и 2000 лет назад) было хорошо, цивильно, но тесно, а тут ВСЕГДА (и 2000 лет назад) было плохо, бедно, но просторно. Куда яснее. Вот это и есть - понять Россию. Так что, друг западник, делай-ка ты скорее ноги. Трудно сделать это, и больно с Родиной прощаться. Но кто очень хочет - прорвется.

 

 

Червов Н. 1941-Й. Выдержал ли экзамен Иосиф Сталин?

Статья генерала армии М.А.Гареева "1941-й: экзамен Иосифа Сталина"1, безусловно, привлечет к себе внимание, так как в ней поднимаются сложные и важные вопросы подготовки и начала войны. Судя по названию, она претендует на объективную оценку деятельности Сталина в тот период, ибо, как пишет автор, "...особенно на протяжении последних 15 лет хула и поношения лились на Сталина сплошным мутным потоком и сказать о нем что-то объективно было не просто. Заведомо лживых "уток" запущено немало, и они продолжают летать, несмотря на опровержимые исторические факты". Все это правда и вызывает интерес.
Однако, прочитав статью, мне все-таки не удалось понять, выдержал ли Верховный Главнокомандующий экзамен 1941? Какую "оценку" поставил ему уважаемый Махмут Ахметович?

 

 

Ларуш Линдон. Текущая история как трагедия

Упрямая некомпетентность практически всех мировых экономистов является следствием опоры на механистически-статистические картезианские методы вместо римановских принципов динамики. Это же сегодня происходит в сфере внешней политики большинства стран мира. Неспособность некоторых влиятельных иранских лидеров понять раздражение президента Путина отражает распространенную склонность к механистическому мышлению, а не динамике в стратегических вопросах. Эта же методологическая ошибка характерна для распространенных ошибочных экономических прогнозов.
Наблюдатели заметили некоторую напряженность в отношениях между Россией и Ираном в результате отрицательной реакции Ирана на гибкую политику России в связи с тем, что Англия и США используют предположительную программу разработки ядерного оружия Ираном в качестве предлога для эскалации уже разгорающейся асимметричной войны в регионе Юго-Западной Азии.
Представляется, что президент Путин понял две вещи, которые, к сожалению, упускают из вида влиятельные круги Ирана и других стран. Не следует выделять Иран в связи с этой проблемой метода; то, что выдают за стратегическое мышление в большинстве стран Западной и Восточной Европы, а также в руководящих кругах США, представляет собой такую же методологическую ошибку, какую совершают и некоторые влиятельные круги Ирана.
Другими словами, ошибка, которую совершают некоторые иранские круги, представляет часть мозаики опасных заблуждений руководства многих других стран. Другую часть, самым очевидным образом, составляет упрощенческая пародия на "стратегическое мышление" профессиональных политиков, как в Конгрессе США, так и среди перспективных кандидатов на пост президента.
С учетом этих двух соображений политика Путина в отношении иранской реакции на англо- американские действия по расширению театра военных действий в Юго-Западной Азии представляется благоразумной, а некоторое сопротивление иранцев увещеваниям Путина является зловещей тактической ошибкой — иранцы не учитывают динамический характер мировой стратегической ситуации в целом. Объясню это на очень актуальном примере из недавней истории.

 

 

Линдон Ларуш. Место России в мировой истории
Эта работа содержит насущно необходимый анализ решающего аспекта той хронической несостоятельности, которая отличает политику США по отношению к России после 1989 года.
Так называемая политика реформ была навязана постсоветской России, Украине и Белоруссии совместно премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер и человеком, которого она сама признавала своей марионеткой — бывшим президентом США сэром Джорджем Бушем».[1] Эта политика «реформ», которая не претерпела существенных изменений при президенте США Билле Клинтоне, к настоящему времени привела Россию к пределу ее существования, где неминуем некий взрыв. «Взрыв» не означает «глобальную термоядерную войну», но означает вспышку и распространение хаоса из России на значительную часть планеты. Создается впечатление, что официальный дипломатический Вашингтон более озабочен сохранением видимости поддержки провалившейся «реформы» по британскому проекту, чем сменой обанкротившейся политики Лондона и республиканской партии США на здравую американскую политику.
Невозможно компетентно подойти к этой политической проблеме, если ограничиться рассмотрением собственно «российских» вопросов. Дело в том, что та же экономическая ситуация, которая стала движущей силой взрывоопасного социального кризиса в странах бывшего СССР, является неотъемлемой частью прогрессирующего, ныне все более ускоряющегося глобального экономического коллапса, к которому приводят процессы, происходящие в финансовой сфере, — величайшего финансово-экономического кризиса в современной истории нашей планеты. Динамика российского кризиса является продуктом и отражением ускоряющегося глобального финансового и экономического коллапса. Более того, исчерпанность политики ограбления стран бывшего Варшавского договора финансовыми кругами, базирующимися в Лондоне, является важным дополнительным обстоятельством, определяющим время наступления финансового краха в масштабах планеты и степени его жестокости.
Все это осложняется тем обстоятельством, что руководство США в настоящее время оказывается неспособным осознать чрезвычайный смысл надвигающегося катаклизма, связанного с прогрессирующим, развивающимся по типу цепной реакции финансовым коллапсом. Всем ведущим финансовым центрам мира, — в том числе и директору-распорядителю МВФ Мишелю Камдессю, — известно, что распад существующей мировой финансовой системы идет сейчас полным ходом. Большинство правительств мира в действительности осознает, что кризис надвигается и грянет очень скоро; тем не менее, никто, за исключением небольшой группы влиятельных представителей старшего поколения (почти исключительно — поколения, предшествующего «бэби-бумерам»)[2], практически ни одно правительство, и в особенности — правительство США, ни в малейшей мере не осознает того, насколько внезапно и свирепо, подобно вихрю, ударит этот кризис в момент своей кульминации.

 

 

Лихачев Д.С., академик. Так какая же она, эта Россия?
Ни одна страна в мире не окружена такими противоречивыми мифами о ее истории, как Россия, и ни один народ в мире так по-разному не оценивается, как русский.
Н. Бердяев постоянно отмечал поляризованность русского характера, в котором странным образом совмещаются совершенно противоположные черты: доброта с жестокостью, душевная тонкость с грубостью, крайнее свободолюбие с деспотизмом, альтруизм с эгоизмом, самоуничижение с национальной гордыней и шовинизмом.
Другая причина в том, что в русской истории играли огромную роль различные "теории", идеология, тенденциозное освещение настоящего и прошлого. Приведу один из напрашивающихся примеров: петровскую реформу. Для ее осуществления потребовались совершенно искаженные представления о предшествующей русской истории. Раз необходимо было большее сближение с Европой, значит, надо было утверждать, что Россия была совершенно отгорожена от Европы. Раз надо было быстрее двигаться вперед, значит, необходимо было создать миф о России косной, малоподвижной и т.д. Раз нужна была новая культура, значит, старая никуда не годилась. Как это часто случалось в русской жизни, для движения вперед требовался основательный удар по всему старому. И это удалось сделать с такою энергией, что вся семивековая русская история была отвергнута и оклеветана. Создателем мифа об истории России был Петр Великий. Он же может считаться создателем мифа о самом себе. Между тем Петр был типичным воспитанником XVII века, человеком барокко, воплощением заветов педагогической поэзии Симеона Полоцкого - придворного поэта его отца, царя Алексея Михайловича.
В мире еще не было мифа о народе и его истории такого устойчивого, как тот, что был создан Петром. Об устойчивости государственных мифов мы знаем и по нашему времени. Один из таких "необходимых" нашему государству мифов - это миф о культурной отсталости России до революции. "Россия из страны неграмотной стала передовой..." и т.д. Так начинались многие бахвальные речи последних семидесяти лет. Между тем исследования академика Соболевского по подписям на различных официальных документах еще до революции показали высокий процент грамотности в XV-XVII веках, что подтверждается и обилием берестяных грамот, находимых в Новгороде, где почва наиболее благоприятствовала их сохранению. В XIX и XX веках в "неграмотные" часто записывались все староверы, так как они отказывались читать новопечатные книги. Другое дело, что в России до XVII века не было высшего образования, однако объяснение этому следует искать в особом типе культуры, к которой принадлежала древняя Русь.
Твердая убежденность существует и на Западе, и на Востоке в том, что в России не было опыта парламентаризма. Действительно, парламента до Государственной думы начала XX века у нас не существовало, опыт же Государственной думы был очень небольшой. Однако традиции совещательных учреждений были до Петра глубокие. Я не говорю о вече. В домонгольской Руси князь, начиная свой день, садился "думу думать" со своей дружиной и боярами. Совещания с "градскими людьми", "игуменами и попы" и "всеми людьми" были постоянными и положили прочные основы земским соборам с определенным порядком их созыва, представительством разных сословий. Земские соборы XVI-XVII веков имели письменные отчеты и постановления. Конечно, Иван Грозный жестоко "играл людьми", но и он не осмеливался официально отменить старый обычай совещаться "со всей землей", делая по крайней мере вид, что он управляет страной "по старине". Только Петр, проводя свои реформы, положил конец старым русским совещаниям широкого состава и представительным собраниям "всех людей". Возобновлять общественно-государственную жизнь пришлось только во второй половине XIX века, но ведь все-таки возобновилась же эта общественная, "парламентская" жизнь; не была забыта!

 

Что Сталин скрыл от Рузвельта
История войны на Дальнем Востоке до сей поры таит много загадок, хотя написано о ней более чем достаточно. Видимо, еще не подошли сроки для рассекречивания массы документов, которые могли бы внести ясность в некоторые события того времени. Это в равной мере относится и к нынешней России, и к Соединенным Штатам Америки. О некоторых не всем известных событиях того времени и пойдет речь.
Многие историки считают, что Вторая мировая война началась не на Западе с нападения Гитлера на Польшу, а гораздо раньше - на Дальнем Востоке в 1937 году. Именно 7 июля того года японская армия начала полномасштабную войну с Китаем. Практически, с этого же времени участвовал в этой войне Советский Союз, который направил в помощь китайцам сотни летчиков и много других военных специалистов. Но натиск японцев нарастал. Уже в июле - августе 1937 года японцы заняли обширные районы Северного Китая. 13 декабря японцы окончательно захватили Нанкин. Шесть недель там шла резня. Было убито около 300 тысяч человек. К концу года и центр Китая, где был сосредоточен практически весь промышленный потенциал страны, оказался в руках японцев. Правительство Чан Кайши бежало в провинцию Сычуань. Естественно, СССР не мог остаться в стороне от этих событий. Советское руководство отлично понимало, что полная оккупация японцами Китая развязала бы им руки для более дерзких планов относительно Дальнего Востока и Сибири. Так что столкновение Советского Союза с Японией на территории Китая было как бы заранее запрограммировано.
На эту войну средств было затрачено немало. Так, только с октября 1937 по октябрь 1939 года СССР поставил Китаю около 1000 самолетов, более 1300 орудий, свыше 14 тысяч пулеметов и много другого военного имущества. В воздушных боях в небе Китая погибло более 200 советских летчиков. Так что Советский Союз начал воевать не с 22 июня 1941 года, а с октября 1937. В марте 1938 года Япония принимает закон о всеобщей мобилизации. Все более очевидным становилось, что после захвата Китая Япония обрушится на Советский Союз, и первый удар, естественно, будет нанесен по Транссибу. Обстановка для Красной Армии усложнилась в это время в связи с тем, что 13 июня 1938 года в Маньчжурию бежал и сдался японцам начальник Дальневосточного управления НКВД по Дальнему Востоку Генрих Самойлович Люшков - доверенное лицо Ежова. Его называли "лучшим чекистом", репрессировавшим семьдесят тысяч "врагов народа". Помимо всего прочего, он передал японцам все сведения о дислокации и количестве частей Красной Армии и флота на Дальнем Востоке, сведения об организации шифровальной связи.
Сергей Богатко в интереснейшей книге "Особая группа НКВД", которая использована при подготовке этого материала, сообщает, что японцы предоставили Люшкову свое гражданство под именем Ямогучи Тосикаду. К японцам перебежал и работник штаба 36-й мотострелковой дивизии майор Фронтямар Францевич, пользовавшийся военным комплексом шифропереписки. В руки японцев попали не только сведения о численности сил на Дальнем Востоке, но данные о сооружаемых оборонных объектах. Нужно было срочно принимать меры. 1 июля 1938 года Особая Дальневосточная армия преобразуется в Дальневосточный фронт. Командующим был назначен маршал Василий Блюхер. Это был первый фронт, созданный после окончания Гражданской войны.
22 июня 1941 года перед японцами во всей остроте встала проблема: когда начинать давно запланированное широкомасштабное вторжение на Дальний Восток и Сибирь?

 

 

Люлечник Вилен. Конец русского Харбина
Из всех русских эмигрантских диаспор особняком стоит дальневосточная, а именно - маньчжурская, судьбу которой нельзя назвать типичной для Российского зарубежья, отмечает историк Я. Л. Писаревская, автор работы "Две России в Маньчжурии: социальная адаптация и реэмиграция. ( 20-е - начало 30-х гг.)". Ниже станет понятным, почему к такому выводу подошла молодая исследовательница этой проблемы, которая по сей день остается белым пятном в российской истории. И именно российской, а не только зарубежной. Скажу больше, неординарность этой проблемы приводит к тому, что по сей день многие документы, касательно русской диаспоры в Китае, хранятся под грифом секретности не только в России, но и в КНР. Да и Японии особенно не афишируют эти материалы. Видимо, некоторыми из причин, способствующих подобной ситуации, состояли в необычном финале, приведшем к распаду сообщества, одна часть которого приняла решение вторично эмигрировать, а другая - вернуться на Родину.
В сущности, Маньчжурия была своего рода "перевалочным пунктом" на пути из Россию в эмиграцию. "Тем не менее на , на четыре десятка лет, - отмечает Писаревская, - для тысяч беженцев она стала домом, в котором было уютно жить, потому что это был не китайский, а русский дом, с характерным укладом и стилем жизни Русский Харбин к началу 30-х гг. сохранял вся атрибуты крупного российского города, даже внешне напоминающего многие провинциальные города России начала ХХ века. Как вспоминает очевидец харбинской жизни 20-х гг. "…в Харбине было такое ощущение, что мы попали обратно в дореволюционную Россию. Харбин был очень русский город, а население - фантастическое, потому что там были русские люди, которые считали в ту пору, когда мы туда приехали, что они живут в России". И вот этот город исчез. И во многом благодаря стараниям советского руководства. Уникальное, строго говоря, явление - Россия уничтожила русский анклав на территории Китая, хотя тот ничего против его существования не имел. И происходило это в несколько этапов.

 

Марио Соуса. Гулаг: Архивы против лжи

Hесмотря на ряд фундаментальных работ, построенных на фактическом материале архивов, показавших несоответствие обвинений Сталина в массовых репрессиях в действительности, злобные клеветники типа Радзинского, Суворова, Солженицына, Яковлева продолжают свою грязную работу по очернению советской истории. Эта клевета вызывает возмущение у честных исследователей зарубежных стран.
Предлагаемая брошюра, являющаяся переводом с английского языка работы Марио Соуса, напечатанной в канадском журнале "Northstar compass" (приложение к номеру за 1999 г., декабрь), опровергает выдумки о преднамеренности голода на Украине, о чрезмерной жестокости советской карательной системы, а, главное, о фантастических масштабах репрессий против кулачества и заговорщиков.
Это история Советского Союза, история миллионов людей, которые, якобы, были репрессированы и умерли в трудовых лагерях или в результате голода в сталинское время.
В мире, в котором мы живем, вряд ли кто-нибудь избежал ужасных историй о смертях и убийствах в трудовых лагерях ГУЛАГА, рассказов о миллионах умерших от голода и миллионах оппозиционеров, уничтоженных в Советском Союзе. В капиталистических странах эти рассказы повторяются снова и снова в книгах, газетах, на радио и телевидении, в кинофильмах, а фантастическое число миллионов жертв социализма последние 50 лет стремительно растет. Hо откуда взялись эти рассказы и эти цифры? Кто стоит за всем этим? И другой вопрос: что в этих рассказах является правдой? Что скрывалось в архивах Советского Союза, открытых Горбачевым для исторических исследований в 1989 г.? Авторы мифов всегда утверждали, что все их рассказы о миллионах жертв в СССР при Сталине подтвердятся тогда, когда будут открыты архивы. И что же случилось, когда открылись архивы? Подтвердились ли эти рассказы фактически? Hастоящая статья покажет, откуда взялись сведения о миллионах умерших от голода и в трудовых лагерях в Советском Союзе.
После изучения исторических исследований, которые были сделаны в архивах Советского Союза, мы в состоянии предоставить информацию в форме конкретных данных относительно реального числа заключенных, сроках их пребывания в тюрьмах и тех, кто был приговорен к смерти в сталинском Советском Союзе. Правда сильно отличается от мифов.

Армия и хозяйство

Исследования ЦРУ в 1960–1975 гг. показали, что военные расходы СССР составляли 6– 7% от ВНП, при этом доля их снижалась. В начале 50-х годов СССР тратил на военные цели 15% ВНП, в 1960 г. – 10%, а в 1975 г. всего 6%. На закупки вооружений до перестройки расходовалось в пределах 5–10% от уровня конечного потребления населения СССР.
Вспомните, кто и как нам врал. Шеварднадзе заявил в мае 1988 года, что военные расходы СССР составляют 19% от ВНП; в апреле 1990 г. эту цифру довели до 20% – и никаких обоснований!
И разве кто-нибудь сегодня спросит с академиков и политиков, из какого пальца они высосали свои данные о военных расходах СССР? Разве не парадоксально, что заявления Горбачева вынуждено было опровергать ЦРУ, но в СССР эти опровержения замалчивались?
Видный российский эксперт по проблеме военных расходов В. В. Шлыков в недавней статье «Американская разведка о советских военных расходах» пишет об этом: «Сейчас уже трудно поверить, что немногим более десяти лет назад и политики, и экономисты, и средства массовой информации СССР объясняли все беды нашего хозяйствования непомерным бременем милитаризации советской экономики. 1989–1991 годы были периодом настоящего ажиотажа по поводу масштабов советских военных расходов. Печать и телевидение были переполнены высказываниями сотен экспертов, торопившихся дать свою количественную оценку реального, по их мнению, бремени советской экономики».
Тезис о том, что СССР рухнул под бременем военных расходов, утратил былую привлекательность. Более того, советский период по мере удаления от него все более начинает рассматриваться как время, когда страна имела и «пушки и масло», если понимать под «маслом» социальные гарантии. Уже не вызывают протеста в СМИ и среди экспертов и политиков утверждения представителей ВПК, что Советский Союз поддерживал военный паритет с США прежде всего за счет эффективности и экономичности своего ВПК
Именно это важно – эффективность и экономичность советского ВПК. Особый, созданный именно у нас (и только у нас) тип связи армии и производства как хозяйственных систем. В. В. Шлыков пишет, что суть этого – «уникальная советская система мобилизационной подготовки страны к войне. Эта система, созданная Сталиным в конце 20-х – начале 30-х годов, оказалась настолько живучей, что ее влияние и сейчас сказывается на развитии российской экономики сильнее, чем пресловутая «невидимая рука рынка» Адама Смита…
Основные усилия советского руководства в эти (30-е) годы направлялись не на развертывание военного производства и ускоренное переоснащение армии на новую технику, а на развитие базовых отраслей экономики (металлургия, топливная промышленность, электроэнергетика и т. д.) как основы развертывания военного производства в случае войны... Именно созданная в 30-х годах система мобилизационной подготовки обеспечила победу СССР в годы второй мировой войны…
После второй мировой войны довоенная мобилизационная система, столь эффективно проявившая себя в годы войны, была воссоздана практически в неизменном виде. При этом, как и в 30-е годы, основные усилия направлялись на развитие общеэкономической базы военных приготовлений… Это позволяло правительству при жестко регулируемой заработной плате не только практически бесплатно снабжать население теплом, газом, электричеством, взимать чисто символическую плату на всех видах городского транспорта, но и регулярно, начиная с 1947 г. и вплоть до 1953 г., снижать цены на потребительские товары и реально повышать жизненный уровень населения. Фактически Сталин вел дело к постепенному бесплатному распределению продуктов и товаров первой необходимости, исключая одновременно расточительное потребление в обществе.
Совершенно очевидно, что капитализм с его рыночной экономикой не мог, не отказываясь от своей сущности, создать и поддерживать в мирное время подобную систему мобилизационной готовности».
Это – реальность, как наш климат или наша история. Из нее и надо исходить в решениях, определяющих нашу судьбу.

 

Возрождение этничности

Эта небольшая статья приведена здесь полностью

Отзыв на книгу: Соловей В.Д. Кровь и почва русской истории. М.: Русскiй миръ, 2008. 480 с. (Pro patria: Историко-политологическая библиотека). Тираж 2000 экз.
26.05.2008
Вышедшая в конце 2005 года небольшим тиражом книга историка и политолога Валерия Соловья 'Русская история: новое прочтение' мгновенно стала интеллектуальным бестселлером, о чем свидетельствовали как десятки газетно-журнальных и интернетовских рецензий - восторженных или разгромных, но только не холодно-равнодушных, - так и то, что она почти мгновенно исчезла с прилавков книжных магазинов. Успех 'Русской истории', естественно, поставил вопрос о ее переиздании, но автор подошел к делу творчески и через два с лишним года предъявил, по сути, новую книгу с новым названием - поэтичным и провокационным одновременно, - органично соединившую кардинально переработанные старые тексты с недавно написанными дополнительными главами. Впрочем, ее концептуальная основа осталась прежней. Вкратце она такова.
Русская история - одна из самых успешных историй в мире. Субъект этой истории, ее творец - русский народ, характеризуется прежде всего своей этничностью, не сводимой ни к религии, ни к культуре, ни к социуму. Этнос - сущностно биологическая общность, его главная скрепа - 'кровь'. Этот вывод Валерий Соловей делает, опираясь на обычно не используемый гуманитариями обширный материал, накопленный генетикой и антропологией. В психологическом плане этнос связан с 'этническими архетипами', а его историческая активность определяется 'витальной силой', которая в первую очередь обусловлена высокой рождаемостью. На сакраментальный вопрос 'Что значит быть русским?' автор недвусмысленно отвечает: 'Русские - это те, в чьих жилах течет русская кровь' (следует заметить, что он нигде не говорит о чистоте крови, а лишь о наличии таковой в каком-либо количестве). Главный этнический архетип русских - архетип власти, государство занимает в их сознании определяющее место, будь они этатистами или, напротив, анархистами. Грандиозный успех России в истории оказался возможен благодаря огромной русской витальной силе, создавшей великую империю. Но постепенно последняя стала истощать первую. Главной причиной кризиса 1917 года явилось культурное и этническое отчуждение элиты от народа, начавшееся с петровских реформ. Кризис же 1991 года стал последствием ослабления русской витальной силы - русские отказались нести на себе тяжкое имперское бремя. Сегодня на наших глазах рождается новая - 'этническая' русская нация, конституирующим признаком которой является 'кровь'. Но рост русского национализма - не признак силы, это 'естественный механизм выживания этнической группы, ощущающей угрозу своему бытию'. Остановить процесс этнизации русского сознания невозможно, 'лучше его ускорить и по возможности ввести в цивилизованные рамки'. Валерий Соловей уверен, что нынешняя стабильность не будет длительной и прогнозирует новый виток Смуты, но так или иначе одно несомненно: 'Россия может быть только государством русского народа или ее не будет вовсе'.
Сам факт появления подобной 'неполиткорректной' теории, исходящей отнюдь не от маргинала, а от вполне респектабельного ученого, представляет собой один из немаловажных симптомов процесса, описываемого ее автором. Лет десять назад 'Кровь и почва' вряд ли могла быть опубликована солидным издательством (а 'Русскiй миръ', безусловно, одно из самых солидных современных издательств). Более того, лет десять назад Валерий Соловей, видимо, сам был далек от тех выводов, к которым ныне пришел. Русское сознание и правда меняется. Характерно, что несколько моих знакомых отреагировали на рецензируемую книгу совершенно одинаково: 'Как будто я ее сам(а) написал(а)!' Что же касается ее научной значимости, то при том, что в ней есть спорные или недостаточно фундированные тезисы, она предлагает действительно новую парадигму в понимании отечественной истории, заслуживающую серьезного и тщательного обсуждения. 'Кровь и почва' - одно из самых значительных явлений в современной русской гуманитарной мысли, свободная книга для свободных умов.
(Автор: Сергей Сергеев)
СОВРЕМЕННЫЙ ОПЫТ ИНСТИТУЦИОННОЙ СТРАТЕГИИ ГОСУДАРСТВА
Политическое конструирование
Самые смелые политические проекты, на составление и реализацию которых не решаются официальные власти, мы будем создавать здесь. Исключительно демократически, основываясь на ваших идеях
© 2005 Политический Класс. Все права защищены.
http://www.politklass.ru/cgi-bin/issue.pl?id=994

 

Соловей В.Д. Развал и развалины

Эта небольшая статья приведена здесь полностью
Валерий Дмитриевич Соловей, доктор исторических наук
КУДА ДЕЛАСЬ РУССКАЯ СИЛА?
— Валерий Дмитриевич! Ваша книга и Ваше новое прочтение русской истории должны, по замыслу, дать ответ на сакраментальные вопросы: куда делась русская сила? Какова природа этой силы? И, наконец, что такое русскость?
— Ответ я даю недвусмысленный и шокирующий: русскость — не культура, не религия, не язык, не самосознание. Русскость — это кровь.
— Кровь? То есть факт медицинский? Биологический?
— Кровь — носитель социальных инстинктов восприятия и действия. Кровь — стержень, к которому тяготеют внешние проявления русскости. Да, русскость — понятие биологическое.
— Бьюсь об заклад, что Вы предвидите вопрос, который крутится у меня на языке…
— Разумеется, предвижу: какой процент русской крови должен течь в венах, чтобы считать человека русским?
— Угадали. Так каков же процент?
— Честно признаюсь, раньше меня это вообще не занимало, да и сам вопрос в контексте отечественной истории довольно бессмыслен.
— Понятно: русские никогда не были чистым в этническом отношении народом и в то же время обладали значительной ассимиляторской способностью. Такова наша тысячелетняя история. Что же переменилось теперь? Ассимиляторская способность оказалась под вопросом?
— Под вопросом другое: сама русская этничность. В прошлом, предоставляя возможность ассимилироваться в русскость всем, кто этого хотел, сами русские в то же время не были склонны к смене своей этничности. Культурная ассимиляция в русскость сопровождалась вступлением в браки с русскими, ведя к ассимиляции биологической.
— Но если так, то противопоставление «крови» и «почвы» в отечественном контексте лишено смысла. Решает не кровь, а именно почва.
— Да, так было. Вплоть до последнего времени браки с русскими означали присоединение к сильному и лидирующему народу, чей язык и культура доминировали в пространстве северной Евразии.
— Значит, смена почвы с нерусской на русскую означала и смену этничности? Что мешает этой традиции работать и теперь?
— Смена ситуации. Преобладание в межэтнических контактах русского ассимиляторского вектора нельзя объяснить только культурно-историческими факторами. Биологическая подоплёка этого процесса сейчас слишком очевидна, чтобы её можно было исключить из исторического анализа. Поэтому я считаю необходимым включить в концептуализацию отечественной истории понятие «витальной силы»…
— Это что-то вроде «пассионарности» Л. Н. Гумилева?
— Близко. Но не идентично. В обобщённом виде под «витальной силой» или «витальным инстинктом» я понимаю совокупность специфических характеристик функционирования этноса как биосоциального явления.
— Давайте переведём разговор с языка теоретиков на язык историков.
— Если на языке историков, то пятивековая ретроспектива России обнаруживает отчётливую зависимость между биологической и морально-психологической, экзистенциальной силой русского народа, с одной стороны, и его историческим творчеством — с другой. Грандиозный успех России в истории оказался возможен лишь благодаря русской витальной силе. Как только она стала иссякать (что заметно с 60-х годов прошлого века), пошла под уклон и страна. Пик советской мощи и влияния оказался той исторической вершиной, с которой начался спуск вниз. Медленный и незаметный поначалу, он превратился на рубеже 80—90-х годов прошлого века в настоящий обвал.
— Куда же делась русская сила?
— Трагический парадокс истории в том, что русская сила, послужившая залогом грандиозного государственного строительства, масштабного социального творчества, ключевым фактором беспрецедентной территориальной экспансии и триумфальных военных побед, была истощена этим строительством и этими победами. Проще говоря, русские надорвались. Именно по этой, и ни по какой другой причине Советский Союз оказался исторически обречён.
РАЗВАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА: ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ
Когда на кону оказалась судьба страны и государства, союзная идентичность не выдержала проверки на прочность, оказавшись не более чем пустой оболочкой. И это была принципиальная слабость советского строя, вызревавшая и накапливавшаяся в течение длительного времени, чтобы затем в одночасье изменить судьбу страны.
— Не только судьбу страны, но, как Вы пишете в книге, и траекторию мирового развития. Так что тут причина и что следствие? Гибель Союза — причина?
— Нет, не гибель Советского Союза привела к разрушению советской и союзной идентичностей, а выхолащивание жизненной силы этой идентичности — вот кардинальная предпосылка гибели СССР. А поскольку главным носителем, ядром союзной идентичности были русские, то капитальную причину гибели советской государственности, советской Родины должно искать в фундаментальной трансформации русского самосознания, а не в ошибках или «предательстве» М. С. Горбачёва, «геополитическом заговоре», падении цен на нефть, советских экономических проблемах и т. д.
Как и в трагическом финале «старой» империи, русские, считавшиеся залогом её устойчивости, оказались первопричиной её гибели.
ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ЗАПИСКИ
Журнал 'Родина' http://www.istrodina.com/

 

 

Соловей В.Д.. На руинах Третьего Рима
Соловей Валерий Дмитриевич, доктор исторических наук, эксперт «Горбачев-Фонда», культовый историк и политолог
Государственные институты и коммуникации, атрибуты и символы наполняются жизнью, облекаются в плоть мыслями, чаяниями, представлениями и действиями людей. «Только широко разделяемые ценности, символы и принимаемый общественный порядок могут обеспечить низовую (базовую) легитимацию и делают государство жизнеспособным»[1]. Без устойчивого образа государства и массовой лояльности по отношению к нему (другое название чего – государственная идентичность) его институты, административные структуры и прочее остаются не более чем пустышками, постмодернистскими симулякрами.
Формирование государства происходит взаимоувязанно в двух сферах: внешней – институционально-административной и внутренней – в сознании (и даже подсознании) людей. И если плоть слаба, дух зачахнет. Так гибель внешне могущественного советского государства была в решающей степени обусловлена прогрессирующей атрофией советской идентичности. Идентичность имеет не меньшее, если не большее значение, чем международное признание, новые институты и элитные пакты, новые символы. «Верхушечные договоренности, декларации властей и даже международное признание не являются достаточными для создания согражданства, т.е. государства-нации»[2].
Практически все наблюдатели едины в том, что деградация союзной идентичности, включая ее мобилизационную функцию, необратима. Важно, однако, понимать, что не гибель СССР привела к умиранию советской/союзной идентичности, а проходившее под покровом советской стабильности разрушение этой идентичности, выхолащивание ее жизненной силы послужило кардинальной предпосылкой гибели СССР. Другими словами, разрушение союзной идентичности было причиной, а не следствием гибели СССР. 25 декабря 1991 года – лишь формальная дата кончины советской империи[3], которая в умах, в массовом сознании умерла гораздо раньше. В противном случае в стране нашлись бы люди и структуры, готовые проливать кровь – чужую и собственную – ради сохранения империи как высшей ценности. «Способность или неспособность производить готовность идти на смерть – это… последний аргумент в пользу жизнеспособности или нежизнеспособности той или иной политической системы»[4].
Революция русской идентичности
Хотя территорально-страновая идентичность для русских в целом более значима, чем этническая, этнизация сознания приняла массовый характер, а этническая идентичность приобретает несравненно более артикулированные, в сравнении с советской эпохой, формы. Русские все более охотно определяют себя именно как русских, а не «советских людей», россиян, граждан России и т.д.
Надежным индикатором этого процесса выступают масштабы, динамика и направленность этнофобий в отечественном обществе. При этом обращает на себя внимание крайне высокий уровень этнического негативизма, во-первых, среди образованных слоев населения (включая Москву), что указывает на неслучайность этнофобий, их отрефлексированность, во-вторых, среди социализировавшейся в постсоветскую эпоху молодежи, что означает превращение этнофобий в системный, самовоспроизводящийся и устойчивый фактор национального бытия.
В то же время следует предостеречь от отождествления этнизации сознания и роста ксенофобских настроений с национализмом. Эмпирически это тесно связанные, но теоретически разнородные явления: из этнизации сознания и даже из драматического роста ксенофобии не следует с неизбежностью национализм, хотя ксенофобия может составить его питательную почву. Как раз современная Россия представляет классический пример отсутствия линейной зависимости между этнизацией сознания и ксенофобией, с одной стороны, и национализмом – с другой.
Тем не менее массовая этнизация русскости носит беспрецедентный в отечественной истории характер. Чем она вызвана?
Отчасти я уже ответил выше: провалом строительства «национального государства» и спонтанным формированием корпорации-государства. Но есть еще целый ряд не менее важных причин. Первая – это кризис, надрыв жизненной силы русского народа, что на массовом уровне смутно ощущается (не рационализируется) как потеря исторического фарта. На протяжении своей истории русские были не только большим, сильным, но еще и очень удачливым народом, что хорошо заметно в оптике Большого времени «школы Анналов».
Вторая причина: этнизация сознания и радикализация этничности есть непосредственная реакция на колониалистскую стратегию этнической депривации русских, проводимую некоторыми влиятельными элитными группами отечественного общества, идентифицирующими себя как либеральные. Структурное и содержательное совпадение колониального и либерального дискурсов в России легко прочитывается.
Третье: этнизация идентичности неразрывно сопряжена с архаизацией ментальности и общества – их опусканием в глубь коллективного бессознательного, возвращением к изначальным идентичностям, что неизбежно в контексте трагической социокультурной и антропологической деградации отечественного общества.
В структуре самой этнической идентичности все более важное место занимает биологический принцип (кровь), серьезно потеснивший традиционно влиятельные культурные и языковые определения идентичности – почву. Это, конечно, не переход от историко-культурной к расовой матрице русской идентичности (что невозможно принципиально), но изменение структуры самой идентичности, а также симптом и одновременно фактор разрушения ценностно-культурного континуума модерна.
Наиболее радикальные формы этнизации сознания характерны не для населения «прифронтовых» и пограничных территорий, не для мелкой и средней буржуазии, а, в первую очередь, для молодежи, причем вне зависимости от социального статуса и уровня образования. Вопреки расхожим представлениям, современная российская молодежь вряд ли составляет резерв демократии, прогресса и симпатизантов Запада. Скорее наоборот: ей ближе ценности иерархии и насилия, а не равенства и свободы. Она несравненно более националистическая и ксенофобская, чем поколения советских людей. Оборотной стороной ее знания Запада оказывается пренебрежение и даже ненависть к нему.
В более широком смысле на руинах Третьего Рима идет интенсивное и спонтанное складывание качественно нового общества – неоварварского, соединяющего архаичные социальные модели и ценностные ориентации, казавшиеся забытыми культурные формы с новыми технологиями. Из глубин коллективного бессознательного, разрывая тонкую пленку цивилизации и культуры, всплывают архетипы и большие стереотипы русской истории. Происходит возвращение к таким базовым понятиям, как власть, кровь, хлеб, справедливость, взятым в их предельных, обнаженных смыслах.
В то же самое время я бы предостерег от описания этого процесса исключительно в терминах «регресс» и «архаика», его интерпретации в рамках прогрессивистских концепций, которые суть культурные, а не научные конструкции. В действительности мы воочию наблюдаем (а такая возможность интеллектуалам предоставляется крайне редко) подлинно историческое творчество – редкое по интенсивности, масштабу и драматизму строительство нового мира на руинах старого. Это творчество корректно определить как «трансгресс», то есть такой глобальный сдвиг, который, включая элементы как прогресса, так и регресса, ведет к возникновению нового социального качества.
Глобальное изменение исторического ландшафта происходит во взаимосвязи с кардинальной трансформацией содержания русского Мы. Русские превращаются в иной народ: их новое состояние, безусловно, связано с предшествующими, и, в то же время, характеризуется качественной новизной. В афористичной форме вектор перемен можно определить как превращение народа для других в народ для себя. Но революция русской идентичности – не случайность и не результат только последнего пятнадцатилетия, она подготовлена всем предшествующим историческим развитием и, в этом смысле, закономерна и даже неизбежна.

Соловей В.Д. Однозначная близость
Валерий Дмитриевич Соловей, доктор исторических наук, известный, культовый историк и политолог
Если бы кто-нибудь в начале 90-х гг. прошлого века сказал, что Либерально-демократическая партия России окажется самой успешной из числа появившихся в стране политических образований, а эксцентричный Владимир Жириновский станет неотъемлемой частью отечественного политического ландшафта и даже в каком-то смысле фирменным знаком российской партийной политики, то такому прорицателю посмеялись бы в лицо. Да что тут говорить, если насмешки вызывали даже скромные предположения автора этих строк о том, что у Жириновского и его партии есть неплохое политическое будущее, неоднократно высказывавшиеся им на политологических семинарах 1992–1993 гг.
Однако факты – упрямая вещь: ЛДПР во главе с Жириновским живет и здравствует, она известна в России и в мире (хотя популярность эта скорее скандальная, чем позитивная), но вряд ли сейчас хоть кто-нибудь, за исключением историков, вспомнит о когда-то влиятельных и казавшихся перспективными Демократической партии России, Движении демократических реформ, Российском христианско-демократическом движении и иже с ними. Иных уж нет, а те далече…
Пятнадцать лет успешной политической карьеры – а именно столько насчитывает политическая жизнь ЛДПР – не могут быть совпадением обстоятельств или одним лишь везением, это, как говорится в анекдоте, «тенденция, однако…» И чтобы разобраться в причинах жизнеспособности и успешности ЛДПР, надо обратиться к ее истории.
По размерам и качеству своей региональной базы ЛДПР опередила КПРФ, не говоря уже о «Родине», небезосновательно считающейся основным соперником партии на региональных и федеральных выборах. Правда, размеры оппозиционного электората довольно велики, что позволяет играть на этом поле одновременно нескольким политическим силам.
Наконец, что не менее важно, власть сохраняет устойчивую потребность в ЛДПР. Во-первых, для канализации протестных настроений: ЛДПР обладает уникальным опытом их нейтрализации, на протяжении более чем десятилетия превращая пар народного недовольства в свисток политической эксцентрики. Во-вторых, Кремлю и Белому дому нужен резервный механизм контроля Думы на случай неудачного выступления «Единой России».
Таким образом, ЛДПР полностью сохраняет способность и впредь следовать своей дифференцированной, многослойной стратегии: с одной стороны, быть младшим политическим партнером власти, с другой – выступать ее внешне радикальным, но по существу безобидным критиком, с третьей стороны, разнузданно шельмовать конкурентов по оппозиционному лагерю. Такая линия поведения гарантированно обеспечит ЛДПР доступ к федеральным информационным ресурсам, жизненно необходимым для проявления артистических талантов Жириновского, и в то же время сохранит влияние партии на электорат.
В стратегической перспективе партию подстерегают две проблемы. Одна, связанная с критической зависимостью ЛДПР от Жириновского, хорошо известна. Вторая не столь бросается в глаза, хотя более важна – причем не только для ЛДПР, но и для всей отечественной политики. Это проблема глубинной неподлинности, поддельности отечественной политической жизни, где партия власти имитирует, что она власть, на самом деле служа не более чем декорацией механизмов принятия решений, а парламентская оппозиция – вся без исключения, а не только ЛДПР – притворяется защитницей народных интересов. Эти партии, слишком очевидно напоминающие постмодернистские симулякры, то есть символы, лишенные жизни и содержания, могут в одночасье рухнуть под натиском настоящей жизни и подлинной политической борьбы.

 

 

Соловей В.Д. Исторические смыслы русского национализма
Соловей Валерий Дмитриевич, доктор исторических наук, эксперт «Горбачев-Фонда», культовый историк и политолог
Смысл моего выступления — призыв к радикальному пересмотру устоявшегося взгляда на русский национализм. Обращаю внимание, что речь идет не об идеологической или политической реабилитации национализма — это дело истории — а об интеллектуальной ревизии устоявшегося знания.
Общепринятый и превалирующий взгляд на русский национализм таков: во все исторические периоды он был реакционным и консервативным, имперским, антидемократическим и антимодернизаторским. Другими словами, национализм рассматривается как неизменная, почти метафизическая сущность. С этой интерпретацией, в общем-то, согласны даже националисты, они лишь меняют знак его оценки с минуса на плюс, утверждая, что имперская ориентация, консерватизм и антидемократизм — достоинства, а не недостатки.
Однако подобный взгляд глубоко ошибочен. Если рассматривать русский национализм контекстуально, то есть прочитывать его смыслы, исходя из исторической ситуации, в которой он действовал, то мы без труда обнаружим, что русский национализм имперской эпохи (включая советский период) был антиимперским, субверсивным и даже революционным в отношении статус-кво, отнюдь не лишенным модернизаторского потенциала и субстанционально демократическим. Последнее определялось манифестацией от имени национальной целостности. Принцип национальности, тем более русской национальности, был противоположен монархическому легитимизму и коммунистическому интернационализму.
Главное устремление русского национализма имперской эпохи — этнизация политии, или, другими словами, придание имперской власти национального и русского характера. Тем самым объективно он вступал в противоречие с основополагающими принципами континентальной империи — полиэтничным характером элиты и, главное, эксплуатацией русских этнических ресурсов как источнике имперского развития. Империя в ее самодержавной и коммунистической модификациях могла существовать только и исключительно за счет русского народа. Любые преференции русским или даже их равенство с другими этносами подрывали ее устои.
Последнее легко доказывается на примере разрушения Советского Союза. Как только русские в робкой форме потребовали равенства (всего лишь равенства!) «своей» республики в составе союзного государства, оно было обречено. Не восстание периферии, а нежелание русских держать имперскую ношу определило судьбу СССР.
В последнее пятнадцатилетие контекст кардинально изменился и, следовательно, кардинально изменился смысл русского национализма. Современная Россия — не империя, еще важнее, что русские перестали быть имперским народом. Это не вопрос экономической, технологической и военной мощи, а вопрос биологического и экзистенциального кризиса русского народа. Имперская идентичность погибла, умерла мессианская идея. Ни одна из трансцендентно мотивированных идеологических и культурных систем не обладает в современной России мобилизационным потенциалом. Для современных русских в массе своей характерна изоляционистская ориентация.
Те, кто хотят возродить империю, пусть выберут народ, который им не жалко. Русские больше не хотят и, главное, не могут быть таким народом — рабочим скотом и пушечным мясом имперских химер.


Соловей В.Д. Трансформация русскости и ее социополитические последствия
Я хотел бы рассмотреть проекцию русской этничности на современную российскую политику. Столь необычный взгляд предопределен двумя обстоятельствами. Во-первых, методологической наблюдательной позицией, которую вкратце можно определить как этнокультуроцентрическую, то есть анализирующую политику с точки зрения реализации в ней этнической традиции – мировосприятия и образа действий конкретного народа.
Во-вторых, происходящая сейчас кардинальная и фундаментальная трансформация русской этничности будет иметь (отчасти уже имеет) самые радикальные последствия для всех сфер отечественного бытия, включая политику. Обращаю внимание, что идентичность, коррелируя с политическими и социально-экономическими пертурбациями, не выступает их эпифеноменом и обладает относительной самостоятельностью. Те изменения идентичности, о которых пойдет речь, представляют процесс почти что естественноисторического характера, смысл, характер и значение которого лучше всего видны и понятны в контексте Большого времени школы «Анналов».
Почему я фокусирую внимание именно на русской этничности? Потому, что в значительной мере современная Россия – государство русского народа. Русские не только составляют становой хребет страны в культурном, экономическом и военном отношениях, как это было и в СССР, они еще и очевидное демографическое большинство, чего в СССР и «старой» империи не было (по крайней мере, в их заключительных исторических фазисах). Хотя Россия – плод сотворчества многих народов, ведущая роль в ее создании принадлежит русским, и они никому не намерены передоверять ответственность за страну. Россия и русские – тождество, нет ничего российского, которое не было бы в своей основе русским.
Если вкратце, то основные современные тенденции русской идентичности выглядят следующим образом: безвозвратная деградация имперской идентичности и перенос государственно-территориальной идентичности на Россию; деактуализация центральной культурной темы русского народа; провал проекта российской гражданской нации; этнизация русского сознания, что означает как серьезное увеличение этнокультурного компонента в сравнении с государственно-гражданским, так и усиление влияния принципа «крови» («чистой» этничности).
Эти утверждения отчасти верифицированы социологически, отчасти представляют интеллектуальную интуицию и имеют косвенные подтверждения. Социология, которой я пользовался и на которой основывался, в тексте опущена; она охватывала приблизительно десятилетний период (с начала 90-х годов прошлого века по начало века нынешнего), но обращение к более свежим данным скорее подтверждает, чем опровергает мои выкладки. Основной массив социологических данных составили опросы Российского независимого института социальных и национальных проблем, Фонда «Общественное мнение», Института социологического анализа (Т.Кутковец, И.Клямкин), ВЦИОМ, а также этнопсихологические зондажи Института этнологии и антропологии РАН. Разница между общероссийскими и «чисто русскими данными» несущественна, находясь в пределах статистической погрешности.

 

 

Соловей В.Д. Основной фактор
Соловей Валерий Дмитриевич, профессор, доктор исторических наук, эксперт «Горбачев-Фонда», культовый историк и политолог
Исходной точкой моих исследований стало стремление дать ответ на главную загадку отечественной истории. Загадка эта следующая: на протяжении нескольких сотен лет наша история была более чем успешной, причем успешной вопреки, а не благодаря внешним обстоятельствам: природно-климатическим факторам и геополитическому окружению. Долговременная успешность отечественной истории особенно хорошо заметна в рамках Большого времени "Анналов": была обеспечена независимость России, ее успешное экономическое и социальное развитие (в советскую эпоху в СССР было создано социальное государство), военная мощь и внешнеполитическое влияние, культурное и политическое доминирование в служившей ареной ожесточенной конкуренции северной Евразии. Но приблизительно два десятка лет тому назад этому успеху пришел конец: Россия переживает сегодня очевидный упадок, хотя внешние обстоятельства ее развития вряд ли менее благоприятны, чем раньше. В чем же причины русского успеха в истории и почему случился надлом?
Существующие теоретические модели отечественной истории не только не в состоянии объяснить ее загадку, чаще всего она даже не осознается ими.
Долговременный успех не может быть случайностью. Нельзя объяснить его и констелляциями обстоятельств, поскольку эти обстоятельства складывались крайне неблагоприятно.
Государственная школа русской историографии и ее эпигоны точно выделяют такую константу российской истории, как сильное, самодовлеющее государство. Но при этом остается непонятным, почему такое государство возникло именно на российской почве, и в то же время его не смогли создать другие народы, жившие точно в таких же природно-климатических условиях и испытывавшие влияние тех же внешнеполитических и стратегических факторов, что и русские.
Невысока цена объяснений отечественной специфики влиянием на нее природно-климатических и географических факторов. Русские вели себя иначе, чем другие народы — насельники Русской равнины. Например, финны, в отличие от русских, не имели развитой общины. Значит, должен был существовать какой-то начальный исток, импульс, заставлявший русских вести себя иначе.
Мало что объясняют и ссылки на преобладающее влияние православия на русскую культуру и русское национальное самосознание. Вообще воздействие православия не было глубоким: судя по социальным потрясениям начала XX в., оно не смогло переформовать нижние этажи русской души.
Современное социогуманитарное знание склоняется к тому, чтобы рассматривать культуру не как "вторую природу человека" (совокупность созданных им материальных и духовных артефактов), а как способ адаптации человека, народа к внешней среде — природной и исторической. Но это означает, что не столько русская культура сформировала специфику русского народа, сколько народ инстинктивно, исходя из неких глубинных критериев, отбирал и адаптировал под себя определенные культурные формы, модели и образцы поведения.
Короче говоря, отечественная история не может быть понята только как производное от таких факторов (или их суммы), как природа и география, культура и религия, государство и тип социальной организации. Глубинную первопричину отечественной специфики и, одновременно, успешности России в истории составляет то, что было главной движущей силой отечественного исторического процесса. А такой силой был русский народ. Он предопределил своеобразие созданных институтов и структур, особенности адаптации к природно-климатическим факторам.
Формально-юридическое признание равенства народов и презумпция уникальности культур не могут и не должны заслонять того обстоятельства, что роль народов в истории различна, и не все они выступали ее творцами в равной степени. Перефразируя Оруэлла, хотя все народы равны, некоторые из них равнее других. Российская история — история не только русского народа, а Россия — плод и результат сотворчества многих народов, населяющих нашу страну, однако именно русским принадлежит ключевая роль в формировании этой истории и создании государства Россия. Современная этнологическая наука указывает на решающее значение так называемых "этнических ядер" — численно, политически и культурно доминировавших этнических групп — в формировании наций и государств.
Но что же составляет специфику самой "русскости", глубинное русское тождество? Поиски ответа на этот вопрос ведут к выяснению природы этноса/этничности.
Внутренняя критика этнологии давно доказала принципиальную научную несостоятельность социологического подхода к этому явлению. В то же время физическая антропология, медицина и биология человека предоставляют убедительные свидетельства в пользу биологического понимания этноса/этничности.

 

 

Емельянов Ю.В. Европа судит Россию. Предисловие к книге
О том, что и в наши дни история используется в политических целях, свидетельствуют дискуссии на Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ), результатом которых стала резолюции от 25 января 2006 года. В ней утверждалось, что "тоталитарные, коммунистические режимы, которые правили в Центральной и Восточной Европе в прошлом столетии... все без исключения характеризуются массовыми нарушениями прав человека". Резолюция призывает не только осудить эти "нарушения", но и заняться "переоценкой истории коммунизма".
Из содержания резолюции ясно, что авторы резолюции видят в "нарушениях прав человека" главное в "истории коммунизма". Среди этих "нарушений" перечислены; "индивидуальные и коллективные убийства и казни, смерть в концентрационных лагерях, голод, высылки, пытки, рабский труд и другие формы массового физического террора, преследования на этнической или религиозной почве, нарушения свободы совести, мысли и самовыражения, свободы прессы, а также – недостаток политического плюрализма".
Авторы резолюции утверждают, что эти "преступления были оправданы теорией и принципом диктатуры пролетариата", что "интерпретация обоих принципов узаконивала ликвидацию людей, которые рассматривались как вредные при строительстве нового общества и, так же, как враги тоталитарных коммунистических режимов. Обширное количество жертв в каждой заинтересованной стране были её собственными подданными. Это имело место в особенности среди народов бывшего СССР, которые намного превзошли другие народы количеством жертв".
Хотя в следующем пункте резолюции говорится, что, "несмотря на преступления тоталитарных коммунистических режимов, некоторые европейские коммунистические партии сделали вклады в достижение демократии", из этого заявления неясно, что это были за вклады и как они соотносятся с "преступлениями" "тоталитарных коммунистических режимов".
Авторы резолюции сожалеют о том, что до сих пор "общественное понимание преступлений, совершенных тоталитарными коммунистическими режимами, крайне слабое", но сулят предотвращение перечисленных в ней преступлений в будущем, если произойдёт пересмотр истории в направлении, указанном авторами резолюции. В резолюции говорится: "Ассамблея убеждена, что понимание истории – одно из предварительных условий для ухода от подобных преступлений в будущем. Кроме того, моральная оценка и осуждение совершённых преступлений играют важную роль в образовании молодых поколений. Ясная позиция международного сообщества по прошлому может стать рекомендацией для их будущих действий". Можно предположить, что резолюция предусматривает пересмотр учебных и общеобразовательных программ в её духе и запрет учебных, научно-популярных, а также художественно-исторических материалов, которые противоречат резолюции.
Резолюция выражает сожаление, что "падение тоталитарных коммунистических режимов в Центральной и Юго-Восточной Европе не сопровождалось во всех случаях международным расследованием преступлений, ими совершённых. Кроме того, авторы этих преступлений не были подвергнуты судебному преследованию международным сообществом, как это имело место с ужасными преступлениями, совершенными национал-социализмом (нацизмом)". Авторы резолюции не удосужились объяснить, почему так получилось. Может создаться впечатление, что в ходе судов над нацистскими преступниками в середине 40-х годов "международное сообщество" по забывчивости упустило из виду необходимость расследовать деятельность "коммунистических режимов". О том, что Советский Союз (то есть "коммунистический режим") сыграл решающую роль в разгроме нацистской Германии, а затем стал одним из учредителей Международного трибунала над нацистскими преступниками, авторы резолюции не упоминают.
Таким образом, ПАСЕ, во-первых, предприняла попытку судить "коммунистические режимы" в Европе "посмертно", что является беспрецедентным событием в современном международном праве. Посмертные суды над правителями устраивались лишь в далёкие времена. Тогда не раз совершались символические казни трупов, вытащенных из могил. Однако с тех пор человечество отказалось от таких диких процедур.
Во-вторых, ПАСЕ не является международным форумом специалистов по истории, а собранием политических деятелей. Это международное политическое учреждение имеет не больше оснований для принятия оценок по вопросам исторической науки, чем по проблемам теоретической физики или иному научному предмету. Ясно, что авторы резолюции ПАСЕ руководствовались мнениями лишь части историков XX века и совершенно игнорировали мнения других специалистов по ушедшему веку, представляющих значительную часть современных историков. Следует также учесть, что решения историков, как и учёных в других областях, по тем или иным научным вопросам не принимаются голосованием.

 

 

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЧТЕНИЯ НА ЛУБЯНКЕ 1999 год. ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ СПЕЦСЛУЖБЫ В 20-30 -е годы.
http://web.archive.org/web/20070929083640/http://www.fsb.ru/history/read/1999/kondrashin.html
http://web.archive.org/web/20070929083123/www.fsb.ru/foto/foto.html

Мор совести
http://varjag-2007.livejournal.com/716105.html?format=light

После написания поста о том, как извозились в продуктах своей жизнедеятельности нахтигали из Службы Бандеризации Украины я решила посмотреть, а вдруг после скандала в Севастополе с фальшивыми фотографиями Великой депрессии в США и фото из архива Нансена СБУ подсуетилась, быстренько "зачистила" информационное пространство от фальшивок и делает невинные глазки - "я не я и хата не моя!" с формальными основаниями. Немножко прошлась по сайтам нескльких украинских посольств за рубежом и вот что я обнаружила:
На сайтах почти всех посольств, а также на сайте МИД Украины как была, так и остается фотография голодающей семьи, которая есть как в фото из архива Нансена, так и архиве миссии д'Эрбиньи:

На сайте посольства Украины в Бельгии решили переплюнуть цифру, официально утвержденную "от 7 до 10 миллионов" и как на ауционе "кто даст больше", называют циру в 14 миллионов:
"Исследователи называют разные цифры погибших во время голодомора: 5, 7, 9 и 10 миллионов. Но, в любом случае, речь идет о МИЛЛИОНАХ невинных жертв. А с учетом непрямих жертв (в результате полного физического истощения, тифа, кишечно-желудочных отравлений, каннибализма, репрессий, самоубийств на почве расстройства психики и социального коллапса), по приблизительным подсчетам, голодомор забрал жизнь 14 миллионов людей".
А на сайте посольства Украины в Польше размещен фильм производства Национальной телерадиокомпании о "голодоморе-геноциде"
Holodomor. The Famine in Ukraine 1932-1933". Video from The National Television Company of Ukraine , половина которого - фальшивые рисунки-ужастики, напоминающие садо-мазо фэнтезийные рисунки отставного сотрудника МВД Данцига Бадаева с сайта фальшивок Мельникоффа, а остальное "джентльменский набор фальшивых фото голодомора.
И вершиной лжи и фальсификаций является фильм о "геноциде украинского этноса", размещенный на сайте HOLODOMOR 1932-1933, где прямо с Красной площади под звуки "Священной войны" советские солдаты идут расстреливать украинских крестьян:

 

 

Князь В.Мещерский. О реформах Александра II


Матвейчук Сергей. Время убирать мусор с могилы вождя

 

 


 

История России

 

Страницы:  1  2  3  4  5  Далее см. Меню раздела

Книги * Сборники статей * Отдельные статьи в формате PDF

* Отдельные статьи в формате RTF

 

 

Россия сосредоточивается!

 

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала

Об авторских правах в Интернете