Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале  Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Россия в мире

Россия в мире, отношения России с окружающим миром - другими странами и народами, международными сообществами и организациями, геополитика России, место России в мире, Россия и глобализация, мировое сообщество, "золотой миллиард", "мировое правительство", глобальная политика, глобальная экономика, глобальная экология, военные блоки, экономические союзы, международные проекты и программы, войны, революции, катастрофы, угрозы для России, сотрудничество и вражда, глобальная экспансия, сопротивление глобализации, перманентная шизофрения мировой финансовой олигархии, Россия и крах мировой финансовой системы, мифы мировой экономики, создание Новой Бреттонвудской системы, глобальный апартеид, сценарии обозримого будущего

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  Далее см. Меню раздела

Книги * Сборники статей * Избранные статьи * Перманентная шизофрения

* Россия и крах мировой финансовой системы  * Россия в мире - только факты

* Мифы мировой экономики  * Создание Новой Бреттонвудской системы * Глобальный апартеид

* Россия в мире - карикатуры  *  Фильмы о Всемирном Кризисе 

 

 

Избранные статьи

 

См. также:  Русский Мир * Россия в мире * Россия в мире - только факты * Россия и Европа * Россия и Азия * Россия и Америка * Россия и Германия * Россия и Латинская Америка * Россия и Славяне * Россия-Украина-Беларусь * Образ России * Угрозы для России * Уроки для России * Новый справедливый экономический порядок  * Статьи Линдона Ларуша

 

 

Эпиграф

 

 Нации, как и индивиды,

могут жить либо воруя, либо производя

Сен-Симон
 


 

В 2015 году будет катастрофа для России

Бизнес должен объяснится с властью. Так считает экс-председатель Центрального Банка РФ, а ныне член совета директоров инвестбанка «ВТБ Капитал» Сергей Дубинин. Нужны эффективные рыночные и правовые институты, и теперь это важнее, чем просто накачивание экономики деньгами. Например, рост цен на энергоносители прямо мультиплицируется в экономике и приводит к росту инфляции. Уже кризис на дворе, но имея колоссальные долги, крупнейшие холдинги думают над тем, как захватить кусок «Норникеля».

Начать нужно с объяснений перед самим собой. Потом бизнес должен объяснится с властью. А власть – с инвесторами. Только тогда появится понимание того, как выбираться из кризиса и какая стратегия выхода (exit strategy) нам нужна. Так считает экс-председатель Центрального Банка РФ, а ныне член совета директоров инвестбанка «ВТБ Капитал» Сергей Дубинин. Первую часть пути он уже преодолел. О том, что из этого вышло и как нужно действовать дальше, он рассказал с корреспонденту Slon.ru.

– Кому адресована ваша новая книга «Россия против кризиса: кто победит?» и зачем вы ее написали?

– В первую очередь, постарался выяснить для себя и для тех, с кем непосредственно общаюсь, – где же мы на самом деле находимся как гражданское общество. Я залез в чужие – совершенно чужие для меня сферы, в социологию и политологию, в то, чем я профессионально не занимался. Но без этих объяснений – прежде всего, с самим собой – в каком обществе мы живем, наверное, вряд ли было возможно что-то говорить и об экономике. Я писал для людей не профессиональных в бизнесе и финансах, но живо интересующихся предметом – что и почему происходит в стране.

– Лавры предсказателей кризисов многим не дают покоя. Какими были ваши прогнозы когда вы начинали работать над книгой, они оправдались?

– В начале 2008 года мировой кризис уже бушевал вовсю, но было некоторая неоднородность – одни еще не были в кризисе, другие уже были. У правительства были основания даже думать, что Россию кризис обойдет стороной, и мы останемся так называемым островом стабильности, тихой гаванью. Я в этом сильно сомневался, и последующие события подтвердили опасения, в нашей стране реализовался плохой сценарий, хотя и не катастрофический.

– А рецепты у вас есть?

– В каком-то смысле рецепты есть, но они не оригинальные. Теперь необходима exit strategy, то есть стратегия, как из кризиса выходить. С этим в книге я не успел, хотя общий принцип решения экономических проблем присутствует. Нужны эффективные рыночные и правовые институты, и теперь это важнее, чем просто накачивание экономики деньгами. Денег у нас тоже не хватает, но для того, чтобы был результат, нужно, чтобы они попадали в работающие механизмы, использовались правильным образом.

– Почему деньги используются неправильно?

– В России действуют экономические закономерности, не свойственные развитым странам. Например, рост цен на энергоносители прямо мультиплицируется в экономике и приводит к росту инфляции. А платежеспособный спрос так и не порождает в ответ адекватного предложения товаров и услуг. В обоих случаях экономика отвечает ростом цен, так как скорость обращения денег слишком высока – они обслуживают не инвестиции, а потребление.

ДОКТОР КРИЗИС

– Какие-нибудь положительные тенденции, с вашей точки зрения, просматриваются в экономике?

– Роль кризиса как раз и заключается в некой проверке – что работает, а что нет. Номинально у нас в стране сегодня есть все, что полагается иметь демократической стране с рыночной экономикой. Еще в 2005 году можно было отметить 100-летие первой русской революции и реализацию всех ее лозунгов – отмену сословий, равенство перед законом, демократические выборы и провозглашение свободы слова. Есть конституция и независимый суд, вроде бы сложились все институты. Но кризис продемонстрировал, что у нас многое работает неэффективно или не так и не в ту сторону, как полагается по названию. Региональные выборы в октябре – яркий тому пример.

– Насколько эффективен с этой точки зрения российский бизнес?

Российский частный бизнес, крупнейший прежде всего, организован в некие конгломераты и холдинги, накопившие огромный массив активов. Что-то получили, купили снова активы, их заложили, привлекли кредиты – вложили в захват новых активов. Уже кризис на дворе, но имея колоссальные долги, крупнейшие холдинги думают над тем, как захватить кусок «Норникеля». Они с другими активами еще не знают, что делать, и непонятно, как они будут долги возвращать за то, что уже есть на балансе. Тот тип крупного бизнеса, который у нас сложился, не ведет к повышению эффективности использования ресурсов и финансов. А ведет к сговору по поводу раздела рынка и картельным соглашениям по ценам.

– Кризис это вылечит?

Кризис эту ситуацию пробивает, как пробку, как тромб. Потому что в кризис удержать такие вещи, как картельные соглашения по ценам, гораздо легче на бумаге, чем в жизни. Вот на рынке цветных металлов цены на внутреннем рынке удерживают пока. Но посмотрите на девелоперов – год они объясняли нам, что снижения цен не будет. И где сейчас эти цены? Вылечит бизнес конкуренция, которую нам нужно всячески поощрять и поддерживать. Иначе мы оказываемся с неэффективным производством промышленной продукции и продовольствия перед лицом иностранных производителей.

Вот с автомобилями пошли по пути повышения таможенных пошлин, стали «закрывать» экономику от внешней конкуренции. Но все равно ж «посыпалось». Все равно не может наш автопром удержать этот рынок и тот уровень цен, который сложился на «АвтоВАЗе». Причина – неэффективность нашего бизнеса плюс неэффективность государственного регулирования.

– Откуда возьмется конкуренция?

– Госрегулирование, как мне кажется, должно сейчас, в первую очередь делать две вещи – стимулировать капиталовложения и вводить налоговые послабления. Надо регистрировать малые предприятия в уведомительном порядке, за час, и пять лет не пытаться с него собирать налоги. И многим старым малым предприятиям надо разрешить налоги не платить. Что выгоднее правительству – платить человеку пособие из бюджетных денег и пытаться собрать налоги, от которых он все равно уклонится и не заплатит по возможности, или разрешить его предприятию работать без налогов?

Нужны и налоговые меры, они все хорошо известны: ускоренная амортизация по капиталовложениям, введение специальных экономических зон и возвращение к практике соглашений по разделу продукции. По проекту «Сахалин-3», наверное, еще что-то можно сделать. Да, этим разговорам уже много лет. Но теперь нам любые капиталовложения жизненно необходимы.

– Кто же захочет делиться продукцией в сырьевом секторе, когда цены на сырье восстанавливаются?

– Если говорить об инвестициях в энергетическом секторе, то это отдельная история. Есть несколько мифов, которые в массовом сознании укреплены различными пиар-компаниями. Первый миф – что у нас немерено этих ресурсов. Но на самом деле мы живем при большом дефиците энергетических ресурсов в нашей стране, острота которого спала только на период кризиса. Второй миф – что ресурсы дешевы. Эти разговоры про дешевизну энергии просто катастрофа. На самом деле на производство электроэнергии мы тратим на тепловых станциях на 30 – 40% больше газа для производства киловатт-часа энергии, чем в Европе. Третий миф о том, что мы можем сами проинвестировать разработку новых месторождений. Перед кризисом на волне невероятных поступлений денег все казалось возможным. Теперь, когда ситуация поменялась, становится все более очевидным: России нужны зарубежные инвестиции для повышения эффективности добычи, переработки, использования энергоресурсов.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНВЕСТИЦИИ

– На фоне снижения потребления, об этих проблемах можно не вспоминать лет пять, верно?

– К 2015 году ситуация будет не просто острой. Это будет уже катастрофа. Пять лет – это очень скоро на самом деле. И надо с открытыми глазами смотреть на среднесрочную перспективу. Сейчас стали все трезвее, уже стало понятно – немереных доходов не будет. А потребность в капиталовложениях колоссальная. Бюджет на 2010 г. без инвестиций означает одно – скоро мы будем из нашего бюджета платить только зарплату и пенсии. Вооруженные силы, может, еще что-то получат, но, прежде всего, тоже зарплату. В других странах проблему решают увеличением срока выхода на пенсию, в США, например, это происходит в возрасте 66 лет и 4 месяцев, для мужчин и женщин. И нам придется сделать достаточно скоро то же самое.

– Но пока большинство занято банальным выживанием, говорить об инвестициях, наверное, непросто?

– В отличие от большинства стран у нас правительство решило не увеличивать, а наоборот сокращать долю инвестиций. Хотя по всем научным правилам мультипликационный эффект в кризис гораздо выше, если вы инвестируете, а не просто выплачиваете социальные пособия. Но у нас выбор сделан в пользу выплат людям и повышения пенсий. Видимо, мультипликационного эффекта от капиталовложений в правительстве не ждут. Потому что понимают: капиталовложения будут неправильным образом использованы или украдены. В этом случае действительно лучше уж людям дать, хоть спасибо скажут и не пропадет. Ну что ж, это трезвая оценка нашего институционального состояния.

– Куда, по-вашему, в кризис можно инвестировать государственные деньги в России?

– В рамках кейнсианского подхода много лет назад была отработана теория мультипликаторов совокупного спроса. Для того чтобы накачать этот спрос, лучше всего вкладывать деньги в инвестиционные проекты. Занятость растет и немедленно дает спрос на потребление того, что занятые люди покупают. Таким образом, раскручивается длинная цепочка заказов в экономике. Во времена великой депрессии в 30-х годах в США это было строительство дорог и различные общественные работы. В этом случае налогоплательщикам было понятно на что тратятся средства. В России государственные инвестиции также могут быть в инфраструктурные проекты, помимо дорог это могла бы быть переработка мусора – всем понятно, что на это надо тратить большие деньги. Почему бы и нет. Если же на деньги государства начать строить автомобильные заводы, возникнет вопрос – зачем ему конкурировать с частным сектором?

– На уровне правительства пока принимались только антикризисные меры, а системных решений не было. Как долго их придется ждать?

– Решения появятся от бизнеса, он должен объясниться с властью. Недавно бизнес уже встречался с президентом, тот задавал вопросы про стратегию, но про стратегические решения с ним никто говорить пока не стал. Однако, замечательно было сказано о том, что нужны настоящие эффективные суды, а это уже – одна из системных проблем. Насколько я понимаю, господин Дерипаска сказал про суды после того, как проиграл суд «Альфа-банку», понятно, почему ему наш суд не нравится. Но в данном случае он сто раз прав, потому что судебная система – один из тех институтов, который должен запустить механизм эффективного управления ресурсами. Пример ряда стран показывает, что именно в этой области начинались принципиальные решения. Так было в Италии, Испании. Когда суды начинали работать без политического влияния и без взяток, это меняло всю страну.

– У нас масштабы не те…

– Вот еще один миф. У нас 140 миллионов население, а в Германии уже около 80, примерно тот же порядок. Территория – единственное, что нас очень сильно отличает от европейских стран. Но если сравнивать по плотности населения, Россия сопоставима по этому показателю с Канадой.

МОДЕРНИЗАТОРСКИЙ КЛАСС

– То есть Вы полагаете, у российского бизнеса появится какое-то новое стратегическое мышление?

– Нас просто сама экономическая ситуация теперь к этому выталкивает. Всегда есть альтернативы и выборы. Можно попытаться закрыть экономику и назначать цены. С телеэкранов мы это уже слышали: если правительству уж так надо, пусть оно нам цены назначает, какие нужны, предусмотрит инвестиционную составляющую и так далее. По такой модели гарантировано никакой тебе конкуренции, никто тебя не съест, не обанкротишься. Масса наших бизнесменов готова жить и работать в этих условиях! Но правительство, во всяком случае, в нынешнем его составе, понимает, что это бред и никакой модернизации таким путем быть не может. Значит, будет другая модель, и придется что-то иное пробивать нашему бизнесу, чтобы выжить в открытой экономике.

– Нужен ли для того, чтобы выполнить призыв президента к модернизации экономики, специальный модернизаторский класс?

– Не нужен, и в этом я бы полемизировал с Михаилом Ходорковским. Для того, чтобы всеми этими проблемами озадачилось не ограниченное количество людей, а широкие массы, нужно открыть возможности для капиталовложений и для зарабатывания. Тогда люди, которые ни о каких высоких материях не думают, а просто захотят заработать для себя, и начнут участвовать в той самой модернизации. Лозунги, конечно, дело хорошее, и вообще, это патриотическое дело на самом деле, модернизация страны. Но кто станет в ней участвовать, если это не будет приносить дохода? Нужно, чтобы это приносило доход, в этом главное. И тогда не понадобится выбирать особо идейных или особо богатых. Люди за свой интерес должны начать делать то, что нужно стране. Вот это надо организовать, вот в этом же смысл политики в экономике!

– Осенью власти снова начали рекламировать инвестиционную привлекательность России. Это маркетинговая компания накануне размещения суверенных бондов или нечто большее?

– За этим стоит понимание того, что нам нужны иностранные инвестиции. Пару лет назад из заявлений и принимаемых законов следовало, что эти инвестиции надо контролировать, отбирать по критериям, а вот сюда – не надо пускать, а здесь – и без них обойдутся. Теперь что-то может начать меняться, так как для модернизации эти инвестиции нам жизненно необходимы.

Вот все говорят, что нам нужны технологии. Кто, какое министерство отвечает за то, чтобы иностранные технологии использовались в России? Нет таких. Специального министерства, конечно же, не надо. Просто должно быть так же как в Китае – там, где нет отечественных технологий, обязательно должны внедряться иностранные. Вот мы все время ссылаемся на китайский опыт, но почему-то в области привлечения капитала – упираемся, не хотим. А технологии ведь не приходят сами по себе. Они либо покупаются, либо приходят с иностранными инвестициями. Отсюда простой вывод: поскольку своих технологий нет, нужны иностранные инвестиции.

– Для инвесторов надо климат создавать, почву облагораживать, неужели дойдем до этого?

– Если власти говорят «А», то следует ожидать и «Б», надо до конца это договорить. Если мы говорим модернизация, современные технологии, инновации то надо признать – без капиталовложений их не бывает. Причем они должны быть выгодными и отечественным инвесторам, и иностранным. Не разрешительная система, а поощрительная.

– Каким вы видите потенциал экономического роста в перспективе?

– Темп роста за последние 10 лет в России был в среднем 7% в год. Это колоссальные на самом деле цифры. Экономическое чудо в Японии было при росте в 6% ежегодно, правда японцы при этом структуру экономики меняли. Сейчас, наиболее вероятно, в России после 2010 года будет рост на 2 – 3% в год. Источников, за счет которых возможен форсированный рост, пока не видно. Ясно одно – без повышения эффективности и без новых капиталовложений в совершенно новые технологии никакого роста не произойдет.

РУБЛЕВЫЙ КОРИДОР

– Может, рубль крепковат, ослабить нужно?

– Соотношения курсов и их влияние на конкурентоспособность только на короткой дистанции работает. А реальная конкурентоспособность задается производительностью труда, эффективностью использования ресурсов, длинными трендами. Если просто понижать курс, то все равно конкурентоспособность страны от этого не повысится. Вот как «Жигули» не были конкурентоспособным продуктом или «АвтоВАЗ» – производством, так и остались. От того, что курс рубля снижался, они что, стали конкурентоспособными что ли?

– Судя по динамике курса, партия сторонников укрепления рубля побеждает?

– Сегодня денежно-кредитная политика Центрального банка и одновременно валютная – это переход к свободному плаванию курса с одновременным таргетированием инфляции. Теоретически это очень хорошая схема для сильных валют, например, для доллара, и нереальная для нас. Но и старая схема, когда таргетировали валютный курс, а инфляцию – как получится, уже не срабатывает. Раньше держали номинально стабильный валютный курс и закупали постоянно валюту, наращивая резервы, но зато колоссально накачивали денежное обращение рубля за счет покупки долларов за рубли. Теперь перешли к тому, что на самом деле реалистично – управляемому «плаванию». Центральный банк отсекает высокую волатильность, вниз и вверх, при этом курс идет за трендом. Вот реально у нас сейчас положительное сальдо платежного баланса, вот мы и идем на укрепление рубля.

– А каковы долгосрочные тренды, влияющие на курс рубля?

– Курс должен следовать за трендом платежного баланса. Так как у нас рыночная экономика, не может быть все время тренда в одну сторону, он зависит от состояния платежного баланса. Если мы начнем выходить из кризиса, а для этого есть серьезные предпосылки, наращивать импорт придется значительно. Вместе с тем с экспортом ситуация далеко не однозначна, мы можем и не получить притока в денежном выражении в этой части платежного баланса. Мы уже на грани максимизации доходов от роста объемов вывоза сырья и всего прочего. У нас нет источника значительного увеличения экспорта без значительного увеличения цен, а цены вряд ли будут значительно расти, во всяком случае, я в это не верю. При росте импорта того же машинного оборудования сальдо платежного баланса может снизиться или стать отрицательным, что приведет к ослаблению рубля. В любом случае, колебания будут плавными, и ослабление рубля не будет драматичным.

– В нашей стране судьба валютного курса всегда была драматичной. Вы полагаете, ее характер может измениться?

– Последние лет двадцать население получало по банковским депозитам отрицательную реальную ставку. Например, при инфляции 12% по депозитам платили только 8 – 10% годовых. А вот когда инфляция будет 8%, а доходность по депозитам – 8,5%, то вам и не нужно будет покупать доллары, верно? Валютный курс вообще перестанет быть значимой величиной для нормальной жизни. Так происходит с долларом, евро и с фунтом стерлингов. О том, что доллар подешевел по отношению к евро, в США знает, наверное, один человек на 100 000. Остальных это просто не касается в их жизни, работе, расчетах. В поездках иногда чертыхаются – мало дают евро за доллар, безобразие какое, но не более. Как евро начиналось, все помнят – за него давали 80 центов, что считалось очень большим успехом, сейчас – полтора доллара. Но для европейцев это колебание не было великим событием. Так и у нас, скоро может произойти отвязка всеобщего интереса от евро и доллара. Нужно, чтобы у нас были положительные реальные ставки по депозитам в банках и люди поверили, что это надолго.

– Каким образом появятся положительные ставки?

– Теперь они появятся из-за замедления инфляции. Если банки начнут вслед за этим опережающими темпами снижать ставки, от них уйдут вкладчики. Не случайно банки не торопятся снижать ставки по депозитам, несмотря на давление со стороны ЦБ. Хотя Центральный банк с лета объясняет, что если банк платит 18 – 20% годовых, это пирамида. Даже предупредил кредитные организации: назначаете по вкладам больше 18% годовых – за кредитами к нам не ходите.

– Вы лично в какой процент по депозитам верите?

– Среднерыночный уровень ставок, который ЦБ мониторит по крупным банкам – какая-то понятная величина. Сейчас она составляет чуть менее 14% годовых. Я, например, не понесу свои деньги в банк если ставки по депозитам у него превышают этот уровень. Конечно, если сумма вклада не превышает размер госгарантии, установленной на уровне 700 000 рублей, можно поискать и более выгодные варианты. Но я лично предпочитаю госбанки, большинство средств у меня сейчас в банке «ВТБ 24».

КРЕДИТ НА ДОВЕРИИ

– Говорят, кризис – время возможностей. Как вы считаете, могут ли банки, учитывая слабость системы, реализовать сейчас позитивные начинания?

– Возможности конечно появляются. Но нужно провести расчистку баланса и выйти из кризиса с хорошими заемщиками и с чистым балансом и взять новый старт. На том этапе, когда будет резко спрос на кредиты возрастать, банки, которые лучше других подготовились к выходу из кризиса, смогут собрать ту долю рынка, которую до этого не имели. Тому, кто не сможет избавиться от плохих долгов, придется сворачивать бизнес.

– Каким образом банки смогут избавиться от плохих долгов?

– Многое будет зависеть от инфляционной составляющей. Если на все это наложится дефляция, то может произойти повторение Великой депрессии. В этом случае долги, которые раньше для заемщика выражались, условно говоря, в продукции, например, в определенном количестве тонн чугуна, станут тяжелее, более значимой величиной, так как продукция дешевеет. Но это маловероятный сценарий с моей точки зрения.

Более вероятный – по результатам 2010 года инфляция будет меньше 10%, затем 7 – 8%, и в среднесрочной перспективе проблема плохих долгов частично рассосется за счет инфляционного обесценения долга. Для того, чтобы это работало, банковский надзор должен внимательно следить за процессом и своевременно менять денежную политику, снижая ставку рефинансирования. Тогда банки смогут проводить реструктуризацию долга со снижением процентных ставок для клиентов.

– Это облегчит долговую нагрузку, но не решит проблему с капиталом?

– Я считаю, что проблему урегулирования плохих долгов нельзя пускать на самотек, надо провести перестройку балансов. Один из вариантов – перевод плохих активов в ЗПИФы с отражением на балансе банка по номинальной стоимости на определенный срок, 5 – 6 лет. Это позволит сберечь капитал, так как потребуется меньше резервов. За это время можно провести взыскание по долгам и продать имущество. Что окажется через шесть лет в этом паевом фонде, то на баланс и поставить. Кто-то за это время сумеет взыскать свои деньги. Кто-то не сумеет, тогда отражение по реальной стоимости принесет ему убытки, но из-за инфляции они будут менее значительными.

– Нужны ли банкам прямые госвливания в капитал?

– Одновременно тем, кто получит право на такую перестройку баланса, надо предоставить возможность использовать механизм докапитализации через обмен акций на ОФЗ. Сейчас такая возможность для банков предусмотрена, но условия программы банкам неинтересны. Если же банки смогут перестроить балансы, то механизм будет эффективнее. Надо только требовать, чтобы при докапитализации через ОФЗ владельцы тоже что-то инвестировали в банки: хотите государственные деньги – вложите свои. Такие соглашения между регуляторами и банками могли бы реально, с моей точки зрения, оздоровить банковскую систему. Банки смогли бы прямо сейчас оздоровить баланс, развивать бизнес. Таким образом, банки останутся живыми и работающими.

– ЦБ решил ограничить беззалоговое кредитование банков. Не слишком ли жесткую политику он проводит?

– На данный момент денежно-кредитная политика, безусловно, жесткая для того, чтобы быть антиинфляционной, прежде всего. Беззалоговое кредитование сворачивается потому, что Центральный банк старается сдерживать инфляцию, и это актуально. Это сложно в условиях кризиса, так как кризис сдерживает заимствования из рыночных источников, но, с моей точки зрения, оправдано. Ранее в систему закачали много ликвидности. Банки ведут борьбу за заемщиков.

– Как это согласуется с необходимостью увеличивать доступность кредитов реальному сектору?

– У нас нет нехватки ликвидности в банковской системе на сегодняшний момент. Банки не кредитуют, потому что не верят заемщикам, а не потому, что у них нет денег. Кредитование экономики денежный регулятор не способен продвинуть. И такие меры, как субординированные кредиты ВЭБа, этому тоже не способствуют. Ведь это значит, дать еще больше денег банкам, а денег, как я уже сказал, в системе хватает.

– Кредитный бизнес в определенной степени строится на доверии. Где же его взять?

– Что действительно нужно, так это объективные суды, которые бы взыскивали долги с заемщиков. Еще было бы полезно ввести такую же систему оценки капитала и раскрытия бенефициаров, собственников промышленных компаний, какая действует в отношении кредитных организаций. Сейчас банк, входящий в систему страхования вкладов, раскрывает ЦБ владельцев любого оффшора. Ровно то же самое надо потребовать с других предприятий. Например, на Западе гораздо более транспарентные акционерные общества, там глубина раскрытия не сравнима с нашими компаниями. Если в России все акционерные общества станут такими же, банки смогут реально оценивать риски того, с кем имеют дело.
Елена Зубова

http://aksakal.info/business-news/1010-v-2015-godu-budet-katastrofa-dlya-rossii.html 

---------------------------------------


Комментарий № 1 написал: Дмитрий 26 ноября 2009 17:47

Экономический кризис возник по причине неплатёжеспособности банковской системы.

Пользуясь средствами депозитов до востребования и расчетных счетов – банк выдаёт на них кредиты. Суммы, выданные в кредит, возвращаются на расчетные счета продавцов и банк выдаёт их в кредит повторно. В результате на одну и ту же сумму возникает множество кредитных прав, а денежная масса многократно возрастает. С 2000 года денежная масса возросла с 714,6 (млрд. руб.) до 13 874,7 (млрд. руб.).

Разоряясь – банк перестаёт обслуживать текущие счета компаний, обслуживающихся в этом банке. В результате компании перестают нормально функционировать и теряют средства на своих счетах. Это ставит компании на грань банкротства. В такой ситуации – банк тянет за собой на дно всех клиентов. Крупный банк может утащить за собой таких гигантов как Майкрософт, Газпром, Форд, Интел и т.д. 100% резервирование проблемы не решит, банкротству подвергается весь банк, а не его инвестиционное подразделение.

Если разделить банки на "Операционные" и "Инвестиционные" – это позволит защитить операционную банковскую деятельность от любых экономических кризисов.

"Операционные банки" будут заниматься только: обслуживанием расчётных счетов, проводкой платежей, обслуживанием дебетовых пластиковых карт и выдачей наличных со счёта. Существовать Операционные банк должен на: процент с проводок, рассчётно-кассового обслуживания и аренды своих услуг Инвестбанками и т.д.

"Инвестиционные банки" будут принимать средства от населения, организаций и государства, и направлять их на выдачу кредитов. "Инвестиционные банки" должны будут производить денежные операции через "Операционные банки" – так как сам он не должен заниматься операционной деятельностью.

Преимущества:

1. Такая система защищена от разорения и крахов Операционных банков, так как операционный банк всегда будет иметь в наличие средства клиента.

2. Система более прозрачна для контроля со стороны государства.

3. Система позволяет лучше регулировать банковскую деятельность и предотвращает спекуляции средствами на депозитах.

4. Система предотвращает виртуальное умножение денежной массы.

5. Система позволяет проводить банкротство кредитных организаций без ущерба операционной банковской деятельности.


Недостатки:

1. Большой объём денег выводится из инвестиционного процесса.

2. Удорожается рассчётно-кассовое обслуживание

3. Возникает необходимость пересмотра правил кредитования банков


Комментарий № 2 написал: Игорь 7 декабря 2009 18:22

Приветствую автора комментария №1.
До сих пор все авторы, каких либо реформ, только расхваливали свои предложения, но не указывали на возможные недостатки. "Реформаторы" Переестройки "забыли" подсказать праительству, что на частный бизнес
навалятся бандиты, а "советники" с Запада умышленно об этом умолчали,
хотя давно и непрерывно с этим борются. В каких то странах успешно, а в
каких то нет. Единственно о чем они пели песни - "Государства должно стать
как можно меньше...", "Оно никуда не должно вмешиваться...". И вообще, "..чем
"слабее" государство, тем лучьше".
Приятно быть слабым правителем - дел мало, "невидимая рука рынка" сама все
регулирует. А на деле, в кратчайший срок, было создано бандитское государство
в котором в единый глубоко коррумпированный клубок сплелись все - бюрократы, преступники, милиция, прокуратура, СМИ.
В таком государстве, живущем по законам зоны, глубокомысленные экономические рычаги не оказывают никакого влияния. Есть сверхдоходы от природных ресурсов, все богатеют (конечно по разному), а если этих доходов нет - все разваливается. И на эту ситуацию ничто не влияет: ни "удвоениее ВВП ..", ни "Инновации", ни "повышение пошлин", ни "разделение банков" и т. д.
Как разорвать этот зловещий замкнутый круг у меня нет никаких мыслей.

С уважением
Игорь Викторович

http://aksakal.info/business-news/1010-v-2015-godu-budet-katastrofa-dlya-rossii.html

 


 

Деградация государства

Автор Сергей Валянский

Перед статьёй, ИА "Русские новости" хотели бы сделать предисловие. Нынешний "мировой экономический кризис" - это не совсем экономический кризис, а кризис демонических "общемировых демократических ценностей" с их столь же сатанинским глобализмом. Кому-то может показаться оскорбительным или неуместным сравнение с сатанизмом, но как же ещё описать эти самые демократические ценности базирующиеся на: ненасытной жажде денег; зависти к тем, кто больше денег имеет; гордыне; нигилизме; космополитизме и ненависти к национальной культуре, традициям и особенностям, толерантности ко всевозможным извращениям и мерзости... Список можно продолжить и в конечном итоге - всё это сводится или к сатанизму, или к Содому и Гоморе. Если политкорректно выразиться, то всё, что сейчас происходит - это результат того, что к власти во всём мире пришли люди очень ограниченные в интеллектуальном плане, с потребительским мышлением, с полным отсутствием духовного и нравственного развития и то, что именно эти же принципы вместе с расширяющимся глобализмом приняты за норму практически во всём "цивилизованном" мире.

Для России выход из кризиса может быть только один - вернуться на русский исторический путь развития, оградившись от внешних их "демократических ценностей и принципов". У нас есть свой путь, веками показавший, что только он может быть эффективным, а именно: "Православие, Самодержавие, Народность". Тем, кто не помнит, что он русский, пора бы вспомнить, а кому чуждо всё русское и кто не мыслит жизни вне этих самых "демократических ценностей", им лучше бы покинуть русскую землю, Святую Русь будем строить без них. Мы должны вспомнить, что являемся не какими-то безродными "россиянами", а русским народом со своей великой историей, великой культурой, что мы являемся носителями Истинной Веры Христовой. Всему своё время, а сейчас главное - информация. Тут каждый русский человек может принисти много пользы своему Отечеству. Пусть потихоньку, пусть на своём месте, в масштабах, доступных ему, но - бороться. Быть примером в благородстве и чести для других, в том числе и создав крепкую семью и взрастив своих детей в русских православных ценностях и традициях. Здесь все средства хороши, кроме бессмыленных и тех, что вредят нашему общему делу.

Также, необходимо помнить и о том, что при теперешнем пути развитии у России осталось в запасе 15-20 лет, именно на столько при сегодняшних темпах добычи у России останется нефть. Необходимо возрождать производство и прекратить разбазаривание невозобновимых природных ресурсов. Россия должна оградиться от импорта товаров и продуктов питания, которые можно и целесообразно производить у себя. Если мы можем строить лучшие в мире танки и космические корабли, то значит, способны возродить автопром и другие отрасли народного хозяйства.

------

Сергей Валянский

Деградация государства

Мы видели, что в начавшейся уже эпохе ТНК разрушаются экономика сообществ, культура, нравственность, психическое здоровье людей, а усиливается только финансовая структура мира и сопряжённые с ней: СМИ (в части, обслуживающей интересы ТНК), «развлекалово» (заменяющее собой культуру и нравственность) и те отрасли экономики, которые приносят максимально быструю прибыль или обеспечивают военные приоритеты.

А государства? Что происходит с ними? Если судить по постоянно ведущимся разговорам об опасностях однополярного мира и о желательности многополярного мира, по встречам президентов и премьер-министров, по наличию границ и таможен - с государствами всё в порядке. Эта властная структура существует, она иерархически выстроена, сама решает международные проблемы, и вроде бы над ней нет никакой структуры ТНК. И если это так, то вся наша теория никуда не годится, потому что на государстве замыкаются все внутренние структуры, и раз они деградируют, то должно деградировать и само государство.

Однако, как только мы перестанем судить по разговорам и формальным признакам, так сразу и увидим, что институт государства повсеместно, за исключением двух-трёх стран, портится, и этот процесс не обошёл даже центр «однополюсного мира», то есть США.

Возьмём простейший пример последнего времени. Американская (якобы) компания IBM сокращает персонал в США и Европе. Ничего необычного; мы говорили уже, что стремление к прибыли вынуждает компании сокращать расходы, а траты на зарплату персонала рассматриваются как одна из статей расходов. Но в данном случае важно не это, а то, что в Европе корпорации пришлось вступить в переговоры об условиях увольнений с местными рабочими советами. А в Америке служащих вызывали, давали выходное пособие в зубы, и пошёл вон. Вот вам и американская компания. На американцев-то ей как раз наплевать! Она, как ТНК, выше "своего" государства.

В XX веке западные государства были в основном социальными. Власть синхронизировала интерес всех общественных структур, и даже финансово-экономическая, при всей своей жажде прибыли, была согласна на социализацию. Не толь ко потому, что, как считают социологи, буржуазия боялась коммунистической революции. Для согласия на удовлетворение потребностей народа были и прагматические соображения: чтобы получать как можно больше дохода, предпринимателю нужно как можно больше продать, а для этого требуется достаточное количество покупателей. Значит, надо дать гражданам соответствующий доход. Вот и стимул к повышению зарплаты.

Далее, надо было обеспечивать воспроизводство рабочей силы определённого качества для работы на всё усложняющихся производствах. Это повод к становлению системы бесплатного высшего и специального образования. Сегодня она в полной мере сохранилась только в Германии, а со второй половины XX века существовала по всей Европе. Имелась и система обеспечения равного доступа к здравоохранению в страховой и бюджетной формах.

А глобальному рынку не нужно много людей! В результате автоматизации количество занятых рутинными операциями сократилось на два порядка. Новым постиндустриальным бизнесам вообще хватает нескольких подмастерий и менеджеров, а с усложнением техники, как ни странно, снизились требования к образованности операторов. Всё меньше рабочих мест создают и "старые" индустриальные отрасли; самое трудоёмкое выведено в страны с дешёвой рабочей силой, а для оставшихся мест хватит работников с низкой квалификацией. Значит, из стоимости оплаты труда надо кое-что исключить, за траты на образование, например. Ну, для экономии расходов и повышения прибыли. И вот "карточный домик" социально го государства начинает рушиться, ведь это дело такое: выдерни одну карту, и пошло-поехало...

Для ТНК, забирающих на себя всё большую часть мирового производства и распределения благ, такого стимула, как патриотизм, не существует. Их единственная задача - манипулируя капиталами и массами товаров, получать максимально возможную прибыль, выживая как можно дольше. Обеспечение справедливого распределения ресурсов в мире или "стране пребывания", забота о благоденствии сообществ и целых народов - вне задач ТНК. Это задачи государства, но транснациональные корпорации не входят в число общественных структур, интересы и деятельность которых синхронизирует государство. Более того, если национальная власть, выступая на страже интересов своего народа, прищемит интерес ТНК, эту власть мигом раздавят. Или подкупят "«национальных лидеров".

И вот вам реальность: с конца XX века государства действуют так, будто они отделы соцобеспечения или, скажем, профсоюзы при ТНК. Отныне национальное законодательство большинства стран диктуется транснациональными корпорациями. То есть одна из бывших внутренних структур, финансово-экономическая, воспарив в небеса, определяет деятельность государства, которое и возникло, и существовало во всём обозримом прошлом как интегрирующий институт, обеспечивавший баланс интересов всех прочих структур. Хвост-переросток начал вилять собакой.

Осторожный частичный демонтаж системы социального обеспечения в США и Англии начался ещё в 1980-е годы ("рейганомика"), а радикальный вариант демонтажа этой системы мы видим сегодня в России, и, похоже, её опыт считается удачным, вновь возобновляется в США и постепенно распространяется на Европу. Правильно, ТНК совсем не желают заботиться о всемирном нищенстве.

А зачем им терпеть всеобщее бесплатное образование? Долой его! Образование, как в доиндустриальный период, становится личным делом каждого и превращается в средство для наживы. В США оно уже полностью коммерческое, в Европе, включая Россию, тоже готовятся покончить с государственной системой образования и ввести коммерческую. Скоро системы условно-бесплатного образования и повышения квалификации останутся лишь при нескольких заинтересованных корпорациях.

И на пенсионеров тратиться жалко. Долой! Соцобеспечение в старости планируется свести к покрытию расходов на текущее потребление - еду и скромное жильё, но не на продление жизни. В России это уже сделано, в США реформа идёт полным ходом, в Германии к ней лишь приступают, хоть и с большим скандалом со стороны немцев, вопреки намерениям ТНК желающих пожить подольше.

Реформа здравоохранения наиболее последовательно проводится в США, где 25% населения, по сути, уже лишено доступа к нему, а в Европе она тормозится стараниями хорошо организованной врачебной когорты и сопротивлением гражданского общества. Перспективы реформы здесь пока неясны, но мы, зная направление процесса, можем предсказать, что кончится всё печально для людей. Надо же учитывать, что для фармакологических корпораций чем больше больных людей, тем лучше. Кстати, Россия явно хочет отличиться, проведя реформу здравоохранения ударными темпами. Правильно говорил поэт Чаадаев: Россия всегда показывает миру какой-то пример. На протяжении почти всего XX века показывала пример, как надо наиболее радикально заботиться о большинстве. Теперь - как надо наиболее радикально не заботиться о большинстве.

По стандартному определению, государство есть политическая организация общества. Обратите внимание: ОБЩЕСТВА, а не финансов, не экономики, не ТНК. В интересы общества не входят снижение жизненного уровня и распространение невежества. Рост безработицы тоже обществу не нужен, как и сокращение продолжительности жизни людей, и ускоренное вымирание стариков. Вот почему, обнаружив, что в ведущих странах власть проводит реформы, объективно ухудшающие уровень жизни людей, мы вправе говорить о деградации государства. Если оно начинает "синхронизировать" всё многообразие общественных интересов под интересы наднациональных Фирм, занятых исключительно наращиванием денежной массы, то само превращается в политическую организацию крупного международного капитала. При всех реверансах в сторону "народа", при сохранении всех формальных признаков "старой" власти она уже новая. Политические партии превращаются в корпоративные партии, а политические лидеры, полу чающие мзду от внешних по отношению к их стране сил, - в сотрудников ТНК на зарплате. Ложь разъедает культуру и нравственность, искусство и быт, экономику и политику. Стены всё ещё украшают затёртые лозунги Французской революции, но за красивым фасадом происходят совершенно иные дела. Под фальшивым знаменем демократии мир в полный шаг марширует к фашизму.

Не правда ли, в таком освещении совсем иными красками заиграло всё, о чём мы писали в предыдущих главах книги? О значении процентных денег и вымирании природы; структуризации хаотичного денежного оборота и деградации традиционных структур; перенаселённости мира и стремительном расслоении на бедных, не имеющих никаких средств, и сверх богатых, имеющих деньги в сумасшедшем переизбытке... Об идеологии... О лжи про разделение труда, грядущее процветание и "экономику знаний"...

По каналам международной торговли расходится порядка 20% мирового ВВП. Остальная часть крутится на внутренних рынках. Но в среднем больше половины населения не участвует даже в них. Нам с вами за примерами не надо далеко ходить; возьмём Россию. Она имеет небольшой сектор экспортной экономики: энергоносители, металлы, химикаты и лес. Вот, пожалуй, и всё. Другие "развивающиеся страны" поставляют бананы, рудный концентрат, нефть или гуано. Ещё, возможно, какой-нибудь промышленный гигант поставит от щедрот своих жалкий "отвёрточный" заводик или вынесет подальше от "цивилизации" грязное производство. На вырученную валюту страна чего-то там купит на мировом рынке. Из этого "чего-то" большую часть сожрёт местная элита и её обслуга, желающие потреблять, "как белые люди". Вот и всё междуна­родное разделение труда!

Те же, кто не вписался ни в один из рынков, предоставлены сами себе, живут за счёт натурального хозяйства или, оказавшись бездомными, кусочничают у вокзалов. Сколько таких в России? Говорят, 10%, а может, и больше, и к ним с каждым годом присоединяются новые толпы из тех, кто не лег в могилу до срока.

А почитаем статью 7 Конституции РФ: "1. Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. 2. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный раз мер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты".

Как, соответствует?.. Для кого-то да, для кого-то нет. Формальные признаки соблюдаются, но древо жизни быстро загнивает.

Россия - жутко богатая сырьём и народом страна. Но для той экономики, которую ей позволили иметь, не надо много народа. Его следует сократить не менее чем в три раза, а лучше, если раз в пять. Так, чтобы как раз хватило для обслуживания "трубы". Правда, по мере исчерпания запасов сырья в месторождениях и эти будут становиться лишними, и если они не найдут возможности кормиться диким образом, то вымрут, зато у оставшихся "при деле" будет постоянно возрастать уровень потребления благ. Последний получит всё.

Поэтому всякий раз, когда наша власть объявляет о намерении позаботиться о социальной сфере или, там, побороться с бедностью, знайте: она прямо на ваших глазах отменит остатки социальных льгот или предпримет иные меры для уменьшения числа живущих. Ведь и дураку понятно, что если в стране, скажем, 10% абсолютно нищих и половину из них каким-нибудь "легальным" способом незаметно умертвить, то можно рапортовать об успехе реформ и уменьшении количества ни щих вдвое! И это будет как бы правда; народ обрадуется, а до чего будет доволен президент!

Сходные процессы идут везде, но с разной скоростью и с влиянием разных дополнительных факторов. Она ведь нелинейная, наша эволюция: когда, где и что грохнется, а где устоит подольше, сказать трудно. В странах побогаче (вроде Германии) или в тех, где государство продолжает поддерживать общественные традиции (как в Китае или Белоруссии), - развал будет идти помедленнее. Но всё равно лавина стронулась. Практически во всех странах безработица приобретает неизбежный, а то и необратимый характер. Скоро лишь 10-15% человечества будут заняты в сфере производства как собственники бизнеса, наёмные работники или партнёры. Остальные пойдут в сферу услуг, но на всех мест не хватит. В Германии в последние годы, чтобы дать людям обеспечение и видимость занятости и общественной полезности, резко раздували государственный аппарат, а особенно аппарат социальных служб, но такой ресурс борьбы с безработицей тоже уже исчерпал себя...

Неравновесность всей системы, многофакторность её эволюции приводят иногда к поразительным парадоксам. Вывод промышленности в бедные страны повысил безработицу в странах богатых; но на Востоке, куда "уехали" заводы, селяне ломанулись в города, чтобы ухватить свои доллары на этих за водах - и там тоже выросла безработица! В бедных странах началось повышение среднего уровня образованности; одно временно снизилась потребность в шибко грамотных в странах богатых. На Западе приняли суровые законы против им мигрантов с Востока, и тут оказалось, что из-за старения населения на Западе критически не хватает рабочих рук! И это наряду с растущей безработицей. Парадокс!

В 1950 году граждане старше 65 лет в Европе составляли лишь 8,2% от всего населения, в 1970 году - 10,5%, в 2001-м - уже 16,2%, и, по прогнозам, к 2025 году пенсионеров в Европе будет 21%, а к 2050-му - больше четверти населения. Соответственно растут затраты на выплату пенсий. По оценкам экспертов Еврокомиссии (вдумайтесь!), чтобы поддерживать баланс на сокращающемся рынке труда Европы, в страны Евросоюза ежегодно необходимо ввозить 1,5-3 млн. иностранных рабочих. Прогноз ООН ещё радикальнее: речь идёт о 4,5-6 млн. мигрантов в год. Но уже сейчас, по данным Центра европейских исследований Оксфордского университета, в Европе официально проживает 18,4 млн. мигрантов (около 5% населения), а с учётом нелегалов и натурализовавшихся иностранцев - по меньшей мере 25-29 млн. человек. При ежегодном ввозе 6 млн. коренные народы Европы за одно поколение превратятся в этнические меньшинства.

Некоторые аналитики пишут: "Эмигранты выгодны развитым странам тем, что на них не распространяется большинство социальных услуг, и в том числе выплата пенсий". Как вам нравится такой анализ?.. А у нас возникает резонный вопрос: кому это выгодно? Культуре французов, немцев, итальянцев, англичан? Структурам образования, здравоохранения, науки? Или, может, краеведам и поэтам? Или государству - "политической организации общества"?

Замещение коренных народов пришлыми ради экономии денег и высокой прибыли выгодно только финансово-экономической структуре, да и то не всей, а её глобализованной части, транснациональным корпорациям. А мы и так уже пришли к выводу, что окончательный переход к эпохе ТНК страш­нее всего ударит по народам Запада.

Фразу, что "эмигранты выгодны развитым странам", следует понимать только так, что истребление "своих" людей для возможности повышенной эксплуатации "чужих" на той же территории выгодно тем представителям правящей элиты, которые напрямую работают в интересах ТНК, наплевав на будущее демоса, избравшего их во власть. Ну не может вменяемый человек планировать, как бы ему получить выгоду, сэкономив на жизни своих родителей.

По всему миру создалась надгосударствеиная система, при которой "национальные" правители выступают в роли агентов внешнего управления, и это если не первые лица, то уж кто-то из ближайших советников непременно. Похвалы в тех сферах, в которые не проникает взгляд "простого человека", удовлетворяют их тщеславие; политическая поддержка гарантирует стабильность их власти; миллиарды долларов, которые они "накапливают" в течение своего правления, делают их управляемыми. Требуют от них, чтобы "их" людишки меньше задавались вопросами мироустройства? Сделают так, чтобы людишки глупели. Просят снизить затраты на социалку? Снизят затраты, нет проблем. Указывают, что хорошо бы "уронить" и численность? Создадут условия для межнациональных конфликтов и войн.

Не надо думать, что так только в странах третьего мира. Нет, где угодно: и в США, и в России. Пример действия национальной элиты против своей страны даёт опыт Японии конца 1980-х - начала 1990-х годов. Тогда в мире было два "финансовых пузыря", в Японии и США. Один из них надо было "прокалывать", и именно японская элита приняла решения, приведшие к "проколу" японского, а не американского "пузыря", от чего японская экономика, до этого самая динамичная в мире, так и не смогла оправиться. Причина столь нетривиального выбора японской элиты - в глубине проникновения японских капиталов в американскую экономику. Освоив американский рынок, японские ТНК справедливо считали ключевым фактором своего успеха процветание не Японии, а США, на рынок которых они работали, получая за это мировую резервную валюту, доллар.

Другой пример действий национальной элиты против интересов своих стран явила нам война США и их европейских союзников по НАТО против Югославии. Её стратегическая цель, как и всей американской политики на Балканах с 1990 года, заключалась в подрыве экономики ЕС - стратегического конкурента США - путём превращения некогда процвета­ющей Югославии в незаживающую рану на теле Европы. Конкретной целью войны 1999 года был подрыв евро, который в то время рассматривался как серьёзный потенциальный конкурент доллару. И европейские политики высшего уровня, несмотря на протесты не только общественности, но и среднего звена их собственных политических структур, полностью поддержали США!

А евро на несколько лет ушёл в штопор. Наша российская элита ничуть не отстаёт. У нас 19 июля 2001 года в присутствии председателя правительства (тогда это был М. Касьянов, известный в народе как "Миша-два-процента") и председателя Госдумы (Г. Селезнёв) министр по делам федерации, национальной и миграционной политике Блохин провозгласил вступление России на путь замещающей миграции. Зачем? "Чтобы Россия ежегодно принимала до миллиона мигрантов", пополняя "трудовые ресурсы... за счёт стран СНГ, стран Азии и Латинской Америки".

В апреле 2005 года и президент В. Путин заявил: "Мы заинтересованы в притоке квалифицированных легальных трудовых ресурсов... В конечном итоге каждый легальный иммигрант должен получить возможность стать гражданином России". Сотни тысяч россиян, как правило, самых образованных, сбежали от ужасов либеральных реформ за границу. Милли­оны умерли преждевременно. На поддержание жизни оставшихся, на повышение качества жизни, на нормальную зарплату и помощь молодым семьям, на обеспечение людей медицинскими услугами у правительства нет денег. Зато деньги есть, чтобы привезти сюда и обустроить китайцев, таджиков и нигерийцев.

В Угличе, помнится, селили узбеков, причём они требовали предоставления не абы каких, а только каменных домов. А 75% угличан до сих пор живут в деревянных; чтобы построить коренным жителям каменные дома и создать нормальные условия для деторождения и воспитания детей, денег нет. И понятное дело, в нашей маленькой стране больше некуда селить среднеазиатских мусульман, кроме как в Угличе. А в Татарию, наверное, повезут вьетнамцев. Или папуасов. Кстати, русских, переселяющихся из Казахстана и других частей бывшего Союза ССР, при получении здесь работы и заработка, жилья, при оформлении документов прессуют все, кому не лень.

Вот политика, которую проводит РОССИЙСКОЕ правительство. Чего же оно добивается? Восполнения численности населения? Нет, оно за все годы реформ явно делало всё, чтобы коренное население сокращалось. Эти действия наталкивают на мысль, что так создают условия для межнациональных войн и окончательного решения "проблемы". Правительство России работает против своего народа.

Источник: http://zapravdu.ru/content/view/223/1/

 


В 2015 году будет катастрофа для России

Бизнес должен объяснится с властью. Так считает экс-председатель Центрального Банка РФ, а ныне член совета директоров инвестбанка «ВТБ Капитал» Сергей Дубинин. Нужны эффективные рыночные и правовые институты, и теперь это важнее, чем просто накачивание экономики деньгами. Например, рост цен на энергоносители прямо мультиплицируется в экономике и приводит к росту инфляции. Уже кризис на дворе, но имея колоссальные долги, крупнейшие холдинги думают над тем, как захватить кусок «Норникеля».

Начать нужно с объяснений перед самим собой. Потом бизнес должен объяснится с властью. А власть – с инвесторами. Только тогда появится понимание того, как выбираться из кризиса и какая стратегия выхода (exit strategy) нам нужна. Так считает экс-председатель Центрального Банка РФ, а ныне член совета директоров инвестбанка «ВТБ Капитал» Сергей Дубинин. Первую часть пути он уже преодолел. О том, что из этого вышло и как нужно действовать дальше, он рассказал с корреспонденту Slon.ru.

– Кому адресована ваша новая книга «Россия против кризиса: кто победит?» и зачем вы ее написали?

– В первую очередь, постарался выяснить для себя и для тех, с кем непосредственно общаюсь, – где же мы на самом деле находимся как гражданское общество. Я залез в чужие – совершенно чужие для меня сферы, в социологию и политологию, в то, чем я профессионально не занимался. Но без этих объяснений – прежде всего, с самим собой – в каком обществе мы живем, наверное, вряд ли было возможно что-то говорить и об экономике. Я писал для людей не профессиональных в бизнесе и финансах, но живо интересующихся предметом – что и почему происходит в стране.

– Лавры предсказателей кризисов многим не дают покоя. Какими были ваши прогнозы когда вы начинали работать над книгой, они оправдались?

– В начале 2008 года мировой кризис уже бушевал вовсю, но было некоторая неоднородность – одни еще не были в кризисе, другие уже были. У правительства были основания даже думать, что Россию кризис обойдет стороной, и мы останемся так называемым островом стабильности, тихой гаванью. Я в этом сильно сомневался, и последующие события подтвердили опасения, в нашей стране реализовался плохой сценарий, хотя и не катастрофический.

– А рецепты у вас есть?

– В каком-то смысле рецепты есть, но они не оригинальные. Теперь необходима exit strategy, то есть стратегия, как из кризиса выходить. С этим в книге я не успел, хотя общий принцип решения экономических проблем присутствует. Нужны эффективные рыночные и правовые институты, и теперь это важнее, чем просто накачивание экономики деньгами. Денег у нас тоже не хватает, но для того, чтобы был результат, нужно, чтобы они попадали в работающие механизмы, использовались правильным образом.

– Почему деньги используются неправильно?

– В России действуют экономические закономерности, не свойственные развитым странам. Например, рост цен на энергоносители прямо мультиплицируется в экономике и приводит к росту инфляции. А платежеспособный спрос так и не порождает в ответ адекватного предложения товаров и услуг. В обоих случаях экономика отвечает ростом цен, так как скорость обращения денег слишком высока – они обслуживают не инвестиции, а потребление.

ДОКТОР КРИЗИС

– Какие-нибудь положительные тенденции, с вашей точки зрения, просматриваются в экономике?

– Роль кризиса как раз и заключается в некой проверке – что работает, а что нет. Номинально у нас в стране сегодня есть все, что полагается иметь демократической стране с рыночной экономикой. Еще в 2005 году можно было отметить 100-летие первой русской революции и реализацию всех ее лозунгов – отмену сословий, равенство перед законом, демократические выборы и провозглашение свободы слова. Есть конституция и независимый суд, вроде бы сложились все институты. Но кризис продемонстрировал, что у нас многое работает неэффективно или не так и не в ту сторону, как полагается по названию. Региональные выборы в октябре – яркий тому пример.

– Насколько эффективен с этой точки зрения российский бизнес?

Российский частный бизнес, крупнейший прежде всего, организован в некие конгломераты и холдинги, накопившие огромный массив активов. Что-то получили, купили снова активы, их заложили, привлекли кредиты – вложили в захват новых активов. Уже кризис на дворе, но имея колоссальные долги, крупнейшие холдинги думают над тем, как захватить кусок «Норникеля». Они с другими активами еще не знают, что делать, и непонятно, как они будут долги возвращать за то, что уже есть на балансе. Тот тип крупного бизнеса, который у нас сложился, не ведет к повышению эффективности использования ресурсов и финансов. А ведет к сговору по поводу раздела рынка и картельным соглашениям по ценам.

– Кризис это вылечит?

Кризис эту ситуацию пробивает, как пробку, как тромб. Потому что в кризис удержать такие вещи, как картельные соглашения по ценам, гораздо легче на бумаге, чем в жизни. Вот на рынке цветных металлов цены на внутреннем рынке удерживают пока. Но посмотрите на девелоперов – год они объясняли нам, что снижения цен не будет. И где сейчас эти цены? Вылечит бизнес конкуренция, которую нам нужно всячески поощрять и поддерживать. Иначе мы оказываемся с неэффективным производством промышленной продукции и продовольствия перед лицом иностранных производителей.

Вот с автомобилями пошли по пути повышения таможенных пошлин, стали «закрывать» экономику от внешней конкуренции. Но все равно ж «посыпалось». Все равно не может наш автопром удержать этот рынок и тот уровень цен, который сложился на «АвтоВАЗе». Причина – неэффективность нашего бизнеса плюс неэффективность государственного регулирования.

– Откуда возьмется конкуренция?

– Госрегулирование, как мне кажется, должно сейчас, в первую очередь делать две вещи – стимулировать капиталовложения и вводить налоговые послабления. Надо регистрировать малые предприятия в уведомительном порядке, за час, и пять лет не пытаться с него собирать налоги. И многим старым малым предприятиям надо разрешить налоги не платить. Что выгоднее правительству – платить человеку пособие из бюджетных денег и пытаться собрать налоги, от которых он все равно уклонится и не заплатит по возможности, или разрешить его предприятию работать без налогов?

Нужны и налоговые меры, они все хорошо известны: ускоренная амортизация по капиталовложениям, введение специальных экономических зон и возвращение к практике соглашений по разделу продукции. По проекту «Сахалин-3», наверное, еще что-то можно сделать. Да, этим разговорам уже много лет. Но теперь нам любые капиталовложения жизненно необходимы.

– Кто же захочет делиться продукцией в сырьевом секторе, когда цены на сырье восстанавливаются?

– Если говорить об инвестициях в энергетическом секторе, то это отдельная история. Есть несколько мифов, которые в массовом сознании укреплены различными пиар-компаниями. Первый миф – что у нас немерено этих ресурсов. Но на самом деле мы живем при большом дефиците энергетических ресурсов в нашей стране, острота которого спала только на период кризиса. Второй миф – что ресурсы дешевы. Эти разговоры про дешевизну энергии просто катастрофа. На самом деле на производство электроэнергии мы тратим на тепловых станциях на 30 – 40% больше газа для производства киловатт-часа энергии, чем в Европе. Третий миф о том, что мы можем сами проинвестировать разработку новых месторождений. Перед кризисом на волне невероятных поступлений денег все казалось возможным. Теперь, когда ситуация поменялась, становится все более очевидным: России нужны зарубежные инвестиции для повышения эффективности добычи, переработки, использования энергоресурсов.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНВЕСТИЦИИ

– На фоне снижения потребления, об этих проблемах можно не вспоминать лет пять, верно?

– К 2015 году ситуация будет не просто острой. Это будет уже катастрофа. Пять лет – это очень скоро на самом деле. И надо с открытыми глазами смотреть на среднесрочную перспективу. Сейчас стали все трезвее, уже стало понятно – немереных доходов не будет. А потребность в капиталовложениях колоссальная. Бюджет на 2010 г. без инвестиций означает одно – скоро мы будем из нашего бюджета платить только зарплату и пенсии. Вооруженные силы, может, еще что-то получат, но, прежде всего, тоже зарплату. В других странах проблему решают увеличением срока выхода на пенсию, в США, например, это происходит в возрасте 66 лет и 4 месяцев, для мужчин и женщин. И нам придется сделать достаточно скоро то же самое.

– Но пока большинство занято банальным выживанием, говорить об инвестициях, наверное, непросто?

– В отличие от большинства стран у нас правительство решило не увеличивать, а наоборот сокращать долю инвестиций. Хотя по всем научным правилам мультипликационный эффект в кризис гораздо выше, если вы инвестируете, а не просто выплачиваете социальные пособия. Но у нас выбор сделан в пользу выплат людям и повышения пенсий. Видимо, мультипликационного эффекта от капиталовложений в правительстве не ждут. Потому что понимают: капиталовложения будут неправильным образом использованы или украдены. В этом случае действительно лучше уж людям дать, хоть спасибо скажут и не пропадет. Ну что ж, это трезвая оценка нашего институционального состояния.

– Куда, по-вашему, в кризис можно инвестировать государственные деньги в России?

– В рамках кейнсианского подхода много лет назад была отработана теория мультипликаторов совокупного спроса. Для того чтобы накачать этот спрос, лучше всего вкладывать деньги в инвестиционные проекты. Занятость растет и немедленно дает спрос на потребление того, что занятые люди покупают. Таким образом, раскручивается длинная цепочка заказов в экономике. Во времена великой депрессии в 30-х годах в США это было строительство дорог и различные общественные работы. В этом случае налогоплательщикам было понятно на что тратятся средства. В России государственные инвестиции также могут быть в инфраструктурные проекты, помимо дорог это могла бы быть переработка мусора – всем понятно, что на это надо тратить большие деньги. Почему бы и нет. Если же на деньги государства начать строить автомобильные заводы, возникнет вопрос – зачем ему конкурировать с частным сектором?

– На уровне правительства пока принимались только антикризисные меры, а системных решений не было. Как долго их придется ждать?

– Решения появятся от бизнеса, он должен объясниться с властью. Недавно бизнес уже встречался с президентом, тот задавал вопросы про стратегию, но про стратегические решения с ним никто говорить пока не стал. Однако, замечательно было сказано о том, что нужны настоящие эффективные суды, а это уже – одна из системных проблем. Насколько я понимаю, господин Дерипаска сказал про суды после того, как проиграл суд «Альфа-банку», понятно, почему ему наш суд не нравится. Но в данном случае он сто раз прав, потому что судебная система – один из тех институтов, который должен запустить механизм эффективного управления ресурсами. Пример ряда стран показывает, что именно в этой области начинались принципиальные решения. Так было в Италии, Испании. Когда суды начинали работать без политического влияния и без взяток, это меняло всю страну.

– У нас масштабы не те…

– Вот еще один миф. У нас 140 миллионов население, а в Германии уже около 80, примерно тот же порядок. Территория – единственное, что нас очень сильно отличает от европейских стран. Но если сравнивать по плотности населения, Россия сопоставима по этому показателю с Канадой.

МОДЕРНИЗАТОРСКИЙ КЛАСС

– То есть Вы полагаете, у российского бизнеса появится какое-то новое стратегическое мышление?

– Нас просто сама экономическая ситуация теперь к этому выталкивает. Всегда есть альтернативы и выборы. Можно попытаться закрыть экономику и назначать цены. С телеэкранов мы это уже слышали: если правительству уж так надо, пусть оно нам цены назначает, какие нужны, предусмотрит инвестиционную составляющую и так далее. По такой модели гарантировано никакой тебе конкуренции, никто тебя не съест, не обанкротишься. Масса наших бизнесменов готова жить и работать в этих условиях! Но правительство, во всяком случае, в нынешнем его составе, понимает, что это бред и никакой модернизации таким путем быть не может. Значит, будет другая модель, и придется что-то иное пробивать нашему бизнесу, чтобы выжить в открытой экономике.

– Нужен ли для того, чтобы выполнить призыв президента к модернизации экономики, специальный модернизаторский класс?

– Не нужен, и в этом я бы полемизировал с Михаилом Ходорковским. Для того, чтобы всеми этими проблемами озадачилось не ограниченное количество людей, а широкие массы, нужно открыть возможности для капиталовложений и для зарабатывания. Тогда люди, которые ни о каких высоких материях не думают, а просто захотят заработать для себя, и начнут участвовать в той самой модернизации. Лозунги, конечно, дело хорошее, и вообще, это патриотическое дело на самом деле, модернизация страны. Но кто станет в ней участвовать, если это не будет приносить дохода? Нужно, чтобы это приносило доход, в этом главное. И тогда не понадобится выбирать особо идейных или особо богатых. Люди за свой интерес должны начать делать то, что нужно стране. Вот это надо организовать, вот в этом же смысл политики в экономике!

– Осенью власти снова начали рекламировать инвестиционную привлекательность России. Это маркетинговая компания накануне размещения суверенных бондов или нечто большее?

– За этим стоит понимание того, что нам нужны иностранные инвестиции. Пару лет назад из заявлений и принимаемых законов следовало, что эти инвестиции надо контролировать, отбирать по критериям, а вот сюда – не надо пускать, а здесь – и без них обойдутся. Теперь что-то может начать меняться, так как для модернизации эти инвестиции нам жизненно необходимы.

Вот все говорят, что нам нужны технологии. Кто, какое министерство отвечает за то, чтобы иностранные технологии использовались в России? Нет таких. Специального министерства, конечно же, не надо. Просто должно быть так же как в Китае – там, где нет отечественных технологий, обязательно должны внедряться иностранные. Вот мы все время ссылаемся на китайский опыт, но почему-то в области привлечения капитала – упираемся, не хотим. А технологии ведь не приходят сами по себе. Они либо покупаются, либо приходят с иностранными инвестициями. Отсюда простой вывод: поскольку своих технологий нет, нужны иностранные инвестиции.

– Для инвесторов надо климат создавать, почву облагораживать, неужели дойдем до этого?

– Если власти говорят «А», то следует ожидать и «Б», надо до конца это договорить. Если мы говорим модернизация, современные технологии, инновации то надо признать – без капиталовложений их не бывает. Причем они должны быть выгодными и отечественным инвесторам, и иностранным. Не разрешительная система, а поощрительная.

– Каким вы видите потенциал экономического роста в перспективе?

– Темп роста за последние 10 лет в России был в среднем 7% в год. Это колоссальные на самом деле цифры. Экономическое чудо в Японии было при росте в 6% ежегодно, правда японцы при этом структуру экономики меняли. Сейчас, наиболее вероятно, в России после 2010 года будет рост на 2 – 3% в год. Источников, за счет которых возможен форсированный рост, пока не видно. Ясно одно – без повышения эффективности и без новых капиталовложений в совершенно новые технологии никакого роста не произойдет.

РУБЛЕВЫЙ КОРИДОР

– Может, рубль крепковат, ослабить нужно?

– Соотношения курсов и их влияние на конкурентоспособность только на короткой дистанции работает. А реальная конкурентоспособность задается производительностью труда, эффективностью использования ресурсов, длинными трендами. Если просто понижать курс, то все равно конкурентоспособность страны от этого не повысится. Вот как «Жигули» не были конкурентоспособным продуктом или «АвтоВАЗ» – производством, так и остались. От того, что курс рубля снижался, они что, стали конкурентоспособными что ли?

– Судя по динамике курса, партия сторонников укрепления рубля побеждает?

– Сегодня денежно-кредитная политика Центрального банка и одновременно валютная – это переход к свободному плаванию курса с одновременным таргетированием инфляции. Теоретически это очень хорошая схема для сильных валют, например, для доллара, и нереальная для нас. Но и старая схема, когда таргетировали валютный курс, а инфляцию – как получится, уже не срабатывает. Раньше держали номинально стабильный валютный курс и закупали постоянно валюту, наращивая резервы, но зато колоссально накачивали денежное обращение рубля за счет покупки долларов за рубли. Теперь перешли к тому, что на самом деле реалистично – управляемому «плаванию». Центральный банк отсекает высокую волатильность, вниз и вверх, при этом курс идет за трендом. Вот реально у нас сейчас положительное сальдо платежного баланса, вот мы и идем на укрепление рубля.

– А каковы долгосрочные тренды, влияющие на курс рубля?

– Курс должен следовать за трендом платежного баланса. Так как у нас рыночная экономика, не может быть все время тренда в одну сторону, он зависит от состояния платежного баланса. Если мы начнем выходить из кризиса, а для этого есть серьезные предпосылки, наращивать импорт придется значительно. Вместе с тем с экспортом ситуация далеко не однозначна, мы можем и не получить притока в денежном выражении в этой части платежного баланса. Мы уже на грани максимизации доходов от роста объемов вывоза сырья и всего прочего. У нас нет источника значительного увеличения экспорта без значительного увеличения цен, а цены вряд ли будут значительно расти, во всяком случае, я в это не верю. При росте импорта того же машинного оборудования сальдо платежного баланса может снизиться или стать отрицательным, что приведет к ослаблению рубля. В любом случае, колебания будут плавными, и ослабление рубля не будет драматичным.

– В нашей стране судьба валютного курса всегда была драматичной. Вы полагаете, ее характер может измениться?

– Последние лет двадцать население получало по банковским депозитам отрицательную реальную ставку. Например, при инфляции 12% по депозитам платили только 8 – 10% годовых. А вот когда инфляция будет 8%, а доходность по депозитам – 8,5%, то вам и не нужно будет покупать доллары, верно? Валютный курс вообще перестанет быть значимой величиной для нормальной жизни. Так происходит с долларом, евро и с фунтом стерлингов. О том, что доллар подешевел по отношению к евро, в США знает, наверное, один человек на 100 000. Остальных это просто не касается в их жизни, работе, расчетах. В поездках иногда чертыхаются – мало дают евро за доллар, безобразие какое, но не более. Как евро начиналось, все помнят – за него давали 80 центов, что считалось очень большим успехом, сейчас – полтора доллара. Но для европейцев это колебание не было великим событием. Так и у нас, скоро может произойти отвязка всеобщего интереса от евро и доллара. Нужно, чтобы у нас были положительные реальные ставки по депозитам в банках и люди поверили, что это надолго.

– Каким образом появятся положительные ставки?

– Теперь они появятся из-за замедления инфляции. Если банки начнут вслед за этим опережающими темпами снижать ставки, от них уйдут вкладчики. Не случайно банки не торопятся снижать ставки по депозитам, несмотря на давление со стороны ЦБ. Хотя Центральный банк с лета объясняет, что если банк платит 18 – 20% годовых, это пирамида. Даже предупредил кредитные организации: назначаете по вкладам больше 18% годовых – за кредитами к нам не ходите.

– Вы лично в какой процент по депозитам верите?

– Среднерыночный уровень ставок, который ЦБ мониторит по крупным банкам – какая-то понятная величина. Сейчас она составляет чуть менее 14% годовых. Я, например, не понесу свои деньги в банк если ставки по депозитам у него превышают этот уровень. Конечно, если сумма вклада не превышает размер госгарантии, установленной на уровне 700 000 рублей, можно поискать и более выгодные варианты. Но я лично предпочитаю госбанки, большинство средств у меня сейчас в банке «ВТБ 24».

КРЕДИТ НА ДОВЕРИИ

– Говорят, кризис – время возможностей. Как вы считаете, могут ли банки, учитывая слабость системы, реализовать сейчас позитивные начинания?

– Возможности конечно появляются. Но нужно провести расчистку баланса и выйти из кризиса с хорошими заемщиками и с чистым балансом и взять новый старт. На том этапе, когда будет резко спрос на кредиты возрастать, банки, которые лучше других подготовились к выходу из кризиса, смогут собрать ту долю рынка, которую до этого не имели. Тому, кто не сможет избавиться от плохих долгов, придется сворачивать бизнес.

– Каким образом банки смогут избавиться от плохих долгов?

– Многое будет зависеть от инфляционной составляющей. Если на все это наложится дефляция, то может произойти повторение Великой депрессии. В этом случае долги, которые раньше для заемщика выражались, условно говоря, в продукции, например, в определенном количестве тонн чугуна, станут тяжелее, более значимой величиной, так как продукция дешевеет. Но это маловероятный сценарий с моей точки зрения.

Более вероятный – по результатам 2010 года инфляция будет меньше 10%, затем 7 – 8%, и в среднесрочной перспективе проблема плохих долгов частично рассосется за счет инфляционного обесценения долга. Для того, чтобы это работало, банковский надзор должен внимательно следить за процессом и своевременно менять денежную политику, снижая ставку рефинансирования. Тогда банки смогут проводить реструктуризацию долга со снижением процентных ставок для клиентов.

– Это облегчит долговую нагрузку, но не решит проблему с капиталом?

– Я считаю, что проблему урегулирования плохих долгов нельзя пускать на самотек, надо провести перестройку балансов. Один из вариантов – перевод плохих активов в ЗПИФы с отражением на балансе банка по номинальной стоимости на определенный срок, 5 – 6 лет. Это позволит сберечь капитал, так как потребуется меньше резервов. За это время можно провести взыскание по долгам и продать имущество. Что окажется через шесть лет в этом паевом фонде, то на баланс и поставить. Кто-то за это время сумеет взыскать свои деньги. Кто-то не сумеет, тогда отражение по реальной стоимости принесет ему убытки, но из-за инфляции они будут менее значительными.

– Нужны ли банкам прямые госвливания в капитал?

– Одновременно тем, кто получит право на такую перестройку баланса, надо предоставить возможность использовать механизм докапитализации через обмен акций на ОФЗ. Сейчас такая возможность для банков предусмотрена, но условия программы банкам неинтересны. Если же банки смогут перестроить балансы, то механизм будет эффективнее. Надо только требовать, чтобы при докапитализации через ОФЗ владельцы тоже что-то инвестировали в банки: хотите государственные деньги – вложите свои. Такие соглашения между регуляторами и банками могли бы реально, с моей точки зрения, оздоровить банковскую систему. Банки смогли бы прямо сейчас оздоровить баланс, развивать бизнес. Таким образом, банки останутся живыми и работающими.

– ЦБ решил ограничить беззалоговое кредитование банков. Не слишком ли жесткую политику он проводит?

– На данный момент денежно-кредитная политика, безусловно, жесткая для того, чтобы быть антиинфляционной, прежде всего. Беззалоговое кредитование сворачивается потому, что Центральный банк старается сдерживать инфляцию, и это актуально. Это сложно в условиях кризиса, так как кризис сдерживает заимствования из рыночных источников, но, с моей точки зрения, оправдано. Ранее в систему закачали много ликвидности. Банки ведут борьбу за заемщиков.

– Как это согласуется с необходимостью увеличивать доступность кредитов реальному сектору?

– У нас нет нехватки ликвидности в банковской системе на сегодняшний момент. Банки не кредитуют, потому что не верят заемщикам, а не потому, что у них нет денег. Кредитование экономики денежный регулятор не способен продвинуть. И такие меры, как субординированные кредиты ВЭБа, этому тоже не способствуют. Ведь это значит, дать еще больше денег банкам, а денег, как я уже сказал, в системе хватает.

– Кредитный бизнес в определенной степени строится на доверии. Где же его взять?

– Что действительно нужно, так это объективные суды, которые бы взыскивали долги с заемщиков. Еще было бы полезно ввести такую же систему оценки капитала и раскрытия бенефициаров, собственников промышленных компаний, какая действует в отношении кредитных организаций. Сейчас банк, входящий в систему страхования вкладов, раскрывает ЦБ владельцев любого оффшора. Ровно то же самое надо потребовать с других предприятий. Например, на Западе гораздо более транспарентные акционерные общества, там глубина раскрытия не сравнима с нашими компаниями. Если в России все акционерные общества станут такими же, банки смогут реально оценивать риски того, с кем имеют дело.
Елена Зубова

http://aksakal.info/business-news/1010-v-2015-godu-budet-katastrofa-dlya-rossii.html 

---------------------------------------


Комментарий № 1 написал: Дмитрий 26 ноября 2009 17:47

Экономический кризис возник по причине неплатёжеспособности банковской системы.

Пользуясь средствами депозитов до востребования и расчетных счетов – банк выдаёт на них кредиты. Суммы, выданные в кредит, возвращаются на расчетные счета продавцов и банк выдаёт их в кредит повторно. В результате на одну и ту же сумму возникает множество кредитных прав, а денежная масса многократно возрастает. С 2000 года денежная масса возросла с 714,6 (млрд. руб.) до 13 874,7 (млрд. руб.).

Разоряясь – банк перестаёт обслуживать текущие счета компаний, обслуживающихся в этом банке. В результате компании перестают нормально функционировать и теряют средства на своих счетах. Это ставит компании на грань банкротства. В такой ситуации – банк тянет за собой на дно всех клиентов. Крупный банк может утащить за собой таких гигантов как Майкрософт, Газпром, Форд, Интел и т.д. 100% резервирование проблемы не решит, банкротству подвергается весь банк, а не его инвестиционное подразделение.

Если разделить банки на "Операционные" и "Инвестиционные" – это позволит защитить операционную банковскую деятельность от любых экономических кризисов.

"Операционные банки" будут заниматься только: обслуживанием расчётных счетов, проводкой платежей, обслуживанием дебетовых пластиковых карт и выдачей наличных со счёта. Существовать Операционные банк должен на: процент с проводок, рассчётно-кассового обслуживания и аренды своих услуг Инвестбанками и т.д.

"Инвестиционные банки" будут принимать средства от населения, организаций и государства, и направлять их на выдачу кредитов. "Инвестиционные банки" должны будут производить денежные операции через "Операционные банки" – так как сам он не должен заниматься операционной деятельностью.

Преимущества:

1. Такая система защищена от разорения и крахов Операционных банков, так как операционный банк всегда будет иметь в наличие средства клиента.

2. Система более прозрачна для контроля со стороны государства.

3. Система позволяет лучше регулировать банковскую деятельность и предотвращает спекуляции средствами на депозитах.

4. Система предотвращает виртуальное умножение денежной массы.

5. Система позволяет проводить банкротство кредитных организаций без ущерба операционной банковской деятельности.


Недостатки:

1. Большой объём денег выводится из инвестиционного процесса.

2. Удорожается рассчётно-кассовое обслуживание

3. Возникает необходимость пересмотра правил кредитования банков


Комментарий № 2 написал: Игорь 7 декабря 2009 18:22

Приветствую автора комментария №1.
До сих пор все авторы, каких либо реформ, только расхваливали свои предложения, но не указывали на возможные недостатки. "Реформаторы" Переестройки "забыли" подсказать праительству, что на частный бизнес
навалятся бандиты, а "советники" с Запада умышленно об этом умолчали,
хотя давно и непрерывно с этим борются. В каких то странах успешно, а в
каких то нет. Единственно о чем они пели песни - "Государства должно стать
как можно меньше...", "Оно никуда не должно вмешиваться...". И вообще, "..чем
"слабее" государство, тем лучьше".
Приятно быть слабым правителем - дел мало, "невидимая рука рынка" сама все
регулирует. А на деле, в кратчайший срок, было создано бандитское государство
в котором в единый глубоко коррумпированный клубок сплелись все - бюрократы, преступники, милиция, прокуратура, СМИ.
В таком государстве, живущем по законам зоны, глубокомысленные экономические рычаги не оказывают никакого влияния. Есть сверхдоходы от природных ресурсов, все богатеют (конечно по разному), а если этих доходов нет - все разваливается. И на эту ситуацию ничто не влияет: ни "удвоениее ВВП ..", ни "Инновации", ни "повышение пошлин", ни "разделение банков" и т. д.
Как разорвать этот зловещий замкнутый круг у меня нет никаких мыслей.

С уважением
Игорь Викторович

http://aksakal.info/business-news/1010-v-2015-godu-budet-katastrofa-dlya-rossii.html

 


 

Россия в мире

Россия в мире, отношения России с окружающим миром - другими странами и народами, международными сообществами и организациями, геополитика России, место России в мире, Россия и глобализация, мировое сообщество, "золотой миллиард", "мировое правительство", глобальная политика, глобальная экономика, глобальная экология, военные блоки, экономические союзы, международные проекты и программы, войны, революции, катастрофы, угрозы для России, сотрудничество и вражда, глобальная экспансия, сопротивление глобализации, перманентная шизофрения мировой финансовой олигархии, Россия и крах мировой финансовой системы, мифы мировой экономики, создание Новой Бреттонвудской системы, глобальный апартеид, сценарии обозримого будущего

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  Далее см. Меню раздела

Книги * Сборники статей * Избранные статьи * Перманентная шизофрения

* Россия и крах мировой финансовой системы  * Россия в мире - только факты

* Мифы мировой экономики  * Создание Новой Бреттонвудской системы * Глобальный апартеид

* Россия в мире - карикатуры  *  Фильмы о Всемирном Кризисе 

 

 

Избранные статьи

 

 

См. также:  Русский Мир * Россия в мире * Россия в мире - только факты * Россия и Европа * Россия и Азия * Россия и Америка * Россия и Германия * Россия и Латинская Америка * Россия и Славяне * Россия-Украина-Беларусь * Образ России * Угрозы для России * Уроки для России * Новый справедливый экономический порядок  * Статьи Линдона Ларуша

 

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала

Об авторских правах в Интернете