Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Мы любим Россию!

 

Модернизация России

 

Начало  Назад  Вперёд

 

См. также:

Что делать * Будущее общество * Экономика будущей России  * Россия в мире

* Русский Путь * Статьи Линдона Ларуша

 

См. также раздел "Модернизация России" в Блог-Каталоге "Россия в зеркале www"

 


 

Избранные статьи

 

Любая модернизация начинается с личности

 

 

Александр Панарин. Север — Юг.

Сценарии обозримого будущего
http://rospil.ru/rusinworld/rusinworld.htm

Автор: Панарин Александр Сергеевич, выдающийся русский мыслитель, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой политологии философского факультета МГУ, директор Центра социально-философских исследований Института философии РАН.
Пространство "Юга", в той мере, в какой оно достигает адекватного уровня самосознания, отторгает все "либеральные ценности" как заведомо социально пустые, оторванные от реального "жизненного мира" простых людей. Но это означает, что данное пространство взыскует империи — в старом, сакрально-мистическом смысле "государства-церкви", имеющего сотериологические полномочия, относящиеся к идее спасения. Что такое идея народного спасения в ситуации глобальной гражданской войны, развязанной интернациональной "империей" богатых против бедных всего мира?
Во-первых, это идея сплочения — интернациональной солидарности гонимых, все более осознающих себя единым народом, осажденным одними и теми же силами мирового зла. Для адептов "морали успеха" референтной группой являются преуспевшие — невзирая на степень их территориальной, профессиональной и социокультурной отдаленности от тех, кому предстоит примерять к себе их "эталонный" образ жизни и систему ценностей. Для народов, кому господа мира сего уже отказали в праве на успех, референтной группой являются наиболее обездоленные и гонимые. Когда мы встречаем этих гонимых, наша интуиция должна подсказывать нам: они — воплощение уготованной нам участи, нашей судьбы. Эта способность идентифицироваться с наиболее униженными и гонимыми — способность, идущая от великой монотеистической традиции и радикально противоположная предвкушениям и вожделениям "вертикальной мобильности", стала совершенно чуждой современному западному сознанию. Но именно на основе этой способности, противоположной индивидуалистической морали успеха, конституируется народ как воскресшая общность нашей эпохи.
Нигилизм на наших глазах меняет свой смысл, превращаясь из стихийного процесса, заданного логикой секуляризации, эмансипации и культом чувственности, в сознательно используемое средство духовного разрушения противника. Не случайно те самые круги, которые постоянно указывают на угрозу мусульманского или православного фундаментализма, вполне спокойно принимают протестантский или иудаистский фундаментализм. Против "враждебного" фундаментализма мобилизуется пропагандистский фронт, равно как и всеразрушительная постмодернистская "ирония", тогда как "свой" фундаментализм укрывается под защиту в качестве чего-то не обсуждаемого перед лицом "чужаков".
Но именно поэтому дело отпора нигилизму становится не факультативным, а государственным делом отстаивающего свои права и интересы "Большого Юга". Большое социальное государство интегрированного "Юга" не будет, вопреки идеологическим рекомендациям либерализма, нейтральным ни в социальном, ни в ценностном отношении. В социальном отношении оно будет "предпочитать" тех, кто несет основные материальные тяготы, одновременно нуждаясь в дополнительной социальной защите; в ценностном отношении оно будет предпочитать приверженцев великой монотеистической традиции, которая, как показывает новейший опыт, является, может быть, последним духовным прибежищем человечества, единственной страховой гарантией от возвращения в "инстинктивную" дикость и социал-дарвинистское варварство.
Перед лицом этой реальности безжалостного глобального наступления на жизненные права простых людей во всем мире, на их право сохраниться в истории, а не стать жертвой сознательно организованного "естественного отбора", логика выбора делается, увы, значительно более жесткой, чем можно было предполагать еще недавно. Либо "неадаптированное большинство" человечества заново мобилизуется, выработав эффективное средство самозащиты, либо его ожидает участь гетто в новой системе глобального апартеида. Причем не следует думать, что мобилизация, со всеми ее жесткими организационными технологиями, будет происходить только на блокированной периферии мира, на "большом Юге". Сегодня опережающими темпами она происходит в господском стане, в либеральном "центре мира". Достаточно посмотреть на то, как уже сегодня правители США мобилизуют американское население, лепя из него тупо-доверчивую, "всецело внимающую" и "беззаветно преданную" массу. В ход идут не только обычные средства пропаганды, но и невиданные еще в истории провокации, призванные создать атмосферу тотального страха и тотальной озлобленности. Таким образом, либеральная утопия, с ее ожиданиями безграничной толерантности и плюрализма, ни в каком из нынешних полюсов мира не находит реальных подтверждений. Ее реальное назначение — целиком пропагандистское, направленное на то, чтобы как-то оттянуть момент истины и притупить у людей чувство исторической реальности.

 

 

Морозов Евгений Филлипович.

Большой Евразийский проект
http://rospil.ru/newrussia/future/future12.htm
Существует немало определений России, сделанных в различных методологических координатах. С точки зрения геополитики, Россия - геополитический процесс, развивающийся в Евразии. С древнейших времен и до наших дней процесс этот протекает в условиях воздействия на него мощных древних центров концептуального управления - условно назовем их "западными" и "восточными" центрами. Россия - поле битвы западных и восточных идейно-политических концепций.
Так что, если уточнить определение, Россия есть цивилизационный процесс, чудовищно искажаемый этими влияниями.
Освобождение от антинациональных сил мы найдем не в самоизоляции, но в системе союзов с геополитическими силами Евразии. Основа для этих союзов уже налицо - равное и единодушное стремление России, Германии, исламского мира, Китая и Индии избавиться от дестабилизирующего вмешательства США, от экономических блокад, долларовых интервенций, неравноценного экономического обмена, военного шантажа, беспрестанной заговорщической деятельности мирового надправительственного центра.
Необходимость единства действий вполне сознают политики этих геополитических организмов (речь идет не о марионетках мирового центра, в лучшем случае заслуживающих звания политиканов). Германия дважды потерпела поражение от глобальной империи, действуя в одиночку, а сейчас ей ещё предстоит та же задача, что и нам - воссоздать национальное государство. В исламском мире добрая половина государств управляется марионетками мирового центра. В Восточной Азии Китай сможет создать свою сферу влияния только после ликвидации проамериканских марионеточных режимов и прямой американской оккупации пограничных государств. Им всем для этого необходима помощь сильной национальной России.
Мы системно рассмотрели первоочередные и прикладные геополитические задачи России и вкратце определили оптимальные пути их решения. На естественный вопрос, какая же сила станет двигателем этих перемен, мы, ввиду ограниченности объема данной работы, вынуждены отослать вопрошающего к нашей статье "Теория Новороссии", опубликованной в первом выпуске "Русского геополитического сборника". Если совсем коротко, то речь идет не о благомыслящем президенте (или президентах), не о социальной наднациональной партии - речь идет о новороссийском субэтносе русского этноса, в своём бурном развитии перенимающем у великороссов функцию государствообразования. Именно новороссы (не путать с "новыми русскими", на самом деле представляющими очень старый этнос!) перестроят Евразию в XXI веке. Предстоящую русскому народу под водительством новороссов великую державную созидательную деятельность мы и назвали "Большим евразийским проектом".

 


Морозов Евгений Филлипович.

Теория Новороссии
http://rospil.ru/rusway/ruway4.htm

В этом выпуске мы открываем обширную и чрезвычайную тему. Её необычность состоит в том, что тема Новороссии пронизывает все построения Русской геополитической школы. Эта тема зовёт и вдохновляет нас. В ней заключена наша надежда и надежда всех Россиян. Она вызывает великий страх врагов России. И то, как они себя пытаются именовать - "новые русские" - является отзвуком этого страха. Новороссы - это новое пассионарное ядро молодой Руси, возникающее здесь и теперь на наших глазах и при нашем непосредственном участии. И сейчас уже нет силы, способной противостоять нам или помешать становлению Новороссии. Блажен тот, кто по Истоку сможет увидеть грядущее величие Реки. Блажен тот, кто сейчас, в этой своей жизни, сможет посвятить свою судьбу становлению Новой Руси. Вглядимся в себя! И попытаемся увидеть за лицом повседневности грядущий Лик нашей Родины. Сама юность человеческого Духа посетила нашу страну и утвердила себя здесь.
Альтернатив у человечества нет. Либо продолжать раскручивать убийственный маховик западной цивилизации - либо раз и навсегда остановить его. И сделать это сможем только мы.
Как скучны идеалы Запада!
Ничего нового в мировоззрении эта уставшая от себя цивилизация уже не в силах предложить. Всеобщая конкуренция, война всех против всех возводятся в силу закона, изначально присущего человечеству а потому непреодолимого. Пороки, осознаваемые как цель жизни? И это сейчас преподносится в качестве истины в последней инстанции... Привыкшие, мы даже не осознаём всю бездну ущербности западной культуры.
И вместе с этим не осознаём величие и новизну русской культуры, величие самых обычных, рядовых представителей нашего народа. В тех нечеловеческих условиях, в которые наш народ поставлен враждебной ему силой и попустительством высших государственных руководителей, народ умеет сохранять свою силу. Наступает момент испытания - как это происходило и происходит в Приднестровье, Афганистане, Чечне - и вся шелуха моментально слетает, оставляя ясный Дух простых и непримечательных дотоле людей. Тысячелетний подготовительный период Русской Культурой пройден. Настало время непосредственного воплощения Русской Идеи. И с этой точки зрения, пожалуй, не удивительным является то, что совершенно разные представители геополитической мысли России пришли сегодня к практически одинаковым выводам и идеям.
Эти идеи новы и необычны, а иногда и просто ошеломляющи по своей новизне и непохожести ни на что доселе бывшее. Читателям предстоит это оценить. И если сознание сразу не примет эти идеи, мы просим наших читателей не спешить. Не отвергая сразу - пусть эти идеи войдут в сознание, освоятся там, проживут некий осмысленный цикл. И, главное, пусть они дадут толчок вашей собственной мысли. В этом случае мы сочтём свою задачу выполненной.

 

 

Возвратное право плюс система прямой демократии

как ключ к активному социальному развитию

Проф. Минин Б.С.

 

МЫ ПРЕДЛАГАЕМ  НОВУЮ КОНЦЕПЦИЮ ПРАВОСУДИЯ и следовательно новые условия человеческого сосуществования,  основанные на естественных законах природы - действие равно противодействию; на древних законах кармы,  на обычных законах  человеческого  общежития,  устанавливающих простой принцип: долги надо отдавать.  Конечно же - как и принцип воздаяния за любой положительный результат труда и творчества. 

 Многосторонние обсуждения этой концепции, начиная с ее более или менее четкого формулирования (год 1992-й) с неизбежностью приводили и приводят к одному выводу: только ее реализация, да и то постепенно, без судорог и перекосов, заставит наше сознание перевернутся на путь нравственности и гуманизма по отношению к себе подобным и к природе, нас породившей.

     Концепция этой правовой системы,  как недавно оказалось, исторически далеко не нова. Она правила у хеттов еще 6 тысяч лет назад, а на Руси оставалась до середины 15 века. Из этой концепции, если ее переводить на современный язык, вытекает следующий порядок  судопроизводства: сохраняется весь цикл следственных работ: анализ и персонификация деяния - установление субъекта (субъектов) правонарушения, но  при этом - с установлением доли вины (вклада) каждого субъекта; вводятся процедуры: во-первых, оценки последствий правонарушения в виде определения суммы всех видов нанесенного ущерба в стоимостной форме – ущерба физического,  материального, экономического, социального, морального... и, во-вторых, определения порядка его компенсации (кто, сколько, в течение какого времени, какими средствами...). В этом состоит суть предлагаемого «ВОЗВРАТНОГО ПРАВА».

 

 

Нарочницкая Н.А. Восточный национальный проект

Выработка национальной исторической стратегии России XXI века происходит на фоне крупных геополитических сдвигов и качественно меняющих мир экономических тенденций. В этих условиях необходимо верно оценить характеристики мирового развития, произвести оценку факторов, имеющих жизненно важное значение для нашего будущего, а также оценку потенциала, способного утвердить место России в мировой политике.
После многовекового возрастания роли и столетнего доминирования Запада в мировых процессах, динамизм мирового развития перемещается в Азию. Азиатские гиганты, прежде всего Индия, демонстрируют стабильный рост, развитие, модернизацию, поступательный подъем на качественно новые ступени. Очевидная тревога и судорожные попытки западных аналитических центров выработать стратегию "сдерживания" проистекают не только из-за впечатляющих количественных показателей Индии. Эта самобытная цивилизация с людским потенциалом в миллиард человек, опровергает тезис, будто модернизация и экономическое развитие возможны только при тотальной "вестернизации", - а это уже означает банкротство всего мирового либерального проекта "глобального управления".
В этих условиях Россия с ее высокими технологиями и природными ресурсами является естественным партнером Индии, а также других мощных экономик Азии – Китая и Японии. Именно это партнерство дает нашей стране исторический шанс, который не должен быть упущен. Мы исходим из понимания того, что однополярный мир – это краткая переходная форма к многополярности. В этом новом миропорядке Россия должна сама себя позиционировать: выстроить треугольник США – Европа – Россия и треугольник Россия – Индия – Китай.

 

 

Волконский В.А., Корягина Т.И., Кузовкин А.И.

Глобализация и альтернативные возможности

мирового развития
Проблема единства мира. Все это последствия глубокого раскола общества, разрыва в богатстве и уровне доходов между "элитой" и "массой", который возник в России в результате либеральных реформ. Надо заметить, что в этом Россия вовсе не оригинальна. Поляризация общества по экономическому положению характеризовала в той или иной мере почти все общественные образования, известные из истории. Однако далеко не всегда такая поляризация сопровождалась культурным или даже "цивилизационным" разрывом между классом господствующим и остальными классами и сословиями. Именно такой многоаспектный, "системный" раскол характеризует в последние полвека большинство развивающихся стран, стран третьего мира. Он связан с разрывом экономики на два сектора: сектор, встроенный в мировой рынок и ориентированный на экспорт (как правило, в развитые страны), и сектор, работающий по тем или иным причинам только на внутренний рынок. Часть населения, работающая в экспортных производствах или обслуживающая их (в частности, в банковско-финансовой системе), не только по богатству и доходам отличается от "традиционного" сектора, но часто и по политической и культурной ориентации представляет собой скорее анклав западноевропейской культуры и того, что называется "мировым экономическим сообществом". Этот узкий слой представляет обычно властвующую и интеллектуальную элиту. Но эта элита не является представителем того народа, из которого она вышла. Такая структура экономики и общества была описана и исследована в 60-е годы на примере стран Латинской Америки и получила название периферийного капитализма.
Экономический и "цивилизационный" разрыв характеризует не только бедные страны, но и мир в целом. Однако если в XIX веке и даже до последних десятилетий ХХ века было много "догоняющих" стран, отставание которых от группы лидирующих стран сокращалось, то с конца 70-х годов число таких стран резко сократилось, и разрыв стал быстро увеличиваться. Разрыв в богатстве и влиянии на исторические процессы между элитой (господствующим классом) и массами (остальными классами и социальными слоями) всегда был достаточно велик. Участие масс в истории повышалось в "революционные" периоды (скажем, когда третье сословие в Европе боролось с феодальной аристократией). Таким периодом стала и первая половина ХХ века (даже наверное вплоть до 70-х годов). В начале столетия Ортега-и-Гассет констатировал "восстание масс". Появление СССР ("второго мира") приводило в развитых странах к усилению социальных функций государств и повышению доли наемных работников в доходах, к освобождению колоний и зависимых стран.
Механизм углубления раскола. За счет чего удавалось догоняющим странам, таким как Германия в XIX веке, как Япония и Франция после второй мировой войны, впоследствии Корея и Вьетнам, за счет чего удавалось им сократить разрыв со странами-лидерами, не пострадавшими от войны или раньше начавшими движение? - Если отвлечься от помощи, оказываемой более успешными странами-партнерами, то главным фактором такого ускоренного роста следует назвать руководящую роль государства, способного объединить национальные силы и направить их на осуществление рациональной экономической стратегии.
Для развития отечественных производств с глубокой переработкой исходного сырья, отраслей машиностроения, способных конкурировать на мировом рынке, а тем более отраслей высокой технологии, на первых порах необходима протекционистская политика государства, координация работы различных отраслей хозяйства, а также создание ценовых и финансовых привилегий для приоритетных производств.
Наоборот, страны, лидирующие в экономическом развитии и достигшие высокой конкурентоспособности большей части своей продукции на мировых рынках, заинтересованы в максимальной либерализации и открытости в международной торговле и движении капиталов и в ослаблении государственной защиты и опеки экономики во всех остальных странах. В последние два десятилетия либеральная доктрина "минимизации" государства была возведена в ранг непререкаемой идеологии. К выполнению следующих из нее требований страны принуждаются не только экономическими, но и политическими и иными средствами, в частности, с помощью международных институтов, таких как МВФ, Мировой банк, ВТО.

 

 

Инженерно-физическая экономия –

экономические технологии III-го тысячелетия

Авторы: Бобровский А.В., Чуйко С.Я., Курсакин С.И.

Наука “Физическая экономика” ведет начало от Г.Лейбница и восходит корнями к целостной логике Платона. Также как монетаристская экономика ведет начало от “Богатства народов” А.Смита и восходит корнями к дискретной логике Аристотеля и И.Ньютона.
Физическая экономика базируется на физике живого – научном направлении, заложенном биосферными исследованиями В.И.Вернадского, и позволяет описывать и исследовать социально-экономические процессы в терминах физически измеримых величин.
Физическая экономика развивалась трудами Римана, С.Карно, С.А.Подолинского, Л.Ларуша, П.Г.Кузнецова и других выдающихся ученых.
Концепция физической экономики основана на представлении о мире, как о системе энерго-материальных потоков. С точки зрения современной науки энергия есть мера движения материи. Любое материальное движение может быть охарактеризовано сопутствующей ему энергией, измеримой в той или иной системе координат физической величиной. Поэтому каждому материальному потоку может быть поставлен в соответствие энергетический параметр, благодаря чему обеспечивается возможность анализа сложнейших процессов в единой системе сопоставимых физически измеримых величин, возможность количественно измерять и соизмерять любые материальные движения, включая движение живого вещества.
Осмысление и осознанное применение новых экономических отношений, основанных на естественном праве, эквивалентном обмене, потребительской кооперации свободных собственников-совладельцев-производителей и фондосопряженных методов хозяйствования создаёт новую экономику - экономику инвестирования и реализации новых идей и проектов, экономику интенсивного технологического развития, всеобщего благосостояния и развития человека, экономику 3-го тысячелетия.

 

 

Линдон Ларуш. Физическая экономика

как платоновская эпистемологическая основа

всех отраслей человеческого знания

(Читать htm-файл 240 kb. Скачать  rar-файл 73 kb )

Линдон Ларуш — американский экономист и политик, снискавший своими научными трудами и активной общественной деятельностью признание крупнейшего мыслителя современности, бескомпромиссного ученого, талантливого оратора и педагога с мировым именем. Данная книга содержит результаты его многолетних научных исследований в области созданной им новой отрасли науки — физической экономики. В ней автор обобщает и развивает важнейшие положения, изложенные им ранее в многочисленных трудах и выступлениях, в том числе изданном на русском языке его учебном пособии «Вы на самом деле хотели бы всё знать об экономике?» (М.,1992) и других публикациях в Бюллетене Шиллеровского института науки и культуры в Москве. Основанная на широком круге добротных научных первоисточников, а также трудах российских ученых — Д.И.Менделеева, С.Ю.Витте, В.И.Вернадского и др., эта книга является универсальным учебником по экономике, философии, истории и ряду естественнонаучных дисциплин, а также по вопросам дидактики и высоконравственного воспитания молодежи.
Физическая экономика изучает особенности и принципы развития сферы материального (физического) производства с целью количественного и качественного улучшения наполнения «рыночной корзины» на базе непрерывного научно-технологического прогресса, обеспечивающего длительное существование человечества на Земле.
Этот универсальный смысл и гуманистическая сущность предмета экономической науки игнорируется приверженцами экономического либерализма и свободной торговли. Например, в учебнике Кэмпбелла Р.Макконнелла и Стенли Л.Брю «Экономикс», переизданного несколько раз на русском языке миллионными тиражами, настойчиво предлагается иное понимание экономической науки: «Экономическое восприятие означает изучение того, как индивиды и институты принимают решения, основываясь на соотношении издержек и выгод». Что касается таких человеческих ценностей как «общественное признание, статус, любовь и т.п.», не говоря уже о нравственности экономического поведения, то эти и другие стороны жизни человека и общества авторы оставляют «на долю других общественных наук». И это не случайно. Макконнелл и Брю задались целью обучить будущих американских (а теперь — и российских) экономистов лишь «динамизму всех взаимоотношений в обществе, обусловленных или связанных с рынком». Свою теорию они пытаются иллюстрировать «случаями из жизни». Например, опостылевшую всем нам наглую спекуляцию (которую, кстати, осуждают и сами американцы) авторы учебника представляют лишь как «добровольную сделку, выгодную и покупателю, и продавцу».

 

 

Научные основания принципов физической экономики Линдона Ларуша
Критикуя правительства, которые воспринимают сомнительные «практические рекомендации» некоторых западных экономистов, Линдон Ларуш обращает внимание на базовые принципы государственной экономической политики. Эти принципы сформировались в ходе исторического развития. Рост народонаселения со времен Ренессанса базировался на научно-техническом прогрессе и непрерывном повышении производительных сил труда на душу населения и на квадратный километр. В течение последних двухсот лет такое развитие базировалось на принципах, которые Ларуш объединяет под названием «американская экономическая система», связанная с именами таких экономистов и государственных деятелей, как первый министр финансов США (конца XVIII века) Александр Гамильтон, немецкий экономист Фридрих Лист, американский ученый Генри Кэри, российские ученые Сергей Витте, Дмитрий Менделеев и др.
В противовес британской идеологии «свободной торговли», эти принципы характеризуются, в частности, протекционистской защитой внутреннего рынка и национальной экономики в целом. Эта система базируется на разделении труда между государством и предприятиями частного сектора, на государственном регулировании экономики, создании и регулировании валютной и кредитной системы, поддержке научно-технического прогресса, ключевой роли государственных инвестиций в развитие производственной инфраструктуры, включая транспорт, водные и энергетические системы, а также образование и здравоохранение.
Ларуш подчеркивает необходимость развития банковской системы на принципах А.Гамильтона, согласно которым государственная эмиссия денег используется в качестве базы для расширения объемов кредитов национального банка и тем самым делает государство независимым от кредитного рынка. При этом важно, чтобы расширение объемов кредитов было ограничено инвестированием производства и новых технологий. Тем самым государство может управлять развитием государственного сектора и регулировать структуру инвестиций в частный сектор. Таким образом, если выпущенные деньги вкладываются в развитие производительных сил на базе научно-технологического прогресса, то такая эмиссия не только не будет инфляционной, но будет направлена против инфляции.

 

Союз совладельцев-собственников – реальная возможность создать справедливое и процветающее общество
Еще в 1950-е годы в различных странах ученые и практики начали искать новые подходы к организации производственного процесса и к системе взаимоотношений в процессе хозяйствования. Были даже созданы законодательные основы для того, чтобы привлечь работников к участию в производственных процессах. Цель – повышение экономической эффективности.
В России давно делались попытки на основе производственного и территориального самоуправления создать такую модель, которая учитывала бы баланс интересов, создавала среду для осознанного эффективного труда и экономного использования ресурсов. Однако созданию такой системы мешали, как и везде в мире, интересы кланов номенклатуры, чиновников и крупных управленцев.
Тем не менее, многочисленные попытки найти рациональное решение проблемы привели к искомому результату именно в России.
Мало кто знает, но еще в 1985 году в Дагестане был начат кникальный эксперимент. Там была создана, успешно действовала и развивалась система производственных отношений Союза собственников-совладельцев "Шукты".
Вот лишь некоторые сегодня известные результаты работы этой новой системы:
- валовая продукция сельского хозяйства с 1985 по 1993 год увеличилась более, чем в четырнадцать раз, при той же численности работников;
- урожайность возросла в три раза, производительность труда – более чем в тридцать раз (к 2006 г. - в 60 раз! - Прим. Института России);
- затраты сократились на порядок, многократно увеличилась техническая и социальная база;
- в десять раз снизилась себестоимость продукции.
Прекрасные дома, личный достаток, образцовые школы, снижение заболеваемости – таковы социальные результаты перехода на эту систему.
Но главный результат внедрения новой системы отношений – не доходы и не прибыль, а заинтересованность работников в результатах своего труда и успехах своего соседа, ответственность за свою работу всех участников производства вне зависимости от должности, реальная отдача за вложенный труд, социальное согласие.
Система предложила новую точку отсчета экономическим процессам. Началом всему является результат труда, который признается собственностью работника за вычетом всех затрат (в том числе на научное и технологическое обслуживание), на услуги управления, здравоохранения, образования, культуры в процентном отношении к общему доходу от реализации результата труда. При этом изначально закладывается доля на развитие (накопление). Отчисления на производственные и непроизводственные затраты, услуги осуществляются из доходов от реализованного продукта.
Подобные принципы постепенно становятся новой моралью современного мира. Федерация "Мандрагон" в Испании, процветающие фирмы "Хьюлетт Паккард", "Проктер энд Гэмбл" и сотни других в США, система кооперативных предприятий в Италии… Все это – реализация принципов активного участия работников в управлении, доходах и собственности, что обеспечивает социальное развитие, благосостояние, рыночный успех и самосовершенствование самой системы.

 

 

Курсакин С.И. Культура экономических отношений
Экономика Долевого Совладения.
Серия статей замечательного русского мыслителя, выдающегося аналитика Сергея Ивановича Курсакина

С чего начинать? Откуда деньги берутся? Деньги и идеи. Авторы и деньги. Фондосопряженные механизмы хозяйствованеия. Популярное введение в фондосопряженные механизмы хозяйствования. Международная стратегическая трансформационная инновационная программа “Фондосопряженные инвестиционные

технологии “.

 

Союз собственников-совладельцев «Шукты»

Можно жить богато и честно!
Еще в пятидесятые годы настоящего столетия в различных странах ученые и практики начали искать новые подходы к организации производственного процесса и системе взаимоотношений в процессе хозяйствования. Были созданы законодательные основы для привлечения работников к участию в производственных процессах с целью повышения их экономической эффективности.
В России давно делались попытки на основе производственного и территориального самоуправления создать модель учитывающую баланс интересов, создающую среду для осознанного эффективного, производительного труда и экономного использования ресурсов. Однако созданию комплексной системы мешали, как и везде в мире, интересы кланов номенклатуры, чиновников и некоторых крупных хозяйственных управленцев.
И тем не менее многочисленные попытки найти рациональное решение проблемы было воплощено в России, в Дагестанском колхозе и не случайно это произошло именно на земле и именно в России.
С 1985 года в Дагестане успешно действует и развивается система производственных отношений, Союза собственников-совладельцев “Шукты”, предложенная и реализованная председателем Чартаевым Магомедом Абакаровичем.
Приведем только некоторые результаты реализации новой РОССИЙСКОЙ системы: валовая продукция сельского хозяйства с 1985 по 1993 год увеличилась более, чем в 14 раз при той же численности работников, урожайность возросла в 3 раза, производительность труда - более чем в 30 раз, затраты сократились на порядок, многократно увеличилась техническая и социальная база, резко, около 10 раз, снизилась себестоимость продукции.
Прекрасные трехэтажные дома для каждой семьи, личное богатство, образцовые школы, снижение заболеваемости, рождаемость в 6 раз больше смертности - таковы социальные результаты перехода на эту систему.
Но главный результат внедрения навой системы отношений - не доходы, не прибыль, а заинтересованность работников в результатах своего труда и успехах своего соседа, ответственность за свою работу всех участников производства вне зависимости от должности, реальная отдача за вложенный труд, социальное согласие.

 

Система Чартаева
1. МОДЕЛЬ синтезирует лучший отечественный и зарубежный теоретический и практический опыт. Она передает результаты труда производителю и выводит экономику хозяйства из экономического тупика.
2. МОДЕЛЬ снимает противоречия: а) между бедными и богатыми путем создания условий для обогащения приватизацией собственности и результатов труда; б) между общественной и частной собственностью путем передачи 50% полученного дохода в руки товаропроизводителей.
3. МОДЕЛЬ дает классическую форму интеграции капитализма с социализмом в результате чего будет создана планово-рыночная система управления (по Дж.Гэлбрейту).
4. Впервые в истории отечественной экономики решены проблемы стимулирования качества труда и продукции. Постоянно снижаются идержки и себестоимость выпускаемой продукции по формуле Г.Эмерсона.
5. МОДЕЛЬ активно преобразует бюрократический слой. Регулирование рыночных отношений и создание нормальных условий для производства качественной продукции являются ключом к улучшению работы всей структуры управления.
Принципиально сходные социально-эюономические модели - кибуцы (Израиль), Мандрагона (Испания).

 

 

"Нравственный человек возьмет на себя ответственность перед будущим"

В июле 2004г. общественность России отметила три года с того момента, как скоропостижно ушел из жизни выдающийся экономист, являющийся одновременно и выдающимся практиком в сельскохозяйственном производстве, Магомет Абакарович Чартаев. Он сумел распознать объективные закономерности условий развития современного общества и, руководствуясь ими, разработать и внедрить новые принципы и механизмы хозяйствования. Этот прогрессивный метод был реализован и полностью отлажен за пять лет с 1985 по 1990 годы в Союзе собственников-совладельцев «Шукты». Система Чартаева предполагает индивидуально-общественную форму собственности и новый вид производственных отношений. Каждый член Союза является совладельцем природных ресурсов и общественного богатства, обладателем собственной доли в общественном капитале и собственником результата своего труда.
Процветающее, богатеющее на глазах хозяйство – вот ошеломляющий результат работы системы в действии. Всего за несколько лет люди научились хозяйскому отношению к земле и средствам производства, высокой трудовой дисциплине, предприимчивости и соблюдению прав как отдельных его членов, так и коллектива в целом.

Начиная с 1986г. в стране развернулась большая работа по внедрению опыта «Шукты» в различных регионах СССР. (Экономическая газ №30-31.2004г. «Три года без автора метода») В «Шуктах» побывали тысячи людей, приезжая посмотреть на результаты нового метода хозяйствования. Они удивлялись, все записывали и, восхищенные, принимали решение перенять опыт дагестанцев. Многие тогда понимали, что в условиях начавшегося в 80-тых годах процесса развала экономки, только метод хозяйствования, примененный Чартаевым, способен спасти сельское хозяйство от неминуемой гибели.

Действительно, в различных местах (Белгородская обл., Урюпинский район, Нижегородская обл. и др.) применение опыта Союза совладельцев – собственников помог поднять хозяйства и дал заметный результат.

 

 

Линдон Ларуш. Меморандум:

Перспективы возрождения народного хозяйства России
Нынешняя фаза экономического кризиса в России и соседних странах является результатом взаимодействия между происходящей сейчас разрухой мировой валютно-финансовой системы, вступающей в новую фазу, и почти исчерпанной способностью России наполнять поток грабительских интересов западных финансистов. Следовательно, относительное опустошение народного хозяйства России становится важным фактором ослабления мирового финансового рынка с центром в Лондоне. В свою очередь, это имеет обратный эффект: так называемое реформирование России обречено из-за неспособности западной финансовой системы оказывать необходимую помощь выживанию нынешних российских реформ.
В связи с этим практически нет возможности разрешить этот кризис ни в России, ни в мире в рамках сложившегося порядка, в котором доминируют международные экономические и финансовые организации. Современная мировая система, которая после 1971 года выросла из международной денежной системы с плавающим обменным курсом, а также нынешние доктрины и связанные с ними условия, выдвигаемые Международным валютным фондом, по существу приговорены к смерти в недалеком будущем. С этой системой будет покончено либо в организованном порядке, когда правительства возьмут на себя ответственность за то, чтобы провести реорганизацию системы центральных банков и финансов в процессе банкротства, либо наступит цепная реакция, вроде быстрой термоядерной имплозии этого спекулятивного финансового пузыря, в который превратилась мировая финансовая система.
Специфическая проблема России состоит в том, что она оказалась среди растущего числа стран, возможности выживания которых по правилам, диктуемым условиями МВФ, практически исчерпанны. Между тем, Западная Европа, Северная Америка, Япония, а также Китайская Народная Республика все еще сохраняют на какое-то время значительное, хотя и сокращающееся пространство для маневра.

 

 

Линдон Ларуш. О духе российской науки
Сокращенный вариант доклада. Полный текст см. здесь

Данный текст представляет собой сокращенный вариант доклада, подготовленного для Международной научно-практической конференции «Реализация ноосферной концепции в XXI веке: Миссия России в сегодняшнем мире» (27-28 ноября 2001 г., Москва).
Из числа понятий, выработанных существующими культурами, одно вызывает наибольшее благоговение: то, что выражается используемым должным образом словом «дух». В тех случаях, когда это слово применяется для обозначения сущности той науки, которая представлена именами Кеплера, Лейбница, Римана, или тогда, когда оно употребляется мною, оно обозначает некоторую уникальную качественную характеристику существования. Оно обозначает определенную качественную характеристику существования, которая воздействует на существование неживых и живых объектов и испытывает их воздействие, но не выводится из характеристик, относящихся к областям неживой или живой природы или к ним обеим вместе, и не принадлежит к этим областям.
В истории развития физической науки в России и на Украине это научное представление о существовании особого рода духовных отличительных характеристик должно быть отмечено в работах геобиохимика Владимира Ивановича Вернадского. Вернадский определяет принцип существования, выраженный тем, что он называл ноосферой, с позиций строгого научного метода. Для достижения этой цели он опирается на строго научное понятие о существовании такого рода, используя тот же самый метод современной экспериментальной физической науки, который его предшественник и учитель Дмитрий Иванович Менделеев использовал в своем открытии так называемой Периодической таблицы.
В 1948 - 1953 гг. я пришел к такому пониманию уникального места, занимаемого человеческим индивидуумом во Вселенной, которое, как оказалось, в значительной мере соответствовало понятию, разработанному Вернадским, но было получено, исходя из другой отправной точки, и включало в себя некоторые существенно иные выводы.
Конкретно, один из отличительных моментов, свойственных исключительно моему собственному подходу, состоит в том, что он дает строгое представление о том, какой именно смысл нам следует вкладывать в то определение «духа», которое мы должны принять при использовании этого термина в рассуждениях, относящихся к физической науке. Здесь, определяя ключевую особенность стратегической роли России в нынешней мировой кризисной ситуации, в качестве «точки опоры» для того, чтобы обрисовать предлагаемую политику, я кратко изложу подход, основанный на моем собственном оригинальном вкладе, поскольку этим будет дана более адекватная оценка работы Вернадского, необходимая для характеристики того духа, который должен руководить формированием политического курса российского и других правительств сегодня. Я подчеркиваю стратегико-экономическую значимость для самой России взгляда на разработку Вернадским понятия ноосферы как на отражение более глубокого внутреннего смысла того метода, типичным выражением которого являются основные открытия Менделеева.

 

 

Народные предприятия – ключ к возрождению России
Национальный институт бизнеса и "Союзная Газета" провели "круглый стол" на тему: "Корпоративное управление ЗАОр в условиях современной России". В работе "круглого стола" приняли участие ученые, руководители предприятий с собственностью работников, преподаватели вузов, представители партий и общественных организаций.
В ходе дискуссии были обсуждены следующие вопросы: демократизация отношений собственности как общемировая тенденция; формы демократизации собственности в западных странах; согласование интересов всех участников производства как важный фактор повышения его эффективности; система вовлечения работников в процесс принятия управленческих решений и другие.
Предлагаем, на наш взгляд, наиболее интересные фрагменты выступлений участников "круглого стола".

 

 

Самоуправление и коллективная собственность

В конце минувшего года в Санкт-Петербурге состоялась международная научно-практическая конференция, тема которой обозначена в заголовке. Именно эта проблема стала стержнем дискуссии, хотя инициаторы встречи - Международная ассоциация "Ученые за демократию и социализм", журнал "Альтернативы", Независимый профсоюз АО "Кировский завод", Союз совладельцев России и газета независимых профсоюзов "Солидарность" - определили предмет разговора иначе: "Самоорганизация, самоуправление и рабочее движение на рубеже XXI века".
Думается, такой поворот и закономерен, и естественен. Реалии времени побуждают любого мало-мальски активного члена общества задумываться о том, почему внутреннее напряжение в нашем социуме не снижается, о чем свидетельствуют не только итоги последних выборов, почему продолжается расслоение общества на очень бедное большинство и очень богатое меньшинство при практическом отсутствии так называемого "среднего класса" - основы любого развитого современного общества.
Поиск ответа неизбежно приводит к выводу, что глубинная причина этого, а в том числе и наших порой парадоксальных политических пристрастий скрыта в особенностях того социально-экономического механизма, который мы сформировали на сегодня.
Собственность и власть неразделимы. Но чем выше их концентрация в одних руках, тем хуже действует механизм, тем он менее жизнеспособен. Это мы уже доказали собственным историческим опытом: хватило семидесяти с небольшим лет, чтобы построенный нами "развитой социализм", который было бы корректнее и честнее называть государственно-монополистическим капитализмом, саморазрушился в полном соответствии с теоретическим предсказанием К.Маркса.
Все это время мир, как подчеркивали многие участники конференции, старательно учился на наших ошибках и всеми силами избегал запредельной концентрации капитала и его слияния с государственными структурами. Но паралельно мир учился у нас и другому. Уже несколько десятилетий на Западе формируется и набирает силу "Экономика XXI века". Ее основные черты буквально списаны с того, что имелось в глубинах нашего недавнего прошлого. А теперь уже в пору нам учиться у Запада. Как не вспомнить русские сапожки из Парижа!

 

 

Кочубей С.Э., Устюгов В.В. Затмение
Если Россия хочет состояться как государство, то ей предстоит дать внятный ответ на вопрос о том, каковы жизненная идея и цели развития России? Ни один народ не может жить без ответа на этот вопрос. Об этом писал и Ф.М. Достоевский: «…тайна бытия человеческого не в том, чтобы жить, а в том, для чего жить». Но всякая страна, как открытая система, являет собой обобщенную социоприродную машину1, работающую под началом закона сохранения мощности2. И она творит либо людей, т.е. следует заповеди Творца и воплощает «свет человеков», либо деньги (и власть).
Нынешний правящий слой устами президента провозгласил стратегической задачей превращение России в конкурентоспособного производителя товаров и услуг. Основу политической философии этого позитивистского социального проекта составил плюрализм с его приматом частного права и «прав человека» на извлечение прибыли. Плюрализм упраздняет Истину, делая общество заложником мнений и автономной морали, а алчность открывает прямой путь к «войне всех против всех». Для преодоления раздробленности и «войны всех против всех» «между людьми поврежденного ума, чуждыми истине» (1 Тим., 6:5) политическая власть может опираться только на силу, пытаясь цементировать общество посредством денег.
Поскольку заявленный проект воплощает идеи конкурентной рыночной экономики, т.е. хрематистики3, постольку страна предстает как машина, творящая номинальные деньги (и власть)4. И чем ниже социальные издержки по обслуживанию этой машины, тем выше номинальная прибыль. Разобраться в работе этой машины нам поможет то, что независимо от форм государственности пища, защита и творчество составляют триединство неисчезающих потребностей рода людского.

 


Субетто А.И. Ноосферизм: движение,

идеология или новая научно-мировоззренческая система?
В работе обсуждаются текущие проблемы современного этапа развития ноосферизма как новой научно-мировоззренческой системы и одновременно модели будущего человечества и России. Работа написана в логике открытого письма-ответа «борцам» против ноосферизма. Адресована ко всем читателям, размышляющим над проблемами судьбы человечества и России в XXI веке.
«Россия – родина первого прорыва человечества к социализму. Россия – родина русского космизма, давшего миру таких титанов мысли как М.В.Ломоносов, Н.Ф.Федоров, Д.И.Менделеев, Н.Е.Жуковский, К.Э.Циолковский, А.Л.Чижевский, А.П.Королев, В.И.Вернадский. Россия – родина первого человека, взлетевшего в космос, и облетевшего вокруг Земли, Юрия Гагарина. Поэтому Россия неслучайно стала и родиной учения о ноосфере В.И.Вернадского».
«Ноосферизм – это не только новая модель бытия, социоприродного гомеостаза, но и новая философия, новая научная картина мира, новое качество человека. В этой философии понимание природы как Самотворящей Природы, Природы – Пантакреатора, понимание не только бытия человека, но и Бытия вообще, как креативного бытия, становится важнейшим онтологическим основанием. Илья Пригожин заметил: «Пассивная Вселенная не способна порождать созидающую Вселенную».

 

 

Субетто А.И. Ноосферно-социалистический путь

подъема великой державности России

как органичный путь России в XXI веке
«Ноосферно-социалистический путь спасения человечества от рыночно-капиталистической экологической гибели человечества в XXI веке – путь водительства России и ее ноосферно-социалистического прорыва на собственных цивилизационных основаниях» – вот тот наш главный тезис, который мы предлагаем «мыслящим» в России, обращенным к «поискам проективного россиеведения».
Сам поиск проективного россиеведения не может быть пост-модернистским, т.е. осуществляемым с «чистого листа», с игнорирования механизмов социально-цивилизационного наследования, а может быть только системогенетическим, объединяющим в себе «генетическое» и «проективное» начала. «Генетическое начало» требует раскрытия внутренних оснований бытия России и русского народа, их системогенезиса. «Проективное начало» обращено к «надмиру» российской цивилизации, к основаниям развитии «надсистемных слоев» бытия России, затем человечества, к Большой Логике Социоприродной Эволюции, императивы которой и предстают как «внешние императивы или Вызовы Истории.

 

Станислав Субботин. Ядерная энергетика как основа перехода на траекторию устойчивого развития
В ХХ1 веке человечеству придется увидеть практически все последствия масштабного эксперимента по увеличению “собственного” богатства за счет использования “дешевых” источников энергии — органических ископаемых топлив.
Следует ясно осознать, что мы сейчас имеем цивилизацию, жизнеспособность которой основана на не возобновляемых процессах и неразрывно связана со все возрастающим производством и потреблением электроэнергии и различных видов топлива для всевозможных транспортных средств. Ресурсы сырья для их получения (нефть, газ, уголь), как бы велики они сейчас не казались, обеспечивают существование этой цивилизации без серьезных политических и экономических потрясений не более чем на 20 - 50 лет, не говоря о непредсказуемых изменениях в функционировании биосферы в целом, локальных экологических катастрофах и изменениях климата.
Никакие политические и экономические реформы не решат надвигающихся проблем если в их распоряжении не будет эффективной энергетики, которая является своего рода сердцем экономики. Необходима разработка и внедрение новых принципов и методов получения энергии без крупномасштабного вторжения в биосферные циклы. Необходимо изменение отношения к ценностям, чтобы перестать практически бесплатно брать ресурсы у Земли и у будущих поколений ради обогащения отдельных государств и людей.
Игнорирование современной экономикой, основанной на безудержном наращивании потребления “дешевых” энергоресурсов, законов развития биосферы ведет к деградации человека как биологического вида.
По-видимому, усилия науки по поиску ресурсов топлива должны сопровождаться и усилиями по ограничению их использования хотя бы с помощью предсказания последствий этих процессов. Расширение ресурсной базы необходимо не столько для всемерного расширения производства всевозможных “благ”, сколько для увеличения глубины надежного прогнозирования и планирования дальнейшего развития человечества.

 

 

Концепция перехода Республики Казахстан

к устойчивому развитию на 2007 — 2024 годы

Эта Концепция была принята Указом Президента Республики Казахстан Нурсултаном Назарбаевым в ноябре

2006 г. В ней впервые на государственном уровне поставлена задача перейти на экосистемный (бассейновый) принцип планирования развития территорий и рассматривать в качестве субъекта развития экологические системы.
Вместе с тем бассейновый принцип планирования развития территорий пока не отменяет привычное их административное деление, но уже выделяет несколько зон устойчивого экосистемного развития по бассейновому принципу (территории разные по административному управлению, но относящиеся к целостным экологическим системам) и готовит реальную почву для «биосферных губерний», как административных единиц. Биосферные губернии будут следующим шагом, когда существующее административное деление станет тормозом к дальнейшему устойчивому развитию.

В принятой Республикой Казахстан Концепции так же сделан существенный шаг к системному пониманию экономики и оценке ее состояния. В ней применен принцип единой меры ( энергетическая ценность – мощность, измеряемая в гигаваттах ) при оценке эффективности использования ресурсов. Если этот принцип применить к экономике России, то будет ясно виден ее античеловеческий характер, что хорошо показано в работах Кочубея С.Э. и В.В. Устюгова «Благо или нажива» и «Дети и деньги», которые очень актуальны сегодня в связи с некоторыми национальными проектами и их пониманием.

 

 

Фадеев В. Экономическая доктрина России,

или Почему нам придется вернуть глобальное лидерство
Мы публикуем полную стенограмму лекции директора Института общественного проектирования, члена Общественной Палаты, главного редактора журнала «Эксперт» Валерия Фадеева, прочитанной 8 декабря 2005 года в клубе «Улица ОГИ» в рамках проекта «Публичные лекции «Полит.ру».
Данное содержание до этого докладывалось также на конфренции перед съездом «Единой России» и в Государственной Думе. В рамках публичных лекций, по признанию самого Валерия Фадеева, состоялась «самая содержательная, самая интересная и самая жесткая дискуссия», если сравнивать с прошедшими. То есть материал, претендующий на самые общие идеологические основания экономической политики, впервые докладывался в публичной ситуации, где имели место элементы критического обсуждения.
Мы работали не для какой-то политической партии, политической силы, Кремля, левой фракции «Единой России» или правой фракции «Единой России». Это работа, призванная влиять на политическое, общественное пространство страны, влиять так, чтобы хоть кто-то задумался о том, какая у нас экономика, куда она, собственно, ведет и какой она будет через десятилетия. То есть это работа предназначена скорее для стимулирования дискуссий. Мы считаем, что дискуссии по поводу стратегии нет, что абсолютное большинство участников экономической и политической игры находятся в плену глубоких заблуждений, что стереотипы столь сильны, что мешают видеть, буквально, элементарные вещи.
Какая доктрина доминирует сейчас? Я бы назвал ее «доктриной отложенных решений». Последние годы, после кризиса 1998 г., когда стало ясно, что катастрофы не будет, а совсем наоборот - начался экономический рост, и вполне даже сильный, на фоне высокой конъюнктуры на внешних рынках, государственный бюджет выглядит прекрасно, денег очень много... и кажется, что не надо принимать никаких решений, что все идет само собой, все и так идет хорошо.
Доминирует такое представление, что самое главное - правильно построить институты рыночного хозяйства, институты демократии. И если правильно их построить, то они будут каким-то образом хорошо функционировать, эффективно, что в конце концов автоматически приведет к достижению каких-то результатов. Не целей, а каких-то результатов.
Считаю данный подход совершенно неправильным.

 

 

Валлерстайн И. Социальное изменение вечно?

Ничто никогда не изменяется?
pdf 250 кб

ВАЛЛЛЕРСТАЙН Иммануель - профессор. президент Международной социологической ассоциации.
Вопросы, поставленные в заголовке статьи, выступают центральными для многих современных дискуссий. Сегодня по-прежнему немало приверженцев веры в то, что изменение вечно. Но все больше становится тех, кто порвал с прогрессистскими заблуждениями, и не устают твердить - ничто никогда не изменяется. Вместе с тем эти два противоположных утверждения касаются и универсализации научного этоса; оба так или иначе относятся к эмпирической реальности и, как правило, демонстрируют различные нормативные познавательные
установки. Эмпирическая данность чрезвычайно неполна и малодоказательна. Суждения о некоторой данности зависят в большей степени от продолжительности исследуемых исторических периодов. Но и при рассмотрении коротких периодов не исчезает соблазн признания социального изменения. Кто будет отрицать, что мир в 1996 г. отличается от мира 1966 г. или 1936, не говоря уже о 1906? Это подтверждают прежде всего
характеристики политической системы, экономической жизни, нормы культуры. И все же многие малые европейские страны очень мало изменились. Их культурные особенности, геополитические интересы,
сравнительное положение в мировой экономике удивительно устойчивы в XX в. И, конечно, менее всего изменились национальные языки. Что истинно: изменение вечно или ничто никогда не изменяется?
если обратить внимание на всеобщую историю человечества, то обнаружится, что нет повода утверждать о существовании какого-либо линейного тренда. Каждое такое утверждение, его обоснование связаны с совершенно двусмысленными выводами и свидетельствуют в пользу скептицизма относительно теории прогресса. Может быть, в 21 в. обществоведы, обладая более глубоким видением реальности, смогут позволить себе признание того, что глобальные вечные тенденции существовали всегда и несмотря на все циклические ритмы постоянно переходили от одних исторических систем к другим. Мне же представляется, что в моральном и интеллектуальном отношении гораздо надежнее допустить возможность прогресса, но такая возможность не будет означать его неизбежности. Мои собственные исследования не прибавили мне пессимизма относительно будущего, разве что укрепили в спокойствии и рассудительности. Исторический выбор во времена конца исторических систем всегда моральный выбор. Сегодня его можно прояснить с помощью социального анализа, способствующего нашей интеллектуальной и моральной ответственности. Я
лично умеренный оптимист в вопросе, как человечество ответит на глобальный вызов современности.

 

 

Степаненко В. Глобальное гражданское общество: концептуализации и посткоммунистические вариации
pdf 147 кб

На фоне академических и политических дебатов о глобализации, модер низации и последствиях третьей волны демократизации (последние осо бенно актуальны для многих посткоммунистических стран Восточной Ев ропы, и в частности Украины) концепция и в целом феномен глобального гражданского общества должны привлекать особое внимание отечествен ных исследователей. Это вполне естественно, если учесть возможные поли тические аппликации данной концепции и актуальные вопросы, связанные с ними, а именно:
— Насколько долго современные авторитарные режимы способны со хранять свою “недемократическую самостоятельность” в условиях глобального доминирования демократии?
— Насколько действенным может быть демократическое влияние извне благодаря глобальному развитию новой коммуникативной культуры и технических средств коммуникации (в частности Интернета)?
— Возможно ли эффективное перенесение образцов и моделей демо кратической культуры и институтов через границы национальных государств с относительно слабыми национальными гражданскими обществами, и если да, то в какой мере относительная зрелость по следних делает возможной адаптацию этих образцов и моделей?
Что такое “глобальное гражданское общество” — негосударственные организации и институты, неформальные сети, международные общественные движения, дискурсы, ценности, коммуникации, специфический социальный капитал? Каково поле его действия и как именно оно расположено на концептуальноинституциональной карте — над государственными границами, в новой глобальной публичной сфере вне мирового глобального рынка и семейных уз?Кого следует считать акторами глобального гражданского общества? В ответах на эти вопросы современный дискурс глобального гражданского общества не отличается конвенционной устойчивостью. Как довольно жесткозамечают некоторые исследователи, “дискуссии по поводу глобальногогражданского общества представляются слишком абстрактными, типичным образом характеризуя это явление как разнообразную множественность сложных взаимосвязей, взаимозависимых цепочек сетей и интеракций, осуществляющихся неизвестно где”. Данная статья не дает окончательного ответа на эти и другие актуальные вопросы. В той или иной форме они постоянно дебатируются в современ ной политической социологии, по крайней мере с конца 1950х годов в рам ках концепции гражданской культуры (civic culture) и в русле теории поли тического развития (Л.Пай, Г.Альмонд, С.Верба, Р.Бендикс, С.Хантинг тон). Моя цель здесь — скорее обсуждение и анализ некоторых теоретичес ких основ концепции глобального гражданского общества, которые, по мое му мнению, крайне необходимы для решения указанных проблем транс формирующихся обществ, в том числе и для Украины, в новых социокуль турных и политических обстоятельствах. Начну с некоторых институциональныхи эмпирических характеристик феномена глобального гражданского общества.

 

 

Оболонский Александр.

Перекрестки российской истории: упущенные шансы
pdf 259 кб
Оболонский А. В.— доктор юридических наук, ведущий научный сотрудник Центра политологических исследований при Институте государства и права PAН. Специалист по проблемам политологии, государственного управления, массового сознания.

Исходным глубинным различием между тем, что называют «Западом» и «Востоком», является базисная ориентация принципов социального устройства либо на индивида, либо на некое общественное целое, на Систему. Главный водораздел проходит по тому, что считается первоосновой — личность или социальное целое (будь то племя, община, империя...). Соответственно, и назвать эти два базисных типа можно «персоноцентризмом» и «системоцентризмом». В персоноцентристской шкале главное — индивид, человек как «мера всех вещей» (Протагор); все рассматривается через призму человеческой личности. При этом не следует упро.-щать проблему и отождествлять данный подход с гуманизмом, хотя корреляция тут, конечнр, есть. Далеко не всегда персоноцентризм был гуманным. С личностью сплошь и рядом боролись, ее истязали, уничтожали, но парадоксальным образом это доказывало, что ее принимают в расчет. В системоцентристской же шкале ценностей индивидуальный человек либо вообще отсутствует, либо воспринимается Как орудие или строительный материал для достижения каких-либо надындивидуальных — «системных» — целей, среди которых всегда были стабильность, неизменность социального порядка, словом, самоконсервация, а также, по возможности, экспансия, расширение зоны влияния. Персоноцентризм и системоцентризм — это два различных, несовместимых видения мира;;. Поэтому перманентный конфликт между ними неизбежен. С некоторым упрощением можно сказать, что существуют два возможных пути развития цивилизации: системоцентристский и персоноцентристский. Причем второй путь — не продолжение первого, а другая, идуищя в том же направлении дорога. Они то идут параллельно, то сближаются, то расходятся. До XVI в. практически все общества двигались по одной — системоцентристской — дороге. Лишь немногие (эллины, альбигойцы, некоторые итальянские республики) совершали кратковременные вылазки на другую трассу, но либо гибли, либо возвращались в накатанную системоцентристскую колею, хотя предпосылки для таких переходов зрели во многих европейских странах. Очевидно, поэтому в XVII—XIX вв. большинству европейских обществ удалось (и, кажется, бесповоротно) перебраться на персоноцентристский путь. Впрочем, кто может дать гарантии? Ведь уже в XX в. мы были свидетелями трагических по последствиям временных возвращений на системоцентристскую дорогу (вспомним хотя бы Германию). В контексте предложенной модели представляется, что Россия до сих пор так и не смогла поменять трассу своего движения в историческом времени-пространстве, хотя несколько раз, начиная со Смутного времени, подобные попытки предпринимались. Серьезные предпосылки для более или менее подготовленного, органического перехода на другую историческую колею сложились в российском обществе в XIX в., когда монопольное господство системоцентристской социальной этики было нарушено. И как заметная социальная величина сформировалась персоноцентристская контркультура. Именно тогда она заявила о себе как альтернатива извечному российскому системоцентристскому «людодерству». Не будем пока касаться политических перипетий. Важно, что с этого времени в России появилась «новая порода людей» (об этом процессе замечательно писал и говорил Н. Эйдельман). И весь XIX в. прошел под знаком ее укрепления и развития. К началу XX в. персоноцентризм стал в русском обществе настолько значительной силой, что даже без политических подталкиваний начала крениться и покрываться трещинами пирамида российского системоцентризма. Однако здесь роковую роль сыграло то, что в России развивался персоноцентризм главным образом не «вширь», а «вглубь», т. е. в пределах одного социального слоя — интеллигенции, причем лишь одной ее части. В политическом словаре для нее есть название — «либеральная интеллигенция». Сверхконцентрация персоноцентризма на столь узком социальном пространстве породила уникальное в мировой истории явление — российскую гуманистическую интеллигенцию. Но в историческом плане такая сверхконцентрация привела к национальной трагедии. Узость социального основания персоноцентризма предопределила его поражение. Другая же часть интеллигентов исповедовала принципы политического радикализма.

 

 

Арутюнян А.А. Россия и Ренессанс
pdf 393 кб
Общественные науки и современность. 2001. № 3. С. 89–101. Тематический раздел: Социология культуры
Арутюнян Альфред Андраникович - кандидат философских наук, историк культуры (Ереван).Статья полемически направлена против идеи академика Д.Лихачева о том, что российская история пережила Предвозрождение, за которым не последовало собственно Возрождения. Автор акцентирует особенности развития русского социума, которые сделали невозможными для него такие «сугубо западные» характеристики как вассалитет, дихотомия церкви и государства, освобождение крестьян, свободные города, идеология индивидуализма и, конечно, Ренессанс.
Рассмотрение темы необходимо начать с разбора известной концепции академика Д. Лихачева, согласно которой на Руси в конце XIV и начале XV века проявились ренессансные явления, но они "не получили в дальнейшем должного развития" [Лихачев, 1987, с. 342]. Падение Константинополя, разрыв культурных связей с Ви- зантией, подчинение Москвой городов-государств Новгорода и Пскова, ускоренный рост централизованного государства при недостаточном социально-экономическом развитии Руси не смогли в корне убить ренессансные явления, и "развитие их только задержалось, появление многих из них было отсрочено, перешло в новое состояние" [Лихачев 1987, с. 342]. Что же произошло с этими ренессансными явлениями, перешедшими в новое состояние? "В XVII столетии, - пишет Лихачев, - после века необузданных притеснений и государственного вмешательства в литературное творчество, эти ренессансные явления вдруг получают позднее развитие и сме- шиваются в конце века с явлениями барокко, шедшими с Запада. Ренессанс вступает в свои права, но его развертывание идет не совсем нормально, как у всякого опа- здывающего явления. Запоздалое цветение Ренессанса и создало ту пеструю картину, которую являет собой русская литература XVII века" [Лихачев, 1987, с. 342]. В "Введении" к I тому "Истории русской литературы" Лихачев отмечает, что «на протяжении XVI-XVII, а отчасти XVIII века, в России постоянно дают себя знать отдельные возрожденческие явления: развитие индивидуального начала в творчестве, постепенное освобождение личности из-под власти средневековой корпоративности, - но единой эпохи Возрождения в России не было. Было "замедленное Возрождение", ибо без возрожденческих явлений не может совершиться переход от средневековья к новому времени». Далее он пишет: «XVII век в России принял на себя функции эпохи Возрождения, но принял в особых условиях и в сложных обстоятельствах, а потому и сам был "осо- бым", неузнанным в своем значении» [Лихачев, 1987, с. 342]. Лихачев использует также термин "Предвозрождение", который он объясняет так: "Социально и экономи- чески Предвозрождение было подготовлено на Руси по преимуществу в городах- коммунах - Новгороде и Пскове. Ступенью, но не к реализму, а к более реалис- тическому изображению действительности, являлись в живописи и абстрактный психологизм и внесение в нее сильного движения, изображение персонажей в сильных поворотах. Ступенью к светскому началу - появление ересей (кстати сказать, на Руси вовсе не крестьянских, а городских), развитие индивидуального религиозного сознания требовавшего уединенной молитвы, удаления от людей и пр." [Лихачев, 1992, с. 121]. Однако, по его мнению, "русское Предвозрождение не дало Возрож- дения" [Лихачев, 1992, с. 60]. .

 

 

Осипова, Елена, Соколова Римма.

Кризис цивилизации и неоконсерватизм
pdf 165 кб

Осипова Е. В.— доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАН.
Соколова Р. И.— кандидат философских наук, старший научный сотрудник того же института.
В последние десятилетия наблюдается устойчивый рост авторитета неоконсервативных идей, их влияния на политический и в целом духовный климат Запада, на принятие ответственных политических решений. В мире продолжается распространение «неоконсервативной волны». Неоконсерватизм оказался созвучным духовным потрясениям и поискам современного человечества. Не обошел он стороной и острые вопросы развития нашего общества. Не случайно один из авторитетнейших политических философов ФРГ Г. Рормозер назвал победу демократических сил в августе 1991 года «консервативной революцией»1. Тем самым немецкий ученый, вероятно, немало удивил многих наших читателей, привычных к иному толкованию этого понятия (консервативный — т. е. реакционный), не имеющему ничего общего с категорией мировой политической науки. Исходя из подлинного значения этого термина, а не ложного политического клише, Рормозер определил им начавшийся процесс возрождения России: духовное осмысление собственной истории, обращение к традициям, возвращение из Вавилонского пленения на арену истории в качестве самостоятельной исторической величины. Былое абстрактное противопоставление капитализма и социализма, смешение понятий «политика» и «идеология» мешали адекватному осознанию мировых социальных процессов. Из-за этого многие проблемы советского общества казались исключительно нашим собственным достоянием, а западного — представлялись чужеродными, а потому и мало поучительными для нас. Те проблемы, которые выявила и заострила перестройка и последовавшие за ней события — переоценка и пересмотр отношений власти, кризис духовных и мировоззренческих основ общества, возросшая бюрократизация управления, признание приоритета общечеловеческих ценностей, роли рынка и др.,— волнуют не только наше общество, они давно и активно обсуждаются на Западе и, что важно отметить, главным образом в рамках неоконсерватизма. В недавнем прошлом в нашей литературе была распространена точка рения, что неоконсерватизм — всего лишь идеологический и политический реванш монополистической буржуазии, что это стимулированная обострением общего кризиса капитализма переориентация вправо, поставившая под сомнение эффективность неолиберальных и реформистских концепций развития и выявившая необходимость переосмысления политических и идеологических установок и социальных ценностей. Сегодня становится очевидным, что такая идеологизированная трактовка неоконсервативного мировоззрения далека от истины. Его причины гораздо глубже, а для их раскрытия необходим не только политический, но и социально-философский анализ. 1 Итак, неоконсервативные мыслители, политики, идеологи предприняли большие усилия, чтобы всесторонне описать различные проявления «кризиса цивилизации» и его пагубных последствий для общества. Они концентрировали свое внимание на духовном кризисе, трактуя его как причину всех других кризисных феноменов, и в связи с этим сосредоточили усилия на критическом анализе культуры, сопровождая ее обвинениями в «нигилизме», в «атеросклерозе общества», не скупясь на обвинения общества — отнюдь не безосновательные — в падении нравов, в распро- странении настроений упадка, фатализма и разочарования. Неоконсервативные теоретики выдвинули различные варианты решения этих проблем и дали свои ответы на «вызов времени». Хотя эти ответы отличаются известным «разбросом» и в них критики находят противоречия, неоконсерваторы ясно осознали необходимость усиления мировоззренческих основ общественной деятельности, поставив в центр своих теорий разработку духовно-нравственных, ценностных критериев и ориентиров развития общества и человека.
Рормозер Г., Френкин А. Консервативная революция. «Полис», 1992, №№ 1—2, с. 204.
Рормозер Г., Френкин А.А. Новый консерватизм - вызов для России

 

 

Пивоваров Ю.С. "... Самарин, а не ваши скитальцы"
pdf 534 кб

"Самый проницательный и рассудительный среди славянофилов" (В.Соловьев), "твердый и глубокий мыслитель" (Ф.Достоевский), "никогда еще русское государство не имело такого могучего защитника в умственной среде на политическом поприще" (АпМайков), так отзывались о нем современники. Л.Толстой просил его держать корректуру "Войны и мира", В.Ключевский полагал главным теоретиком крестьянской реформы 1861 г. В зарубежной науке за ним прочно укрепилась репутация одного из наиболее блистательных и авторитетных представителей духовной, интеллектуальной и общественной жизни России XIX в. Думая о Юрии Федоровиче Самарине, я почему-то всегда вспоминаю слова Ив.Бунина, сказанные им, разумеется, совсем по иному поводу. "Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то... жили, которую мы не ценили, не понимали, всю ту мощь, сложность, богатство, счастье." В начале XIX столетия Михаил Сперанский и в середине его Юрий Самарин в теории и на практике показали, как надо проводить политико-правовые и социальные реформы. Т.е. каким образом наименее болезненно можно перейти от одного состояния общества к другому. Но кто ныне обращается к этим двум очень большим и очень нам именно сейчас нужным людям? И если о Сперанском хоть что-то пишется и из его дел и идей хоть что-то вспоминается, то Самарина будто бы и вовсе не было. Наша наука, наше общество прошли мимо него. Он не стал нашим достоянием и "вечным спутником" даже в последние годы, которые для многих и многих деятелей отечественной культуры были эпохой триумфального возвращения из небытия, в которое они оказались сосланными коммунизмом. Напротив, за рубежом о Самарине написано немало. И потому любой разговор о нем не возможен без учета этих исследований (впрочем, их авторы не только ученые собственно западные, но и русские эмигранты). Более того, краткий аналитический обзор этой литературы можно в определенном смысле рассматривать как введение к изучению теоретического наследия и деяний Самарина.

 

 

Земцов Б.Н. Идеология и ментальность

дореволюционной российской интеллигенции
pdf 222 кб

3емцов Борис Николаевич - кандидат исторических наук, доцент Московского технического университета имени Н. Баумана. Общественные науки и современность. 1997. № 3. С. 75-84.
В статье анализируется процесс становления творческой интеллигенции в России XVIII–XX вв. и соответствующее изменение ее ментальности. Прослеживаются причины возникновения «народопоклонства» и поворот интеллигентского сознания в конце XIX в. от революционности к идеалам мастерства и совершенствования формы, их связь со становлением буржуазии, обуржуазиванием интеллигентской верхушки. Отмечаются соответствующие тенденции в сознании массы интеллигенции после поражения революции 1905–1907 гг. Показана доминирующая роль интеллигенции в оппозиционном и революционном движении. При этом оппозиционность интеллигенции поставлена в подчиненное положение по отношению к функции создания духовных богатств, являющейся основой для ее выделения как социального слоя.
Текст статьи [223 Кбайт]
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2004/06/23/0000163149/009.Zemtsov.pdf

 

 

Коровицына Н.В. Восточноевропейский путь развития

в лицах: «простой» человек и человек «образованный»
pdf 251 кб

КОРОВИЦЫНА Наталья Васильевна - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН.

Социологические исследования. 2003. № 10. С. 120–128. Тематические разделы: Политическая социология, Экономическая социология: Посткоммунистические трансформации
Социальное развитие стран советского блока имело два вектора: массовый, ориентированный на рост материального потребления («новые горожане», госслужащие и т.п.) и просоциальный, тяготевший к идеалам справедливости, человеческого достоинства, национальной солидарности (интеллигенция). Когда реализация обеих жизненных стратегий в условиях социализма стала невозможной, пришло время революционных преобразований. Однако либеральная трансформация общества и падение уровня социальной безопасности индивидов в Восточной Европе привели не столько к укоренению западных демократических институтов, сколько к мобилизации традиционных механизмов выживания и самосохранения.
"Революция потребителей", либеральная трансформация радикально изменили вектор восточноевропейского развития. Благодатную почву этот процесс нашел среди людей с переходным статусом, несоответствием культурных и социальных характеристик, без определенного мировоззрения. Численность их резко возросла в ходе форсированной модернизации, индустриализации и деиндустриализации, роста и упадка рабочего класса, появления массовой интеллигенции и ее распада. Стремление "нового" городского образованного класса к самовыражению, распространившись в условиях перехода к постмодерну, было канализировано в материальную плоскость. Потребление превратилось в кратчайший и самый верный способ самореализации (П. Штомпка). На фоне формирования "человека экономического" потребности духовные, или нематериалистические (постматериалистические) в 1990-е годы не только не развивались, но даже пережили явный спад. Можно сказать, что пути социокультурной эволюции Западной и Восточной частей Европы на этом историческом этапе не сблизились, как предполагалось в 1989 г., а скорее разошлись. Близкие народам региона неэкономические принципы предали забвению. Переход к прагматизму и материализму, отказ от модернизаторской миссии интеллектуалов резко сузили духовный мир восточноевропейского человека и "простого", и "образованного". Смена парадигмы общественного развития и падение уровня безопасности индивидов привели к мобилизации традиционных механизмов выживания и самосохранения. Однако возврат к традиционализму сочетался на этот раз с утверждением материалистической мотивации жизнедеятельности, что характерно для начальных ступеней цивилизационной эволюции. Поэтому постсоциалистический этап восточноевропейского развития стал временем частичной потери сициокультурного потенциала, созданного на позднесоциалистическом этапе с его романтическими представлениями, идеалистическими ожиданиями и утопическими проектами. Попытка осчастливить восточноевропейцев догоняющим Запад ростом потребительских стандартов и гражданских свобод дала скорее противоположный эффект. Чувство счастья возникает скорее под влиянием субъективных факторов.http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2007/10/24/0000314425/9-N.V._KOROVITsYNA_120-128.pdf

 

 

Шпара К.И., Герасимова М.В., Громова Е.И.

Автопортрет среднего класса в Санкт-Петербурге
pdf 620 кб

Журнал социологии и социальной антропологии. 2005. Т. 8. № 2. С. 165-179. Тематический раздел: Социальная стратификация
В статье рассматриваются психографические особенности нового среднего класса — своеобразной прослойки современного российского общества. Принадлежность к новому российскому среднему классу, по мнению авторов статьи, связана не столько с уровнем доходов, сколько с определенной ментальностью. Стиль жизни, характерный для представителей этой части социума, не столько определяется уровнем их материального положения, сколько связан с иерархией базовых ценностей в сознании россиян. Статья основана на материалах исследований компании «КОМКОН-СПб».
На протяжении последних 10 лет российские социологи и специалисты в об-ласти маркетинга ведут спор относительно наличия в нашей стране такой соци-альной страты, как «средний класс». Некоторые авторы считают, что такая категория граждан в нашей стране либо отсутствует, либо оценивается как малочисленная социальная группа*. Тем не менее, адаптация для российских условий стандартной социально-демографической классификации ESOMAR, проведенная впервые в мае-августе 1999 г. исследовательской группой «КОМ-КОН» в рамках проекта «Российский индекс целевых групп»*, и детальный анализ полученных данных в последующих волнах исследования наглядно по-казали присутствие такой группы в российском обществе. Полученные данные свидетельствуют о том, что основу Высшего класса (А) и Высшего среднего класса (В) составляют руководители, занятые, как правило, в финансово-банковской сфере, в средствах массовой информации и рекламном бизнесе, отчасти — в науке, культуре и органах государственной власти. Квалифицированные специалисты с высшим образованием, занятые в перечисленных сферах, формируют класс С1 (Средний средний), а основу Низшего среднего класса (С2) составляют представители торговли, образования и здравоохранения, кадровые военнослужащие и члены их семей, которые вре-менно не работают. В Низших классах (D и Е) группируются рабочие, служа-щие без высшего образования и технический персонал, занятые, как правило, в промышленности, на транспорте и в сфере услуг. Самую низшую ступеньку социальной пирамиды на сегодняшний день вынужденно занимают неработаю-щие пенсионеры и подсобные рабочие.

Итак, представители среднего класса — это люди, которых можно описать термином «self-made persons». Причем участники исследования относят к пред-ставителям среднего класса тех людей, которые не останавливаются на дос-тигнутом, имеют активную жизненную позицию, в том числе и в отношении выбора работы и сферы деятельности. Косвенным образом этот вывод под-тверждает и гипотетический возраст, приписываемый респондентами типично-му представителю среднего класса. Это активный трудоспособный возраст после получения образования, когда человек способен сам реализовать соб-ственные планы.
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2007/10/30/0000315049/010-Gerasimova.pdf

 


Бутенко А.П., Колесниченко Ю.В.

Менталитет россиян и евразийство:

их сущность и общественно-политический смысл
pdf 245 кб

БУТЕНКО Анатолий Павлович - доктор философских наук, главный научный сотрудник Института международных экономических и политических исследований (ИМЭПИ) РАН. КОЛЕСНИЧЕНКО Юлия Викторовна - кандидат философских наук. В условиях крушения прежней государственной идеологии и отсутствия новых общезначимых социальных ориентиров политики и обществоведы все чаще стали рассуждать о менталитете россиян и о евразийстве, надеясь на этом пути найти средства для заполнения возникшего вакуума. Однако употребление новых терминов, если за этим не скрывается сколько-нибудь важное для общества содержание, стирает с них блеск новизны, снижает их эвристическую ценность, превращает их в нечто подобное старым истертым монетам, действительное достоинство которых уже едва можно разглядеть. Нельзя утверждать, что с понятиями "менталитет россиян" и "евразийство" уже случилось такое: отсутствие общепринятого социального идеала у граждан современной России нет-нет да и оживит разговоры вокруг них, вдохнет в эти разговоры нечто вроде политического интереса. Но, хотя этот интерес похож на вздымающиеся и затухающие волны, уже не один раз будоражившие общественное сознание, приходится признать, что серьезных работ, раскрывающих сущность мента- литета вообще, менталитета россиян в особенности, его связи с евразийством и "рус- ской идеей", с психологией и идеологией граждан России, у нас пока нет. Можно столкнуться с мнением, согласно которому россияне и американцы имеют чуть ли не совпадающий менталитет, а потому, дескать, внедрение у нас американ- ских принципов хозяйствования, да и их стиля жизни, - достаточно легкое дело Другие, напротив, заявляют, что как раз менталитет россиян - главное препятствие американизации России, одна из основных причин провала экономических и социально- 92 политических реформ Ельцина - Гайдара, что и сегодня любые попытки осуществить перемены в России, если они пренебрегают менталитетом россиян, обречены на неудачу. Остановимся на двух главных вопросах: во-первых, выясним, что такое мента- литет, каковы его истоки и структура; во-вторых, что такое евразийство, как оно соотносится с менталитетом россиян и "русской идеей"? "Что такое ментальность или менталитет - определенные архетипы, коллективное бессознательное или какие-то структуры национального характера? Представляет ли она собой некий инвариант, абсолютно неизменяемый, или это нечто вариативное, гибкое, подвижное? Существует ли единая ментальность для всех этносов, народов и наций России?" Это - исходная, по нашему мнению, наиболее теоретическая часть проблемы. Ею мы и будем заниматься в первую очередь.
Россия стоит перед альтернативой: или ее политическая элита, желая добра своей стране и своему народу, найдет в себе силы выдвинуть лидера, способного осознать суть менталитета россиян и следовать его требованиям в своих действиях, или ее лидеры, холуйствуя и копируя чужое, поставят наше общество перед расколом и взрывом, а себя приведут к утрате политического влияния.

 

 

Делягин Михаил. Сначала Россия
“Что такое хорошо” для нашей страны. Некоторые тезисы
Делягин Михаил д. э. н., научный руководитель Института модернизации
Пока Россия остается относительно слабой, не доминирующей в глобальном масштабе страной, она должна исходить исключительно из своих собственных интересов. Несмотря на безусловное наличие общечеловеческих ценностей, гуманитарных принципов и сочувствия к другим странам и народам, Россия должна исходить из абсолютного примата национальных интересов, сознавая, что в современном мире сочувствия и жалости заслуживает прежде всего ее собственный народ. Российское государство несет ответственность исключительно перед ним, но ни в коем случае не перед другими народами.
Отличие государства от корпорации принципиально и вызвано не столько наличием у государства значительных социальных обязательств (которые в рамках социального партнерства зачастую принимают на себя и корпорации), сколько коренным различием целей. Корпорация объективно стремится к увеличению прибыли, государство — населения. Действительно, единственным объективным признаком по-настоящему комфортной жизни, соответствующей глубинным потребностям человека, является его размножение (как и у любого другого биологического вида).
Поэтому цель модернизации России — обеспечить ускоренный рост населения: только это является объективным признаком его благополучия.
Среда существования современных обществ — все более жесткая глобальная конкуренция.
Либеральный проект обеспечивает выживание в ней не всего общества, но лишь его отдельных фрагментов (в основном сырьевых), не встречающих конкуренции в мире и потому вписываемых им в себя автоматически. Выживая отдельно от собственного общества (а то и за счет его уничтожения), эти фрагменты вынужденно переосмысливают себя как часть не его, но развитой части мира — “мирового сообщества”, “человеческой цивилизации”, “Запада” и т. д.
Модернизационный проект — ответ остального российского общества, лишенного будущего либеральным проектом и приговоренного им к деградации и вымиранию.
Его основа — возврат к целостному видению России как единого субъекта глобальной конкуренции. Основные социальные группы должны рассматриваться как равнозначимые; идея общего развития за счет подавления некоторых из них должна отвергаться как разрушающая общество.
Настроение модернизационного проекта — “Возвращение к здравому смыслу”, излечение России под лозунгом “От реформ к нормальности”.
Обеспечение долгосрочной конкурентоспособности возможно лишь за счет восстановления и наращивания на качественно новой технологической базе всех компонент национального капитала: человеческого, технологического, материального (производственного и природного), финансового.

 


 

Модель перехода к устойчивому развитию

 



 

Модернизация России

 

Начало  Назад  Вперёд

 

Избранные статьи

 

См. также:

Что делать * Будущее общество * Экономика будущей России  * Россия в мире

* Русский Путь * Статьи Линдона Ларуша

 

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете