Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале  Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Россия и Европа

 

"Старый Свет" -  Европа.   "Русский Свет" - Русская цивилизация 

 

Вечная проблема взаимоотношений России и Европы, прошлое, настоящее и будущее пути России в Европу, из Европы или мимо Европы. ЕС. Европейское сообщество. Евросоюз. Западная Европа. Восточная Европа. Евро. Европарламент. НАТО. Экс-Европа. Пост-Европа. Европейский постмодерн. Закат Европы. Евроренессанс. Европа Ветхого Завета. Новый Завет Европы. Европейская консервативная революция. Эксгумация Европы. Европа по-русски. Русская Европа. Русская душа Европы. Русификации Европы. Европейский дискурс. Евродемократия. Евролиберализм. Еврофундаментализм. Евроислам. Европейские уроки для России. Европейские угрозы для России. Россия в глазах Европы. Европа глазами России.

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  Далее см. Меню раздела

Книги  Сборники статей  Избранные статьи  Европа против России 

Европа - только факты  Европейцы о Европе  Русские о Европе  Европейцы в России 

Великие европейцы  Россия и Европа в карикатуре Европейская дурь умнее российской

 

 

См. также:  Славянофилы  и западники * Русский Мир * Россия в мире 

* Россия в мире - только факты * Россия и Азия * Россия и США * Россия и Германия

* Угрозы для России * Уроки для России

* Россия и крах мировой финансовой системы * Перманентная шизофрения

* Мифы мировой экономики * Создание Новой Бреттонвудской системы

* Новый справедливый экономический порядок * Статьи Линдона Ларуша

 

 

Отдельные статьи:  4  7

 


Афанасьев В.В. Историческая социология Данилевского, Шпенглера и Сорокина    PDF [246 Кбайт]
Социологические исследования. 2005. № 5. С. 129-137. Тематический раздел: История и теория социологии
Сопоставляются три классические теории исторического процесса: Н.Я. Данилевского, О. Шпенглера и П.А. Сорокина. Их объединяет отвержение представлений о развитии человечества как общем для всех стран и народов движении по пути однолинейного прогресса. Проводятся параллели между положениями книг Н.Я. Данилевского «Россия и Европа» (1871) и О. Шпенглера «Закат Европы» (1918). В обеих книгах критикуется применение историками категории «человечество» и не принимается деление всемирной истории по схеме: Древний мир – Средние века – Новое время. Но если Данилевский допускает связи между культурно-историческими типами и признает единство человеческой истории, то Шпенглер подчеркивает независимость и замкнутость «высоких культур». Им используется идея цикличности в развитии культур, а его схема духовных эпох предполагает смену периодов подъема, прогресса и упадка; фаз рождения, роста, зрелости, старения и смерти. Понятия «культура» и «цивилизация» Шпенглер рассматривает во взаимосвязи в качестве характеристик развития конкретного культурно-исторического типа. «Культура» - его начало и истоки, она характеризует период духовного творчества; «цивилизация» - завершающая стадия распространения культурных ценностей (когда происходит завершение и окостенение культуры). Автор статьи отмечает, что П.А. Сорокин в своем четырехтомном труде «Социальная и культурная динамика» обобщил множество различных теорий и подходов к изучению развития культур и цивилизаций, включая теории Данилевского и Шпенглера, провел анализ классов социально-культурного комплекса, выделив в нем идеологические, поведенческие и материальные системы. Тем периодам, которые Шпенглер именует ростом, зрелостью и распадом «высоких культур», у Сорокина соответствуют «идеациональные», «идеалистические» и «сенсуалистские» суперсистемы.

 

Абалкин Л.И. Н.Я. Данилевский о России, Европе и славянском единстве
Скачать pdf 200 кб

АБАЛКИН Леонид Иванович - академик, директор Института экономики РАН.
Мировое признание Н.Я. Данилевскому принесла работа "Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому". Впервые в мировой науке был дан анализ цивилизаций (в том числе российской), предвосхитивший последующие изыскания Г. Шмоллера, А. Тойнби и Л. Гумилева. В 1991 г. книга Н. Данилевского вышла тиражом 90 тыс. экземпляров и была моментально распродана. Пришло время новых размышлений о судьбах России, поскольку, как писал автор, русский патриотизм проявляется только в критические минуты" [2]. В 1995 г. осуществлен новый выпуск книги, подготовленный издательством "Глаголъ" совместно с Санкт-Петербургским университетом, тиражом 14 тыс. экземпляров. Работа была опубликована также в США.
Принципиальное значение для исторической науки имеет вывод Н. Данилевского о том, что в развитии человечества нет инейного, однонаправленного эволюционного процесса. По его мнению, народы, как и отдельные личности, имеют свое рождение и рост, переживают стадии расцвета и увядания. Ряд народов образуют культурноисторические типы, высший расцвет которых можно считать цивилизацией. В своей работе он выделил десять таких культурно-исторических типов.

 

 

Жак Шеминад. Российско-европейское сотрудничество перед лицом мирового кризиса
Установив таможенную пошлину на импорт стали на территории США в размере 30%, президент Буш тем самым оказал нам, – России и Европе, – несомненную услугу. Конечно, от этого пострадает наше производство стали, но этот запуск американской торпеды по Всемирной торговой организации рассеивает все иллюзии, которые мы еще могли бы питать. Итак, давайте посмотрим в лицо реальности: мы сейчас находимся в ситуации системного кризиса всей международной монетарной и финансовой системы, финансового рака в его последней стадии, с явными военными, полицейскими и идеологическими метастазами.
В такой ситуации, как сказал однажды Шарль де Голль, российско-европейский союз вытекает из самой сути вещей. Не для того чтобы просто противостоять США, – что было бы бессмысленно, и ни в коем случае не для того чтобы склониться перед ними, – но для того чтобы совместно выработать альтернативную политику.
Наши цели должны быть гораздо шире, если мы хотим достойно преодолеть этот кризис. Действительно, сам по себе союз России и Европы ни к чему не приведет; чтобы стать решающей силой, он должен, с одной стороны, включить в себя Евразию и Центральную Азию, с другой же стороны, необходимо нечто выходящее за рамки просто анти-американизма, необходимо достаточное давление на американское правительство с целью изменения его политики. Мы должны помочь силам, в США, противостоящим диктатуре финансовой олигархии и родственных ей военных кругов. Это силы, выступающие за физическую экономику; вместе с Линдоном Ларушем они защищают труд и материальное производство от посягательств финансовой и военной олигархии.

 

 

Линдон Ларуш. Европейская культура на вашей стороне - победите общественное мнение и перестройте мир
Ларуш выступил на «педагогическом слете», проходившем в Висбадене в Германии, 31 мая 2003 года. Собрались молодые люди со всей Европы, некоторые выступили с докладами.
Нужно понять значимость европейской культуры для вас лично. И национальные культуры в рамках европейской культуры следует понимать так же. С пониманием отличия человека от животного и того, что из этого вытекает, следует обратиться к другим культурам, например азиатским культурам, исходя из того, что это человеческие культуры, они обладают теми же основными качествами, что и наша, но у них другой исторический детерминированный контекст. Поэтому мы должны попытаться понять исторически детерминированное развитие этих культур, и это будет контекстом, в котором можно придти к тем же идеям.
В конечном итоге, мы должны придти к одинаковым выводам о человечестве. Еще очень долгое время человечество будет состоять из суверенных наций-государств. И мы должны создать, материализовать сообщество суверенных наций-государств на нашей планете. Лучше понимая самих себя, мы поймем другие страны и найдем возможности контактов с ними и проведения совместной политики, а это приведет к возрождению человечества. Нам это нужно как воздух.
Но мы должны постоянно помнить о том, что нам противостоит — дегенерация общественного мнения, основанного на коррупции, разлагающей даже здоровые общества.
Нужно обладать чувством подъемов и спадов. И можно проследить начало спада — начиная с реформ Брандта. Разрушение немецкого классического гуманитарного образования стало, вероятно, началом декаданса, незаметного декаданса в немецкой культуре. Это же происходит во Франции, то же в Италии.
Так все и идет, подъемы и падения. И всегда, во времена возрождения человечество приходит в себя, вспоминает, что есть человек, вспоминает о человеческих ценностях. А затем опять спад, период «массовой культуры», захлестнувший США с середины 60-х. И происходит откат, моральный откат, за которым следует физический упадок.
Мы должны понять, что это враг. Общественное мнение — это враг. Его нужно изменить. Если удастся изменить общественное мнение, тогда можно будет решить и другие проблемы.

 

 

Линдон Ларуш. Место России в мировой истории
Эта работа содержит насущно необходимый анализ решающего аспекта той хронической несостоятельности, которая отличает политику США по отношению к России после 1989 года.
Так называемая политика реформ была навязана постсоветской России, Украине и Белоруссии совместно премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер и человеком, которого она сама признавала своей марионеткой — бывшим президентом США сэром Джорджем Бушем».[1] Эта политика «реформ», которая не претерпела существенных изменений при президенте США Билле Клинтоне, к настоящему времени привела Россию к пределу ее существования, где неминуем некий взрыв. «Взрыв» не означает «глобальную термоядерную войну», но означает вспышку и распространение хаоса из России на значительную часть планеты. Создается впечатление, что официальный дипломатический Вашингтон более озабочен сохранением видимости поддержки провалившейся «реформы» по британскому проекту, чем сменой обанкротившейся политики Лондона и республиканской партии США на здравую американскую политику.
Невозможно компетентно подойти к этой политической проблеме, если ограничиться рассмотрением собственно «российских» вопросов. Дело в том, что та же экономическая ситуация, которая стала движущей силой взрывоопасного социального кризиса в странах бывшего СССР, является неотъемлемой частью прогрессирующего, ныне все более ускоряющегося глобального экономического коллапса, к которому приводят процессы, происходящие в финансовой сфере, — величайшего финансово-экономического кризиса в современной истории нашей планеты. Динамика российского кризиса является продуктом и отражением ускоряющегося глобального финансового и экономического коллапса. Более того, исчерпанность политики ограбления стран бывшего Варшавского договора финансовыми кругами, базирующимися в Лондоне, является важным дополнительным обстоятельством, определяющим время наступления финансового краха в масштабах планеты и степени его жестокости.
Все это осложняется тем обстоятельством, что руководство США в настоящее время оказывается неспособным осознать чрезвычайный смысл надвигающегося катаклизма, связанного с прогрессирующим, развивающимся по типу цепной реакции финансовым коллапсом. Всем ведущим финансовым центрам мира, — в том числе и директору-распорядителю МВФ Мишелю Камдессю, — известно, что распад существующей мировой финансовой системы идет сейчас полным ходом. Большинство правительств мира в действительности осознает, что кризис надвигается и грянет очень скоро; тем не менее, никто, за исключением небольшой группы влиятельных представителей старшего поколения (почти исключительно — поколения, предшествующего «бэби-бумерам»)[2], практически ни одно правительство, и в особенности — правительство США, ни в малейшей мере не осознает того, насколько внезапно и свирепо, подобно вихрю, ударит этот кризис в момент своей кульминации.

 

 

Синархистский интернационал — международный финансово-промышленный картель и нацисты
Комитет политических действий Ларуша выпускает информационный документ с разоблачением роли Рогатина в разрушении американской промышленности
Пресс-релиз Комитета политических действий Ларуша 28 июня 2006 г.
Комитет политических действий Ларуша сегодня объявил о выпуске тиражом 50 000 экземпляров нового подробного доклада о роли Синархистского интернационала — мощнейшего международного финансово-промышленного картеля, стоявшего за государствами фашистской и нацистской оси.
«Синархия — международное движение, зародившееся после подписания Версальского договора. Его финансировали и направляли определенные финансовые группы из высших банковских сфер. Цель синархии — практическое уничтожение во всех странах тех парламентских режимов, которые они считают недостаточно преданными интересам этих финансовых кругов и трудно контролируемыми, в силу необходимости привлечения слишком большого количества людей для такого контроля».
«Синархистское движение предполагает заменить их парламенты авторитарными режимами, более послушными и легче поддающимися манипуляциям. Власть будет сконцентрирована в руках управляющих промышленными предприятиями и назначаемых представителей избранных банковских групп в каждой стране».
Новые свидетельства фашистских корней французского синархистского движения, поддерживавшего и финансировавшего фашистов.
Деятельность французских синархистов, окопавшихся в Амстердаме, была составной частью структур холодной войны, которую вели англичане и голландцы из кругов Бильдербергеров — нацистов королевских кровей, Принца Бернарда голландского и принца Филиппа британского.
Наследники синархистких финансистов сегодня активно возрождают новые международные фашистские структуры, замешанные во взрывах в Мадриде 11 марта 2004 года, и чьи щупальца дотягиваются до Италии, некоторых стран Латинской Америки, а также до мусульманского мира. Синархисты серьезно укоренились в политическую и социальную ткань Мексики, еще со времен Муссолини и Гитлера.

 


Линдон Ларуш. Настала пора рассказать правду
Возможность поддержания цивилизованного порядка в глобальном масштабе зависит от оптимальной формы сотрудничества между тремя или четырьмя ключевыми, но сильно не похожими друг на друга нациями-государствами планеты: США при президенте Клинтоне (иначе забудьте обо всем этом), Китаем, Россией и, как можно надеяться, Индией.
...Рассмотрим тип глобальной картины в ситуации, когда ... мировой пузырь «деривативов» на сумму более чем в 140 триллионов долларов «схлопнется» в цепной реакции перешедшего критическую грань «обратного эффекта финансового левереджа». Посмотрим вначале на Европу. К западу от Беларуси в Европе нет ни одного правительства, которое могло бы пережить такое глобальное событие.
К примеру, ныне действующее правительство Германии готовится к уходу таким образом, что это наводит на мысль скорее о бегстве, чем об организованном отходе. Правительство, идущее ему на смену, должно приступить к исполнению своих обязанностей в конце октября, и как политика, так и состав этого нового правительства сейчас неясны. В обнародованных «политических соображениях» руководства СДПГ нет ничего, что говорило бы хоть о каких-то веяниях, выражающих восприимчивость в отношении размаха и глубины той катастрофы, которая уже готова нагрянуть. Во Франции ситуация на самом деле еще хуже; но, как нам может напомнить хронология «дела Ставиского», Франция, подобно голове знаменитого гамбургского пирата Штертебехера, иногда еще покачивается в течение нескольких мгновений, прежде чем по-настоящему упасть. О Норвегии, Швеции, Финляндии и Дании забудьте: они уже мертвы. Страны «Бенилюкса» малы и, соответственно, уязвимы. Италию лишили реального правительства, выпотрошив ее после 1991 года при помощи операции «Чистые руки», направлявшейся британским принцем Филипом, Соросом и другими. Пиренейский полуостров в настоящее время, с политической и финансовой точки зрения, практически не существует. И т. д.
При указанных обстоятельствах, если правительства не могут найти в себе лидерских качеств, присущих таким ведущим деятелям Германии в прошлом, как Аденауэр и Шумахер, кто будет управлять нацией-государством Германии или другими европейскими странами? В Германии, как и во Франции, ответ должен быть очевиден: в худшем случае постоянно действующие государственные институты просто «укомплектуют свои отделы» при координирующей роли бундесрата в качестве последнего выхода. Вспоминается кризис 1931 33 гг. в Германии, когда фашистское германское правительство Брюнинга, моделью для которого служила политика фашистского лейбористского правительства Британии во главе с Рамсеем Макдональдом аналогом Блэра, привело Германию в практически неуправляемое состояние. Попытка «вновь собрать куски», используя государственные институты, была предпринята под руководством фон Шлейхера. Однако британцы организовали свержение фон Шлейхера и привели к власти в Германии Гитлера — Гитлера, который взял государственные институты под свой контроль и таким образом управлял. В наихудшем случае, выбор такого рода встанет перед Германией и другими европейскими государствами в наши дни.

 

Солохин Максим. Умом понять Россию
Вот вопрос: зачем наши предки выбрали себе страну, куда нетрудно приехать, но очень трудно уехать? Тогда же не было виз и прочего. Откочевал южнее (точнее, западнее), и живи себе.
Вот я думаю, это было сделано из тех же соображений, почему птицам велено лететь на север. Эта холодная, неплодородная земля привлекает именно что своей скудостью. Ну, не нужна она никому. Европейцы до прошлого века воевали с нами не с целью овладения землей (хотя - пригодится на авось), а с целью уничтожения нашей военной машины. Именно машины. Народ у нас мирный, как и монголы - народ мирный, и были мирными, пока Темучжин не сделал из них военную машину. А земля наша - никому не нужна! Потому-то ее у нас - много! Потому-то Россия такая большая! Живи - не хочу. А желающие откочевать на Запад (на Юг, если говорить не только о Европе) издревле сталкивались с тем, что там, у теплого моря, уже все схвачено. Тесно уже. Там - цивилизация. И сегодня, в сущности, та же проблема, что во времена Рима. Хотя виз еще не было. Но там всегда (и 2000 лет назад) было хорошо, цивильно, но тесно, а тут ВСЕГДА (и 2000 лет назад) было плохо, бедно, но просторно. Куда яснее. Вот это и есть - понять Россию. Так что, друг западник, делай-ка ты скорее ноги. Трудно сделать это, и больно с Родиной прощаться. Но кто очень хочет - прорвется.

Меморандум «Мир через экономическое развитие» на Балканском полуострове
Очевидная несостоятельность нынешней политики НАТО на Балканах проявилась в том простом факте, что само заявление о необходимости действий во имя заботы о нравственности вовсе не означают, что эти действия не приведут к результатам, диаметрально противоположным провозглашенной их мотивации.
Без консенсуса между ведущими странами НАТО и такими ведущими странами, как Россия и Китай, невозможно достичь эффективного, надежного и справедливого разрешения кризиса. Невозможно рассматривать или пытаться разрешить ни один региональный кризис без связи с мировым финансовым кризисом и его последствиями. Решение для Косова, для Балканского региона и Юго-Восточной Европы может быть найдено только путем возвращения к концепции, основанной на развитии реальной экономики.

 

Остановить войну! Бад-Швальбахская декларация
1. Вооруженную агрессию против Ирака, развернутую в настоящее время, следует не только осудить как абсолютно противозаконный акт, попирающий международное право. Ее следует остановить – поскольку она открывает эру анархии и возвращает к «праву силы» в международной политике, подкрепляемому в наши дни разрушительной мощью современных вооружений, в том числе ядерных. И Ирак – всего лишь первая жертва подобных противозаконных имперских «превентивных» войн, поэтому разжигаемое «столкновение цивилизаций» следует остановить немедленно.
2. Сегодняшний мир и его финансовая система находятся в завершающей фазе системного коллапса, ведущего к распаду таких международных институтов, как МВФ, НАТО и Европейский Союз. Следовательно, нам необходимо создать новые институты, которые могли бы лучше служить интересам народов и государств мира. В частности, все те правительства странов-членов ООН, которые высказались против войны в Ираке, должны выступить сегодня с совместным призывом к проведению чрезвычайной конференции о незамедлительном преобразовании мировой финансовой системы в соответствии со стратегией «новой Бреттонвудской системы», предложенной Линдоном Ларушем.
3. «Евроазиатский Союз», возникший как альянс сопротивления односторонней англо-американской агрессии, должен воплотить в жизнь необходимую альтернативу – программу строительства Евроазиатского Сухопутного Моста. Этой программе предстоит стать локомотивом мирового развития. Долговременные (рассчитанные на примерно 25-летний срок) проекты развития инфраструктуры, основанные на принципах физической экономики и обеспечиваемые государственными кредитами суверенных наций, позволят преодолеть депрессию и массовую безработицу. Евроазиатский Сухопутный Мост не ограничивается Европой и Азией. Предусмотрено его распространение через Ближний Восток в Африку, через Берингов пролив он охватит оба американских континента.
Таким образом, мы принимаем решение покончить раз и навсегда с независимостью центральных банков от государства, со свободной торговлей и колониально-имперским порядком, который приводит к разрушениям и войнам.

Муллонен Ирма. Фонетическая интеграция прибалтийско-финской топонимии в русскую топосистему Заонежья  (PDF 280 kb)
Заонежье или Заонежский полуостров, расположенный на северном побережье Онежского озера – уникальный в смысле историко-культурного наследия район. Именно здесь была открыта в XIX веке русская былинная поэзия. Заонежье известно и шедеврами деревянной архитектуры, среди которых всемирно известный Кижский ансамбль. Территория Заонежья была хорошо освоена. По Спискам населенных мест Карелии 1933 г. здесь насчитывалось более 500 поселений, при том что размеры полуострова
невелики: 70 км в меридиальном направлении и 50 км в широтном. Картотека топонимов Заонежского полуострова включает около 10 тыс. географических названий.
Культура Заонежья, лежавшего на древнем транзитном пути из Онежского озера в Белое море, возникла на стыке двух традиций – прибалтийско-финской и русской и явилась результатом их взаимодействия, взаимопроникновения, сплава. Русское освоение Заонежья происходило несколькими удаленными друг от друга по времени волнами в течение первой половины II тыс. н. э. и, с одной стороны, накладывалось, с другой, сопровождалось прибалтийско-финским (вепсским и карельским) освоением. На протяжении столетий в Заонежье происходили активные этноязыковые процессы, отразившиеся в топонимии, которая, будучи русской по употреблению, буквально пронизана названиями прибалтийско-финского происхождения. Последние составляют в некоторых локальных территориях Заонежья до 15 – 20 % общего топонимного фонда и характерны не только для устойчивой во времени гидронимии, но и для относительно подвижной микротопонимии. Наличие прибалтийско-финских черт в языке заонежан отмечал уже первый собиратель заонежских былин П. Рыбников (1867). Несколькими десятилетиями позже А.А. Шахматов объяснял некоторые фонетические особенности в русских говорах Заонежья прибалтийско-финским воздействием, о чем свидетельствует его рукописные отчеты о поездках в Олонецкий край (Гринкова 1947: 381–382).

 

 

Васильчук Ю.Л. Социальное развитие человека в XX веке. Фактор культуры
Скачать pdf 550 кб

В а с и л ь ч у к Юрий Алексеевич - доктор философских наук, профессор политической экономии,
юрист-международник, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных
отношений РАН
В двух предыдущих статьях я рассматривал процессы стихийного преображения человека прошлого века под воздействием, с одной стороны, семи новых форм массового труда, а с другой - новых рыночных отношений и социальных функций четырех типов денег и капитала [Васильчук, 2001в; 2001г]- Было показано, что в XX веке материальный мир производства и потребления как бы "двумя руками" переделывал человека, преображая его черты, сущностные силы и потребности, его культуру вне зависимости от желания самого человека. Но при этом в тени остался главный внутренний фактор, управляющий этим преображением человека, - развитие его собственной культуры. В результате трудно оценить истинную роль культуры в современной России.
И реформаторы, и ученые, и "реформируемые" обычно хорошо осознают значение новых форм труда и технологий, денег и капиталов, но не только не признают, а иногда даже прямо отрицают решающую роль культуры в каждом шаге социального и экономического прогресса . Но анализ покажет, что по сути это именно так. И без этого наши реформы были бы обречены.
Российское общество еще не освоило всей масштабности задач, стоящих перед страной в связи с необходимостью проведения реформ и вступления в ВТО, и радуется любым нищенским приростам производства. Эта узловая, жизненно важная проблема выживания России пока не осмысленна ни отечественной, ни зарубежной наукой [Васильчук, 2002]. Новое понимание роли культуры, возникшее в процессе НТР, у нас пока все еще не освоено.
В этом плане смысл российской реформы заключается не столько в "диалоге культур" (при всем нашем желании быть услышанными), сколько в восприятии всего лучшего, накопленного мировой культурой. Многим кажется, что "Культура" - нечто сладкое и безоблачное, зависящее лишь от внимания, понимания, поощрения и регулярности "остаточного" финансирования. На деле же она "императивна" и подчас требует крайнего напряжения всех сил страны, огромных жертв и от нации, и от государства, и от каждого. Но и ее "отдача" грандиозна. История показывает, что трудные "зрездные часы" каждой нации, становящейся лидером, ускоряющим развитие целого региона, были именно временем расцвета и преображения ее культуры.

 

Демидов A.M. Социокультурные стили в Центральной и Восточной Европе
Скачать pdf 500 кб

ДЕМИДОВ Александр Михайлович - кандидат философских наук, руководитель
Международного института маркетинговых и социальных исследований "ГФК-Русь".
Международное сравнительное исследование группы ГФК1 "Социостили в Центральной и Восточной Европе", проведенное в семи странах (Болгарии, Венгрии, Польше, России, Румынии, Словакии и Чехии) в 1995-1996 гг.,
является продолжением или, точнее, распространением на Восток исследования "Евростили", которое группа ГФК ежегодно проводит в странах Западной Европы уже более 20 лет. Исследования стилей жизни (Life Style) в современном понимании были начаты в США и Европе на рубеже 70-х годов.  Группа ГФК - самая крупная в Европе компания по исследованию рынка и потребителя. Центр в Нюрнберге, ФРГ. Группа объединяет институты маркетинговых исследований ГФК во всех европейских странах, включая Россию.
В их основе лежит комплексный междисциплинарный подход к изучению различных сторон жизни человека и ее условий, таких как профессия, работа, жилище, питание, свободное время, отношение к политическим и социальным институтам, средствам массовой информации, потребление, взаимодействие с другими людьми. Ядром исследований Life Style выступает социально-психологический раздел, ориентированный на выяснение социальных и персональных ценностей, мотивов поведения, настроений и аттитюдов, приоритетов в жизни и установок. Именно этот раздел, инструментально представляющий собой набор дихотомических или шкалированных суждений, так называемых AIO-statements (Activities, Interests, Opinions), лежит в основе типологии, которая осуществляется с помощью кластерного анализа и позволяет выделить социальные
типы, аккуратно идентифицируемые и дефинируемые не по социальнодемографическим, а по социально-ценностным характеристикам, или, другими словами, по стилям жизни.

 

 

Дубин Борис. К вопросу о выборе пути: элиты, масса, институты в России и Восточной Европе 1990-х годов
Скачать pdf 373 кб

Для стран Центральной Восточной Европы (ЦВЕ) 15-летие постсоветского существования фактически подытожено теперь актом вступления в Европейский Союз — политическим (как прежде — цивилизационным) утверждением себя в качестве части Европы. Для России, напротив, те же полтора десятка лет отмечены нарастанием символического отчуждения от Запада в ориентациях политических элит, риторике массмедиа, оценках населения3. И это при том, что уровень позитивного отношения к ЕС и возможному вступлению России в него среди российского населения, казалось бы, близок к соответствующим показателям в странах ЦВЕ, а в сравнении со многими из них даже выше.

 

Голосенко И. А., Султанов К. В. Культурная морфология О. Шпенглера о ликах России.
Скачать pdf 177 кб

В современной зарубежной и отечественной общественной науке существует заложенная П. Сорокиным еще в 1950-е гг. традиция сравнительного анализа макросоциологических и культурологических теорий Н. Данилевского, А. Тойнби, В. Шубарта, А. Кробера, Ф. Нортропа и др. [1]. Причем имена первых двух социальных мыслителей в его анализе постоянно шли бок о бок. В ряду перечисленных имен их сближает не только относительная хронологическая близость, но и многочисленные концептуальные совпадения в толковании хода и структуры мировой истории. Впрочем, были и вполне естественные отличия [2]. Рассмотрим, как О. Шпенглер в 20-е гг. нашего века трактовал историческую .судьбу России., помня, что это был один из центральных сюжетов знаменитой книги Н. Данилевского .Россия и Европа. (1869 г.). В отличие от Н. Данилевского (1822?1885) - серьезного натуралиста и трезвого экономиста, стремившегося построить культурологию на естественно научной основе, О. Шпенглер (1880?1936) мыслил скорее художественно, чем научно. Его книги были написаны стилистически привлекательно, но часто абсолютно бездоказательно. Он разрабатывал, не считаясь с общепринятыми понятиями социальной философии, символические концепты - образы оппозиционного характера: стиль - душа культуры, причинность - судьба, механизм - организм, природа - культура, жизнь - история, весьма произвольно применяя их в объяснении общественных феноменов. Хотя О. Шпенглер нигде открыто не ссылается на книгу Н. Данилевского, известно, что он ее читал на русском языке и в французском переводе. Во всяком случае у него обнаруживаются не только общие темы, изложенные еще Н. Данилевским - отрицание мирового единства человечества и обоснование локальной дискретности культур, их контакты и гибель. Он даже мимоходом, несколько метафорично использовал слова .Россия и Европа. Это не было простым совпадением. Но как он их понимал - Россию и Европу?

 

Айзатулин Т.А., Кара-Мурза С.Г., Тугаринов И.А. Идеологическое влияние евроцентризма
Скачать pdf 221 кб

Авторы работают в Аналитическом центре по научной и промышленной политике Миннауки, Гос- кдмпрома и РАН. АЙЗАТУЛИН Тамерлан Афиятович — старший научный сотрудник. КАРА-МУРЗА Сергей Георгиевич — доктор химических наук, главный научный сотрудник. ТУГАРИНОВ Иван Алек- сеевич — кандидат геолого-минералогических наук, ведущий научный сотрудник: Идеологическим фоном перестройки и нынешней реформы в СССР (России) был евроцентризм. Эта «метаидеология» западного общества наиболее рельефно выража- лась в тезисе о «возврате в нормальную цивилизацию», под которой понимались ос- новные экономические, политические и социокультурные структуры Запада. Вокруг этого тезиса и произошел раскол в советском обществе. Евроцентристская установка была представлена почти исключительно интеллигенцией и партийно-госу- дарственной элитой. В наименьшей степени ее разделяли сельские жители. Приме- чательно, что на вопрос «Достижения какой страны Вы считаете для нас наиболее ценными?» Японию назвали 51,5% респондентов всесоюзного опроса и лишь 4% рес- пондентов— читателей «Литературной газеты» [1]. Кредо евроцентризма реформаторов выражено в манифесте «Иного не дано» Л. Баткиным: «"Запад" в конце XX в. — не географическое понятие и даже не понятие капитализма (хотя генетически, разумеется, связано именно с ним). Это все- общее определение того хозяйственного, научно-технического и структурно-демокра- тического уровня, без которого немыслимо существование любого истинно современ- ного, очищенного от архаики общества» [2, с. 175]. Нет смысла анализировать здесь структуру мифов евроцентризма, а тем более критиковать их. Это — не теория, а идеологическое построение, в основе которого лежит ряд иррациональных посту- латов, идеалов, а о них спорить бесполезно. Рационально можно обсуждать другое: что произойдет, если утопия евроцентризма действительно будет внедряться в практику в иных культурах, а тем более в масшта- бах человечества. В рамках двух видений мира и человека — экологического и антро- пологического — было сделано предупреждение о принципиальной невозможности этого проекта, из чего следует, что попытка его осуществления на практике не просто обречена на неудачу, но и неминуемо приведет к массовым страданиям. Жесткость рамок евроцентризма, в которые была втиснута социальная философия перестройки и реформы, усугубилась тем, что выразителями этой идеологии стали социальные группы, в которых рациональность и «научный» тип мышления при- обрели статус высшего, не контролируемого иными ценностями авторитета. В упоминавшейся книге подчеркнуто: «Носителями радикально-перестроечных идей, ведущих к установлению рыночных отношений, являются по преимуществу предста- вители молодой технической и инженерно-экономической интеллигенции, студен- чество, молодые работники аппарата и работники науки и культуры» [1]. Утверждение, что мир прост, измерим и подчиняется выражаемым на языке матема- тики естественным законам означает десакрализацию, устранение ценностных, иррациональных компонент не только из картины Природы, но и общества и чело- века. По выражению К. Лоренца, Запад — это «цивилизация, которая знает цену всего, но не знает ценности ничего» (как сказал философ, «то, что имеет цену, не может иметь святости»).

 

Из двух эпох: русская философия права и социальная реальность
(«Круглый стол» редакции)
Скачать pdf 343 кб

Поиск духовных корней - таков лейтмотив нравственного развития русской интеллигенции, характеризующий ее практически во все исторические эпохи. Тем более в нынешнюю, во многом поворотную. Критический анализ сложившихся ценностей и оценок встает перед обществом в качестве культурного императива в тот момент, когда старый фундамент уже не может служить опорой общественного бытия и общественного сознания, а новый еще не создан либо создается в самых общих пока еще контурах. Обращение к нравственному содержанию русской культуры сегодня важно вдвойне. Во-первых, идет активное приобщение к общечеловеческим ценностям и мировоззренческим принципам. Во-вторых, активно восстанавливается собственная национальная культура в ее глубинных, вечных истоках. На пересечении этих двух тенденций и формируется духовный фундамент социалистического общества. Что из прошлого должно сохраниться для будущего? Какие культурные традиции мы передадим потомкам? А шире - вообще, что такое русская культура и каков ее исторический контекст?

 

Седов Леонид. Россия: взгляд из Польши и обратно
Скачать pdf 287 кб

Интересные результаты опросов общественного мнения Польши и России.

В Европе едва ли найдется страна, историческая судьба которой так тесно переплелась с Россией, как Польша. В многовековой истории их отношений насчитывается немало темных страниц, омрачающих сознание жителей обеих стран, питающих их взаимное недоверие и подозрения. Много есть и точек сближения: славянский характер, культурные взаимовлияния, экономические интересы.

 

 

Дубин Борис. Запад, граница, особый путь: символика "другого" в политической мифологии современной России

Скачать pdf 456 кб

Общественное мнение о выборе пути развития России, отношений с Западом и Востоком, о самоидентификации российских граждан, восприятии других народов. На какие страны нужно прежде всего
ориентироваться России при выборе пути развития? Согласны ли Вы с тем, что Запад пытается привести
Россию к обнищанию и распаду? Согласны ли Вы с тем, что западная культура оказывает отрицательное влияние на положение дел в России? Вы согласны, что Россия всегда вызывала у других государств враждебные чувства, что нам и сегодня никто не желает добра? В какой мере лично Вас интересует история
различных стран, культура разных народов? Какая экономическая система кажется Вам более правильной?
Какая политическая система Вам кажется лучшей? Русский путь под твердым руководством?

О современных мифах. К типологии современного мифа. Русский миф. Метафора "русского пути".

 

 

Россия и Германия в наше время
Скачать pdf 263 кб

Анализ общественного мнения о развитии  отношений России с Германией. Приводимые данные показывают, что мера "доверия-недоверия" россиян к немцам приблизительно совпадает с их представлениями о том, какова степень "доверия-недоверия" немцев к россиянам. То есть россияне рассчитывают на некоторую взаимность, на равные отношения. В целом исследование показало, что утверждению позитивных установок способствует развитие отношений между Германией и Россией как на межгосударственном уровне, так и на уровне учреждений, институтов различного рода и личных контактов. Вместе с тем с 1996 г. восприятие Германии российским общественным мнением практически не изменилось. Во всяком случае, в настоящее время оно характеризуется совокупностью противоречивых и вместе с тем достаточно устойчивых стереотипов. Так, в ассоциативном ряду сочетаний с названием страны "Германия" на первое место у россиян выходит память о Великой Отечественной войне. В развитии германо-российских отношений по всем направлениям этот факт следовало бы учитывать, поскольку массовое сознание россиян не принимает так называемой ревизионистской концепции войны, предлагаемой некоторыми историками и публицистами. Прежде всего, оно не разделяет идеи равной ответственности за развязывание войны Германией и СССР. В то же время российское общественное мнение положительно воспринимает сегодняшнюю Германию и в целом положительно оценивает факт создания единого немецкого государства. Как и шесть лет назад, свыше 2/3 российских граждан испытывают положительные чувства к Германии. Наряду с этим довольно оптимистично большинство населения оценивает и перспективы российско-германских отношений. Причем, наибольший оптимизм в этом проявляют респонденты из материально обеспеченных слоев. Большая часть россиян не видит в политике нынешней Германии каких-либо экспансионистских устремлений, в отличие, например, от США. Не испытывают наши сограждане по отношению к Германии и "комплекс неполноценности": значительная доля россиян полагает, что Россия и Германия обладают в современном мире примерно одинаковым весом и влиянием. При этом ФРГ воспринимается нашими согражданами как явный экономический лидер Европейского сообщества. Вместе с тем, россияне не склонны идеализировать российско-германские отношения. Почти половина населения считает, что во взаимоотношениях между нашими странами существуют проблемы. Следует, однако, подчеркнуть, что трагические страницы прошлого в отношениях России и Германии, оставаясь в памяти народа, гораздо меньше, чем ранее довлеют над оценками настоящего и будущего, что, безусловно, связано с естественным течением времени и сменой поколений. В заключение подчеркнем, что большинство российского населения в целом положительно относится к Германии и весьма оптимистично настроено в оценках возможных перспектив сотрудничества с ней. Слагаемые этого положительного образа весьма многообразны - начиная от сложившегося в российском общественном мнении восприятия Германии как некоего символа благополучия, стабильности и порядка до понимания ее экономического и политического веса в современном мире и, прежде всего, в Европе и соответствующего признания Германии как одного из самых перспективных партнеров для России.


Дубин Борис. Антиамериканизм в европейской культуре после Второй мировой войны!
Скачать pdf 400 кб

Период, о котором пойдет речь ниже — это ставшие теперь историей годы, когда "США были державой-гегемоном миросистемы"2*. За указанными хронологическими пределами (между окончанием Второй мировой войны, с одной стороны, и объединением Германии, распадом СССР и социалистического блока, Маастрихтским договором — с другой) начинается иная, уже нынешняя эпоха, требующая особого обсуждения. Новый и острый поворот теме антиамериканизма, включая ее российский аспект, придали сентябрьские события 2001 г. и последовавшие за ними антитеррористические акции США на Ближнем Востоке3*. Речь в дальнейшем пойдет о группах, коллективных установках, заявлениях и акциях публичных интеллектуалов, однако будут учитываться социальный, политический, экономический контексты их идей. Кроме того, их концепции будут в ряде случаев сопоставляться с массовыми оценками, выраженными в общественном мнении. И, наконец, я ограничусь Западной Европой, поскольку в странах социалистического блока антиамериканизм, как указывают исследователи4*, имел в описываемые годы исключительно официальный, государственно-пропагандистский характер. Он выступал знаком демонстративной лояльности местных политических элит и обслуживающих их интеллектуалов (школы, прессы) советскому руководству и провозглашенному им после Второй мировой войны внешнеполитическому курсу5*. Эта ситуация тоже заметно трансформировалась за 90-е годы в связи с нарастающими в некоторых фракциях интел-лектуалов Восточной Европы националистическими настроениями, проникновением антиамериканской, антиглобалистской риторики в публичные выступления ряда политиков и даже некоторых авторитарных лидеров стран этого региона (Венгрии, Словакии), в контексте едва ли не общего для Европы конца 90-х годов "правого поворота" в Австрии, Бельгии, Норвегии, Нидерландах, активизации почвенно-консервативных политиков, роста их массовой поддержки в Италии, ФРГ, Франции и др.

 

Гудков Лев. Россия в ряду других стран: к проблеме национальной идентичности

Скачать pdf 430 кб

Мы имеем дело не столько с проблемой усиления этнофобий или межэтнических барьеров, сколько с неготовностью российского общества к ее осознанию, анализу. То, что воспринимается как неожиданное, "иррациональное" противоречие между практически одновременно выражаемыми толерантными и агрессивными установками (которое обычно интерпретируется как рост или, напротив, смягчение ксенофобии), означает прежде всего растерянность перед самим фактом партикуляристского и некультивированного сознания, в котором уживаются как пол- уили квазитрадиционалистские представления, так и нормы, и ценности, регулирующие области действия и отношения "модерных" структур и институтов. Задача исследователей заключается в том, чтобы, связывая эти представления и высказывания, установки и действия (которые, по сути, принадлежат более архаическим пластам или структурам регуляции) с соответствующими адресатами, прояснить функциональный смысл подобных реакций, а тем самым описать механизмы консервации социальной и культурной структуры, сопротивления модернизационным изменениям. Скрытый негативизм отчетливее всего проступает именно в отношении мигрантов: в понимании их как конкурентов или просто опасных чужаков, или же, напротив, в осознании их ценности как людей, вносящих необходимое разнообразие, то новое, которое стимулирует этническое большинство к большей продуктивности или же, вносящих то, чего не в состоянии производить, или совершать основное население по тем или иным причинам (табл. 9, 10). В этом плане Россия по характеру априорных установок в отношении приезжих занимает свое самое среднее (12-е) место на шкале стран, входящих в программу исследования. Но по признанию социальной и культурной роли мигрантов она уже на 16-м, причем если в первом случае разрыв между первым рангом и рангом России составлял всего 20 пп., то во втором — уже более 40 пп. (т.е. трехкратный разрыв). Партикуляристское сознание не предполагает систематической проработки и упорядочивания установок разного плана. Поэтому выраженные фобии, например усиление антизападных настроений, может и не сопровождаться ростом частных этнических ксенофобий, которые по крайней мере в настоящее время, в целом имеют довольно стабильный характер (табл. 11). Это связано с тем, что разные установки могут иметь разное функциональное назначение, воздвигать барьеры разного плана, поддерживать смысловые конфигурации разного уровня. Подчеркнутая враждебность в отношении Запада как такового (имеющая прежде всего компенсаторно-прожективный характер) может сопровождаться декларативным позитивным отношением к американцам, немцам или даже к США в целом и т.п. И напротив, декларативная этническая и национальная толерантность может быть адресована вовне — начальству или какой-то другой значимой инстанции, перед которой изображаются общеобязательные нормы элементарной цивилизованности. Например, впечатление от демонстрируемой терпимости россиян (большое число ответов, как бы предполагающих одобрение политики поддержания этнокультурного разнообразия и равноправия, а не стратегии "плавильного котла" (табл. 12)) быстро улетучивается: сопоставление с другими диагностическими вопросами (табл. 13) показывает, что за этой терпимостью скрывается стойкая установка на этническую сегрегацию, нежелание, чтобы люди других национальностей или этнического происхождения ассимилировались, имели бы те же права и возможности, что и русские в целом, требование, чтобы государство поддерживало барьеры между общностями.

 


Степаненко В. Глобальное гражданское общество: концептуализации и посткоммунистические вариации
Скачать pdf 147 кб

На фоне академических и политических дебатов о глобализации, модер низации и последствиях третьей волны демократизации (последние осо бенно актуальны для многих посткоммунистических стран Восточной Ев ропы, и в частности Украины) концепция и в целом феномен глобального гражданского общества должны привлекать особое внимание отечествен ных исследователей. Это вполне естественно, если учесть возможные поли тические аппликации данной концепции и актуальные вопросы, связанные с ними, а именно:
— Насколько долго современные авторитарные режимы способны со хранять свою “недемократическую самостоятельность” в условиях глобального доминирования демократии?
— Насколько действенным может быть демократическое влияние извне благодаря глобальному развитию новой коммуникативной культуры и технических средств коммуникации (в частности Интернета)?
— Возможно ли эффективное перенесение образцов и моделей демо кратической культуры и институтов через границы национальных государств с относительно слабыми национальными гражданскими обществами, и если да, то в какой мере относительная зрелость по следних делает возможной адаптацию этих образцов и моделей?
Что такое “глобальное гражданское общество” — негосударственные организации и институты, неформальные сети, международные общественные движения, дискурсы, ценности, коммуникации, специфический социальный капитал? Каково поле его действия и как именно оно расположено на концептуальноинституциональной карте — над государственными границами, в новой глобальной публичной сфере вне мирового глобального рынка и семейных уз?Кого следует считать акторами глобального гражданского общества? В ответах на эти вопросы современный дискурс глобального гражданского общества не отличается конвенционной устойчивостью. Как довольно жесткозамечают некоторые исследователи, “дискуссии по поводу глобальногогражданского общества представляются слишком абстрактными, типичным образом характеризуя это явление как разнообразную множественность сложных взаимосвязей, взаимозависимых цепочек сетей и интеракций, осуществляющихся неизвестно где”. Данная статья не дает окончательного ответа на эти и другие актуальные вопросы. В той или иной форме они постоянно дебатируются в современ ной политической социологии, по крайней мере с конца 1950х годов в рам ках концепции гражданской культуры (civic culture) и в русле теории поли тического развития (Л.Пай, Г.Альмонд, С.Верба, Р.Бендикс, С.Хантинг тон). Моя цель здесь — скорее обсуждение и анализ некоторых теоретичес ких основ концепции глобального гражданского общества, которые, по мое му мнению, крайне необходимы для решения указанных проблем транс формирующихся обществ, в том числе и для Украины, в новых социокуль турных и политических обстоятельствах. Начну с некоторых институциональныхи эмпирических характеристик феномена глобального гражданского общества.

 

 

Арутюнян А.А. Россия и Ренессанс
Скачать pdf 393 кб
Общественные науки и современность. 2001. № 3. С. 89–101. Тематический раздел: Социология культуры
Арутюнян Альфред Андраникович - кандидат философских наук, историк культуры (Ереван).Статья полемически направлена против идеи академика Д.Лихачева о том, что российская история пережила Предвозрождение, за которым не последовало собственно Возрождения. Автор акцентирует особенности развития русского социума, которые сделали невозможными для него такие «сугубо западные» характеристики как вассалитет, дихотомия церкви и государства, освобождение крестьян, свободные города, идеология индивидуализма и, конечно, Ренессанс.
Рассмотрение темы необходимо начать с разбора известной концепции академика Д. Лихачева, согласно которой на Руси в конце XIV и начале XV века проявились ренессансные явления, но они "не получили в дальнейшем должного развития" [Лихачев, 1987, с. 342]. Падение Константинополя, разрыв культурных связей с Ви- зантией, подчинение Москвой городов-государств Новгорода и Пскова, ускоренный рост централизованного государства при недостаточном социально-экономическом развитии Руси не смогли в корне убить ренессансные явления, и "развитие их только задержалось, появление многих из них было отсрочено, перешло в новое состояние" [Лихачев 1987, с. 342]. Что же произошло с этими ренессансными явлениями, перешедшими в новое состояние? "В XVII столетии, - пишет Лихачев, - после века необузданных притеснений и государственного вмешательства в литературное творчество, эти ренессансные явления вдруг получают позднее развитие и сме- шиваются в конце века с явлениями барокко, шедшими с Запада. Ренессанс вступает в свои права, но его развертывание идет не совсем нормально, как у всякого опа- здывающего явления. Запоздалое цветение Ренессанса и создало ту пеструю картину, которую являет собой русская литература XVII века" [Лихачев, 1987, с. 342]. В "Введении" к I тому "Истории русской литературы" Лихачев отмечает, что «на протяжении XVI-XVII, а отчасти XVIII века, в России постоянно дают себя знать отдельные возрожденческие явления: развитие индивидуального начала в творчестве, постепенное освобождение личности из-под власти средневековой корпоративности, - но единой эпохи Возрождения в России не было. Было "замедленное Возрождение", ибо без возрожденческих явлений не может совершиться переход от средневековья к новому времени». Далее он пишет: «XVII век в России принял на себя функции эпохи Возрождения, но принял в особых условиях и в сложных обстоятельствах, а потому и сам был "осо- бым", неузнанным в своем значении» [Лихачев, 1987, с. 342]. Лихачев использует также термин "Предвозрождение", который он объясняет так: "Социально и экономи- чески Предвозрождение было подготовлено на Руси по преимуществу в городах- коммунах - Новгороде и Пскове. Ступенью, но не к реализму, а к более реалис- тическому изображению действительности, являлись в живописи и абстрактный психологизм и внесение в нее сильного движения, изображение персонажей в сильных поворотах. Ступенью к светскому началу - появление ересей (кстати сказать, на Руси вовсе не крестьянских, а городских), развитие индивидуального религиозного сознания требовавшего уединенной молитвы, удаления от людей и пр." [Лихачев, 1992, с. 121]. Однако, по его мнению, "русское Предвозрождение не дало Возрож- дения" [Лихачев, 1992, с. 60]. .

 

Осипова, Елена, Соколова Римма. Кризис цивилизации и неоконсерватизм
Осипова Е. В.— доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАН.
Соколова Р. И.— кандидат философских наук, старший научный сотрудник того же института.
Скачать pdf 165 кб

В последние десятилетия наблюдается устойчивый рост авторитета неоконсервативных идей, их влияния на политический и в целом духовный климат Запада, на принятие ответственных политических решений. В мире продолжается распространение «неоконсервативной волны». Неоконсерватизм оказался созвучным духовным потрясениям и поискам современного человечества. Не обошел он стороной и острые вопросы развития нашего общества. Не случайно один из авторитетнейших политических философов ФРГ Г. Рормозер назвал победу демократических сил в августе 1991 года «консервативной революцией»1. Тем самым немецкий ученый, вероятно, немало удивил многих наших читателей, привычных к иному толкованию этого понятия (консервативный — т. е. реакционный), не имеющему ничего общего с категорией мировой политической науки. Исходя из подлинного значения этого термина, а не ложного политического клише, Рормозер определил им начавшийся процесс возрождения России: духовное осмысление собственной истории, обращение к традициям, возвращение из Вавилонского пленения на арену истории в качестве самостоятельной исторической величины. Былое абстрактное противопоставление капитализма и социализма, смешение понятий «политика» и «идеология» мешали адекватному осознанию мировых социальных процессов. Из-за этого многие проблемы советского общества казались исключительно нашим собственным достоянием, а западного — представлялись чужеродными, а потому и мало поучительными для нас. Те проблемы, которые выявила и заострила перестройка и последовавшие за ней события — переоценка и пересмотр отношений власти, кризис духовных и мировоззренческих основ общества, возросшая бюрократизация управления, признание приоритета общечеловеческих ценностей, роли рынка и др.,— волнуют не только наше общество, они давно и активно обсуждаются на Западе и, что важно отметить, главным образом в рамках неоконсерватизма. В недавнем прошлом в нашей литературе была распространена точка рения, что неоконсерватизм — всего лишь идеологический и политический реванш монополистической буржуазии, что это стимулированная обострением общего кризиса капитализма переориентация вправо, поставившая под сомнение эффективность неолиберальных и реформистских концепций развития и выявившая необходимость переосмысления политических и идеологических установок и социальных ценностей. Сегодня становится очевидным, что такая идеологизированная трактовка неоконсервативного мировоззрения далека от истины. Его причины гораздо глубже, а для их раскрытия необходим не только политический, но и социально-философский анализ. 1 Итак, неоконсервативные мыслители, политики, идеологи предприняли большие усилия, чтобы всесторонне описать различные проявления «кризиса цивилизации» и его пагубных последствий для общества. Они концентрировали свое внимание на духовном кризисе, трактуя его как причину всех других кризисных феноменов, и в связи с этим сосредоточили усилия на критическом анализе культуры, сопровождая ее обвинениями в «нигилизме», в «атеросклерозе общества», не скупясь на обвинения общества — отнюдь не безосновательные — в падении нравов, в распро- странении настроений упадка, фатализма и разочарования. Неоконсервативные теоретики выдвинули различные варианты решения этих проблем и дали свои ответы на «вызов времени». Хотя эти ответы отличаются известным «разбросом» и в них критики находят противоречия, неоконсерваторы ясно осознали необходимость усиления мировоззренческих основ общественной деятельности, поставив в центр своих теорий разработку духовно-нравственных, ценностных критериев и ориентиров развития общества и человека.
Рормозер Г., Френкин А. Консервативная революция. «Полис», 1992, №№ 1—2, с. 204.
Рормозер Г., Френкин А.А. Новый консерватизм - вызов для России

 

 

Коровицына Н.В. Восточноевропейский путь развития в лицах: «простой» человек и человек «образованный»
Скачать pdf 251 кб

КОРОВИЦЫНА Наталья Васильевна - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН.

Социологические исследования. 2003. № 10. С. 120–128. Тематические разделы: Политическая социология, Экономическая социология: Посткоммунистические трансформации
Социальное развитие стран советского блока имело два вектора: массовый, ориентированный на рост материального потребления («новые горожане», госслужащие и т.п.) и просоциальный, тяготевший к идеалам справедливости, человеческого достоинства, национальной солидарности (интеллигенция). Когда реализация обеих жизненных стратегий в условиях социализма стала невозможной, пришло время революционных преобразований. Однако либеральная трансформация общества и падение уровня социальной безопасности индивидов в Восточной Европе привели не столько к укоренению западных демократических институтов, сколько к мобилизации традиционных механизмов выживания и самосохранения.
"Революция потребителей", либеральная трансформация радикально изменили вектор восточноевропейского развития. Благодатную почву этот процесс нашел среди людей с переходным статусом, несоответствием культурных и социальных характеристик, без определенного мировоззрения. Численность их резко возросла в ходе форсированной модернизации, индустриализации и деиндустриализации, роста и упадка рабочего класса, появления массовой интеллигенции и ее распада. Стремление "нового" городского образованного класса к самовыражению, распространившись в условиях перехода к постмодерну, было канализировано в материальную плоскость. Потребление превратилось в кратчайший и самый верный способ самореализации (П. Штомпка). На фоне формирования "человека экономического" потребности духовные, или нематериалистические (постматериалистические) в 1990-е годы не только не развивались, но даже пережили явный спад. Можно сказать, что пути социокультурной эволюции Западной и Восточной частей Европы на этом историческом этапе не сблизились, как предполагалось в 1989 г., а скорее разошлись. Близкие народам региона неэкономические принципы предали забвению. Переход к прагматизму и материализму, отказ от модернизаторской миссии интеллектуалов резко сузили духовный мир восточноевропейского человека и "простого", и "образованного". Смена парадигмы общественного развития и падение уровня безопасности индивидов привели к мобилизации традиционных механизмов выживания и самосохранения. Однако возврат к традиционализму сочетался на этот раз с утверждением материалистической мотивации жизнедеятельности, что характерно для начальных ступеней цивилизационной эволюции. Поэтому постсоциалистический этап восточноевропейского развития стал временем частичной потери сициокультурного потенциала, созданного на позднесоциалистическом этапе с его романтическими представлениями, идеалистическими ожиданиями и утопическими проектами. Попытка осчастливить восточноевропейцев догоняющим Запад ростом потребительских стандартов и гражданских свобод дала скорее противоположный эффект. Чувство счастья возникает скорее под влиянием субъективных факторов

http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2007/10/24/0000314425/9-N.V._KOROVITsYNA_120-128.pdf

 

 

Злотников Роман. Эффективная монархия
Самые лучшие либерализмы и демократии - в монархиях! 

В справочнике с рейтингом ООН по качеству и продолжительности жизни семь стран из первой десятки являются монархиями, а 5 из них - Великобритания, Норвегия, Дания, Бельгия, Испания находятся в Европе, колыбели и цитадели либерализма и демократии!

В законодательстве Великобритании не существует механизма преодоления «вето» короля. То есть, если, скажем, король (в настоящее время — королева) не подписал закон — никакие переголосования в две трети, три четверти или, вообще 100 % голосов ничего изменить не могут. Похоже, обстоят дела и в таких государствах как Бельгия или Дания. Например, в ст. 22. Конституции Дании написано, что законопроект, принятый Фолькетингом, становится законом, если он получает королевское одобрение не позднее тридцати дней после его принятия. И все. А в Норвегии процесс преодоления «вето» короля обставлен такими сложностями, что его преодоление становиться реальным только если король действительно выжил из ума и пошел наперекор своему народу.

Так, например, согласно ст. 78. Конституции Королевства Норвегия: «Если Король одобряет законодательное решение, он дает ему свою подпись, что придает ему силу закона».

В случае отказа в этом он возвращает его в Одельстинг с заявлением, что не считает удобным утвердить его в данное время. В таком случае законодательное решение не может более представляться Королю в течение той же сессии.» То есть повторное представление королю данного решения возможно только новым созывом парламента.

Европейские монархи юридически являются не только главами исполнительной власти, но и верховными главнокомандующими. В той же Конституции Королевства Норвегия в ст.21–22 написано, что король назначает и увольняет, по заслушиванию мнения своего Государственного совета, всех гражданских, духовных и военных служащих. И даже премьер-министр и другие члены Государственного совета, а также государственные секретари могут, без предварительного судебного решения и какого-либо вмешательства парламента, увольняться со службы Королем по заслушиванию мнения об этом Государственного совета. То же самое относится к должностным лицам, состоящим на службе в учреждениях Государственного совета или на дипломатической и консульской службе, высшим гражданским и духовным должностным лицам, командирам полков и других воинских частей, комендантам крепостей и командирам военных судов. Стортинг же, согласно все той же ст.22, может всего лишь на своей ближайшей сессии решить вопрос «о назначении пенсии служащим, уволенным в таком порядке».

Лицо, которое с самого детства, с младых, так сказать, ногтей готовят к должности главы страны, которому, на протяжении всей его жизни, начиная с совершеннолетия, ложатся на стол экономические обзоры, доклады секретных служб, секретные протоколы и служебные записки по разным острым вопросам, который, лично знаком с сотнями самых богатых, известных и влиятельных людей и своей страны и других стран мира (и в их числе — сотня президентов и премьер-министров, которая явно не заканчивается на ныне действующих)… Считать, что подобное лицо всего лишь традиция и не обладает никакими возможностями влияния на жизнь страны может только человек недалекий. Либо… замороченный мифами.

 

 

Фурсов Андрей. Русский успех в исторической ретроспективе: «добрым молодцам урок»
Андрей Фурсов, директор Института русской истории РГГУ, содиректор Центра глобалистики и компаративистики ИФИ РГГУ; зав. Отделом Азии и Африки ИНИОН РАН.
Тема моего выступления — успехи России и успехи русских (это далеко не всегда совпадает) в исторической ретроспективе и уроки этой ретроспективы. Вопрос, над которым я хочу поразмышлять — какие периоды русской истории были наиболее успешными для страны и народа, как соотносились друг с другом фазы внутреннего и внешнего успеха.
Нынешняя мировая ситуация во многом напоминает 1920-е — 30-е годы: РФ не удастся качественно улучшить своё положение в существующей системе, для РФ и её господствующих групп в этой системе нет долгосрочно-безопасных ниш. И потому расшатывание-разбалтывание этой системы можно только приветствовать — оно расширяет поле для нашего маневра, но игра на этом поле предполагает наличие интеллектуально-стратегического превосходства.
Разумеется, это превосходство — условие не достаточное, таковым является политическая воля, которая будет ломать хребет нашим оппонентам на мировой арене или, как минимум, продемонстрирует готовность это сделать. Однако интеллектуальное превосходство — совершенно необходимое условие, чтобы не только выигрывать на мировой арене, но просто попасть на неё в качестве игрока: чтобы ломать хребет, надо знать, где находятся наиболее уязвимые точки и соединения; как бы ни относиться к большевикам, но они хорошо знали болевые точки той системы, против которой работали, их власть была одновременно и тем, что Фуко называл «властью — знанием».
Нам необходимо принципиально новое знание о мире, с иной дисциплинарной сеткой, чем нынешняя, отражающая реалии уходящей эпохи, знания, прежде всего о главных тенденциях и трендах его развития, о его болевых точках: ни социология, ни политология об этом не расскажут. Пока что мы, отбросив зашедший в тупик советский догматический марксизм, в основном довольствуемся интеллектуально-теоретическими объедками с западного стола — убогими экономикс, социологией и политологией, которые, во-первых, отражают иную социальную реальность; а, во-вторых, реальность 25–30-летней давности. У нас сформировался целый кластер концептуальных падальщиков-компрадоров, воспроизводящих в научной сфере то, что в сфере социально-экономической вытворяет криминально-компрадорская «буржуазия». И естественно, помимо нового знания о мире, знания, практическая цель которого — победа, наша победа в Большой Мировой Игре, нам нужно абсолютно точное, честное и беспощадное знание о самих себе. Знания, в котором не будет, с одной стороны, самобичевания и самоунижения конца 1980-х — 1990-х, с другой, — сюсюканья и соплей об уникальной и загадочной русской душе — это только демобилизует, нам же нужно мобилизующее знание, знание-штык. Его создание — залог русского успеха в XXI веке.

 

Кеслер Ярослав. Язык и цивилизация
Как общались между собой люди, например, в Западной Европе в XI-XV вв.? На каком языке или языках? Греческого или еврейского языка подавляющее большинство населения Западной Европы не знало. Латынь была достоянием ничтожного меньшинства книжников. Традиционная история говорит, что вульгарной латыни к тому времени уже не было, причем давным-давно. Современных же европейских языков еще не было (они образовались в XVI-XVII вв.).
Наиболее распространенными языками в XVIII в. Британская Энциклопедия называет два: арабский и славянский, к коему отнесены не только нынешние языки славянской группы, (в том числе “венгерский” = словацкий), но и коринфский (Carinthian). Однако, в этом нет ничего удивительного: население п-ова Пелопоннес говорило по-славянски - на македонском диалекте.
Что же такое Rusticо Romanо? Это не вульгарная латынь, иначе так бы и написали! С одной стороны, Rusticо – это язык вандалов, балто-славянский язык, словарь которого приведен, в частности, в книге Мауро Орбини, изданной в 1606 г. (Origine de gli Slavi & progresso dell Imperio loro di Mauro Orbini R. In Pesaro appresso Gier. Concordia, MDCVI). Известно, что слово rustica обозначало в средние века не только грубое, деревенское, но и книгу в кожаном (сафьяновом, т.е. персидской или русской выделки) переплете. Язык, сегодня наиболее близкий к Rusticо - хорватский.
Тем самым, Rustico Romano – это греко-романская ветвь все того же общеевропейского арианского (балто-славяно-германского) языка. Под названием Grego (т.е. греческий!) он был завезен первой волной португальской Конкисты в Бразилию, где еще и в XVII в. катехизис индейцам тупи-гуарани преподавали именно на этом языке, потому что они его понимали (а португальский язык образца XVII в. – нет!). В значительной мере наследником Rustico Romano остается современный румынский язык.
Очевидно, что именно после падения Константинополя в 1453 г. Западная Европа откололась от Византии и в ней началась сплошная латинизация, а с XVI в. пошел интенсивный процесс создания собственных национальных языков.
Несмотря на множество диалектов, образовавшихся в послечумное время в XIV-XV вв. и ставших прообразами современных европейских языков, до XVI в. именно Rustico (а не “вульгарная латынь”!), вероятнее всего, оставался в Европе общеразговорным языком.
Ведь даже в 1710 г. шведский Король Карл XII, осажденный в своей резиденции в Бендерах турецкими янычарами, вышел к ним на баррикады и своей пламенной речью (о переводчике и слова нет!) за 15 минут убедил их перейти на свою сторону. На каком языке?

 

 

Диунов Михаил. Умному достаточно. Большая ложь о Первой мировой войне и русской армии

В последние годы мы уже начали отвыкать от того потока грязи, что проливался на русскую историю в 90-е годы, когда лояльность либеральным кругам автоматически означала необходимость ритуально отречься от России, как у тамплиеров для принятия высшего посвящения в орден необходимо было плюнуть на распятие. После того, как А. Храмчихин опубликовал в журнале «Русская жизнь» свою статью «Амнезия» посвященную истории Первой мировой войны и русской императорской армии в эту войну, стало ясно, что свой тест на вступление в либеральный орден он давно прошел. Нет необходимости говорить о других публикациях этого автора, который уже не первый год известен как глашатай либерализма, подвизающийся на ниве военной аналитики. Об оценке Храмчихиным современности лучше скажут другие специалисты. Сегодня же мы будем говорить о клевете, которая с подачи Храмчихина, свершилась по отношению к русской армии. И на эту ложь необходимо ответить.
Обман читателя начинается с цифр потерь России в Первой мировой войне. Храмчихиным приводится цифра 2,25 миллиона. Откуда он взял эти фантастические потери, непонятно. Ведь если мы обратимся к классическому труду Б. Урланиса «Войны и народонаселение Европы» то увидим там совсем другое число потерь 1,2 млн. человек. Расхождение почти в два раза, чем оно вызвано? А если мы прочтем всю статью, то увидим, что намеренное завышение потерь необходим автору для того, чтобы доказать основную идею его текста – война велась бездарно, старая Россия была прогнившим государством, Россия была слишком слаба. Для подтверждения этой мысли можно и потери завысить, так концепция автора выглядит больше внушающей доверие. Но, только для тех, кто не знает фактов.
Для примера посмотрим на потери других воюющих сторон. Мы увидим, что потери Германии больше чем русские – почти 1,5 млн. Потери Франции и Великобритании (которые вместе воевали на Западном Фронте, в то время как Россия воевала на Восточном) составили 1,6 млн. (вместе с войсками из колоний и доминионов). То есть союзники потеряли больше, чем Россия, в одиночку сражавшаяся против двух держав германского блока Германии и Австро-Венгрии, а также их союзника Турции. Каждому понятно, что эффективность боевых действий русской армии была как минимум не хуже, чем армий других стран Антанты, которые Храмчихин постоянно ставит русским в пример. А ведь надо еще вспомнить об участии на стороне Антанты: США, Италии, Сербии и Черногории, Греции, Португалии, Японии которые тоже внесли свой вклад в победу, но вот, к сожалению, этот вклад совсем не касался России, которая воевала одна против трех врагов.

 

 

Щекин Г. Славянский и романо-германский миры в Европе

Славянский и романо-германский миры в Европе: общие характеристики и тенденции социального развития. 
Георгий Щекин, президент Международной Кадровой Академии (Киев)
В Европе проживает сегодня около 70 народов, для которых этот регион является основным местом обитания [5]:
· народы германской группы населяют Центральную, Западную и Северную Европу и разделяются на две подгруппы — западную (немцы, австрийцы, люксембуржцы, эльзасцы, голландцы, фламандцы, фризы, англичане, шотландцы, ольстерцы) и северную (шведы, датчане, норвежцы, исландцы, фарерцы);
· народы романской группы живут на юго-западе и частично на юго-востоке Европы (итальянцы, сардинцы, корсиканцы, французы, валлоны, испанцы, каталонцы, галисийцы, португальцы и географически обособленные от них восточнороманские народы, в частности румыны);
· славянские народы населяют восточную и юго-восточную части Европы и разделяются на три подгруппы — западную (поляки, лужичане, чехи, словаки), южную (болгары, македонцы, сербы, черногорцы, хорваты, муслимане, словенцы) и восточную (белорусы, русские, украинцы).
Все эти народы по этнолингвистической классификации относятся к индоевропейской семье, на обособленных языках которой говорят также живущие на Балканском полуострове греки и албанцы. На северо-востоке и востоке Европы проживают представители и другой языковой семьи — уральской (финны, саами и венгры), а на Пиренейском полуострове, в Испании и частично во Франции обитают баски — древнейшее население Европы, говорящее на изолированном (т. е. не относящемся ни к одной из семей) языке. Один из древних слоев индоевропейцев — народы кельтской группы — сохранился на Британских островах и на северо-западе Франции (ирландцы, бретонцы, уэльсцы, гэлы) [5].
Как видно из приведенной таблицы, наиболее крупными суперэтносами Европы являются романский, германский и славянский, последний из которых — наиболее многочисленный. Отдельные славянские этнические общности (этноним «славяне», по-видимому, восходит к общеиндоевропейскому корню, смысловым содержанием которого являются понятия «человек», «люди») сформировались ко второй половине I тыс. н. э., предположительно в ареале между Одером и Днепром. В этногенетических процессах принимали участие также другие этносы — фракийцы, тюрки, балты, финно-угры и др. Отсюда славяне начали продвигаться в юго-западном, западном и северном направлениях, что совпало в основном с заключительной фазой Великого переселения народов (V-VII вв.). Появление государственности у славян относится к VII-IX вв. (Первое Болгарское царство, Великоморавская держава, Киевская Русь, Древнепольское государство и др.).

Родерик Лайн. Россия и Запад: конфронтация неизбежна?
© "Россия в глобальной политике". № 6, Ноябрь - Декабрь 2007
Сэр Родерик Лайн был послом Великобритании в Российской Федерации с 2000 по 2004 год. В соавторстве со Строубом Тэлботом и Кодзи Ватанабэ он написал книгу «Взаимодействие с Россией. Следующая фаза», а также Доклад для трехсторонней комиссии, опубликованный по-русски в 2007 г. в серии «Библиотека Московской школы политических исследований».
С точки зрения бывшего западноевропейского дипломата, я бы объяснил нынешние проблемы пятью причинами.
Во-первых, хотя это может быть иррационально, наследие прошлого неизбежно сказывается на наших отношениях. Исторические эмоции, глубоко укоренившиеся в подсознании народов, легко воспламеняются под влиянием соответствующих событий – таких, как убийство политических оппонентов, ракеты, падающие на территорию соседних стран либо мучительные споры по поводу военных памятников. Сами по себе это серьезные вопросы, но их влияние на политику многократно усиливается историей (а политики охотно манипулируют ими). Само слово «НАТО» неизбежно вызывает в России отрицательные эмоции.
Наследие прошлого дает о себе знать повсеместно. События 90-летней давности все еще омрачают взаимодействие Турции и Армении, а не так давно повредили американо-турецким связям. Раздел Ирландии произошел в 1921 году. В 1973-м Великобритания и Ирландская Республика вместе присоединились к Европейскому экономическому сообществу. Однако Ирландия остается одной из немногих стран, в которых английская королева не побывала с официальным визитом за все время своего долгого пребывания на троне. В качестве примеров можно привести Францию и Алжир, Японию и Китай, Японию и Корею, Германию и Польшу или Германию и Чешскую Республику. Холодная война закончилась всего полпоколения тому назад, и память о ней будет жить еще, как минимум, одно поколение.
На Западе явно недооценивают, сколь болезненно реагируют россияне на хаос и унижение 1990-х годов. Их страна, которая когда-то была гордой сверхдержавой, распалась совершенно неожиданно, потеряв две пятых своего населения и значительную часть территорий.
Не стоит удивляться стремлению россиян вернуть себе уважение, независимость, достоинство, «суверенитет», а также тому, что политическое руководство подхватило и воплотило в жизнь эти желания. Не стоит удивляться и тому, что в Кремле преувеличивают возрожденную мощь страны. Другим державам с имперским менталитетом, например, Великобритании, понадобилось полвека для того, чтобы психологически свыкнуться с утратой статуса и найти новую точку равновесия. Бoльшая часть населения России, как и ее руководители сформировались в советское время. Безусловно, это накладывает отпечаток на их мировоззрение, но это не значит, что Россия вернется к временам Советского Союза.
Во-вторых, мы расплачиваемся за несбывшиеся ожидания обеих сторон, которые объяснялись наивностью, невежеством или непониманием происходящих событий. Разочарование усугублялось старыми подозрениями. Солженицын назвал это «столкновением иллюзорных надежд с действительностью».

 

 

 

Всемирный финансовый кризис и Россия

Виталий Песков http://www.peskov.org/ 

 

 

Россия и Европа

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  Далее см. Меню раздела

Книги  Сборники статей  Избранные статьи  Европа против России 

Европа - только факты  Европейцы о Европе  Русские о Европе  Европейцы в России 

Великие европейцы  Россия и Европа в карикатуре Европейская дурь умнее российской

 

Отдельные статьи:  4  7

 

См. также:  Славянофилы  и западники * Русский Мир * Россия в мире 

* Россия в мире - только факты * Россия и Азия * Россия и Америка * Россия и Германия

* Угрозы для России * Уроки для России

* Россия и крах мировой финансовой системы * Перманентная шизофрения

* Мифы мировой экономики * Создание Новой Бреттонвудской системы

* Новый справедливый экономический порядок * Статьи Линдона Ларуша

 

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала

Об авторских правах в Интернете