Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

Главная   Библиотека "Россия"   Новости портала   О портале   Гостевая

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"   Блог-Пост   Блог-Факт

 

Вперёд, Россия!

Новые статьи

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  Далее см. Меню раздела

 

21.02.2010

 

АПЛ "Курск"


Мы поинтересовались, что думает по поводу взрыва на «Курске» бывший подводник, капитан первого ранга в отставке, экс-командир подлодки К-147, представитель Общества ветеранов Третьей дивизии атомных подводных лодок Северного флота Александр Лесков.

Он одним из первых стал ходить на советских атомных субмаринах. А в 1967 году в качестве помощника командира первой атомной подлодки К-3 пережил страшный пожар на атомоходе. Катастрофа произошла под водой 8 сентября в Норвежском море. Командир был тяжело ранен, и Александру Яковлевичу тогда пришлось взять командование на себя. В дальнейшем Лескову еще не раз пришлось участвовать в ликвидации аварийных ситуаций на атомоходах.

«СП»: — Александр Яковлевич, почему официальная версия гибели «Курска», озвученная генеральным прокурором РФ, не кажется вам убедительной?

- Дело в том, что тогдашний генпрокурор России, излагая официальную версию гибели «Курска», не ответил на целый ряд вопросов, которые сразу же возникли у специалистов и, в частности, у командиров атомных подводных лодок.

«СП»: — Например?

- Официальная версия утверждает, что «Курск» во время взрыва находился под водой. Этого не могло быть , потому что при длине подлодки в 153 метра, она не может погружаться там, где глубина моря не превышает 115 метров – а именно такова была глубина в месте затопления «Курска», которое, кстати, является полигоном надводных кораблей, а не подводных лодок. Такая глубина для огромной лодки — как лужа для щуки. Чтобы погрузиться, подводная лодка должна иметь под килем — минимум три ее длинны, то есть в данном случае — не менее полукилометра. И это знает любой командир АПЛ. При глубинах в 100 метров никто не разрешил бы погружения.

Во-вторых, официальная версия гласит, что лодка врезалась в дно, и произошел второй взрыв. Это тоже не похоже на правду — от удара подлодки об дно никогда в истории подводного флота торпеды не взрывались.

Еще одно доказательство того, что субмарина во время взрыва находилась в надводном положении — ее фотографии, полученные, когда она уже лежала на дне. Лодка была с поднятыми выдвижными устройствами.

«СП»: — Что это означает?

- Все выдвижные устройства лодки поднимаются только при надводном положении.

«СП»: — Хорошо, пусть при взрыве «Курск» был в надводном положении. Что это меняет в данном случае?

- Во-первых, одна маленькая ложь порождает большое недоверие. Во-вторых, взрыв под водой фигурирует, как основная версия. Но взрыва под водой не было. Если бы он произошел под водой, была бы совершенно иная картина повреждений: корпус бы разворотило изнутри, на самом деле вся обшивка была загнута внутрь. Но повторяю, торпеда сама по себе взорваться не может. Кроме того, торпеды не детонируют, потому что на каждой стоит четыре уровня защиты. Если бы торпеда рванула сама по себе, это, извините, как укус комара в задницу слона — ерунда для такой подводной лодки. От одной торпеды не могли взорваться и все остальные. Даже при пожаре торпеды все вместе взорваться не могут. Я своими глазами видел на фотографиях, как лодка лежит на боку, а торпеды валяются на дне возле нее. И еще. Если бы, как говорит следствие, разом взорвался весь торпедный отсек, вода бы тут же хлынула в корпус, и пожара бы не возникло. Но найденные трупы подводников — сильно обгоревшие.

Вообще запас плавучести АПЛ очень велик и рассчитан на то, что лодка остается на плаву при двух и даже трех затопленных отсеках. И не бывает таких аварий, при которых разом уничтожается практически вся лодка, включая командный пункт.

«СП»: — А как бывает?

- Так бывает при очень мощном внешнем воздействии. Иными словами, если в лодку попадают ракеты. Думаю, «Курск» погубили именно ракеты, когда он двигался по поверхности моря в район учений. Наши ракеты.

«СП»: — Ракеты?

- Да, ракеты. Думаю, было одно за другим два смертельных попадания. Но, как видим, даже при таком попадании кормовые отсеки остались целы, а люди — живы. И это отдельная история. Сначала сообщили, что слышали стуки изнутри подлодки — это правда, моряки оставались в отсеках. Моцак тогда сообщил: мы установили связь с ними, перестукиваемся. А потом отказался от своих слов. И это самое постыдное. А ведь они действительно перестукивались. Но прошли сутки, и все погибли. Я уверен, если бы этих ребят спасли, они бы рассказали, как их угрохали своими же ракетами.

«СП»: — Их могли бы спасти?

- Официально утверждалось, что подводный колокол на корпусе затонувшей подлодки установить не могут. Господи! Да наши водолазы за пять минут этот колокол устанавливают, это проще пареной репы. Потом стали говорить, что в стране глубоководных аппаратов не было... Ничего подобного, все есть, и были там наши подводники и все сфотографировали с глубоководных аппаратов. Один из них вдруг стал после этого Героем России.

«СП»: — Как долго подводники ждали помощи?

- Я думаю, двое суток жили. Больше вряд ли протянули. И водолазы могли попытаться их спасти, если бы получили приказ. Но, увы, не получили. Иначе остались бы свидетели того, что произошло на самом деле, и тайное стало бы явным. Остаются и еще вопросы. Например, зачем нужно было почти год на том месте, где затонул «Курск», держать надводный корабль, который глубинными бомбами не подпускал никого к лодке? Зачем нужно было тратить огромные суммы, чтобы отрезать первый отсек? Вообще первый отсек — самый главный свидетель. Он мог все рассказать, о том, что произошло, но его не только отсекли на глубине, его еще там взорвали, уничтожив в пыль все, что могло пролить свет на причины аварии. А ведь операция по отрезанию стоила столько же, сколько сама подводная лодка. Миллиарды были потрачены. Я знаю, что были подняты две записки, одну из которых написал капитан Колесников. Но их содержания мы так и не узнали.

«СП»: — Говорили еще о столкновении с американской субмариной?

- Правду скрывали очень неуклюже. И подкидывали несуразные версии. Одна из них — столкновение с американской подводной лодкой. Да мы много раз сталкивались под водой — и при всплытии, и носами — ну и что? Вмятины получали, ничего особенного. Одна лодка во время плавания дважды столкнулась с американцами, потом хохотали все над ней. Никогда столкновение под водой не принесет таких фатальных разрушений, какие были у «Курска». Считаю, нужно было сразу признаться в том, что мы своими собственными руками утопили «Курск». Но главная функция штаба ВМФ – скрывать правду. Они прикрываются жупелом секретности во всех авариях, которые были на флоте – ни об одной из них не сказано правды.

«СП»: — Вы считаете, что ракета, которая попала в «Курск», могла быть пущена в рамках учений?

- Думаю, да. Это береговая ракета, вероятно, класса «земля-земля». Ее могли пустить откуда угодно: из Подмосковья, из Плесецка...

http://www.liveinternet.ru/users/geiden/post109295167
 

 


21.02.2010

 

В 2015 году будет катастрофа для России

Бизнес должен объяснится с властью. Так считает экс-председатель Центрального Банка РФ, а ныне член совета директоров инвестбанка «ВТБ Капитал» Сергей Дубинин. Нужны эффективные рыночные и правовые институты, и теперь это важнее, чем просто накачивание экономики деньгами. Например, рост цен на энергоносители прямо мультиплицируется в экономике и приводит к росту инфляции. Уже кризис на дворе, но имея колоссальные долги, крупнейшие холдинги думают над тем, как захватить кусок «Норникеля».

Начать нужно с объяснений перед самим собой. Потом бизнес должен объяснится с властью. А власть – с инвесторами. Только тогда появится понимание того, как выбираться из кризиса и какая стратегия выхода (exit strategy) нам нужна. Так считает экс-председатель Центрального Банка РФ, а ныне член совета директоров инвестбанка «ВТБ Капитал» Сергей Дубинин. Первую часть пути он уже преодолел. О том, что из этого вышло и как нужно действовать дальше, он рассказал с корреспонденту Slon.ru.

– Кому адресована ваша новая книга «Россия против кризиса: кто победит?» и зачем вы ее написали?

– В первую очередь, постарался выяснить для себя и для тех, с кем непосредственно общаюсь, – где же мы на самом деле находимся как гражданское общество. Я залез в чужие – совершенно чужие для меня сферы, в социологию и политологию, в то, чем я профессионально не занимался. Но без этих объяснений – прежде всего, с самим собой – в каком обществе мы живем, наверное, вряд ли было возможно что-то говорить и об экономике. Я писал для людей не профессиональных в бизнесе и финансах, но живо интересующихся предметом – что и почему происходит в стране.

– Лавры предсказателей кризисов многим не дают покоя. Какими были ваши прогнозы когда вы начинали работать над книгой, они оправдались?

– В начале 2008 года мировой кризис уже бушевал вовсю, но было некоторая неоднородность – одни еще не были в кризисе, другие уже были. У правительства были основания даже думать, что Россию кризис обойдет стороной, и мы останемся так называемым островом стабильности, тихой гаванью. Я в этом сильно сомневался, и последующие события подтвердили опасения, в нашей стране реализовался плохой сценарий, хотя и не катастрофический.

– А рецепты у вас есть?

– В каком-то смысле рецепты есть, но они не оригинальные. Теперь необходима exit strategy, то есть стратегия, как из кризиса выходить. С этим в книге я не успел, хотя общий принцип решения экономических проблем присутствует. Нужны эффективные рыночные и правовые институты, и теперь это важнее, чем просто накачивание экономики деньгами. Денег у нас тоже не хватает, но для того, чтобы был результат, нужно, чтобы они попадали в работающие механизмы, использовались правильным образом.

– Почему деньги используются неправильно?

– В России действуют экономические закономерности, не свойственные развитым странам. Например, рост цен на энергоносители прямо мультиплицируется в экономике и приводит к росту инфляции. А платежеспособный спрос так и не порождает в ответ адекватного предложения товаров и услуг. В обоих случаях экономика отвечает ростом цен, так как скорость обращения денег слишком высока – они обслуживают не инвестиции, а потребление.

ДОКТОР КРИЗИС

– Какие-нибудь положительные тенденции, с вашей точки зрения, просматриваются в экономике?

– Роль кризиса как раз и заключается в некой проверке – что работает, а что нет. Номинально у нас в стране сегодня есть все, что полагается иметь демократической стране с рыночной экономикой. Еще в 2005 году можно было отметить 100-летие первой русской революции и реализацию всех ее лозунгов – отмену сословий, равенство перед законом, демократические выборы и провозглашение свободы слова. Есть конституция и независимый суд, вроде бы сложились все институты. Но кризис продемонстрировал, что у нас многое работает неэффективно или не так и не в ту сторону, как полагается по названию. Региональные выборы в октябре – яркий тому пример.

– Насколько эффективен с этой точки зрения российский бизнес?

Российский частный бизнес, крупнейший прежде всего, организован в некие конгломераты и холдинги, накопившие огромный массив активов. Что-то получили, купили снова активы, их заложили, привлекли кредиты – вложили в захват новых активов. Уже кризис на дворе, но имея колоссальные долги, крупнейшие холдинги думают над тем, как захватить кусок «Норникеля». Они с другими активами еще не знают, что делать, и непонятно, как они будут долги возвращать за то, что уже есть на балансе. Тот тип крупного бизнеса, который у нас сложился, не ведет к повышению эффективности использования ресурсов и финансов. А ведет к сговору по поводу раздела рынка и картельным соглашениям по ценам.

– Кризис это вылечит?

Кризис эту ситуацию пробивает, как пробку, как тромб. Потому что в кризис удержать такие вещи, как картельные соглашения по ценам, гораздо легче на бумаге, чем в жизни. Вот на рынке цветных металлов цены на внутреннем рынке удерживают пока. Но посмотрите на девелоперов – год они объясняли нам, что снижения цен не будет. И где сейчас эти цены? Вылечит бизнес конкуренция, которую нам нужно всячески поощрять и поддерживать. Иначе мы оказываемся с неэффективным производством промышленной продукции и продовольствия перед лицом иностранных производителей.

Вот с автомобилями пошли по пути повышения таможенных пошлин, стали «закрывать» экономику от внешней конкуренции. Но все равно ж «посыпалось». Все равно не может наш автопром удержать этот рынок и тот уровень цен, который сложился на «АвтоВАЗе». Причина – неэффективность нашего бизнеса плюс неэффективность государственного регулирования.

– Откуда возьмется конкуренция?

– Госрегулирование, как мне кажется, должно сейчас, в первую очередь делать две вещи – стимулировать капиталовложения и вводить налоговые послабления. Надо регистрировать малые предприятия в уведомительном порядке, за час, и пять лет не пытаться с него собирать налоги. И многим старым малым предприятиям надо разрешить налоги не платить. Что выгоднее правительству – платить человеку пособие из бюджетных денег и пытаться собрать налоги, от которых он все равно уклонится и не заплатит по возможности, или разрешить его предприятию работать без налогов?

Нужны и налоговые меры, они все хорошо известны: ускоренная амортизация по капиталовложениям, введение специальных экономических зон и возвращение к практике соглашений по разделу продукции. По проекту «Сахалин-3», наверное, еще что-то можно сделать. Да, этим разговорам уже много лет. Но теперь нам любые капиталовложения жизненно необходимы.

– Кто же захочет делиться продукцией в сырьевом секторе, когда цены на сырье восстанавливаются?

– Если говорить об инвестициях в энергетическом секторе, то это отдельная история. Есть несколько мифов, которые в массовом сознании укреплены различными пиар-компаниями. Первый миф – что у нас немерено этих ресурсов. Но на самом деле мы живем при большом дефиците энергетических ресурсов в нашей стране, острота которого спала только на период кризиса. Второй миф – что ресурсы дешевы. Эти разговоры про дешевизну энергии просто катастрофа. На самом деле на производство электроэнергии мы тратим на тепловых станциях на 30 – 40% больше газа для производства киловатт-часа энергии, чем в Европе. Третий миф о том, что мы можем сами проинвестировать разработку новых месторождений. Перед кризисом на волне невероятных поступлений денег все казалось возможным. Теперь, когда ситуация поменялась, становится все более очевидным: России нужны зарубежные инвестиции для повышения эффективности добычи, переработки, использования энергоресурсов.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНВЕСТИЦИИ

– На фоне снижения потребления, об этих проблемах можно не вспоминать лет пять, верно?

– К 2015 году ситуация будет не просто острой. Это будет уже катастрофа. Пять лет – это очень скоро на самом деле. И надо с открытыми глазами смотреть на среднесрочную перспективу. Сейчас стали все трезвее, уже стало понятно – немереных доходов не будет. А потребность в капиталовложениях колоссальная. Бюджет на 2010 г. без инвестиций означает одно – скоро мы будем из нашего бюджета платить только зарплату и пенсии. Вооруженные силы, может, еще что-то получат, но, прежде всего, тоже зарплату. В других странах проблему решают увеличением срока выхода на пенсию, в США, например, это происходит в возрасте 66 лет и 4 месяцев, для мужчин и женщин. И нам придется сделать достаточно скоро то же самое.

– Но пока большинство занято банальным выживанием, говорить об инвестициях, наверное, непросто?

– В отличие от большинства стран у нас правительство решило не увеличивать, а наоборот сокращать долю инвестиций. Хотя по всем научным правилам мультипликационный эффект в кризис гораздо выше, если вы инвестируете, а не просто выплачиваете социальные пособия. Но у нас выбор сделан в пользу выплат людям и повышения пенсий. Видимо, мультипликационного эффекта от капиталовложений в правительстве не ждут. Потому что понимают: капиталовложения будут неправильным образом использованы или украдены. В этом случае действительно лучше уж людям дать, хоть спасибо скажут и не пропадет. Ну что ж, это трезвая оценка нашего институционального состояния.

– Куда, по-вашему, в кризис можно инвестировать государственные деньги в России?

– В рамках кейнсианского подхода много лет назад была отработана теория мультипликаторов совокупного спроса. Для того чтобы накачать этот спрос, лучше всего вкладывать деньги в инвестиционные проекты. Занятость растет и немедленно дает спрос на потребление того, что занятые люди покупают. Таким образом, раскручивается длинная цепочка заказов в экономике. Во времена великой депрессии в 30-х годах в США это было строительство дорог и различные общественные работы. В этом случае налогоплательщикам было понятно на что тратятся средства. В России государственные инвестиции также могут быть в инфраструктурные проекты, помимо дорог это могла бы быть переработка мусора – всем понятно, что на это надо тратить большие деньги. Почему бы и нет. Если же на деньги государства начать строить автомобильные заводы, возникнет вопрос – зачем ему конкурировать с частным сектором?

– На уровне правительства пока принимались только антикризисные меры, а системных решений не было. Как долго их придется ждать?

– Решения появятся от бизнеса, он должен объясниться с властью. Недавно бизнес уже встречался с президентом, тот задавал вопросы про стратегию, но про стратегические решения с ним никто говорить пока не стал. Однако, замечательно было сказано о том, что нужны настоящие эффективные суды, а это уже – одна из системных проблем. Насколько я понимаю, господин Дерипаска сказал про суды после того, как проиграл суд «Альфа-банку», понятно, почему ему наш суд не нравится. Но в данном случае он сто раз прав, потому что судебная система – один из тех институтов, который должен запустить механизм эффективного управления ресурсами. Пример ряда стран показывает, что именно в этой области начинались принципиальные решения. Так было в Италии, Испании. Когда суды начинали работать без политического влияния и без взяток, это меняло всю страну.

– У нас масштабы не те…

– Вот еще один миф. У нас 140 миллионов население, а в Германии уже около 80, примерно тот же порядок. Территория – единственное, что нас очень сильно отличает от европейских стран. Но если сравнивать по плотности населения, Россия сопоставима по этому показателю с Канадой.

МОДЕРНИЗАТОРСКИЙ КЛАСС

– То есть Вы полагаете, у российского бизнеса появится какое-то новое стратегическое мышление?

– Нас просто сама экономическая ситуация теперь к этому выталкивает. Всегда есть альтернативы и выборы. Можно попытаться закрыть экономику и назначать цены. С телеэкранов мы это уже слышали: если правительству уж так надо, пусть оно нам цены назначает, какие нужны, предусмотрит инвестиционную составляющую и так далее. По такой модели гарантировано никакой тебе конкуренции, никто тебя не съест, не обанкротишься. Масса наших бизнесменов готова жить и работать в этих условиях! Но правительство, во всяком случае, в нынешнем его составе, понимает, что это бред и никакой модернизации таким путем быть не может. Значит, будет другая модель, и придется что-то иное пробивать нашему бизнесу, чтобы выжить в открытой экономике.

– Нужен ли для того, чтобы выполнить призыв президента к модернизации экономики, специальный модернизаторский класс?

– Не нужен, и в этом я бы полемизировал с Михаилом Ходорковским. Для того, чтобы всеми этими проблемами озадачилось не ограниченное количество людей, а широкие массы, нужно открыть возможности для капиталовложений и для зарабатывания. Тогда люди, которые ни о каких высоких материях не думают, а просто захотят заработать для себя, и начнут участвовать в той самой модернизации. Лозунги, конечно, дело хорошее, и вообще, это патриотическое дело на самом деле, модернизация страны. Но кто станет в ней участвовать, если это не будет приносить дохода? Нужно, чтобы это приносило доход, в этом главное. И тогда не понадобится выбирать особо идейных или особо богатых. Люди за свой интерес должны начать делать то, что нужно стране. Вот это надо организовать, вот в этом же смысл политики в экономике!

– Осенью власти снова начали рекламировать инвестиционную привлекательность России. Это маркетинговая компания накануне размещения суверенных бондов или нечто большее?

– За этим стоит понимание того, что нам нужны иностранные инвестиции. Пару лет назад из заявлений и принимаемых законов следовало, что эти инвестиции надо контролировать, отбирать по критериям, а вот сюда – не надо пускать, а здесь – и без них обойдутся. Теперь что-то может начать меняться, так как для модернизации эти инвестиции нам жизненно необходимы.

Вот все говорят, что нам нужны технологии. Кто, какое министерство отвечает за то, чтобы иностранные технологии использовались в России? Нет таких. Специального министерства, конечно же, не надо. Просто должно быть так же как в Китае – там, где нет отечественных технологий, обязательно должны внедряться иностранные. Вот мы все время ссылаемся на китайский опыт, но почему-то в области привлечения капитала – упираемся, не хотим. А технологии ведь не приходят сами по себе. Они либо покупаются, либо приходят с иностранными инвестициями. Отсюда простой вывод: поскольку своих технологий нет, нужны иностранные инвестиции.

– Для инвесторов надо климат создавать, почву облагораживать, неужели дойдем до этого?

– Если власти говорят «А», то следует ожидать и «Б», надо до конца это договорить. Если мы говорим модернизация, современные технологии, инновации то надо признать – без капиталовложений их не бывает. Причем они должны быть выгодными и отечественным инвесторам, и иностранным. Не разрешительная система, а поощрительная.

– Каким вы видите потенциал экономического роста в перспективе?

– Темп роста за последние 10 лет в России был в среднем 7% в год. Это колоссальные на самом деле цифры. Экономическое чудо в Японии было при росте в 6% ежегодно, правда японцы при этом структуру экономики меняли. Сейчас, наиболее вероятно, в России после 2010 года будет рост на 2 – 3% в год. Источников, за счет которых возможен форсированный рост, пока не видно. Ясно одно – без повышения эффективности и без новых капиталовложений в совершенно новые технологии никакого роста не произойдет.

РУБЛЕВЫЙ КОРИДОР

– Может, рубль крепковат, ослабить нужно?

– Соотношения курсов и их влияние на конкурентоспособность только на короткой дистанции работает. А реальная конкурентоспособность задается производительностью труда, эффективностью использования ресурсов, длинными трендами. Если просто понижать курс, то все равно конкурентоспособность страны от этого не повысится. Вот как «Жигули» не были конкурентоспособным продуктом или «АвтоВАЗ» – производством, так и остались. От того, что курс рубля снижался, они что, стали конкурентоспособными что ли?

– Судя по динамике курса, партия сторонников укрепления рубля побеждает?

– Сегодня денежно-кредитная политика Центрального банка и одновременно валютная – это переход к свободному плаванию курса с одновременным таргетированием инфляции. Теоретически это очень хорошая схема для сильных валют, например, для доллара, и нереальная для нас. Но и старая схема, когда таргетировали валютный курс, а инфляцию – как получится, уже не срабатывает. Раньше держали номинально стабильный валютный курс и закупали постоянно валюту, наращивая резервы, но зато колоссально накачивали денежное обращение рубля за счет покупки долларов за рубли. Теперь перешли к тому, что на самом деле реалистично – управляемому «плаванию». Центральный банк отсекает высокую волатильность, вниз и вверх, при этом курс идет за трендом. Вот реально у нас сейчас положительное сальдо платежного баланса, вот мы и идем на укрепление рубля.

– А каковы долгосрочные тренды, влияющие на курс рубля?

– Курс должен следовать за трендом платежного баланса. Так как у нас рыночная экономика, не может быть все время тренда в одну сторону, он зависит от состояния платежного баланса. Если мы начнем выходить из кризиса, а для этого есть серьезные предпосылки, наращивать импорт придется значительно. Вместе с тем с экспортом ситуация далеко не однозначна, мы можем и не получить притока в денежном выражении в этой части платежного баланса. Мы уже на грани максимизации доходов от роста объемов вывоза сырья и всего прочего. У нас нет источника значительного увеличения экспорта без значительного увеличения цен, а цены вряд ли будут значительно расти, во всяком случае, я в это не верю. При росте импорта того же машинного оборудования сальдо платежного баланса может снизиться или стать отрицательным, что приведет к ослаблению рубля. В любом случае, колебания будут плавными, и ослабление рубля не будет драматичным.

– В нашей стране судьба валютного курса всегда была драматичной. Вы полагаете, ее характер может измениться?

– Последние лет двадцать население получало по банковским депозитам отрицательную реальную ставку. Например, при инфляции 12% по депозитам платили только 8 – 10% годовых. А вот когда инфляция будет 8%, а доходность по депозитам – 8,5%, то вам и не нужно будет покупать доллары, верно? Валютный курс вообще перестанет быть значимой величиной для нормальной жизни. Так происходит с долларом, евро и с фунтом стерлингов. О том, что доллар подешевел по отношению к евро, в США знает, наверное, один человек на 100 000. Остальных это просто не касается в их жизни, работе, расчетах. В поездках иногда чертыхаются – мало дают евро за доллар, безобразие какое, но не более. Как евро начиналось, все помнят – за него давали 80 центов, что считалось очень большим успехом, сейчас – полтора доллара. Но для европейцев это колебание не было великим событием. Так и у нас, скоро может произойти отвязка всеобщего интереса от евро и доллара. Нужно, чтобы у нас были положительные реальные ставки по депозитам в банках и люди поверили, что это надолго.

– Каким образом появятся положительные ставки?

– Теперь они появятся из-за замедления инфляции. Если банки начнут вслед за этим опережающими темпами снижать ставки, от них уйдут вкладчики. Не случайно банки не торопятся снижать ставки по депозитам, несмотря на давление со стороны ЦБ. Хотя Центральный банк с лета объясняет, что если банк платит 18 – 20% годовых, это пирамида. Даже предупредил кредитные организации: назначаете по вкладам больше 18% годовых – за кредитами к нам не ходите.

– Вы лично в какой процент по депозитам верите?

– Среднерыночный уровень ставок, который ЦБ мониторит по крупным банкам – какая-то понятная величина. Сейчас она составляет чуть менее 14% годовых. Я, например, не понесу свои деньги в банк если ставки по депозитам у него превышают этот уровень. Конечно, если сумма вклада не превышает размер госгарантии, установленной на уровне 700 000 рублей, можно поискать и более выгодные варианты. Но я лично предпочитаю госбанки, большинство средств у меня сейчас в банке «ВТБ 24».

КРЕДИТ НА ДОВЕРИИ

– Говорят, кризис – время возможностей. Как вы считаете, могут ли банки, учитывая слабость системы, реализовать сейчас позитивные начинания?

– Возможности конечно появляются. Но нужно провести расчистку баланса и выйти из кризиса с хорошими заемщиками и с чистым балансом и взять новый старт. На том этапе, когда будет резко спрос на кредиты возрастать, банки, которые лучше других подготовились к выходу из кризиса, смогут собрать ту долю рынка, которую до этого не имели. Тому, кто не сможет избавиться от плохих долгов, придется сворачивать бизнес.

– Каким образом банки смогут избавиться от плохих долгов?

– Многое будет зависеть от инфляционной составляющей. Если на все это наложится дефляция, то может произойти повторение Великой депрессии. В этом случае долги, которые раньше для заемщика выражались, условно говоря, в продукции, например, в определенном количестве тонн чугуна, станут тяжелее, более значимой величиной, так как продукция дешевеет. Но это маловероятный сценарий с моей точки зрения.

Более вероятный – по результатам 2010 года инфляция будет меньше 10%, затем 7 – 8%, и в среднесрочной перспективе проблема плохих долгов частично рассосется за счет инфляционного обесценения долга. Для того, чтобы это работало, банковский надзор должен внимательно следить за процессом и своевременно менять денежную политику, снижая ставку рефинансирования. Тогда банки смогут проводить реструктуризацию долга со снижением процентных ставок для клиентов.

– Это облегчит долговую нагрузку, но не решит проблему с капиталом?

– Я считаю, что проблему урегулирования плохих долгов нельзя пускать на самотек, надо провести перестройку балансов. Один из вариантов – перевод плохих активов в ЗПИФы с отражением на балансе банка по номинальной стоимости на определенный срок, 5 – 6 лет. Это позволит сберечь капитал, так как потребуется меньше резервов. За это время можно провести взыскание по долгам и продать имущество. Что окажется через шесть лет в этом паевом фонде, то на баланс и поставить. Кто-то за это время сумеет взыскать свои деньги. Кто-то не сумеет, тогда отражение по реальной стоимости принесет ему убытки, но из-за инфляции они будут менее значительными.

– Нужны ли банкам прямые госвливания в капитал?

– Одновременно тем, кто получит право на такую перестройку баланса, надо предоставить возможность использовать механизм докапитализации через обмен акций на ОФЗ. Сейчас такая возможность для банков предусмотрена, но условия программы банкам неинтересны. Если же банки смогут перестроить балансы, то механизм будет эффективнее. Надо только требовать, чтобы при докапитализации через ОФЗ владельцы тоже что-то инвестировали в банки: хотите государственные деньги – вложите свои. Такие соглашения между регуляторами и банками могли бы реально, с моей точки зрения, оздоровить банковскую систему. Банки смогли бы прямо сейчас оздоровить баланс, развивать бизнес. Таким образом, банки останутся живыми и работающими.

– ЦБ решил ограничить беззалоговое кредитование банков. Не слишком ли жесткую политику он проводит?

– На данный момент денежно-кредитная политика, безусловно, жесткая для того, чтобы быть антиинфляционной, прежде всего. Беззалоговое кредитование сворачивается потому, что Центральный банк старается сдерживать инфляцию, и это актуально. Это сложно в условиях кризиса, так как кризис сдерживает заимствования из рыночных источников, но, с моей точки зрения, оправдано. Ранее в систему закачали много ликвидности. Банки ведут борьбу за заемщиков.

– Как это согласуется с необходимостью увеличивать доступность кредитов реальному сектору?

– У нас нет нехватки ликвидности в банковской системе на сегодняшний момент. Банки не кредитуют, потому что не верят заемщикам, а не потому, что у них нет денег. Кредитование экономики денежный регулятор не способен продвинуть. И такие меры, как субординированные кредиты ВЭБа, этому тоже не способствуют. Ведь это значит, дать еще больше денег банкам, а денег, как я уже сказал, в системе хватает.

– Кредитный бизнес в определенной степени строится на доверии. Где же его взять?

– Что действительно нужно, так это объективные суды, которые бы взыскивали долги с заемщиков. Еще было бы полезно ввести такую же систему оценки капитала и раскрытия бенефициаров, собственников промышленных компаний, какая действует в отношении кредитных организаций. Сейчас банк, входящий в систему страхования вкладов, раскрывает ЦБ владельцев любого оффшора. Ровно то же самое надо потребовать с других предприятий. Например, на Западе гораздо более транспарентные акционерные общества, там глубина раскрытия не сравнима с нашими компаниями. Если в России все акционерные общества станут такими же, банки смогут реально оценивать риски того, с кем имеют дело.
Елена Зубова

http://aksakal.info/business-news/1010-v-2015-godu-budet-katastrofa-dlya-rossii.html 

---------------------------------------


Комментарий № 1 написал: Дмитрий 26 ноября 2009 17:47

Экономический кризис возник по причине неплатёжеспособности банковской системы.

Пользуясь средствами депозитов до востребования и расчетных счетов – банк выдаёт на них кредиты. Суммы, выданные в кредит, возвращаются на расчетные счета продавцов и банк выдаёт их в кредит повторно. В результате на одну и ту же сумму возникает множество кредитных прав, а денежная масса многократно возрастает. С 2000 года денежная масса возросла с 714,6 (млрд. руб.) до 13 874,7 (млрд. руб.).

Разоряясь – банк перестаёт обслуживать текущие счета компаний, обслуживающихся в этом банке. В результате компании перестают нормально функционировать и теряют средства на своих счетах. Это ставит компании на грань банкротства. В такой ситуации – банк тянет за собой на дно всех клиентов. Крупный банк может утащить за собой таких гигантов как Майкрософт, Газпром, Форд, Интел и т.д. 100% резервирование проблемы не решит, банкротству подвергается весь банк, а не его инвестиционное подразделение.

Если разделить банки на "Операционные" и "Инвестиционные" – это позволит защитить операционную банковскую деятельность от любых экономических кризисов.

"Операционные банки" будут заниматься только: обслуживанием расчётных счетов, проводкой платежей, обслуживанием дебетовых пластиковых карт и выдачей наличных со счёта. Существовать Операционные банк должен на: процент с проводок, рассчётно-кассового обслуживания и аренды своих услуг Инвестбанками и т.д.

"Инвестиционные банки" будут принимать средства от населения, организаций и государства, и направлять их на выдачу кредитов. "Инвестиционные банки" должны будут производить денежные операции через "Операционные банки" – так как сам он не должен заниматься операционной деятельностью.

Преимущества:

1. Такая система защищена от разорения и крахов Операционных банков, так как операционный банк всегда будет иметь в наличие средства клиента.

2. Система более прозрачна для контроля со стороны государства.

3. Система позволяет лучше регулировать банковскую деятельность и предотвращает спекуляции средствами на депозитах.

4. Система предотвращает виртуальное умножение денежной массы.

5. Система позволяет проводить банкротство кредитных организаций без ущерба операционной банковской деятельности.


Недостатки:

1. Большой объём денег выводится из инвестиционного процесса.

2. Удорожается рассчётно-кассовое обслуживание

3. Возникает необходимость пересмотра правил кредитования банков


Комментарий № 2 написал: Игорь 7 декабря 2009 18:22

Приветствую автора комментария №1.
До сих пор все авторы, каких либо реформ, только расхваливали свои предложения, но не указывали на возможные недостатки. "Реформаторы" Переестройки "забыли" подсказать праительству, что на частный бизнес
навалятся бандиты, а "советники" с Запада умышленно об этом умолчали,
хотя давно и непрерывно с этим борются. В каких то странах успешно, а в
каких то нет. Единственно о чем они пели песни - "Государства должно стать
как можно меньше...", "Оно никуда не должно вмешиваться...". И вообще, "..чем
"слабее" государство, тем лучьше".
Приятно быть слабым правителем - дел мало, "невидимая рука рынка" сама все
регулирует. А на деле, в кратчайший срок, было создано бандитское государство
в котором в единый глубоко коррумпированный клубок сплелись все - бюрократы, преступники, милиция, прокуратура, СМИ.
В таком государстве, живущем по законам зоны, глубокомысленные экономические рычаги не оказывают никакого влияния. Есть сверхдоходы от природных ресурсов, все богатеют (конечно по разному), а если этих доходов нет - все разваливается. И на эту ситуацию ничто не влияет: ни "удвоениее ВВП ..", ни "Инновации", ни "повышение пошлин", ни "разделение банков" и т. д.
Как разорвать этот зловещий замкнутый круг у меня нет никаких мыслей.

С уважением
Игорь Викторович

http://aksakal.info/business-news/1010-v-2015-godu-budet-katastrofa-dlya-rossii.html

 


21.02.2010

 

ЛИБЕРТЭ—КОНСЕРВАТЭ...

Михаил Делягин

Несмотря на провозглашенную последним съездом "Единой России" "консервативную идеологию", вся текущая социально-экономическая политика государства в рамках тандема Путина—Медведева полностью либеральна. Более того, она представляет собой ультралиберализм. Либеральные фундаменталисты, участвовавшие в доведении страны до дефолта 1998 года, уже в конце 1999 года были возвращены к власти и вновь начали определять нашу повседневную жизнь. В выступлениях Путина и Медведева, в исторических "завываниях" по ТВ-каналам мы видим опять дешевый антикоммунизм, совмещаемый с натужным воспеванием царской монархии, которое, к сожалению, всё больше поддерживается структурами РПЦ. Идеологическая вакханалия, "бег во все стороны сразу" призваны скрыть истинные причины бедствий современной России, порожденные именно либеральным фундаментализмом. Благодаря ему и его адептам "золотой дождь" нефтедолларов почти на коснулся народа России. И сегодня базовые основы бюджета и выступления Путина и Медведева, при всей их несхожести, основаны на догмах либерального фундаментализма в качестве незыблемого идеологического базиса.

Обострение борьбы за власть в рамках "тандемократии" усиливает либеральный клан, представители которого кажутся по контрасту с утерявшими стратегическую перспективу "силовиками" более гуманными и цивилизованными. Симпатия, а то и прямая поддержка Запада, вновь начинающего грезить о приватизации в стиле 90-х, в том числе за счет "раскулачивания" "силовиков", добавляет либеральным фундаменталистам привлекательности.

Всё это вновь, как и 10, и 20 лет назад, делает трагически актуальным исследование особенностей либерального сознания в том виде, в котором оно сложилось и функционирует у нас в России.

Каюсь — на заре туманной юности я, в силу недостатка образования, врожденной склонности к лояльности, возраста и исторических условий, придерживался либеральных воззрений, и по сей день искренне благодарен Е.Ясину, близкое наблюдение за действиями и способом мышления которого избавило меня от этого интеллектуального недуга сравнительно быстро и эффективно.

Одна из стержневых философских опор либерализма — убеждение, что каждый человек может полностью отвечать за последствия своей деятельности. А раз так — его надо ставить в соответствующие условия и соответственно с него спрашивать.

Между тем данная установка неверна для большинства населения даже развитых стран. Для России же, основная часть населения которой не вполне адаптировалась к шоковому падению в рынок, данная максима либерализма остается фундаментально ложной. Ее применение напоминает требование к слесарю (а хоть бы и к профессору биологии) немедленно сдать экзамен по квантовой физике с нищетой в качестве альтернативы.

Применение этой доктрины к заведомо не соответствующему ей обществу и обусловило политику социального геноцида, проводимую и по сей день и качественно усугубляющую последствия Катастрофы 1991 года.

Абсурдность фундаментального тезиса либерализма накладывает отпечаток и на сознание его носителей.



ЗАБЛОКИРОВАННОЕ ВОСПРИЯТИЕ

Больше всего в либеральном сознании бросается в глаза его органическая неспособность воспринимать инакомыслие. В свое время КГБ глубоко разбиралось в сортах диссидентов, но, борясь с ними, вскоре восприняло большинство постулатов либерального сознания. Само же либеральное сознание, став государственной доминантой в России, пошло значительно дальше — оно не воспринимает никакого инакомыслия, не говоря уже о соревновательности различных идеологических платформ.

Это рождает и агрессивное неприятие реальности. Все, противоречащее либеральным идеологемам, объявляется несуществующим или несущественным, а указание на них — "примитивным манипулированием".

Неспособность воспринимать инакомыслие в сочетании с личной ущемленностью порождает агрессивность в качестве основного аргумента против нелицеприятной точки зрения.

Агрессия проявляется даже в отношении к партнерам, хотя бы и ситуативным. Так, один из либеральных организаторов Национальной Ассамблеи старательно и без всяких провокаций разъяснял одному из вошедших в нее коммунистов, как он объяснял своему сыну, что хорошие коммунисты все же бывают, — но только мертвые…



ТОТАЛИТАРНОСТЬ

Враждебность идеологии либерального фундаментализма интересам большинства граждан России исключает для ее носителей возможности быть демократами, учитывающими мнения и интересы своего народа. На их знамени, как и 20 лет назад, написано: "Железной рукой загоним население в счастье!" — а если оно понимает счастье как-то по своему, тем хуже для него: оно клеймится как "гадина", которую надо "раздавить", и лишь в лучшем случае — как "агрессивно-послушное большинство".

С учетом идеологии либерализма, реальными правами обладают лица с состоянием примерно от миллиона долларов. В этом российские либералы логично выражают реконструированный Стругацкими древний принцип "все свободны, и у каждого по десять рабов". Этого же подхода придерживается и правящая клептократия; в социально-экономической политике (кроме усиления госвмешательства) она либеральна и во многом состоит из бывших соратников и будущих подельников нынешних либералов.

Разница лишь в том, что у вторых нет власти, и потому они требуют демократии и прав человека, но — лишь в политике. Мысль об экономических и социальных правах граждан и даже о том, что демократическое государство должно следовать их убеждениям, в том числе и нелиберальным, внедряется в сознание либералов лишь категорической практической надобностью и по миновании этой надобности немедленно изживается без следа.

В результате либералы в массе своей — носители наиболее тоталитарного в России типа сознания. Ведь не Жириновский, но один из столпов либерализма заслужил от однопартийцев убедительную кличку "Дуче".

Именно тоталитаризм — причина раздробленности либералов. Объединяться могут демократы и даже демократы с диктаторами, но тоталитарные лидеры на это не способны. Даже Сталина и Гитлера хватило менее чем на два года — чего уж ждать от наших либералов?



КОММЕРЦИОНАЛИЗАЦИЯ

Либерализм, будучи идеологией бизнеса, обожествляет его. Крупный делец для либерала не может быть плохим (конечно, если не участвует в Холокосте) — просто потому, что получает большую прибыль.

Соответственно, значительная часть либералов коммерционализирована. Как написал один журналист, "неужели кто-то мог всерьез подумать, что я буду ругать кого-то бесплатно?"

Поскольку люди судят о других по себе, в тех редких случаях, когда до восприятия типичного либерала удается довести мысль, которая его не устраивает, автоматической реакцией становится вопрос "Сколько ему за это заплатили?" Мысль о том, что что-то можно делать не за деньги, а "просто так", ради познания и распространения истины, не помещается в современном либеральном сознании.

Затем в мозгу либерала возникает вопрос о том, кто и под кого "копает" распространением этой информации.

Трогательна смычка либералов от оппозиции и их прежних коллег, в силу меньших моральных качеств и больших административных способностей удержавшихся во власти. Последние точно так же воспринимают любую критику сначала как "оплаченную американским и британским империализмом" (в крайнем случае, как в истории с майором Дымовским, "иностранными неправительственными организациями", кровавыми когтями тянущимися к горлу молодой сувенирной демократии), а затем — как диверсию той или иной группы бюрократов и олигархов против другой такой же группы.

Да, информационные войны, вопреки пропагандистской истерике о незыблемо стоящей на всю Россию "вертикали власти", бушуют при Путине не хуже, чем в 90-е годы. Да, никому не хочется быть использованным в чужих корыстных целях. Но ведь даже в совсем чужой войне, в том числе информационной, можно и нужно участвовать, если ведется она за правое дело.



ПРИМИТИВНОСТЬ

Тем не менее, либералы значительно более образованны и успешны, чем граждане России в целом. Собственно, потому за них и обидно: если бы на либеральных позициях прочно лежал бомж в канаве или нашистствующий гопник, или командированный в скинхеды и забытый там провинциальный гэбист, это было бы нормально.

Наибольшую реакцию вызывают у либералов не статьи, содержащие мысли, аргументы и доказательства, но примитивные агитки, состоящие из одного-двух лозунгов. Даже в сложных статьях наибольшую реакцию вызывают обычно частные, не относящиеся к теме детали.

Другое массовое проявление примитивизации (чтобы не сказать "дебилизма") — неспособность воспринимать мир многомерно.

Речь не о демагогическом приеме огрубления любого вопроса до дихотомии "черное — белое", — речь о честной, глубоко органичной неспособности воспринимать более одной стороны любого явления.

Поставив эксперимент, я в ряде материалов одновременно и ругал, и хвалил Жириновского. И неизменно на либеральных форумах к этим статьям появлялись сообщения о том, что Делягин — идиот, потому что высказывает различающиеся тезисы. Мысль о том, что некоторые явления могут быть сложными, просто не влезает в сознание типичного российского либерала.

Да, он убежден (как минимум со стакана сока, выплеснутого в Немцова, по-видимому, после тщательных репетиций), что Жириновский — подонок. Да, он видит его успешность, что означает его эффективность как политика. Но его сознание столь примитивно, что эти две простейшие мысли не помещаются в нем одновременно. Жириновский находится на арене российской политики уже 20 лет, — и уже много лет я хвалю его эффективность как политика, в том числе и перед либералами. И уже много лет подряд эта мысль почти всякий раз оказывается для них новой и неожиданной: да, она абсолютно банальна, — но она не помещается в сознание либерала вместе с выплеснутым на Немцова соком.

И сок её вытесняет.



«ПАТРИОТИЗМ — ПОСЛЕДНЕЕ ПРИБЕЖИЩЕ НЕГОДЯЯ»

Давно уже разжевано по кусочкам для самых-самых упертых и не желающих знать английский, что великий Толстой, переводя сложный иностранный текст, сумел-таки перевести его неправильно. Смысл оригинала, совершенно ясный, если не выдирать несколько слов из общего контекста, заключался в том, что "патриотизм может оправдать даже негодяя", а из-под пера классика вышло, что "патриотизм — способ самооправдания негодяя" (что тоже бывает часто).

Умудрились же церковники при переводе Библии (!! — а нам Конституция ельцинская не нравится, с жиру бесимся) вместо канонического "Блаженны нищие ради духа", то есть отказывающиеся от имущества ради моральной чистоты, залепить "Блаженны нищие духом". (Соглашаться с официальной трактовкой, что "нищие духом" — значит "смиренные", довольно трудно, хотя с чем мы только не соглашались).

Почему церковь молчит — понятно: лучшее враг хорошего, один раз до раскола уже доисправлялись. Впрочем, когда её представители начинают агрессивно поддерживать либералов в их истерическом очернении Советской эпохи, по сути дела выступая с ними единым фронтом, вопросов становится больше. Ведь вся современная идентичность российского народа держится (пока еще держится) именно на Советской цивилизации. Очерняя её, отрицая тот факт, что советский период является частью русской истории, представители РПЦ (например, о.Шумский) не просто содействуют либералам в их усилиях по уничтожению государственной истории и государственной идеологии — они вместе с ними выступают как антинациональная по сути, не только антироссийская, но и антирусская сила, ибо разрушают самосознание в первую очередь русского народа, по-прежнему остающегося стержнем российской цивилизации. Остается лишь надеяться, что неразрывно связанная с обществом РПЦ сумеет выработать единый подход, соответствующий как нуждам России, так и исторической правде.

Понятно, что ждать этого от либеральных фундаменталистов не приходится.

Они сделали ошибку Л.Н.Толстого фактором общественной жизни вполне сознательно.

Сначала для того, чтобы "валить" КГБ, КПСС и СССР.

Но и потом, в отличие от всех стран СНГ, они продолжали жестко противостоять собственному, российскому патриотизму. Вспомним: все 90-е годы, пока либералы правили бал, любить Родину было стыдно. За словосочетание "национальные интересы" в служебной бумаге еще в 1995 году можно было огрести серьезные неприятности.

Причина проста: когда в начале 90-х "попали в Россию", далеко не все "целили в коммунизм". И те, кто промахнулись, вроде Зиновьева и в целом диссидентов, как правило, горько раскаивались и карьеры в своем раскаянии не сделали.

А карьеру сделали, в тогдашних терминах, "демократы" — те, кто целил именно туда, куда попал.

Потому что смысл их жизни — личное потребление.

Россия нелюбима либералами как неудобство: ее народ (тоже неявно запрещенное после победы демократии слово, надо было писать "население"!) мешает им потреблять, как плохому танцору мешают танцевать ноги партнерши.

И отношение либералов к патриотизму вызвано их коммерционализованностью.

Как гениально выразил один не так давно впущенный в страну олигарх: "Я не столько патриот страны, в которой живу, сколько патриот своего капитала".

Всем нам свойственно застывать в тяжком раздумье между севрюгой и Конституцией; при выборе же между Конституцией и куском хлеба 95% людей не задумывается ни на минуту, и пусть их осуждает тот, кто не голодал.

Но именно у либералов, в силу их идеологии, потребительская ориентация выражена предельно полно. И, служа своему потреблению, они автоматически начинают служить странам, где потреблять наиболее комфортно, — нашим стратегическим конкурентам. И, живя ради потребления, они начинают любить те места, где потреблять комфортно, и не любить те, где потреблять неуютно.



НЕ ЛЮБИТЬ РОССИЮ

Это подтверждают действия либералов, по-прежнему обслуживающих власть.

Конечно, это лишь упрощенная схема. Так, потребление бывает не только материальным, но и символическим, включая не только блага, но и среду обитания. Крах СССР сделал нас народом диаспоры, как евреев и армян, — и сейчас за границей можно посидеть на кухне не хуже, чем в Москве, — а учитывая, что уезжали и уезжают наиболее культурные и активные, даже и лучше.

Еще более важно, что образование по своей природе включает западные стандарты культуры и представлений о цивилизованности, которые во многом не совместимы с общественной психологией и объективными потребностями развития слабо развитых стран. Это главное противоречие истории большинства из них, оно порождает отторжение интеллигенции, — но лишь у либералов это отторжение достигает крайней, разрушительной степени.

Отторжение неразвитой страны, естественное и неизбежное для интеллигента, у либералов достигает степени обиды, переходящей в ненависть.

В результате значительная часть образованного слоя, который является ключевым носителем культуры и развития как такового, теряет себя для страны, так как обижается на нее слишком сильно, предъявляя ей непосильные для нее, несоразмерно завышенные стандарты своего личного потребления.

Это касается всех видов потребления: от еды до демократии.

Либералы воспринимают в качестве идеала и своей цели источник этих стандартов (во многом существующих лишь в рекламе либо для богатейшей части развитых обществ) — и начинают если и не прямо служить ему, то соотносить с ним все свои действия.

И с этой точки зрения главный либерал страны — Путин, который, по чудному выражению Митрофанова, хочет править как Сталин, а жить, как в Европе или на Манхэттене. Интересно в этом отношении именно назойливое позиционирование Медведева именно как "либерала" — причем людьми, которые прекрасно понимают, что значит в России это слово. Вот такой и получается творческая обертка "консерватизма" на содержании проамериканского либерализма.

Забавно, что "коллективный разум" "Единой России" в этом отношении оказался выше отдельных представителей ее руководства, — и этот бюрократический конгломерат попытался замаскировать свой либеральный фундаментализм официальным провозглашением в качестве идеологии некоего "российского консерватизма", более всего напоминающего идеологические изыски прошлой "правящей" партии — черномырдинской "Наш дом — Россия". В результате "Единая Россия" встала на путь решительного и последовательного размежевания официальной идеологии и политической практики; остается лишь пожелать ей успехов и максимальной скорости движения, так как шедшая по этому пути до нее партия "Яблоко" (безупречно социал-демократическая по духу и строго либеральная по мнению ее руководства) уже, как можно понять, прекратила реальное существование.


Либеральная идеология, исповедуемая 5% народа и 20% интеллигенции, правит бал и вновь ведет страну в небытие. Последовательная ее реализация означает, как мы помним, полное уничтожение либеральных же ценностей, от частной собственности до свободы слова, — и беспощадное разграбление страны.

Это полностью противоречит идеологии синтеза социальных, патриотических и демократических ценностей, стихийно выработанной населением России в последнее "черное двадцатилетие". Поэтому либерал в ближайшие полвека будет оставаться чужим в нашей стране.

Помните, у Мандельштама: "Мы живем, под собою не чуя страны…"?

Пусть живут, в России есть хорошее место для всех.

Лишь бы не правили.

http://www.zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/837/32.html

 


21.02.2010

 

9 мая войска НАТО пройдут по Красной площади
 

28.01.2010

В параде, посвященном Дню Победы, примут участие военные из США, Великобритании и Франции. Также ожидается присутствие лидеров этих стран Барака Обамы, Гордона Брауна и Николя Саркози. Об этом сообщил управляющий делами президента России Владимир Кожин. По официальной версии, войска стран, которые были союзниками СССР в борьбе против фашистской Германии, выйдут на Красную площадь Москвы 9 мая 2010 года, когда исполнится 65 лет с момента окончания ВОВ. Однако, если называть вещи своими именами, то получается совсем иная картина.

Прежде всего, обратим внимание на тот факт, что речь идет не о параде ветеранов войны (что ещё можно как-то понять), а о действующих армиях, входящих в коалицию войск НАТО: “Ветераны – люди очень преклонного возраста, поэтому никто не будет заставлять их маршировать, шагать. Они будут почетными гостями”, – заявил Кожин, по мнению которого этот парад “будет главным событием года”.

Таким образом, парад в честь 65-летия Победы в Великой Отечественной войне, по сути, будет заменен в этом году парадом победителей в “холодной войне”. Именно так кадры шагающих по Красной площади натовцев будут восприняты во всём мире. Не говоря уже о том, что исторический миф о решающей роли США в победе во Второй мировой войне получит более чем наглядное подтверждение.

О символическом значении этого события и говорить не приходится. Если в 1991 году директор ЦРУ Роберт Гейтс, стоя на Красной площади, в одиночку проводил парад победы США в холодной войне с СССР, то теперь всё будет проведено, что называется, с размахом.

Какой ещё тайный смысл будет вложен в парад войск НАТО на Красной площади (в сакральном центре России, в священный день Победы) – остаётся только догадываться…

http://www.nenovosty.ru/nato-parad.html#more-284

 


21.02.2010

 

ВЕТЕР ИСТОРИИ

Анна Серафимова

Народное ополчение по защите Сталина было собрано самим Сталиным. Как когда-то он создавал дивизии, полки, организовывал партизанское движение, вооружал армию, сплачивал ее, давая четкие установки, каковы цели и задачи, так и сейчас именно он, его образ создает народное ополчение по защите нашей истории и его роли. В свет вышли сотни книг, тысячи статей. По стране организуются музеи, устанавливаются памятники, собираются "круглые столы", люди снимают фильмы. Именно эти люди своим страстным дыханием создают тот ветер истории, который сметает мусор с могилы вождя, создавшего сверхдержаву и разгромившего тогдашний фашизм, проповедовавший превосходство одних людей над другими, исповедывавший теорию винеров и лузеров.

Нынешние западные демократии и примкнувшее к ним здешнее гитлеровское подхвостье исповедуют именно теорию фашизма, с которым боролся Сталин. Они его ненавидят потому, что они — фашисты, а он — их вечный непримиримый враг.

Исследовать феномен Сталина взялись люди разных профессий, социальных групп, возрастов. Книги они издают на свои средства, скапливая их, зачастую отказывая себе в самом необходимом. Издают книги о Сталине и издательства, для которых книги — товар. На них есть нарастающий спрос, и издательства уверены, что книги будут распроданы.

Понятно, что на издания, исповедующие объективный подход к освещению деятельности Сталина, государство деньги не выделит. А миллионы бюджетных рублей, то есть наших денег, тратятся на поделки, обливающие грязью полководца Победы.

Эту инициативу масс, движение снизу, которое так тщетно пытаются организовать политические однодневки, то "Наш дом — Газпром", то "Еди на, Россия", сплачивает и направляет именно Сталин, который и в этом смысле тоже живее всех живых, наше знамя, сила и оружие.

Издание произведений о Сталине — "интеллектуальная партизанщина", с которой властям попросту невозможно бороться. Как? Книги не берут в магазины— их распространяют через Интернет. И поскольку авторы за ценой не стоят, и издают не с целью обогащения, а с целью просвещения, то пути книг к читателю находят. И такая народная война за поруганную Родину, за оклеветанного Сталина, дает результаты, которым завидует официальная пропаганда, в истерике констатируюшая: Сталин становится все популярнее. Хотя все официальные СМИ с утра до вечера поливают его грязью и клевещут на него, нынешние власти не жалеют средств на создание мусора и мусорщиков, которые тащат и тащат отбросы истории на могилу великого вождя.

По опросам общественного мнения, в наши дни большинство россиян считают, что масштаб преступлений сталинской эпохи был преувеличен западными странами, в частности американцами, поскольку и те и другие неустанно стремились ослабить Россию. Согласно опросам, более 60 процентов молодых людей 20-25 лет считают, что Сталин сделал больше хорошего, чем плохого, что он заслуживает места в пантеоне великих граждан России. Среди граждан старшего поколения доля сторонников Сталина еще выше. Молодые люди также считают, что Сталин выиграл во Второй мировой войне. Они считают, что это заслуга непосредственно Сталина. Для многих роль Сталина как лидера военного времени перевешивает все остальное, что бы ни говорилось о Сталине.

Когда в 1989 году начались подобные опросы, как признают их организаторы, имя Сталина не входило даже в десятку самых великих людей всех времен и народов. К середине 1990-х Сталин приблизился к тройке. Сейчас он лидирует.

И такие результаты не появились сами собой. Именно эти энтузиасты, эти добровольцы сталинского ополчения своими книгами, издаваемыми каждая по отдельности минимальными тиражами, а вместе прорывающие информационную блокаду, донесли правду о выдающейся деятельности руководителя советского государства в драматический период мировой истории, когда тогдашние винеры могли надолго, если не навсегда, поставить лузеров, к которым причисляли целые расы, на колени, уничтожить.

В то же время официальные издания поражают! Говоря о войне как таковой, умудряются не упомянуть верховного главнокомандующего! Или власти талдычат, что народ выиграл войну вопреки руководителю страны!

Может ли команда выиграть хоть одну игру, если ее тренер делал всё, чтобы она проиграла? Может ли костюм получиться ладно скроенным, если портной сделал всё, чтобы он не удался? Может ли в доме быть чистота, если хозяйка делает всё, чтобы воцарился бардак? За что вы платите миллиарды адвокатам и хиддингам, если команда может самоорганизоваться и выиграть вопреки и без всякого тренера? Уж 11-то человек как-нибудь самоорганизуются и отразят атаку противника!

Ныне, если что хорошее случится, даже попросту ввиду погодных условий в лесах удался урожай грибов, — ор из всех СМИ: "Благодаря демократическим руководителям! Да здравствует! Великие усилия привели к успеху!"

Если какая катастрофа, мор, фиаско, слышим крики: "А что вы хотели? Педофилия захлестнула страну? Наследие Сталина тому виной! Люди хотят попробовать то, что было под запретом. Бабушка педофила едва избежала ГУЛАГа, и внук преодолевает таким образом унаследованный синдром подавления страхом. Еще долго нужно преодолевать последствия разрушительной деятельности!.."

Прекрасная позиция обанкротившихся по всем статьям властей: если есть что хорошее — присваивают себе. Если что плохое — сваливают на Сталина.

Когда слышатся мнения, что Сталин не нуждается в защите— это лукавство. Если клевещут на твою мать, то, как ты поведешь себя в этой ситуации — характеризует тебя. Если негодяи клевещут на того, кто спас нашу Родину от уничтожения и поругания, то, как мы ведем себя и реагируем на эти подлые выпады — характеризует нас.

Понятно, что сталиноненавистнические власти отнюдь не гладят по голове авторов книг, даже просто объективно освещающих его жизнь и деятельность. Поэтому работа этих энтузиастов требует и гражданского мужества. Честь им и хвала!

Мы советские — с нами Сталин!

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/840/83.html

 


21.02.2010
 

В ЗАЩИТУ РУССКОСТИ

Игорь Шафаревич
Известный русский мыслитель беседует с Владимиром Бондаренко


Владимир Бондаренко. Уважаемый Игорь Ростиславович! Думаю, пора вновь всерьез говорить о русскости в России. Идет непонятная волна запретов публикаций, гонений, обвинений в экстремизме даже при попытке заговорить о русском самосознании. Отчего это?

Игорь Шафаревич. Многим не нравится русское самосознание просто потому, что они нерусские. Вот я прочитал ряд статей Сергея Кургиняна, умный человек, со многими идеями согласен. Но почему он, споря с оппонентами, всё время ссылается, как на нечто негативное, на некую "русскую партию". Ему просто не нравится русское начало. Он боится русскости. А ведь русское движение всегда было державным, имперским и никогда не замыкалось в русскости. Это свойственно русскому народу. Может быть, увы, это со временем и исчезнет, но до тех пор, пока русский народ будет существовать, он будет имперским, не замыкаясь в чисто русских пределах. Россия только для русских — это чуждый нам миф, внесенный нашими врагами. Русский народ всегда уживался с другими народами, как никакой другой народ. Он объединял все народы вокруг себя. Спасал их. Спасал грузин, армян, карел. И народы издавна тянулись сами к русским. К примеру, мордва еще со времен "Повести временных лет" входила в состав Руси, дала нам немало великих людей.

Мне кажется, Сергею Кургиняну крайне неприятны любые антикоммунистические оттенки в патриотическом движении, и потому в книгах патриотов он ищет этот антикоммунизм даже между строк, выдумывая за своих оппонентов, делая их (к примеру, Вадима Кожинова) чуть ли не агентами ЦРУ. Он винит русских патриотов в развале Советского Союза. Но это далеко не так. Сами коммунисты, их руководство во всех республиках и развалили страну.

В.Б. Каково, на ваш взгляд, положение русских сегодня?

И.Ш. Сейчас многих посещает апокалиптическое видение будущего. У меня немножко другой взгляд. Мир охватил экономический кризис. Ударил он и по без того слабой России. Экономический кризис описывает и Сергей Кургинян в своих многочисленных статьях в газете "Завтра". Что-то в его отношении к кризису мне чуждо. Кое с чем я согласен. Причина заключается в отношении к истории человечества. Кургинян, как и многие другие, подвержен концепции прогресса. Считается со времен Возрождения, что человечество движется в одном направлении — к некоему прогрессу.

Есть и альтернативная точка зрения, которой придерживались Данилевский, Шпенглер, Тойнби, князь Николай Трубецкой и другие… Первым эту альтернативную прогрессистам концепцию выдвинул русский ученый Данилевский, но, как часто бывает, его даже в России никто не услышал. Признали теорию, хотя бы для спора с ней, лишь после выхода книги Шпенглера. По мнению Данилевского и Шпенглера, история движется отдельными народами или родственными группами народов. Эти народы и создают культурные цивилизации, культурно-исторические типы сознания.

Последнее столетие характеризуется господством западной цивилизации. С Западом граничила Россия. Естественно было желание Запада захватить Россию военным путем, как он захватил почти весь мир. Было четыре мощные попытки подчинить себе Россию. В семнадцатом веке во главе стояла Польша, в восемнадцатом — Швеция, в девятнадцатом — французы, а в нашем двадцатом веке — немцы. Все попытки были отбиты. Стало ясно, что военным путем Россию не подчинить. Был выбран обходный путь.

Коммунизм, по-моему, и был одним из обходных путей подчинения России западному миру. Это может показаться парадоксальным, ведь коммунизм был антитезой капитализму, а капитализм символизирует западный путь развития. Но так часто встречается в истории: противостоящие системы на самом деле тесно взимосвязаны и близки. Коммунизм развивался по той же возрожденческой идеологии прогресса, следовал этой теории. Марксизм был крайним течением именно западной цивилизации. Западная цивилизация развивалась через цепочку революций, которые были провозглашены Великими. Великая английская, Великая французская, Великая Октябрьская и так далее. Мы входили в эту цепочку. Эти революции стремились создать новый мир, нового человека. Менялись даже боги. Гитлер не выпадал из этой теории, он тоже строил новый мир и создавал нового человека. Это единая западная цивилизация. Без понимания этой теории прогресса не понять, почему западный мир мощно помогал большевикам строить Страну Советов. Поэтому западная интеллигенция почти до самого краха Советского Союза симпатизировала большевикам.

Конечно, наша русская цивилизация стремилась русифицировать все попытки Запада: и петровские реформы, и советские, подчиняя своей русской сверхзадаче. Цивилизация строится одним активным народом, вокруг которого объединяются и другие, близкие ему народы. Но для этого сам активный народ должен иметь своё представление на взаимоотношения человека и мира, человека и Космоса. На меня произвела большое впечатление книга "Характер русского народа". Её автор — Ксения Касьянова. Это псевдоним Валентины Фёдоровны Чесноковой. Она считает, что очень мало путей взаимоотношения человека и Космоса. Собственно — есть два пути. Либо подчинить себе всю Вселенную, либо сосуществовать, органично вживаться во Вселенную. Чеснокова доказывает, что второй путь характерен для русского народа. Мы живем в Космосе, сосуществуем с ним, не подчиняя его себе.

В.Б. Так же мы взаимодействуем и с другими народами: мы не подчиняем их себе на нашем имперском пространстве, как делали англичане или немцы, — мы сосуществуем с ними, впитываем в себя их культуру, поддерживаем их национальные элиты. Иначе не можем. Запад действовал по-другому. Оккупировал весь мир, при этом как бы обучая свои жертвы демократии.

И.Ш. Да, у нас разные пути. Запад умеет себе лишь всё жестко подчинять, ломать, переделывать по-своему. Мы гибко вписываемся в окружающий мир, сами становимся Космосом. Прошли времена, когда крошечная Португалия захватывала Индию, которая во много раз и больше, и древнее её, Испания захватывает всю Южную Америку, Англия — почти весь остальной мир. Тогда Россия удержалась и выстояла. Но нельзя отрицать некий пассионарный прорыв западного мира. Ведь у Запада в те времена были свои проблемы. Мавры вторгались в Испанию, турки захватывали Вену, владели Балканами, вроде бы Европе не до новых завоеваний. Но Запад неуклонно расширял до поры до времени свои владения. Неимоверная энергия. Нельзя скрывать — в тот момент западная цивилизация была очень продуктивной во всем, в том числе и в культуре. Это был золотой период европейской культуры. Музыка, живопись, литература. Таким путем шло и её медленное завоевание России, культурный обходной путь. Наша интеллигенция была очарована западной культурой, мыслила себя в рамках западных ценностей. Что же сейчас? Европа выдохлась, кто идет ей на смену?

В.Б. И сегодня прекрасный турецкий писатель, лауреат Нобелевской премии Орхан Памук пишет о так называемой "жажде Запада": "А насчет "жажды Запада" я скажу, что это отнюдь не одним туркам свойственное чувство. У людей во многих странах есть ощущение, что всё, что в мире происходит, происходит только в Америке и в некоторых европейских государствах… Опыт других народов не оказывается в полной мере разделённым человечеством… Девяносто процентов человечества знает, что история делается где-то там, где их нет, и они из этого процесса исключены. Я об этом много писал…"

Но всё меняется, и сейчас даже в литературе азиатский Букер становится значимее европейского, и нынешний его лауреат, китайский мой сверстник и давний знакомый Су Тун, погружен в историю древнего Китая, мало интересуясь историей Европы. "Жажда Востока" оказывается ныне сильнее "жажды Запада". Когда же в России наступит "жажда России"?

И.Ш. Я совершенно согласен с мыслями Сергея Кургиняна, что основа нынешнего кризиса не в экономике и финансах. Он в своей статье ссылается на человека, управляющего мировыми финансами, утверждающего, что за этим кризисом последуют и другие. Никуда не уйти от того, что резко сокращается численность европейских народов, в целом белой цивилизации. Если полвека назад белые народы составляли четверть человечества, то в 2000 году уже одну шестую. Если всё так и будет продолжаться, то к середине нынешнего века белых останется едва ли десятая часть. Земли мирно заселяются другими народами из бывших европейских колоний. И кто кого уже колонизирует?

В.Б. Вспомним слова палестинского лидера Арафата, что матка арабской женщины победит все танки и самолеты, все армии мира. Исламский мир с его экспансией, Юго-Восточная Азия с бешеными темпами промышленного и научного развития — вот что определяет развитие нынешнего столетия. Удастся ли нам остаться в стороне от этого противостояния?

И.Ш. Западная цивилизация исчерпала силы, в ней заложенные. Это видно и по творческому оскудению в музыке, в литературе. Я бы даже не сказал, что в этом упадке виноваты западная буржуазность, корысть и так далее. Всё, имеющее своё начало, имеет и свой конец. Есть такая книга Патрика Бьюкенена "Смерть Запада". Это очень похоже на конец античной цивилизации. Тогда тоже земли Греции и Италии заселялись с точки зрения Древнего Рима варварами. Сейчас такими "варварами" заселяется вся Европа. США заселяют испаноязычные выходцы из Латинской Америки. В книге Хантингтона "Кто мы?" автор замечает, что новые переселенцы в США в корне отличаются от старых. Они совершенно не стараются интегрироваться в американское общество.

Я сам это ощущаю и в России. Я сам представитель той культуры, которая к нам еще с Петром пришла с Запада. Мне с детства было свойственно трудолюбие. Я и потом очень ценил своих учеников, которым было свойственно трудолюбие. Сейчас у нас в России формируется какая-то иная потребительская жизнь, в которой труд не ценится, а презирается. Это и есть описываемый Кургиняном "Кризис и другие".

У нас происходит настоящая смена цивилизаций. Многие либералы утверждали, что крах Советского Союза связан с проигрышем в "холодной войне". Я не согласен. После любого самого тяжелого поражения в войне теряли территории, платили контрибуции, но характер жизни народа не менялся. Сейчас уничтожаются весь прошлый русский уклад, образ жизни, характер нации.

В.Б. Я вспоминаю книгу Тургенева "Отцы и дети". Наивный Тургенев, какая уж тогда была борьба поколений? Сейчас, на мой взгляд, даже не борьба: тотальная смена взглядов на всё, и у правых, и у левых, новое поколение мыслит по-иному. Как инопланетяне. Молодые русские националисты — Холмогоров, Самоваров, мыслят совсем другими категориями, чем, к примеру, Вадим Кожинов или Игорь Шафаревич. Иные и молодые западники. Наверное, так было после октября 1917 года, когда еще не старые прославленные "мирискусники", поэты-символисты оказывались никому не нужны и не знали, о чём писать, что рисовать. Они все оказались во внутренней эмиграции, независимо от их политических убеждений. Так и мы — "внутренние эмигранты", все, независимо от политических взглядов, "родом из Советского Союза", что бы ни утверждал в своих статьях Сергей Кургинян, противопоставляя Бахтина — Лосеву, Кожинова — Аверинцеву. Нынешним молодым патриотам эта бахтинско-лосевская возня, придуманная Кургиняном, просто неинтересна. Они не знают ни того, ни другого. Что же будет дальше?

И.Ш. Кургинян прав не в подборе имен, здесь он мстит за какие-то былые обиды, а в главном, кризис имеет духовный характер.

В.Б. Как вы утверждаете, мы были тесно связаны с западной цивилизацией. Но в чем между нами коренное различие?

И.Ш. Был в эмиграции такой отчаянный русский националист Иван Солоневич. Он написал в Аргентине известную книгу "Народная монархия". Книга написана явно в истерике. Он боялся, что не успеет её дописать. Он упрекает и классическую русскую литературу, и русских историков, что они нагромоздили воз лжи о русском народе, о маленьком человеке. Но в книге содержится ряд ясных конкретных мыслей, которые очень ценны для понимания русской истории. Он очень верно говорит, что одно из главных свойств русских — их уживчивость с другими народами. Русская империя была создана именно на основании уживчивости. Второе качество русских — их готовность к жертвам, к жертвенности, их высокая пассионарность, как сказал бы Лев Николаевич Гумилев. Готовность к обороне своей земли, своей семьи. "Не замай" — вот короткий девиз всех русских. Это похоже на истину. Русские дошли до Тихого океана, не уничтожив ни одного народа. Говорят нынче, что это преувеличение. Может быть, но, по крайней мере, той кровавой бойни, которую обычно устраивали коренным народам англичане, в России не было. И сейчас живы многие малые народы, которые упоминаются в "Повести временных лет".

В.Б. Как сочетаются в России русскость и имперскость? Нет ли противоречия между русскими националистами и русскими империалистами, патриотами и державниками?

Некоторые горячие головы на нынешней волне разделения говорят: пусть уходит от нас Кавказ со своими проблемами, пусть уходят или уединяются у себя в норках татары и якуты, будем жить сами.

И.Ш. Русский народ, может быть, и погибнет. Но пока он существует, он будет уживаться со всеми народами в одной стране. Даже мелкие войны нас не разделят, нам деваться друг от друга некуда. Ведь этим народам тоже без России и русских не выжить. Никакая Америка не возьмет их на содержание. Многие мусульманские народы, живущие на территории России, будут мгновенно поглощены Китаем или исламским миром. И были бы в положении уйгуров, которых китайцы постепенно ассимилируют и уничтожают. Исчезли бы среди китайцев и якуты. И они это прекрасно знают. Да и культура малых народов России становится известной в мире через русский язык.

В.Б. Я только что вернулся из Эстонии. Помню, как благодаря русским становились известны в литературном мире Европы и Энн Ветемаа, и Ян Кросс, и братья Туулики. Сегодня эстонскую литературу никто нигде не переводит, не издают её и в самой Эстонии. Кроме двух-трех политически ангажированных публицистов, литература ушедших республик никому не нужна. Исчезли и киностудии. Когда нынешние горячие головы из культурного мира малых народов России постоянно упрекают русских, они недопонимают, что рубят сук, на котором сами и сидят.

И.Ш. Никто в мире не смеет отрицать: русская культура — одна из мировых культур. Пространство русской культуры помогало становлению и Чингиза Айтматова, и Отара Чиладзе, и Мустая Карима. Помогает это и русской культуре. Это свойство взаимопонимания и взаимообогащения культур очень важно. Об этом хорошо писал и Валерий Соловей, на которого так обрушился в своих статьях Кургинян.

Я, помню, был поражен, когда в шестидесятые годы встретился с американскими коллегами — они все были настроены антиамерикански. Все говорили, что в Америке есть имперские амбиции, которые нужно уничтожить. Я с ними был несогласен. Но понял, что имперскость является ругательным словом для всей мировой, так называемой прогрессивной либеральной интеллигенции, от Америки до Германии, от Франции до России.

В.Б. Может ли такое случиться, что русских в России со временем станет меньшинство по сравнению с теми же мусульманскими или другими народами России, и Россия, к примеру, станет мусульманской державой? Ведь к этому идут и США, где все негры давно приняли ислам, а их число неуклонно растет. К этому идет и Европа, заселяемая и турками, и курдами, и пакистанцами, и арабами. Да и к нам с Востока идет волна за волной. Будет и у нас со временем президентом Обама или его собрат. А в центре Москвы будет Мечеть Василия Блаженного. Историки быстро определят, что у юродивого Васьки Блаженного были тюркские корни. Останется и империя, и даже называться будет по-прежнему Россией, только заселять эту Россию будут другие народы?

И.Ш. В книге Ксении Касьяновой "Характер русского народа" приведены стихи Некрасова, который обращается к русскому народу: "Чем был бы хуже твой удел, / Когда б ты менее терпел…" Касьянова пишет: большего непонимания русского народа трудно представить. Для русских терпение это не удел, а высокое качество, за что его уважают и другие народы. Европейцы такого бы давно не выдержали и сошли на нет. Им не дано было русских испытаний, от монгольского нашествия до наших дней. Думаю, что удержимся и в нынешнее время, и меньшинством всё-таки вряд ли станем. Скорее обрусеют иные малые народы, или примут православную веру.

В.Б. Вы — оптимист и в личной жизни, и по отношению к будущему России?

И.Ш. Будущее России зависит от власти. Сейчас у нас власть олигархическая, то есть власть денег. Вспомните события и августа 1991 года, и октября 1993 года. Следование пушкинскому принципу: "Народ безмолвствует". Были во всех тех событиях активисты с разных сторон, но массово народ на улицы не вышел. При этом народ с тех пор не признает власть своей. Это для него какая-то чужая власть. Жили же русские не раз под оккупантами, и выживали. Народ считает: пусть власть сама с собой разбирается. Власть на народ никак не опирается. Так же, как и народ на власть. Власть каким-то образом все же вынуждена учитывать тенденции русского народа, его настроения, проверять его терпеливость, определять предел терпения.

Мало кто обращает внимание на то, что весь политический лексикон за последние десять лет совершенно изменился. Сейчас вся политическая элита России говорит о защите национальных интересов. Хотя никто не спрашивает, чей же нации эта власть защищает интересы. Это неполиткорректно. Это запрещается. Но раньше, лет десять назад, даже самих слов о защите национальных интересов никогда не звучало. Это погубило бы любого российского политика. Никакой Жириновский не решился бы на такие слова.

А что будет дальше с Россией? Я не предсказатель. Мне кажется, история тем и замечательна, что в истории существует свобода выбора. Властолюбивые политики могут как угодно командовать, но история все равно распоряжается по-своему. Да и народ со временем сам выбирает тот или иной путь развития.

Нынешняя эпоха мне напоминает эпоху Ивана Калиты. Кто он был такой? Помните роман Дмитрия Балашова? Прекрасный исторический писатель Балашов писал про Калиту, что тот желал хана полюбить искренне всей душой. Так, чтобы не было никакого уголка души, который не был бы пропитан этой любовью.

В то же время народ оценил его деятельность как собирателя всей Руси после периода долгого распада. И дал ему именно это высокое прозвище — Калита. Был ли он верным данником ордынского хана, который хотел собрать побольше дани из московского улуса, и потому всех старался объединить? Или он с опережением на 50 лет готовил Куликовскую битву, готовил грядущее избавление Руси?

Сейчас положение примерно такое же. Мне кажется, что силы, действующие на магнитную стрелку, уравновешиваются.

В.Б. Что же делать русскому интеллигенту, русскому писателю? Как сдвинуть стрелку на развитие нации и государства?

И.Ш. Цель русской интеллигенции сегодня заключается в том, чтобы оказывать давление на правительство, на власть всеми возможными для неё средствами. Требуя от них больших уступок для развития русского народа. Сказать, что конкретно надо делать, я бы не решился. Любая самая хорошая утопия может быть еще страшнее нынешнего момента.

Любое решение должно вырастать из самой жизни. Сейчас, мне кажется, видно, какое решение вырастает из жизни. Первое важное решение заключается в том, чтобы признать существование русских и существование русских национальных интересов. Так же, как мы признаем интересы всех других народов России. Например, восстановить в паспорте название своей национальности — русский. Совершенно непонятно, почему надо сохранять в паспорте возраст или указывать пол, но скрывать национальность. Неужели национальность не характеризует любого человека? Чего кто стыдится? Пусть уж вычеркнут, если так не терпится, к примеру, пол. Всё равно видно: мужчина или женщина.

В.Б. Нужен ли закон о государствообразующей нации?

И.Ш. Это уже дело какого-то далекого будущего. Сейчас нужно требовать малых шагов со стороны правительства по защите интересов русского народа. Можно требовать чего угодно. Но зачем делать бессмысленные шаги? Важнее добиваться реального улучшения.

Надо учитывать, что у нас власть денег, и ей надо лишь напоминать, что государство-то у них прежде всего русское. И народ на 80 с лишним процентов русский.

В.Б. Вы утверждаете, что коммунизм — это крайняя модель западной цивилизации, чуждая для русского народа. Но первая модель русского капитализма провалилась в 1917 году.

Как мы знаем, спустя 70 лет существования провалилась и попытка коммунизма. Сейчас более 20 лет длится вторая попытка русского капитализма, на мой взгляд, столь же неудачная, как и первая. Власть денег, достаточно успешная в западном мире, заставляющая крутиться все колёсики страны, у нас явно не работает. Какая же модель годится для России? Какая экономика наиболее органична для неё?

И.Ш. Первая модель провалилась все же не в 1917 году. После установления советской власти несколько лет шла умалчиваемая до сих пор крестьянская война, не меньшая, чем крестьянская война в Германии. Волна восстаний по всей стране. Крестьяне, конечно, победить не могли. Но они отбились с колоссальными потерями. Против крестьян были выставлены совершенно несопоставимые силы. Вспомним антоновское восстание, на подавление которого была выдвинута целая армия, руководили его разгромом видные красные полководцы, тот же Тухачевский.

Я с радостью нашел книжку , недавно выпущенную у нас: "Великая крестьянская война в России". Это были лекции, прочитанные в Гарварде итальянским историком Грациози. Я ему послал свою книжку, где высказывал близкие ему мысли. Он мне ответил осторожно, чтобы сохранить свое место в Гарварде, но, тем не менее, откровенно, что во многом со мной согласен…

В.Б. И всё же, крестьянская война и власть денег, модель капитализма — это немного разные вещи. Возможен ли русский капитализм? Какая же модель годится для России? Не кажется ли вам, Игорь Ростиславович, что для России такой саморазвивающейся формы русского промышленного и денежного капитализма просто быть не может?

И.Ш. Конечно, русского капитализма быть не может! Россия может быть только колонией для западного капитализма. Капитализм на Западе развивался несколько столетий. Жесточайшая история западного капитализма до сих пор не написана. Сначала это были жесточайшая эксплуатация и полное бесправие работников. Избирательное право было очень узкое. Оно было только у крупных землевладельцев. Крупные землевладельцы часто и решали, кого выбрать во власть. Только в девятнадцатом веке началось осторожное расширение избирательного права. Уже после первой мировой войны и женщины получили избирательное право. Когда в американской конституции говорится о том, что каждый человек рождается свободным, ни негры-рабы, ни женщины под этими свободными гражданами не подразумевались.

В.Б. Может быть, дай коммунизму просуществовать несколько столетий, тоже все граждане получили бы полную свободу и полное благополучие, но без власти денег? Мы говорим о жесточайшем раннем капитализме, о христианской инквизиции, уничтожившей миллионы, как бы принимая и нынешнюю мирную церковь, и благополучный западный капитализм — значит, всё новое проходит через тиранию и жестокость, чтобы потом обрести человеческие черты. Что же делать нынешней России? К какому берегу податься? Коммунизм — плохо, капитализм — плохо, что такое хорошо?

И.Ш. Вокруг русского народа могут собраться все народы, которым хорошо вместе с Россией, безопаснее, которым тоже неохота идти под западный капитализм. Правящий класс во всем мире имеет тенденцию вырождаться, побеждает страсть к властвованию. К большинству своего же народа они относятся как к быдлу, как к ничего не значащей массе. Мечтать о каком-то светлом будущем — это утопия, не имеющая отношения к реальности. Значит, время от времени необходимо менять власть тем или иным путем.

Можно надеяться, что у нас выработается строй, который будет более-менее устойчивым, учитывающим интересы народа.

В России, думаю, всегда будет более-менее авторитарный строй, сильная власть. Западная демократия нам просто по менталитету не подходит. Экономика должна быть в России смешанной. Русские не могут существовать нормально, если у крестьян нет своей земли. На земле должен быть свой крестьянский капитализм, но ограничивающий размеры частных землевладений. Как писал Чаянов, у русских крестьян своя концепция выгодности. Не больший доход, а возможность заниматься своим делом.

В.Б. А существует ли сейчас крестьянство на Руси? Может, это уже утопия? Деревня обезлюдела. Я ездил и по Вологодской области, к Василию Белову в Тимониху, и по Карелии, и из Москвы в Петербург, недавно вернулся из Псковщины. Сотни километров пустого пространства. Нет ни полей, ни коров, ни людей. Всё мясо везем из Европы и Азии. Можно ли вернуть крестьян на землю? И кто это сделает? Сначала уничтожили колхозы и совхозы, потом так же добили фермеров.

И.Ш. Думаю, что каким-то непредсказуемым образом русские вернутся на землю. Может, даже в результате страшных городских катастроф, полной безработицы и вымирания в городах побегут спасаться на землю. Всё-таки именно земля спасёт русский народ.

http://www.zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/837/41.html

 



 

См. также: 


История России * Народ * Кризис России * Русский Путь * Миссия России Уроки для России * Русский вопрос  Русские * Русское СамосознаниеРусская Идея * Национализм * Этносы России * Российские мифы * Угрозы для России * Убить Россию! * Русское Сопротивление 

Русский Мир * Россия в мире * Россия в мире - только факты * Россия и Европа * Россия и Азия * Россия и Америка * Россия и Германия * Россия и Латинская Америка * Россия и Славяне * Россия-Украина-Беларусь * Образ России * Мифы мировой экономики * Россия и крах мировой финансовой системы * Перманентная шизофрения * Глобальный апартеид * Создание Новой Бреттонвудской системы * Новый справедливый экономический порядок  * Статьи Линдона Ларуша

 

Новые статьи

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  Далее см. Меню раздела

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата последнего обновления этой страницы: 21.02.2010

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете