Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале  

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

Народ в России меньше, чем народ

 

 

Народ России

 

Человеческие измерения - антропологические, психологические, этнологические, демографические, экономические, социологические, политические и прочие характеристики народа России.

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  Далее см. Меню раздела

Книги  Сборники статей  Избранные статьи  Народ России в карикатурах

 

Избранные статьи

 

 

Ермолин А. Открытое письмо президенту Путину

 

бывшего начальника оперативно-боевого отделения

 

группы «Вымпел»

 

«Полит.ру» публикует открытое письмо президенту России депутата Государственной Думы РФ, члена правления "Открытой России" Анатолия Ермолина. Ермолин - подполковник КГБ в отставке, бывший начальник оперативно-боевого отделения группы «Вымпел», в последние годы службы неоднократно отвечал за антитеррористическую безопасность временных администраций в республиках Северная Осетия и Ингушетия в качестве командира группы антитеррора. Был одним из инициаторов возрождения в России скаутского движения. После увольнения из Федеральной Службы Охраны РФ (1994г.) принимал активное участие в разработке и внедрении инновационных образовательных проектов, финансируемых НК «ЮКОС»: Лицей "Подмосковный", "Новая цивилизация", «Федерация Интернет Образования». Администрировал общероссийские и международные образовательные программы некоммерческого характера. В Государственную Думу избран по общефедеральному избирательному округу по спискам политической партии "Единая Россия".

Анатолий Ермолин стал известен широкой общественности после открытого письма в Конституционный суд в связи  фактами неприкрытого давления на депутатов Государственной думы со стороны чиновников Администрации Президента РФ. За письмом последовало исключение из фракции «Единая Россия». Подписал манифест Объединенного гражданского фронта.

 Пишу Вам как офицер, учитель и лидер значительного числа молодых российских граждан, искренне работающих над построением в нашей стране Гражданского Общества. Вас и Вашу Администрацию сегодня очень многие патологически боятся, включая тех, кто входит в достаточно близкое к Вам окружение. Они порой знают чудовищные вещи, но не рискуют рассказывать Вам о них. Я рискну.
Как учитель, я не собираюсь Вас ничему учить. Наши «университеты» в ту пору, когда мы носили погоны, были одни и те же, и аналитическая школа у нас тоже одна. Так вот, следуя правилам именно этой школы, попробую доказать, что национального лидера Владимира Путина уничтожит не оппозиция, не «пятая колонна» мировой закулисы, а собственная политика укрепления самого себя и самовластие президентского окружения.
На мой взгляд, все, что Вы делаете после переизбрания на второй срок, неправильно, вредно для России и губительно для Вас – человека, с избранием которого многие связывали свои надежды на возрождение России. Давайте поговорим об этом подробнее, возможно, я угадаю тот самый «национальный проект», о котором Вы никому не говорите, но «втемную» навязываете нашему народу.
Не слушайте своих советников, Владимир Владимирович. Они такие же, как все. Послушайте человека, ставшего национальным достоянием нашей Родины и хранителем традиций офицерской чести России. В одной фразе он не только поставил диагноз всем сегодняшним социальным процессам, но и дал ответ на вопрос «Что делать?». Вот он – надо создавать Свободную Силу, не зависящую ни от Вас, ни от бизнеса, ни от криминала.
Задумывались ли Вы над «загадочной» фразой Российской Конституции о том, что единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ? Ни Сурков, ни Сечин, ни Патрушев, ни Нургалиев ни даже Вы, всенародно избранный Президент России. Думаете, это красивые слова ни о чем? Вовсе нет. Единственным источником справедливой власти действительно является народ, но только НАУЧИВШИЙСЯ САМООРГАНИЗАЦИИ. Лозунгом, способным действительно объединить нашу Родину сегодня, является «Строим Россию всем миром!». Ведь именно слово «мир» в данном конкретном понимании является аналогом столь непривычного для российского уха слова «сообщество». Истинная демократическая перестройка России начнется не сверху из Кремля, а снизу, с территориальных органов самоуправления, частных бакалейных лавочек, уютных домашних ресторанчиков, независимых общественных и религиозных объединений, заботящихся о воспитании благородного юношества, с возрождения российской семьи, со здоровых «мещанских» ценностей: дом, дети, работа, безопасность, невмешательство в частную жизнь. И построят эту Россию не политики. С политиками всегда можно договориться. Построят эту Россию недоговорные лидеры общественного мнения, считаясь с которыми, Вы откажетесь от губительного для страны курса.
 

 

Возрождение этничности

Эта небольшая статья приведена здесь полностью

Отзыв на книгу: Соловей В.Д. Кровь и почва русской истории. М.: Русскiй миръ, 2008. 480 с. (Pro patria: Историко-политологическая библиотека). Тираж 2000 экз.
26.05.2008
Вышедшая в конце 2005 года небольшим тиражом книга историка и политолога Валерия Соловья 'Русская история: новое прочтение' мгновенно стала интеллектуальным бестселлером, о чем свидетельствовали как десятки газетно-журнальных и интернетовских рецензий - восторженных или разгромных, но только не холодно-равнодушных, - так и то, что она почти мгновенно исчезла с прилавков книжных магазинов. Успех 'Русской истории', естественно, поставил вопрос о ее переиздании, но автор подошел к делу творчески и через два с лишним года предъявил, по сути, новую книгу с новым названием - поэтичным и провокационным одновременно, - органично соединившую кардинально переработанные старые тексты с недавно написанными дополнительными главами. Впрочем, ее концептуальная основа осталась прежней. Вкратце она такова.
Русская история - одна из самых успешных историй в мире. Субъект этой истории, ее творец - русский народ, характеризуется прежде всего своей этничностью, не сводимой ни к религии, ни к культуре, ни к социуму. Этнос - сущностно биологическая общность, его главная скрепа - 'кровь'. Этот вывод Валерий Соловей делает, опираясь на обычно не используемый гуманитариями обширный материал, накопленный генетикой и антропологией. В психологическом плане этнос связан с 'этническими архетипами', а его историческая активность определяется 'витальной силой', которая в первую очередь обусловлена высокой рождаемостью. На сакраментальный вопрос 'Что значит быть русским?' автор недвусмысленно отвечает: 'Русские - это те, в чьих жилах течет русская кровь' (следует заметить, что он нигде не говорит о чистоте крови, а лишь о наличии таковой в каком-либо количестве). Главный этнический архетип русских - архетип власти, государство занимает в их сознании определяющее место, будь они этатистами или, напротив, анархистами. Грандиозный успех России в истории оказался возможен благодаря огромной русской витальной силе, создавшей великую империю. Но постепенно последняя стала истощать первую. Главной причиной кризиса 1917 года явилось культурное и этническое отчуждение элиты от народа, начавшееся с петровских реформ. Кризис же 1991 года стал последствием ослабления русской витальной силы - русские отказались нести на себе тяжкое имперское бремя. Сегодня на наших глазах рождается новая - 'этническая' русская нация, конституирующим признаком которой является 'кровь'. Но рост русского национализма - не признак силы, это 'естественный механизм выживания этнической группы, ощущающей угрозу своему бытию'. Остановить процесс этнизации русского сознания невозможно, 'лучше его ускорить и по возможности ввести в цивилизованные рамки'. Валерий Соловей уверен, что нынешняя стабильность не будет длительной и прогнозирует новый виток Смуты, но так или иначе одно несомненно: 'Россия может быть только государством русского народа или ее не будет вовсе'.
Сам факт появления подобной 'неполиткорректной' теории, исходящей отнюдь не от маргинала, а от вполне респектабельного ученого, представляет собой один из немаловажных симптомов процесса, описываемого ее автором. Лет десять назад 'Кровь и почва' вряд ли могла быть опубликована солидным издательством (а 'Русскiй миръ', безусловно, одно из самых солидных современных издательств). Более того, лет десять назад Валерий Соловей, видимо, сам был далек от тех выводов, к которым ныне пришел. Русское сознание и правда меняется. Характерно, что несколько моих знакомых отреагировали на рецензируемую книгу совершенно одинаково: 'Как будто я ее сам(а) написал(а)!' Что же касается ее научной значимости, то при том, что в ней есть спорные или недостаточно фундированные тезисы, она предлагает действительно новую парадигму в понимании отечественной истории, заслуживающую серьезного и тщательного обсуждения. 'Кровь и почва' - одно из самых значительных явлений в современной русской гуманитарной мысли, свободная книга для свободных умов.
(Автор: Сергей Сергеев)
СОВРЕМЕННЫЙ ОПЫТ ИНСТИТУЦИОННОЙ СТРАТЕГИИ ГОСУДАРСТВА
Политическое конструирование
Самые смелые политические проекты, на составление и реализацию которых не решаются официальные власти, мы будем создавать здесь. Исключительно демократически, основываясь на ваших идеях
© 2005 Политический Класс. Все права защищены.
http://www.politklass.ru/cgi-bin/issue.pl?id=994

 

 

 

Соловей В.Д. Развал и развалины

 

Эта небольшая статья приведена здесь полностью
Валерий Дмитриевич Соловей, доктор исторических наук
КУДА ДЕЛАСЬ РУССКАЯ СИЛА?
— Валерий Дмитриевич! Ваша книга и Ваше новое прочтение русской истории должны, по замыслу, дать ответ на сакраментальные вопросы: куда делась русская сила? Какова природа этой силы? И, наконец, что такое русскость?
— Ответ я даю недвусмысленный и шокирующий: русскость — не культура, не религия, не язык, не самосознание. Русскость — это кровь.
— Кровь? То есть факт медицинский? Биологический?
— Кровь — носитель социальных инстинктов восприятия и действия. Кровь — стержень, к которому тяготеют внешние проявления русскости. Да, русскость — понятие биологическое.
— Бьюсь об заклад, что Вы предвидите вопрос, который крутится у меня на языке…
— Разумеется, предвижу: какой процент русской крови должен течь в венах, чтобы считать человека русским?
— Угадали. Так каков же процент?
— Честно признаюсь, раньше меня это вообще не занимало, да и сам вопрос в контексте отечественной истории довольно бессмыслен.
— Понятно: русские никогда не были чистым в этническом отношении народом и в то же время обладали значительной ассимиляторской способностью. Такова наша тысячелетняя история. Что же переменилось теперь? Ассимиляторская способность оказалась под вопросом?
— Под вопросом другое: сама русская этничность. В прошлом, предоставляя возможность ассимилироваться в русскость всем, кто этого хотел, сами русские в то же время не были склонны к смене своей этничности. Культурная ассимиляция в русскость сопровождалась вступлением в браки с русскими, ведя к ассимиляции биологической.
— Но если так, то противопоставление «крови» и «почвы» в отечественном контексте лишено смысла. Решает не кровь, а именно почва.
— Да, так было. Вплоть до последнего времени браки с русскими означали присоединение к сильному и лидирующему народу, чей язык и культура доминировали в пространстве северной Евразии.
— Значит, смена почвы с нерусской на русскую означала и смену этничности? Что мешает этой традиции работать и теперь?
— Смена ситуации. Преобладание в межэтнических контактах русского ассимиляторского вектора нельзя объяснить только культурно-историческими факторами. Биологическая подоплёка этого процесса сейчас слишком очевидна, чтобы её можно было исключить из исторического анализа. Поэтому я считаю необходимым включить в концептуализацию отечественной истории понятие «витальной силы»…
— Это что-то вроде «пассионарности» Л. Н. Гумилева?
— Близко. Но не идентично. В обобщённом виде под «витальной силой» или «витальным инстинктом» я понимаю совокупность специфических характеристик функционирования этноса как биосоциального явления.
— Давайте переведём разговор с языка теоретиков на язык историков.
— Если на языке историков, то пятивековая ретроспектива России обнаруживает отчётливую зависимость между биологической и морально-психологической, экзистенциальной силой русского народа, с одной стороны, и его историческим творчеством — с другой. Грандиозный успех России в истории оказался возможен лишь благодаря русской витальной силе. Как только она стала иссякать (что заметно с 60-х годов прошлого века), пошла под уклон и страна. Пик советской мощи и влияния оказался той исторической вершиной, с которой начался спуск вниз. Медленный и незаметный поначалу, он превратился на рубеже 80—90-х годов прошлого века в настоящий обвал.
— Куда же делась русская сила?
— Трагический парадокс истории в том, что русская сила, послужившая залогом грандиозного государственного строительства, масштабного социального творчества, ключевым фактором беспрецедентной территориальной экспансии и триумфальных военных побед, была истощена этим строительством и этими победами. Проще говоря, русские надорвались. Именно по этой, и ни по какой другой причине Советский Союз оказался исторически обречён.
РАЗВАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА: ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ
Когда на кону оказалась судьба страны и государства, союзная идентичность не выдержала проверки на прочность, оказавшись не более чем пустой оболочкой. И это была принципиальная слабость советского строя, вызревавшая и накапливавшаяся в течение длительного времени, чтобы затем в одночасье изменить судьбу страны.
— Не только судьбу страны, но, как Вы пишете в книге, и траекторию мирового развития. Так что тут причина и что следствие? Гибель Союза — причина?
— Нет, не гибель Советского Союза привела к разрушению советской и союзной идентичностей, а выхолащивание жизненной силы этой идентичности — вот кардинальная предпосылка гибели СССР. А поскольку главным носителем, ядром союзной идентичности были русские, то капитальную причину гибели советской государственности, советской Родины должно искать в фундаментальной трансформации русского самосознания, а не в ошибках или «предательстве» М. С. Горбачёва, «геополитическом заговоре», падении цен на нефть, советских экономических проблемах и т. д.
Как и в трагическом финале «старой» империи, русские, считавшиеся залогом её устойчивости, оказались первопричиной её гибели.
ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ЗАПИСКИ
Журнал 'Родина' http://www.istrodina.com/

 

 

 

Соловей В.Д.. На руинах Третьего Рима
 

Соловей Валерий Дмитриевич, доктор исторических наук, эксперт «Горбачев-Фонда», культовый историк и политолог
Государственные институты и коммуникации, атрибуты и символы наполняются жизнью, облекаются в плоть мыслями, чаяниями, представлениями и действиями людей. «Только широко разделяемые ценности, символы и принимаемый общественный порядок могут обеспечить низовую (базовую) легитимацию и делают государство жизнеспособным»[1]. Без устойчивого образа государства и массовой лояльности по отношению к нему (другое название чего – государственная идентичность) его институты, административные структуры и прочее остаются не более чем пустышками, постмодернистскими симулякрами.
Формирование государства происходит взаимоувязанно в двух сферах: внешней – институционально-административной и внутренней – в сознании (и даже подсознании) людей. И если плоть слаба, дух зачахнет. Так гибель внешне могущественного советского государства была в решающей степени обусловлена прогрессирующей атрофией советской идентичности. Идентичность имеет не меньшее, если не большее значение, чем международное признание, новые институты и элитные пакты, новые символы. «Верхушечные договоренности, декларации властей и даже международное признание не являются достаточными для создания согражданства, т.е. государства-нации»[2].
Практически все наблюдатели едины в том, что деградация союзной идентичности, включая ее мобилизационную функцию, необратима. Важно, однако, понимать, что не гибель СССР привела к умиранию советской/союзной идентичности, а проходившее под покровом советской стабильности разрушение этой идентичности, выхолащивание ее жизненной силы послужило кардинальной предпосылкой гибели СССР. Другими словами, разрушение союзной идентичности было причиной, а не следствием гибели СССР. 25 декабря 1991 года – лишь формальная дата кончины советской империи[3], которая в умах, в массовом сознании умерла гораздо раньше. В противном случае в стране нашлись бы люди и структуры, готовые проливать кровь – чужую и собственную – ради сохранения империи как высшей ценности. «Способность или неспособность производить готовность идти на смерть – это… последний аргумент в пользу жизнеспособности или нежизнеспособности той или иной политической системы»[4].
Революция русской идентичности
Хотя территорально-страновая идентичность для русских в целом более значима, чем этническая, этнизация сознания приняла массовый характер, а этническая идентичность приобретает несравненно более артикулированные, в сравнении с советской эпохой, формы. Русские все более охотно определяют себя именно как русских, а не «советских людей», россиян, граждан России и т.д.
Надежным индикатором этого процесса выступают масштабы, динамика и направленность этнофобий в отечественном обществе. При этом обращает на себя внимание крайне высокий уровень этнического негативизма, во-первых, среди образованных слоев населения (включая Москву), что указывает на неслучайность этнофобий, их отрефлексированность, во-вторых, среди социализировавшейся в постсоветскую эпоху молодежи, что означает превращение этнофобий в системный, самовоспроизводящийся и устойчивый фактор национального бытия.
В то же время следует предостеречь от отождествления этнизации сознания и роста ксенофобских настроений с национализмом. Эмпирически это тесно связанные, но теоретически разнородные явления: из этнизации сознания и даже из драматического роста ксенофобии не следует с неизбежностью национализм, хотя ксенофобия может составить его питательную почву. Как раз современная Россия представляет классический пример отсутствия линейной зависимости между этнизацией сознания и ксенофобией, с одной стороны, и национализмом – с другой.
Тем не менее массовая этнизация русскости носит беспрецедентный в отечественной истории характер. Чем она вызвана?
Отчасти я уже ответил выше: провалом строительства «национального государства» и спонтанным формированием корпорации-государства. Но есть еще целый ряд не менее важных причин. Первая – это кризис, надрыв жизненной силы русского народа, что на массовом уровне смутно ощущается (не рационализируется) как потеря исторического фарта. На протяжении своей истории русские были не только большим, сильным, но еще и очень удачливым народом, что хорошо заметно в оптике Большого времени «школы Анналов».
Вторая причина: этнизация сознания и радикализация этничности есть непосредственная реакция на колониалистскую стратегию этнической депривации русских, проводимую некоторыми влиятельными элитными группами отечественного общества, идентифицирующими себя как либеральные. Структурное и содержательное совпадение колониального и либерального дискурсов в России легко прочитывается.
Третье: этнизация идентичности неразрывно сопряжена с архаизацией ментальности и общества – их опусканием в глубь коллективного бессознательного, возвращением к изначальным идентичностям, что неизбежно в контексте трагической социокультурной и антропологической деградации отечественного общества.
В структуре самой этнической идентичности все более важное место занимает биологический принцип (кровь), серьезно потеснивший традиционно влиятельные культурные и языковые определения идентичности – почву. Это, конечно, не переход от историко-культурной к расовой матрице русской идентичности (что невозможно принципиально), но изменение структуры самой идентичности, а также симптом и одновременно фактор разрушения ценностно-культурного континуума модерна.
Наиболее радикальные формы этнизации сознания характерны не для населения «прифронтовых» и пограничных территорий, не для мелкой и средней буржуазии, а, в первую очередь, для молодежи, причем вне зависимости от социального статуса и уровня образования. Вопреки расхожим представлениям, современная российская молодежь вряд ли составляет резерв демократии, прогресса и симпатизантов Запада. Скорее наоборот: ей ближе ценности иерархии и насилия, а не равенства и свободы. Она несравненно более националистическая и ксенофобская, чем поколения советских людей. Оборотной стороной ее знания Запада оказывается пренебрежение и даже ненависть к нему.
В более широком смысле на руинах Третьего Рима идет интенсивное и спонтанное складывание качественно нового общества – неоварварского, соединяющего архаичные социальные модели и ценностные ориентации, казавшиеся забытыми культурные формы с новыми технологиями. Из глубин коллективного бессознательного, разрывая тонкую пленку цивилизации и культуры, всплывают архетипы и большие стереотипы русской истории. Происходит возвращение к таким базовым понятиям, как власть, кровь, хлеб, справедливость, взятым в их предельных, обнаженных смыслах.
В то же самое время я бы предостерег от описания этого процесса исключительно в терминах «регресс» и «архаика», его интерпретации в рамках прогрессивистских концепций, которые суть культурные, а не научные конструкции. В действительности мы воочию наблюдаем (а такая возможность интеллектуалам предоставляется крайне редко) подлинно историческое творчество – редкое по интенсивности, масштабу и драматизму строительство нового мира на руинах старого. Это творчество корректно определить как «трансгресс», то есть такой глобальный сдвиг, который, включая элементы как прогресса, так и регресса, ведет к возникновению нового социального качества.
Глобальное изменение исторического ландшафта происходит во взаимосвязи с кардинальной трансформацией содержания русского Мы. Русские превращаются в иной народ: их новое состояние, безусловно, связано с предшествующими, и, в то же время, характеризуется качественной новизной. В афористичной форме вектор перемен можно определить как превращение народа для других в народ для себя. Но революция русской идентичности – не случайность и не результат только последнего пятнадцатилетия, она подготовлена всем предшествующим историческим развитием и, в этом смысле, закономерна и даже неизбежна.

 

 

 

Соловей В.Д. Однозначная близость
 

Валерий Дмитриевич Соловей, доктор исторических наук, известный, культовый историк и политолог
Если бы кто-нибудь в начале 90-х гг. прошлого века сказал, что Либерально-демократическая партия России окажется самой успешной из числа появившихся в стране политических образований, а эксцентричный Владимир Жириновский станет неотъемлемой частью отечественного политического ландшафта и даже в каком-то смысле фирменным знаком российской партийной политики, то такому прорицателю посмеялись бы в лицо. Да что тут говорить, если насмешки вызывали даже скромные предположения автора этих строк о том, что у Жириновского и его партии есть неплохое политическое будущее, неоднократно высказывавшиеся им на политологических семинарах 1992–1993 гг.
Однако факты – упрямая вещь: ЛДПР во главе с Жириновским живет и здравствует, она известна в России и в мире (хотя популярность эта скорее скандальная, чем позитивная), но вряд ли сейчас хоть кто-нибудь, за исключением историков, вспомнит о когда-то влиятельных и казавшихся перспективными Демократической партии России, Движении демократических реформ, Российском христианско-демократическом движении и иже с ними. Иных уж нет, а те далече…
Пятнадцать лет успешной политической карьеры – а именно столько насчитывает политическая жизнь ЛДПР – не могут быть совпадением обстоятельств или одним лишь везением, это, как говорится в анекдоте, «тенденция, однако…» И чтобы разобраться в причинах жизнеспособности и успешности ЛДПР, надо обратиться к ее истории.
По размерам и качеству своей региональной базы ЛДПР опередила КПРФ, не говоря уже о «Родине», небезосновательно считающейся основным соперником партии на региональных и федеральных выборах. Правда, размеры оппозиционного электората довольно велики, что позволяет играть на этом поле одновременно нескольким политическим силам.
Наконец, что не менее важно, власть сохраняет устойчивую потребность в ЛДПР. Во-первых, для канализации протестных настроений: ЛДПР обладает уникальным опытом их нейтрализации, на протяжении более чем десятилетия превращая пар народного недовольства в свисток политической эксцентрики. Во-вторых, Кремлю и Белому дому нужен резервный механизм контроля Думы на случай неудачного выступления «Единой России».
Таким образом, ЛДПР полностью сохраняет способность и впредь следовать своей дифференцированной, многослойной стратегии: с одной стороны, быть младшим политическим партнером власти, с другой – выступать ее внешне радикальным, но по существу безобидным критиком, с третьей стороны, разнузданно шельмовать конкурентов по оппозиционному лагерю. Такая линия поведения гарантированно обеспечит ЛДПР доступ к федеральным информационным ресурсам, жизненно необходимым для проявления артистических талантов Жириновского, и в то же время сохранит влияние партии на электорат.
В стратегической перспективе партию подстерегают две проблемы. Одна, связанная с критической зависимостью ЛДПР от Жириновского, хорошо известна. Вторая не столь бросается в глаза, хотя более важна – причем не только для ЛДПР, но и для всей отечественной политики. Это проблема глубинной неподлинности, поддельности отечественной политической жизни, где партия власти имитирует, что она власть, на самом деле служа не более чем декорацией механизмов принятия решений, а парламентская оппозиция – вся без исключения, а не только ЛДПР – притворяется защитницей народных интересов. Эти партии, слишком очевидно напоминающие постмодернистские симулякры, то есть символы, лишенные жизни и содержания, могут в одночасье рухнуть под натиском настоящей жизни и подлинной политической борьбы.

 

 

 

Соловей В.Д. Исторические смыслы русского национализма
 

Соловей Валерий Дмитриевич, доктор исторических наук, эксперт «Горбачев-Фонда», культовый историк и политолог
Смысл моего выступления — призыв к радикальному пересмотру устоявшегося взгляда на русский национализм. Обращаю внимание, что речь идет не об идеологической или политической реабилитации национализма — это дело истории — а об интеллектуальной ревизии устоявшегося знания.
Общепринятый и превалирующий взгляд на русский национализм таков: во все исторические периоды он был реакционным и консервативным, имперским, антидемократическим и антимодернизаторским. Другими словами, национализм рассматривается как неизменная, почти метафизическая сущность. С этой интерпретацией, в общем-то, согласны даже националисты, они лишь меняют знак его оценки с минуса на плюс, утверждая, что имперская ориентация, консерватизм и антидемократизм — достоинства, а не недостатки.
Однако подобный взгляд глубоко ошибочен. Если рассматривать русский национализм контекстуально, то есть прочитывать его смыслы, исходя из исторической ситуации, в которой он действовал, то мы без труда обнаружим, что русский национализм имперской эпохи (включая советский период) был антиимперским, субверсивным и даже революционным в отношении статус-кво, отнюдь не лишенным модернизаторского потенциала и субстанционально демократическим. Последнее определялось манифестацией от имени национальной целостности. Принцип национальности, тем более русской национальности, был противоположен монархическому легитимизму и коммунистическому интернационализму.
Главное устремление русского национализма имперской эпохи — этнизация политии, или, другими словами, придание имперской власти национального и русского характера. Тем самым объективно он вступал в противоречие с основополагающими принципами континентальной империи — полиэтничным характером элиты и, главное, эксплуатацией русских этнических ресурсов как источнике имперского развития. Империя в ее самодержавной и коммунистической модификациях могла существовать только и исключительно за счет русского народа. Любые преференции русским или даже их равенство с другими этносами подрывали ее устои.
Последнее легко доказывается на примере разрушения Советского Союза. Как только русские в робкой форме потребовали равенства (всего лишь равенства!) «своей» республики в составе союзного государства, оно было обречено. Не восстание периферии, а нежелание русских держать имперскую ношу определило судьбу СССР.
В последнее пятнадцатилетие контекст кардинально изменился и, следовательно, кардинально изменился смысл русского национализма. Современная Россия — не империя, еще важнее, что русские перестали быть имперским народом. Это не вопрос экономической, технологической и военной мощи, а вопрос биологического и экзистенциального кризиса русского народа. Имперская идентичность погибла, умерла мессианская идея. Ни одна из трансцендентно мотивированных идеологических и культурных систем не обладает в современной России мобилизационным потенциалом. Для современных русских в массе своей характерна изоляционистская ориентация.
Те, кто хотят возродить империю, пусть выберут народ, который им не жалко. Русские больше не хотят и, главное, не могут быть таким народом — рабочим скотом и пушечным мясом имперских химер.

 

 

Соловей В.Д. Трансформация русскости

 

и ее социополитические последствия
 

Я хотел бы рассмотреть проекцию русской этничности на современную российскую политику. Столь необычный взгляд предопределен двумя обстоятельствами. Во-первых, методологической наблюдательной позицией, которую вкратце можно определить как этнокультуроцентрическую, то есть анализирующую политику с точки зрения реализации в ней этнической традиции – мировосприятия и образа действий конкретного народа.
Во-вторых, происходящая сейчас кардинальная и фундаментальная трансформация русской этничности будет иметь (отчасти уже имеет) самые радикальные последствия для всех сфер отечественного бытия, включая политику. Обращаю внимание, что идентичность, коррелируя с политическими и социально-экономическими пертурбациями, не выступает их эпифеноменом и обладает относительной самостоятельностью. Те изменения идентичности, о которых пойдет речь, представляют процесс почти что естественноисторического характера, смысл, характер и значение которого лучше всего видны и понятны в контексте Большого времени школы «Анналов».
Почему я фокусирую внимание именно на русской этничности? Потому, что в значительной мере современная Россия – государство русского народа. Русские не только составляют становой хребет страны в культурном, экономическом и военном отношениях, как это было и в СССР, они еще и очевидное демографическое большинство, чего в СССР и «старой» империи не было (по крайней мере, в их заключительных исторических фазисах). Хотя Россия – плод сотворчества многих народов, ведущая роль в ее создании принадлежит русским, и они никому не намерены передоверять ответственность за страну. Россия и русские – тождество, нет ничего российского, которое не было бы в своей основе русским.
Если вкратце, то основные современные тенденции русской идентичности выглядят следующим образом: безвозвратная деградация имперской идентичности и перенос государственно-территориальной идентичности на Россию; деактуализация центральной культурной темы русского народа; провал проекта российской гражданской нации; этнизация русского сознания, что означает как серьезное увеличение этнокультурного компонента в сравнении с государственно-гражданским, так и усиление влияния принципа «крови» («чистой» этничности).
Эти утверждения отчасти верифицированы социологически, отчасти представляют интеллектуальную интуицию и имеют косвенные подтверждения. Социология, которой я пользовался и на которой основывался, в тексте опущена; она охватывала приблизительно десятилетний период (с начала 90-х годов прошлого века по начало века нынешнего), но обращение к более свежим данным скорее подтверждает, чем опровергает мои выкладки. Основной массив социологических данных составили опросы Российского независимого института социальных и национальных проблем, Фонда «Общественное мнение», Института социологического анализа (Т.Кутковец, И.Клямкин), ВЦИОМ, а также этнопсихологические зондажи Института этнологии и антропологии РАН. Разница между общероссийскими и «чисто русскими данными» несущественна, находясь в пределах статистической погрешности.

 

 

Соловей В.Д. Основной фактор
 

Соловей Валерий Дмитриевич, профессор, доктор исторических наук, эксперт «Горбачев-Фонда», культовый историк и политолог
Исходной точкой моих исследований стало стремление дать ответ на главную загадку отечественной истории. Загадка эта следующая: на протяжении нескольких сотен лет наша история была более чем успешной, причем успешной вопреки, а не благодаря внешним обстоятельствам: природно-климатическим факторам и геополитическому окружению. Долговременная успешность отечественной истории особенно хорошо заметна в рамках Большого времени "Анналов": была обеспечена независимость России, ее успешное экономическое и социальное развитие (в советскую эпоху в СССР было создано социальное государство), военная мощь и внешнеполитическое влияние, культурное и политическое доминирование в служившей ареной ожесточенной конкуренции северной Евразии. Но приблизительно два десятка лет тому назад этому успеху пришел конец: Россия переживает сегодня очевидный упадок, хотя внешние обстоятельства ее развития вряд ли менее благоприятны, чем раньше. В чем же причины русского успеха в истории и почему случился надлом?
Существующие теоретические модели отечественной истории не только не в состоянии объяснить ее загадку, чаще всего она даже не осознается ими.
Долговременный успех не может быть случайностью. Нельзя объяснить его и констелляциями обстоятельств, поскольку эти обстоятельства складывались крайне неблагоприятно.
Государственная школа русской историографии и ее эпигоны точно выделяют такую константу российской истории, как сильное, самодовлеющее государство. Но при этом остается непонятным, почему такое государство возникло именно на российской почве, и в то же время его не смогли создать другие народы, жившие точно в таких же природно-климатических условиях и испытывавшие влияние тех же внешнеполитических и стратегических факторов, что и русские.
Невысока цена объяснений отечественной специфики влиянием на нее природно-климатических и географических факторов. Русские вели себя иначе, чем другие народы — насельники Русской равнины. Например, финны, в отличие от русских, не имели развитой общины. Значит, должен был существовать какой-то начальный исток, импульс, заставлявший русских вести себя иначе.
Мало что объясняют и ссылки на преобладающее влияние православия на русскую культуру и русское национальное самосознание. Вообще воздействие православия не было глубоким: судя по социальным потрясениям начала XX в., оно не смогло переформовать нижние этажи русской души.
Современное социогуманитарное знание склоняется к тому, чтобы рассматривать культуру не как "вторую природу человека" (совокупность созданных им материальных и духовных артефактов), а как способ адаптации человека, народа к внешней среде — природной и исторической. Но это означает, что не столько русская культура сформировала специфику русского народа, сколько народ инстинктивно, исходя из неких глубинных критериев, отбирал и адаптировал под себя определенные культурные формы, модели и образцы поведения.
Короче говоря, отечественная история не может быть понята только как производное от таких факторов (или их суммы), как природа и география, культура и религия, государство и тип социальной организации. Глубинную первопричину отечественной специфики и, одновременно, успешности России в истории составляет то, что было главной движущей силой отечественного исторического процесса. А такой силой был русский народ. Он предопределил своеобразие созданных институтов и структур, особенности адаптации к природно-климатическим факторам.
Формально-юридическое признание равенства народов и презумпция уникальности культур не могут и не должны заслонять того обстоятельства, что роль народов в истории различна, и не все они выступали ее творцами в равной степени. Перефразируя Оруэлла, хотя все народы равны, некоторые из них равнее других. Российская история — история не только русского народа, а Россия — плод и результат сотворчества многих народов, населяющих нашу страну, однако именно русским принадлежит ключевая роль в формировании этой истории и создании государства Россия. Современная этнологическая наука указывает на решающее значение так называемых "этнических ядер" — численно, политически и культурно доминировавших этнических групп — в формировании наций и государств.
Но что же составляет специфику самой "русскости", глубинное русское тождество? Поиски ответа на этот вопрос ведут к выяснению природы этноса/этничности.
Внутренняя критика этнологии давно доказала принципиальную научную несостоятельность социологического подхода к этому явлению. В то же время физическая антропология, медицина и биология человека предоставляют убедительные свидетельства в пользу биологического понимания этноса/этничности.
 

 

 

ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ - ВИДЕО
 

ФИЛЬМ о ювенальной юстиции (закон разрушающий институт семьи) желательно посмотреть всем, у кого есть возможность скачать видео. Особенно молодым папам и мамам, кто уже имеет детей. Что это за закон, насколько он опасен, думаю здесь объяснять не стоит. Что нас ждет? Об этом не только необходимо знать, но что то делать, не терять надежды, не сдаваться. Ведь от общественного мнения зависит, как власть реагирует, на что. Не зря запускают такие проекты, как дом-2, и др. Это не шоу, как некоторым кажется, а телепорнография, или информационная война. Тем, кто сейчас сидит у руля, важно оболванить народ, убаюкать, и естественно сплошная дезинформация.
Уже не столько для оглупления народа, сколько для его подавления. Что бы мы не знали правду, что бы как умолишенные шли туда, куда идти не надо. Власть боится мнения народа, и правды она тоже боится. Некоторые думают, и мыслят примерно так - "а что толку, все равно ничего сделать не возможно, от нас ничего не зависит". Кроме революционных лозунгов ничего в голову и не приходит. А ведь прежде чем начать что то делать, надо сначала понять, что происходит, узнать методы противника, чего он добивается. Информационная война отличается от обычной тем, что врага принимают за своего, доверяют свои мысли, жизни.
Ниже ссылки на скачивание. Фильм разбит на десять частей.
Весь объемом - 365Мб. У кого есть возможность, обязательно скачайте, поделитесь этим видео с друзьями и знакомыми. Либералы наступают, каждый день они пытаются вдолбить свою идею о защите детей от родителей, но по факту получится все наоборот. Смотрите, делайте выводы.
На нашем сайте есть несколько статей на эту тему. Найти их можно просто, введите слова - ювенальная юстиция - в окошечко поиска по сайту, нажать кн. Поиск. Доступно и понятно об этом пишет, Ирина Медведева и Татьяна Шишова.
http://www.oodvrs.ru/video/stena/stena_01.flv
http://www.oodvrs.ru/video/stena/stena_02.flv
http://www.oodvrs.ru/video/stena/stena_03.flv
http://www.oodvrs.ru/video/stena/stena_04.flv
http://www.oodvrs.ru/video/stena/stena_05.flv
http://www.oodvrs.ru/video/stena/stena_06.flv
http://www.oodvrs.ru/video/stena/stena_07.flv
http://www.oodvrs.ru/video/stena/stena_08.flv
http://www.oodvrs.ru/video/stena/stena_09.flv
http://www.oodvrs.ru/video/stena/stena_10.flv

 

 

 

ВАДИМ КОЖИНОВ И НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС
 

Владимир ЮДИН
Датскому философу, богослову и писателю Кьеркегору принадлежит широко известный афоризм: «Определитесь с понятиями, и вы избавите человечество от половины заблуждений».
Определимся и мы с некоторыми базовыми мировоззренческими понятиями, дабы избежать разночтения и кривотолкований обозначенной в заголовке данной статьи проблемы.
Национализм — форма национального самосознания, выражающаяся в любви к своей нации (народу, народности, этносу).
Коренное отличие национализма от шовинизма и фашизма состоит в терпимом отношении к другим (не враждебным) этносам.
Русский национализм (как и национализмы других больших наций, например, французов) является одним из препятствий глобализации. Поэтому космополиты-либералы, проводники так называемых пресловутых «общечеловеческих ценностей» ведут с национализмом как идеологией и националистами как пропагандистами этой идеологии беспощадную борьбу. На самом острие этой борьбы находился и Вадим Кожинов, которого мы можем смело называть убежденным и просвещенным русским националистом, рассматривавшим национализм как проявление природного инстинкта сохранения нации. Утрата национального чувства, по Кожинову, неизбежно приводит к деградации этноса и полному его исчезновению.
Исследования В. Кожинова по литературе, истории, в области эстетики, социологии, философии и культуры пронизывает ключевая мысль: вне национального содержания, вне национального стержня невозможно сколько-нибудь глубоко, полно и объективно рассмотреть ни один вопрос, если поставлена цель познать подлинную сущность предмета или явления. Эстетика вне национального корня перестает быть эстетичной, культура вне национального определения аморфна, перестает быть культурой...
Подробнее на странице: http://www.nations.healht.ru/processing_consciousness/1122-vadim-kozhinov-i-nacionalnyjj-vopros.html

 

 


 

Знают ли русские русский?

Владимир Бондаренко

"Знают ли русские русский?" Телепередачу под таким названием организовала на телестудии "Юго-Запад" начальник управления культуры Юго-западной префектуры Нина Николаевна Базарова. Уже прошли 52 выпуска. Рейтинг — высочайший. Телеведущая Мария Аксёнова живо и занимательно рассказывает обо всех острейших проблемах русского современного языка. Её бы на НТВ или хотя бы на государственный телеканал "Россия". Не берут, не вписывается эта телепередача о русском языке в нынешний формат. Надо ли говорить о проблемах русского языка с людьми, которые об этом языке давно забыли? С чиновниками, разговаривающими на каком-то птичьем наречии, живущими в так называемом "городе Москва"? Чиновники от образования в рамках ЕГЭ умудрились даже школьникам снижать баллы, если они указывали, что живут в Москве. Нет, надо жить в городе Москва. Это в Татарстане, в Башкортостане национальный язык поднят на государственный уровень. А мы его уродуем почём зря, уступая всем и вся. В том числе и татарам с башкирами. Пусть они в рамках своей культуры обозначают себя как Татарстан и Башкортостан, но в русском языке уже стала привычной Татария, Башкирия. Зачем в угоду кому-то другому ломать русский язык? Угодливые телеведущие уже почти поголовно говорят — в Украине, пишут Таллинн. Без всякой иронии абсолютно искренне считаю: пусть каждая нация выбирает внутри своего языка свои нормы, но мы-то почему должны под их нормы уродовать свой язык? Говорят в Европе — Москау, или Моску, может, и мы перейдём на такое коверкание? Называем же мы Пекин, а не Бейджин, и китайцы не морщатся. Называем столицу Франции Парижем, французам и невдомёк: что это такое.

В нашу эпоху всеобщей ломки понятий и взглядов, государственных границ и национальных экономик между делом состоялась и глобальная ломка русского языка. Молодым из поколения пепси на самом деле уже трудно читать Льва Толстого и Николая Лескова. Появился русский суржик, на котором говорят все: от Владимира Путина, мочащего всех в сортире, до телеведущих и политических обозревателей. Академия наук позорно молчит, как будто в рот воды набрала. И те единицы ценителей русского языка, которые подобно Нине Базаровой и её команде, на свой страх и риск запускают маленькие телепередачи на районном телевидении "Знают ли русские русский?" смотрятся в глазах Познеров и Эрнстов каким-то анахронизмом.

Зачем нам знать русский? Пусть все учат английский, или китайский…

Русский язык нынче в той же пропасти, что и наша наука, наша промышленность, наша демография. Вот и не читают ни Шмелёва, ни Личутина, потому что для молодых это всё уже непонятно. Тем более и интернет со своим превед, медвед, окончательно добивает традиционный русский язык.

А вот китайцы, наперекор всему, совершили немыслимое: перевели весь интернет на иероглифы. Потому они и лидируют в промышленной гонке, опираясь на свою древнюю культуру. У них и космические корабли не случайно называются "Чань Э" в честь богини луны, а свой луноход уже назван "Юэ Ту", то есть "Лунный Заяц", по имени ушастого обитателя Луны, готовящего там эликсир бессмертия.

Знание своей древней истории и своего национального языка — это залог национального развития России. Как говорят языковеды, словарный запас современных русских сократился примерно на треть, и на ту же треть он пополнился новым сленгом, состоящим из английских исковерканных слов. Русский суржик — это уже не усмешка, это суровая повседневная реальность. Люди, мыслящие на суржике, уже не способны воспринимать всю тысячелетнюю русскую культуру, какое бы высшее образование они ни получали. Нынешний молодой читатель интернета ограничивает свою речь двумя-тремя сотнями слов. Телевидение окончательно добивает национальную русскую культуру.

Вот наглядный пример: образцом пошлости в современной литературе, по мнению серьёзных критиков всех направлений, считаются Ксения Собчак и Сергей Минаев. Это продемонстрировал провал того же Минаева в передаче "К барьеру!" Владимира Соловьёва, когда Минаеву более чем успешно противостоял Захар Прилепин. Как итог, именно примитивно мыслящего, абсолютно лишённого природного русского языка Сергея Минаева взяли телеведущим на одну из центральных общественных программ. Да ещё и в насмешку назвали эту пошлую передачу "Честный понедельник". Есть своя телепрограмма и у Ксюши Собчак.

Лишь 4% россиян могут правильно ответить на 8 несложных вопросов из единого госэкзамена по русскому языку, как показало недавнее исследование ВЦИОМ. Знают ли русские люди собственную историю, историю Родины, края, малой родины? Знают ли они что-нибудь о своём роде. Как они относятся к людям другой национальности? Как известно, уважая себя, уважаешь и права других на уважение.

Не уважая себя, не уважаешь и других. Кстати, выскажу своё резко критическое мнение. Я всегда был сторонником того, чтобы жители Прибалтики, Украины, Средней Азии знали местный язык. К ним и отношение совсем другое. Но если мы сами переходим на международный сленг, на блатной суржик, на молодёжный стёб, думаю, это предвещает конец русскому языку. Вот вопросы на засыпку: вытеснит ли интернет русский литературный язык? литературную речь? И смерть русской литературе придёт не из-за олигархов, не из-за засилия иностранных слов, а из-за перехода на компьютерный язык? Компьютер убьёт Толстого и Достоевского? И ещё: язык подонков — это язык будущего? Каково общество, таков и язык. Как пишет провинциальный талантливый патриотический поэт Владимир Судаков: "Я живу в нелюбимой стране…" Может, пора и всем нам признаться, что мы не любим именно эту страну, которая нас окружает сегодня? Язык подонков и уголовников становится нашим обычным уличным языком. И с этим не справятся никакие пафосные речи Путина и Медведева. Хотя, когда надо, они сами переходят на язык быдла, мочить в сортире — это из языка подонков. И это наше будущее?

Великий и могучий русский язык в смертельной опасности, но я не вижу никаких решительных мер со стороны государства, которое теряет его, разве что подвижники русского языка типа Нины Базаровой отрывают от работы время, чтобы делать передачи на своём районном канале. Но как мало людей смотрит этот канал? И смотрит ли его президент?

Цикл программ "Знают ли русские русский?" задуман и реализовывается дружной творческой командой — Фондом первопечатника Ивана Фёдорова. Телепрограмма "Знают ли русские русский?" — попытка проанализировать сегодняшний день русского языка и, заглянув во вчерашний, спрогнозировать завтрашний. Основная цель — возродить и преумножить интерес к русскому языку у наших соотечественников, познакомить с тайнами, законами, курьёзами, прошлым и настоящим русского языка всех тех, кому он небезразличен. Но этой программы на районном телевидении явно не хватает. Это как самиздат иных времён. Как подпольное издание. Я вспомнил прекрасный рассказ американского фантаста Бредбери, как тайком читали запрещённые книги. Впрочем, об этом и "Кысь" Татьяны Толстой. Может, мы идём осознанно ко времени безъязычия? Может, осознанно на самом высоком уровне тайно принята программа перевода России на английский язык, дабы лишить нас самобытности. А что тут фантастичного? Англичане в течение семи столетий вешали любого ирландца, осмелившегося заговорить на родном языке. Лишь сейчас с грехом пополам ирландцы возрождают свой мёртвый гэльский язык, беря пример с евреев, возродивших иврит. Мой сын — известный кельтолог, сейчас учит в Ольстерском университете ирландцев древнекельтскому языку. Он как-то попробовал в Москве в ирландском посольстве заговорить с послом Ирландии на кельтском, то есть ирландском родном языке. Посол с трудом выговорил какую-то фразу, и перешёл на английский. Может, и наши послы говорят уже только по-английски? Правда, у нас ещё не вешают за знание русского, но он становится не нужным в интернете. Почему китайцы перевели интернет на иероглифы (что казалось невозможным), а мы работает исключительно в английском диапазоне? Назовите, у кого какой имейл? Это и есть ваши колониальные клички.

И кто придумал это изысканное коверкание слов, весь этот молодёжный сленг? Думаете, сами молодые? Сомневаюсь. Почитайте целые послания на этом молодёжном языке в интернете, это уже осознанное уродование литературного русского языка. Осознанное отключение массового сознания от ключевой чистой русской речи. Я — не пуританин, и понимаю, что за столетия любой язык развивается, видоизменяется, и не всегда в лучшую сторону. Меняет его и индустриализация. Но все эти превед, медвед, ни к компьютерной технике, ни к условиям современной жизни не относятся. Увы, но у нас осознанно убили русскую науку, русские высокие технологии, традиционную русскую культуру, и так же осознанно добивают сам русский язык. Современный театр, современная живопись, современная музыка — это пути уничтожения любого национального начала. Чтобы стать знаменитым театральным режиссёром, надо обязательно исковеркать, изуродовать классику, как это делает Кирилл Серебрянников, надо писать на уровне Яркевича или Минаева.

Модели Робской или Ксюши Собчак спрограммированы в высокоэлитарных лабораториях мира. Происходит массовая быдловизация населения.

Мало для человека знать родной язык, уметь писать на нём, надо владеть азами родной речи. Ещё в школе когда-то мы все учили "Родную речь". А в классических русских гимназиях, лучших в мире, преподавали риторику, искусство русского красноречия. Разве сегодня это искусство востребовано? Прислушайтесь, как говорят ведущие журналисты, писатели, актеры, педагоги — они бекают, мекают, кукарекают, мычат, орут, запинаются, проглатывают звуки в словах, и на это никто не обращает внимания. А ведь родной речи надо учить с детства, если не в школе, то в детских речевых центрах, которые занимаются арт-терапией.

К примеру, в Москве есть учебная студия Ларисы Соловьёвой "Говори свободно", одна из лучших мировых студий по постановке голоса и речи, кстати, имеющая и свои детские центры. Педагоги прошли лучшие речевые школы Бостона, Нью-Йорка и Англии, освоили новейшие голосовые методики свободного общения Линклейтер, Александера и других мировых знаменитостей, переводя их приёмы на русский язык, с учётом русской специфики культуры языка и речи. Дабы любой человек говорил сколь угодно долго во всей амплитуде своего голосового диапазона, не напрягая свой голос, не срывая его, говорил внятно и чётко, выражая свою личность. Оказывается, любой человек способен владеть искусством свободной раскованной речи, умением убеждать и опровергать.

Увы. В Москве вполне хватает одной такой студии на огромный мегаполис. Конкуренции почти нет. Она пользуется большим спросом у людей, осознанно развивающих свою личность, тянущихся к культуре речи, к культуре общения так же, как к культуре одежды и еды. Увы, в нашей реальной политике культура общения малозначима. Пример Черномырдина у всех на виду.

Зачем красиво говорить и культурно общаться, если за тобой "Газпром"? В любой европейской столице таких речевых студий — сотни. Там нельзя представить себе политика, телеведущего или журналиста, экономиста или педагога, не умеющего связно излагать свои мысли. Скованный, зажатый политик всегда проиграет в дебатах. Но где у нас в России эти дебаты? И нужны ли они закрытому авторитарному обществу?

Умение свободно говорить по-русски, красиво и изящно побеждать в споре необходимо в обществе свободного развития, в открытом обществе, когда все аргументы предъявляются друг другу. В закрытом, подковёрном обществе не надо уметь свободно говорить, один знак криминального авторитета весомее любого Цицерона.

Развитие нашего государства пока ещё идёт подковёрно по всем направлениям, и потому умные ораторы сегодня России не нужны.

И потому само знание русского языка, одного из самых богатых в мире, умение говорить на этом языке связно и доступно для понимания — относятся к разряду ненужных государству проблем. Шла бы нефть по трубам, росли бы цены на сырьё…

Но ведь создавать высокотехнологичное правовое русское государство невозможно без культуры русского языка и русской речи.

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/840/61.html

 


 

ИСЧЕЗНУВШАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ?..

Андрей ГОЛОВИНСКИЙ,
кандидат технических наук, член-корреспондент МАОН.

«Дай Бог, чтоб милостию неба рассудок на Руси воскрес,
он, что-то кажется, исчез…» (А. ПУШКИН)

В ряду важнейших проблем, стоящих перед российским обществом, Президент Российской Федерации Д.А. Медведев особо выделил негативное отношение к частной собственности и правовой нигилизм, вполне справедливо отметив, что без их преодоления построить стабильное государство не представляется возможным. Проблемы эти очевидно взаимосвязаны, поскольку правовой нигилизм способствует возникновению нелигитимной частной собственности и наоборот. Фактически, оба эти явления – суть различных форм более глобальной общественной проблемы, без решения которой любые законотворческие инициативы и законодательные изменения являют собой бесполезную трату времени и сил.

СТРОИЛИ, СТРОИЛИ И… ПОТЕРЯЛИ

За два десятка перестроечных лет никто так и не удосужился объявить согражданам, какое общественное устройство создается в России взамен канувшего в Лету социализма. Мы только и слышим неисчислимые публичные стенания об отсутствии некой национальной идеи, что, якобы, и тормозит понимание перестроечных итогов и перспектив.

Однако из проведенной «ваучеризации» и продолжающихся рьяных попыток приватизации всего и вся следует, что основой российской государственности сегодня является так называемый лозунг «Обогащайся, кто может!». Под сенью этого незатейливого транспаранта осуществляется попытка реставрации капиталистических экономических отношений. А их основой, как известно, является частная собственность на средства производства. Таковых в России достаточно много, вот только как быть с законностью собственнических прав?

Веками копившаяся на Западе и переходившая от деда – к сыну, от сына – к внуку по наследству крупная частная собственность ни корней, ни традиций не имеет, а сам собственник подавляющим большинством граждан воспринимается в качестве вора. Отсюда вполне объяснимы криминальная и силовая чехарда владельцев, дробление крупной собственности на мелкие «удобоваримые куски», вывоз капитала и прочие «прелести», которые вот уже два десятилетия сотрясают нашу экономику.

Заложенная в основу российской государственности идея «Обогащайся, кто может!» не может не сказываться на действующем законодательстве и работе правоохранительных органов – вот отсюда и правовой нигилизм. А стоит ли тогда удивляться столь буйному росту махрового бандитизма, повсеместной коррупции «в законе» или возмущаться по поводу того, что латание законодательных дыр природная российская смекалка превратила в увлекательную всенародную забаву, тем более, что наша нынешняя телепродукция в большинстве своем является наглядным пособием по эффективному ведению криминальных бизнесов.

Отсутствие легитимной крупной частной собственности и обусловленный этим правовой нигилизм делают абсолютно невозможным построение стабильного социального устройства, основанного на владении частной собственностью на средства производства. Продолжающиеся отчаянные попытки российского правительства вдохнуть жизнь в «мертворожденного буржуазного дитятю» является ярким примером сизифова труда – они столь же бесконечны, сколь и бесплодны. В результате мы имеем то, что имеем: быстро сокращающееся народонаселение и безнадежно ресурсную экономику, которая при невиданном росте цен на нефть еле-еле выдавливает из себя мизерные проценты прироста.

Замена действующей ныне национальной идейки «Обогащайся, кто может!» на нечто более разумное – чрезвычайно важный вопрос в деле возрождения российской государственности. А потому не кажутся случайными многочисленные призывы нынешних государственных идеологов, в частности – Владислава Суркова, к мыслящей интеллигенции о создании практической идеологии для новой России.

Наблюдаемые сегодня лихорадочные попытки заполнения мировоззренческого вакуума религией бесперспективны по причине того, что огромная часть населения страны является убежденными атеистами, а истинно верующие разобщены колоссальным количеством вер и конфессий. Согласно данным опросов, только 5% православных россиян регулярно посещают церковь, а Библию почитывают лишь единицы. Стремление отыскать идейную государственную опору в вере настолько несообразно с существующими политическими реалиями, что даже западные аналитики начали потихоньку причитать о небывалом врастании Православия в российскую государственность и все большем усилении в мусульманских республиках России радикального Ислама в ответ на христианизацию центральной власти.

Конечно, непрерывные попытки правительства вдохнуть хоть какую-то идеологическую жизнь в агонизирующее российское мировоззрение – факт сам по себе весьма отрадный. Огорчает лишь его исполнение, когда вместо научно обоснованных социально-политических идей, названных предыдущим президентом перспективными, сегодня в российское общественное сознание пытаются внедрить все, что угодно, вплоть до богемной деморализованности рок-музыкантов, суть которой общеизвестна: «секс, наркотики, рок-н-ролл».

А ЧТО ДЕЛАТЬ?..

Прежде всего, российскому народу нужны социальные ориентиры в виде разумной общественно-политической идеи, или национальной идеи, позволяющей сформулировать стратегию возрождения государственности. Понятно, что официально поднимать флаг с лозунгом «Обогащайся, кто может!» нельзя, иначе мы страну потеряем.

Далее: надо ясно себе представлять, что национальная идея в принципе не может удовлетворять мировоззрению каждого гражданина, как нельзя на всех пошить удобную обувь одного фасона и размера. Такая идея должна совпадать с устремлениями наиболее передовой, наиболее активной и перспективной части общества, на которую самой историей возложена миссия преобразования устаревшего социального устройства. Идея эта должна быть не только направляющей, но и примиряющей.

Религия в качестве таковой не подходит, поскольку объединяет граждан случайным образом в силу исторических традиций, сложившихся в той или иной семье, в той или иной местности. Именно поэтому атеистическое, мусульманское, иудейское и другое общественно-активное российское население будет способствовать не укреплению, а развалу срастающейся с РПЦ государственности. Однако идея, примиряющая и объединяющая наиболее деятельную и перспективную часть общества, на самом деле существует. Более того, она в свое время была представлена В.В. Путину и даже была одобрена им. Но, вероятно, при вступлении в высшую должность возникли более насущные и важные государственные проблемы, нежели идеологическая консолидация общества, а сама идея подзабылась.

Напомним: в 60-х годах XIX века русский писатель нижегородец П.Д. Боборыкин впервые ввел в обиход понятие «интеллигент», потребовавшееся для обозначения новой социальной группы людей. В течение всего лишь полутора столетий это новое общественное образование крайне динамично развивалось и сегодня прибрало к своим рукам практически все(!) бразды социального правления. В политике, экономике, культуре, науке, всех силовых структурах за каждым напыщенным и позолоченным фанфароном всегда имеются два-три человека, которые обеспечивают реальное управление. Практически повсеместно эти люди являются представителями интеллигенции – политической, технической, экономической, военной и т.д.

Несмотря на лидирующее положение и высокую общественную активность, интеллигенция до сих пор не имеет общих целей и задач. Она разделена по надуманным или уже отжившим социальным признакам и фактически занимается самоуничтожением.

Наиболее наглядно этот процесс можно проследить на истории России в ХХ веке. В основу деятельности как революционной, так и контрреволюционной интеллигенции был положен ошибочный философский постулат, который утверждал, что интеллигенция никогда не была и никогда не сможет стать отдельным классом, что она не способна к самостоятельной политике, а ее деятельность определяется интересами тех классов, которым она служит. Ей была уготована убогая роль межклассовой прослойки.

Результатом стала более чем столетняя гражданская война в России, которая и сегодня идет между лучшими представителями интеллигенции, не сумевшими понять своего исторического единства. Вместо того чтобы совместными усилиями возводить невиданное доселе общественное здание, российские интеллигенты с завидным упорством и постоянством пускают кровь себе и своему народу, корежат национальный менталитет, насилуют общество и разрушают собственное государство.

Но беды интеллигенции никоим образом нельзя назвать уникальными. Совершим небольшой исторический экскурс. Типичное философское определение классов гласит, что в «каждом классовом обществе наряду с основными классами существуют и неосновные». Действительно, кроме основных классов в рабовладельческом обществе наличествовали свободные граждане, не имевшие рабов, но и сами не ставшие рабами. Эта межклассовая прослойка не только скандировала «хлеба и зрелищ!», но и формировала основной костяк армий, завоевывавших рабовладельческим государствам славу и богатства. Так же как и нынешняя интеллигенция, она пополнялась не только естественным путем, но и за счет разорившихся рабовладельцев или освобожденных рабов – т.е. рекрутировалась из всех основных классов. В феодальном обществе существовала аналогичная буржуазная прослойка, состоящая из свободных горожан и ремесленников. Своим трудом она обеспечивала развитие промышленности, рост производительности труда, открытие и освоение новых земель и т.д. Пополнение этой группы населения также шло из различных классов.

Намного более интересна эволюция этих межклассовых прослоек. В литературных произведениях времен младенчества буржуазии она предстает перед нами как мыслящая, активная часть населения, не имеющая определенной общественной роли и осмысленных политических взглядов, целиком и полностью зависящая от прихотей правящего класса феодалов.

Чем не современна сама интеллигенция?

Несмотря на то, что ранняя буржуазия была наиболее деятельной и прогрессивной частью общества, она не могла влиять на политику, поскольку не имела доступа к основной феодальной ценности – земле, определяющей социальную и политическую значимость владельца. Буржуазии пришлось вначале создать свою систему общественных ценностей – частную собственность на средства производства, которая и обеспечила ей экономическую победу. Но лишь осознав себя не только передовой частью общества, но и классом(!), буржуазия сумела, в конечном итоге, добиться политического господства и реорганизации общественного устройства в соответствии со своими интересами.

Информации о подробностях преобразования рабовладения в феодализм за давностью лет осталось несравненно меньше. Однако сведения о том, что первоначально земельные наделы распределялись между воинами или дружинниками, хорошо известны из европейской и российской истории. Вооруженные ратники рабовладельческого строя, мечами добывающие себе славу и богатства, оканчивали свою жизнь достопочтенными феодалами, обремененными наделами и вотчинами.

Итак, деятельная, передовая и наиболее образованная межклассовая прослойка предыдущей общественной формации, используя свои колоссальные инициативу и работоспособность, создавая свою собственную систему ценностей и захватывая власть, в конце концов, образует господствующий класс следующей формации.

Современная интеллигенция также представляет собой наиболее активную, наиболее деятельную и профессиональную часть общества. Более того, она является определяющим фактором его развития. Доказательств тому великое множество. Так, достаточно было появиться моде на народных интеллигентов, и за какие-то тридцать лет Советская Россия из безграмотной аграрной страны превратилась в государство с передовой наукой и техникой. Послевоенная Япония в результате усиленного развития собственной интеллигенции за те же 30 лет сумела пройти путь от побежденной и разоренной страны до одной из наиболее могущественных держав планеты. Оказывается, достаточно лишь одного более-менее культивируемого поколения интеллигентов, чтобы страна получила колоссальный толчок в своем развитии!

Занимая сегодня главенствующее место в системе производства материальных и духовных ценностей, интеллигенция практически не допускается к их распределению. Подобное положение вещей все больше сковывает социальный прогресс, поскольку не дает простора развитию ее творческих сил. Пока еще интеллигенция не осознала своей классовой и исторической роли, запуталась в собственных теоретических изысканиях. На историческую арену сегодня она выходит не единым монолитным строем, а разобщено и воровато, и некоторые ее политические достижения – лишь результат усилий отважных одиночек... но вернемся к истории.

Отлученные от рабов воины рабовладельческого строя установили свою особую ценность – землю. В конечном итоге, именно она стала экономической основой новой общественной формации. В свою очередь, лишенная земли нарождающаяся буржуазия в обеспечение своей политической победы создала другую экономическую основу – частную собственность на средства производства. Сегодняшний день знаменателен тем, что мы присутствуем при повсеместном фактическом и юридическом утверждении нового типа собственности – интеллектуальной. Этот вид собственности практически целиком принадлежит интеллигенции, поскольку только она умеет им пользоваться, только она его производит и эксплуатирует. Интеллектуальная собственность на наших глазах становится главным орудием производства, более значимым, чем обычные средства производства. Даже армия сегодня начинает отказываться от доктрины «войны моторов», все более переориентируясь на «войну интеллектуальную».

Новый вид собственности не укладывается в «прокрустово ложе» капиталистических отношений:

во-первых, потому, что ее практически невозможно сделать частной в полном смысле этого слова – она, как песок сквозь пальцы, исчезает из рук владельца при помощи быстро развивающихся средств коммуникации. Кроме того, она катастрофически быстро стареет.

во-вторых, этой собственностью в полной мере может воспользоваться только представитель определенной социальной группы – интеллигент.

в-третьих, в отличие от обычных видов собственности интеллектуальную собственность крайне сложно измерить в денежном выражении. Мы постоянно сталкивается с парадоксом, когда низкосортный псевдодуховный товар безумно дорог, в то время как наиболее ценная с точки зрения интеллигента духовная пища, способствующая прогрессу личности и общества, стоит сущие гроши.

Капитализм пытается, и заметим, пока достаточно успешно, обуздать этот новый вид собственников и собственности с помощью средств психологического воздействия, подкупа, законодательных реформ и полицейских мер. Но это лишь временные победы. Война в Югославии наглядно показала, что небольшая горстка неприрученных интеллигентов способна парализовать огромную военную машину. Представляете, какой эффект можно получить, если воплотить в жизнь лозунг: «Интеллигенция всех стран, поднимайся!»

Налицо системный кризис частной собственности на средства производства, когда ее контроль и учет уже являются прерогативой интеллектуальной собственности, в результате чего фактическое уничтожение частной собственности – вопрос не столько времени, сколько согласованности действий интеллигенции. Непредсказуемые эволюции основных мерил частной собственности – курса доллара и стоимости нефти – дополнительное подтверждение интуитивного ощущения зыбкости старой системы экономических ценностей.

Наблюдаемое ныне увеличение численности интеллигенции, рост ее социально-экономического влияния, резкое усиление позиций интеллектуальной собственности и политическое поражение социализма в Советском Союзе и Европе говорят в пользу того, что, не пролетариат, но интеллигенция будет «могильщиком» буржуазных общественно-политических отношений. Старина Ротшильд и Аристотель Онасис даже не догадывались, насколько были правы, утверждая мысли Александра Македонского: «Кто владеет информацией, тот владеет миром!».

Уже сегодня технические возможности интеллектуальной собственности позволяют повсеместно уничтожить капитализм без всяких революций практически мгновенно. На обломках буржуазного общества должен был появиться не социализм с его диктатурой пролетариата и властвующих кухарок, а некая другая общественно-экономическая формация. Условно назовем ее «инизмом».

Прежде всего, размежуем инизм и технократическое общество. Для этого сделаем небольшое отступление и уточним, что заключает в себе понятие «подлинный интеллигент». Прежде всего, интеллигент – это человек, который обладает определенным уровнем знаний и умением ими пользоваться. Это качество обычно называют интеллектуальностью, а людей, им обладающих – интеллектуалами. Вторым обязательным слагаемым интеллигента является собственно интеллигентность, которая включает в себя высокую нравственность, служение отчизне, совесть, честь и прочие качества, иначе именуемые человечностью или благородством. Общеизвестно, например, образное определение Ф. М. Достоевского, согласно которому интеллигент – это человек, которому близки все боли мира.

Итак, понятие «подлинный интеллигент» представляет собой совокупность количества – интеллектуальности – и качества – интеллигентности. Для «чистых» интеллектуалов, метко именуемых «образованцами», первоочередным является собственное благо. Благо других, при этом возникающее – лишь побочный, абсолютно случайный продукт. Материальные потребности интеллектуалов, в отличие от интеллигентов, поистине безграничны. Такие дорвавшиеся до власти «образованцы» и формируют технократию. Последнюю нельзя считать новой общественной формацией – это лишь одна из форм капитализма. Ей присущи тотальная частная собственность, интеллектуальный и силовой диктат, целенаправленное взращивание неумеренных материальных запросов, сознательное оболванивание населения, не принадлежащего к интеллектуальной элите. Технократия – это всемирные экологические катастрофы, бездарное расходование планетарных ресурсов, нравственная и физическая гибель огромного количества людей. Именно технократия породила идею создания «золотого миллиарда», для которого остальные жители планеты – лишь средство повышения собственного благосостояния, низведенное до уровня рабочих скотов с программируемыми примитивными запросами. Но человечество никогда не смириться с существованием «золотого миллиарда» в одной или нескольких отдельно взятых странах. Поэтому правление технократов кроме экологических катастроф несет планете неизбежные военные конфликты.

В отличие от технократии инизм основывается не на частной, а на интеллектуальной собственности. Он устанавливает приоритет духовных, а не материальных ценностей, как это было в предыдущих формациях. Поскольку духовные ценности общедоступны, то степень их присвоения определяется исключительно личными качествами отдельного индивида – настойчивостью, направленностью, усидчивостью и т.п. В инизме каждый сможет унести столько общественной собственности, сколько сумеет осилить. Тут-то и возникает реальная возможность для воплощения в жизнь известного лозунга: «от каждого – по способности, каждому – по потребности», который заведомо бессмыслен при дележе материальных благ. Только инизм способен остановить разрушительную лавину безудержно растущих материальных потребностей, переведя ее в духовное русло. Далее: если буржуазия еще носит следы кастовости, и попасть в этот класс крайне трудно при наличии самых выдающихся личностных качеств, то интеллигенция полностью открыта для любого претендента. В конечном итоге, в результате грядущей тотальной автоматизации производства и неизбежной модернизации системы образования останется однородное общество – общество интеллигентов.

Примерным аналогом инизма можно назвать общественную организацию Швеции. Не случайно социологи и философы постоянно путаются, относя ее то к капиталистическим, то к социалистическим государствам. Ведь именно в Швеции так ценятся и культивируются подлинно интеллигентные качества, такие как добрососедство, умеренность в материальных притязаниях, высокая образованность – шведы практически всю жизнь учатся на бесчисленных курсах, семинарах и т.п.

Но инизм наиболее близок именно к российскому менталитету. Нигде в мире не встречается столь яростного – до самопожертвования – служения Отчизне, такого отчаянного стремления к знаниям и к осмысленности своего бытия, такой духовной жажды, как нет и столь трепетного отношения интеллигенции к своему народу. Нормальному российскому человеку всегда претило наступать на горло ближнему своему ради материальных благ, но духовные ценности он часто и охотно оплачивал реками собственной крови.

Пытаться возрождать в России капиталистические отношения – дело заведомо проигрышное. У нас для этого нет ни времени, ни экономических предпосылок, ни соответствующей социально-политической базы. Поэтому в капиталистической гонке Россия всегда будет в положении аутсайдера. Единственное, что может спасти нашу государственность – ориентация ее на принципиально новое общественное устройство, условно названное «инизмом». В его рамках решение других насущных социальных задач – экономической, политической, демографической и военной – достаточно очевидно.
----------------------

НАШЕ ДОСЬЕ

Андрей Головинский, уроженец Усть-Каменогорска (Восточный Казахстан).

В 1982 году с отличием окончил Горьковский государственный университет им. Лобачевского по специальности «физика металлов». Работал инженером кафедры физического материаловедения, затем был зачислен в аспирантуру Горьковского государственного университета. Итогом его работы в аспирантуре стало более десятка изобретений, подтвержденных соответствующими свидетельствами, и несколько десятков научных публикаций и кандидатская диссертация на тему «диагностика теплозащиты космических кораблей».

В 1989 году организовал самостоятельную лабораторию контроля надежности металлоконструкций и оборудования.

В 2001-м основал предприятие «Защита металлов», которое по сей день выполняет работы по антикоррозионной защите строительных конструкций и оборудования в промышленных масштабах.

Интерес к философии он проявил еще со времен подготовки к экзаменам по кандидатскому минимуму, что привело его в Нижегородский философский клуб «УНИВЕРСУМ», действующий вот уже более 40 лет под руководством профессора Зеленова Льва Александровича. В результате многочисленных споров и обсуждений, называемых «мозговым штурмом», в клубе родилось множество практически полезных идей, которые впоследствии были опубликованы, а некоторые даже и реализованы.

За время пребывания в клубе Андрей Головинский стал автором многогих публикаций, среди которых наиболее серьезным представляется брошюра «Смысл жизни?.. Это так просто», в которой он излагает о новом взгляде на осмысление человеческого бытия. А также и статья «Потерянная формация», опубликованная в 1999 году в сборнике Нижегородского философского клуба «Интеллигенция в XXI веке», ставшая основой для данного материала, впервые предлагаемого нами широкому кругу читателей. Кстати, надо отметить, что в том же году по инициативе Нижегородской администрации данный материал был представлен тогдашнему Премьер-министру России В.В. Путину. Он не только согласился и одобрил поставленные вопросы в этом материале, но даже и указал Министерству культуры и массовых коммуникаций РФ провести его публичное обсуждение и оценить, насколько прав автор в своих суждениях о судьбе соврменной российской интеллигенции. «Но, – как сетует нам автор, – вполне очевидно, что последовавшее вскоре назначение М. Швыдкого естественным образом похоронило интерес к проблеме интеллигенции», однако мы надеемся, что сегодняшняя попытка автора вместе с нащей редакцией станет более успешной и привлечет к себе особое внимание со стороны все еще не до конца «потерянной интеллигенции» современной России.

http://www.senator.senat.org/Intelligence.html


 

Кто идёт за «Клинским»?

13.01.2010

В настоящее время в России существует 296 пивоваренных заводов. Абсолютное их число принадлежит иностранному капиталу. Например, доходы от пива “Невского” уходят в Данию, пива “Холстер” - в Германию, “Миллер” - в Америку, “Старый мельник” - в Турцию, “Толстяк” - в Бельгию, “Бочкарев” - в Испанию, “Золотая Бочка” - в Южную Африку. Прибыль от пива концерна “Балтика” - уходит в Скандинавию. Следовательно, те, кто литрами поглощают пиво, поддерживают не отечественного, а иностранного производителя. При этом они даже не догадываются какие жуткие последствия ожидают их самих.

Наиболее отрезвляющую отповедь любителям пива дал учёный Владимир Жданов:

“Главная опасность пива - не только в процентах алкоголя. При варке пива, даже безалкогольного, в раствор добавляется хмель. А известно ли вам, что хмель - наркотическое растение семейства коноплевых? При варке хмеля в раствор пива, даже безалкогольного, выделяются фитоэстрогены. Многие ли знают, чем отличается мужчина от женщины? Когда я задаю этот вопрос в школе, в классе хохот. Я говорю: правильно, ха-ха-ха! Мужчина родился мальчиком, а женщина - девочкой. Но основное отличие: у мужчины в организме мужской гормон тестостерон, у женщины - женский гормон эстрадиол. Вот я мужчина, у меня мужской торс, голос, характер, наклонности, мне нравятся женщины. Это все определяется тестостероном. У слабого пола, наоборот, эстрадиол правит бал - они женственны, у них мягкий голос, характер, присутствует кокетство, желание нравиться мужчинам. И фигура соответствующая: более узкие плечи, но расширенный таз, чтобы выносить и родить ребенка.

Когда любитель пива мужского рода заливает внутрь пенное изделие, в желудке происходит простейшая химическая реакция. Фитоэстрогены превращаются в женский половой гормон эстрадиол. И он постепенно, извините за грубое слово, из мужика превращается в бабу. Тончает голос, пропадает мужество в характере, он всего боится, исчезает интерес к женщинам, а у некоторых даже возникает интерес к мужчинам. Меняется сама фигура: сжимаются плечи, растет брюхо, отрастают груди. В критические дни голова болит, иногда даже кровь идет, правда, через нос. В 17-19 лет втянулся в пиво парень - импотенция гарантирована. Больше всех в Европе от пива пострадала Чехия. Там популярна поговорка: “Любитель пива подобен арбузу. У него растет пузо, но отсыхает кончик”. Не в бровь, а в глаз!

Когда пиво употребляет дама, в ее желудке идет та же самая химическая реакция превращения фитоэстрогенов в эстрадиол. В организме нарастает ИЗБЫТОЧНАЯ концентрация женского полового гормона. И милая девушка, женщина становится агрессивной, злобной самкой. Ученые провели опыт на крысах. Взяли 10 самцов, 10 самок. Поставили им корыта с пивом и водой. Все бежали только к пиву, стали алкоголиками. Корыто уносили - они вокруг этого места собирались, как пьяницы у пивной, и ждали, когда вновь подвезут хмельной напиток. Все, как у людей! Когда же у самок начался брачный период - самцы на них ноль внимания. Озверев, самки разорвали самцов и сожрали. Вскрыли самок и обнаружили: у каждой в четыре раза увеличена матка, и вся забита слизью. Страшное дело - избыточный эстрадиол у женщины.

Вспомним рекламу, которой кормили нашу молодежь. Он, она и двухлитровая бутыль. Она пиво пьет - у нее - ого! - желание нарастает. У него же отпадает. Отсюда скандалы в семье, развод, все что угодно. Долго говорили: кто бежит за пивом? Самый умный, самый красивый, кого девки любят! Будущий ранний импотент - вот кто на самом деле бежит за пивом! И всех девчонок, девушек, женщин, которые нас сейчас читают, заклинаю: упаси вас Господь связать свою жизнь с любителем пива. Намаетесь, жизни будете не рады. А казалось бы, такая безобидная вещь - выпить пивка в жаркий летний день…”

http://www.nenovosty.ru/kto-idyot-za-klinskim.html

 


 

 

Пока в лесу - грибы, русский народ непобедим!

 

Виталий Песков http://www.peskov.org/ 

 


 

Народ России

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  Далее см. Меню раздела

Книги  Сборники статей  Избранные статьи  Народ России в карикатурах

 

 

Избранные статьи

 

 

"Volk ohne Raum" - Германия 

 

"Raum ohne Volk" - Россия 

 

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала

Об авторских правах в Интернете