Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

Главная   Библиотека "Россия"   Новости портала   О портале   Гостевая

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"   Блог-Пост   Блог-Факт

 

Чья ты, Россия?

 

Кризис России   Русский Путь  Уроки для России  Русское Сопротивление 

 

Летопись Всемирного Кризиса

 

Лента лучших публикаций

 

Главные темы:

Откачка денег из мировой экономики на фантастическое обогащение всемирной финансовой олигархии
Центробанки всего мира вынуждены покрывать бюджетный дефицит США 

Крах мировой финансовой системы - это жульничество всемирной финансовой олигархии

Главный итог всемирного кризиса - концентрация капитала и власти

Корпорации правят миром
Мир катится в величайшую долгосрочную депрессию

Человечество ждёт грандиознейший геноцид

Главная цель всемирного кризиса - сокращение численности населения Планеты до 2 млрд.

На Западный мир надвигается ЭПОХА "НЕОВАРВАРСТВА"

Мировая олигархия готовит Россию под свой новый плацдарм

Россия очень нужна Западу, но для этого её необходимо заново "отформатировать"

Россию ждут грандиозные преобразования! И для начала её придётся очистить от населения ...

 

 

См. также:  Русский Мир * Россия в мире * Россия в мире - только факты * Россия и Европа * Россия и Азия * Россия и Америка * Россия и Германия * Россия и Латинская Америка * Россия и Славяне * Россия-Украина-Беларусь * Образ России * Угрозы для России * Уроки для России * Мифы мировой экономики * Россия и крах мировой финансовой системы * Перманентная шизофрения * Глобальный апартеид * Создание Новой Бреттонвудской системы * Новый справедливый экономический порядок  * Статьи Линдона Ларуша

 

 

Начало  Назад  Вперёд

 

15 лет великий американский мыслитель, энциклопедический ум, выдающийся экономист, самый известный оппонент всемирного рыночного безумия предупреждает всё человечество о неизбежности не только кризиса, но именно КАТАСТРОФЫ

по причине  преступной глобальной финансовй авантюры

ВСЕМИРНОЙ ФИНАНСОВОЙ ОЛИГАРХИИ
 

 

ГЛАВНАЯ РУССКАЯ СТРАНИЦА

 

 

Мировая валютно-финансовая система

вошла в катастрофическую фазу своего развала

 

Линдон Ларуш

От редакции:

Вашему вниманию предлагается интервью с Линдоном Ларушем (Lyndon LaRouche) – американским общественным деятелем, неоднократным претендентом на выдвижение кандидатом в президенты США от Демократической партии. Это оригинальный мыслитель, чьи научные интересы охватывают экономику, политологию, историю, математику, физику, теорию музыки и многие другие области. В связи с последними событиями в России и в мире мы решили поинтересоваться у г-на Ларуша его видением этих процессов, которым он даёт довольно интересную трактовку.


– Ваша концепция, согласно которой своеобразной "Империей Зла" является Великобритания и её креатуры – выглядит несколько необычной. В России, например, есть такой широко известный в узких кругах писатель и философ как Дмитрий Галковский, который, в частности, озвучивает (и пытается аргументировать) конспирологическую теорию под условным названием "СССР – криптоколония Англии". Всерьёз воспринимать это тяжело. Вам не кажется, что роль Великобритании в сегодняшних мировых процессах Вами несколько переоценивается?

Линдон Ларуш: Видение Великобритании как "империи зла" имеет право на существование, но то, что Вы описываете, как взгляды Д.Галковского – упрощённый и ошибочный подход, основанный на отсутствии знания истории.

То, что действительно подходит под определение "империя" в известной нам истории Средиземноморья и прилегающих к нему регионов, старо настолько же насколько стары Вавилон и империя Ахаменидов, которой (как подчёркивают древнегреческие источники, описывавшие устройство той империи) фактически управляло вавилонское духовенство. Европейские империи начались с действий жрецов культа Митры на переговорах с будущим императором Августом на острове Капри с договора со жрецами этого культа, приведшего к поражению Антония и Клеопатры и последовавшему объединению Ближневосточных, Птолемеевых и римских земель в единую Римскую империю.

Это и дало функциональное определение "империи" в европейской истории с того времени. Та империя позже переместила свою столицу в Византию в процессе, начатом Диоклетианом. Византия стала владением его наследника Константина. Процесс коллапса власти Византии в пользу мятежной Венеции приблизительно в 1000 году нашей эры создал империю, которой фактически управляла венецианская олигархия финансистов, владевшая военной властью норманской галантности в качестве инструмента вплоть до краха норманской власти, произошедшего как следствие финансового кризиса 14 столетия, известного как «Новый тёмный век».

Попытка восстановить имперскую систему в Европе приняла форму конфликта между венецианскими финансистами и флорентийским ренессансом пятнадцатого столетия, вплоть до триумфа последователей "Новой венецианской" фракции Паоло Сапри (1582 г.). Форма Британской империи была установлена посредством англо-голландской аранжировки так называемой "Семилетней войны" Парижским мирным договором в феврале 1763 г., который создал частную англо-голландскую британскую Ост-Индскую компанию, фактически как империю.

По сути так называемая Британская империя (иначе известная как англо-голландская либеральная система) является коммерческой финансистско-ростовщической системой, основанной на принятой Сапри злобной иррациональной "протестантской" догме средневекового Уильяма Оккама; догме, известной сегодня как англо-голландский либерализм. Финансистская система, основанная на догме оккамитского англо-голландского либерализма, по существу всё ещё остаётся идеологией британской имперской системы и по сей день.

Политически и стратегически Британская империя по сути не империя Британских островов, а олигархический финансистский консорциум венецианского образца; империя, являющаяся, подобно средневековой Венеции, скорее слизистой плесенью конкурирующих международных финансистских кругов, чем нацией. Правление, по общему признанию, находится в кабинетах британской монархии; но в действительности эта империя представляет собой транснациональную сеть финансистов и связанных консорциумов, объединённых посвящённостью создания той формы международной империи, которую мы сегодня называем "глобализацией".

Американский президент Франклин Рузвельт был решительно настроен разрушить ту Британскую империю как только закончилась война 1939-1945 гг. Его смерть, к сожалению, привела к власти подлого сообщника Черчилля по британским имперским интересам – Трумэна, и, в конечном итоге, к развалу конституционной формы американской экономики, из-за событий в период 1968-1981 гг. Сегодня доллар США всё ещё доминирует над миром, но долларом фактически управляют (начиная с ликвидации в 1971-72 гг. системы Бреттон-Вудса и жульничества с ценами на нефть 1973 года) англо-голландские либеральные финансистские консорциумы, сосредоточенные в Европе, а не в США.

Именно та империалистическая, неовенецианская форма англо-голландской либерально-финансистской власти – единственная фактическая империя, существующая сегодня в мире. Лондон – просто основная столица международной империи англо-голландской либерально-финансистской олигархии. Фабианское общество (Fabian Society), связанное с такими злобными его экземплярами, как Герберт Уэллс и Бертран Рассел, самое типичное её выражение.

Для более ясного понимания этого осознайте, что именно банда с Уолл Стрит, как символизировано ролью «Браун Бразэрс Гарриман» через её руководителя Прескотта Буша (отца и деда двух президентов Бушей), совместно с Монтегю Норманом из Государственного банка Англии, предоставили средства для поддержки нацистской партии Гитлера как раз ко времени становления Гитлера диктатором Германии. Разрыв между англо-американскими мерзавцами, поддерживавшими Гитлера, и Гитлером (или Герингом), произошёл только когда Вермахт вторгся во Францию с помощью её профашистского правительства. Например, Уинстон Черчилль был формально за Гитлера до того момента, не потому что симпатизировал Гитлеру лично (имело место как раз обратное), но потому что он считал, что Гитлер будет полезен для британских имперских интересов в долгосрочной перспективе в случае, если бы британская военно-морская морская мощь оставалась непоколебимой.

Смысл этой истории состоит в том, что она сегодня – ключ к пониманию реальной угрозы цивилизации от Британской империи понятой именно таким образом.

США преимущественно контролируются снизу доверху теми же самыми британскими интересами. В рядах правящих кругов США растёт сопротивление против этих интересов. Это сопротивление – единственная надежда избежать раннего погружения планеты в общепланетарное "новое средневековье". Угроза смертельна и уже стоит на пороге. Экономические и иные события с глобальными пагубными последствиями, даже включая нападения с применением ядерного оружия, являются теперь реальными, если не неизбежными угрозами.

– О роли Британии Вы говорите очень много. Но вот в российских патриотических кругах (да и не только в них), например, очень сильно распространено мнение о т.н. "еврейском заговоре" и значительной роли евреев в судьбах мира. Это вроде как общее место и стало уже в некотором роде мейнстримом и в самих США, где выходят книги подобные работе Стивена Уолта и Джона Миршаймера – «Израильское лобби и внешняя политика США» («The Israel Lobby and U.S. Foreign Policy»). Насколько, по-Вашему, критично в сегодняшних мировых раскладах влияние израильского лобби?

Л.Л.: Разговоры о "еврейском заговоре" как вызове цивилизации, являются по большей части ерундой. Есть легко понимаемая реакция на эффекты феномена массового убийства евреев, которому помогал, будучи подростком, сегодняшний агент британского Форин Офиса Джордж Сорос, который часто и распространённо признавался в собственной роли в этом злодеянии. Эффект этого массового убийства, которое фактически задумывалось как геноцид, отразился повсюду во всемирной истории с того времени и до настоящего момента. Более ранний этап этого в значительной степени затрагивал историю России, с тех пор, как Лондон основал "Младотурецкую" организацию, включавшую в себя агента британского Фабианского общества Александра Гельфанда (Парвуса) – наёмника и шпиона, печально известного в поддерживаемой Лондоном Балканской войне. Я лично принимал участие в поддержке реальных элементов того, что другие называют еврейским заговором, из симпатии к моим друзьям (во многом просоциалистически настроенным еврейским друзьям того времени), с тех пор, как я был подростком в конце 1930-ых.

– Вы говорите о том, что нынешний президент США Джордж Буш – британская креатура. Джордж Сорос – тоже. Однако, в этой оптике вызывает недоумение тот факт, что Сорос является активным критиком Буша. Нет ли тут противоречия? И ещё. Десять лет назад Сорос выступил с критикой сложившейся системы глобального капитализма (неотъемлемой частью которого он по сути и является) и сформулировал свои претензии в книге "Кризис глобального капитализма: открытое общество под угрозой", суть которых сводится к тому, что капитализм в своих крайних проявлениях, названных им "рыночным фундаментализмом", может быть разрушительным. Кажется, Вы говорите о том же. Так осознаёт Сорос, с Вашей точки зрения, пагубность собственной деятельности или нет и против чего же собственно он выступал, выпустив соответствующую книгу?

Л.Л.: Я близко знаком с делом фашиста Сороса. Он был полностью действующим агентом британского Форин офиса с тех пор, как он помогал Великобритании разваливать европейский механизм регулирования валютных курсов – что привело к Маастрихтскому соглашению. Он – смертельный враг России и был им на всём известном нам протяжении своей карьеры. Сорос – фактически сатанинское существо, столь же злое как Адольф Гитлер, с абсолютным отсутствием подкупающих черт. Я знаю его очень, очень хорошо. Смотрите, на кого он работает, на его руководство – британский Форин офис. Смотрите на связь Сороса с фигурой Саакашвили в Грузии.

– Какова вероятность повтора силового сценария со стороны Грузии и ряда стран, активно её поддерживающих?

Л.Л.: Ключ к случаю Грузии прослеживается до роли Горбачёва в привлечении агента британского Форин офиса Джорджа Сороса, что являлось типичным фактором в ослаблении Советского Союза и его регионов. Грузия, которая по существу управляема британским Форин офисом, руководящим деятельностью своего агента Сороса, является продуктом той истории. Осложняющий фактор состоит в том, что семья Бушей представляла британские интересы со времён поддержки Прескоттом Бушем Адольфа Гитлера, и до сегодняшнего дня. Вице-президент США Дик Чейни – целиком и полностью адепт британского Форин офиса, а также играл ключевую роль в американском участии в продвижении Саакашвили.

По моей оценке, как я и заявлял публично, действия премьер-министра РФ Путина и его президента были хирургически точными реакциями на британскую операцию против России, которая была предназначена для того, чтобы привести к подобному образцу манипуляции Украиной, и к использованию НАТО для разрушения России, по сути дела, как силы. Эта возможность была по существу нивелирована, однако, силы, сосредоточенные в Лондоне, находятся в отчаянии; ничто не может быть полностью исключено в этом отношении.

– Следует ли ожидать признания независимости Южной Осетии и Абхазии со стороны других стран кроме России, Казахстана (про Сомали и Никарагуа не упоминаю за не критичностью)?

Л.Л.: Мы видели изменение политического курса Тимошенко на Украине, событие, которое, я считаю, в значительной степени является плодом точного курса действия премьер-министра и президента России в случае с Грузией.

– Какова вероятность организации базы НАТО на территории Грузии?

Л.Л.: Попытка развернуть базу НАТО в Грузии остаётся на повестке дня, но была задержана кардинально.

– Какова вероятность диверсий и терактов на Северном Кавказе?

Л.Л.: Терроризм в регионе? Да, это вероятно, но риск меньший, чем это было бы до решительных мер руководства России.

– Что ждёт режим Михаила Саакашвили?

Л.Л.: Саакашвили очень легко заменяем политически.

– Будет ли, с Вашей точки зрения, совершено нападение на Иран? Если да, то оно ограничится воздушными ударами по ядерным объектам и военной инфраструктуре или перерастёт в полноценную наземную операцию?

Л.Л.: Намерение атаковать Иран сохраняется. Остаётся вопрос: кем и откуда? Дестабилизация Пакистана под англо-саудовским давлением, применяемым при соучастии Президента Джорджа У. Буша является, с моей точки зрения, самым заметным источником стратегической угрозы в краткосрочный период. Роль аранжированной Лондоном транспортировки наркотиков в этом регионе включает в себя угрозу как Индии, так и Ирану, и другим регионам Юго-Западной и Центральной Азии.

– Следует ли ожидать обострения ситуации на Украине? Будет ли введён на её территорию натовский контингент? Какова вероятность регионального и этнического противостояния? Вмешается ли в какой-либо форме Россия?

Л.Л.: Риск операции на Украине является одним из тех, которые беспокоят меня, хотя я полагаю, что потенциальная угроза там уменьшилась в настоящий момент.

– Россию ждёт временное охлаждение отношений с США и НАТО или возобновление "холодной войны", пусть и в усечённом формате?

Л.Л.: Опасность нового средневековья является непосредственной угрозой в течение текущих недель и месяцев. Если война произойдёт, то она будет организована из Лондона, а не из США. Однако, это предполагает, что существующая американская администрация – по существу британская марионетка, в то время, когда демократический кандидат в президенты является обломком крушения, и республиканская кандидатура не есть вызывающая доверие альтернатива.

– Что ожидает мировой валютный рынок?

Л.Л.: Существующая международная валютно-финансовая система распадается и не имеет никакого будущего в нынешней форме. Распад может произойти в течение самого ближайшего времени. Попытки спасти несостоятельные корпорации за счёт общественных средств, как происходит в наибольшей степени в Великобритании и США, уже угрожают общим крахом валютно-финансовых систем всего мира в столь кратком времени, как недели, или чуть более того.

Суть дела представляется вопросом: «действительно ли возможно, даже сейчас, чтобы США обратились к России, Китаю и Индии с предложением об использовании того же свойства Конституции США, к которому президент Франклин Рузвельт прибегнул на конференции в Бреттон-Вудсе в 1944 г., теперь в качестве инструмента для замены абсолютно обанкротившейся существующей мировой денежной системы международной системой кредита, воспользовавшись потенциалом американской федеральной Конституции таким образом, как Франклин Рузвельт и предполагал для послевоенного мира, если бы он жил, и смог препятствовать тому, чтобы Трумэн стал американским президентом?»

Я полагаю, что прямая необходимость требует того, чтобы это изменение произошло очень скоро. Мы находимся в одном из тех видов общего валютно-финансового краха существующих мировых денежных систем, в которых даже простое отчаяние создаёт благоприятные условия для такого рода реформы.

– Каковы перспективы каспийского и мирового рынка нефти? Будет ли Россия интенсифицировать строительство нефтепровода в Китай?

Л.Л.: Особый упор России на роли природных ресурсов понятен, но без серьёзного акцента на движимых наукой усилиях для индустриального и аграрного прогресса Россия не сможет противостоять вызовам, которые теперь накапливаются. Поколение ведущих учёных нынешней РФ вымирает; восстановление развития в этой сфере крайне важно для будущего России, и будущего соседей России. Например, потенциал ядерной энергетики России крайне важен и внутри страны, и во внешней торговле.

– Какова вероятность перерастания военно-политического противостояния в финансовое на международном уровне (замораживание счетов и активов и т.д.)?

Л.Л.: Я думаю, что этот вопрос стал просто не актуален в настоящее время. Мы находимся в ситуации, когда мы должны сомневаться в том, состоятся ли вообще запланированные на ноябрь американские всеобщие выборы. Насущная проблема финансовых отношений сейчас – ускорение гиперинфляционного краха американских и британских финансовых систем.

– Кто будет смотреться выигрышнее в сложившейся ситуации: США, ЕС, РФ, Китай, Индия?

Л.Л.: Или все, или никто.

– Какую экономическую модель изберёт Россия в случае попытки ввести санкции со стороны США и ЕС?

Л.Л.: Как отмечено выше, проблемой наступающего крушения существующих валютно-финансовых систем Северной Америки и Западной и Центральной Европы (включая Британские острова) является доминирующая стратегическая реальность ситуации.

– Каковы перспективы российского рубля?

Л.Л.: Если к общей реформе возникнет новый подход в стиле Франклина Рузвельта, то будущее рубля будет счастливым, иначе – нет.

– Нужен ли будет фондовый рынок России в данной ситуации?

Л.Л.: Россия должна рассмотреть те виды реформ, которые я изложил для США. Нет никакой возможности продолжения того, что считали "нормальными" условиями до недавнего времени.

Линдон Ларуш 01.10.2008
Вопросы задавал – Дмитрий Родин

Перевод с английского – Игорь Пилавский

Фото – Стюарт Льюис (Stuart Lewis)

Комментарии 14

http://www.zvezda.ru/geo/2008/10/01/larouche.htm 

 

----------------------------

См. также большую подборку Статей Линдона Ларуша на его Персональном сайте в Портале "Россия"

 

Статьи о Линдоне Ларуше

Линдон Ларуш — кто он такой? Американский экономист, политолог, миллионер, профессор, “крестный отец” СОИ, неоднократный кандидат в президенты США, которого всякий раз "зарубали" в предвыборной гонке из-за его кардинальных мировоззренческих отличий от всех прочих кандидатов. А если поглубже? Непримиримый борец с господствующей сегодня монетаристской, либеральной иерархией ценностей в политике и экономике трех четвертей планеты и связанной с ней системой "промывания мозгов" в западной системе образования. Специалист по философии и истории науки, знаток Платона, Лейбница, Римана, Вернадского, создатель оригинальных концепций развития математики, термодинамики, музыки.

Линдон Ларуш — не только известный экономист и политик США, но, прежде всего, выдающийся ученый и оригинальный мыслитель мирового масштаба. Его умение исключительно точно оценивать мировые события и процессы позволяет ему с большой степенью достоверности предсказывать их последствия и предвидеть грядущие изменения. Эти прогнозы уже неоднократно сбывались. За несколько лет вперед Ларуш предсказал восстановление Германии, распад СССР, пагубные последствия вмешательства Международного валютного фонда в экономику других стран и др.


 


 

Чужой земли мы не хотим ни пяди…
 

Завершившийся на днях визит премьера РФ Владимира Путина в Японию изначально подавался как подчеркнуто неполитический: речь должна была идти только о сотрудничестве в сфере экономики, а все попытки японской стороны хоть в какой-то форме поставить вопрос о территориальной принадлежности Южных Курил (в японской терминологии – «северных территорий») с порога отвергались. Аргументация была простая: вопросы внешней политики РФ находятся в исключительном ведении главы государства, а значит, премьер просто не полномочен вести переговоры по этой проблематике.

И все-таки полностью уйти от обсуждения территориальной проблемы не удалось. Во время рабочего завтрака с японскими бизнесменами Путин признал наличие этой проблемы и высказал надежду на то, что со временем ее удастся разрешить. Сегодня японская пресса возлагает надежды на встречу российского президента Дмитрия Медведева и японского премьера Таро Асо, которая состоится в рамках саммите G8 в Италии в июле.

Тема Южных Курил (относительно крупные острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и несколько малых островов, не имеющих постоянного населения, которые в Японии объединяют под одним названием «гряда Хабомаи») настолько давно и прочно внедрилась в сознании как россиян, так и японцев, что порой бывает трудно разобраться, в чем же корень проблемы. А ее не понять, если не обратиться к Сан-Францисскому мирному договору от 1951 года, по которому Япония, среди прочего, отказывалась от суверенитета над Курильскими островами и той частью Сахалина, которая принадлежала ей до Второй мировой войны. Казалось бы, этим проблема исчерпывается.

Но суть в том, что Южные Курилы в Японии рассматривают не как часть Курильской гряды, а как часть шельфа острова Хоккайдо, суверенитет над которым за Японией признается всеми. В итоге принципиально важным оказывается даже то, в какую словесную форму облегается эта проблема.

Первое. В Сахалинской области практически наложено табу на слово Хабомаи, которым в Японии обозначают группу малых необитаемых островов. Более того, использование этого названия в официальных документах российского МИДа у сахалинских чиновников вызывает нескрываемое раздражение. Корректной считается следующая формулировка: «Шикотан и другие острова Малой Курильской гряды».

Второе. Говоря о Южных Курилах, никто из официальных лиц Сахалинской области никогда не позволит себе даже малейшего намека на то, что к группе этих островов относится Итуруп – самый большой из островов, на который претендуют японцы. «Какое отношение Итуруп имеет к Южным Курилам? – говорили мне мои собеседники, когда я посещал этот регион в 2006 году. – Это Средние Курилы, а город Курильск на Итурупе является административным центром Курильского района». Тем самым даже официальное административное деление Курил на Северо-Курильский, Курильский и Южно-Курильский районы подчеркивает, что при любом повороте межгосударственных отношений от суверенитета над самым большим островом отказываться никто не собирается.

Третье. В 1956 году СССР и Япония подписали совместную декларацию, в которой предполагалось, что после заключения мирного договора Японии отойдут остров Шикотан и «гряда Хабомаи», за Россией останутся Итуруп и Кунашир. Формула, на первый взгляд, компромиссная, но с другой стороны – одновременно и беспроигрышная, и очень рискованная. Суть в том, что ни один японский политик (если только он не политический самоубийца) на этот вариант сегодня не пойдет. А значит, Россия может бесконечно предлагать такой вариант решения, демонстрируя свою добрую волю: мол, откажутся японцы – это их дело.

Но, с другой стороны, если вдруг в какой-то отдаленной перспективе в позиции японского руководства что-то переменится, то в безвыходной ситуации окажется уже российское руководство. Сдача части территории будет однозначно воспринята как предательство национальных интересов, а это будет означать политическое самоубийство (это в лучшем случае) уже для тех руководителей России, которые на это пойдут.

На сегодняшний день эта двойственность ситуации порой напрямую влияет на конкретных участников хозяйственной деятельности на островах. Так, в 2004 году глава МИД России Сергей Лавров заявил о готовности решать проблему на принципах, закрепленных в Совместной декларации 1956 года. Учитывая, что сегодняшнее японское руководство к такому варианту не готово, это был, во многом, чисто пропагандистский ход. Но, как рассказал мне в 2006 году директор рыбоперерабатывающего завода на острове Шикотан, сразу после этого заявления Лаврова банк без всяких объяснений отказал заводу в кредите.

Современное состояние Южных Курил довольно плачевно. Дорог практически нет, дома в основном барачного типа, причем последствия страшного землетрясения 1994 года до сих пор до конца не ликвидированы. Вся акватория порта Южно-Курильска просто-таки «засеяна» ржавыми остовами больших и средних судов – на то, чтобы убрать их, нет ни сил, ни средств.

Японцы, со своей стороны, готовы инвестировать в экономику Сахалинской области, но только не Южных Курил – любое такое сотрудничество и даже посещение островов японскими гражданами по российской визе воспринимается в Японии как признание де-факто российского суверенитета над островами, а значит, как предательство национальных интересов. Более того, буквально в дни пребывания Путина в Японии группа депутатов японского парламента разработала проект закона о суверенитете над «северными территориями», который предполагается вынести на рассмотрение парламента уже в июне, т.е. незадолго до предполагаемой встречи Дмитрия Медведева и Таро Асо.

Таким образом, складывается впечатление, что проблема решения не имеет, а обе стороны едва ли не сознательно загоняют ее в тупик. Между тем, могу высказать предположение (об этом мне говорили и некоторые мои собеседники на Курилах), что перспективы все-таки есть. Речь может идти о создании некоего Азиатско-Тихоокеанского союза по образу и подобию Европейского. Сегодня, конечно, такая идея выглядит утопичной – слишком различны уровни экономического развития стран региона, культурно-исторические традиции, менталитет и т.п. Но, если вдуматься, мог ли кто-то еще лет 60 назад предположить, что Германия и Франция или Франция и Великобритания смогут преодолеть веками складывавшееся отчуждение и объединиться не просто для того, чтобы решать проблемы «угля и стали» (с этого, напомню, начиналось Европейское сообщество в середине 1950-х годов), но и создать некую надгосударственную структуру, в рамках которой принадлежность конкретной малой территории к тому или иному национальному государству уже не будет иметь столь большого значения.

Пример подобного решения есть. Сколько спорили в свое время Финляндия и Швеция по поводу принадлежности Аландских островов в Балтийском море! Сегодня же этот вопрос с повестки дня практически снят: на островах ходят две валюты – евро и шведская крона, на жителей распространяются все привилегии Шенгенской зоны, на права шведского языка никто не посягает.

Так что прецедент есть. Но насколько реальна перспектива повторения этого опыта, боюсь, ныне живущие поколения увидеть не смогут.


 

Магия цифр-2009


Пересмотреть Холодную войну


Сергей Караганов


Еще год-два тому назад, анализируя мощные и беспрецедентно быстрые сдвиги, происходившие в международной экономике и политике, можно было с уверенностью утверждать: завершился политический (а не календарный) ХХ век, тот, что начался в августе 1914-го.

О «новой эпохе» я писал, в том числе, и на страницах журнала «Россия в глобальной политике» (см. статьи «Новая эпоха противостояния» – № 4, 2007 г.; «Новая холодная война» – № 5, 2008 г.). Она характеризовалась ростом напряженности между Россией и традиционным (в понимании холодной войны) Западом, порожденной не только объективным изменением соотношения сил, но и жесткой, даже заносчивой политикой Москвы по ревизии модели отношений, сложившейся в годы российского хаоса и разрухи.

Усиливавшаяся напряженность вылилась в прямое столкновение, когда Грузия напала на Южную Осетию и была разгромлена. Этот конфликт показал, что, несмотря на заверения всех сторон, холодная война так и не окончена. Отпали две главные причины, ее порождавшие, – угроза коммунизма и системная военная конфронтация. Но корни не были выкорчеваны и стали давать побеги.

Магическая "девятка"

2009 год – подходящее время для постановки вопроса о завершении этой неоконченной войны.

Исполняется 20 лет событию, символизирующему ее окончание, – падению Берлинской стены. Этот юбилей – главный в выглядящем почти магически сочетании круглых дат событий, определивших тот политический порядок или беспорядок, в котором мы живем.

1919-й – подписан несправедливый Версальский мир, превративший Германию в ревизионистское, а впоследствии и реваншистское государство.

1929-й – разразился великий кризис, резко обостривший межгосударственное соперничество.

1939-й – развязана Вторая мировая война, ставшая логическим результатом двух предыдущих событий.

1949-й – основана НАТО, что положило начало системному противостоянию в Европе. Ниже я приведу некоторые малоизвестные факты о его истоках.

В том же году провозглашена Китайская Народная Республика. Это событие было воспринято лишь как очередной признак нарастания коммунистической угрозы. Через полстолетия выяснилось, что тогда началось воссоздание Срединной Империи – великого государства, одного из лидеров мира в прошлом и будущем.

1959-й начался со взятия Гаваны повстанцами во главе с Фиделем Кастро. Это стало предвестием масштабного расширения зоны идеологического противостояния. А кроме того свидетельствовало о резком росте национального самосознания в Третьем мире, что привело в следующие несколько лет к появлению десятков новых независимых государств. Далеко не все из них со временем доказали свою состоятельность, и это также предопределило многие проблемы сегодняшнего дня.

1969-й – короткий, но ожесточенный вооруженный конфликт между СССР и КНР вокруг острова Даманский. Само по себе это событие едва ли претендовало бы на мировую значимость, не последуй вскоре за ним историческое примирение Пекина и Вашингтона.

1979-й – исламская революция в Иране, имевшая судьбоносное значение для региона и всего мусульманского мира. В том же году было осуществлено роковое вторжение Советского Союза в Афганистан (подробнее о событиях 1979-го – в статье Александра Игнатенко в этом номере журнала. – Ред.).

1989-й – крах коммунистического лагеря в Европе: правительство «Солидарности» в Польше, падение Берлинской стены, «бархатная революция» в Чехословакии, кровавый финал румынского руководителя Николае Чаушеску. Тогда же, выступая на 600-летии битвы на Косовом поле, сербский лидер Слободан Милошевич изложил националистическую программу, попытка реализации которой привела к потрясениям следующего десятилетия.

Наконец, 1999-й – США и европейские страны, упоенные ощущением победы в холодной войне, сознанием правоты и безнаказанности, напали на Югославию. В отношении России к Западу произошел важнейший психологический перелом. В Москве примерили на себя бомбардировки Белграда. Начался процесс, приведший к отчуждению между Россией и НАТО.
Впервые после Второй мировой войны в Европе одна страна или группа стран напала на другую. В годы холодной войны хватало позорных эпизодов. В середине 1940-х – разгром английским экспедиционным корпусом коммунистического партизанского движения в Греции. В 1953 году – расстрел в ГДР демонстрации рабочих. В 1956-м – подавление советскими танками будапештского восстания. В 1961 году – сооружение при поддержке Москвы Берлинской стены. В 1968-м – вторжение войск СССР и его союзников в Чехословакию, чтобы положить конец «пражской весне». Но до авиаударов по мирным городам дело все-таки не доходило.

Незаконченное противостояние

Вернусь к неоконченной войне, обратный отсчет которой запустили толпы ликовавших берлинцев.
К радостным итогам данного события относится, безусловно, победа личной свободы над несвободой. Ушел в небытие коммунизм – единственная из европейских утопий, которую пытались претворить в жизнь. Эта попытка привела к удушающему советскому социализму, обернувшемуся гигантскими потерями для русских, народов СССР и многих других стран. Наступила смерть искусственной экономической системы, которая не отвечала ни природе, ни потребностям человека. Закончился эксперимент, человечество вернулось к рыночной экономике.

Произошедшее благодаря краху коммунистической модели резкое экстенсивное – на два миллиарда человек – расширение сферы капитализма, помноженное на революцию в области коммуникаций и либерализацию торговли, привело к невиданному в истории экономическому буму, гигантскому росту благосостояния. Сотни миллионов человек вышли из состояния перманентного голода, количественно вырос мировой средний класс.

Казалось, что окончательно победила либеральная демократия американо-европейского толка. Но опыт истекших лет показал, что данный тип политико-экономического устройства укореняется только в странах Центральной и Восточной Европы. Для этого им оказывается масштабная экономическая помощь, за что они пожертвовали частью суверенитета.
Весьма вероятно, что и новая российская элита была готова пойти по этому пути. В начале 1990-х на слияние с Западом возлагались огромные, теперь кажущиеся уже смешными надежды. Говорили даже о желании вступить в НАТО (такие заявления звучали из уст президента Бориса Ельцина и вице-президента Александра Руцкого) и стремлении стать членом Европейского союза (премьер-министр Виктор Черномырдин). Трудно оценить, сколь серьезно подобные сценарии обсуждались на Западе, но решение было отрицательным. Очевидно, там сочли, что Россия как объект интеграции слишком дорога, велика и потенциально самостоятельна. С середины прошлого десятилетия начался процесс расширения Североатлантического альянса вопреки мнению Москвы. Историческая развилка была пройдена.

Больше всех выиграла Германия, добившаяся национального единения. Сознательно погрузив себя в Европу, отдав ей часть своего суверенитета, эта страна превратилась в символ лучшего, что есть в новой европейской культуре. Несмотря на растущую экономическую мощь Германии, уже никто не боится ее реваншизма.

Западная Европа сумела, благодаря интеграционному проекту, преодолеть кровопролитное прошлое. Казалось, что с крушением Берлинской стены уже вся Европа достигла кантовского «вечного мира», а на земном шаре наступил период спокойствия и процветания. Отметим, что результатом выхода из холодной войны стало не только окончательное примирение исторических врагов – немцев и французов, но также немцев и русских, несмотря на самую страшную историю вражды в ХХ веке.

Однако к концу переломного двадцатилетия выясняется, что Европа все-таки не смогла порвать со своим прошлым. Вместо «конца истории» мы наблюдаем возвращение старой геополитики, помноженной на новые вызовы, которых становится больше, но, которые, как правило, не решают, острейших проблем и наслаиваются друг на друга. Противостояние и раскол возрождаются в иной форме. А главное достижение 1990-х – исчезновение военной угрозы и системного вооруженного противостояния – может оказаться преходящим.
Еще раз повторю: причина в том, что холодная война в Европе хотя и была объявлена завершенной, по сути, пока не окончена.

Советский Союз добровольно ушел из Центральной и Восточной Европы. Москва, вопреки призывам многих европейских столиц (особенно Парижа и Лондона) допустила объединению Германии и даже содействовала ему. Российский политический класс того времени был, даже если в этом не совсем удобно признаваться, инициатором распада СССР, утраты части российских исторических территорий. Делалось это не только по недомыслию, или из-за утраты чувства Родины, или из-за стремления новых элит прийти к власти. Главная причина – желание быстрее избавиться от обрыдшего советского коммунизма.

Отказываясь от империи (даже от той ее части, которая воспринималась как историческая территория собственной страны), россияне надеялись на наступление новой эпохи «общего европейского дома», на создание «единой и свободной Европы» (слова Джорджа Буша-старшего). Это был не только прекраснодушный самообман. О такой Европе говорили тогда все. Поэтому Кремлю показалось, что письменные гарантии нерасширения западных институтов, прежде всего НАТО, не нужны, и достаточно устных обещаний лидеров Соединенных Штатов и Германии.

Россияне не только несли на себе основное бремя коммунистической диктатуры, но и сделали больше, чем какой-либо другой народ, чтобы с ней покончить. Поэтому из холодной войны они выходили, не чувствуя себя побежденными и рассчитывая на почетный мир с «развернутыми знаменами». Но Запад после колебаний первых лет начал вести себя, как победитель, а территории, покинутые СССР, стал рассматривать не как добровольно освобожденные, а как захваченные. С середины 1990-х взят курс на расширение НАТО. Под первой и второй волнами расширения альянса не было идеологической или даже военной основы, зато хватало желания геополитически «закрепить» добычу, пользуясь слабостью России и хаосом в стране.
Трансформация НАТО
После окончания холодной войны на Североатлантический альянс попытались возложить груз универсальной военно-политической ответственности, нести который на своих плечах он был просто не в состоянии. НАТО создавалась в 1949 году как инструмент борьбы с коммунистической угрозой, преимущественно внутренней. Первоначально у альянса не было военной составляющей – Европе тогда никто и не мог угрожать.

Я не собираюсь обвинять нынешнюю Организацию Североатлантического договора в том, что она нацелена на подавление внутреннего инакомыслия в странах-членах. Но из песни слов не выкинешь, и про удушающую атмосферу холодной войны помнить надо.

23 июня 1949-го в обращении к Конгрессу по поводу оказания военной помощи Западной Европе президент США Гарри Трумэн прямо заявлял: адресаты должны «как можно скорее получить небольшие и хорошо подготовленные силы, способные поддерживать внутренний порядок», то есть, иными словами – «подавлять диссидентов». Соединенные Штаты были готовы применять собственные Вооруженные силы не только в случае перехода власти в западноевропейских странах к левым, но даже и при возникновении угрозы этого. Например, в директиве Совета национальной безопасности № 5440/1 (декабрь 1954 г.) содержалась следующая установка: «В случае грозящего или уже происшедшего захвата власти коммунистами (в западноевропейских странах. – Авт.) США должны предпринять возможные политические, экономические и тайные операции с целью ее пресечения и… прибегнуть к военным действиям, если этого потребует ситуация».

Советские архивы, до сих пор полностью не открытые, естественно, также содержали подобные указания. А советская система – гораздо более жесткая политически и намного менее эффективная экономически – не раз пускала в ход военную силу, чтобы подавлять инакомыслие и требования большей свободы.

При создании Североатлантический блок был не военно-политической организацией, а лишь политическим союзом с очень неопределенными гарантиями безопасности. Об этом 60 лет назад позаботились изоляционисты в Конгрессе, не желавшие связывать руки Соединенным Штатам. Знаменитая статья 5 Североатлантического договора никаких автоматических гарантий не предоставляет. «Договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что... каждая из них, в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону... окажет помощь Договаривающейся стороне, подвергшейся ...подобному нападению, путем немедленного осуществления... индивидуального или совместного действия, которое сочтет необходимым» – так говорится в документе. Формулировка достаточно расплывчатая.

Нацеленность на вооруженное сдерживание альянс начал приобретать только через год-два после его образования. «Крестным отцом» милитаризации НАТО и формирования его военной организации по праву можно считать Иосифа Сталина. Либо по частому у него геостратегическому недомыслию, либо в стремлении отвести от СССР военную угрозу, якобы исходившую с Запада, советский вождь санкционировал нападение Ким Ир Сена на Южную Корею летом 1950 года. На Западе началась паника, а среди сторонников военизации НАТО – ликование. Готовность США и их союзников увеличивать военные расходы возросла кратно, о желании вступить в альянс заявили Турция и Греция. Было достигнуто соглашение о создании объединенного военного командования, что предусматривало должность главнокомандующего с широкими полномочиями и штаб, где присутствовали представители всех стран-членов.

Историк холодной войны Джон Льюис Гэддис напоминает о высказывании госсекретаря США Дина Ачесона, который считал необходимым создать перед лицом Советского Союза «ситуацию силы». «“Сила” стала восприниматься как самоцель, а не средство для достижения какой-то другой, более общей цели. Процесс сдерживания стал важнее, чем результат, который он должен был обеспечить», – пишет Гэддис.

Выступая на закрытых слушаниях, генерал Альфред Грюнтер (главком силами альянса в Европе в 1953–1956-м) вспоминал: «НАТО существовала только на бумаге уже более года. Но никто и пальцем о палец не ударил, чтобы сделать хоть что-то… Страны все уменьшали и уменьшали свои военные расходы… Так что Советы спасли нас от всего этого».
20 лет назад исчезновение Организации Варшавского договора, СССР лишило НАТО не только идейно-политической, но и военной цели. Превратить новую Россию в угрозу было невозможно. Распускать же организацию, показавшую свою полезность и набравшую мощную интеллектуально-бюрократическую инерцию, очень не хотелось. К тому же был велик триумфалистский заряд. Вначале вроде бы нашлась разумная цель: «Выходи из зоны ответственности или умри». Речь шла о том, чтобы в сотрудничестве с Россией и другими странами сделать Североатлантический альянс инструментом противодействия новым угрозам.

Но возобладал другой подход: «Расширяйся или умри». Вашингтон и его союзники решили закрепить геополитические приобретения в Европе, застолбив зону своего экономического и политического влияния.

Похоже, что в середине 1990-х, в момент принятия решения не выходить из зоны ответственности, а расширяться, европейская политика миновала историческую развилку. Пойди Запад по первому пути, вероятно, не было бы угрозы нового раскола Европы. Возможно, Россия и государства – члены НАТО смогли бы совместно предотвращать часть быстро накапливавшихся вызовов. А прошедшие полтора десятилетия не стали бы потерянными для укрепления международной безопасности.

Сначала прием новых стран в альянс вроде бы осуществлялся в соответствии с какими-то критериями, но потом забыли и о приличествующих прикрытиях. В преддверии юбилейного саммита, состоявшегося в апреле 2009 года, в ряды «передовых демократических» принята Албания – едва ли не самая отсталая, но зато выгодно расположенная европейская страна.
В основе раскола Европы в годы холодной войны лежало главным образом идеологическое и военное противостояние, о геополитическом же разделе континента почти не говорили. Но когда ушли идеология и военная угроза, на передний план вышла скрывавшаяся за ними старая геополитика.

Идея о вступлении России в НАТО никогда не рассматривалась всерьез – либо Москву считали неготовой, либо потому что такое расширение изменило бы альянс до неузнаваемости. Последний аргумент обоснован. Войди в блок Россия, гегемония США в нем ослабла бы, а сам союз превратился бы в организацию общеевропейской безопасности, а не военный геополитический блок Запада.

Протесты Россия против расширения были проигнорированы. Москва по своей слабости совершила ошибку, подписав в 1997-м Основополагающий акт Россия – НАТО. Этот документ политически легитимировал дальнейшее расширение блока. В обмен Россия получила до сих пор пустой Совет Россия – НАТО и пригоршню обещаний – бессодержательных либо уже нарушенных. Например, элементы системы ПРО, которые Вашингтон планирует разместить в Польше и Чехии, вообще относятся к стратегическим силам, что уж точно нарушает дух Основополагающего акта.

Обязательство не размещать ядерные силы на территории новых членов альянса было приятной пустышкой. Никто и не собирался этого делать. Обязательства же не развертывать в этих странах значительные обычные силы просто не соблюдаются. Размещаются и планируются к размещению крупные базы. Впрочем, в Основополагающем акте не было прописано, каковы количественные параметры «значительных» сил.

Попытка воссоздать конфронтацию
В годы первых волн расширения автор этих строк не раз задавал западным собеседникам вопрос: неужели вы не понимаете, что огромная страна с великой историей воспрянет и никогда не согласится на расширение блока на ее исторические рубежи? Собеседники тихо соглашались или отводили глаза в тщетной надежде, что «момент истины» не настанет и держава никогда не вспомнит о своих жизненно важных интересах.

Между тем из антикоммунистического оборонительного союза, каким он был в годы холодной войны, Североатлантический альянс деградировал в наступательный. Не стоит забывать, что три крупные войны последних десяти лет начинали именно страны НАТО. Блок совершил агрессию против Югославии, отторгнув от нее Косово. Лидер Североатлантического альянса с группой союзников напал на Ирак. НАТО (правда, с международного согласия) ведет, по сути, наступательную войну вдали от первоначальной зоны ответственности – в Афганистане. Аппетиты растут. Стремясь доказать свою полезность, бюрократия пытается сделать альянс «энергетическим», обеспечивающим военно-политическими методами доступ к ресурсам на территории других стран, или даже «арктическим».

Благодаря экспансии к российским границам и втягиванию стран, часть элит которых испытывали в отношении России исторические комплексы из-за неудач и поражений прошлых веков, в НАТО усилились антироссийские настроения. По мере увеличения количества таких стран объективно возрастает давление в пользу того, чтобы вернуть альянс к его классической задаче сдерживания Москвы.

Вопреки усилиям по улучшению образа, НАТО в глазах россиян выглядит гораздо более враждебным образованием, чем в предшествующие два десятилетия. Я далек от того, чтобы утверждать, что блок угрожает либо может угрожать России. Организация Североатлантического договора не была в состоянии эффективно воевать и в прошлые времена. Это тем более верно сейчас, что демонстрирует Афганистан.

Политически расширение НАТО превратилось в основную угрозу европейской безопасности. Из-за него прекратившаяся конфронтация между «старым Востоком» (СССР и его сателлиты) и «старым Западом» заменяется новой: Россия с одной стороны, Соединенные Штаты и часть «новых» европейцев – с другой. «Старая» Европа является заложницей и далеко отойти не может. И это противостояние зарождается на фоне действительно изменившегося, все более нестабильного и опасного мира.

Холодная война, будучи незаконченной в умах политических классов, в том числе российского, также не была завершена институционально и организационно. И институты холодной войны – в первую очередь НАТО, но и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, – первоначально созданные для обслуживания холодной войны, раз за разом воссоздают конфронтацию.

В середине текущего десятилетия часть американского истеблишмента, не заинтересованная в окончательной стабилизации и соответственно усилении Европы, вновь стала продвигать идею расширения альянса – теперь уже на Украину. Раскол Старого Света подпитывали планами размещения американской системы ПРО. Москва стойко воспротивилась, в первую очередь потому, что осознала жизненно важную необходимость остановить механизм воссоздания системы противостояния в Европе на новых рубежах.

Надеюсь, что в исторической перспективе нападение Тбилиси на Южную Осетию и ответ России окажутся плодотворным эпизодом. Жертвы – осетины, русские, грузины – могут оказаться вовсе не напрасными. Российские войска дали решительный военный отпор логике бесконечного расширения НАТО, которое, если его не остановить, практически неминуемо привело бы к большой войне. И не в Грузии, а вокруг Украины, почти в центре Европы.

Если США и Западная Европа попытаются и дальше расширять НАТО на восток, России не останется ничего иного, как, укрывшись за частоколом ядерных ракет приведенных в боевую готовность, готовиться к худшему, пытаясь нанести максимальный ущерб другой стороне. О сотрудничестве в решении глобальных проблем придется забыть.
Невозможным станет и сколько-нибудь серьезное сокращение уровня ядерного противостояния. (Впрочем, и сейчас, в условиях неопределенности и опасности возобновления конфронтации, сокращения ядерных вооружений возможны и даже полезны только для избавления от устаревших и ненужных систем, а также повышения эффективности всего ядерного потенциала.)

Не думаю, что подход России станет более мягким из-за того, что ее накачанные нефтяными гормонами мышцы отчасти сдуются. Скорее наоборот: усилится готовность жестко противодействовать, тем более что внешняя угроза – удобное объяснение внутренних проблем. О политической и экономической модернизации придется забыть. Так что новое противостояние стало бы драмой для Европы, еще одной проблемой для мира, катастрофой для Украины и трагедией для российского народа.

Соединенным Штатам и их клиентам не удалось развязать новую, пусть и карикатурную холодную войну после югоосетинского эпизода. Не захотели континентальные «старые» европейцы. Затем мировой экономический кризис в очередной раз подчеркнул остроту новых вызовов, снова показал, насколько фарсовыми являются унаследованные от прошедших времен склоки и старое мышление.

Закрыть "ящик Пандоры"

«Большая» Европа, к которой принадлежат и Россия, и США, остро нуждается в «мирном договоре», в новой архитектуре, которая подвела бы черту не только под холодной войной, но и под Второй мировой. (Напомню о магии цифр – она началась 70 лет тому назад). Ведь Ялтинское и Потсдамское соглашения оказались не договорами, устанавливающими мир, а временными договоренностями по разделу Европы.

В большей части Европы Вторая мировая война закончилась мирным договором. Им, по сути, стал Римский договор, создавший Европейское Экономическое Сообщество – прообраз Европейского союза. Между Россией и Западом такого документа подписано не было.

Незавершенность холодной да и Второй мировой войны создает опасный вакуум. Если попытки расширения НАТО продолжатся, существует угроза превращения России из ревизионистского государства, менявшего невыгодные, навязанные ей в 1990-х правила игры, в реваншистское. Один раз европейцы, будучи не в силах преодолеть свою мстительность и алчность, уже сделали подобную ошибку, навязав Германии заведомо несправедливый Версальский мир после Первой мировой войны. Повторения этой ошибки допустить нельзя.
Россия предлагает выход из складывающейся ситуации – подготовка нового договора об общеевропейской безопасности, идею которого впервые выдвинул летом прошлого года президент Дмитрий Медведев. Этот документ, вернее, система договоренностей должна наконец завершить ХХ век с его мировыми и холодными войнами. Пока эта страница не перевернута, история будет грозить возвращением, а совместное и хотя бы сколько-нибудь эффективное противодействие новым угрозам и вызовам останется поверхностным или даже нереалистичным.

В период кризиса доверия, порожденного «новой эпохой», и усугубления мирового экономического кризиса нелегко говорить об идеальных построениях. Но об оптимальной структуре отношений в Евро-атлантическом регионе думать нужно. Иначе нечего и планировать создание системы управления мировой экономикой и международными отношениями, адекватной вызовам ХХI столетия и с участием новых глобальных игроков.

Необходим новый общеевропейский договор о коллективной безопасности, подписанный либо отдельными странами, либо НАТО, Евросоюзом, Россией и Организацией Договора о коллективной безопасности. К этому договору могут подключиться все страны, не входящие в нынешние системы безопасности, получая при этом многосторонние гарантии. Расширение НАТО де-факто замораживается.

ОБСЕ преобразуется в ОКБСЕ – организацию коллективной безопасности и сотрудничества в Европе, приобретает новые, в том числе военно-политические, функции и лишается генов холодной войны. В будущем договоре следует подтвердить положение хельсинкского Заключительного акта о нерушимости границ, дабы предотвратить дальнейшее дробление государств или их воссоединение в результате силового разрешения конфликтов. Косово, Южная Осетия и Абхазия должны стать последними государствами, отколовшимися с использованием силовых методов. Нужно закрыть этот «ящик Пандоры» хотя бы в Европе.

Если речь пойдет о действительном преодолении противостояния, унаследованного от ХХ века, можно будет говорить не только о значительных сокращениях ядерных арсеналов России и США, но и о координации политики в военно-стратегической области. А сотрудничество в кризисных ситуациях типа афганской либо в противодействии расползанию оружия массового уничтожения станет гораздо более тесным.

Это – евро-атлантическая, обязательно включающая США, часть предлагаемой системы.

В Европе документ о коллективной безопасности должен –уверен – быть дополнен договором о создании Союза Европы – объединения России и ЕС на основе создания общего экономического пространства, общего энергетического пространства с перекрестным владением добычей, транспортировкой энергии, единого человеческого безвизового пространства, координации политики на международной арене.

В отношениях между Европейским союзом и Россией, конечно, присутствует геополитический фактор, силен элемент соревнования и порой соперничества. Но ЕС, в отличие от НАТО, создавался не для противостояния. Главными целями, стоявшими за европейским интеграционным проектом, были преодоление наследия войн и государственного национализма, укрепление экономической эффективности и благосостояния Европы. Отсутствие генетического кода конфронтации объясняет, почему в отношениях Россия – Евросоюз заложен мощный потенциал сотрудничества и сближения.

Общеевропейскую архитектуру можно дополнить «трехсторонним» (в противовес прежнему конфронтационному «треугольному») взаимодействием Китая, России и США в решении крупнейших мировых проблем, которое предлагают влиятельные китайскими теоретики. Следует расширить Шанхайскую организацию сотрудничества и привлечь к ее работе Соединенные Штаты и ЕС хотя бы в качестве наблюдателей.

Отдельно стоит вопрос о новой системе управления мировой экономикой и финансами, создание которой будет еще более трудным без подведения черты под проблемами, оставшимися в наследство от прошлой конфронтации.

Можно придумать немало других вариантов. Пусть пока они покажутся прекраснодушными мечтаниями. Но если интеллектуально не ставить стратегических задач, мы обречены плестись в хвосте событий, скорее всего – все более трагических. Для движения вперед необходимо завершить «неоконченную войну». И тогда году, может быть, в 2014-м или хотя бы в 2019-м, отмечая столетие начала Первой мировой или подписания Версальского мирного договора, мы наконец сможем попрощаться со страшной историей ХХ века.

13.05.09 17:51
"Россия в глобальной политике". № 2, Март - Апрель 2009

http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Magiya-cifr-2009 

 


 

Начало  Назад  Вперёд

См. также:  Русский Мир * Россия в мире * Россия в мире - только факты * Россия и Европа * Россия и Азия * Россия и Америка * Россия и Германия * Россия и Латинская Америка * Россия и Славяне * Россия-Украина-Беларусь * Образ России * Угрозы для России * Уроки для России * Мифы мировой экономики * Россия и крах мировой финансовой системы * Перманентная шизофрения * Глобальный апартеид * Создание Новой Бреттонвудской системы * Новый справедливый экономический порядок  * Статьи Линдона Ларуша

 

"Volk ohne Raum" - Германия
 

 

"Raum ohne Volk" - Российская Федерация

 

Дата последнего обновления этой страницы: 02.01.2011

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете