Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале  

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

     Мы любим Россию!

 

 

Уроки для России

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  Далее см. Меню раздела

Книги  Сборники статей  Избранные статьи

Уроки для России в карикатуре


 

 

Избранные статьи

 

 

См. также:   Угрозы для России * Россия в мире * Россия и Европа * Россия и Азия * Россия и Америка  

* Перманентная шизофрения * Статьи Линдона Ларуша

 

 

Каталоги

 

Раздел "Уроки для России" в Генеральном каталоге Портала "РОССИЯ"

Каталог очень информативных материалов Фонда "Общественное мнение" (ФОМ)  

 

 

Избранные статьи

 

 

Червов Н. 1941-Й. Выдержал ли экзамен Иосиф Сталин?

Статья генерала армии М.А.Гареева "1941-й: экзамен Иосифа Сталина"1, безусловно, привлечет к себе внимание, так как в ней поднимаются сложные и важные вопросы подготовки и начала войны. Судя по названию, она претендует на объективную оценку деятельности Сталина в тот период, ибо, как пишет автор, "...особенно на протяжении последних 15 лет хула и поношения лились на Сталина сплошным мутным потоком и сказать о нем что-то объективно было не просто. Заведомо лживых "уток" запущено немало, и они продолжают летать, несмотря на опровержимые исторические факты". Все это правда и вызывает интерес.
Однако, прочитав статью, мне все-таки не удалось понять, выдержал ли Верховный Главнокомандующий экзамен 1941? Какую "оценку" поставил ему уважаемый Махмут Ахметович?

 

 

Линдон Ларуш. Внешнеполитический курс Л.Ларуша для США: К содружеству суверенных наций-государств
Крушение Советского Союза в 1989-1991 годах, в период президентства Джорджа Буша-старшего, обусловил новую стратегическую ситуацию, в которой Соединенные Штаты стали выступать в качестве практически единственной мировой сверхдержавы, статус которой не может оспорить никакое другое государство.[1] К сожалению, это обстоятельство было использовано для развязывания стратегически мотивированного и целенаправленного разграбления экономики, связанной с материальным производством, государств бывшего СССР и бывшего Варшавского договора, а также намеренного ослабления, с помощью балканских войн, «конкурентов» из числа бывших союзников из континентальной Европы, и в первую очередь Германии.
Такое сочетание действий способствовало активизации двух разновидностей имперских устремлений, уже оформившихся в среде некоторых наиболее влиятельных политических групп в США. Одна из этих групп представляет либерально-империалистическую модель, открыто копирующую британскую традицию. Другая — эхо шагов имперских легионов Рима и войск нацистской СС. Фашиствующие безуспешно пытались утвердиться в 1992-1993 годах с подачи тогдашнего министра обороны Ричарда Чейни и его партнеров из числа так называемых «неоконсерваторов». В дальнейшем, после событий 11 сентября 2001 года, эту же политику проводили тот же Чейни — теперь уже вице-президент, нынешний министр обороны Дональд Расмфелд и их единомышленники.[2] «Утопистская» пародия на воздушно-десантный вариант международных спецподразделений СС, да еще с ядерными боеголовками, навязываемая Чейни, Рамсфелдом и их кликой, в последние десятилетия получила название «революции в военных делах».
На практике различие между этими двумя империалистическими тенденциями в политике США состоит том, что одна из них более осторожно и медленно, «либеральными» методами, а другая, откровенно фашистская, более стремительно затаскивает мировое сообщество в ад нового всепланетного мрачного средневековья. Последних, возглавляемых Чейни и его старым приятелем Рамсфелдом, необходимо немедленно разоблачить и обезвредить.

 

 

Линдон Ларуш. Нынешнюю систему ничто не спасет
Шиллеровский институт и Международное совещание рабочих комитетов провели в Кидрихе (Германия) 14-15 декабря 1996 г. конференцию, посвященную теме: «Наше будущее: Экономика евроазиатского сухопутного «моста»». Присутствовавшие 400 человек представляли более 30 стран, включая страны, расположенные по северному, среднему и южному направлениям евроазиатского «моста», а также страны Африки. 14 декабря Линдон Ларуш выступил с основным докладом, текст которого приводится ниже.
Надвигающее ныне большое крушение — это не просто разрушение какой-то банковской системы и не крушение или финансовый крах одновременно нескольких национальных банковских систем. Это — схлопывание величайшего в истории финансового «пузыря», самого бешеного финансового «пузыря» в истории, иногда называемого сегодня «пузырем дериватов». Началом схлопывания этого «пузыря» станет недостаток заемных средств по сравнению с объемом необходимых выплат, т.е. то, что называют обратным эффектом финансового левереджа, вызванным, возможно, крушением одной из банковских систем или чем-нибудь в этом роде.
Если такое крушение начнется, оно будет продолжаться в режиме взрыва. Формулы для химического взрыва будут подходящей математической моделью того, что случится. Ускоряющаяся цепная реакция — это не взрыв вовне, а имплозия. Если это крушение произойдет, а правительства не изменят систему, то в течение периода, вероятно, от трех до пяти дней практически все финансовые институты обеих Америк и Европы развалятся, «испарятся». Не закроются по причине банкротства, а развалятся. Ибо доля финансовых обязательств, — обязательств, связанных со спекуляцией вторичными ценными бумагами (фьючерсами и другими так называемыми «дериватами»), особенно если учесть нерегистрируемую внебалансовую спекуляцию, — намного превышает все существующие в настоящее время в мире номинальные финансовые активы, которые могут быть использованы в качестве дополнительного обеспечения.

 

 

Заявление Линдона Ларуша о международной валютной системе 

Парламентские слушания «О мерах по обеспечению развития российской экономики в условиях дестабилизации мировой финансовой системы» (29.06.01)
В настоящее время доминирующей реальностью мира как целого является последняя фаза существования системы Международного валютного фонда — по крайней мере в той форме, в которой он функционировал с момент внедрения Ричардом Никсоном так называемой системы «плавающих валютных курсов» в середине августа 1971 года. Вопреки некоторым пропагандистам-истерикам из администрации Джорджа Буша, которая сейчас находится в очень сложном положении, ничто не может спасти мировую валютно-финансовую систему в ее нынешней форме.
Упорное нежелание признать необходимость срочных и решительных преобразований в этой системе может привести к экономической катастрофе, рядом с которой померкнут худшие периоды экономической депрессии 30-х годов XX века. Более того, нынешний кризис, если он не будет обуздан экстренно необходимыми реформами, обернется еще и демографическим обвалом, относительно сопоставимым с «новым черным средневековьем», которое охватило Европу после краха так называемой ломбардской банковской системы в XIV веке.
Следовательно, обсуждать какую-либо экономическую политику, не предусматривающую раннюю и кардинальную реформу всей системы, серцевина которой представлена МВФ, — даже хуже, чем пустая трата времени.
Мы можем преодолеть обвал, но только в случае, если нам удастся достигнуть определенного уровня международного сотрудничества по четырем основным направлениям. Кардинальная реформа существующей валютно-финансовой системы делится на следующие качественные направления.

 

 

Линдон Ларуш. Российский вариант разрухи как составная часть кризиса мировой экономической системы
Идеи Линдона Ларуша и научных работников Шиллеровского института интересны нам не только своей свежестью и
Идеи Линдона Ларуша и научных работников Шиллеровского института интересны нам не только своей свежестью и независимостью, но и актуальностью для исследования и решения проблем, с которыми сегодня столкнулись Россия и другие страны СНГ и Восточной Европы. Начало нынешнего коллапса было положено неосмысленными деяниями ЦК КПСС во главе с Горбачевым, но особенно разрушительной оказалась радикальная рыночная реформа с гайдаровской либерализацией.
Поэтому в поисках лекарства от нынешней реформаторской разрухи в России эффективной может оказаться лишь подлинно научная и апробированная экономическая теория. В этой связи, на мой взгляд, особого внимания заслуживает физическая экономика Линдона Ларуша.
 

 

Линдон Ларуш. Меморандум: Перспективы возрождения народного хозяйства России
Нынешняя фаза экономического кризиса в России и соседних странах является результатом взаимодействия между происходящей сейчас разрухой мировой валютно-финансовой системы, вступающей в новую фазу, и почти исчерпанной способностью России наполнять поток грабительских интересов западных финансистов. Следовательно, относительное опустошение народного хозяйства России становится важным фактором ослабления мирового финансового рынка с центром в Лондоне. В свою очередь, это имеет обратный эффект: так называемое реформирование России обречено из-за неспособности западной финансовой системы оказывать необходимую помощь выживанию нынешних российских реформ.
В связи с этим практически нет возможности разрешить этот кризис ни в России, ни в мире в рамках сложившегося порядка, в котором доминируют международные экономические и финансовые организации. Современная мировая система, которая после 1971 года выросла из международной денежной системы с плавающим обменным курсом, а также нынешние доктрины и связанные с ними условия, выдвигаемые Международным валютным фондом, по существу приговорены к смерти в недалеком будущем. С этой системой будет покончено либо в организованном порядке, когда правительства возьмут на себя ответственность за то, чтобы провести реорганизацию системы центральных банков и финансов в процессе банкротства, либо наступит цепная реакция, вроде быстрой термоядерной имплозии этого спекулятивного финансового пузыря, в который превратилась мировая финансовая система.
Специфическая проблема России состоит в том, что она оказалась среди растущего числа стран, возможности выживания которых по правилам, диктуемым условиями МВФ, практически исчерпанны. Между тем, Западная Европа, Северная Америка, Япония, а также Китайская Народная Республика все еще сохраняют на какое-то время значительное, хотя и сокращающееся пространство для маневра.

 

 

Линдон Ларуш. Место России в мировой истории
Эта работа содержит насущно необходимый анализ решающего аспекта той хронической несостоятельности, которая отличает политику США по отношению к России после 1989 года.
Так называемая политика реформ была навязана постсоветской России, Украине и Белоруссии совместно премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер и человеком, которого она сама признавала своей марионеткой — бывшим президентом США сэром Джорджем Бушем».[1] Эта политика «реформ», которая не претерпела существенных изменений при президенте США Билле Клинтоне, к настоящему времени привела Россию к пределу ее существования, где неминуем некий взрыв. «Взрыв» не означает «глобальную термоядерную войну», но означает вспышку и распространение хаоса из России на значительную часть планеты. Создается впечатление, что официальный дипломатический Вашингтон более озабочен сохранением видимости поддержки провалившейся «реформы» по британскому проекту, чем сменой обанкротившейся политики Лондона и республиканской партии США на здравую американскую политику.
Невозможно компетентно подойти к этой политической проблеме, если ограничиться рассмотрением собственно «российских» вопросов. Дело в том, что та же экономическая ситуация, которая стала движущей силой взрывоопасного социального кризиса в странах бывшего СССР, является неотъемлемой частью прогрессирующего, ныне все более ускоряющегося глобального экономического коллапса, к которому приводят процессы, происходящие в финансовой сфере, — величайшего финансово-экономического кризиса в современной истории нашей планеты. Динамика российского кризиса является продуктом и отражением ускоряющегося глобального финансового и экономического коллапса. Более того, исчерпанность политики ограбления стран бывшего Варшавского договора финансовыми кругами, базирующимися в Лондоне, является важным дополнительным обстоятельством, определяющим время наступления финансового краха в масштабах планеты и степени его жестокости.
Все это осложняется тем обстоятельством, что руководство США в настоящее время оказывается неспособным осознать чрезвычайный смысл надвигающегося катаклизма, связанного с прогрессирующим, развивающимся по типу цепной реакции финансовым коллапсом. Всем ведущим финансовым центрам мира, — в том числе и директору-распорядителю МВФ Мишелю Камдессю, — известно, что распад существующей мировой финансовой системы идет сейчас полным ходом. Большинство правительств мира в действительности осознает, что кризис надвигается и грянет очень скоро; тем не менее, никто, за исключением небольшой группы влиятельных представителей старшего поколения (почти исключительно — поколения, предшествующего «бэби-бумерам»)[2], практически ни одно правительство, и в особенности — правительство США, ни в малейшей мере не осознает того, насколько внезапно и свирепо, подобно вихрю, ударит этот кризис в момент своей кульминации.

 

 

Хельга Цепп-Ларуш. Секретная война экономических диверсантов
Эта книга — как удар грома: Джон Перкинс (John Perkins), отпрыск известного на восточном побережье США семейства, входящего в истеблишмент, в недавно вышедших «Признаниях экономического диверсанта» (Confessions of an Economic Hit Man) вывалил секреты «инструментария» международной финансовой олигархии. В частности, рассказал о том, как Международный валютный фонд, Мировой банк и частные финансисты держат в узде развивающиеся страны, используя целый арсенал средств экономического шантажа, заказных убийств и войн.
При этом в технологии, о которых он рассказывает, вполне вписывается целая серия загадочных убийств в Европе: от Энрико Маттеи, Альдо Моро, Юргена Понто и Альфреда Херрхаузена до Детлева Карстена Роведдера — это только то, что приходит на ум сразу. Сенсация же состоит в том, что Перкинс объясняет свое решение публично признаться в том, что он является одним из «экономических диверсантов» потому, что он пришел к выводу, что действия такого рода на протяжении десятилетий привели к развязке 11 сентября 2001 года. Он открыто предупреждает, что на этом дело не кончится.
Появление этой книги — отголоски беспрецедентного по размаху «бунта» значительной части работников американских спецслужб, военных, дипломатов, и просто чиновников, все более убеждающихся, что продолжение политики Буша — Чейни приведет к краху Соединенных Штатов. Две наиболее важных сферы, где со всей очевидностью проявилась полное убожество политики администрации Буша — это последствия войны в Ираке, где утрачен контроль над ситуацией и, что еще серьезнее, реальности мировой финансовой системы, основанной на долларе, вот-вот готовой лопнуть со страшной силой.

 

 

Махатхир бин Мохамад. Азиатские экономики - вызовы и возможности
Мы забыли опыт Японии и Кореи. Когда эти страны, казалось, догнали развитый мир, с ними начало что-то происходить. Иену резко «дернули вверх», что снизило конкурентоспособность японских товаров, в то время как Корею определили в качестве «новой индустриальной страны», которая должна быть остановлена в своем движении.
Мы забыли даже урок Мексики, чья экономика подверглась внезапному удару, когда иностранные капиталы неожиданно ушли. Мексика была вынуждена занять 20 миллиардов американских долларов для преодоления трудностей и восстановления своей разваленной экономики. Кто-то на этом займе неплохо нажился.
И, конечно, мы в Малайзии смеялись над предположением, что нашу страну постигнет судьба Мексики. Как это могло случиться, когда наша экономика была столь крепка? У нас практически не было внешних долгов. Темпы нашего роста были высоки, инфляция — низка. Мы имели политическую стабильность и социальную гармонию в стране. Мы определили, опробовали и проверили стратегические принципы плана непрерывного роста в течение тридцати лет.
Мы отмахивались от слухов о том, что Малайзия пойдет по пути Мексики. И действительно, этого не происходило. Мы не осознавали, как близки мы были к умело подстроенному экономическому кризису. Мы радостно неслись вперед. И мы были уверены, что судьбы Мексики, Кореи или Японии не имеют отношения к нам. Мы чувствовали себя полностью изолированными от того, что происходит в других странах.
Но теперь мы лучше осведомлены. Мы знаем, почему выдвигались предположения о том, что Малайзия пойдет по пути Мексики. Теперь мы знаем, что, точно так же, как экономический крах Мексики стал результатом умелых манипуляций, экономики и других развивающихся стран могут неожиданно быть превращены в объекты манипулирования и вынуждены склониться перед волей могущественных управляющих фондами, получивших сейчас власть решать: кто должен преуспеть и кто — не должен.
Я хотел говорить о политике «помоги преуспеть твоему соседу», о стратегиях «выигрыш — выигрыш», о многообразии возможностей для каждого в Азии.
Если вы желаете знать, что означает «помоги преуспеть твоему соседу», — я хотел бы пояснить еще раз, что это означает просто: если вы поможете преуспеть своему соседу, то вы преуспеете вместе с ним. Когда страны преуспевают, они становятся стабильнее, и людям из этих стран не будет нужно эмигрировать в вашу страну. Вместо этого их преуспеяние обеспечивает вам рынок для ваших товаров, возможности для вложения капитала и для обогащения именно по мере того, как вы создаете рабочие места и богатство для них.
Бедные соседи — источник проблем для всех, для них самих и для вас. Их проблемы имеют тенденцию «переплескиваться» через ваши границы и угрожать вашему миру и благополучию.

 

 

Cпециальный комитет за Новую Бреттонвудскую систему. Обращение
Во многих странах мира распространяется заявление с обновленным текстом инициативы созыва Новой Бреттонвудской конференции, выдвинутой в феврале 1997 года Хельгой Цепп-Ларуш и Наталией Витренко.
Шесть лет назад мы распространили обращение с предложением о созыве Новой Бреттонвудской конференции, которое подписали более 500 парламентариев из свыше 40 государств мира, а также несколько сотен руководителей правозащитных организаций, профсоюзов, промышленных союзов и благотворительных структур. В числе подписавших обращение 1997 года — бывший президент Мексики Хосе Лопес Портильо и бывший президент Бразилии Жоао Батиста Фигейредо. Все подписавшиеся руководствовались глубокой озабоченностью вероятными последствиями мирового финансового и экономического кризиса.
В течение всего этого времени правительства стран «восьмерки» демонстрируют нежелание бороться с драматически углубляющимся кризисом.
В настоящее время мировая валютно-финансовая система вступила в конечную фазу системного кризиса. Аргентина погружается в хаос, который распространяется на всю Латинскую Америку. Япония все глубже вязнет в депрессии — в попытках отсрочить банкротство банков, Центральный банк Японии скупает их акции на бирже. Пузырь «новой экономики» лопнул, американскую экономическую модель потрясает фундаментальный кризис доверия, крупнейшим банкам грозит банкротство, в то время как долги во всем мире становятся невыплачиваемыми, муниципальные власти — финансово недееспособными, и все это происходит в атмосфере ожидания краха многих финансовых пузырей.
Если в этой ситуации начнется еще и война в Ираке, с неисчислимым ущербом для стратегической ситуации и мировой экономики, то в целом человечество стоит перед настоящей катастрофой и скатыванием в «новое черное средневековье».
Следовательно, необходимо немедленно изменить повестку дня мировой политики.

 

 

Майкл Биллингтон. Золотой динар: ответ на хаос (pdf 105 kb)
Мировое сообщество чрезвычайно обеспокоено тем, что администрация Буша в своем безумстве затянет весь мир в непрерывную войну. Поэтому отдельные страны начинают предпринимать согласованные меры для защиты своих интересов. Одной из таких мер стало предложение о введении золотого динара как валюты, заменяющей доллар в международной торговле. В условиях, когда война с Ираком
маячит на горизонте, а США угрожают Саудовской Аравии, вероятность введения золотого динара в ближайшее время резко возрастает.
 

 

Итальянские парламентарии за переустройство мировой финансовой системы
Итальянский парламент поддерживает предложения Ларуша о созыве международной валютно-финансовой конференции

(2 статьи о поддежке Бреттонвудского соглашения)

19 октября 2000 г. группа из 35 итальянских сенаторов под руководством сен. Риккардо Педрицци из партии «Национальный Альянс» представила новую версию инициативы за новое Бреттонвудское соглашение в итальянском Сенате.
Первый вариант документа был презентован 16 февраля этого года. Двадцать пять сенаторов представляют в основном оппозиционные партии – Национальный альянс (16), Христианско- демократический союз (4), Христианско-демократический центр (2), «Форца Италия» (1), двое представляют партии, входящие в правительственную коалицию – Народную партию (1), «Итальянское обновление (1). Инициатива парламентариев была обнародована в числе парламентских актов в «Гадзетта Уффичиале».
На следующий день, впервые в качестве официального парламентского документа, а не частной позиции группы лиц, инициатива была представлена на рассмотрение Межпарламентской группы за Юбилей 2000*. Эта межпарламентская группа со штаб-квартирой в Риме является структурой, координирующей все партийные и парламентские инициативы в контексте директив Папы Римского Иоанна Павла II по мерам в социальной и экономических сферах в связи с юбилейным годом-сменой тысячелетий. В частности, она выполняла роль оргкомитета парламентской конференции 4-5 ноября в Риме с участием 5000 представителей всех парламентов мира.
 

 

Итальянский прорыв
25 сентября 2002 г. Национальный парламент Италии поддержал резолюцию № 6-00030 «Об экономическом кризисе в Аргентине», призывающую к созданию «новой финансовой архитектуры», способной поддерживать реальную кономику и предотвращать образование «спекулятивных «пузырей» и финансовых обвалов». Эта новая система финансовых мировых отношений была названа итальянскими парламентариями «новым Бреттон-Вудсом» – инициатива ее разработки принадлежит американскому экономисту Линдону Ларушу.
События последних пяти лет – финансовые кризисы в Юго-Восточной Азии, России, Мексике и Турции, крах «новой экономики» в Соединенных Штатах, банковский кризис в Японии, банкротство Аргентины свидетельствуют не об отдельных ошибках в политике Всемирного банка и Международного валютного фонда, а, скорее, о кризисе всей мировой финансовой системы в целом. Объем спекулятивного капитала оценивается в настоящее время в $400 трлн. (из которых $140 трлн. приходятся на США), размеры же мирового валового продукта составляют всего $40 трлн., причем этот разрыв увеличивается из года в год.


 

Парламент Италии поддержал создание «новой финансовой архитектуры»
25 сентября 2002 г. Национальный парламент Италии поддержал Резолюцию № 6-00030 «Об экономическом кризисе в Аргентине», призывающую к созданию «новой финансовой архитектуры», способной поддерживать «реальную экономику» и предотвращать образование «спекулятивных пузырей и финансовых обвалов».
В течение последних двух лет резолюции с призывами к подписанию «нового Бреттонвудского соглашения» выдвигались и обсуждались в Палате представителей и Сенате Италии, в Европарламенте, в городских советах крупных итальянских городов.
Во время завершающей дискуссии накануне голосования депутат Бьянки подчеркнул важность «нового Бреттон-Вудса» и роль американского экономиста Линдона Ларуша – автора этой инициативы.
26 сентября президент международного Шиллеровского института Хельга Цепп-Ларуш выразила свою поддержку резолюции парламента Италии и выступила за созыв Новой Бреттонвудской конференции.
ТЕКСТ РЕЗОЛЮЦИИ

 

 

Меморандум «Мир через экономическое развитие» на Балканском полуострове
Очевидная несостоятельность нынешней политики НАТО на Балканах проявилась в том простом факте, что само заявление о необходимости действий во имя заботы о нравственности вовсе не означают, что эти действия не приведут к результатам, диаметрально противоположным провозглашенной их мотивации.
Без консенсуса между ведущими странами НАТО и такими ведущими странами, как Россия и Китай, невозможно достичь эффективного, надежного и справедливого разрешения кризиса. Невозможно рассматривать или пытаться разрешить ни один региональный кризис без связи с мировым финансовым кризисом и его последствиями. Решение для Косова, для Балканского региона и Юго-Восточной Европы может быть найдено только путем возвращения к концепции, основанной на развитии реальной экономики.

 

 

Пострадать должен долг, а не должники
Встреча представителей Мексики, Бразилии и Аргентины:«Пострадать должен долг, а не должники»
http://www.larouchepub.com/russian/news/020822_guadalajara.html
«Мы все теперь в одной лодке с Аргентиной», – заявила Маривилия Карраско, председатель конференции, прошедшей 22-23 августа 2002 г. в мексиканском городе Гвадалахаре и собравшей около 300 политиков, военных и активистов из трёх крупнейших стран Иберо-Америки. Тем самым она определила неотложную задачу, стоящую перед государствами региона, – предотвращение экономической катастрофы в масштабах всего континента. На этом историческом совещании, посвященном 20-й годовщине Операции «Хуарес» – программы экономической интеграции, подготовленной Линдоном Ларушем после его встречи с тогдашним президентом Мексики Хосе Лопесом Портильо – и объявления Лопесом Портильо национализации мексиканских банков и моратория на внешний долг, выступили Линдон Ларуш (обратившийся к участникам по телефону из США), бывший президент Лопес Портильо, а также другие лидеры. Заседания конференции под названием «Мексика-Бразилия-Аргентина: час интеграции; на пути к новому Бреттонвудскому договору» транслировались в прямом эфире по гвадалахарсгвадалахарскому радио и телевидению и на сайте www.larouchepub.com.
Политические и отставные военные лидеры из Бразилии присоединились к экономическим активистам Мексики, Бразилии, Аргентины и Перу под общим руководством Ибероамериканского движения за солидарность (ИАДС), основанного сторонниками Линдона Ларуша. Полковник Мохаммед Али Сейнелдин – герой Мальвинской войны 1982-го года – выступил с телефонным обращением из Аргентинской военной тюрьмы, где он пребывает как узник гибельного для страны режима Международного валютного фонда (МВФ), установившегося в последние десять лет. Ларуш намеревался лично присутствовать в Гвадалахаре, однако мексиканские власти отказались обеспечить ему необходимую безопасность. В своём обращении, переданном по телефону, Ларуш подчеркнул, что для того чтобы остановить экономическую дезинтеграцию, «пострадать должен долг, а не люди». Он предупредил, что дальнейшее подчинение насильственному взысканию МВФ и финансовыми олигархами с Уолл-стрит сотен миллиардов долларов в уплату абсолютно неподъемного долга приведёт к повторению мрачного средневековья.

 

 

Специальный комитет за Новую Бреттонвудскую систему
Правительства стран «большой семерки» снова продемонстрировали свое нежелание и неспособность предотвратить угрозу краха мировой финансовой системы путем своевременной и всеохватывающей ее реорганизации. В этой связи особенно необходимо, чтобы во всех странах подняли свой голос те, кто осознал опустошающие последствия системного финансового кризиса.
Мы, нижеподписавшиеся, отметим Линдона Ларуша как экономиста мирового масштаба, который особенно глубоко в течение длительного времени анализировал причины системного кризиса и сумел разработать полный пакет мероприятий для ее преодоления — антикризисную программу «За новый Бреттонвудскую систему».
Наиболее опасная абсурдность нынешнего положения проявляется в том, что так называемая «новая экономика» «празднуется» Белым домом в США и главами правительств Европейского Союза именно в тот момент, когда лопается накачанный этим мифом финансовый пузырь! Весьма и весьма далекая от того, чтобы стимулировать рост и развитие мировой экономики, так называемая «глобализация» в действительности оказалась необузданным хищником-капитализмом, который невыносимым образом раскрывает ножницы между финансовыми показателями и реальной экономикой, с одной стороны, и между богатством и бедностью, с другой, и это происходит как на национальном, так и на международном уровне.
Ввиду все более обостряющегося системного финансового кризиса, мы, нижеподписавшиеся, приняли решение создать Специальный комитет «За новую Бреттонвудскую систему».

 

 

Мясников В.С. Стратегический треугольник Россия-Китай-Индия: евразийский аспект
Не смотря на четко выраженное стремление к миру, проявленное рядом ведущих держав, мир вновь оказался на грани войны. Один из наиболее авторитетных и честных аналитиков, Линдон Ларуш в своем выступлении 28 января 2003 г. совершенно справедливо, на наш взгляд, отметил, что бомбардировки Ирака, и превращение Ирака в театр военных действий могут послужить детонатором новой мировой войны и новой великой депрессии. Линдон Ларуш вновь подчеркнул, что мир стоит на пороге экономического кризиса, более жестокого, чем кризис 1928 - 33 гг. Но детонатором может стать не только Ирак.
Итак, представим себе ближайшее будущее глобальной политической арены: США поражены финансовым кризисом, деградация России достигает такой степени, что требует военного вмешательства США, крушение континентального Китая вызывает потрясения в Азии и во всем мире. Это один из самых мрачных сценариев развития международных отношений в первой половине XXI века. Насколько он реален, покажет недалекое будущее. В своем выступлении я хотел бы коснуться лишь тех тенденций международных отношений, развитие которых могло бы, на мой взгляд, предотвратить реализацию этого сценария.
Россия, Китай и Индия могут стать гарантами стабильности в Азии
Необходимость довести реформы до намеченного уровня диктует российскому, китайскому и индийскому руководству определенную линию поведения на международной арене. Девиз китайской внешней политики «мир и развитие» реализуется как борьба за стабильность в Восточной, Центральной и Юго-Восточной Азии. Россия и Индия как евразийские державы заинтересованы в поддержании стратегической стабильности в Евразии в целом. Визиты президента РФ В.В. Путина в Китай и Индию в декабре 2002 г. продемонстрировали общность позиций трех великих держав по основным проблемам современных международных отношений. Отношения стратегического партнерства России с Китаем и Индией наполняются конкретным содержанием.


 

Тукмаков Денис. Уподобление Богу. Физическая экономика Ларуша как преодоление энтропии
В течение последних сорока лет в мировом хозяйстве, включая "передовую" американскую экономику, наблюдается спад, который приобрел настолько системный характер, что в скором времени грозит обернуться глобальной катастрофой человечества и новыми "темными веками".
Ларуш предлагает непредвзято оценить состояние экономики того или иного государства на основе подсчета типичной потребительской корзины домохозяйства в физических объемах производимых сельскохозяйственных и промышленных товаров. Сюда включены все основные статьи физического потребления плюс две основные категории услуг: здравоохранение и образование.
Если мы вслед за Ларушем рассмотрим изменение потребительской корзины в расчете на душу населения, домохозяйство или квадратный километр на протяжении последних сорока лет, то придем к неумолимому выводу: выработка продукции материального производства все это время неуклонно снижалась практически повсеместно в мире. Сначала это было лишь замедление темпов экономического роста, а затем обернулось "абсолютным упадком".

 

 

Стратегия небольшой ядерной войны как жест отчаяния перед финансовой разрухой
Глобальный финансовый кризис вступил в свою завершающую фазу. Финансовые катастрофы в странах Юго-Восточной Азии, в Японии, России, Бразилии, раздувание спекулятивного пузыря финансовых деривативов — только проявления общего системного коллапса. Но как реагирует на кризис мировая финансовая олигархия, которая наживалась на этой обреченной системе, основанной на обмане и спекуляциях?
Вместо того, чтобы прибегнуть к экстренно необходимой реорганизации мировой финансовой системы, вместо того, чтобы защитить граждан и реальную экономику от последствий коллапса, они реагируют точно так же, как реагировали финансовые олигархи прошлого: развяжем новую войну или, еще лучше, парочку войн, и используем вооруженный контингент для восстановления своего контроля!
Вспомните 1989-90 годы. С падением Берлинской стены и объединением Германии повсеместно ожидалась большая историческая возможность экономического развития Европы от Атлантики до Сибири, и на то были основания. Но тогда президент США Джордж Буш и премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер решили развязать войну в Персидском заливе, по чисто геополитическим мотивам, ради того, чтобы отнять у Германии ее исторический шанс и установить «новый мировой порядок», который был очередной вывеской англо-американской гегемонии. Последующая война на Балканах стала продолжением геополитики войны в Заливе, главной целью которой было помешать Германии сыграть ключевую роль в экономическом развитии России и Восточной Европы. По тем же соображениям вслед за распадом СССР Международный валютный фонд развернул «политику реформ» с целью гарантированного разрушения индустриальной базы России и низведения этой страны до статуса простого поставщика сырьевых ресурсов. Естественно, что Россия считает себя обманутой Западом.

 

 

Хельга Цепп-Ларуш вновь призывает к созданию Новой Бреттонвудской системы
В русле предыдущих призывов к созыву нового Бреттон-Вуда, 1997 и 2000 гг., когда тысячи влиятельных лиц по всему миру, включая бывших глав государств, парламентариев, профсоюзных деятелей, предпринимателей, юристов, церковных деятелей, военных, и прочих, требовали реорганизации мировой финансовой системы, председатель Шиллеровского института Хельга Цепп-Ларуш выступила с новым призывом, который будет распространен по всему миру. Он будет опубликован от лица всех его подписавших в Интернете и различных СМИ.
«Подтасовка статистических данных управлением Федеральной резервной системы США, спрятавшим под скатерть отчет по М3, накануне ухода в отставку председателя ФРС Алана Гринспена, явно имела целью утаить факт, что скорость роста мировых цен на основные сырьевые материалы вытолкнула мир в целом в условия гиперинфляции по кривой «наименьшего действия», подобной той, что зажала клещами Веймарскую Германию во второй половине 1923 года. Сравнение наблюдаемых темпов ускорения роста цен на первичное сырье с картиной, имевшей место в Германии в 1923 году, делает весьма реалистичным предположение, что без изменения политического курса США и Европы мир подойдет к точке крушения валютно-финансовой системы вряд ли позднее сентября 2006 года, а может и раньше».
В любом варианте развития событий – крушения мировой финансовой системы в результате гиперинфляции, как это было в ноябре 1923 года, или цепной реакции лопнувших пузырей на рынке недвижимости, обрушения рынков ценных бумаг и облигаций, банкротства хеджевых фондов, пенсионных фондов, частных акционерных обществ и банков – последствия для народов мира будут катастрофическими. Больше всех пострадают беднейшие, средний класс лишится всех сбережений. Если государство не способно финансировать деловую активность, общество погрузится в хаос. Результатом будет возврат в темные века.
Для предотвращений неприемлемого ущерба гражданам, который вызовет неконтролируемый кризис мировой финансовой системы, мы, нижеподписавшиеся, требуем немедленного созыва чрезвычайной конференции, которая примет решение о создании новой мировой финансовой системы в традиции Бреттонвудской системы 1944 года, начало которой положил Франклин Д. Рузвельт.

 

 

Концепция перехода Республики Казахстан к устойчивому развитию на 2007 — 2024 годы

Эта Концепция была принята Указом Президента Республики Казахстан Нурсултаном Назарбаевым в ноябре

2006 г. В ней впервые на государственном уровне поставлена задача перейти на экосистемный (бассейновый) принцип планирования развития территорий и рассматривать в качестве субъекта развития экологические системы.
Вместе с тем бассейновый принцип планирования развития территорий пока не отменяет привычное их административное деление, но уже выделяет несколько зон устойчивого экосистемного развития по бассейновому принципу (территории разные по административному управлению, но относящиеся к целостным экологическим системам) и готовит реальную почву для «биосферных губерний», как административных единиц. Биосферные губернии будут следующим шагом, когда существующее административное деление станет тормозом к дальнейшему устойчивому развитию.

В принятой Республикой Казахстан Концепции так же сделан существенный шаг к системному пониманию экономики и оценке ее состояния. В ней применен принцип единой меры ( энергетическая ценность – мощность, измеряемая в гигаваттах ) при оценке эффективности использования ресурсов. Если этот принцип применить к экономике России, то будет ясно виден ее античеловеческий характер, что хорошо показано в работах Кочубея С.Э. и В.В. Устюгова «Благо или нажива» и «Дети и деньги», которые очень актуальны сегодня в связи с некоторыми национальными проектами и их пониманием.
 

 

Толоконников Д. Меценатство в России
С конца XVIII в. в России начинает активно развиваться такое общественное явление как меценатство искусству, наукам, культуре путем собирания больших библиотек, коллекций, создания художественных галерей и театров*.
Развитие меценатства на Западе и в России носило разный характер. Для предпринимателей Запада - это был, прежде всего, способ избавиться от высоких налогов, то есть оно имело юридическое основание и в меньшей степени нравственное. Поэтому его нельзя назвать истинным меценатством. В России же меценатство для предпринимателей - это был прежде всего патриотический долг перед Родиной, они считали, что если Бог наградил их деньгами с какой-то целью, то целью этой была благотворительная деятельность и помощь ближнему своему. То есть в России было истинное меценатство, когда люди жертвовали деньги на благое дело, не ожидая взамен каких-то определенных почестей, они делали это не во славу себе. Именно это и являлось характерной чертой российского меценатства, его нравственной особенностью.
Меценатство в Российской Империи
Очень точно подметил К.С.Станиславский, когда сказал, что "для того, чтобы процветало искусство, нужны не только художники, но и меценаты".
Люди создавали многочисленные театры, помогали неимущим, жертвовали свои деньги на становление культуры. Во многих случаях они даже оставались в тени, не называя своего имени, тем самым, подтверждая свои благие намерения.
Можно рассматривать меценатство с разных сторон, в том числе, как причуды обеспеченных людей, не знающих, куда девать деньги. Но среди предпринимателей и богатых людей того времени, как и среди других слоев населения, были люди, желавшие жить другой, более духовной жизнью, начинавшие понимать в ней смысл, желавшие подняться над течением обыденной жизни.
В истории Российского государства существует много имен и фамилий, чьи дела никогда не будут забыты. Частная инициатива в лице Рябушинских, Морозовых, Третьяковых, Бахрушиных и многих других способствовала получению признания многих явлений отечественной культуры, которым было суждено позднее стать национальной гордостью. Благодаря этим людям российская культура получила мощный толчок в своем развитии. На их средства устраивались выставки живописи и вечера поэзии. Жизнь этих людей, не ставивших перед собою цель наживы, несправедливого обогащения, была целиком отдана служению своему Отечеству. Они считали необходимым помогать народу, церкви и, конечно же, поощрять развитие науки и промышленности.
 

 

Толоконников Д. Великие меценаты
Крестовниковы, Рябушинские, Третьяковы, Морозовы, Мамонтовы, Бахрушины.
На протяжении XVIII-XIX вв. в России складывались промышленные династии, которые наряду с преумножением своего капитала занимались благотворительностью и меценатством, Почти все богатейшие люди того времени были выходцами из простых крестьянских семей. Многие из этих семей были старообрядцами и до конца жизни были верны своей вере, несмотря на многочисленные гонения со стороны "новой" православной церкви.
Тот вклад, который внесли эти люди в развитие Российского государства, не должен быть забыт, а их гуманитарная деятельность может быть примером для современных олигархов.

 

 

Крыштановская О.В. Формирование региональной элиты: принципы и механизмы
Скачать pdf 632 кб

КРЫШТАНОВСКАЯ Ольга Викторовна - кандидат философских наук, докторант Института социологии РАН.
С многочисленными трудностями и отступлениями Россия перешла на выборную систему формирования региональной власти. Это стало одним из главных достижений демократии в стране, сделан шаг к реальной федерации. Создавалась база действительного, не декларируемого разделения властей, взаимоотношений равноправных субъектов федерации, становления гражданского общества. Вместе с тем выборность глав субъектов федерации дестабилизировала политическую систему, появилась опасность новой волны "парада суверенитетов" и в самом катастрофическом сценарии - распада России на "удельные княжества". Выборность региональных руководителей принципиально изменила профиль российской власти: выборы не только привели наверх новых людей, но и сделали губернаторов (глав) опасно независимыми от центра. События в Чечне продемонстрировали обществу неэффективность военных методов. Политические рычаги управления регионами были крайне ослаблены не только из-за введения выборного принципа формирования губернаторского корпуса, но и из-за отсутствия единой нормативной базы взаимодействия центра и территорий, противоречий в законодательстве. Экономические ресурсы долгое время оставались чуть ли не единственными реальными рычагами влияния центра, что привело, в свою очередь, к искажению межбюджетных отношений, налоговой системы. Так называемые "трансферты" позволяли центральной власти управлять регионами, но это касалось лишь бедных, дотационных территорий. Весь ельцинский период регионы-доноры оставались главной головной болью Кремля, так как они были в большей степени независимы от политики центра. Придумывались непрямые, обходные пути воздействия на региональную элиту, что переводило политику в византийское русло. Проблема отправки трансфертов и задержки выплат населению каждый политический актор использовал для того, чтобы обвинить оппонента. Возмущение населения становилось козырем в борьбе между политическими игроками. Немаловажным рычагом давления на губернаторов была и угроза уголовного преследования, которое могло начаться в любой момент. Повод найти нетрудно: неправильно проведенная приватизация, нецелевое расходование бюджетных средств, ошибки во время избирательных кампаний, коррупция... Массированные проверки безошибочно указывали на недовольство центра работой того или иного чиновника и касались далеко не всегда его лично. Чаще всего под угрозой санкций оказывались вверенные ему организации или группы поддержки (например, бизнес, осуществлявший спонсорскую поддержку на выборах).
 

 

Вилльямс Дж. А. Взгляд американца на российскую ситуацию: некоторые предварительные заметки
Скачать pdf 207 кб

ВИЛЛЬЯМС ДЖОН АЛЛЕН — доктор философии, председатель отделения политических наук
Университета Лойолы в Чикаго. Вице-председатель и исполнительный директор межуниверситетского
семинара по проблемам Вооруженных сил и Общества, Председатель секции Международной безопасности
и контроля над вооруженными силами Американской Ассоциации Политических наук.
События в России затрагивают не только русских, они касаются всех. Россия по-прежнему остается великой державой — это огромная страна, обладающая большими материальными и духовными возможностями; все, что в ней происходит неизбежно влияет и на остальную часть планеты. Как ученый, долгое время изучавший ваши проблемы, и как военный специалист, слишком хорошо представляющий себе опасности военного противостояния, я внимательно слежу за развитием событий в России, Перемены в отношениях между
вашей и моей странами во многом зависят от того, что сами русские граждане думают по поводу своих насущных неурядиц, а также по поводу тех отношений, которые они хотели бы иметь с Америкой. Ради наших детей я вместе со всеми, стремящимися к согласию и обладающими доброй волей американцами и русскими призываю к тому, чтобы наши взаимоотношения были дружескими.
Очень просто считать, что и у русских, и у американцев сложились друг о друге совершенно определенные представления. Созревшие на протяжении долгой идеологической борьбы, эти мнения были чаще всего взаимовраждебными. Однако несмотря на весь свой антикоммунизм, большинство американцев на самом деле никогда не испытывали к русским людям неприязни. Фактически мы всегда смотрели на русских как на величайших заложников коммунизма. Именно поэтому многие из нас соглашались с президентом Рейганом,

когда он называл Советский Союз «империей зла», но мы никогда не думали, что сами советские люди злы по своей природе (если не считать, конечно, таковыми большинство их руководителей).  Многие русские раньше смотрели на американцев (да и сейчас, пожалуй, смотрят так же) как на эдаких заносчивых деляг, всячески обделывающих свои делишки перед тем, как дать бескорыстный совет остальной части человечества. Эти превратные мнения об американцах не новы и свойственны даже тем, кто относится к нам дружески. Во время мировой войны французский премьер Жорж Клемансо как-то сказал: «Америка? Это — нечто, движущееся от дикости к цивилизации, но в обход культуры». Во время мировой войны один англичанин заявил, что с американцами три загвоздки: «им платят слишком много, они слишком похотливы, и их здесь слишком много». Но со словом «русский», по крайней мере в том, как его противопоставляют слову «американец» — тоже конфуз. Под «русских» подпадают как граждане России, так и природные русские, проживающие, как известно, по всему миру. Это непривычно для американца, который под понятием «американец» подразумевает прежде всего гражданина Соединенных Штатов Америки, независимо от его расовой принадлеж- ности, и очень часто не считает таковым жителя Канады или Южной Америки. Соответственно, мы очень часто используем слово «русские», когда говорим о гражданах Советского Союза. Я вспоминаю, что когда великий бегун Валерий Борзов услышал от американского тележурналиста вопрос о том, как себя чувствует лучший русский спринтер, то он к вящему замешательству американца вежливо ответил: «Но я не русский, я украинец». Подобные проколы случались благодаря неправильному пониманию всех сложностей этнического строения Советского Союза и, по схожей причине, России, а также потому, что ключевым здесь служило собственное пони- мание слова «американец». Сейчас же картина, конечно же, еще более осложнилась.

 

 

Васильчук Ю.Л. Социальное развитие человека в XX веке. Фактор культуры
Скачать pdf 550 кб

В а с и л ь ч у к Юрий Алексеевич - доктор философских наук, профессор политической экономии,
юрист-международник, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных
отношений РАН
В двух предыдущих статьях я рассматривал процессы стихийного преображения человека прошлого века под воздействием, с одной стороны, семи новых форм массового труда, а с другой - новых рыночных отношений и социальных функций четырех типов денег и капитала [Васильчук, 2001в; 2001г]- Было показано, что в XX веке материальный мир производства и потребления как бы "двумя руками" переделывал человека, преображая его черты, сущностные силы и потребности, его культуру вне зависимости от желания самого человека. Но при этом в тени остался главный внутренний фактор, управляющий этим преображением человека, - развитие его собственной культуры. В результате трудно оценить истинную роль культуры в современной России.
И реформаторы, и ученые, и "реформируемые" обычно хорошо осознают значение новых форм труда и технологий, денег и капиталов, но не только не признают, а иногда даже прямо отрицают решающую роль культуры в каждом шаге социального и экономического прогресса . Но анализ покажет, что по сути это именно так. И без этого наши реформы были бы обречены.
Российское общество еще не освоило всей масштабности задач, стоящих перед страной в связи с необходимостью проведения реформ и вступления в ВТО, и радуется любым нищенским приростам производства. Эта узловая, жизненно важная проблема выживания России пока не осмысленна ни отечественной, ни зарубежной наукой [Васильчук, 2002]. Новое понимание роли культуры, возникшее в процессе НТР, у нас пока все еще не освоено.
В этом плане смысл российской реформы заключается не столько в "диалоге культур" (при всем нашем желании быть услышанными), сколько в восприятии всего лучшего, накопленного мировой культурой. Многим кажется, что "Культура" - нечто сладкое и безоблачное, зависящее лишь от внимания, понимания, поощрения и регулярности "остаточного" финансирования. На деле же она "императивна" и подчас требует крайнего напряжения всех сил страны, огромных жертв и от нации, и от государства, и от каждого. Но и ее "отдача" грандиозна. История показывает, что трудные "зрездные часы" каждой нации, становящейся лидером, ускоряющим развитие целого региона, были именно временем расцвета и преображения ее культуры.
 

 

Григорьев С.И. Теоретические основы изучения жизненных сил национальных общностей
Скачать pdf 228 кб

ГРИГОРЬЕВ Святослав Иванович - доктор социологических наук, профессор, декан социологического факультета Алтайского госуниверситета, г. Барнаул. Внимание общественности, ученых и практиков управленческой деятельности в России последних лет все более основательно обращается к проблеме адекватного осмысления жизненных сил национальных групп, проживающих в стране, тенденций их изменения. Этого требует не только явное обострение межнациональных отношений во многих регионах Российской Федерации, их конфликтность, но и очевидная весьма масштабная тенденция совпадения национально-этнической и социально-классовой структуры российского общества, осложнения растущей межрегиональной финансово- экономической, имущественной дифференциации. Проблема жизненных сил человека и общества в последней трети XX в. стала, безусловно, одной из приоритетных, вызывающих не только повышенный интерес уче- ных, практиков, но и растущую тревогу общественности. Эти тревоги и озабочен- ность, интерес прежде всего, конечно, стимулировались все большим осознанием угроз, рисков, обусловливаемых нарастанием глобальной проблематики, главным обра- зом той, что связана с экологией, сохранением естественных основ бытия человека. Немало поводов для беспокойства давали и дают результаты осуществления социаль- ного прогресса, ускорение темпов социокультурного развития, коммуникативная, в том числе - информационная революция. Они вызвали явное обострение проблем сохране- ния, социальной защиты духовно-культурных, нравственных основ жизни людей, формирования новых смысложизненных ориентаций. Данная проблематика актуализировалась и в связи со сменой доминирующих типов общественного развития, цивилизационным сломом, который переживает человечество в последние десятилетия. В России она осложнена еще и революционной ломкой уклада общественной жизни 1990-х гг. Еще одна группа обстоятельств, актуализирующих данную группу проблем, связана с катастрофическим положением малых народов Севера и Востока, оказавшихся (в условиях разрушения плановой экономики и директивного управления) предоставлен- ными стихии "дикого рынка". Развал коллективных хозяйств уничтожил почти полно- стью социальную инфраструктуру регионов проживания малых народов и механизм ее централизованной поддержки. Серьезно обострились проблемы их медицинского и культурно-образовательного обслуживания. Осложнение социально-экономического положения в России, политическая неста- бильность последних лет масштабно обострены проблемой эмиграции, прежде всего квалифицированных работников из числа национальных меньшинств, имеющих за пределами России национально-государственные образования (немцев, евреев, армян, украинцев и др.). Это заметно ослабляет интеллектуальный потенциал страны, воз- можности его воспроизводства прежде всего потому, что за рубеж в этом потоке эми- грации уезжает значительное число русских, представителей других коренных народов России. В огромных масштабах обострилась проблема сохранения жизненных сил русских на всем пространстве СНГ, в ближнем зарубежье, где они оказались в роли притесняе- мого, дискриминируемого, гонимого национального меньшинства, составляя нередко от трети до половины жителей бывших союзных республик СССР.
 

 

Рукавишников В.О. Отношение американцев к современной России
Скачать pdf 496 кб

РУКАВИШНИКОВ Владимир Олегович - доктор философских наук, профессор кафедры мировой политики Государственного университета - Высшей школы экономики. После трагических событий 11 сентября 2001 г. в США печать заговорила о потеплении во взаимоотношениях России и Соединенных Штатов Америки. Однако ед- ва ли есть необходимость доказывать, что прогресс в межгосударственных отношениях наших стран зависит не только от руководителей государств. Если Россия более не могущественный враг, которого следовало устрашать и сдерживать, то кто она - друг, союзник или партнер Америки, или же просто побежденный и на время притихший противник, которому нельзя доверять и за которым надлежит внимательно присматривать? И как рядовые американцы сегодня относятся к В.В. Путину, второму президенту России лично, поскольку хорошо известно, что восприятие политики любой страны в высокой степени персонифицировано? Ответы на эти вопросы можно найти в публикациях СМИ и данных опросов американского общественного мнения, приведенных в настоящей статье. За ответами на вопросы, начинающимися словом "как", неизбежно следует "почему", предполага- ющее интерпретацию данных, объяснение выявленного паттерна общественного мнения, рассмотрение современного уровня информированности американцев о происходящем в мире, анализ эволюции системы ценностей и установок в отношении внешней политики США, вообще, и отношений с Россией, в частности, в предыдущие годы, выявление сути распространенных в США представлений о роли Америки и России в современном мироустройстве, обсуждение проблемы устойчивости фобий и мифов, сформировавшихся за долгие годы холодной войны, а также степени и механизмов влияния общественного мнения на внешнюю политику и многих других вопросов [1].

 

 

Голосенко И. А., Султанов К. В. Культурная морфология О. Шпенглера о ликах России.
Скачать pdf 177 кб

В современной зарубежной и отечественной общественной науке существует заложенная П. Сорокиным еще в 1950-е гг. традиция сравнительного анализа макросоциологических и культурологических теорий Н. Данилевского, А. Тойнби, В. Шубарта, А. Кробера, Ф. Нортропа и др. [1]. Причем имена первых двух социальных мыслителей в его анализе постоянно шли бок о бок. В ряду перечисленных имен их сближает не только относительная хронологическая близость, но и многочисленные концептуальные совпадения в толковании хода и структуры мировой истории. Впрочем, были и вполне естественные отличия [2]. Рассмотрим, как О. Шпенглер в 20-е гг. нашего века трактовал историческую .судьбу России., помня, что это был один из центральных сюжетов знаменитой книги Н. Данилевского .Россия и Европа. (1869 г.). В отличие от Н. Данилевского (1822-1885) - серьезного натуралиста и трезвого экономиста, стремившегося построить культурологию на естественнонаучной основе, О. Шпенглер (1880-1936) мыслил скорее художественно, чем научно. Его книги были написаны стилистически привлекательно, но часто абсолютно бездоказательно. Он разрабатывал, не считаясь с общепринятыми понятиями социальной философии, символические концепты - образы оппозиционного характера: стиль - душа культуры, причинность - судьба, механизм - организм, природа - культура, жизнь - история, весьма произвольно применяя их в объяснении общественных феноменов. Хотя О. Шпенглер нигде открыто не ссылается на книгу Н. Данилевского, известно, что он ее читал на русском языке и в французском переводе. Во всяком случае у него обнаруживаются не только общие темы, изложенные еще Н. Данилевским - отрицание мирового единства человечества и обоснование локальной дискретности культур, их контакты и гибель. Он даже мимоходом, несколько метафорично использовал слова .Россия и Европа. Это не было простым совпадением. Но как он их понимал - Россию и Европу?
 

 

Фурсов А.И. Мифы перестройки и мифы о перестройке

Скачать pdf 158 кб

ФУРСОВ Андрей Ильич - кандидат исторических, наук, заведующий отделом ИНИОН РАН. Основным мотивом участия в дискуссии стало то, что объектом анализа стали интересующие меня проблемы: логика развития коммунистического строя, кризис советского общества, оценка дореволюционной и нынешней ситуации (и вытекающая отсюда оценка перестройки и Горбачёва), проблема сталинизма. Н. Богданов статью о перестройке назвал "Дорога в ад" ("ЛГ", № 27). Тем социальным адом, которым для миллионов людей обернулась эта дорога, она не заканчивается, это промежуточная остановка. Реальный конец этого пути для России (разумеется, если он будет пройден) - небытие, ничтоизация. России как субъекту нет места в позднекапиталистическом мире. Место есть русскому пространству, ресурсам и биомассе: мозги для корпораций, женские и детские тела для борделей, здоровые органы для пересадки - место "у параши" в международном разделении труда. Без субъектности, пусть завоеванной с огромными потерями (а когда бывало иначе?), народ превращается в биомассу - легкую добычу для хищников. Горбачёвы-яковлевы подтолкнули население к самому краю пропасти, гайдары-чубайсы столкнули его туда, а грефы-зурабовы пытаются добить окончательно. То, что произошло в 1990-е. - логическое и неизбежное следствие перестройки. Иного (при эволюционном развитии) после 1987-1988 гг. было не дано. Еще в самом начале перестройки глубоко уважаемый и высоко ценимый мной А. Зиновьев определил горбачевизм как "стремление заурядных, но тщеславных партийных чиновников перехитрить не только людей, но и объективные законы человеческого общества". Стремление обернулось катастрофой для большинства населения. И вот теперь нас пытаются убедить, что попытка обмануть законы истории удалась и что именно перестройка, освободив людей от коммунизма (того, что перестал строить Брежнев?!), принесла им блага цивилизации.
 

 

Пушкин С.Н. Евразийские взгляды на цивилизацию
Скачать pdf 211 кб

ПУШКИН Сергей Николаевич - доктор философских наук, профессор кафедры фило- софии Нижегородского государственного педагогического университета. В современной социальной мысли и в общественной жизни в последние годы определенную роль стала играть евразийская идея. Рассматривая ее движение, исследователи обозначают основные этапы развития евразийской идеи. При этом они, как правило, указывают конкретных носителей данной идеи: предшественников евра- зийцев, классических евразийцев - мыслителей-эмигрантов начала XX в., их после- дователей. Не всегда, на наш взгляд, подобного рода классификация проводится достаточно обоснованно. Так, например, И. Орлова, определяя основных идеологов евразийского движения, перечисляет: "Н.Я. Данилевский и другие", "евразийцы - русские эмигранты", "Н.А. Назарбаев и ряд интеллектуалов"1. С подобной классифи- кацией в полной мере согласиться трудно. Первый и третий этапы развития евразийской идеи нуждаются в уточнениях. Конечно, у серьезных идейных движений, каковым является и евразийство, имеют- ся и серьезные идейные предшественники. Однако к ним весьма сложно отнести неославянофила Н. Данилевского, утверждавшего, что объединенной Европе спо- собно противостоять только объединенное Славянство. Разочаровавшийся в славянс- ких народах К. Леонтьев - фигура для этого значительно более подходящая. Пред- лагая славянам активнее сливаться с азиатскими народами, он создает концепцию не славянской, что собственно и предпринял Данилевский, а славяно-восточной цивили- зации. При этом К. Леонтьев полагал, что славяно-восточная цивилизация имеет реальные перспективы для развития в славяно-азиатскую.

 

 

Востриков С. В. Дьявольская кухня нацизма
Скачать pdf 221 кб

ВОСТРИКОВ Сергей Васильевич - доктор исторических неук, профессор Смоленского государственного педагогического университета. В массе научных работ, посвященных Второй мировой войне, одним из недоста- точно изученных как в отечественной, так и в зарубежной науке остается вопрос о влиянии, месте и роли теософии в судьбах "третьего рейха". Теософия, напомню, это мистическое учение о допустимом единении человеческой души с некими выс- шими силами, возможности непосредственного общения с потусторонним миром. Ситуацию в историографии этого вопроса можно объяснить тремя основными при- чинами: во-первых, дефицитом первичной информации. Во-вторых, незаинтересо- ванностью в анализе эсхатологии нацистских теософско-космогонических "теорий"; в-третьих, тем, что познание неизвестного и сложного часто не укладывается в шаб- лоны и трафареты. Фантастика, псевдонаучные доктрины и учения захлестнули в начале XX в. вол- нами Германию, - страну точных наук, высокой культуры и философии. На судеб- ном процессе в Нюрнберге в 1946 г. главный обвинитель от Франции указал на глу- бокие и отдаленные истоки национал-социализма. "Национал-социализм - заверше- ние длительной идейной эволюции" - говорил он. "Национал-социалистское учение - венец длительной эволюции философской мысли, чье влияние было громадным не только в Германии, но и далеко за ее пределами", - писал Ф. Хайек в работе "Дорога к рабству", отмечая, что оно вобрало в себя элементы философских концепций нем- цев Фихте, Шпенглера, Гегеля, англичанина Карлейля, француза Конта. Известный исследователь нацизма Вальтер Хоффер подчеркивал эклектичную программатику нацизма, синтезировавшего противоположные, амбивалентные, казалось бы несо- вместимые фрагменты различных наук о человеке и обществе (антропология, расо- вая теория, евгеника, социал-дарвинизм, ньютонианство, физиогномистика, астро- логия), что позволяло ему выступать в виде "двуликого Януса" (одновременно и ш антипролетарском, и в антибуржуазном облачении), подавая, - в зависимости от не- обходимости, - себя в разнообразных ипостасях: как сила и революционная, и реак- ционная; возрожденческо-просветительская и консервативная; идеалистическая и прагматическая; рационалистическая и мистическая. Вследствие чего, по мнению В. Хоффера, "нацизм сумел приобрести себе сторонников во всех слоях немецкого народа". Магия и оккультизм представляли весьма значительную и органичную часть теневой стороны нацизма.
И в наше время разработкой бесовщины гегемонизма занимаются маститые ма- гистры-мистификаторы от политики. Эти люди мировой "закулисы" - члены закры- тых организаций, аналоги которых существовали в Европе и США начала XX в. Вход в них - только для посвященных. Щедрое "спонсорство" и финансовые "влива- ния" обеспечивают этому "постиндустриальному интернационалу" и его сетевым структурам безбедное существование и в новом веке. Под их "крышей" еще долго будут работать спецслужбы, строители "нового порядка" и обыкновенные аферис- ты. Цель этой кухни дьявола очевидна, - установление при помощи современных со- циальной инженерии, манипулятивных политтехнологий, массированного примене- ния электронного PR, - тотального контроля над умами людей (в общепланетарном масштабе), превращение их в "пассивное стадо", безликую "биомассу" (относитель- но чего предостерегали Г. Тард, X. Ортега-и-Гассет, Л. Вольтман, П. Струве, П. Со- рокин, В, Бехтерев и др.). Тень люциферова крыла сегодня простерта над ми- ром, и нет оснований предполагать наступления в XXI веке эры милосердия.


 

Айзатулин Т.А., Кара-Мурза С.Г., Тугаринов И.А. Идеологическое влияние евроцентризма
Скачать pdf 221 кб

Авторы работают в Аналитическом центре по научной и промышленной политике Миннауки, Гос- кдмпрома и РАН. АЙЗАТУЛИН Тамерлан Афиятович — старший научный сотрудник. КАРА-МУРЗА Сергей Георгиевич — доктор химических наук, главный научный сотрудник. ТУГАРИНОВ Иван Алек- сеевич — кандидат геолого-минералогических наук, ведущий научный сотрудник: Идеологическим фоном перестройки и нынешней реформы в СССР (России) был евроцентризм. Эта «метаидеология» западного общества наиболее рельефно выража- лась в тезисе о «возврате в нормальную цивилизацию», под которой понимались ос- новные экономические, политические и социокультурные структуры Запада. Вокруг этого тезиса и произошел раскол в советском обществе. Евроцентристская установка была представлена почти исключительно интеллигенцией и партийно-госу- дарственной элитой. В наименьшей степени ее разделяли сельские жители. Приме- чательно, что на вопрос «Достижения какой страны Вы считаете для нас наиболее ценными?» Японию назвали 51,5% респондентов всесоюзного опроса и лишь 4% рес- пондентов— читателей «Литературной газеты» [1]. Кредо евроцентризма реформаторов выражено в манифесте «Иного не дано» Л. Баткиным: «"Запад" в конце XX в. — не географическое понятие и даже не понятие капитализма (хотя генетически, разумеется, связано именно с ним). Это все- общее определение того хозяйственного, научно-технического и структурно-демокра- тического уровня, без которого немыслимо существование любого истинно современ- ного, очищенного от архаики общества» [2, с. 175]. Нет смысла анализировать здесь структуру мифов евроцентризма, а тем более критиковать их. Это — не теория, а идеологическое построение, в основе которого лежит ряд иррациональных посту- латов, идеалов, а о них спорить бесполезно. Рационально можно обсуждать другое: что произойдет, если утопия евроцентризма действительно будет внедряться в практику в иных культурах, а тем более в масшта- бах человечества. В рамках двух видений мира и человека — экологического и антро- пологического — было сделано предупреждение о принципиальной невозможности этого проекта, из чего следует, что попытка его осуществления на практике не просто обречена на неудачу, но и неминуемо приведет к массовым страданиям. Жесткость рамок евроцентризма, в которые была втиснута социальная философия перестройки и реформы, усугубилась тем, что выразителями этой идеологии стали социальные группы, в которых рациональность и «научный» тип мышления при- обрели статус высшего, не контролируемого иными ценностями авторитета. В упоминавшейся книге подчеркнуто: «Носителями радикально-перестроечных идей, ведущих к установлению рыночных отношений, являются по преимуществу предста- вители молодой технической и инженерно-экономической интеллигенции, студен- чество, молодые работники аппарата и работники науки и культуры» [1]. Утверждение, что мир прост, измерим и подчиняется выражаемым на языке матема- тики естественным законам означает десакрализацию, устранение ценностных, иррациональных компонент не только из картины Природы, но и общества и чело- века. По выражению К. Лоренца, Запад — это «цивилизация, которая знает цену всего, но не знает ценности ничего» (как сказал философ, «то, что имеет цену, не может иметь святости»).

 

 

Из двух эпох: русская философия права и социальная реальность
(«Круглый стол» редакции)
Скачать pdf 343 кб

Поиск духовных корней - таков лейтмотив нравственного развития русской интеллигенции, характеризующий ее практически во все исторические эпохи. Тем более в нынешнюю, во многом поворотную. Критический анализ сложившихся ценностей и оценок встает перед обществом в качестве культурного императива в тот момент, когда старый фундамент уже не может служить опорой общественного бытия и общественного сознания, а новый еще не создан либо создается в самых общих пока еще контурах. Обращение к нравственному содержанию русской культуры сегодня важно вдвойне. Во-первых, идет активное приобщение к общечеловеческим ценностям и мировоззренческим принципам. Во-вторых, активно восстанавливается собственная национальная культура в ее глубинных, вечных истоках. На пересечении этих двух тенденций и формируется духовный фундамент социалистического общества. Что из прошлого должно сохраниться для будущего? Какие культурные традиции мы передадим потомкам? А шире - вообще, что такое русская культура и каков ее исторический контекст?
 

 

Рукавишников В.О. Посткоммунизм по-русски
МИР РОССИИ • 2000 • N2
РОССИЯ КАК РЕАЛЬНОСТЬ

Скачать pdf 857 кб

Богатая статистика, масса фактов, разоблачающих ложь мафии "реформаторов".

Посткоммунизм как теоретический концепт и реалии политики и жизни в России в последнее десятилетие XX в. — так коротко можно охарактеризовать содержание статьи. В ней рассматриваются различные интерпретации посткоммунизма (переходный период, новый этап глобального развития и т. д.), основные отличительные черты эпохи посткоммунизма в бывших социалистических странах, общий сценарий посткоммунистической модернизации и то, каким образом представлены цели, задачи различных этапов реформирования в Посланиях Президента России Федеральному собранию и других официальных документах, обсуждаются социально-экономические результаты первого десятилетия посткоммунистического развития России в сравнении с другими странами, отношение населения к политике реформ и власти, политическая природа и сущность произошедших перемен, характеристики общественно-политического строя, сложившегося в России к началу XXI в., и т. д. В работе анализируются оценки положения дел в России и прогнозы возможного развития, высказываемые как в нашей стране, так и за рубежом.
Правомерно говорить о двух интерпретациях «посткоммунизма» как понятия. В первом случае речь идет о семантически строгой трактовке этого термина, т. е. «посткоммунизм» - это всего лишь название исторического периода, пришедшего на смену «реальному социализму». Во втором - о попытке использования этого понятия для обозначения новой историческую эпохи, в которую вступило всё человечество после крушения коммунистических режимов в странах Восточной Европы и СССР в конце 1980-х - начале 1990-х годов. Более подробно различные интерпретации данного понятия рассмотрены в первом разделе данной статьи. Во втором разделе речь идет о целях, задачах и фазах посткоммунистической транзиции. При этом важнейшие характеристики социально-экономического положения в России в конце XX в. сопоставляются с аналогичными показателями в других странах. Такое сравнение позволяет реалистически оценить ход и итоги первого десятилетия реформ.

 

 

Тощенко Ж.Т. Время мифов и пути их преодоления
Скачать pdf 198 кб

ТОЩЕНКО Жан Терентьевич - член-корреспондент РАН.
В научной литературе неоднократно предпринимались попытки охарактеризовать содержание, сущностные стороны, основные черты происходящих в нашей стране перемен во времена так называемой реформации России. Предлагались самые различные формулировки - от катастрофических до лучезарных, от реалистических до фантастических. На мой взгляд, в работах академика РАН Г.В. Осипова предложен верный и точный вариант выявления сущности этих изменений - время мифов. Но прежде чем дать анализ современных мифов и социального мифотворчества, ученый знакомит нас с тем огромным интеллектуальным богатством, которое связано с научным осмыслением этого феномена. Опираясь на творческое наследие Б. Малиновского, Э. Дюркгейма, Л. Леви-Брюля. автора символической теории мифов Э. Кассирера, труды В. Парето, 3. Фрейда, К. Юнга. Ж. Сореля, Р. Барта, К. Манхейма, а также исследования отечественных мыслителей С. Булгакова, А. Лосева, Л. Ионина и др., он дает свое понимание многозначности и многообразия существовавших и существующих мифов. На мой взгляд, после прочтения работ Г.В. Осипова можно сделать вывод: современное понимание мифа и отношение людей к нему на разных ступенях общественного развития различны. В этой связи весьма показателен тот поиск, который осуществлен исследователем при объяснении сущности и содержания мифа
В этой связи большой интерес представляют выводы автора, особенно ярко воплощенные в докладных записках в директивные органы как СССР, так и России, в официальных докладах, которые замыкаются на такую важную составляющую современного общества: а что делать? Г.В. Осипов, опираясь на данные многочисленных исследований, предлагает комплекс мер социально-экономического, политического и культурного порядка по нормализации и упорядочивании государственной и общественной жизни страны. И на каждом этапе развития нашего общества эти предложения совершенствуются, уточняются, обогащаются. И именно такой подход позволяет нам разделить оптимизм автора, когда он говорит, что "верит в будущее России и ее народов" {"Социальное мифотворчество и социальная практика", с. 14). Он не просто верит, а предлагает конкретные меры по достижению этого будущего.
 

 

Седов Леонид. Россия: взгляд из Польши и обратно
Скачать pdf 287 кб

Интересные результаты опросов общественного мнения Польши и России.

В Европе едва ли найдется страна, историческая судьба которой так тесно переплелась с Россией, как Польша. В многовековой истории их отношений насчитывается немало темных страниц, омрачающих сознание жителей обеих стран, питающих их взаимное недоверие и подозрения. Много есть и точек сближения: славянский характер, культурные взаимовлияния, экономические интересы.
 

 

Дубин Борис. Запад, граница, особый путь: символика "другого" в политической мифологии современной России

Скачать pdf 456 кб

Общественное мнение о выборе пути развития России, отношений с Западом и Востоком, о самоидентификации российских граждан, восприятии других народов. На какие страны нужно прежде всего
ориентироваться России при выборе пути развития? Согласны ли Вы с тем, что Запад пытается привести
Россию к обнищанию и распаду? Согласны ли Вы с тем, что западная культура оказывает отрицательное влияние на положение дел в России? Вы согласны, что Россия всегда вызывала у других государств враждебные чувства, что нам и сегодня никто не желает добра? В какой мере лично Вас интересует история
различных стран, культура разных народов? Какая экономическая система кажется Вам более правильной?
Какая политическая система Вам кажется лучшей? Русский путь под твердым руководством?

О современных мифах. К типологии современного мифа. Русский миф. Метафора "русского пути".

 

 

Емельянов Ю. В. Последние политические программы и прогнозы Троцкого
Скачать pdf 361 кб

ЕМЕЛЬЯНОВ Юрий Васильевич — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института международного рабочего движения АН СССР. Активный пересмотр многих положений в истории партии, отказ от сложившихся оценок партийных руководителей неизбежно ставит в повестку дня вопрос о необходимости выработки правильного представления о Л. Д. Троцком, занимавшем видное место в Октябрьской революции и сыгравшем крайне противоречивую роль в советской истории. Чтобы выйти из порочного круга смены примитивных оценок, особенно в отношении такой неоднозначной фигуры как Л. Д. Троцкий, необходимо внимательное знакомство с его мировоззрением и практической работой. Следует учитывать, что троцкизм как идейно-политическое движение, сохранившись после смерти Л. Д. Троцкого, ныне имеет ряд международных центров, выступающих от имени созданного Троцким IV Интернационала. При всей своей малочисленности троцкистские партии и группировки чрезвычайно активны, располагают многочисленными средствами информации и оказывают существенное влияние на часть интеллигенции и студенчества в капиталистических странах. Идейно-политическая платформа Л. Д. Троцкого и его последователей имеет значение не только для общественной жизни зарубежных стран. Поскольку Л. Д. Троцкий и троцкисты представили наиболее широкую критику советского общества иод лозунгами восстановления «истинного») марксизма-ленинизма, не прекращаются попытки доказать справедливость их выводов и необходимость осуществления социальных экспериментов в стране в соответствии с рецептами троцкизма. Об актуальности троцкистской альтернативы для нашей страны не раз заявляли советологи США и Англии, прежде всего сторонники И. Дейтчера и Э. Карра. Поскольку предложение о безоговорочной реабилитации Троцкого неразрывно связано с пропагандой идей троцкизма, попытаемся ознакомиться с ними в изложении самого Л. Д. Троцкого.
 

 

ФЛЕРЕ С. Причины распада бывшей Югославии: взгляд социолога

Скачать pdf 251 кб

ФЛЕРЕ Серж - с 1971 по 1991 г. преподаватель социологии университета Нови-Сад (Югославия), затем университета Марибор (Словения). Введение. Распад бывшей Югославии привлек научное внимание (не говоря уже о вненаучном) большого числа исследователей, включая социологов, преимущественно из стран, затронутых этим процессом. Объяснение событий истинной или приписываемой глубиной, - заманчивая и сложная задача, особенно если использовать простые социально-психологические факторы. Распад бывшей Югославии в 1991 г. - пример такого объяснения. Было ли это, включая насилие, неизбежным следствием многонационального состава государства, природы наций и их отношений, сложившихся за 70 лет сосуществования в одном государстве? Югославия была средством "строительства наций" словенцев, хорватов, босняков, македонцев, албанцев и даже черногорцев, в меньшей степени для сербов, и точно не мелких этнических групп. Это имело место, несмотря на то, что сами они почти не знали об этом и считали государство Югославию одним из главных институтов. История вершилась за спиной наций Югославии. В создании наций из большого числа национальностей в рамках единого федерального государства X. Ситон-Уотсон когда-то с полным основанием увидел процесс создания "новых наций" [22]. Распад Югославии связан с общей социальной модернизацией. С сегодняшних позиций различия уровней модернизации этнических единиц и регионов можно определить как факторы, стимулирующие дезинтеграцию не сами по себе, а через рост этно- национальной идентичности и понимания Югославии все больше и больше как "оков" для собственного этнонационального развития. Проясняется роль религий: несмотря на многочисленные декларации о поддержке терпимости, религия "не является ее выразителем или рычагом в той же степени, в какой она выражает часть национальных идентичностей" [23, р. 13]. Картину распада Югославии можно представить как альянс этнических политиков и интеллектуалов (так называемых независимых, оппозиционных или диссидентских интеллектуалов), сформировавших коалицию ради разжигания чувств этнической фрустрации и безотлагательного действия (объясняя причину кризиса своих государств в терминах несоответствия положения их нации внутри Югославской федерации). Старые и новые элиты того времени (в некоторых странах, например Хорватии, политиков почти не было) использовали идеологию этнической ненависти для очернения других групп ради развала коммунизма, в борьбе за формирование новой политической элиты. Эти новые элиты (в каждом новом государстве) использовали, нередко не по назначению, любые средства пропаганды в самых разнообразных формах, включая то, что сегодня называется разжиганием ненависти, особенно путем распространения слухов, пробудивших глубоко укоренные коллективные страхи. Телевидение имело наибольшее значение. Югославская драма, начиная с конца второй половины 80-х годов, стала драмой симулякров. Телевизионные истории, не обязательно правдивые, служили мобилизации масс, не многим отличаясь от гитлеровской ксенофобии, рассказов о мнимых жестокостях. Отсутствие пан-югославской телевизионной системы стало фактором, позволившим элитам монополизировать "правду". На более глубоком уровне Югославия тех времен столкнулась с невозможностью адаптировать политическую и экономическую систему СФРЮ к изменившимся условиям окружающей среды, особенно по институциональным причинам. Это означало, что кризис легитимности не мог привести к устойчивой трансформации политической системы, даже, вероятно, при помощи извне (за исключением протектората, который трудно представить). На самом глубоком уровне многонациональное государство Югославия не могло действовать бесконечно по причине этнических конфликтов в прошлом, почти исключительно на протяжении XX в., раздувания идеологами всех крупных этнических групп любого кризиса до размеров драмы и апокалипсиса, акцентирования того, что нации становились зрелыми "социальными явлениями".

 

 

Гудков Лев. Отношение к США в России и проблема антиамериканизма

Скачать pdf 540 кб

США и Россия в зеркале опросов общественного мнения. Динамика отношения американцев к России. Динамика отношения русских к США. Составляющие массового образа США. Российский антиамериканизм. Обстоятельная, богатая фактами статья о сложных взаимоотношениях двух великих держав, двух великих народов.
Образ США для советского и постсоветского массового сознания содержит несколько планов, разных по времени появления, но сохраняющих при определенных условиях прежние значения. Антиамериканизм, разумеется, не сводится к враждебности исламских или арабских радикалов, он широко распространен и в Европе, причем не только среди националистически настроенных французов, немцев, итальянцев и других, но и среди более рафинированной публики, задающей тон в обществе, равно как и в Азии (например, в Японии, Индии или Китае), в Латинской Америке, в Африке, ну и, конечно же, в России. Идеологически он питается самыми разными идеями и принципами, ничего общего между собой не имеющими, кроме как неприятием США. Неприязнь к этой стране соединяет и представителей клерикально-католической критики капитализма (капиталистического духа рационализма и материализма, стяжательства, индивидуализма и пр.), и иранских аятолл, европейских левых интеллектуалов и палестинских боевиков, маоистов, коммунистов и антиглобалистов, а теперь и террористов Бен Ладена. Более того, в самих США, по крайней мере, до недавних событий, многие социологи, публицисты, литераторы писали о глубоком неприятии американского общества и американской культуры*. США вызывают к себе нелюбовь, если не сказать ненависть, гораздо большую, нежели какой-нибудь диктаторский режим, уничтоживший значительную часть и своего, и чужого народа.
 

 

Матвеева С.Я. Национальные проблемы России: современные дискуссии
Скачать pdf 230 кб

Важнейшими тенденциями всей современной политической жизни являются стремление продолжать политику реформ, включение страны в мировое хозяйство. Это нашло отражение в социокультурной теории либеральной суперцивилизации, которая не сводится к капитализму в разных его модификациях и не ограничивается степенью и уровнем индустриального развития. Противоположный полюс политического спектра тяготеет к традиционной суперцивилизации, свидетельствует о силах, стремящихся вернуться к отдаленному прошлому. Это стремление можно назвать реставрационным. Сюда попадают монархисты, все те, кто отстаивает сословность, общинность как определяющую социокультурную форму жизни общества в проявлениях, сложившихся до 1917 года. Ирония заключается в том, что эти люди или какая-то их часть, как будто бы стоят за возврат к капитализму, который для общества все еще впереди. Между этими тенденциями, нацеленными на реализацию ценностей противоположных цивилизаций, формируется позиция, стимулируемая промежуточным характером России между двумя цивилизациями, расколотостью общества. Значительная часть людей, тяготеющих к этой позиции, ориентирована на сохранение страны в том состоянии, которое сложилось за годы советской власти. Ориентация на прошлое заставляет считать эти силы консервативными. На языке социокультурной теории они могут быть охарактеризованы как стоящие за воспроизводство социального порядка, основных фундаментальных ценностей промежуточной цивилизации, т.е. несущих в себе некоторый гибрид, эклектическую смесь ценностей двух суперцивилизаций. Перед Россией лишь сейчас открылась возможность преодоления имперского типа государственности. Советское государство хотя и отошло по отдельным параметрам от имперской традиции, в некоторых других параметрах ее сохранило (пусть и в трансформированном и модернизированном варианте). Имперская ориентация была сохранена прежде всего в системе ценностей. Почти все время существования СССР экспансионистские имперские идеи воспринимались как сами собой разумеющиеся. Они не ставились под сомнение даже в анекдотах, где и в самые страшные времена массового террора не иссякала критическая мысль. Теперь впервые эти идеи поставлены под сомнение, что проявилось прежде всего в отказе от стремления чем-либо жертвовать для восстановления СССР. Судя по всему, желание заниматься частными делами, обустройством собственной жизни у русского большинства, которое несло на себе основную имперскую ношу, взяло верх над ценностью империи. Это является важнейшим исходным условием поворота российского общества к поискам новой государственности. Тем не менее проблема лежит значительно глубже. В 1917 году Россия уже отказывалась от империи. Однако она не сумела ответить на лавину обрушившихся на нее проблем неимперскими методами, а потому вновь и вновь актуализировала имперские традиции и ценности. Избавление от империи с точки зрения либеральной позиции - это в конечном итоге переориентация на интенсивные методы решения проблем, на формирование единой системы ценностей, которую добровольно разделяет население 61 страны, на осознание государственной границы как ценности освоенного данным сообществом социального пространства. Сегодня страна живет в условиях, когда ни одна из перечисленных выше тенденций не может взять верх над другими. Поэтому задача заключается в их взаимном согласовании и балансе. Главной проблемой становится доминирование какой-либо из этих тенденций на федеральном и региональных уровнях. И здесь трудно обойтись без оценок, без указаний на тупиковость и неоимперского, и этнократического пути укрепления новой российской государственности, на их опасность для российского общества, его граждан. Вместе с тем нельзя не признать, что и господствующей системы ценностей, вокруг которой консолидировалось бы гражданское общество в стране, и российской нации как согражданстве пока еще нет. Поэтому задача состоит в том, чтобы научиться жить в смутном переходном или промежуточном состоянии, сохраняя в то же время представление об историческом векторе, т.е. о том самом прогрессе, который сегодня многими отрицается. Движение общества к стабильности на основе преодоления промежуточного состояния зависит от массовых сдвигов в гражданской ответственности за судьбу страны, за формирование жизнеспособного общества. Таким образом, национальные интересы не оказываются жестко заданной величиной и абсолютно неизбежным вектором реализации перспектив развития российского общества. Выбор между ними будет определяться не столько теоретической дискуссией и логическим обоснованием аргументов, сколько практической политической борьбой. В этой борьбе не последнюю роль играет детальный учет социально-психологических настроений электората и всего того груза традиций, привычек, стереотипов, условностей и способности к творчеству, которые в конечном итоге и определяют изменяющийся социальный субъект, называемый "современное российское общество". Несмотря на глубокие различия представлений об интересах России и ее граждан, в основных идеологических позициях проявляется единая оценка некоторых ключевых проблем. Единодушно, например, отрицается возможность насильственного разрешения имеющихся противоречий между народами, этническими группами.

 

 

К участникам Русско-японской войны 1904—1905 годов
Анкета Общества ревнителей военных знаний, отдел «Военной психологии»
С.-Петербург» Литейный 20, Канцелярия
Скачать pdf 144 кб

Русско-японская война еще раз с очевидностью показала, что для успеха на войне и для понимания бойца, как личности, необходимо детальное знакомство с психологией бойца, т.е. с тем «моральным элементом», о котором столько трактуют и до сих пор совершенно не изучают, признавая искусство пользования им уделом лишь исключительных военных талантов. Однако психология человека подчиняется вполне определенным законам, изучив которые явится возможность свести до известной степени искусство гениев к общедоступной науке. Общество Ревнителей Военных Знаний, сильно чувствуя этот пробел в военных науках и изыскивая пути к его изучению, учредило Отдел для разработки военной психологии. В своем стремлении к цели, отдел на первом же своем собрании решил прежде всего попытаться воспользоваться обширным боевым опытом русско-японской войны. Но этот опыт неизбежно пропадет бесследно для науки и практики, если обладающие им лица не соединят его воедино, чтобы порадеть на пользу русской армии и дать ценный вклад в науку. Ввиду этого, рассылкой настоящей анкеты члены отдела военной психологии просят лиц, бывших на войне, поделиться своим опытом и не отказать в сообщении сведений по вопросам представляемой краткой программы. Собранный воедино и разработанный лицами, посвятившими себя изучению психики бойца, ценный опыт участников войны даст возможность проложить правильные пути к той темной и неизученной области, которую называют психологией боя. Раз только возникнет психология боя, то явится возможность рационально изменить некоторые условия быта, воспитания и обучения войск. Пусть же опыт прошлой войны не исчезнет бесследно; пусть он послужит на пользу наших военных знаний и добрую славу дорогого Отечества. См. Дружинин К.М. Исследование душевного состояния воинов в разных случаях боевой обстановки по опыту русско-японской войны 1904—1905 годов, СПб,: Русская скоропечатня, 1910. С. 1—7. (Примеч. ред.) 64
 

 

Россия и Германия в наше время
Скачать pdf 263 кб

Анализ общественного мнения о развитии  отношений России с Германией. Приводимые данные показывают, что мера "доверия-недоверия" россиян к немцам приблизительно совпадает с их представлениями о том, какова степень "доверия-недоверия" немцев к россиянам. То есть россияне рассчитывают на некоторую взаимность, на равные отношения. В целом исследование показало, что утверждению позитивных установок способствует развитие отношений между Германией и Россией как на межгосударственном уровне, так и на уровне учреждений, институтов различного рода и личных контактов. Вместе с тем с 1996 г. восприятие Германии российским общественным мнением практически не изменилось. Во всяком случае, в настоящее время оно характеризуется совокупностью противоречивых и вместе с тем достаточно устойчивых стереотипов. Так, в ассоциативном ряду сочетаний с названием страны "Германия" на первое место у россиян выходит память о Великой Отечественной войне. В развитии германо-российских отношений по всем направлениям этот факт следовало бы учитывать, поскольку массовое сознание россиян не принимает так называемой ревизионистской концепции войны, предлагаемой некоторыми историками и публицистами. Прежде всего, оно не разделяет идеи равной ответственности за развязывание войны Германией и СССР. В то же время российское общественное мнение положительно воспринимает сегодняшнюю Германию и в целом положительно оценивает факт создания единого немецкого государства. Как и шесть лет назад, свыше 2/3 российских граждан испытывают положительные чувства к Германии. Наряду с этим довольно оптимистично большинство населения оценивает и перспективы российско-германских отношений. Причем, наибольший оптимизм в этом проявляют респонденты из материально обеспеченных слоев. Большая часть россиян не видит в политике нынешней Германии каких-либо экспансионистских устремлений, в отличие, например, от США. Не испытывают наши сограждане по отношению к Германии и "комплекс неполноценности": значительная доля россиян полагает, что Россия и Германия обладают в современном мире примерно одинаковым весом и влиянием. При этом ФРГ воспринимается нашими согражданами как явный экономический лидер Европейского сообщества. Вместе с тем, россияне не склонны идеализировать российско-германские отношения. Почти половина населения считает, что во взаимоотношениях между нашими странами существуют проблемы. Следует, однако, подчеркнуть, что трагические страницы прошлого в отношениях России и Германии, оставаясь в памяти народа, гораздо меньше, чем ранее довлеют над оценками настоящего и будущего, что, безусловно, связано с естественным течением времени и сменой поколений. В заключение подчеркнем, что большинство российского населения в целом положительно относится к Германии и весьма оптимистично настроено в оценках возможных перспектив сотрудничества с ней. Слагаемые этого положительного образа весьма многообразны - начиная от сложившегося в российском общественном мнении восприятия Германии как некоего символа благополучия, стабильности и порядка до понимания ее экономического и политического веса в современном мире и, прежде всего, в Европе и соответствующего признания Германии как одного из самых перспективных партнеров для России.

 

 

Борусяк Любовь. Патриотизм как ксенофобия (результаты опроса молодых москвичей)
Скачать pdf 441 кб

В последние годы проблема ксенофобии приобретает все большую остроту, складывается впечатление, что сегодня она затрагивает если не все слои населения, то большинство из них. Острота этой проблемы такова, что ее изучением в последние годы занимаются специалисты самых разных областей, она волнует правозащитные организации, некоторые молодежные, региональные организации и пр. Теоретические аспекты изучения ксенофобии в России исследовались Л.Гудковым, именно на его идеи мы в первую очередь ориентировались при подготовке данной работы1. Не претендуя на всестороннее изучение этой проблемы, т.е. выявление распространения ксенофобии в разных слоях населения, мы решили сосредоточить свой анализ только на Москве и на молодежи, прежде всего студенчестве. Исследование имело пилотажный характер. Для сравнений используются данные исследования, проведенного в Приволжском федеральном округе в 2002 г.2 Жизнь в Москве в течение длительного времени резко отличалась от жизни в других городах и регионах3, что обычно вызывало негативное отношение к москвичам. Со стороны москвичей это воспринималось как обидная несправедливость, но особой ответной агрессии не вызывало. Возможности миграции были строго ограничены пропиской и другими обстоятельствами советской жизни4, поэтому не возникало ощущения опасности захвата тех преимуществ, которыми москвичи обладали.
Большинство опрошенных московских студентов и школьников счи тают, что сами они никогда не примкнут к экстре мистским группировкам — 60%, считают такую возможность маловероятной — 24%, но 10% указа ли, что это вполне может случиться, а 2% уже при надлежат к такой группировке. Среди девушек число уверенных в том, что этого не может про изойти, несколько больше, чем среди юношей (64 и 54%). Еще больше таких ответов среди приезжих (70%)
Но вызывает тревогу, что среди московских юношей из вполне благополучных семей, получающих высшее образование, почти половина, а среди девушек — треть не считают для себя принципиально невозможным начать борьбу с "инородцами". В течение 1990-х годов постоянно проходили дискуссии по поводу национальной идеи, делались попытки эту идею сформулировать или создать. Государство (да и многие граждане, число которых год от года растет) чувствовало, что в отсутствие универсальных интеграторов идет процесс разрушения крупных сообществ, который лишь в малой степени может компенсироваться на микроуровне (семейные ценности). Можно сказать, что на национальную идею существовал заказ не только "сверху", но и "снизу". Выработать национальную идею не удалось по объективным причинам: ее нельзя придумать, спустить сверху. Тем не менее в стране (и в Москве) шли, все более распространяясь, процессы, которые имеют прямое отношение к национальной идее, — это рост ксенофобии, который, понятно, не рассматривался таким образом, но и не встречал, и не встречает никакого отпора со стороны государства.
 

 

Гудков Лев. Россия в ряду других стран: к проблеме национальной идентичности

Скачать pdf 430 кб

Мы имеем дело не столько с проблемой усиления этнофобий или межэтнических барьеров, сколько с неготовностью российского общества к ее осознанию, анализу. То, что воспринимается как неожиданное, "иррациональное" противоречие между практически одновременно выражаемыми толерантными и агрессивными установками (которое обычно интерпретируется как рост или, напротив, смягчение ксенофобии), означает прежде всего растерянность перед самим фактом партикуляристского и некультивированного сознания, в котором уживаются как пол- уили квазитрадиционалистские представления, так и нормы, и ценности, регулирующие области действия и отношения "модерных" структур и институтов. Задача исследователей заключается в том, чтобы, связывая эти представления и высказывания, установки и действия (которые, по сути, принадлежат более архаическим пластам или структурам регуляции) с соответствующими адресатами, прояснить функциональный смысл подобных реакций, а тем самым описать механизмы консервации социальной и культурной структуры, сопротивления модернизационным изменениям. Скрытый негативизм отчетливее всего проступает именно в отношении мигрантов: в понимании их как конкурентов или просто опасных чужаков, или же, напротив, в осознании их ценности как людей, вносящих необходимое разнообразие, то новое, которое стимулирует этническое большинство к большей продуктивности или же, вносящих то, чего не в состоянии производить, или совершать основное население по тем или иным причинам (табл. 9, 10). В этом плане Россия по характеру априорных установок в отношении приезжих занимает свое самое среднее (12-е) место на шкале стран, входящих в программу исследования. Но по признанию социальной и культурной роли мигрантов она уже на 16-м, причем если в первом случае разрыв между первым рангом и рангом России составлял всего 20 пп., то во втором — уже более 40 пп. (т.е. трехкратный разрыв). Партикуляристское сознание не предполагает систематической проработки и упорядочивания установок разного плана. Поэтому выраженные фобии, например усиление антизападных настроений, может и не сопровождаться ростом частных этнических ксенофобий, которые по крайней мере в настоящее время, в целом имеют довольно стабильный характер (табл. 11). Это связано с тем, что разные установки могут иметь разное функциональное назначение, воздвигать барьеры разного плана, поддерживать смысловые конфигурации разного уровня. Подчеркнутая враждебность в отношении Запада как такового (имеющая прежде всего компенсаторно-прожективный характер) может сопровождаться декларативным позитивным отношением к американцам, немцам или даже к США в целом и т.п. И напротив, декларативная этническая и национальная толерантность может быть адресована вовне — начальству или какой-то другой значимой инстанции, перед которой изображаются общеобязательные нормы элементарной цивилизованности. Например, впечатление от демонстрируемой терпимости россиян (большое число ответов, как бы предполагающих одобрение политики поддержания этнокультурного разнообразия и равноправия, а не стратегии "плавильного котла" (табл. 12)) быстро улетучивается: сопоставление с другими диагностическими вопросами (табл. 13) показывает, что за этой терпимостью скрывается стойкая установка на этническую сегрегацию, нежелание, чтобы люди других национальностей или этнического происхождения ассимилировались, имели бы те же права и возможности, что и русские в целом, требование, чтобы государство поддерживало барьеры между общностями.

 

 

Иванов С.А. Социальное партнерство как феномен цивилизации
Скачать pdf 407 кб

Статья посвящена анализу социокультурных аспектов социального партнерства. Рассматриваются этапы теоретического синтеза концепции социального партнерства как эволюции идей солидарности, согласия, «общественного договора». Приводится систематизация современных интерпретаций этого феномена. Впервые проводится социологический анализ интегративности социального партнерства: особенностей его структуры и функций как социального действия, как взаимодействия и коммуникации, как социокультурного феномена. Делается вывод о двойственной природе социального партнерства, его детерминации социальной структурой и деятельностью социальных субъектов, что делает его одним из интереснейших объектов социологического анализа.
В последнее время проблематика социального партнерства привлекает внимание не только исследователей различной дисциплинарной и профессиональной ориентации: философов, социологов, экономистов, политологов, но и представителей органов власти, руководителей различного ранга, решающих практические вопросы управления социально-экономическим развитием. Всплеск интереса к социальному партнерству в последние годы обусловлен радом факторов, имеющих как гносеологическую, так и социологическую природу.
Важнейшим гносеологическим фактором является сравнительная новизна этого явления, как для отечественной обществоведческой науки, так и для социальной практики. Не секрет, что в советский период категория социального партнерства не являлась предметом научного анализа, поскольку противоречила основным постулатам классовой теории, шла вразрез с официальной идеологической доктриной. Социальное партнерство в трудовой сфере отрицалось (Михеев 2001:6), характеризуясь как явление, присущее лишь капиталистическому типу общественных, прежде всего, социально-трудовых отношений.
К числу основных социологических факторов, обуславливающих все более усиливающийся интерес к социальному партнерству, его механизмам, законам и принципам функционирования, следует отнести, прежде всего, те объективно
возникающие трансформационные феномены, которые становятся явью современного российского общества. Речь идет о возрастающей степени самоорганизации местных сообществ, возникновении и развитии т. н. третьего сектора — некоммерческих общественных организаций, использующих технологии социального партнерства в практике взаимодействия с органами власти, бизнессектором и т. д., а также об обращении к инструментам социального партнерства самих органов власти, стремящихся заручиться поддержкой населения.
Социальное партнерство, перешагнув рамки трудовой сферы, уверенно встраивается в ткань отношений самых разных социальных субъектов, групп, общностей. Все чаще социальное партнерство выступает как инструмент стратегического планирования, комплексного развития территориальных образований, играя важную, подчас определяющую роль в принятии управленческих решений. Социальное партнерство получило легитимацию в Трудовом кодексе, документах стратегического развития страны, региональных законах о социальном партнерстве, принятых в более чем 30 субъектах Российской Федерации, ведомственных нормативных актах, отраслевых методических рекомендациях.

 

 

Леонова Анастасия. Настроения ксенофобии и электоральные предпочтения в России в 1804-2003 гг.
Скачать pdf 430 кб

Исследования общественных настроений в последние годы фиксируют высокий уровень напряженности, разобщености и конфликтности во взаимоотношениях различных социальных групп. В полной мере эта тенденция актуальна для межэтнических отношений. Помимо участившихся преступлений на почве национальной и расовой ненависти, нетерпимость российского общества к представителям иноэтничных групп отражается на политическом процессе. Явный успех использования националистической риторики для увеличения численности участников минувших думских выборов заставляет внимательнее вглядеться в проблему роли, которую играют ксенофобские настроения в формировании социологической базы политических сил. Ценностные перемены в групповом сознании электоратов традиционных игроков российского политического поля могут привести и уже приводят к существенным подвижкам в балансе сил в этой сфере общественной жизни. Результатом идеологических трансформаций становится политическая переориентация значительных групп социально активного населения, упадок одних партий и приход им на смену новых, более чутко отслеживающих идейную конъюнктуру. Состояние умов политически активной части населения, отражающее отношение к вопросам межэтнического взаимодействия, должно рассматриваться не только как один из важных факторов электоральной динамики, учитывающихся специалистами в области практической политики. Уровень межэтнической толерантности и напряжения в этой сфере, а также динамика таких настроений в различных социальных средах — чуткие индикаторы социальных трансформаций. В настоящей статье предлагается подход к измерению уровня напряженности в межэтнических настроениях в обществе в целом, основанный на данных опросов общественного мнения, прослеживается динамика распространения ксенофобских высказываний за минувшее десятилетие, а также рассматриваются различия в мере проявления этнической нетерпимости в разных социально-демографических группах и в электоральных средах политических партий.

Рассмотренная нами динамика настроений неприязни к иноэтничным группам как в российском обществе в целом, так и в отдельных социальных, политических и демографических средах позволяет заключить, что активизация подобных взглядов не является рациональным ответом отдельных индивидов и групп на реально существующие угрозы, а скорее становится преобразованием накопившейся в обществе напряженности, чувства бесперспективности в раздражение против воображаемого "другого". Данный механизм создает столь недостающее чувство общности судеб у людей, самоидентификация которых была нарушена в годы реформ, принесших расслоение и разрушивших прежние представления о "принятых" способах социальной динамики. Таким образом, наиболее мощным, а возможно, и единственным способом социальной мобилизации и консолидации становится негативная идентификация, осуществляемая через поиск внутреннего врага, переноса на него своей неудовлетворенности и обиды1. О всеобщности этого механизма свидетельствует широта и сходство динамики распространения ксенофобных высказываний в различных частях общества; начиная с наиболее социально уязвимых — пожилых, необразованных и т.д., они распространяются на более благополучные группы, которые раньше или позже подпадают под "обаяние" "всенародных" идей и настроений. Внутригрупповая динамика этнических настроений в различных слоях раскрывает особенности реакции тех или иных групп на перемены, скорость и глубину принятия, интериоризации, поддержания ими стереотипов. 1 См. Гудков Л.Д. Идеологема "врага" // Гудков Л.Д. Негативная идентичность. Статьи 1997-2002. М.: Новое литературное обозрение; ВЦИОМ-А, 2004. С. 552-650. Наибольший интерес при рассмотрении этого комплекса проблем для нас представляют процессы, происходящие в среде, традиционно считающейся носителем принципов рациональности и ценностей универсализма, обладающей наибольшим культурным капиталом, и в силу этих свойств — склонностью к развитому социальному поведению и, казалось бы, в наименьшей мере подверженной влиянию стихийных всплесков агрессии, солидаризирующей общество в период кризиса, укрепляющей его самоидентификацию в противопоставлении "чужим", в том числе в этническом смысле. Таким образом, выясняется, что "образованный класс" как социальное образование отнюдь не является "властителем дум". Он не защищен от растворения ранее консолидировавших его идей и принципов во всеобщем потоке неуверенности и ожесточения. Оказавшись в арьергарде господствующей тенденции и, наконец, как бы нехотя примкнув к ней, интеллигенция теряет не только основания групповой самоидентификации, но и ощущение добровольности выбора пути, которым она следует, а следовательно, сознание своей правоты, наличие перспективы. Результатом распространения на интеллигенцию столь мощного унифицирующего явления, как реакции этнофобии, оказалась потеря действенности одного из мощных идеологических фокусов универсализма, использовавшихся демократическими силами для консолидации своего электората. Эта ценностная трансформация образованного слоя России стала важной, хотя, безусловно, не единственной причиной провала "демократических" сил на прошедших выборах. Результаты проведенного исследования свидетельствуют, что для успешности действий по поиску основ демократического объединения они должны проходить с учетом изменившегося идеологического и эмоционального портрета потенциального электората.

 

 

Синелина Ю.Ю. О циклах изменения религиозности образованной части российского общества (начало XVIII в. - 1917 г.)
Скачать pdf 223 кб

СИНЕЛИНА Юлия Юрьевна - научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН. В социологических обзорах состояния религиозности россиян в последнее время часто утверждается, что люди, называющие себя "верующими", "православными", на самом деле таковыми не являются: верят не так как надо. В этой связи представляется интересным выяснить, как верили люди, жившие в России в XVIII-XIX вв., когда православие было государственной религией и все русские считались православными. В XVIII в. начинается процесс секуляризации страны, который в России совпал с процессом европеизации. Процесс европеизации проходили последовательно все слои русского населения, причем процесс этот мог идти долго - на протяжении нескольких поколений и не совпадал у разных слоев общества. Благодаря этому социальные различия внутри нации углублялись различиями духовной культуры и внешних культурных привычек [1, с. 245]. В виду особенностей российского исторического пути, речь о которых ниже, сначала высшие слои российского общества проходили через разные этапы секуляризации, находясь под сильнейшим влиянием европейской мысли; постепенно в этот процесс включалось остальное население России. Прежде всего, влияние процесса европеизации сказалось на отношении к религии, к православию. Россия двинулась от тотальной средневековой религиозности к секуляризованному обществу. Церковь и вера ушли на второй план, на смену религиозным ценностям пришли ценности утилитарные, менялся образ жизни, привычные формы поведения. Речь, безусловно, не идет обо всем населении России, а о тех слоях общества, которые были задействованы в реформах - прежде всего о дворянстве. Дворянство было первым общественным слоем России, вступившим на путь секуляризации-европеизации, и на этом пути представляется возможным выделить несколько характерных этапов. Следует отметить, что дворянство не было однородным общественным слоем, поэтому различные его слои находились на разных этапах этого процесса. Вслед за дворянством в этот процесс втягивались новые слои образованного общества, нарождающаяся русская интеллигенция. В истории страны видится три больших цикла секуляризации: первый цикл - процесс секуляризации в дворянстве и части интеллигенции, второй цикл - этот процесс идет в средних слоях общества: разночинцы; третий цикл - в среде рабочих и крестьян. Поскольку в России секуляризация шла параллельно европеизации и во многом именно последней была вызвана, те же три цикла имели место в процессе европеизации. Но особенно примечательным представляется то, что эти процессы в разных слоях общества имели общие черты. Каждый общественный слой проходил через увлечение одними идеями, которые с течением времени, меняя исторический, философский подтексты, сути не меняли. Эта идея высказана П. Рябушинским Циклическая концепция социальных перемен старейшая в истории социальной мысли. П.А. Сорокин анализирует эту идею в "Обзоре циклических концепций социально-исторического процесса" (Социол. исслед. № 12, 1998 г.) Одна из масштабных циклических концепций - социокультурная динамика самого Сорокина. Многие известные ученые согласны с тем, что религиозная основа служит определяющей характеристикой существующих цивилизаций, идентифицирует их, что мировые религии являются зародышами цивилизаций - систем, соединяющих этносы данного мирового региона в единое пространство. Число признанных цивилизационных центров ограничено, и пока православная цивилизация с центром в России, среди них. Роль России в будущем мире связана с существованием ее как центра цивилизации, имеющего своеобразие и специфику. Существовать в таком виде она будет до тех пор, пока будет себя идентифицировать как таковую, то есть, пока население России будет осознавать себя носителем этой цивилизации. Потеря идентификации будет означать гибель данной цивилизации, включение ее в другие существующие цивилизационные центры или подчинение им.

 

 

Варданянц Г.Ж. Терроризм: диагностика и социальный контроль
Скачать pdf 201 кб

ВАРДАНЯНЦ Григорий Карлович - кандидат юридических наук, доцент социологического факультета МГУ. Исходя из содержания современных трактовок [1], в социолого-правовом смысле террористическим актом, думается, следует считать (а) преступный акт наси- лия (по идее это может быть всякое тяжкое или особо тяжкое деяние, предусмот- ренное уголовным законом, сопровождаемое соответствующими требованиями и активным информационным распространением); (б) направленный против кон- кретной страны (при этом регион, область или отдельная организация, подвергши- еся атаке со стороны террористов, должны считаться вспомогательным объектом, тогда как основной объект - государство); (в) имеющий целью принуждение прави- тельства к уступкам (стремление террористов к свержению государственной влас- ти - это тоже требование уступок, только не относительных, позиционных, но абсо- лютных), (г) через наращивание в обществе состояния социальной дезинтеграции (страх, хаос, паника - все это симптомы более страшного явления, а именно - соци- альной дезинтеграции). Партизаны хотят завоевать территорию, террористы - мышление. Про- блема диагностики преступной деятельности террористической направленности - одна из наиболее серьезных задач, стоящих перед Правительством России. Ведь всякая террористическая атака - это непосредственный вызов государственным органам, осуществляющим исполнительную власть. Последний вывод основан на положениях п. "д" ч. 1 ст. 114 Конституции РФ - именно Правительство осуще- ствляет меры по обеспечению обороны и государственной безопасности страны. Характерно, что сегодня сообразно концепции национальной безопасности США, прошедшей в своем послевоенном развитии четыре этапа (первый этап - с 1945 до начала 60-х годов; второй этап включает 60-е~70-е годы; третий этап прихо- дится на 80-е годы; и, наконец, четвертый этап ознаменовал собой окончание "хо- лодной войны" в 1990-х) национальная безопасность государства - это его "способ- ность сохранять в неприкосновенности свою территорию, поддерживать на приемле- мых условиях экономические отношения с другими странами, отстаивать свои институты и способ правления от внешних и внутренних угроз". Соответственно, для ее обеспечения считается необходимым; "а) военное превосходство над любым иност- ранным государством или группой государств; б) прочные внешнеполитические по- зиции; в) военную организацию, способную успешно противостоять военным или подрывным действиям извне или изнутри, в открытой или скрытой форме" [2]. Вполне возможно, что именно вышеизложенная доктрина мешает правительству США включить в "черный список" террористические организации, действующие на территории стран СНГ, в том числе на Северном Кавказе. Считается, что такие организации, в отличие от Аль-Кайды, не представляют угрозы для национальной безопасности США.

 

 

Степаненко В. Глобальное гражданское общество: концептуализации и посткоммунистические вариации
Скачать pdf 147 кб

На фоне академических и политических дебатов о глобализации, модер низации и последствиях третьей волны демократизации (последние осо бенно актуальны для многих посткоммунистических стран Восточной Ев ропы, и в частности Украины) концепция и в целом феномен глобального гражданского общества должны привлекать особое внимание отечествен ных исследователей. Это вполне естественно, если учесть возможные поли тические аппликации данной концепции и актуальные вопросы, связанные с ними, а именно:
— Насколько долго современные авторитарные режимы способны со хранять свою “недемократическую самостоятельность” в условиях глобального доминирования демократии?
— Насколько действенным может быть демократическое влияние извне благодаря глобальному развитию новой коммуникативной культуры и технических средств коммуникации (в частности Интернета)?
— Возможно ли эффективное перенесение образцов и моделей демо кратической культуры и институтов через границы национальных государств с относительно слабыми национальными гражданскими обществами, и если да, то в какой мере относительная зрелость по следних делает возможной адаптацию этих образцов и моделей?
Что такое “глобальное гражданское общество” — негосударственные организации и институты, неформальные сети, международные общественные движения, дискурсы, ценности, коммуникации, специфический социальный капитал? Каково поле его действия и как именно оно расположено на концептуальноинституциональной карте — над государственными границами, в новой глобальной публичной сфере вне мирового глобального рынка и семейных уз?Кого следует считать акторами глобального гражданского общества? В ответах на эти вопросы современный дискурс глобального гражданского общества не отличается конвенционной устойчивостью. Как довольно жесткозамечают некоторые исследователи, “дискуссии по поводу глобальногогражданского общества представляются слишком абстрактными, типичным образом характеризуя это явление как разнообразную множественность сложных взаимосвязей, взаимозависимых цепочек сетей и интеракций, осуществляющихся неизвестно где”. Данная статья не дает окончательного ответа на эти и другие актуальные вопросы. В той или иной форме они постоянно дебатируются в современ ной политической социологии, по крайней мере с конца 1950х годов в рам ках концепции гражданской культуры (civic culture) и в русле теории поли тического развития (Л.Пай, Г.Альмонд, С.Верба, Р.Бендикс, С.Хантинг тон). Моя цель здесь — скорее обсуждение и анализ некоторых теоретичес ких основ концепции глобального гражданского общества, которые, по мое му мнению, крайне необходимы для решения указанных проблем транс формирующихся обществ, в том числе и для Украины, в новых социокуль турных и политических обстоятельствах. Начну с некоторых институциональныхи эмпирических характеристик феномена глобального гражданского общества.

 

 

Оболонский Александр. Перекрестки российской истории: упущенные шансы
Скачать pdf 259 кб
Оболонский А. В.— доктор юридических наук, ведущий научный сотрудник Центра политологических исследований при Институте государства и права PAН. Специалист по проблемам политологии, государственного управления, массового сознания.

Исходным глубинным различием между тем, что называют «Западом» и «Востоком», является базисная ориентация принципов социального устройства либо на индивида, либо на некое общественное целое, на Систему. Главный водораздел проходит по тому, что считается первоосновой — личность или социальное целое (будь то племя, община, империя...). Соответственно, и назвать эти два базисных типа можно «персоноцентризмом» и «системоцентризмом». В персоноцентристской шкале главное — индивид, человек как «мера всех вещей» (Протагор); все рассматривается через призму человеческой личности. При этом не следует упро.-щать проблему и отождествлять данный подход с гуманизмом, хотя корреляция тут, конечнр, есть. Далеко не всегда персоноцентризм был гуманным. С личностью сплошь и рядом боролись, ее истязали, уничтожали, но парадоксальным образом это доказывало, что ее принимают в расчет. В системоцентристской же шкале ценностей индивидуальный человек либо вообще отсутствует, либо воспринимается Как орудие или строительный материал для достижения каких-либо надындивидуальных — «системных» — целей, среди которых всегда были стабильность, неизменность социального порядка, словом, самоконсервация, а также, по возможности, экспансия, расширение зоны влияния. Персоноцентризм и системоцентризм — это два различных, несовместимых видения мира;;. Поэтому перманентный конфликт между ними неизбежен. С некоторым упрощением можно сказать, что существуют два возможных пути развития цивилизации: системоцентристский и персоноцентристский. Причем второй путь — не продолжение первого, а другая, идуищя в том же направлении дорога. Они то идут параллельно, то сближаются, то расходятся. До XVI в. практически все общества двигались по одной — системоцентристской — дороге. Лишь немногие (эллины, альбигойцы, некоторые итальянские республики) совершали кратковременные вылазки на другую трассу, но либо гибли, либо возвращались в накатанную системоцентристскую колею, хотя предпосылки для таких переходов зрели во многих европейских странах. Очевидно, поэтому в XVII—XIX вв. большинству европейских обществ удалось (и, кажется, бесповоротно) перебраться на персоноцентристский путь. Впрочем, кто может дать гарантии? Ведь уже в XX в. мы были свидетелями трагических по последствиям временных возвращений на системоцентристскую дорогу (вспомним хотя бы Германию). В контексте предложенной модели представляется, что Россия до сих пор так и не смогла поменять трассу своего движения в историческом времени-пространстве, хотя несколько раз, начиная со Смутного времени, подобные попытки предпринимались. Серьезные предпосылки для более или менее подготовленного, органического перехода на другую историческую колею сложились в российском обществе в XIX в., когда монопольное господство системоцентристской социальной этики было нарушено. И как заметная социальная величина сформировалась персоноцентристская контркультура. Именно тогда она заявила о себе как альтернатива извечному российскому системоцентристскому «людодерству». Не будем пока касаться политических перипетий. Важно, что с этого времени в России появилась «новая порода людей» (об этом процессе замечательно писал и говорил Н. Эйдельман). И весь XIX в. прошел под знаком ее укрепления и развития. К началу XX в. персоноцентризм стал в русском обществе настолько значительной силой, что даже без политических подталкиваний начала крениться и покрываться трещинами пирамида российского системоцентризма. Однако здесь роковую роль сыграло то, что в России развивался персоноцентризм главным образом не «вширь», а «вглубь», т. е. в пределах одного социального слоя — интеллигенции, причем лишь одной ее части. В политическом словаре для нее есть название — «либеральная интеллигенция». Сверхконцентрация персоноцентризма на столь узком социальном пространстве породила уникальное в мировой истории явление — российскую гуманистическую интеллигенцию. Но в историческом плане такая сверхконцентрация привела к национальной трагедии. Узость социального основания персоноцентризма предопределила его поражение. Другая же часть интеллигентов исповедовала принципы политического радикализма.

 

 

Арутюнян А.А. Россия и Ренессанс
Скачать pdf 393 кб
Общественные науки и современность. 2001. № 3. С. 89–101. Тематический раздел: Социология культуры
Арутюнян Альфред Андраникович - кандидат философских наук, историк культуры (Ереван).Статья полемически направлена против идеи академика Д.Лихачева о том, что российская история пережила Предвозрождение, за которым не последовало собственно Возрождения. Автор акцентирует особенности развития русского социума, которые сделали невозможными для него такие «сугубо западные» характеристики как вассалитет, дихотомия церкви и государства, освобождение крестьян, свободные города, идеология индивидуализма и, конечно, Ренессанс.
Рассмотрение темы необходимо начать с разбора известной концепции академика Д. Лихачева, согласно которой на Руси в конце XIV и начале XV века проявились ренессансные явления, но они "не получили в дальнейшем должного развития" [Лихачев, 1987, с. 342]. Падение Константинополя, разрыв культурных связей с Ви- зантией, подчинение Москвой городов-государств Новгорода и Пскова, ускоренный рост централизованного государства при недостаточном социально-экономическом развитии Руси не смогли в корне убить ренессансные явления, и "развитие их только задержалось, появление многих из них было отсрочено, перешло в новое состояние" [Лихачев 1987, с. 342]. Что же произошло с этими ренессансными явлениями, перешедшими в новое состояние? "В XVII столетии, - пишет Лихачев, - после века необузданных притеснений и государственного вмешательства в литературное творчество, эти ренессансные явления вдруг получают позднее развитие и сме- шиваются в конце века с явлениями барокко, шедшими с Запада. Ренессанс вступает в свои права, но его развертывание идет не совсем нормально, как у всякого опа- здывающего явления. Запоздалое цветение Ренессанса и создало ту пеструю картину, которую являет собой русская литература XVII века" [Лихачев, 1987, с. 342]. В "Введении" к I тому "Истории русской литературы" Лихачев отмечает, что «на протяжении XVI-XVII, а отчасти XVIII века, в России постоянно дают себя знать отдельные возрожденческие явления: развитие индивидуального начала в творчестве, постепенное освобождение личности из-под власти средневековой корпоративности, - но единой эпохи Возрождения в России не было. Было "замедленное Возрождение", ибо без возрожденческих явлений не может совершиться переход от средневековья к новому времени». Далее он пишет: «XVII век в России принял на себя функции эпохи Возрождения, но принял в особых условиях и в сложных обстоятельствах, а потому и сам был "осо- бым", неузнанным в своем значении» [Лихачев, 1987, с. 342]. Лихачев использует также термин "Предвозрождение", который он объясняет так: "Социально и экономи- чески Предвозрождение было подготовлено на Руси по преимуществу в городах- коммунах - Новгороде и Пскове. Ступенью, но не к реализму, а к более реалис- тическому изображению действительности, являлись в живописи и абстрактный психологизм и внесение в нее сильного движения, изображение персонажей в сильных поворотах. Ступенью к светскому началу - появление ересей (кстати сказать, на Руси вовсе не крестьянских, а городских), развитие индивидуального религиозного сознания требовавшего уединенной молитвы, удаления от людей и пр." [Лихачев, 1992, с. 121]. Однако, по его мнению, "русское Предвозрождение не дало Возрож- дения" [Лихачев, 1992, с. 60].

 

 

Пивоваров Ю.С. "... Самарин, а не ваши скитальцы"
Скачать pdf 534 кб

"Самый проницательный и рассудительный среди славянофилов" (В.Соловьев), "твердый и глубокий мыслитель" (Ф.Достоевский), "никогда еще русское государство не имело такого могучего защитника в умственной среде на политическом поприще" (АпМайков), так отзывались о нем современники. Л.Толстой просил его держать корректуру "Войны и мира", В.Ключевский полагал главным теоретиком крестьянской реформы 1861 г. В зарубежной науке за ним прочно укрепилась репутация одного из наиболее блистательных и авторитетных представителей духовной, интеллектуальной и общественной жизни России XIX в. Думая о Юрии Федоровиче Самарине, я почему-то всегда вспоминаю слова Ив.Бунина, сказанные им, разумеется, совсем по иному поводу. "Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то... жили, которую мы не ценили, не понимали, всю ту мощь, сложность, богатство, счастье." В начале XIX столетия Михаил Сперанский и в середине его Юрий Самарин в теории и на практике показали, как надо проводить политико-правовые и социальные реформы. Т.е. каким образом наименее болезненно можно перейти от одного состояния общества к другому. Но кто ныне обращается к этим двум очень большим и очень нам именно сейчас нужным людям? И если о Сперанском хоть что-то пишется и из его дел и идей хоть что-то вспоминается, то Самарина будто бы и вовсе не было. Наша наука, наше общество прошли мимо него. Он не стал нашим достоянием и "вечным спутником" даже в последние годы, которые для многих и многих деятелей отечественной культуры были эпохой триумфального возвращения из небытия, в которое они оказались сосланными коммунизмом. Напротив, за рубежом о Самарине написано немало. И потому любой разговор о нем не возможен без учета этих исследований (впрочем, их авторы не только ученые собственно западные, но и русские эмигранты). Более того, краткий аналитический обзор этой литературы можно в определенном смысле рассматривать как введение к изучению теоретического наследия и деяний Самарина.

 

 

Замятина Н.Ю. Зона освоения (фронтир) и ее образ в американской и русской культурах
Замятина Надежда Юрьевна - аспирантка географического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Скачать pdf 297 кб

Системы ценностей в разных странах неодинаковы. То, что поощряется в однойстране, порицается в другой, и наоборот. Почему, например, у нас почти нет "вестернов" по мотивам собственной истории (их можно было бы назвать "истернами")?Как американцы, так и русские еще сравнительно недавно боролись за освоениеновых территорий. Бросок через тысячи километров угрюмой сибирской тайги былне менее тяжелым, чем "героический" переход через Аппалачи. Буйный "ковбойский"нрав Дикого Запада не был чужд и нашим окраинам. Почему же мы, в отличие отамериканцев, не восхищаемся героями нашего Дикого Востока? Почему оказалисьстоль различными роли, отведенные процессу колонизации в русской и американскойкультурах? Ответ на эти вопросы можно получить, обратившись к истокам формирования национальных традиций.

Даже живя в условиях фронтира, мы продолжаем смотреть на него из центра с"государственной позиции". Не пора ли России разобраться в своих взаимоотношениях с постоянным спутником - порубежьем, не пытаться подмять его под государственную машину и поискать пути мирного сосуществования.Сейчас "в верхах" ведутся разговоры о необходимости формирования в Россииподлинного (а не только декларированного) федерализма, "воспитания" самостоятельности регионов. Опыт отношений с порубежьем может стать дополнительнымаргументом в пользу такого решения."Чем обширнее территория, тяготеющая к одному центру, тем остальное пространство обездоленнее и пустыннее в культурном и духовном отношениях. Единственное спасение окраин от опустошающего действия централизации заключается вучреждении областных дум с передачей им распоряжения местными финансами... -писал Потанин. - В областях разовьются свои центры, способные соперничать состолицами. Культурное движение в областях получит независимость от государственного центра и будет развиваться в большем согласии с местными условиями" . Таково "требование" фронтира.

 

 

Ермаков В.Д. Портрет российского анархиста начала века
Скачать pdf 151 кб
ЕРМАКОВ Владимир Дмитриевич — кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры Отечественной истории XX века Санкт-Петербургского института культуры им. Н.К. Крупской. Неоднократно публиковался в нашем журнале.Несмотря на появление за последнее время в периодике большого числа работ советских историков и публицистов о различных сторонах деятельности российских политических партий, включая анархистскую, многое попрежнему остается совершенно неизвестным как специалистам, так и широкому кругу читателей. Одна из малоизученных страницанархистского движения — период первой буржуазно-демократической революции 1905—1907 гг. По нашему мнению, должен быть существенно пересмотрен вопрос о количестве действующих тогда в стране анархистских групп и организаций, о распространении анархистских взглядов. Анархисты заявили о себе в 1905 г. не менее чем в 73-х городах и местечкахРоссии; в 1906 г. — в 116-ти; в 1907 г. — в 123-х. Наиболее крупными центрами анархистского движения России в различные периоды революции следует считать Белосток, Одессу, Баку, Тифлис, Екатеринбург, Иркутск, Варшаву, Екатеринослав, Кишинев, Москву,Петербург, Ригу и др. города.Деятельность анархистов не ограничивалась лишь городами. В целом ряде губернийстраны известны многочисленные анархистские кружки, ведущие активную пропагандистскую работу среди крестьян.Активная пропаганда велась и среди солдат. В ряде случаев анархистам удалось нетолько привлечь их в свои организации, но и провести массовки в воинских частях,получить из арсеналов ряда подразделений оружие для своих боевых акций. Анархисты,как впрочем и представители иных российских партий, стремились возглавить вооруженные выступления в армии. Иногда это им удавалось. Например, анархист Ю.П. Яблонский, будучи солдатом кавалерийского эскадрона в Тамбове, в июне 1906 г. возглавилвооруженное выступление кавалерийского эскадрона, которое, правда, вскоре было подавлено царскими войсками [1].Какова же численность анархистов, действовавших в стране в годы первой российскойбуржуазно-демократической революции?С большой долей уверенности можно сказать, что человек, считавшийсебя представителем анархизма в годы первой буржуазно-демократической революции1905—1907 гг., выглядел приблизительно так: мужчина, неквалифицированный рабочий,еврей по национальности, с низшим или домашним образованием, в возрасте примерно18 лет с довольно неустойчивыми политическими взглядами.

 

 

Земцов Б.Н. Идеология и ментальность дореволюционной российской интеллигенции
Скачать pdf 222 кб

3емцов Борис Николаевич - кандидат исторических наук, доцент Московского технического университета имени Н. Баумана. Общественные науки и современность. 1997. № 3. С. 75-84.
В статье анализируется процесс становления творческой интеллигенции в России XVIII–XX вв. и соответствующее изменение ее ментальности. Прослеживаются причины возникновения «народопоклонства» и поворот интеллигентского сознания в конце XIX в. от революционности к идеалам мастерства и совершенствования формы, их связь со становлением буржуазии, обуржуазиванием интеллигентской верхушки. Отмечаются соответствующие тенденции в сознании массы интеллигенции после поражения революции 1905–1907 гг. Показана доминирующая роль интеллигенции в оппозиционном и революционном движении. При этом оппозиционность интеллигенции поставлена в подчиненное положение по отношению к функции создания духовных богатств, являющейся основой для ее выделения как социального слоя.
Текст статьи [223 Кбайт]
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2004/06/23/0000163149/009.Zemtsov.pdf

 

 

Бабашкин В.В. Крестьянский менталитет: наследие России царской в России коммунистической
Скачать pdf 251 кб

Бабашкин В. В.— кандидат исторических наук, профессор кафедры отечественной истории Всероссийского сельскохозяйственного института заочного образования, заведующий кафедрой гуманитарных дисциплин Международного открытого гуманитарного университета, специалист в области истории советского крестьянства и аграрных отношений.

Общественные науки и современность. 1995. № 3. С. 99-110. Тематический раздел: Социология культуры
В статье анализируется факт опоры российского марксизма на крестьянское движение ("большую крестьянскую революцию" 1902–1922 гг.) и шире – о связи большевистской модернизации России с общинным характером русского крестьянства. Большевики и персонально В.И.Ленин сближаются с типом интеллигента-сектанта. Они лучше других революционеров воспринимали глубинные ценности русской культуры, воплощали хрестоматийную двойственность крестьянской души. Укрепление и разложение общины автор рассматривает как следствие укрепления и либерализации государства. Прослеживается воздействие крестьянской культуры на советскую идеологию и ценности городской культуры.

По мере того как советский или коммунистический период нашей истории отодвигался в прошлое, меняется, делается более сложным его восприятие. На рубеже 80—90-х годов в российской историографии и особенно в исторической публицистике имела место попытка сохранить прежнюю оценочную четкость, сменив только плюсы на минусы, позитив на негатив. По сути это было такое же отрицание специфики предшествующей истории, какое характерно для коммунистической идеологии. К счастью, на этот раз жизнь быстро показала, что одной сменой оценок удовлетвориться нельзя и требуется большая работа специалистов для формирования системы адекватных представлений о данном периоде истории XX века. По моему убеждению, существенную роль в этой работе должны сыграть исследование крестьянских сюжетов российской истории и повышение роли крестьяноведения в отечественной исторической науке1. Это способствовало бы преодолению пресловутого разрыва времен, поскольку крестьянство и крестьянственность, на мой взгляд,— то главное, что унаследовала Россия советская от России царской и демократической (послефевральской). Роль крестьянства как связующего звена отечественной истории намного глубже и существенней, чем те отличия указанных периодов, на которых мы привычно акцентируем внимание. Такой подход дает возможность преодолеть канонизированный в советской историографии взгляд на первые полтора десятилетия советской власти как на прорыв в авангард мирового прогресса и реализацию высшего типа общественного устройства. Но этот подход делает бессмысленной также и альтернативную точку зрения на российскую революцию как некую аномалию, сбой с нормального пути развития и сплошную цепочку фатальных для либерально- демократической модели общественного устройства ошибок и упущенных возможностей.
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2004/06/26/0000163933/009_Babashchkin.pdf

 

 

Чертихин В.Е. Этнический характер и исторические судьбы России
Скачать pdf 214 кб

Чеpmuxuн Владимир Елисеевич — кандидат философских наук, профессор кафедры философии и политологии Дипломатической академии МИД РФ.

Общественные науки и современность. 1996. № 4. С. 78-86. Тематический раздел: Этносоциология
Социальная психология выделяет четыре базовые реакции социума на кризисные ситуации (апокалипсические настроения, идеализация прошлого, поиск «козла отпущения», утопические ожидания), конкретное соотношение которых определяет форму группового поведения и адаптации к изменившимся обстоятельствам. В тексте выводится взаимосвязь этнического характера русских, сложившегося под воздействием обстоятельств природно-климатического, хозяйственно-бытового и исторического свойства, и выбора ими основной модели реагирования на кризисные изменения на протяжении трех глобальных эпох отечественной истории. Показано, что большинство русского общества в периоды нестабильности тяготеет к крайне противоречивым, цикличным линиям коллективного поведения: модели Смутного времени (термин В. Ключевского) или маятниковой модели (термин А. Ахиезера).
Мы исходили из фактов, установленных многими исследователями в отношении этнического характера русских, покоящегося на полярно противоположных началах. Эта полярность, обусловленная целым рядом объективных причин (природно-климатических, хозяйственно-бытовых, исторических), в свою очередь оказывает обратное воздействие на историю этноса. Именно она толкает этнос на выбор привычных ситуаций, среди которых ситуация Смутного времени встречалась достаточно часто. Модель Смутного времени позволяет многое понять в реакциях русского этноса на прошлые и настоящие события. Маятниковая модель, отражающая особенности инверсионной реакции массового сознания, колеблющейся между полюсами соборности и авторитар-
ности, позволяет заглянуть и в будущее. Во всяком случае можно сделать вывод: отказ принимать во внимание влияние этнического характера на историческую судьбу народа только усугубляет трудности и в настоящем, и в грядущем.
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2004/06/05/0000160688/009_Chertihin.pdf

 

 

Коровицына Н.В. Восточноевропейский путь развития в лицах: «простой» человек и человек «образованный»
Скачать pdf 251 кб

КОРОВИЦЫНА Наталья Васильевна - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН.

Социологические исследования. 2003. № 10. С. 120–128. Тематические разделы: Политическая социология, Экономическая социология: Посткоммунистические трансформации
Социальное развитие стран советского блока имело два вектора: массовый, ориентированный на рост материального потребления («новые горожане», госслужащие и т.п.) и просоциальный, тяготевший к идеалам справедливости, человеческого достоинства, национальной солидарности (интеллигенция). Когда реализация обеих жизненных стратегий в условиях социализма стала невозможной, пришло время революционных преобразований. Однако либеральная трансформация общества и падение уровня социальной безопасности индивидов в Восточной Европе привели не столько к укоренению западных демократических институтов, сколько к мобилизации традиционных механизмов выживания и самосохранения.
"Революция потребителей", либеральная трансформация радикально изменили вектор восточноевропейского развития. Благодатную почву этот процесс нашел среди людей с переходным статусом, несоответствием культурных и социальных характеристик, без определенного мировоззрения. Численность их резко возросла в ходе форсированной модернизации, индустриализации и деиндустриализации, роста и упадка рабочего класса, появления массовой интеллигенции и ее распада. Стремление "нового" городского образованного класса к самовыражению, распространившись в условиях перехода к постмодерну, было канализировано в материальную плоскость. Потребление превратилось в кратчайший и самый верный способ самореализации (П. Штомпка). На фоне формирования "человека экономического" потребности духовные, или нематериалистические (постматериалистические) в 1990-е годы не только не развивались, но даже пережили явный спад. Можно сказать, что пути социокультурной эволюции Западной и Восточной частей Европы на этом историческом этапе не сблизились, как предполагалось в 1989 г., а скорее разошлись. Близкие народам региона неэкономические принципы предали забвению. Переход к прагматизму и материализму, отказ от модернизаторской миссии интеллектуалов резко сузили духовный мир восточноевропейского человека и "простого", и "образованного". Смена парадигмы общественного развития и падение уровня безопасности индивидов привели к мобилизации традиционных механизмов выживания и самосохранения. Однако возврат к традиционализму сочетался на этот раз с утверждением материалистической мотивации жизнедеятельности, что характерно для начальных ступеней цивилизационной эволюции. Поэтому постсоциалистический этап восточноевропейского развития стал временем частичной потери сициокультурного потенциала, созданного на позднесоциалистическом этапе с его романтическими представлениями, идеалистическими ожиданиями и утопическими проектами. Попытка осчастливить восточноевропейцев догоняющим Запад ростом потребительских стандартов и гражданских свобод дала скорее противоположный эффект. Чувство счастья возникает скорее под влиянием субъективных факторов.http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2007/10/24/0000314425/9-N.V._KOROVITsYNA_120-128.pdf

 

 

Бутенко А.П., Колесниченко Ю.В. Менталитет россиян и евразийство: их сущность и общественно-политический смысл
Скачать pdf 245 кб

БУТЕНКО Анатолий Павлович - доктор философских наук, главный научный сотрудник Института международных экономических и политических исследований (ИМЭПИ) РАН. КОЛЕСНИЧЕНКО Юлия Викторовна - кандидат философских наук. В условиях крушения прежней государственной идеологии и отсутствия новых общезначимых социальных ориентиров политики и обществоведы все чаще стали рассуждать о менталитете россиян и о евразийстве, надеясь на этом пути найти средства для заполнения возникшего вакуума. Однако употребление новых терминов, если за этим не скрывается сколько-нибудь важное для общества содержание, стирает с них блеск новизны, снижает их эвристическую ценность, превращает их в нечто подобное старым истертым монетам, действительное достоинство которых уже едва можно разглядеть. Нельзя утверждать, что с понятиями "менталитет россиян" и "евразийство" уже случилось такое: отсутствие общепринятого социального идеала у граждан современной России нет-нет да и оживит разговоры вокруг них, вдохнет в эти разговоры нечто вроде политического интереса. Но, хотя этот интерес похож на вздымающиеся и затухающие волны, уже не один раз будоражившие общественное сознание, приходится признать, что серьезных работ, раскрывающих сущность мента- литета вообще, менталитета россиян в особенности, его связи с евразийством и "рус- ской идеей", с психологией и идеологией граждан России, у нас пока нет. Можно столкнуться с мнением, согласно которому россияне и американцы имеют чуть ли не совпадающий менталитет, а потому, дескать, внедрение у нас американ- ских принципов хозяйствования, да и их стиля жизни, - достаточно легкое дело Другие, напротив, заявляют, что как раз менталитет россиян - главное препятствие американизации России, одна из основных причин провала экономических и социально- 92 политических реформ Ельцина - Гайдара, что и сегодня любые попытки осуществить перемены в России, если они пренебрегают менталитетом россиян, обречены на неудачу. Остановимся на двух главных вопросах: во-первых, выясним, что такое мента- литет, каковы его истоки и структура; во-вторых, что такое евразийство, как оно соотносится с менталитетом россиян и "русской идеей"? "Что такое ментальность или менталитет - определенные архетипы, коллективное бессознательное или какие-то структуры национального характера? Представляет ли она собой некий инвариант, абсолютно неизменяемый, или это нечто вариативное, гибкое, подвижное? Существует ли единая ментальность для всех этносов, народов и наций России?" Это - исходная, по нашему мнению, наиболее теоретическая часть проблемы. Ею мы и будем заниматься в первую очередь.
Россия стоит перед альтернативой: или ее политическая элита, желая добра своей стране и своему народу, найдет в себе силы выдвинуть лидера, способного осознать суть менталитета россиян и следовать его требованиям в своих действиях, или ее лидеры, холуйствуя и копируя чужое, поставят наше общество перед расколом и взрывом, а себя приведут к утрате политического влияния.
 

 

Злотников Роман. Эффективная монархия
Самые лучшие либерализмы и демократии - в монархиях! 

В справочнике с рейтингом ООН по качеству и продолжительности жизни семь стран из первой десятки являются монархиями, а 5 из них - Великобритания, Норвегия, Дания, Бельгия, Испания находятся в Европе, колыбели и цитадели либерализма и демократии!

В законодательстве Великобритании не существует механизма преодоления «вето» короля. То есть, если, скажем, король (в настоящее время — королева) не подписал закон — никакие переголосования в две трети, три четверти или, вообще 100 % голосов ничего изменить не могут. Похоже, обстоят дела и в таких государствах как Бельгия или Дания. Например, в ст. 22. Конституции Дании написано, что законопроект, принятый Фолькетингом, становится законом, если он получает королевское одобрение не позднее тридцати дней после его принятия. И все. А в Норвегии процесс преодоления «вето» короля обставлен такими сложностями, что его преодоление становиться реальным только если король действительно выжил из ума и пошел наперекор своему народу.

Так, например, согласно ст. 78. Конституции Королевства Норвегия: «Если Король одобряет законодательное решение, он дает ему свою подпись, что придает ему силу закона».

В случае отказа в этом он возвращает его в Одельстинг с заявлением, что не считает удобным утвердить его в данное время. В таком случае законодательное решение не может более представляться Королю в течение той же сессии.» То есть повторное представление королю данного решения возможно только новым созывом парламента.

Европейские монархи юридически являются не только главами исполнительной власти, но и верховными главнокомандующими. В той же Конституции Королевства Норвегия в ст.21–22 написано, что король назначает и увольняет, по заслушиванию мнения своего Государственного совета, всех гражданских, духовных и военных служащих. И даже премьер-министр и другие члены Государственного совета, а также государственные секретари могут, без предварительного судебного решения и какого-либо вмешательства парламента, увольняться со службы Королем по заслушиванию мнения об этом Государственного совета. То же самое относится к должностным лицам, состоящим на службе в учреждениях Государственного совета или на дипломатической и консульской службе, высшим гражданским и духовным должностным лицам, командирам полков и других воинских частей, комендантам крепостей и командирам военных судов. Стортинг же, согласно все той же ст.22, может всего лишь на своей ближайшей сессии решить вопрос «о назначении пенсии служащим, уволенным в таком порядке».

Лицо, которое с самого детства, с младых, так сказать, ногтей готовят к должности главы страны, которому, на протяжении всей его жизни, начиная с совершеннолетия, ложатся на стол экономические обзоры, доклады секретных служб, секретные протоколы и служебные записки по разным острым вопросам, который, лично знаком с сотнями самых богатых, известных и влиятельных людей и своей страны и других стран мира (и в их числе — сотня президентов и премьер-министров, которая явно не заканчивается на ныне действующих)… Считать, что подобное лицо всего лишь традиция и не обладает никакими возможностями влияния на жизнь страны может только человек недалекий. Либо… замороченный мифами.

 

Фурсов Андрей. Русский успех в исторической ретроспективе: «добрым молодцам урок»
Андрей Фурсов, директор Института русской истории РГГУ, содиректор Центра глобалистики и компаративистики ИФИ РГГУ; зав. Отделом Азии и Африки ИНИОН РАН.
Тема моего выступления — успехи России и успехи русских (это далеко не всегда совпадает) в исторической ретроспективе и уроки этой ретроспективы. Вопрос, над которым я хочу поразмышлять — какие периоды русской истории были наиболее успешными для страны и народа, как соотносились друг с другом фазы внутреннего и внешнего успеха.
Нынешняя мировая ситуация во многом напоминает 1920-е — 30-е годы: РФ не удастся качественно улучшить своё положение в существующей системе, для РФ и её господствующих групп в этой системе нет долгосрочно-безопасных ниш. И потому расшатывание-разбалтывание этой системы можно только приветствовать — оно расширяет поле для нашего маневра, но игра на этом поле предполагает наличие интеллектуально-стратегического превосходства.
Разумеется, это превосходство — условие не достаточное, таковым является политическая воля, которая будет ломать хребет нашим оппонентам на мировой арене или, как минимум, продемонстрирует готовность это сделать. Однако интеллектуальное превосходство — совершенно необходимое условие, чтобы не только выигрывать на мировой арене, но просто попасть на неё в качестве игрока: чтобы ломать хребет, надо знать, где находятся наиболее уязвимые точки и соединения; как бы ни относиться к большевикам, но они хорошо знали болевые точки той системы, против которой работали, их власть была одновременно и тем, что Фуко называл «властью — знанием».
Нам необходимо принципиально новое знание о мире, с иной дисциплинарной сеткой, чем нынешняя, отражающая реалии уходящей эпохи, знания, прежде всего о главных тенденциях и трендах его развития, о его болевых точках: ни социология, ни политология об этом не расскажут. Пока что мы, отбросив зашедший в тупик советский догматический марксизм, в основном довольствуемся интеллектуально-теоретическими объедками с западного стола — убогими экономикс, социологией и политологией, которые, во-первых, отражают иную социальную реальность; а, во-вторых, реальность 25–30-летней давности. У нас сформировался целый кластер концептуальных падальщиков-компрадоров, воспроизводящих в научной сфере то, что в сфере социально-экономической вытворяет криминально-компрадорская «буржуазия». И естественно, помимо нового знания о мире, знания, практическая цель которого — победа, наша победа в Большой Мировой Игре, нам нужно абсолютно точное, честное и беспощадное знание о самих себе. Знания, в котором не будет, с одной стороны, самобичевания и самоунижения конца 1980-х — 1990-х, с другой, — сюсюканья и соплей об уникальной и загадочной русской душе — это только демобилизует, нам же нужно мобилизующее знание, знание-штык. Его создание — залог русского успеха в XXI веке.

 

 

Калаич Драгош. Посыпание пеплом

Калаич Драгош. Известный православный сербский философ, публицист, художник. Родился в 1943 году в Белграде, учился в Академии живописи в Югославии и Италии. В 1966 году получил диплом римской Академии di Belle Arti. Один из основателей культурного движения «Медиале», ориентированного на традиционные европейские ценности, исповедующего философию «нового консерватизма». Не даёт спуску Америке и всякого рода либералам.

На планете Земля сегодня три миллиарда человек зарабатывают менее двух долларов в день. Один миллиард человек не имеет постоянного доступа к питьевой воде. Еще один миллиард не имеет крыши над головой. При этом дневной доход среднестатистического гражданина Швейцарии равняется годовому доходу среднестатистического жителя Эфиопии. Диктатура рынка вызывает концентрацию денег, усиливает и без того огромные противоречия между "богатыми" и "бедными" государствами, вынуждает правительства стран третьего мира (и не только их) подчиняться интересам интернационального капитала - Бернар Касен, исполнительный директор Le Monde diplomatique и сооснователь "Svetskog drushtvenog foruma" — идейно противоположного Форуму в Давосе.
Заявление Дугласа Вернера является одним из признаков капитуляции "англосаксонской" модели капитализма, в которой во главу угла ставится прибыль, а интересы общества и государства не имеют никакого значения, перед "рейнской" — немецкой моделью капитализма, где речь о свободном рынке ради свободного рынка, т.е. ради прибыли, вообще не идет. Суть немецкой модели состоит именно в создании "общественно полезного свободного рынка".
Вернер далеко не единственный из представителей мировой финансовой элиты, говоривший на Форуме о несостоятельности глобализации именно с экономической точки зрения. Причем на финансовую убыточность большинства компаний в условиях глобализации указывали как ее противники, так и ее убежденные сторонники. "Защитником" глобализации выступил министр иностранных дел Франции Лоран Фабрис, заявивший: "Признавая абсолютную необходимость глобализации, должен заметить, что главной проблемой на ее пути сегодня является убежденность нашего общественного мнения в ее финансовой невыгодности". Наглядный пример такой убежденности — референдум о вхождении Швейцарии в Евросоюз, на котором свое негативное отношение к глобализации продемонстрировали 72 % населения страны.

Выступление министра финансов Индии Йашванта Симха, "обвинителя" глобализации, содержало три основные претензии к процессу глобализации мировой экономики, такому, какой он есть сейчас.
Во-первых, "север защищает свой рынок всеми возможными способами, не считаясь ни с чем". В теории Всемирная торговая организация рассматривает субсидии "отечественному производителю", выделяемые государством, как проявление "нелояльной конкуренции". На практике только в США действуют десять тысяч законов, подзаконных актов и постановлений, направленных на недопущение на американский рынок иностранных товаров.
Во-вторых, "роскошества и излишества в жизни богатых стран наносят непоправимый урон природе". США ежегодно "всасывают" для внутренних нужд примерно одну треть мировых запасов полезных ископаемых и производят более трети общечеловеческого мусора. При этом население США составляет чуть менее пяти процентов населения Земли.
И, в-третьих, "север гребет под себя не только наши ресурсы, но и наши мозги, нашу
интеллектуальную элиту".
 

 

Стиглиц Дж. Куда ведут реформы?
Дж. СТИГЛИЦ, профессор экономики, старший вице-президент и главный экономист Всемирного банка
* Stiglitz J. Whither Reform? Ten Years of the Transition. World Bank. Annual Bank Conference on Development Economics, Washington, D.C., April 28-30, 1999.
С начала реформ в бывших социалистических странах прошло десять лет. Какие же уроки можно извлечь из их опыта? Большинство наблюдателей склоняются к выводу, что китайский путь в отличие от российского пока что был успешным. Я утверждаю, что провалы реформ в России и во многих республиках бывшего Советского Союза (БСС) обусловлены не тем, что плохо осуществлялась в общем-то здравая политика. Причины неудач гораздо глубже, они коренятся в непонимании реформаторами самих основ рыночной экономики и процесса институциональных реформ. Модели реформ, опирающиеся на общепринятые положения неоклассической теории, скорее всего, недооценивают роль информационных проблем, в том числе проблем корпоративного управления, социального и организационного капитала, а также институциональной и правовой инфраструктуры, необходимой для эффективного функционирования рыночной экономики. Недооценивают данные модели и важность открытия новых предприятий и связанные с этим трудности. Например, обещания провести быстрые экономические преобразования и создать "народный капитализм", основанный на ваучерной приватизации и системе инвестиционных фондов, оказались иллюзорными. Альтернативная стратегия децентрализации с передачей прав принятия решений на уровень, на котором заинтересованные лица могут защищать собственные интересы даже при отсутствии полноценной правовой инфраструктуры (а ее создание требует длительного времени), при таких обстоятельствах может оказаться более эффективной.
Нынешнее столетие ознаменовалось двумя великими экономическими экспериментами. Исход первого, социалистического эксперимента, начавшегося в наиболее крайней форме в России в 1917 г., сегодня ясен. Вторым экспериментом является возврат социалистических стран к принципам рыночной экономики. Безусловно, это - одно из самых крупномасштабных и относительно внезапных изменений правил игры в истории. С такой же поспешностью, с какой данные страны провозгласили отказ от коммунизма, западные советники выступили со своими "безошибочными" рецептами быстрого перехода к рыночной экономике.

Самые сложные вопросы, касающиеся процесса реформ, выводят нас за пределы экономики и политики - к проблемам, относящимся к эволюции и изменениям не только в обществе, но и самого общества. Чтобы понять смысл всего произошедшего в минувшее бурное десятилетие, необходимо проводить больше исследований, особенно - беспристрастных с исторической точки зрения. Существуют определенные области макроэкономического управления, где действия, инициируемые государством, должны быть нормой. В то же время имеются обширнейшие области институциональной трансформации, в которых диктат центрального правительства неприемлем. Конечно, между ними есть некие "серые" области. Однако проблемы экономического развития и переходных процессов в большей мере относятся к сфере институциональной трансформации, чем повседневного экономического управления. Хотя социальная трансформация неизбежно влечет за собой коллективное действие, оно может иметь место как в рамках государственного регулирования, так и вне их, как на национальном, так и на локальном уровнях. Центр неизбежно будет играть большую роль, возможно, наиболее эффективную, создавая условия, при которых эволюционные процессы, включая эксперименты на локальном уровне, будут развиваться максимально свободно.

 

 

 


 

Заявление к Интернет-конференции Л.Ларуша 06.09.2006г.

«Поворотный момент мировой истории»
О.Л. Кузнецов, Б.Е. Большаков
 

Линдон Ларуш хорошо известен в России как крупный ученый, выдающийся экономист, видный американский политический деятель – один из наиболее значительных и ярких последователей идей сотрудничества США совместно с другими странами по экономическому развитию Евразии в духе Франклина Рузвельта.

Фундаментальные идеи физической экономики Л.Ларуша, созвучные с идеями таких корифеев науки как Г.Лейбниц, В.И.Вернадский, П.Г.Кузнецов, лежат в основе глубокого анализа глобальной валютно-финансовой системы и стратегических перспектив человечества на ближайшие 50 лет.

За последние полвека стремительно разрастается зияющий разрыв между действительной стоимостью совокупного мирового продукта и его мнимой (спекулятивной) стоимостью, необеспеченной реальной мощностью. За это время разрыв вырос с 2 до 450 триллионов долларов США и грозит глобальной катастрофой. Одним из следствий является гиперинфляция и неадекватная политика распространения по всему миру ассиметричных боевых действий.

Всё это подтверждает вывод Л.Ларуша о кризисе глобальной валютно-финансовой системы и необходимости принятия положительных мер по отсрочке катастрофы и созданию новой системы.

На наш взгляд новая валютно-финансовая система должна включить в себя ключевые элементы Бреттон-Вудской системы в её первоначальном виде, универсальную меру стоимости Квт-час.

Мы разделяем позицию Л.Ларуша в том, что при разработке новой системы нужно опираться на принцип «Благо чужому», сформулированному в духе Вестфальского договора 1648г..

С уважением,
Президент Российской академии естественных наук, профессор О.Л. Кузнецов
Профессор Б.Е. Большаков

 


 

 

Уроки для России

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  Далее см. Меню раздела

Книги  Сборники статей  Избранные статьи

Уроки для России в карикатуре

 

 

Избранные статьи

 

См. также:   Угрозы для России * Россия в мире * Россия и Европа * Россия и Азия * Россия и Америка  

* Перманентная шизофрения * Статьи Линдона Ларуша


Россия сосредоточивается!

 

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала

Об авторских правах в Интернете