Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Дата последнего обновления

этой страницы: 01.04.2009

 

Главная 

О портале

Новости портала

Гостевая

 

Блог-Каталог

"Россия в зеркале www"

http://russia-in-www.narod.ru/

 

Блог-Пост  Блог-Факт


 

Библиотека "Россия"

 

Каталоги книг и сборников статей в zip и rar архивах:

Алфавитный каталог книг

по авторам

Алфавитный каталог книг

по названиям

Алфавитный каталог книг

по темам

Новые книги

Алфавитный каталог сборников статей по темам

Новые сборники статей

 

 

Разделы Библиотеки:

 

Вперёд, Россия!

 

Новая Россия
Самоуправление
трудовых коллективов

Народные предприятия
Собственность на землю
Свой дом
Собственники-совладельцы
Экономика знаний
Физическая экономика
Справедливый
экономический порядок

Мифы мировой экономики
Будущее общество

Экономика будущей России

Что делать?
Модернизация России

Цивилизация будущего

Родовые поместья России

Статьи Линдона Ларуша


Столпы Отечества

 

Народ 
Общество
Власть
Государство
Элита
Интеллигенция

Выдающиеся деятели России
Крестьянство
Дворянство

 


Реинкарнации России

 

История России
Империя 
Кризис России
Русский Путь

Русский Мир
Русская Цивилизация
Миссия России
Россия - век 18-й
Россия - век 19-й


 Русское богатство

 

Родная Старина

Русское Золото 
Русская Мысль
Культура России 
Инноватика
Русский Язык

Фольклор
Экономика России

 


Россия в Мире 

 

Россия в Мире

Россия в Мире - только факты

Россия и Азия

Россия и Америка

Россия и Германия

Россия и Европа

Россия и Славяне

Россия-Украина-Беларусь 

Образ России

Мифы мировой экономики

Глобальный апартеид

Перманентная шизофрения

Создание Новой Бреттонвудской системы
Россия и крах мировой финансовой системы

Уроки для России

 


Понять Россию

 

Россиеведение
Русский вопрос 
Российкие тайны
Почему Россия не Америка

Россия - только факты 

 


Русские

 

Русские

Русское Самосознание

Русская традиция


Идеологический тигль

 

Русская Идея
Консерватизм
Патриотизм
Национализм
Либерализм

 


Русские просторы

 

Краеведение

Русский Север
Сибирь
Дальний Восток
Русский фронтир
Города России


Народы России

 

Этносы России


Современный человек

 

Homo socioerectus


"Эта страна" 

 

Русофобия
Российские революции
Российская дурь

Российские мифы

Российские химеры

Это очень странно ...

 


Люди,

будьте бдительны!


Угрозы для России 
Россия в войнах
Убить Россию!
Русское Сопротивление 


Правители России


Иоанн Грозный
Сталин


 

Спецпроект Портала "Россия"

Библиотека MindUp!
на сайте

http://russia-in-www.narod.ru/

 

В её каталогах  в сумме свыше 10 тыс. публикаций:

 

Генеральный каталог MindUp!

История

Психология

Философия

Словари

Энциклопедии
Справочники
Афоризмы

 

 

 

Мы любим Россию!

 

 

Образ России

 

Россия глазами иностранцев. Представления о России зарубежом. Имидж России - как он формируется страной, как представляют его себе и другим руководство страны и народ России.

 

 

Вот типичное представление о России зарубежом. Рисунок взят с зарубежного сайта, посвящённого России 

 

 

 

 

 

 

Каталоги 

 

Каталог  RussiaForeign. Russian Art and Cultural Tour.

"Всё о России - как её представляют зарубежом"

 

russia (вот так - с маленькой буквы!) in the Free Online Encyclopedia

http://encyclopedia.thefreedictionary.com/russia
Read about russia in the free online encyclopedia and dictionary. Over 600,000 articles on any topic and completely

free access to the entire content.
www.thefreedictionary.com
Всё о России - как её представляют зарубежом: история, культура, экономика, административное устройство, география, границы и пограничные государства, территория, демография, политика, власть, армия, транспорт, коммуникации, религии, право, туризм, образование и т.п.
Много полезных фактов, статистики, аналитики ... Но много и забавных предрассудков и заблуждений ...

Столько удивлений, страхов, неприязни, зависти ...и прочих нелепостей! Может быть, и мы так же думаем о них? Или мы лучше знаем зарубежный мир? И спокойней относимся к их отличиям от нас? Забавно, однако ...

Russian Empire http://encyclopedia.thefreedictionary.com/Russian%20Empire
History of Russia http://encyclopedia.thefreedictionary.com/History%20of%20Russia
Russian history, 1682-1796 http://encyclopedia.thefreedictionary.com/Russian%20history,%201682-1796
Russian history, 1796-1855 http://encyclopedia.thefreedictionary.com/Russian%20history,%201796-1855
Russian history, 1855-1892 http://encyclopedia.thefreedictionary.com/Russian%20history,%201855-1892
Russian history, 1892-1920 http://encyclopedia.thefreedictionary.com/Russian%20history,%201892-1920
Russian Culture http://encyclopedia.thefreedictionary.com/Russian%20Culture
List of famous Russians http://encyclopedia.thefreedictionary.com/List%20of%20famous%20Russians
Russian language http://encyclopedia.thefreedictionary.com/Russian%20language
Russian humour http://encyclopedia.thefreedictionary.com/Russian%20humour
Vladimir Dal http://encyclopedia.thefreedictionary.com/Vladimir%20Dal
Russian politics http://encyclopedia.thefreedictionary.com/politics 

 


Блог-Каталог "Они о нас"  Скачать rar-файл 170 Кб

 

 

Краткая история России и Советского Союза (американский взгляд)
http://biblioteka.agava.ru/vi/kratkaya_istor.htm

http://lib.km.ru/?id=1247&Subject=12

 

Эпиграфы

 

Опрос общественного мнения показал: врут - все! - Е. Кащеев

 

У России очень мало врагов: всего лишь НАТО на западе, Китай на востоке, исламский мир на юге, США не севере, а так вообще-то кругом друзья.

 

Многое в России восхищало меня... никто более меня не был потрясен величием их нации и ее политической значительностью. Мысли о высоком предназначении этого народа, последним явившегося на старом театре мира, не оставляли меня... я сумел разглядеть под политической маской, вот уже несколько веков искажающей исконный характер русской нации, ее превосходные задатки - А. де Кюстин, 1839г

 

 

 

Книги

 

Все книги в архивных файлах RAR или ZIP
 

 

Пустарнаков В.Ф. Философия Просвещения в России и во Франции. Опыт сравнительного анализа

 

Рассказ, или Воспоминания сэра Джерома Горсея

 

 

 

 

Сборники статей

 

 

Образ России. Сборник 1

Скачать rar-файл 167 Кб

СОДЕРЖАНИЕ:

Международный имидж России - определения имиджа

Вайнштейн Г. Россия глазами Запада - стереотипы восприятия
Ватлин Александр. Опять немытая Россия
Геровский А. МЫ И ЧЕХИ
Горсей Джером. Записки о России. XVI - начало XVI в.
Грушина В.Ю. Образ России в общественном мнении Великобритании в период Первой мировой войны
Дюкин С.Г. Образ России в литературной публицистике Венгрии 2000-х годов
Еремин И.А. Имидж России среди военнопленных
Жид А. Возвращение из СССР
Золотарев М. Образ России в США в период с 1985 по 1993 гг
Из того, что было образ родины - своими руками
Иностранцы - о России
Кирюшин К.Ю., Кирюшина Ю.В. Археологический парк Перекресток миров
Кожинов В.В. Маркиз де Кюстин как восхищенный созерцатель России
Кожинов В.В. УРОКИ ИСТОРИИ
Козлова Ю.И. Образ России глазами японцев
Кондратьева Н.Б. К вопросу об имидже регионов
Кругова Н. Россия в глазах образованных немцев
Лапкин В., Пантин В. Динамика образа России и циклы реформ-контрреформ
Лысенко Ю.А. Образ России в представлении казахской политической элиты и интеллигенции XVIII-XIX вв
Малинова О.Ю. Зеркальный лабиринт - «долгий дискурс» российского западничества - антизападничества

 


Образ России. Сборник 2  

Скачать rar-файл 290 Кб

СОДЕРЖАНИЕ:

МЕТАФОРИЧЕСКИЙ ОБРАЗ СССР - РОССИИ
Никонов А. РУСОФОБИЯ НА ЗАПАДЕ
Реут Олег Имидж России под брендом суверенитет табу
Реут Олег. Образ врага в антитеррористических дискурсах США и России
Романович Н.А. Спящая красавица или Баба Яга
РУСОФОБИЯ НА ЗАПАДЕ
Семененко И. Культура, общество и образ России
Сидоров В. М. Россия в зеркале Герберта Хаана
Сидоров Е. Россия о России
Смирнягин Л. Россия глазами американцев
Солохин М. Умом понять Россию
Строев Александр Россия глазами французов ХVIII начала XIX
Тэвдой-Бурмули А.И. Проблемы формирования имиджа России в государствах Балтии
Уфимская Е.В. Образ России и русскоговорящих в немецкой прессе - проблема негативного восприятия
Фадеев К.В. Современная Россия глазами иностранцев
Филиппов В.Р. Имидж России или палитра мнений
Шпагин С.А. Роль системного реваншизма в формировании международного имиджа России

 

 

 

Образ России. Сборник 3  

Скачать rar-файл 117 Кб

СОДЕРЖАНИЕ:

Американский взгляд на Россию
Вернадский Г.В. Европа ли Россия
Гваньини Александр. Описание Московии. О религии московитов и всех русских
Зыкин Д. Правда и ложь о русском менталитете
Каллейнен К. Взгляд высшего чиновничества Финляндии на Россию
Кругова Н. Россия в глазах образованных немцев
Кумабэ Кэнсаку. Россия меняет свой облик
Лихачев Д. академик. Мифы о России старые и новые
Лихоманов А.В. Россия глазами европейцев в XVII-XVIII вв
Микаэлян А. Французы и русские - парадоксы восприятия
О книгеТ. Г. Масарика «Россия и Европа»
Педерсен А. Впечатления датских писателей от пребывания в СПб
Рейтинг России в США - краткая история
Россия глазами американцев, США глазами россиян
Харченко Л.И. Финны и русские глазами друг друга

 


 

Избранные статьи

 

 

Рукавишников В.О. Отношение американцев к современной россии
Скачать pdf 496 кб

РУКАВИШНИКОВ Владимир Олегович - доктор философских наук, профессор кафедры мировой политики Государственного университета - Высшей школы экономики. После трагических событий 11 сентября 2001 г. в США печать заговорила о потеплении во взаимоотношениях России и Соединенных Штатов Америки. Однако ед- ва ли есть необходимость доказывать, что прогресс в межгосударственных отношениях наших стран зависит не только от руководителей государств. Если Россия более не могущественный враг, которого следовало устрашать и сдерживать, то кто она - друг, союзник или партнер Америки, или же просто побежденный и на время притихший противник, которому нельзя доверять и за которым надлежит внимательно присматривать? И как рядовые американцы сегодня относятся к В.В. Путину, второму президенту России лично, поскольку хорошо известно, что восприятие политики любой страны в высокой степени персонифицировано? Ответы на эти вопросы можно найти в публикациях СМИ и данных опросов американского общественного мнения, приведенных в настоящей статье. За ответами на вопросы, начинающимися словом "как", неизбежно следует "почему", предполага- ющее интерпретацию данных, объяснение выявленного паттерна общественного мнения, рассмотрение современного уровня информированности американцев о происходящем в мире, анализ эволюции системы ценностей и установок в отношении внешней политики США, вообще, и отношений с Россией, в частности, в предыдущие годы, выявление сути распространенных в США представлений о роли Америки и России в современном мироустройстве, обсуждение проблемы устойчивости фобий и мифов, сформировавшихся за долгие годы холодной войны, а также степени и механизмов влияния общественного мнения на внешнюю политику и многих других вопросов [1].

 

 

Вилльямс Дж. А. Взгляд американца на российскую ситуацию: некоторые предварительные заметки
Скачать pdf 207 кб

ВИЛЛЬЯМС ДЖОН АЛЛЕН — доктор философии, председатель отделения политических наук
Университета Лойолы в Чикаго. Вице-председатель и исполнительный директор межуниверситетского
семинара по проблемам Вооруженных сил и Общества, Председатель секции Международной безопасности
и контроля над вооруженными силами Американской Ассоциации Политических наук.
События в России затрагивают не только русских, они касаются всех. Россия по-прежнему остается великой державой — это огромная страна, обладающая большими материальными и духовными возможностями; все, что в ней происходит неизбежно влияет и на остальную часть планеты. Как ученый, долгое время изучавший ваши проблемы, и как военный специалист, слишком хорошо представляющий себе опасности военного противостояния, я внимательно слежу за развитием событий в России, Перемены в отношениях между
вашей и моей странами во многом зависят от того, что сами русские граждане думают по поводу своих насущных неурядиц, а также по поводу тех отношений, которые они хотели бы иметь с Америкой. Ради наших детей я вместе со всеми, стремящимися к согласию и обладающими доброй волей американцами и русскими призываю к тому, чтобы наши взаимоотношения были дружескими.
Очень просто считать, что и у русских, и у американцев сложились друг о друге совершенно определенные представления. Созревшие на протяжении долгой идеологической борьбы, эти мнения были чаще всего взаимовраждебными. Однако несмотря на весь свой антикоммунизм, большинство американцев на самом деле никогда не испытывали к русским людям неприязни. Фактически мы всегда смотрели на русских как на величайших заложников коммунизма. Именно поэтому многие из нас соглашались с президентом Рейганом,

когда он называл Советский Союз «империей зла», но мы никогда не думали, что сами советские люди злы по своей природе (если не считать, конечно, таковыми большинство их руководителей).  Многие русские раньше смотрели на американцев (да и сейчас, пожалуй, смотрят так же) как на эдаких заносчивых деляг, всячески обделывающих свои делишки перед тем, как дать бескорыстный совет остальной части человечества. Эти превратные мнения об американцах не новы и свойственны даже тем, кто относится к нам дружески. Во время мировой войны французский премьер Жорж Клемансо как-то сказал: «Америка? Это — нечто, движущееся от дикости к цивилизации, но в обход культуры». Во время мировой войны один англичанин заявил, что с американцами три загвоздки: «им платят слишком много, они слишком похотливы, и их здесь слишком много». Но со словом «русский», по крайней мере в том, как его противопоставляют слову «американец» — тоже конфуз. Под «русских» подпадают как граждане России, так и природные русские, проживающие, как известно, по всему миру. Это непривычно для американца, который под понятием «американец» подразумевает прежде всего гражданина Соединенных Штатов Америки, независимо от его расовой принадлеж- ности, и очень часто не считает таковым жителя Канады или Южной Америки. Соответственно, мы очень часто используем слово «русские», когда говорим о гражданах Советского Союза. Я вспоминаю, что когда великий бегун Валерий Борзов услышал от американского тележурналиста вопрос о том, как себя чувствует лучший русский спринтер, то он к вящему замешательству американца вежливо ответил: «Но я не русский, я украинец». Подобные проколы случались благодаря неправильному пониманию всех сложностей этнического строения Советского Союза и, по схожей причине, России, а также потому, что ключевым здесь служило собственное пони- мание слова «американец». Сейчас же картина, конечно же, еще более осложнилась.

 

 

Голосенко И. А., Султанов К. В. Культурная морфология О. Шпенглера о ликах России.
Скачать pdf 177 кб

В современной зарубежной и отечественной общественной науке существует заложенная П. Сорокиным еще в 1950-е гг. традиция сравнительного анализа макросоциологических и культурологических теорий Н. Данилевского, А. Тойнби, В. Шубарта, А. Кробера, Ф. Нортропа и др. [1]. Причем имена первых двух социальных мыслителей в его анализе постоянно шли бок о бок. В ряду перечисленных имен их сближает не только относительная хронологическая близость, но и многочисленные концептуальные совпадения в толковании хода и структуры мировой истории. Впрочем, были и вполне естественные отличия [2]. Рассмотрим, как О. Шпенглер в 20-е гг. нашего века трактовал историческую .судьбу России., помня, что это был один из центральных сюжетов знаменитой книги Н. Данилевского .Россия и Европа. (1869 г.). В отличие от Н. Данилевского (1822?1885) - серьезного натуралиста и трезвого экономиста, стремившегося построить культурологию на естественно научной основе, О. Шпенглер (1880?1936) мыслил скорее художественно, чем научно. Его книги были написаны стилистически привлекательно, но часто абсолютно бездоказательно. Он разрабатывал, не считаясь с общепринятыми понятиями социальной философии, символические концепты - образы оппозиционного характера: стиль - душа культуры, причинность - судьба, механизм - организм, природа - культура, жизнь - история, весьма произвольно применяя их в объяснении общественных феноменов. Хотя О. Шпенглер нигде открыто не ссылается на книгу Н. Данилевского, известно, что он ее читал на русском языке и в французском переводе. Во всяком случае у него обнаруживаются не только общие темы, изложенные еще Н. Данилевским - отрицание мирового единства человечества и обоснование локальной дискретности культур, их контакты и гибель. Он даже мимоходом, несколько метафорично использовал слова .Россия и Европа. Это не было простым совпадением. Но как он их понимал - Россию и Европу?

 

Седов Леонид. Россия: взгляд из Польши и обратно
Скачать pdf 287 кб

Интересные результаты опросов общественного мнения Польши и России.

В Европе едва ли найдется страна, историческая судьба которой так тесно переплелась с Россией, как Польша. В многовековой истории их отношений насчитывается немало темных страниц, омрачающих сознание жителей обеих стран, питающих их взаимное недоверие и подозрения. Много есть и точек сближения: славянский характер, культурные взаимовлияния, экономические интересы.

 

 

Гудков Лев. Россия в ряду других стран: к проблеме национальной идентичности

Скачать pdf 430 кб

Мы имеем дело не столько с проблемой усиления этнофобий или межэтнических барьеров, сколько с неготовностью российского общества к ее осознанию, анализу. То, что воспринимается как неожиданное, "иррациональное" противоречие между практически одновременно выражаемыми толерантными и агрессивными установками (которое обычно интерпретируется как рост или, напротив, смягчение ксенофобии), означает прежде всего растерянность перед самим фактом партикуляристского и некультивированного сознания, в котором уживаются как пол- уили квазитрадиционалистские представления, так и нормы, и ценности, регулирующие области действия и отношения "модерных" структур и институтов. Задача исследователей заключается в том, чтобы, связывая эти представления и высказывания, установки и действия (которые, по сути, принадлежат более архаическим пластам или структурам регуляции) с соответствующими адресатами, прояснить функциональный смысл подобных реакций, а тем самым описать механизмы консервации социальной и культурной структуры, сопротивления модернизационным изменениям. Скрытый негативизм отчетливее всего проступает именно в отношении мигрантов: в понимании их как конкурентов или просто опасных чужаков, или же, напротив, в осознании их ценности как людей, вносящих необходимое разнообразие, то новое, которое стимулирует этническое большинство к большей продуктивности или же, вносящих то, чего не в состоянии производить, или совершать основное население по тем или иным причинам (табл. 9, 10). В этом плане Россия по характеру априорных установок в отношении приезжих занимает свое самое среднее (12-е) место на шкале стран, входящих в программу исследования. Но по признанию социальной и культурной роли мигрантов она уже на 16-м, причем если в первом случае разрыв между первым рангом и рангом России составлял всего 20 пп., то во втором — уже более 40 пп. (т.е. трехкратный разрыв). Партикуляристское сознание не предполагает систематической проработки и упорядочивания установок разного плана. Поэтому выраженные фобии, например усиление антизападных настроений, может и не сопровождаться ростом частных этнических ксенофобий, которые по крайней мере в настоящее время, в целом имеют довольно стабильный характер (табл. 11). Это связано с тем, что разные установки могут иметь разное функциональное назначение, воздвигать барьеры разного плана, поддерживать смысловые конфигурации разного уровня. Подчеркнутая враждебность в отношении Запада как такового (имеющая прежде всего компенсаторно-прожективный характер) может сопровождаться декларативным позитивным отношением к американцам, немцам или даже к США в целом и т.п. И напротив, декларативная этническая и национальная толерантность может быть адресована вовне — начальству или какой-то другой значимой инстанции, перед которой изображаются общеобязательные нормы элементарной цивилизованности. Например, впечатление от демонстрируемой терпимости россиян (большое число ответов, как бы предполагающих одобрение политики поддержания этнокультурного разнообразия и равноправия, а не стратегии "плавильного котла" (табл. 12)) быстро улетучивается: сопоставление с другими диагностическими вопросами (табл. 13) показывает, что за этой терпимостью скрывается стойкая установка на этническую сегрегацию, нежелание, чтобы люди других национальностей или этнического происхождения ассимилировались, имели бы те же права и возможности, что и русские в целом, требование, чтобы государство поддерживало барьеры между общностями.

 


Уфимская Е.В. Образ России и русскоговорящих в немецкой прессе: проблема негативного восприятия
Вопрос об образе России и русскоговорящих в немецкой прессе, с одной стороны, тема не новая. Государства, богатые переменами в своём экономическом, политическом и историческом развитии всегда представляют собой благодатный материал особенно для критики, как в отечестве, так и за рубежом. В этом смысле, Россия, как главный преемник распавшегося Советского Союза, была и остаётся предметом обсуждения в мировых средствах массовой информации. С другой стороны, восприятие России и русских в Германии – тема, относящаяся к категории широко обсуждаемых.
Имидж страны на мировом уровне – субстанция сложная и уязвимая. Однако, в этой уязвимости как раз и раскрывается её сущность, т.е. любое событие может, к примеру, поменять вектор критики иностранных журналистов, обратить её в похвалу или наоборот создать такие клише, от которых трудно избавиться.
В рамках данной статьи предпринимается попытка охарактеризовать Россию и русских глазами немцев за последние два года с помощью немецких газет, журналов и статей, размещённых в Интернете; выделить основные объекты критики по отношению к России и выяснить, почему образ России, создаваемый немецкими журналистами, скорее негативный, чем наоборот.
Рассуждая о восприятии России и русских в немецкой прессе, нужно чётко понимать различные уровни этого восприятия. Так, например, есть уровень дипломатов и политиков, которые исходят из перспектив сотрудничества с одним из самых крупных государств мира. Для Европейского Союза Россия сегодня – это стратегический партнёр. Смысл такого партнёрства состоит, прежде всего, в том, что страны ЕС в целом, и Германия в частности, видят в России партнёра на будущее, которое определяется не только энергетической политикой.
Можно говорить об уровне практического сотрудничества в сфере бизнеса, где представление о стране складывается в ходе конкретных проектов – удачных или провалившихся.
И, наконец, есть уровень среднестатистического немецкого гражданина, который получает информацию о стране из того, что предлагают ему отечественные газеты.

 

Россия и Германия в наше время
Скачать pdf 263 кб

Анализ общественного мнения о развитии  отношений России с Германией. Приводимые данные показывают, что мера "доверия-недоверия" россиян к немцам приблизительно совпадает с их представлениями о том, какова степень "доверия-недоверия" немцев к россиянам. То есть россияне рассчитывают на некоторую взаимность, на равные отношения. В целом исследование показало, что утверждению позитивных установок способствует развитие отношений между Германией и Россией как на межгосударственном уровне, так и на уровне учреждений, институтов различного рода и личных контактов. Вместе с тем с 1996 г. восприятие Германии российским общественным мнением практически не изменилось. Во всяком случае, в настоящее время оно характеризуется совокупностью противоречивых и вместе с тем достаточно устойчивых стереотипов. Так, в ассоциативном ряду сочетаний с названием страны "Германия" на первое место у россиян выходит память о Великой Отечественной войне. В развитии германо-российских отношений по всем направлениям этот факт следовало бы учитывать, поскольку массовое сознание россиян не принимает так называемой ревизионистской концепции войны, предлагаемой некоторыми историками и публицистами. Прежде всего, оно не разделяет идеи равной ответственности за развязывание войны Германией и СССР. В то же время российское общественное мнение положительно воспринимает сегодняшнюю Германию и в целом положительно оценивает факт создания единого немецкого государства. Как и шесть лет назад, свыше 2/3 российских граждан испытывают положительные чувства к Германии. Наряду с этим довольно оптимистично большинство населения оценивает и перспективы российско-германских отношений. Причем, наибольший оптимизм в этом проявляют респонденты из материально обеспеченных слоев. Большая часть россиян не видит в политике нынешней Германии каких-либо экспансионистских устремлений, в отличие, например, от США. Не испытывают наши сограждане по отношению к Германии и "комплекс неполноценности": значительная доля россиян полагает, что Россия и Германия обладают в современном мире примерно одинаковым весом и влиянием. При этом ФРГ воспринимается нашими согражданами как явный экономический лидер Европейского сообщества. Вместе с тем, россияне не склонны идеализировать российско-германские отношения. Почти половина населения считает, что во взаимоотношениях между нашими странами существуют проблемы. Следует, однако, подчеркнуть, что трагические страницы прошлого в отношениях России и Германии, оставаясь в памяти народа, гораздо меньше, чем ранее довлеют над оценками настоящего и будущего, что, безусловно, связано с естественным течением времени и сменой поколений. В заключение подчеркнем, что большинство российского населения в целом положительно относится к Германии и весьма оптимистично настроено в оценках возможных перспектив сотрудничества с ней. Слагаемые этого положительного образа весьма многообразны - начиная от сложившегося в российском общественном мнении восприятия Германии как некоего символа благополучия, стабильности и порядка до понимания ее экономического и политического веса в современном мире и, прежде всего, в Европе и соответствующего признания Германии как одного из самых перспективных партнеров для России.

 

 

Фадеев К.В. Современная Россия глазами иностранцев
В мире о России знают очень мало, незнание во многом происходит от недостатка информации. В результате чего она не доходит до обыкновенных граждан иностранных государств, ответить довольно сложно. Естественно, что немаловажное значение в этом имеет желание самих иностранцев: совершенно справедливо отмечалось, что людям показывают то, что они хотят видеть.
Интерес к стране нужно культивировать, и делать это, конечно, при помощи тех же СМИ. Что нужно показывать? Необходимо восполнять информационные пробелы, Россию не знают дальше пределов московского Садового кольца. Наука, социальные аспекты, история, архитектура, природа – разве мало в нашей стране уникального, интересного, что не сводится лишь к пресловутым стереотипам «русскости», таких как водка, матрешки, балалайка и валенки. В результате иностранцы должны увидеть собственными глазами, что с Россией можно иметь дела.
Например, британская газета «The Mirror» от 29.12.2004 г., опубликовала накануне Нового года и Православного Рождества материалы о том, как отмечают эти праздники в России, и начинается заметка такими словами: «В России религиозный праздник Рождества уже давно заменен на Фестиваль зимы (? – К.Ф.), но некоторые традиционалисты в дальних уголках страны все еще празднуют его». Далее, по мнению западных журналистов, в рождественский сочельник русские «кудахчут», чтобы их курицы лучше неслись, а рождественский ужин состоит из 12 блюд. Основное праздничное блюдо это, разумеется, борщ (? – К.Ф.). Еще русские едят капусту, фаршированную просом.
Также они считают, что в России детям подарки дарит Бабушка (Babushka). «По легенде, когда волхвы несли дары младенцу-Христу, Бабушка не решилась с ними пойти из-за мороза (в Палестине? – прим. NEWSru.com). Потом она раскаялась, собрала мешок подарков и побежала догонять волхвов. Она так и не нашла Христа и теперь скитается по свету и дарит подарки хорошим детям» [ 1] . Возникает закономерный вопрос, а что же тогда писали о России в газетах лет 100 назад?

 

Леонид Смирнягин. Россия глазами американцев
Несколько лет назад Михаил Эпштейн подметил некий парадокс в российско-американских отношениях: в советские времена наши правительства враждовали, а народы испытывали друг к другу симпатии, зато сейчас наши правительства расшаркиваются друг перед другом, а вот народы воспринимают друг друга, мягко говоря, прохладно. В самом деле, в самые лютые годы холодной войны жители СССР относились к американскому народу с теплотой и даже официальная пропаганда приучала их к мысли о том, что надо отличать Поля Робсона и Анжелу Дэвис от Гарри Трумэна и Линдона Джонсона. В Америке еще со времен президентства Герберта Гувера (1929-1933) сложилась традиция почитать жителей СССР жертвами большевизма и ни в коем случае не распространять на советский народ отвращение к большевикам. Ныне, после бомбежек Югославии силами НАТО, когда в российском обществе все шире расцветает антиамериканизм, принимающий нередко зоологические формы (см., например, программы "Постскриптум" или "Однако"), а рядовые американцы (по другим причинам) начали усваивать почти брезгливое отношение ко всему русскому, наши президенты по-прежнему прилюдно клянутся друг другу в личной дружбе.
Темпы нарастания антиамериканизма в нашей стране застали экспертов врасплох, но сейчас "парадокс Эпштейна" стал общим местом. Его, однако, стоит помянуть ради двух целей.
Во-первых, этот парадокс хорошо высвечивает разницу между обществом и государством и потому позволяет прояснить замысел данной статьи. Она - о взаимоотношениях народов, а не государств. О межгосударственных отношениях Соединенных Штатов и России написаны целые библиотеки, а вот о восприятии нашими народами друг друга на бытовом, как говорится, уровне почти ничего нет[1]. Разумеется, оба актора не вполне независимы и влияют друг на друга, но только наивные люди могут говорить о том, что общественное мнение всецело находится в руках государства, которое якобы "формирует" его с помощью подконтрольной прессы. Даже в Советском Союзе с присущей ему жесткой государственной монополией в области информации теплое отношение к американцам складывалось не только с помощью мифов об "американских друзьях СССР", но и в результате массового отторжения официальной пропаганды. В Америке же о подобном контроле и вовсе говорить не приходится - речь может идти лишь о влиянии, причем взаимном. Так что если не независимость, то автономность упомянутых контрагентов явно существует, и это позволяет рассматривать взаимоотношения народов в некотором отрыве от взаимоотношения государств.
Во-вторых, отмеченный парадокс еще раз наносит удар по знаменитому мифу о русофобии, которой якобы одержим Запад еще со времен пресловутого маркиза Астольфа де Кюстина, описавшего Россию первой половины XIX века якобы в весьма суровых тонах[2]. Довольно богатый опыт зарубежных путешествий дает мне смелость утверждать: западная русофобия - действительно миф, притом миф именно русской культуры, в которой ему отведено важное место. В США, где я побывал уже раз тридцать и провел в общей сложности, наверное, года три, ее точно нет - по крайней мере, в смысле какой-то устойчивой культурной традиции. Такие громадные колебания в отношениях между странами, которые подметил Михаил Эпштейн, были бы невозможны, существуй этот стереотип в реальности.

 

 

Бурбанк Д. Новые течения в американской историографии о России: власть и культура
Бурбанк Д. Мичиганский университет, США
© Омский государственный университет, 1999 "Исторический ежегодник", 1997 год, страницы 60-68.
В течение последних восьми лет американская история России испытала своего рода перестройку. Как все революции в сознании, и эта не была завершена. И среди американских историков России было деление между поколениями, деление внутри поколений и - что, может быть, наиболее интересное - разделения по темпераменту между "оптимистами" и "пессимистами". Эти разделения касались не только оценки Советского Союза. Раньше - оценка истории советского периода была в основе почти всех споров по истории о России. В последнее время мы разделились по другим вопросам - о научных подходах, о выборе предметов исследования, об определениях терминов, об интерпретациях данных. По-моему, это совершенно здоровый феномен, и куда интереснее и полезнее, чем обычный ненужный и невынужденный конформизм исторических наук в Америке эпохи холодной войны.
Чтобы оценить, что нового появилось в американской историографии, надо вспомнить, чем она была до 1989 г. Тогда американская историография о России находилась под сильным влиянием политики "холодной войны", какой она была у нас, внутри американского общества и западного общества вообще. За каждым научным аргументом пряталась какая-то мораль насчет Советского Союза. Те, которые определили себя "левыми" в американской политической жизни, более или менее "защищали" Советский Союз, большевизм, Ленина, революцию 1917 года и критически относились к царской России. Те, которые критически относились к большевизму, к Советскому Союзу, к марксизму, считались "правыми", несмотря на их позиции во внутренней американской политике. Следовательно, научная позиция американского ученого о России и о революции 1917 года служила индикатором политической идентичности этого ученого - идентичности в американской, а не русской политике.
Эта политизация историков плохо влияла на историческую науку, на выбор предметов изучения, на всю профессиональную деятельность, несмотря на то, что она не была насильственной. Во-первых, всякого рода ненужные споры возникли из-за определения исторических выводов как "антисоветских" либо как "просоветских". Во-вторых, почти все занимались так называемой "политической историей", почти все предметы изучения интерпретировались с точки зрения их политического смысла. В-третьих, некоторые сюжеты было невозможно исследовать, если историк хотел защищать свое политическое положение как "левого" человека.
Хороший, или по крайней мере показательный, пример политизации американской историографии России - так называемое движение ревизионистов истории Сталина и террора 1930-х годов. В середине 1980-х годов, несколько молодых историков громко объявили о новом понимании сталинского террора. Они предложили изучать сталинский террор как феномен с более сложной общественной структурой, чем просто акт государственного насилия. Они предприняли довольно интересный анализ сталинизма, но вместе с тем ограничились весьма узкой критикой Роберта Конквеста, который был определен ими как "крайний правый" за его книги о терроре и голоде. Целью критики так называемых ревизионистов была критика антикоммунизма Р. Конквеста, а не лучшее понимание 30-х годов в России. Типично, что самым важным было вести войну против других американских историков, которые считались "правыми" из-за того, что они занимались террором в СССР, вместо исследования того, что действительно там было. До 1989 г. было невообразимо, чтобы "левый" американец-историк занимался бы изучением сопротивления рабочих сталинскому террору, - это была территория наших "правых".
К счастью, события в России и Восточной Европе взорвали эти историографические и политические границы и открыли возможность передумать и перестроить историческую науку. В этой статье я опишу новые направления в американской историографии России. Мой первый предмет - общие направления исторических исследований; второй - новые "больные" вопросы у американских исследователей; третий - новые методологические подходы; четвертый - исследования, которые отсутствуют у американских историков (чего мы не делаем), и в качестве заключения - несколько слов о так называемой культурной истории.
Новая американская историография рассматривает активные, созидающие силы - людей во всех углах российской империи, разных сословий, имеющих разные социальные возможности. Конфликт и борьба интересов присутствуют, хотя играют самую незначительную роль в новой историографии. Идеи, действия, энергия занимают первое место. Культура, хотя она все еще плохо осмыслена теоретически, представляется нитью, связывающей отдельных деятелей в одну систему и в один исторический процесс. Эклектизм, плюрализм, смешение, прежде принятия определенных методов и категорий, характеризуют новый научный менталитет американских русистов.

 

 

Фоглесонг Дэвид С. Истоки первого американского крестового похода за «Свободную Россию»
Торжество «миссионерского» мышления над русофилией, 1885–1905 гг.
(«Россия XXI», 2002. № 5. С. 100)
В период между убийством Александра II (1881) и революционным потрясением (1905) небольшая, но влиятельная группа журналистов и активистов периодически побуждала американцев принять участие в крестовом походе, чтобы освободить и реформировать земли царей, погруженные во тьму и дурно управляемые. Как мы видели, эта миссия была обусловлена не только возросшим политическим реализмом по отношению к царскому угнетению, но также и переориентацией евангелического рвения и филантропической энергии американцев. В противоположность романтическим русофилам, изображавшим Россию страной темных крестьян и одновременно глубокой духовности и благожелательного самодержавного правления, участники крестового похода против царизма утверждали, что русские по природе своей – демократический народ белой расы, скованный религией предрассудков и «средневековым» деспотизмом. По мере того, как миссионерское мышление теснило традиционное русофильство, Россию начинали все более рассматривать как огромное пространство, населенное людьми, которые в будущем станут новообращенными, и как тюрьму, заключенные которой жаждут освобождения. Включение в миссию освобождения России от политических репрессий и религиозных гонений сопровождалось побочным эффектом: погруженность в проблемы России помогала американцам забыть о множестве внутренних неурядиц и проникнуться большей уверенностью в особых преимуществах США. В то время как русофилы вроде И.Хэпгуд грезили о том, что влияние русской культуры и русской духовности может помочь возродить разлагавшуюся капиталистическую цивилизацию, Дж.Кеннан и другие активисты выступали за кампанию по спасению России, которая бы вдохнула новую жизнь в глобальную миссию Америки. Преодолев свои религиозные сомнения и избежав чрезмерной поглощенности расовыми проблемами США, первые участники крестового похода за освобождение России создали прецеденты для последующих американских кампаний времен русской революции, Великого альянса (1941–1945) и «холодной войны»[94]. В частности, крестоносцы предвосхитили более поздние кампании, проведя глубокое различие между русским народом, который, как они полагали, был исполнен пылкого проамериканизма, и лидерами царизма, которые, по их утверждениям, закоснели в своей ксенофобии. Во время последующих кампаний, как и в 1885–1905 гг., энтузиазм американцев возникал не столько из трезвого анализа политических процессов, сколько из опьяняющего универсализма, который мог быстро обернуться разочарованием, пессимизмом и презрением с оттенком расовых предрассудков. Отсюда следует, что, хотя американские кампании за освобождение и переустройство России часто рассматривают главным образом как попытки трансплантации «демократии», анализ истоков первого крестового похода дает основания предположить, что в имеющем вековую историю порыве к «освобождению России» важное значение имели расовые и религиозные аспекты.

 

 

Мы свято верим в тот образ России,

который создают нам имиджмейкеры

 

 

Россия сосредоточивается!

 

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала