Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале  Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Россия и Европа

 

"Старый Свет" -  Европа.   "Русский Свет" - Русская цивилизация 

 

Вечная проблема взаимоотношений России и Европы, прошлое, настоящее и будущее пути России в Европу, из Европы или мимо Европы. ЕС. Европейское сообщество. Евросоюз. Западная Европа. Восточная Европа. Евро. Европарламент. НАТО. Экс-Европа. Пост-Европа. Европейский постмодерн. Закат Европы. Евроренессанс. Европа Ветхого Завета. Новый Завет Европы. Европейская консервативная революция. Эксгумация Европы. Европа по-русски. Русская Европа. Русская душа Европы. Русификации Европы. Европейский дискурс. Евродемократия. Евролиберализм. Еврофундаментализм. Евроислам. Европейские уроки для России. Европейские угрозы для России. Россия в глазах Европы. Европа глазами России.

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  Далее см. Меню раздела

Книги  Сборники статей  Избранные статьи  Европа против России 

Европа - только факты  Европейцы о Европе  Русские о Европе  Европейцы в России 

Великие европейцы  Россия и Европа в карикатуре Европейская дурь умнее российской

 

Избранные статьи:  4  7

 

 

См. также:  Славянофилы  и западники * Русский Мир * Россия в мире 

* Россия в мире - только факты * Россия и Азия * Россия и США * Россия и Германия

* Угрозы для России * Уроки для России

* Россия и крах мировой финансовой системы * Перманентная шизофрения

* Мифы мировой экономики * Создание Новой Бреттонвудской системы

* Новый справедливый экономический порядок * Статьи Линдона Ларуша

 

 

 

 

Фалин Валентин. WWII. Война против СССР
(фрагмент)
//"United Press International", США, 14 апреля 2005
Речь идет не об амбициях, а о фактах, в которых и коренится историческая правда, без которых невозможно отделить злаки от плевел - конечно, при условии, что факты принимаются во внимание во всей их совокупности, не подвергаясь политической, идеологической или иной цензуре.
Была ли у Советского Союза в 1939 году альтернатива заключению пакта о ненападении с Германией? Разумеется. При условии, что западные демократы оставили бы Москве выбор. Даже после мюнхенского (1938 года) сговора англичан и французов с Гитлером сохранялась возможность остановить нацистскую экспансию. Почему же этот шанс остался невостребованным?
Обратимся к западным источникам. 16 мая 1939 года британский кабинет министров рассматривал меморандум начальников штабов Англии. В нем в частности говорилось: договоренность о взаимной помощи с Францией и СССР 'будет представлять собой солидный фронт внушительной силы против агрессии'. Отсутствие же такой договоренности означало бы 'дипломатическое поражение, влекущие серьезные военные последствия'. Если бы, отвергая союз с Россией, Англия толкнула ее на договоренность с Германией, 'то мы совершили бы огромную ошибку жизненной важности'.
Hо министр иностранных дел Великобритании Галифакс (Lord Halifax) определил свой взгляд так: политические аргументы против договоренности с СССР перевешивают военные соображения в пользу такой договоренности. Позиция премьера Чемберлена (Chamberlain) была еще категоричней: он 'скорее подаст в отставку, чем подпишет союз с Советами'.
Hа этом и последующих заседаниях кабинет затвердил установку: сохранять видимость контактов с Москвой, дабы 'предотвратить установление Россией каких-либо связей с Германией'. Если бы логика развития понудила Великобританию принять на себя некие обязательства, то имелось в виду заранее настроиться на то, что Лондон их выполнять не станет. 'Hам важно обеспечить свободу рук, -
отметил канцлер казначейства Джон Саймон (John Simon), - чтобы можно было заявить России, что мы не обязаны вступать в войну, так как мы не согласны с ее интерпретацией фактов'.
Соответствующие инструкции получил адмирал Драке (Reginald Drax), руководитель британской делегации на военных переговорах в Москве в августе 1939 года: 'Британское правительство не желает принимать на себя какие-либо конкретные обязательства, которые могли бы связать нас при тех или иных обстоятельствах'.
Ясность внесут два примечания. Советское руководство было в курсе дискуссий в британских коридорах власти, а также попыток Чемберлена найти модус вивенди с Гитлером. Как Лондон, так и Москва знали, что еще в апреле 1939 года Гитлер издал директиву - война против Польши должна начаться не позднее 1 сентября.
Как следовало реагировать советскому руководству на интриги Альбиона? У англичан и французов уже имелись, между тем, соглашения о ненападении с Германией. Мог ли СССР в создавшихся условиях отвергать пакт о ненападении, предложенный Берлином?
Летом 1943 года Управление стратегически служб США изучало возможность и целесообразность 'поворота против него (Советского Союза) всей мощи еще сильной Германии' (меморандум Донована от 20 августа 1943 года). Тогда же встретились начальники штабов США и Великобритании, чтобы обсудить среди прочего тему: 'не помогут ли немцы' вступлению англо-американских войск на территорию Германии, 'чтобы дать отпор русским'. Так гласит параграф 9 протокола 'Военные соображения в отношениях с Россией', что велся по ходу заседания генштабистов. Документ хранится в национальном архиве США.
Вспомним август 1943 года. Курская битва еще не закончилась. А наши союзники примеряли, не пробил ли час развалить антигитлеровскую коалицию, открыть вместо второго фронта против нацистской Германии совместный англо-американо-германский фронт против Советского Союза. Hа Квебекской конференции Рузвельта и Черчилля (14-24 августа 1943 года) было принято решение о высадке союзных войск в Hормандии (операция 'Оверлорд') и о параллельной подготовке другой операции под кодовым названием 'Рэнкин'.
Суть последней сводилась к следующему: сотрудничавшие с американцами и англичанами круги совершат государственный переворот в Германии, распустят Западный фронт и помогут войскам западных держав оккупировать Германию, а также все территории, находившиеся под контролем немецко-фашистских войск на западе, севере, востоке и юге Европы. План не сбылся. Hо это особая тема.
Вернемся к вопросу: могла ли война завершиться в Европе в 1943 году? Констатирую: могла. И если этого не случилось, то причина тому в стремлении США и особенно Великобритании переиграть СССР не в борьбе с нацистской Германией, а при выстраивании послевоенного миропорядка. Издержки мало волновали Лондон и Вашингтон.

 

Новохатский Сергей. Либеральное общество… Зла
В октябре нынешнего года на совещании католических священников в Лидсе глава Римско-католической церкви Великобритании кардинал Вестминстера Мерфи О Коннор выступил с сенсационным заявлением: «Мы переживаем новые времена, которые отчетливо демонстрируют духовное падение западного общества…Мы наблюдаем совершенно деморализованное общество, в котором нет места Богу, где правят похоть и сиюминутные желания…Христианство фактически «побеждено» в Британии и больше не оказывает влияния ни на действия государственных властных структур, ни на жизнь людей».
Этнотеррор в отношении коренных народов дал свои результаты. В Нидерландах летом 2004 года власти начали заключать трудовые договоры с проститутками, включив публичные дома в перечень официальных объектов городов. Среди публичных домов будет проводиться конкурс на лучший публичный дом.
В одной из школ штата Мичиган (США) шестилетний мальчик достал пистолет на уроке и застрелил девочку на глазах у всего класса и учительницы. Какую проблему обсуждало американское гражданское общество после убийства? Проблему установки на входе в школу…металлоискателя, чтобы предотвратить пронос оружия. А после того, как в апреле 1999 года двое учеников школы в Колорадо убили 12 детей и учителя, вся Америка во главе с тогдашним президентом Клинтоном всерьез обсуждали проблему: как сконструировать такое оружие, чтобы им не смогли воспользоваться дети? И это вместо того, чтобы потребовать изменения духовно-нравственного климата в обществе. Совсем недавно в школе городка Санти в Калифорнии мальчик достал во время перемены длинноствольный пистолет и принялся с улыбкой расстреливать своих товарищей. В итоге двое подростков убиты и 13 ранены. Статистика утверждает, что ежедневно 13 детей-американцев получают огнестрельные ранения. В характере американцев все ярче проявляется человеконенавистническая патология.
Подобная картина характерна для многих других западных народов. Власти ряда городов Франции ввели комендантский час для подростков в связи с ростом преступности и насилия на улицах с их стороны. Высшая административно-правовая инстанция Госсовет утвердила это решение. Введен комендантский час с 21.00-6.00 и в городах Великобритании для всех подростков. Полиция получила право отлавливать в школьное время бездельничающих подростков, штрафовать родителей и даже сажать их в тюрьму, если они не занимаются воспитанием своих чад. Потеря ориентиров в различении Добра и Зла доводит либеральное общество до омерзительнейших дел. Сегодня на Западе идет активная «работа» по узаконению употребления наркотиков. В Голландии, Канаде (провинция Онтарио), Испании, Германии, Франции, а также 8 штатах США в той или иной мере разрешено курение марихуаны. Кто был инициатором принятия столь либеральных законов? Гражданские общественные организации и…профсоюзы фармацевтов. Не стоит удивляться, что западные врачи думают часто вовсе не о больных, а о своих прибылях. Полицией Великобритании был раскрыт «заговор врачей» в Ливерпульском детском госпитале. Там в течение 20 лет «врачи-гуманисты» незаконно изъяли свыше 15 тысяч органов из умерших или прооперированных детей на продажу в США для производства лекарственных препаратов.

 

Тарасов Александр. Фашизмов много
И чем дальше, тем они все менее отличимы от «обычного капитализма»
Вопреки тому, что нам постоянно внушают, просто фашизма, "фашизма вообще", не существует - как не существует и "тоталитаризма вообще" (еще в 60-е гг. западные авторы доказали, что "концепция тоталитаризма" Арендт - Фридриха - Бжезинского носит не научный, а пропагандистский характер и фактами не подтверждается). Всегда существовал (и сегодня существует) большой набор разных фашизмов, зачастую конкурентных друг другу - и даже враждебных, причем враждебных до такой степени, что сторонники одного фашизма норовят полностью истребить сторонников другого.
Так повелось еще с 30-х гг. XX в., когда казалось, что есть всего 3 варианта фашизма: нацизм, итальянский фашизм и франкизм. Эти три фашизма часто именуют "классическими", а все остальные считаются "неклассическими". "Классические" фашизмы имеют некоторые общие черты: все они - движения "среднего класса", предъявляющего претензии на политическую власть - в ущерб традиционным элитам и в противодействие "социальным низам" (рабочим, крестьянам), - причем движения массовые, создавшие собственную, отличную от традиционного консерватизма, идеологию и использующие революционные методы борьбы против левого революционного лагеря. Но дальше начинаются резкие различия даже между "классическими" фашизмами. Нацизм опирался на городской "средний класс"; строил иерархическое технократическое военное индустриальное государство (в идеале - гигантский военный завод); поддерживался (и приводился к власти) промышленным капиталом; был ориентирован на языческую мистику и расовую чистоту; рассматривал свою "революцию" как эксперимент по ускоренной модернизации; ставил государство в подчинение партии. Итальянский фашизм опирался на сельский "средний класс"; строил патерналистское "корпоративное государство"; поддерживался (и приводился к власти) преимущественно сельскохозяйственным крупным капиталом; был ориентирован на католицизм и внешний национализм (средиземноморский империализм); рассматривал свою "революцию" как национально-превентивную - с целью недопущения "большевизации" Италии; ставил партию в подчинение государству. Франкизм еще более откровенно опирался на сельский "средний класс", чем итальянский фашизм, но также и на колониальные круги и военщину; поддерживался (и приводился к власти) феодальной элитой; строил патриархально-монархическое государство; был ориентирован на воинствующий (антимасонский) католицизм; рассматривал свою "революцию" как радикальный способ вернуть Испанию к временам средневековой мировой империи.
Сторонники разных фашизмов истребляли друг друга. В Австрии в феврале 1934 г. сначала к власти пришли сторонники итальянского фашизма - австрофашисты (хеймверовцы), но уже в июле нацисты организовали путч и убили канцлера Э. Дольфуса, а кончилась борьба разгромом австрофашизма и аншлюсом. В Венгрии сторонники итальянского фашизма - хунгаристы во главе с адмиралом Хорти - были в 1944 г. свергнуты венгерскими нацистами - нилашистами во главе с Салаши. В Румынии противоборство между сторонниками итальянского фашизма и нацизма - "зеленорубашечниками", "железногвардейцами", Антонеску и Хорией Симой - вылилось во взаимный массовый террор и форменную гражданскую войну.
После II Мировой войны правящие элиты уже ни разу не повторили своей довоенной ошибки - не сделали ставку в борьбе с социальной революцией на движения "классического" фашизма: оказалось, что эти экстремистские движения "среднего класса", придя к власти, легко выходят из-под контроля. Поэтому все послевоенные фашистские режимы (исключая франкистский, который, бюрократизировавшись, быстро утратил всякую связь с массовым движением) уже были "неклассическими".
"Неклассические" фашизмы существовали еще до II Мировой войны.

 

 

Нарочницкая Н.А. Договор, изменивший ход войны
22 июня 1941 года войска гитлеровской Германии вторглись в Советский Союз. Началась Великая Отечественная война, ставшая центральным нервом Второй мировой войны, исход которой и геополитическая кофигурация будущего мира напрямую зависели от исхода битвы между славянами и тевтонами.
С некоторых пор стали привычными суждения, будто бы в войне этой виноват СССР – еще худший тоталитарный монстр, который сам якобы готовился напасть на Германию, но Гитлер просто опередил Сталина. Появление их не случайно, а служило определенным геополитическим целям.
Нынешнее клише тождества гитлеровского нацизма и советского коммунизма возникло не в период холодной войны, хотя взаимоотношения с недавними союзниками были резко обострены. К такой интерпретации не было готово само западное общественное сознание. В домах миллионов еще хранились газеты военного времени, исполненные восхищения перед жертвенной борьбой защитников Сталинграда, а английский писатель Толкиен, писавший именно в годы войны свои знаменитые сказки, вывел под черным царством Мордор, лежащим на Востоке, вовсе не СССР, как убеждены несведущие в истории постсоветские западники, а гитлеровскую Германию.
«Спор об истории» был открыт крупным германским историком Э.Нольте, когда идеологическая борьба «тоталитаризма и демократии» настоятельно требовала пересмотра интерпретации всех прежних суждений о мировой политике. Так, Россию стали обвинять даже в развязывании Первой мировой войны. Западная историография, ничтоже сумняшеся, приняла трактовку марксиста М.Покровского, с легкой руки которого Первая мировая война до сих пор называется империалистической, хотя ей больше подошло бы название Второй Отечественной – как-никак России угрожало отторжение Прибалтики, Украины и лишение выхода в Средиземное море. Большевикам-то нужно было оправдать лозунг «поражения собственного правительства в войне». Но комиссия по установлению ответственности за Первую мировую войну в Версале в 1919 году однозначно постановила, что вина лежит на Германии и Австро-Венгрии, с ней согласился и американский конгресс.
Борьба с «империей зла» требовала новых идеологем, и фундаментальные книги Э.Нольте, ученика М.Хайдеггера, пришлись как нельзя кстати. В них виртуозно была решена, казалось бы, невыполнимая задача: развенчать СССР – главного борца против фашизма, при этом не реабилитировать сам фашизм, но освободить Запад от вины за него. Э.Нольте интерпретировал Вторую мировую войну не как продолжение извечных стремлений к территориальному и геополитическому господству, а как начатую Октябрьской революцией «всеевропейскую гражданскую войну» между двумя «идеологиями раскола». Европа же, по Нольте, впала в грех фашизма исключительно для защиты либеральной системы от коммунизма и лишь потом скопировала тоталитарные структуры у своего соперника. В такой схеме мишенью возмущенного сознания становится советский тоталитаризм сталинского периода и пресловутый пакт Молотова-Риббентропа, которые, якобы и стали причиной Второй мировой войны.
По мнению Э.Нольте, энергия, вызванная из глубин общества, из самых традиционных крестьянских слоев, была направлена на «спасение либерального государства», что уже сомнительно. Католическая церковь вряд ли приветствовала «либеральную систему», в которой лаицизировались все общественные институты и образование, а антиклерикальные силы заполонили властные структуры и прессу. Однако «сумрачный германский гений» и западноевропейский «прометеевский» дух подавления и насилия оказались почему-то неспособны на христианскую антитезу как идеологии пролетарского интернационализма, так и либеральной атомизации, в результате чего «порыв» проявил все признаки вырождения – отношение к Церкви и к власти как служебному инструменту, насилие, экстремизм, шовинизм, экспансия.
Концепция Нольте заслоняет первостепенный важности вопрос: в противопоставлении фашизма либеральной системе исчезает различие между фашизмом итальянского типа и национал-социализмом, и главный грех их обоих сводится к отсутствию «американской демократии». Однако нежелание какого-либо народа установить у себя демократию есть его право, и само по себе не несет вызова или угрозы миру, если только не сопровождается насильственным навязыванием этого выбора. Что же было вызовом и угрозой миру со стороны гитлеровского Рейха, который развязал войну со всей Европой?

 

Нарочницкая Н.А. Запад ждет гражданская война.
Для того, чтобы понять, что же произошло во Франции, нужно посмотреть, какая судьба постигла французскую концепцию "гражданской нации". Тогда мы увидим полный упадок духовного стержня некогда великой европейской цивилизации. Такие понятия, как "долг", "честь", "любовь", "церковь" оказались вытесненными абсолютно примитивными потребностями. Сегодня европейца куда больше волнуют проблема кариеса. Понятие "Родина" оказалось абсолютно размытым. Родина для европейца сегодня там, где ниже налоги. Именно поэтому современная либертарианская цивилизация особенно уязвима. Она не излучает такое магнетическое поле вовне, как прежняя Европа и защищать ее просто не приходит в голову. Ведь на самом деле, сколько бы не было арабов в Париже прошлого, мангал с шашлыком у Нотр-Дам де Пари был попросту невозможен по той простой причине, что этот шашлык никто бы не рискнул покупать.
Обленившаяся европейская культура ни на что не способна. Она не способна выдвинуть никакой более или менее вменяемой программы действий за исключением идиотизмов вроде идеи снятия всех основных противоречий между коренным и пришлым населением путем раздачи последнему лишних кусков хлеба и выделения для арабо-мусульманских переселенцев дополнительных рабочих мест. Но эти пути абсолютны бесперспективны. Эти люди давно привыкли жить на социальные пособия и уже не способны нормально работать. Для них легче заработать на жизнь грабежом, насилием и наркоторговлей. Они не являются никакими мусульманами. О своем мнимом мусульманском исповедании они вспоминают, лишь когда их арестуют и приведут в полицейский участок.
У нас несколько иная ситуация, чем во Франции, но общий фон очень похож. Нам в течение 15 лет искусственно внушали ложные доктрины гражданского общества. В них человек представлялся просто как механизм для реализации собственных индивидуальных потребностей. Гражданское общество виделось как простая совокупность индивидов со штампом в паспорте, чей лучший общественно-политический идеал — Совет Европы. Эти идеи отрицают само понятие нации, как единого культурного организма, веками самовоспроизводящегося и разворачивающегося во времени и пространстве. Это эпоха торжества носителей ценностного нигилизма означает подлинный Закат Европы.

При нынешней либертарианской доктрине человеку не к чему прирастать, кроме компьютера и постоянного стремления к деньгам. Это не цивилизация даже, а технократическая форма без внятного содержания. В Европе прошлого идеалы величия и служения утверждали формы духовных постулатов романо-германского Запада. Сейчас высшее достижение современной Европы –тысячестраничный мутный талмуд Евроконституции, с аморфными, под стать современному европейцу, статьями, учитывающими все — от стандартов микроволновок до социальной политики, но не учитывающими самого главного. Европа сегодня провозгласила высшей ценностью не иметь вообще никаких ценностей. Но в итоге во главу угла оказались поставлены хорошо знакомые ценности антихристианского нигилизма. Сегодня в Европе христианин фактически не имеет права быть христианином. Вспомним хотя бы недавнюю историю судебного преследования шведского священника, объективно с позиций Священного Писания выступившего против засилия гомосексуалистов. Девочек в европейских школах воспитывают на основе контрастного противопоставления "религиозным предрассудкам" общедоступной "свободы" сексуального образования с 7 лет. Декларация свободы веры и безверия больше всего ущемляет права именно веры. Тем самым брошен вызов демократии как таковой.
То же самое происходит и у нас. Нынешний либерал освистает любого, кто только сделает хотя бы одну несмелую попытку вспомнить о патриотизме. Им выгодно искусственно маргинализировать эти темы. Между тем классические либералы были патриотами, любящими свои отечества, старающимися приумножить их благо. Но их потомки забыли, что европейскую цивилизацию создал не прометеевский дух Возрождения, а христианская истина.
Чтобы вернуться к себе самой, Европе необходимо хотя бы признать приоритет этой истины, которая пронизывает все здание европейской культуры. Если европейцы не откажутся от принципов повального гедонизма, то через 30 лет 300 млн. европейцев окажутся противопоставленными 300 млн. мигрантов из стран Востока и Африки. В Америке, кстати, уже целые города сегодня говорят на двух языках. И это только начало. Пока я не вижу шанса для западной цивилизации выйти из этого тупика. Надо хотя бы легализовать полемику на эти темы, вывести ее на должный уровень. Иначе Европу и западный мир вообще ждет гражданская война.....................

 

Нарочницкая Н.А. Стратегия антипобеды
Об освещении войны, об интерпретации причин, роли и значения Победы говорит доктор исторических наук, депутат Государственной Думы Наталия Нарочницкая.
– Прошедший телесезон, в том, что касается военной темы, выглядит ужасно. Мне казалось, что естественным образом возникла тема – 60-летие Победы, с помощью которой можно восстановить утраченное единство нации, восстановить необходимое, должное единство между властью и обществом на основе совместного исторического переживания. Свести в единый смысловой центр всё, что объединяет старого и молодого, бедного и богатого, образованного и простого. Расставить должным образом точки над «i», исторические акценты. Наконец, на каком-то более высоком уровне понимания прийти к осмыслению нашего прошлого в ХХ веке, без чего, конечно, невозможно и будущее. К сожалению, я убедилась в том, что в сравнении с ситуацией десятилетней давности мало что изменилось.
Как будто бы пройден некий цикл, и мы вернулись в атмосферу начала 90-х годов… Я бы сказала, что эта спираль постоянно существовала. Каждая юбилейная дата и связанное с ней торжество (не только 9 Мая, но и воспоминание других событий, битв, той же Сталинградской битвы) сопряжены со стремлением развенчать подвиг, постоянно возобновляемыми попытками «показать», что «не победа была, а поражение», что воевали «подневольные, гонимые заградотрядами».
В самом начале антиисторической вакханалии, когда в исступлении разбрасывались отеческие гробы и краеугольные камни нашей истории, было ощущение, что всё же мародёрами интуитивно отвергалось попирание памяти войны. Вспоминаю 50-летие Победы – несмотря на поругание многого, эта тема была каким-то образом ограждена. Даже под руководством Ельцина в то время мы всё-таки отметили юбилей достойно.
У новейшей телеатаки на Победу есть причины
Именно на основе анализа этой темы можно судить о мировоззрении тех, кто делает погоду на телевидении. Сегодня фактически невозможно сказать доброго слова о войне, чтобы параллельно нас не заставили напомнить о том, каким плохим было государство.
Речь идёт о том, чтобы окончательно демонизировать «сталинский СССР» и объявить страну-победительницу преступной. И тогда будут обесценены все наши подписи под международно-правовыми уложениями, под Уставом ООН, под всеми договорами в сфере разоружения, в том числе и ядерного. Что в перспективе повлечёт возможность начать разговор о нынешних границах России, возможность её исключения из Совета Безопасности ООН с лишением права вето, а также возможность включения в него новых стран без её согласия.
Противодействие этой стратегии является не просто данью оскорблённой гордости, но непременным условием сохранения России как значимого и самостоятельного субъекта международных отношений и должно стать задачей любого ответственного правительства.
Свою новую книгу «За что и с кем мы воевали» я специально посвятила разоблачению кампании клеветы на Победу. На эту работу я бросила все свои силы и ресурсы. Она выйдет 30-тысячным тиражом, в ней, как я надеюсь, коротко, с использованием документов разоблачены все антипобедные мифы, в том числе отождествление коммунизма как доктрины с гитлеровским фашизмом. Так же и миф о пакте Молотова-Риббентропа. Ведь абсурдно не замечать, что та же Литва, осуждающая его, – результат пакта, та же Польша, осуждающая его, – в своих нынешних границах результат пакта. Словом, цель книги – вооружить защитников Победы стройной аргументацией.
Смысл Второй мировой войны вовсе не в борьбе за американскую демократию, как нам сейчас внушают. Если в этом была цель, то, естественно, через подобную призму можно при желании узреть, что воевали два недемократических государства и сначала было повержено одно из них, а потом при помощи холодной войны, всех прочих стратегий и другой «тоталитарный монстр», а чуть позже и более мелкие «монстрики» вроде Югославии и Ирака. И теперь Запад может безбоязненно доставлять свою цивилизацию и демократию скорейшим образом, прямо с бомбардировщиков.
Истинным же смыслом нашей борьбы во Второй мировой было то, чтобы француз остался французом, поляки, прибалты и другие народы не стали бессловесными свинопасами на полях Третьего рейха, а оставались самостоятельными нациями. Меня поражает, насколько разрушенным оказалось за последние 15 лет наше историческое сознание. Люди порой просто не чувствуют всю коварность ведущегося информационного воздействия!
Невозможно привести какую-либо аналогию с тем постоянным самобичеванием, ворошением собственной истории, что происходят у нас. Это небывалое. ........................

 

 

Иванова. И.И. Роль Бисмарка в объединении Германии и его realpolitik
В истории развития международных отношений в каждом столетии, следуя закону природы, выделялась страна, обладавшая могуществом, а также интеллектуальными и моральными стимулами, необходимыми, чтобы привести всю систему международных отношений в соответствие с собственными ценностями. Так, в XVII веке Франция при кардинале Ришелье предложила новый подход к вопросу международных отношений, основывавшийся на принципах государства-нации и провозглашавший в качестве конечной цели национальные интересы. В XVIII веке Великобритания разработала концепцию равновесия сил, господствующую в Европе более столетия. В XIX веке Германия Бисмарка создала новый европейский порядок, положив в основу силовой фактор. На смену термину "raigon d'etat" (предполагавший применение любых средств для обеспечения национальных интересов) пришел немецкий термин "Realpolitik" (означающий применение грубой силы в отношениях между государствами и проблемами того, кто могущественнее).
Главным аргументом Realpolitik Бисмарка была сила: в ней он видел основу всякого политического и дипломатического успеха, а главной своей задачей считал - объединение Германии и определенно выразил свою программу: "Единство Германии осуществляется... не решениями парламентского большинства, а железом и кровью".[1] При этом Бисмарк понимал, что объединению германии неизбежно будут мешать все великие державы континента, для которых невыгодно возникновение нового могущественного государства в центре Европы.
Этого воссоединения Бисмарк добился путем трех войн и около тысячи жизней, скрепивших своею кровью фундамент воссоединенной Германской империи. Первая совместная австро-прусская война 1864 г. против Дании закончилась их совместным владением двух северогерманских областей Шлезвиг - Голштинии, принадлежавших Дании и была первым шагом объединения Германии силой. Эта война вызвала вторую войну 1866 г. против Австрии с целью объединения северных германских государств вокруг Пруссии. В результате Австрия вышла из состава Германии, Пруссия присоединила к себе три области (Ганновер, Гессен-Кассель и Нассау), те самые, которые отделяли ее западные области от восточных, теперь она владела сплошной территорией и создала новый Северогерманский союз, вне союза оставалась Южная Германия за рекой Майн. Для воссоединения этой территории потребовалась третья война (1870-1871 гг.) против Франции.
Франко-Прусская война завершилась присоединением южногерманских государств (хотя и без немецких областей Австрии) и образованием единой Германской империи.
Так завершилось главное доле Бисмарка - национальное объединение Германии. Германские короли и князья, собравшись при осаде Парижа в Версале, предложили Вильгельму I императорскую корону, но фактически осталось полновластие Бисмарка, непрерывно заправлявшего политикой с 1862 г. Он сделался имперским канцлером и пробыл в этом звании до 1890 г., а после смерти Вильгельма I вынужден был уйти в отставку.
С этого времени главной целью политики Бисмарка стала задача не допустить франко-русского союза, запутать Россию в ее восточных делах. Канцлер был убежденным врагом России, ибо усматривал в ней главное препятствие для германской гегемонии в Европе. Он боялся России и всегда старался вредить ей. Он старался втянуть ее в конфликты с Англией, Турцией, но канцлер был достаточно умен, чтобы понимать, какая опасность грозит в войне с Россией, так как был твердо убежден, что эта война стала бы для Германии "большим бедствием".....................

 

Уильям Ширер. «Барбаросса»: очередь России
Фрагменты из книги "Взлёт и падение третьего рейха"
Книга американского историка У. Ширера "Взлет и падение третьего рейха" была написана в 1955-1959 гг. и впервые опубликована в 1959 г. Ее автор работал в Германии с 1926 г. по декабрь 1941 г. в качестве журналиста. С осени 1945 г. он вновь находился в Германии, присутствовал на Нюрнбергском процессе.
В основе труда Ширера лежат секретные документы гитлеровского рейха, впервые введенные автором в научный оборот: материалы архивов рейхсканцелярии, НСДАП, министерства иностранных дел, верховного командования вермахта (ОКБ), верховного командования сухопутных сил (ОКХ), дневники и воспоминания дипломатов, военачальников, лиц из окружения Гитлера, а также документы Нюрнбергского процесса.
Книга и в настоящее время не потеряла своей научной значимости. На нее опираются многие исследователи. Ниже публикуемые фрагменты главы 23 ("Барбаросса": очередь России") содержат описание событий 1940-1941 гг., предшествующих нападению фашистской Германии на СССР.

 

 

Намазова А.С. Россия и Европа. Диалог культур и взаимовлияний в XIX веке
Тема «Россия и Европа» занимает одно из важных мест в исследовательских проектах Института всеобщей истории Российской Академии наук. При этом речь идет не о простых сопоставлениях исторического развития и культурных контактах России и стран Западной Европы.
Перед российскими учеными, да и перед широкими кругами общественности в целом, стоит вопрос о том, насколько глубоко и органично Россия принадлежит Европе и что означает для России проблема европейской культурной идентичности.
В последнее время споры вокруг этих вопросов приобрели в нашем отечестве большую остроту и по накалу страстей напоминают дискуссии ХIX и начала XX веков. Оживился интерес к идеям и взглядам евразийцев и к самой сущности понятия «Евразия». Переиздаются труды Н. Бердяева и других российских мыслителей? активно пропагандировавших так называемую «русскую идею». И в этих условиях понимание смысла понятия «Европа» и «русская идея» и их трактовки ныне становятся чрезвычайно актуальными и важными.
Тема «Россия и Европа» является также частью сравнительно новой проблемы, обсуждаемой в мировом научном сообществе, формулируемой как «образ других». Наш институт ведет исследования взаимных представлений народов и государств друг о друге на разных этапах исторического развития; и здесь перед историками открывается чрезвычайно интересная и порой неожиданная картина, в которой объективное и субъективное тесно переплетены друг с другом, а проблемы социальной психологии и индивидуального сознания часто выходят на первый план. Эта тема – одна из ведущих тем нашего отдела. Практически все сотрудники его занимаются проблемами взаимоотношений европейских стран с Россией. Уже очень много сделано в этом направлении: создан V том «Истории Европы», вышло три выпуска сборника «Россия и Европа», три выпуска сборника «Россия и Германия» (отв. редактор Б.М. Туполев), несколько выпусков сб. «Россия и Франция» (отв. редактор П.П. Черкасов), три выпуска сборника «Россия и Британия», издаются сборники архивных документов, в частности вышли два тома «Россия и Испания», подготовленные С.П. Пожарской и А.И. Саплиным. В других подразделениях нашего института издаются сборники «Россия и Италия» (6 выпусков), «Россия и Швеция» (сборник документов).

Аверьянов Виталий. Столкновение миссий
О повестке дня русского «национализма»
Известный лозунг «Россия для русских», который был официальным лозунгом российской империи во времена Александра III, сегодня намеренно толкуют в превратном смысле. Если бы толкование этого лозунга как кредо «погромщиков», лиц, пытающихся исключить из Империи всех чужаков, было верным, – то царствование предпоследнего Императора было бы не таким, каким оно было на деле. А было это очень тихое и стабильное время, «тихая заводь», по выражению О. Мандельштама. Такая стабильность, классовый и межнациональный мир покоились именно на основании «русского порядка» и православного представления об идеальном государстве: «Да тихое и безмолвное житие, поживем во правоверии и во всяком благочестии и чистоте».
Надолго отрезать русских от своего великого цивилизационного стиля, от перспективы большого проекта может желать только крайне недальновидный и близорукий общественный деятель. Нужно быть очень невнимательным, ненаблюдательным и неблагородным человеком, чтобы, живя в России всю свою сознательную жизнь, допускать мысль о том, что русские лишены миссии, превышающей стандартные цели и конституции обычных, средних «национальных государств». Не любя Россию, не ценя ее своеобразия, нужно все-таки различать, где нелюбимое, нежелательное, а где несуществующее. Антирусское, антинационалистическое крыло современной российской элиты отличает тем, что выдает в России нежелаемое за недействительное. Однако нежелаемое ими вполне действительно, и оно уже заявляет о себе.
«Россия для русских» – это не лозунг изоляционистов, ксенофобов и вытеснителей всего нерусского, хотя им и могут прикрываться и провокаторы, цепляясь за его буквальный смысл. «Россия для русских» – это определенная имперская и историческая норма. Сущность этой нормы и ее логика заключены в том, что коренному государствообразующему племени, главному носителю и проводнику русского цивилизационного начала никто не должен препятствовать внутри самой России. Никто внутри России не должен сметь мешать нам осмысливать, выражать, трансформировать, вновь формулировать и отстаивать уже во внешних пределах державы нашу национально-культурную, духовную и цивилизационную миссию.
Национальная идея в массах может выступить и как дурная идея. Но космополитизм в массах – идея c самого начала безобразная. Массового космополитизма можно пожелать только человеческому стаду, иванам, не помнящим родства, более того, уже лишенным родства. Если интеллигенты, эти «середнячки» образованных сословий, могут быть пошлыми, это понятно и порою естественно, ибо интеллигенция есть плод унификации через всеобщую стандартизацию культуры и образования. Но народ, племя в его целом не может и не должен быть пошлым. Глыба не может быть пошлой в силу своей дикости, необработанности. Народ несет в себе определенное варварство, но с возможностью гения в себе. Это глыба, к которой не подступился еще художник.
Космополитическая же масса (законченная в себе «нация») уже обработана бездарным скульптором, это испорченный материал. Ни произведения не получилось, но и дикости уже нет.
Какова миссия России?
Проявившаяся в истории невольная миссия России – снимать западноевропейские (начиная с папских), а если присмотреться, то и восточноазиатские (монголы, османы) претензии на мировое господство – связано таинственно с замыслом Божиим обо всей мировой истории. Не то чтобы некто нарочно восстанавливает равновесие сил на земле, но земля как целое стремится избегнуть гомогенности, обмануть энтропийную тягу к монополизации мира.
Получается, что «миродержавие» (термин Н.Данилевского) заключено вовсе не в господстве над всеми племенами и народами, а в сдерживании тех, кто жаждет такого господства. Это миссия хотя и «негативная», «отражающая», но по своему архетипу самая высокая (миссия Хранителя гармонии, Спасителя мирового лада). И это служение Стража мира до сих пор было миссией России.
В то же время во всякой миссии есть и положительное измерение, «символ веры», содержательное качество, которое несут миссионеры всему миру. Однако парадоксальным образом, именно единственность миссии, единственность истины (или, по русскому выражению, Правды) сама дает питательную среду для своей же собственной альтернативы. Действие производит противодействие – даже распространяемое благовестие апостолов вызывает в ответ усиленную подпольную работу «тайны беззакония», даже Христос порождает не только Церковь, но и свою тень, дробящуюся в «лжепророках» и символически интегрированную в фигуре Антихриста.

 

 

Нарочницкая Н.А., д.и.н. "Россия и Европа" на пороге третьего тысячелетия
Очевидная битва вокруг места России и русских в мировой истории, события на Балканах, усиление не только геополитического, но и очевидного духовного давления уже на некоммунистическую Россию не оставляют сомнений, что осуществление глобальных проектов вокруг Православия и России как исторического явления, начавшееся в начале двадцатого столетия под флагом марксизма, продолжается в его конце под новыми лозунгами.
Сегодня Россию заталкивают в геополитическую резервацию. Это крах не Ялты и Потсдама - такие потери можно было преодолеть через одно-два десятилетия через новую систему сдержек и противовесов. Это крушение всей русской истории. Суворов - уже не Рымникский, Потемкин - не Таврический, Румянцев - не Задунайский, Дибич - не Забалканский, Паскевич - не Эриваньский... То же происходит с сербами и Сербией. Она как форпост византийского наследия и православного мира, граница которого проходит по реке Дрине, стала объектом геполитических проектов "Mitteleuropa" начала века и грубой агрессии и оккупации в его конце.
Это и есть цена за место в мировой олигархии московско-петербургской элиты, не смеющей даже возражать Западу в его задаче века - уничтожении российского великодержавия и русской исторической личности во всех их геполитических и духовных определениях. Для нынешних "западников" - сопротивление - это проявление "тоталитаризма или русского фашизма", но только слепец не увидит за этими клише извечные западные фобии в отношении Православия и России, рядившиеся в разные одежды, но единые для папского Рима и для Вольтера, для маркиза де Кюстина и К.Маркса, для В.Ленина с Л.Троцким, но и для духовного гуру современных западников - А. Сахарова - "царизм", "русский империализм", византийская схизма, варварство варягов и любовь к рабству. Российский либерал как прежде отвергает русский исторический и духовный опыт, соединив в себе сегодня преклонение перед Европой со стороны петербургской России XVIIIв., презрение и ненависть к русскому и православному от раннего большевизма с уже не наивным, а воинствующим невежеством во всем, что за пределами "исторического материализма" эпохи застоя. Равнодушие образованного слоя любых политических красок к смыслу мировой истории, месту в ней русского народа - главное свойство современного западничества.
В своем "Последнем ответе г. Вл.Соловьеву" Страхов с горечью пишет о российских западниках, которые превосходят в своей неприязни к отечеству европейцев, которых "с детства пугали донскими казаками и которым Россия является в мифическом образе неодолимого могущества и самого глухого варварства". Страхов недоумевает, "почему мы за Европу боимся, а за Россию у нас нет ни малейшего страха... Когда Данилевский говорил о грядущей борьбе между двумя типами, то он именно разумел, что Европа пойдет нашествием еще более грозным и единодушным... Перед взором Данилевского в будущем миллионы европейцев с их удивительными ружьями и пушками двигались на равнины Славянства... Он видел в будущем, что его славянам предстоят такие испытания..., перед которыми ничто Бородинская битва и севастопольский погром..." И как пронзительно точно вопрошает Ксения Мяло: "Кто не опознает в этом видении 1941 год? А, может быть, и год 1992-1993 в Сербии?" Добавим, сегодняшний кровавый пир на святом Косовом поле?
Но сегодняшнее посткоммунистическое западничество, все также ничтоже сумняшеся, полностью отвергает русский исторический и духовный опыт. В самой России оно, далекое от каких-либо идеалов вообще, презирает национальное и религиозное наследие и пронизано духом смердяковщины - "я всю Россию ненавижу-с...". Это западничество, увы, не только на низовом уровне поражает убогостью запросов. Всеобщий "скотский материализм" - разительный контраст тому глубокому отвращению, которое испытал западник XIX в. - А.И. Герцен к пошлому и сытому европейскому бюргеру, которого он с ужасом распознал в каждом из своих идейных учителей -социалистов Европы.
Вопрос, почему невиданное по самоотрицанию западничество находит такую опору среди посткоммунистической славянской интеллигенции, не объект публицистических эмоций. Этот определивший катастрофу России феномен общественного и национального сознания - должен быть предметом изучения современной социологии. Не только потому, что управление общественным сознанием стало важнейшим инструментом политики.

Восстановление России как исторического явления - это вопрос не о экономической мощи или стратегических позициях. Это проблема смысла существования русских в мировой истории. Вселенская дилемма "Россия и Европа", которую так или иначе не обошли вниманием почти все крупные умы России прошлого, опять во всем своем исполинском масштабе встает в конце ХХ столетия. Вне ее невозможно понять ни путь России к катастрофе, ни кризис в русском сознании, ни глобальные культуртрегеские устремления Запада, далеко не исчерпывающиеся материалистическим критериями, ни агрессию против сербов.

 

 

Хомяков П., проф. Империи бюрократические и национальные
В развернувшейся в настоящее время острой политической борьбе одним из видов оружия является дезинформация. Выступает она не только в виде явной лжи. Гораздо опаснее невидимый яд концептуальной дезинформации, когда сознание противника запутывается ложными ассоциациями, заставляющими поверить, что белое это черное и наоборот.
Одним из таких мифов является отождествление национальных и государственных интересов. Миф этот связан с исключительно сложными проблемами и имеет давнюю предисторию. Важнейшее его следствие — отказ видеть различие между национальной и бюрократической империей. ..............
Мы можем утверждать, что в российской истории последних столетий при неуклонном расширении бюрократической империи (укреплении государственной машины и приращении территорий) не было сколько-нибудь продолжительного периода, когда государство одновременно бы заботилось и о благосостоянии народа, и о народной культуре (в широком смысле этого слова) и о национальной науке, промышленности, торговле. Переживаемый сейчас период — не есть результат последних лет. Мы наблюдаем финал многовекового процесса, когда сменявшие друг друга элиты, лишь частично и далеко не оптимально решавшие общенациональные задачи, довели страну до системного кризиса, когда она может выжить только резко сменив большинство своих стереотипов, которые к сожалению уже достаточно въелись в ткань народной жизни. ................
В данном случае Россия переживает далеко не уникальный процесс. Уникальность лишь в масштабах. Переход к Новому времени в Европе сопровождался теми же явлениями. Человечество решило проблему адекватности государства и народа на путях построения национального государства. Национальное государство по сути своей обязано защищать эгоистические интересы своего населения. Возрождение же России не в смене одних хищников на других, а в полном освобождении от всех хищников и паразитов. Это возможно только при формировании русской национальной элиты и мощного русского среднего класса, к которому у верхов новой России не должно быть никакого недоверия. С другой стороны никакое возрождение невозможно в случае дальнейшего падения жизненного уровня народа и сохранении демографического кризиса в России. ....................
Какой путь выберет Россия. Если государственнический, бюрократически имперский, то ее обвал будет продолжаться. Разграбление страны не прекратят разного рода полицаи, сколько их не плоди. Все равно их купят. Россию при этом ждет участь СССР, когда при презрительном холодном равнодушии масс была разрушена страна, которая давно им не принадлежала.
Разграбление России смогут прекратить только сами русские в своей массе, но только в том случае, если Россия станет в прямом смысле слова их страной. Русский язык, русская культура сохранятся и расцветут, если сам факт владения ими будет источником преимуществ. Только через воинствующий, однако трезвый и холодный, низовой, национализм в массах мы спасем и свою культуру и свою науку и свою природу и, наконец самих себя чисто физически.
При этом мы не должны укреплять государство любой ценой. Только укрепление внешних функций, только усиление репрессивной эффективности по отношению к чужим. И резкое ограничение возможностей госаппарата по отношению к своему гражданину. Купленный богатым дядей из ближнего или дальнего зарубежья чиновник не должен иметь никаких возможностей ущемить нас, тогда его и покупать никто не станет. Его привилегии пусть обеспечиваются внешней экспансией — экономической, культурной, геополитической.
Это не политиканский лозунг, это научный результат. Мы выживем, если вновь, как во времена Владимира Мономаха станем националистами прежде всего, а государственниками постольку поскольку. И пусть как в те богатырские времена русскими воинами пугают разных половцев, была бы Русь "украсно украшенной", богатой и обильной.
И не надо бояться внешнего осуждения. Ненависть чужих укрепит наше единство.
Ну а на тех, кто так надрывно твердит о сакральном смысле государства, воспевает прелести бюрократических империй, надо посмотреть повнимательнее. Может быть действительно нет особой разницы между столь разнообразными в своих политических декларациях политиками?
Процесс национального возрождения не должен различать номенклатурного демократа, номенклатурного коммуниста и номенклатурного государственника. Все страсти их политического противостояния, их взаимная ненависть — не что иное как толкотня у кормушки. Для России они одинаково чужие.

 

Ананченко А.Б. Теории истории и национальная безопасность России в XXI веке

Будущее России зависит не только от направленности и эффективности политических и экономических реформ. Сегодня во многом определяющим элементом является ее цивилизационное и историческое самоосознание в современном структурирующемся мировом пространстве и историческом времени. Ряд принципиальных теоретических и организационных проблем, не решенных сегодня в социальных (философских, общественных, исторических) науках России не позволяют адекватно определить стратегию развития страны, ее национальные интересы и соответственно цели и средства их защиты. И, прежде всего, не решены теоретические проблемы «большой истории», являющиеся базовыми для оценки характера современного исторического этапа, направленности исторического развития и соответственно для оценки всей совокупности поступающей информации, уровня и характера перспективных угроз как вовне страны, так и внутри.
Базовый характер теоретических проблем метаистории для решения стратегических и тактических задач дальнейшего развития страны легче всего продемонстрировать на используемой сегодня концепции национальной безопасности. Военные специалисты-аналитики видят в ней одни недостатки, политики — другие. Но есть целый ряд исходных, основополагающих положений, которые до сих пор не подвергались открытому анализу специалистами. Это касается, прежде всего, концепции исторического развития, которая положена в основу всех стратегических документов современного российского государства.
В основе документов такого масштаба, как концепция национальной безопасности, всегда используются элементы метатеории истории, которые становятся концептуальным каркасом всего использующегося в документе подхода. Они задают основным стратегическим направлениям современной национальной безопасности исторический контекст будущего. От того, какая концепция теории (формационная, цивилизационная, глобализационная и т.п.) используется в таком документе, будут зависеть и его основные параметры.
Общий же вывод наш таков. В основе Концепции национальной безопасности РФ и других стратегических государственных документов лежит определенная метаконцепция истории. Она появилась на свет в «специальных» центрах, близких, к российским спецслужбам, и отражает их уровень представлений об истории, отсутствие у них целостного представления об историческом метапроцессе. На сегодняшний день гипотеза о современном этапе развития мировой истории как этапе формирования многополярного мира сама может представлять угрозу для национальной безопасности России, создавая ситуацию смыслового «стратегического паралича» всех действий руководства российского государства, направляя их по ложному, тупиковому пути. В результате этого может создаться ситуация, когда, чем больше усилий будет прикладывать политическое руководство России в рамках этой исторической концепции, тем противоречивее могут быть их общие результаты для всей страны, для ее будущего и для национальной безопасности.
Наступающий XXI век уже сегодня показывает, как узки исторические границы «многополярности» и как недолго России удастся убаюкивать себя этим концептуальным сном. В реальности сегодня есть только один стратегический полюс, а вокруг — поглощаемая им неструктурированная многоуровневая ткань государств, народов и цивилизаций. Это и есть та самая «многополярность». Сегодня она лишь способ, попытка сохранить Россией часть своего исторического тела, не вступая на путь Истории, Борьбы и Ответственности, не отвечая на исторический вызов Времени.
Необходимо осознание новой исторической реальности и ряда ее фундаментальных черт:
- начало нового этапа сознательного управления социальными процессами и постепенное сокращение границ естественноисторической составляющей развития социумов;
- формирование глобальной и единой мировой сверхсистемы;
- формирование многоуровневой, разноскоростной и неоднородной мировой сверхсистемы;
- борьба за право определяющего центра мировой сверхсистемы, за право сохраниться в качестве субъекта истории.

 

 

Шубарт Вальтер. Европа и душа Востока
PDF 220КБ

Автор книги — немецкий философ Вальтер Шубарт. За перевод этой книги с немецкого языка, ее подпольное ротаторное издание в 1943 г. и распространение среди советских военнопленных Владимир Дмитриевич Поремский, сын русского офицера-эмигранта, был приговорен к высшей мере наказания в Германии и — чуть позже — в СССР. На немецком книга Шубарта была впервые опубликована в 1938 г. одним из швейцарских издательств и переиздана в 1956 г. в ФРГ с предисловием Г. Бёлля. Редакция предлагает нниманию читателей первые три главы этого многопланового труда, которые отражают общую философско-историчсскую концепцию автора (достаточно оригинальную, хотя и несущую на себе явный отпечаток учения О. Шпенглера), а также четыре последние главы, содержащие размышления о современных автору исторических процессах, о грядущей судьбе мировой цивилизации и особой роли, какую способна сыграть в ней Россия.

 

Шпакова Р.П. Макс Вебер о становлении демократии в России
PDF 211 Кб

ШПАКОВА Римма Павловна - доктор философских наук, профессор Санкт-Петербург-ского государственного университета.
Становление основ демократического общественного устройства - новый феномен в политической жизни современной России. Уже осознание его необходимости, пока пусть даже в са- мом обобщенном виде, является свидетельством трудного, но неуклонного движения нашей страны в направлении построения современного цивилизованного общества с рыночной эконо- микой. Показательно, что понятие "гражданское общество" объединяет ныне самые разные слои и социальные группы российского социума. Однако четкого представления о нем пока нет, как нет и понимания путей его становления. Все остается на уровне намерений и рекомендаций. Здесь уместно напомнить, что программа построения в России либерально-демократического политического устройства появилась еще в 1905 году. Она была представлена группой конституционалистов, разделявших позиции "Союза освобождения" и имела форму проекта Конституции России. Основным автором этого проекта был Петр Струве. Такие важнейшие политические события в России того времени, как первая русская революция, война с Японией и вышеупомянутый проект Конституции России стали основаниями для написания Максом Вебером в 1906 г. двух "русских" статей "К положению буржуазной демократии в России" (февраль 1906 г.) и "Переход России к псевдоконституционализму" (август 1906 г.). Они были опубликованы в редактируемых Вебером, Зомбартом и Яффе первых выпусках журнала "Архив социальной науки и социальной политики". В этот период Вебер активно изучал русский язык и просматривал русскую периодику в богатой русской библиотеке Гейдельберга.
В глазах Вебера Россия была, по его выражению, "увеличительным стеклом", которое позволяло обнаружить, понять и по возможности ослабить или предотвратить кризисы и социальные взрывы в Германии. Например, немецкое общество сравнительно спокойно отреагировало на свою Ноябрьскую (1918 г.) революцию, которая фактически шла по образцу революции Ок- тября 1917 г. в России. Оно было подготовлено к таким потрясениям проведенной внутри страны широкой идеологической работой, газетной публицистикой, включая замечания Макса Вебера, в том числе относительно России. В стране было широко известно содержание его лекции "Социализм", прочитанной весной 1918 г. в Вене и вскоре опубликованной большим тиражом. Интерес немецкого общества к России подогревался и тем, что благодаря революционным переменам она могла стать образцом социально-политических преобразований Германии (особенно после Февральской революции, выступавшей под знаменем демократического переустройства страны). Многие общественно-политические деятели Германии серьезно ставили тогда вопрос о необходимости заимствования опыта развития демократии в России, о чем Макс Вебер хорошо знал, и поэтому слова "учиться у России" в его статьях не случайны. Темой, вокруг которой объединяются все его "русские" материалы и замечания, стало рассмотрение вопроса о том, каков вектор движения России: в сторону "освободительных" реформ и построения демократии, формирующей гражданское общество, или же против них. В том, что воплощение конституционного проекта реформ П. Струве в принципе для России реально, у Вебера не было и тени сомнения. Большую важность для Вебера представляло то, что Россия - органическая и неотъемлемая часть Европы, "культурного европейского мира". Это страна, так же как и Соединенные Штаты Америки, близка к европейским странам по уровню цивилизации и в историческом плане, хотя и не укладывается в географические границы Европы. В начале века именно в России и в Америке четко обозначилась идея политической и духовной свободы: «Самое важное, что их роднит, - подчеркивал Вебер, - это то, что в определенном смысле они являются источником возникновения спонтанной "культуры свободы"»

 

 

Александр Гапоненко: Мы стоим на грани экономического коллапса
Координатор Союза Русских общин в Европе и Латвии о состоянии латвийской экономики
"Инфляция - это не самое страшное, что у нас есть. Инфляция сочетается с падением производства - это действительно уникальное явление, так называемая, стагфляция. Оба этих явления связаны с тем, что та модель экономического развития, по которой развивалась практически всё во время "свободной Латвии", себя исчерпала", - заявил в интервью "Русской линии" координатор Союза Русских общин в Европе и Латвии, доктор экономических наук Александр Гапоненко, комментируя сообщение о высоком уровне инфляции в Латвии.
Как сообщает Newsru.com, годовая инфляция в Латвии в феврале уменьшилась на 0,3% до 9,4%, но по-прежнему остается самой высокой в ЕС. Об этом свидетельствуют данные статистического бюро Eurostat. С небольшими перерывами инфляция в Латвии остается самой высокой среди стран Евросоюза уже более четырех лет, пишет агентство LETA. Высокие показатели инфляции в декабре зарегистрированы также в Литве - 8,5% и Румынии - 6,9%. В Болгарии инфляция составила 5,4%, в Эстонии - 3,9%, в Польше - 3,6%, на Мальте - 3,5%. Самой низкой инфляция была в Ирландии и Португалии - 0,1%, на Кипре - 0,6%, в Испании и Люксембурге - 0,7%, в Германии и Франции - 1%.
По сравнению с январем годовая инфляция в 11 странах ЕС снизилась, в 13 повысилась, в двух не изменилась. В целом по ЕС годовая инфляция в феврале составляла 1,7% по сравнению с 1,8% месяцем ранее. Годовая инфляция в феврале прошлого года в ЕС составляла 3,5%. В еврозоне годовая инфляция составила 1,2% по сравнению с 1,1% в январе. Годом ранее инфляция в еврозоне составляла 3,3%. В странах еврозоны в феврале по сравнению с аналогичным месяцем прошлого года больше всего выросли цены на алкоголь и табак - на 3,2%, на услуги гостиниц и ресторанов - на 2,9% и на содержание жилья - на 2,8%. Цены на транспорт понизились на 1,4%, на услуги связи - на 1,4%, на одежду повысились только на 0,1%.
Как отметил А.Гапоненко, такую модель экономического развития в Латвии можно назвать "моделью первоначального накопления капитала". "Страна жила за счет того, что перерабатывала ресурсы, доставшиеся ей бесплатно от социалистической государственной собственности. Уже к концу 1990-х годов эти ресурсы были исчерпаны, но Латвия стала получать дотации от Европы перед вступлением в ЕС, а потом особенно во время вступления в ЕС. Огромный поток капиталовложений, помощи, а под конец - кредиты. Это позволило на некоторое время избежать экономического краха. Но все это в итоге показало только неэффективность модели первоначального накопления капитала", - подчеркнул эксперт.
"Мы имеем очень высокие издержки производства, которые все растут. Это дорогая рабочая сила. Из-за того, что длительное время отсутствовали капитальные вложения, в стране нет высокоэффективного капитала. В результате цены растут, в том числе и на продукты питания. Через этот механизм у нас происходит снижение издержек производства, но пока зарплата в основных секторах росла быстрее, чем росли цены. Страдали только социально слабозащищенные слои населения", - продолжил он.
"Еще одна из причин роста цен - это то, что наша валюта (лат) жестко привязана к евро, коэффициент составляет 0,7, и эта привязка держится уже очень длительное время. В условиях мирового экономического кризиса все страны пошли на девальвацию своих валют, а мы упорно держимся этой привязки, и из-за этого у нас такие высокие темпы роста инфляции. Результат я ожидаю в самое ближайшее время - это социальный взрыв, который вызовет резкое падение уровня жизни населения", - добавил эксперт.
"Помимо всего прочего, страна залезла в очень большие внешние долги, мы взяли долгов на сумму в 130% от внутреннего валового продукта. Это против среднего уровня по ЕС - 65-70%. Это тот уровень, при котором, например, в Аргентине начался экономический коллапс. Мы стоим на грани такого коллапса. Надежды нашего руководства на то, что мы получим деньги из Западной Европы, не оправдались. Недавно эти страны сообщили, что запрашиваемые 190 млн для Восточной Европы они не дадут. Также страны Западной Европы не разрешили нам в ускоренном порядке войти в состав еврозоны, поскольку это требовало от них дополнительных экономических жертв. Вот такая экономическая ситуация у нас в стране в настоящее время", - подчеркнул Александр Гапоненко.
Русская линия
http://subscribe.ru/archive/state.politics.aktual/200904/12175424.html 

 

 

ИЗВЕЧНОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ?
После девятнадцатого, золотого века русской литературы в ученых кругах европейских стран заметно выросло число исследователей, которые более внимательно, чем прежде, стали вглядываться в историю русской культуры. Меняется и сама тональность исторических и литературоведческих изысканий. Хотя бить в литавры еще рано. Груз застарелых, сложившихся в течение не лет, а веков представлений, взглядов на Россию и ее культуру все еще дает о себе знать.
Наши цивилизации не просто разные, они противостоят одна другой.
Когда же это началось, какие исторические события (Способствовали возникновению противостояния? Если I попытаться ответить на этот вопрос, придется опять вспом- нить более чем двухсотлетнее ордынское иго: «Именно в это злосчастное время, — по слову Герцена, — Россия и дала обогнать себя Европе». Самой же Европе неинтересно было задумываться, по какой причине мы от нее отстали, она вполне довольствовалась тем, что при такой ситуации ей можно было смотреть на нас свысока. Шли годы и века. Мы прилежно учились у просвещенной Европы, особенно усердно — в течение восемнадцатого века и, в общем-то, оказались неплохими учениками. Если же сюда прибавить еще и то, что Россия никогда не была бедной на таланты, то в девятнадцатом стало уже видно даже невооруженным глазом, что свое «отставание» она успешно преодолевает.
Однако же Европа в своем взгляде на Россию, в своем отношении к ней так и осталась на той точке, с какой глядел на нее маркиз де Кюстин: он в 1839-м называл нас варварами, ими же мы остались в 1942-м и для Черчилля.
В противостоянии цивилизаций, если оно не перехо-дит в противоборство, ничего особо драматичного, в общем-то, нет. А если притом еще и наличествует своеобразный паритет уважительного отношения между ними — и вовсе хорошо: мало ли чему можно научиться, мало ли чего можно перенять друг у друга! Именно так Россия и поступала, о чем только что шла речь. И не какой-то там «западник», а скорее «почвенник», великий патриот России Федор Достоевский в своей речи на открытии памятника Пушкину в 1880 году сказал замечательные слова: «Для настоящего русского Европа и ее удел так же дороги, как и сама Россия, как и удел своей родной земли». И это были не просто слова.

У англичан есть мудрая поговорка: нет более глухого человека, чем тот, кто не хочет слышать. Наверное, ее можно применить не только к отдельным человекам... Западный мир не просто относится к нам с безразличным равнодушием. Запад, как уже было сказано, всегда рассматривал и сегодня смотрит на Россию как на враждебную цивилизацию. А еще, можно добавить, и как на вожделенный лакомый кус. Помните слова одного из щедринских героев: «И кто же не представляет Россию в виде пирога, к которому подходи, отрезай и закусывай»? Только за последние два века Европа дважды, в 1812 и
1941 годах, приходила на русские пироги. («Европа» по-чему, что в армиях как Наполеона, так и Гитлера, были солдаты двунадесяти национальностей). Россия же, если приходила в Европу, то лишь по вынужденной вежли-вости — провожала незваных гостей то до Парижа, то до Берлина...

С тех пор много воды утекло и в Москве-реке, и в Сене, в Шпрее, а много ли изменилось? Европа и по сей день поглядывает на нас свысока, поучает, как и что нам делать. Вот уже который год русским чита-спецкурс по цивилизации и новому мышлению. Вообще-то нам не привыкать учиться, но ладно бы по-доброму, по-хорошему, как учат старшие («высокоцивили-зованные») младших (пока еще «недоцивилизованных»). Дак нет же, будто мы для учителей-наставников не добрые соседи, а заклятые враги.

Подробнее на странице: http://www.nations.healht.ru/culture_national_safety/1119-izvechnoe-protivostojanie.html

 

 

 

 

 

Последняя надежда на выход из всемирного финансового кризиса

Виталий Песков http://www.peskov.org/ 

 

 

 

Россия и Европа

 

Избранные статьи:  4  7

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  Далее см. Меню раздела

Книги  Сборники статей  Избранные статьи  Европа против России 

Европа - только факты  Европейцы о Европе  Русские о Европе  Европейцы в России 

Великие европейцы  Россия и Европа в карикатуре Европейская дурь умнее российской

 

 

См. также:  Славянофилы  и западники * Русский Мир * Россия в мире 

* Россия в мире - только факты * Россия и Азия * Россия и Америка * Россия и Германия

* Угрозы для России * Уроки для России

* Россия и крах мировой финансовой системы * Перманентная шизофрения

* Мифы мировой экономики * Создание Новой Бреттонвудской системы

* Новый справедливый экономический порядок * Статьи Линдона Ларуша

 

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала

Об авторских правах в Интернете