Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

  

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале  Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Россия и Америка

 

Россия и Америка. О взаимоотношениях России и США. Прошлое, настоящее и будущее отношений России и США. Вражда и партнёрство. Враги, которые не могут жить друг без друга. США - угроза для России. Русская Америка. Америка русской грёзы. Почему Россия - не Америка? Догнать Америку? Сходства и различия между Россией и США. Соединённые штаты Америки и России. Россия и США в перманентном глобальном кризисе. Новая Бреттонвудская валютная система. Всемирная олигархическая мафия. Американские уроки для России. Русская Америка. Русская душа Америки. Русификация Америки. Русские в Америке. Америка по-русски. Америка - Русские грёзы. Американская мечта. Американский дискурс в России. Американизация России. Россия по-американски. Американская душа России. Русские американцы. 

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8   Далее см. Меню раздела

Книги  Сборники статей  Избранные статьи  Перманентная шизофрения 

Россия и США - только факты  Россия и США - карикатуры  Американцы о себе

 

Избранные статьи

 

См. также:  Русский Мир * Россия в мире * Россия в мире - только факты

* Россия и Европа * Россия и Азия * Россия и Германия

* Угрозы для России * Уроки для России

* Россия и крах мировой финансовой системы * Перманентная шизофрения

* Мифы мировой экономики * Создание Новой Бреттонвудской системы

* Новый справедливый экономический порядок * Статьи Линдона Ларуша

 

 

 

Сорокин П.А. Общие черты и различия между Россией и США
Социологические исследования. 1993. № 8. С. 133-145.
Публикация представляет собой выдержки из книги Sorokin P. Russia and the United States. 1944. Главный вопрос, поднимаемый в этом фрагменте – о роли социально-культурных сходств между странами в вопросе о войне и мире. Сорокин полагает, что, несмотря на очевидные различия между Россией и США, они сходы тем, что обе страны – это огромные континенты; что обе они разрастались, сравнительно мирными способами подчиняя себе окрестные земли; наконец, обе страны представляют собой плавильные тигли, в которых переплавляются различные расовые, национальные, этнические, культурные группы и народы. Эти факты автор рассматривает как весьма мощные основания для мирного развития отношений между СССР и США.
PDF [264 Кбайт]

 

Россия, США и глобальный финансовый кризис
Мы, представители различных стран мира, сможем навести мосты, чтобы найти решение глобальной проблемы нынешнего мирового кризиса, который, как уже сказал господин Ларуш, угрожает самому существованию цивилизации. Мне известно, что Международный валютный фонд (МВФ) и такие идиоты, как Джеффри Сакс приводили мою страну, Мексику, в период президентства Карлоса Салинаса де Гортари, в качестве примера, на котором Россия и другие страны должны учиться, что нужно делать, чтобы эти страны «вписались в мировую экономику».Но я уверена, что после валютно-финансового взрыва в декабре 1994 года вы убедились, что «Мексиканская модель» — это не тот путь, по которому надо следовать.

 

 

Линдон Ларуш. Безмолвный призыв Путина к Соединенным Штатам
Крайне необходимо, чтобы ясно различимый смысл в предложениях президента Путина о совместных усилиях по международному развитию, а также об экономической и политической стабилизации в самой России, нашел быстрый и позитивный отклик как среди ведущих стран Евразии, так и в США. Продвижение какой-либо группы стран в этом направлении могло бы создать тот необходимый контекст, в котором стало бы возможно развернуть всесторонние и глубокие реформы международной валютной системы, а также прочие реформы, экстренно необходимые для замещения обреченной архитектуры МВФ-овской системы в ее нынешней форме.
Если правительство США не удосужится в ближайшее время осознать смысл этого выступления, то такое правительство следует считать жалкой кучкой беспросветных идиотов.

 

Линдон Ларуш. Мировой кризис и внешняя политика США
Здесь я вначале сжато охарактеризую природу того кризиса, который побуждает меня представить этот документ, посвященный тому, что заслуженно получило имя «проблемы Гора». Затем я кратко изложу затрагиваемые в этой связи более широкие стратегические вопросы внешней политики. В заключение, я дам общее описание «проблемы Гора» как таковой.
Правительство Соединенных Штатов в настоящее время в силах ускорить рождение нового мирового порядка, в котором участвовало бы много полностью суверенных наций-государств. Чудовищный крах мирового монетарного порядка, возникшего после 1971 года, вынуждает нас думать о радикальных изменениях, — изменениях, выражающихся в виде новых форм экономического сотрудничества между суверенными странами. От нас требуется установление нового постколониального порядка — такого, какой намеревался создать президент Франклин Рузвельт в конце второй мировой войны. Основное средство для того, чтобы сделать это сейчас, предоставляется нам теми странами, которые смерть президента Франклина Рузвельта оставила в статусе «второклассных»; среди этих последних — ведущие «страны-аутсайдеры» нынешней мировой финансовой системы, в частности — Центральной и Южной Америки, Африки и Евразии. Сотрудничество между США, Россией, Китаем и другими вполне может создать «центр кристаллизации» необходимого справедливого нового строя экономических отношений между полностью суверенными нациями-государствами.

 

 

Остановить сползание к средневековью
Мнения российских и американских ученых
На днях в Бонне состоялся семинар международного Шиллеровского института науки и культуры на тему «Как выйти из кризиса: Европа, мировой финансовый кризис и новая холодная война». В семинаре участвовали ученые из США, России, Германии, Индии, Китая. В центре внимания был нынешний военный конфликт в Югославии, его корни и глобальные последствия. Публикуем выступления двух участников семинара — американского политического деятеля и экономиста, основателя школы «физической экономики» Линдона Ларуша и российского экономиста, сопредседателя ЭКААР-Россия Станислава Меньшикова. Ларуш возглавляет левое крыло в демократической партии США.
Последние события заставляют меня дать свою личную оценку главных причин и последствий трагической ошибки правительства США в оркестрации и развязывании войны против Югославии. Непосредственной причиной войны является попытка заглушить мировой финансовый кризис, который возник еще в конце 80-х годов в виде лопнувшего пузыря спекуляций вокруг иены, затем перекинулся на другие страны Азии, Россию и Бразилию и осенью прошлого года поставил перед угрозой банкротства крупнейшие инвестиционные «хедж-фонды» в США. Немалую роль в провоцировании войны сыграло правительство Блэра, которое продолжает линию Тэтчер на возрождение британской имперской роли в мире, опираясь на своих друзей и агентов в США. Впрочем, это — традиционный курс британской политики, длящийся уже многие десятилетия.

 

 

Линдон Ларуш. Что такое настоящая «Новая Бреттонвудская валютная система»?
На конференции в Вашингтоне 18 марта 1998 года я представил официальное заявление о своем предложении по переходу к политике «нового Бреттонвудса». Эта политика была представлена как некий шаг, который должен инициировать президент США. Тогда, как и сейчас, она представляла единственно возможную альтернативу продолжению уже идущего в то время процесса развала мировой валютно-финансовой системы.
Позднее, в конце августа этого года, вслед за новой, громоподобно-угрожающей эскалацией продолжающегося валютно-финансового кризиса в России и Японии, моему предложению о «новом Бреттонвудсе» начало вторить ограниченное, но значительное количество видных личностей и учреждений; предложения этих банкиров и других деятелей были более ограничены по масштабу, чем мое собственное, но все же они компетентны. Среди здравомыслящих банкиров получила всеобщее признание настоятельная необходимость четырех ключевых истин, подчеркнутых мною в моих предложениях:

 

Линдон Ларуш. Альтернатива монетаризму. Наука России - стратегическая оценка
Противники монетаризма (не только в России, но и на Западе) вскрывают пороки идеологии монетаризма, ее антинародный и спекулятивный характер, не имеющий ничего общего с реальной экономикой и служащей интересам крошечной по численности, но все еще весьма влиятельной финансовой олигархии.
Среди западных критиков этой порочной идеологии, паразитирующей на теле экономики, следует особо отметить роль и влияние известного американского экономиста, политика и мыслителя Линдона Ларуша. Широким кругам мировой общественности, в том числе и нашим соотечественникам, он известен своей подлинно гражданской честностью и бескомпромиссностью в борьбе против показухи и фальши, которые как метастазы насаждаются монетаристами в экономике, политике, науке, культуре и во всех сферах жизни современного общества.
Ларуш не только вскрывает пороки матерой мировой и только что оперившейся российской финансовой олигархии, но и разоблачает псевдонаучные способы, при помощи которых фабрикуется видимость «экономического роста», когда на самом деле происходит разорение производительных сил общества, грабежи и унижение миллионов честных тружеников. Поэтому вместо дутых стоимостных показателей роста национального дохода за счет спекуляции, казино, проституции и других сомнительных источников Ларуш разработал методику использования натуральных (физических) экономических показателей для измерения наполнения «рыночной корзины» необходимыми человеку и обществу потребительскими товарами, средствами производства и услугами.
Научные труды Ларуша, в том числе переведенные на русский язык, являются «лучом света», пробивающимся сквозь мутный поток зарубежной книжно-журнальной и видеопродукции, наводнившей российский информационный рынок. Особенно пагубная роль в загрязнении интеллектуальной среды принадлежит учебной литературе по экономике.
Кроме крайне необходимой мобилизации, исключительно важным является выбор пути, на который вступила Россия вместе с другими странами, заботясь о своей экономике. Тут потребуется радикальное изменение менталитета, отказ от основополагающего предпочтения денежной ориентации в пользу приоритета физико-экономической ориентации. На смену приоритета вещей должен будет прийти приоритет изменений, т.е. технологическое совершенствование продукции и процессов, а также постоянное повышение физико-экономической производительной силы труда благодаря внедрению научно-технологических достижений. Важно также способствовать переходу ... к общественным отношениям, основанным на рассматриваемых нами идеях.

 

Доктрина Ларуша
Политика Британской монархии в 1989-1999 годах была впервые публично сформулирована осенью 1989 года Николасом Ридли — министром правительства Тэтчер, в его заявлении о том, что распад Варшавского Договора перемещает стратегические интересы Британии в сторону усилий по подрыву экономики объединенной Германии, если это объединение вообще состоится. Это была так называемая «борьба против Четвертого Рейха», предпринятая совместными усилиями правительств Великобритании, Франции, Югославии и Израиля. Результатами этой политики, нацеленной на разрушение Германии, стало убийство ведущего германского банкира Альфреда Херрхаузена некоторой европейской разведслужбой, навязывание маастрихтских соглашений по поводу евро, подготовка (в рамках той же «борьбы с Четвертым Рейхом») операции «Буря в пустыне», и намеренно разрушительные «МВФ-овские» «реформы» и «условленности», навязанные правительствами стран «семерки», а позже Вице-президентом Альбертом Гором, в отношении всех стран, ранее входивших в Варшавский Договор.
Эта глупость Блэра и компании не является общим мнением истэблишмента США и Соединенного Королевства. Трезвые аналитики знают, что эти так называемые ограниченные войны — не что иное, как идиотизм безмозглых неучей типа Блэра или Гора. Эти умные головы в основном уже дистанцируются от военного безумия Блэра, Гора, Коэна и Олбрайт, а многие ведущие фигуры Республиканской партии потихоньку ждут, пока нынешнее руководство оскандалится, создавая ситуацию для смены правительства в Соединенном Королевстве, и победы республиканского кандидата на выборах 2000 года в США. Тем не менее, все они играют с огнем мировой войны.
Страны, которые Блэр и компания сделали своей мишенью — и прежде всего Россия и Китай — уже взяли на заметку то обстоятельство, что им не будут предложены такие условия мира, которые они способны принять. Россия, уже подвергнутая изнасилованию вначале Бушем, а затем приятелями Гора из «русской мафии», достигла того предельного состояния, когда она способна взорваться, если будет усиливаться напряжение по тем же линиям. В последнем окопе хранятся основные ядерные арсеналы, которые никакой русский не уступит Блэру и компании. Жесткая реакция Пекина имеет иное качество, но вопрос решается так же, если более длинный в данном случае бикфордов шнур догорит до определенной степени.

Линдон Ларуш. Американцы под пятой Британцев. Весь остальной мир — тоже
Под заголовком «Балканский мир и мировая экономика» был опубликован один из аналитических материалов известного американского политика и экономиста Линдона Ларуша, который внимательно следил и постоянно комментировал два взаимосвязанных мировых процесса: глобальный валютно-финансовый кризис и варварские бомбардировки ныне урезанной Югославии группой «цивилизованных» стран-членов НАТО. В концентрированной форме его анализ и оценки отражены в документе, который 7 июня распространен под названием «Доктрина Ларуша» (публикуется с сокращениями).
По мнению Ларуша, которое во многом совпадает с нашими оценками, агрессия против Югославии — это не просто безумная, бессмысленная, а по своей сути — преступная военно-политическая акция. Она непосредственно связана с продолжающимся мировым валютно-финансовым кризисом. Паразитирующая на реальной экономике мировая финансовая олигархия, не видя иных перспектив выхода из кризиса, прибегла к традиционным колониалистским методам — развязыванию через зависимые от нее правительства и международные организации военных конфликтов.
Не случайно, вскоре после начала зверских бомбардировок Югославии ведущие финансовые олигархи объявили, что финансовый кризис уже преодолен. На самом деле ничего подобного не произошло. Не успели приостановиться бомбардировки, как на ведущих биржах мира вновь начались резкие колебания курсов акций и национальных валют. Тут же последовал «адекватный» ответ — бомбардировки Израиля в Ливане. Еще до этого начались известные провокации Британии в Пакистане против Индии.
Линдон Ларуш, который считает инициатором Балканской войны (нынче — против Югославии) Британскую монархию и ее американских послужников (А.Гора, М.Олбрайт, У.Коэна, З.Бжезинского и др.), рассматривает эту войну как своеобразный «гамбит» такой шахматной партии, которая раз и навсегда сотрет ослабленную Россию с карты мира. «Эта цель, — пишет Ларуш, — состоит в том, чтобы попытаться покончить с Россией, а также разрушить Китай». Эти действия проводятся в русле финансируемых Лондоном антироссийских, антикитайских, антииранских, антииндийских да и антипакистанских операций в Центральной Азии.

 

Линдон Ларуш. Россия в мире. Интервью Л. Ларуша
Россия и другие страны бывшего СССР в целом обладают огромным потенциалом в плане производства средств производства. При правильной глобальной интеграции с участием стран Запада за счет использования этого потенциала можно решить основные проблемы стран третьего мира.

Ситуация на сегодня напоминает ту, которая сложилась в Германии в 1933-1934 году. Тогда банкиры США и Англии поддерживали рвущегося к власти Гитлера. Им удалось это сделать. Чуть позже президентом в США стал Рузвельт, чьи воззрения в области экономики напоминали идеи экономического возрождения господствовавшие в Германии до Гитлера. То есть реальный шанс сосуществования и сотрудничества двух стран и экономических идей существовал, но был упущен. Второй мировой войны могло бы не быть.
Сейчас мы имеем ту же картину. У нас есть шанс — мирное сотрудничество в масштабах планеты. Если мы им не воспользуемся, опасность войны станет реальной. Причем не той войны, в которой можно одержать победу, а той в которой нет победителей, но участвуют все. То есть войны типа конфликта в Центральной Азии или на Кавказе. Возможности выиграть такую войну нет у России, но, вопреки бытующему мнению, ее нет и у Америки с Англией. Они могут нанести противнику урон, сравнимый с разрушением Югославии, но это не победа. Таким образом существует опасность латентного сочетания малых и крупных вооруженных конфликтов на неопределенное время.
Вообще, в глобальном плане, существует раздел на две группы — финансовую олигархию Уолл-стрит и более мощную финансовую олигархию лондонского Сити. Они — безумцы, опирающиеся на 20 процентов электората в Штатах, тех людей которые входят в наиболее состоятельную группу. И они, повторю, безумцы. Они не представляют собой производительные силы, это чистой воды игроки. Все говорят о «русской мафии», так вот мафия пострашнее живет у нас под боком. Представители этой мафии спекулянтов есть в конгрессе, причем не только представляющие Уолл-Стрит, но и британские финансовые круги. Такие люди есть в лагере Джорджа Буша-младшего. Они не представляют большинства жителей ни в США, ни в Англии. Но и Гитлера, напомню, не поддерживало большинство немцев, а к власти он все же пришел. Так вот, если эти люди захватят власть — а они к этому стремятся — мир скатится в пропасть.
Они проповедуют два подхода. Первый заключается в расчленении России. Отрезать Сибирь и так далее, продолжить процесс фрагментации и ограбления, использования ее как сырьевого придатка. Вторая группа поддерживает идею привода во власть в России «русского Пиночета», который будет марионеткой США и Англии, будучи диктатором для россиян. Цель та же — предоставление сырья по минимальным ценам. Есть третья группа — поддерживающая патриотическое крыло в России, скажем Примакова. Эти люди видят, что экономическое восстановление в России возможно, и видят опасность продолжения разрушения России.

 

Лоренс Хехт. Герберт Уэллс и Бертран Рассел - отцы пещерного сектантства Муна
В 70-е годы, когда шла повальная вербовка в труппу половых уродцев с гностическим уклоном, «муниты» были страшнейшим кошмаром американских родителей. Сан Мён Мун был растлителем умов и тел, тать в ночи и во дню, — когда дети уходили в университет, он похищал там их души. И для паники были все основания — всякий, видевший бессмысленные глаза мунитов, и пытавшийся пробиться сквозь пустоту в их головах, хорошо это помнит.
Сегодня этот проходимец, создавший массовый культ, раскинул мировую паутину влияния на правительства, и контролирует многие триллионы долларов. Он обладает властью, которой нет аналогов. В Южной Америке и Азии Мун буквально владеет целыми странами. Его слуги быстро скупают Конгресс США, президентский аппарат и всю потенциальную левую, правую и центристскую оппозицию. Его товар — наличные и секс, и то и другое доступно в неограниченных количествах. Наличные берутся от мировой торговли наркотиками и сделок с оружием — частично это выплыло на поверхность во время скандала Иран — контрас. Торговля кокаином из Южной Америки осуществляется под прикрытием организации CAUSA, связанной с Муном, а героин поступает из Афганистана и с Дальнего Востока, ну, и последующее отмывание грязных денег, переплетавшесяся с «внеслужебными» увлечениями Олли Норта во времена его службы в Совете национальной безопасности.
У Муна рычаги контроля ключевых позиций в мировом научном сообществе. Через свои Международные ассоциации единства наук и Федерацию профессоров мира Мун выплачивает шестизначные суммы ведущим ученым, при этом делается упор на использование их авторитета для продвижения идей контроля рождаемости, искусственного интеллекта и мирового федерализма. Мун владеет второй крупнейшей газетой в столице мощнейшего государства в мире — Washington Times, и вторым крупнейшим новостным каналом — United Press International. Он контролирует производства, разбросанные по всему миру, — от производства и продажи продуктов питания до производства оружия, включая заводы по производству автоматов «Томпсон».
Кто на самом деле преподобный Сан Мён Мун, и кто за ним стоит? Ответ, наверное, не таков, каким вы его предполагаете. Операция «Мун» не является просто деятельностью иностранной разведывательной службы. Это и не заговор правых сил, коммунистов, и не порождение еврейских банкиров. Не является он и особым инструментом какого-то всесильного секретного общества, как считают некоторые конспирологи-верхогляды.
Понять, что вдохнуло в Муна жизнь — значит узнать подлинную историю 20-го века, и отнюдь не по басням из школьных учебников и сплетням бульварных листков. В этой статье мы покажем, что культ Муна есть результат двух операций британских спецслужб, проводившихся в 20-е и 30-е годы, выдающуюся роль в которых сыграли Бертран Рассел и Г. Дж. Уэллс. Мы начнем с краткого описания этих операций, а для того, чтобы их понять, обратимся к истории начала прошлого столетия и заберемся даже немного глубже, чтобы увидеть мотивы и средства, использованные для достижения поставленных целей. История неожиданная, но вполне закономерная.

 

 

Линдон Ларуш. На пороге величайшего финансового краха в современной истории
Будут ли у нас мужество и лидеры для того, чтобы заставить правительства принять необходимые меры для решения этой проблемы?
Линдон Ларуш выступил перед студентами и преподавателями Московской финансово-юридической академии (МФЮА) 15 апреля 2004 г. (Републикация с небольшими сокращениями)
Мы стоим на пороге величайшего финансового краха в современной истории. Природа человеческого поведения и умение попробовать отсрочить или ускорить обвал стараниями различных сил не позволяют назвать точное время, когда этот обвал произойдет, но можно указать возможный срок, когда это случится. Другими словами, нельзя просто предсказать статистическими методами, когда произойдет обвал. Линейные методы не сработают.
Я покажу также, какова природа возможного решения проблемы, скажем, с точки зрения Соединенных Штатов. Взгляните на этот метод с точки зрения физической экономики, под чертой; а выше, то, что я покажу — область валютно-финансовая. Физическая экономика — это реальные вещи; как правило, показателем физической экономики выступает измерение вот этих вещей, под чертой на квадратный километр территории; вот это измеряется на душу населения; душевой показатель даете в разбивке, используя состав семьи-домохозяйства, как еще один норматив физического измерения.

 

 

Хельга Цепп-Ларуш. Секретная война экономических диверсантов
Эта книга — как удар грома: Джон Перкинс (John Perkins), отпрыск известного на восточном побережье США семейства, входящего в истеблишмент, в недавно вышедших «Признаниях экономического диверсанта» (Confessions of an Economic Hit Man) вывалил секреты «инструментария» международной финансовой олигархии. В частности, рассказал о том, как Международный валютный фонд, Мировой банк и частные финансисты держат в узде развивающиеся страны, используя целый арсенал средств экономического шантажа, заказных убийств и войн.
При этом в технологии, о которых он рассказывает, вполне вписывается целая серия загадочных убийств в Европе: от Энрико Маттеи, Альдо Моро, Юргена Понто и Альфреда Херрхаузена до Детлева Карстена Роведдера — это только то, что приходит на ум сразу. Сенсация же состоит в том, что Перкинс объясняет свое решение публично признаться в том, что он является одним из «экономических диверсантов» потому, что он пришел к выводу, что действия такого рода на протяжении десятилетий привели к развязке 11 сентября 2001 года. Он открыто предупреждает, что на этом дело не кончится.
Появление этой книги — отголоски беспрецедентного по размаху «бунта» значительной части работников американских спецслужб, военных, дипломатов, и просто чиновников, все более убеждающихся, что продолжение политики Буша — Чейни приведет к краху Соединенных Штатов. Две наиболее важных сферы, где со всей очевидностью проявилась полное убожество политики администрации Буша — это последствия войны в Ираке, где утрачен контроль над ситуацией и, что еще серьезнее, реальности мировой финансовой системы, основанной на долларе, вот-вот готовой лопнуть со страшной силой.

 

Линдон Ларуш. Закономерности гиперинфляции: взбесившаяся инфляция
Мир в данный момент захвачен гиперинфляционным фронтом волны римановского типа. Ситуация уже сопоставима, имея в виду «острие фронта» сырьевых товаров, с ситуацией в Германии во второй половине 1923 года; до других сфер, например, цен на потребительские товары в целом, дело дойдет позже, когда скажутся последствия тех процессов, которые сегодня проявляются в ценах на сырьевые товары и особенно в безумных спекуляциях на ценах на нефть.
Представьте себе распространение в атмосфере (и на земной поверхности) «звукового удара», когда острие конуса уходит далеко вперед, а на земле звуковой удар становится слышен по мере движения конического фронта волны по земле. Представьте взрыв конического заряда как будто «изнутри» конуса.
Острие нарастающей гиперинфляционной истерии — кризис хеджевых фондов, расположенных в таких местах, как Каймановы острова (куда дьявол приезжает на выходные посмотреть на своих родственников в человеческом обличье и на их деньги). Чтобы выкарабкаться из весенних потерь, управляющие хеджевыми фондами бросают деньги на гиперинфляционные азартные игры с сырьевыми материалами, в первую очередь установление контроля над рынками нефти. Попытка превратить огромные массы свежей фиктивной ликвидности в реальные прибыли от сырьевых товаров, со скоростью, достаточной для того, чтобы отсрочить неизбежный крах их валютно-финансовой системы, приводит к росту цен на сырьевые товары, распространяющемуся с ускорением фронта ударной волны, на острие которой находятся цены на нефть, перемещающиеся как сверхзвуковой самолет над землей с исходящими от него ударными импульсами, распространяющимися на экономику на земле, на краю конуса распространения ударной волны.

 

 

Пол Галлагер. Металлическая гиперинфляция  (pdf 553 kb)
Прошедшие осень и зима дали трейдерам на товарных рынках большую прибыль, чем на валютном. Наш американский  коллега анализирует причины такой весьма необычной ситуации. Статья была опубликована в журнале EIR в конце февраля, но положение дел на товарном рынке все в большей степени усугубляется.
Для широко используемых в промышленности товаров (commodities) начало гиперинфляционного витка приходится на август-октябрь 2005 г. С этого времени и до конца зимы цены возросли на 40-60% (рис. 1 и 2). В тот же период произошло замедление роста цен на сырую нефть. Инфляционный скачок охватил большую группу товаров: медь, алюминий, железо, цинк, свинец, олово, золото, серебро, а также группу товаров химической промышленности и даже компьютерные чипы. Инфляционный пузырь здувался в полном соответствии с «конической моделью ударной волны» американского экономиста Л. Ларуша (рис. 4). Спекулятивный скачок цен на наличном (спот) и фьючерсных рынки в этих группах товаров был связан с вливанием банковского ссудного капитала и денег хеджевых и пенсионных фондов.

 

Линдон Ларуш. Стратегия Вернадского
В настоящее время существуют только три национальные культуры, которые способны концептуализировать инициативу глобальных решений таких глобальных проблем сегодняшнего дня, как ускоряющийся распад нынешней мировой финансовой системы. И вновь повторяю: это США, Россия и Британская монархия. В условиях олимпийской трагедии под названием «администрация Буша» лишь партнерство ряда стран Евразии, включающее Россию и страны континентальной Западной Европы, может в настоящее время положить начало именно такой инициативе, которая экстренно необходима сегодня.
По ряду причин, которые я изложу ниже, фигура биогеохимика Владимира Вернадского может служить тем объединяющим образом, в котором воплощен вклад российской и украинской науки в совместное преображение Евразии в целом. Эту программу евроазиатского развития следует рассматривать в качестве центрального звена перспективы глобального экономического развития как для Северной и Южной Америки, так и для Африки. Действительно, при нынешних мировых условиях, такое евроазиатское развитие незаменимо не только для Африки, но и для стран Америки как жизнеспособных наций-государств.
Давайте рассмотрим это обстоятельство вначале с точки зрения старого вопроса о так называемой «геополитике», а затем определим, как применяется блестящее наследие Вернадского к науке и хозяйству не только Евразии, но и всего человечества в целом.
Тот стратегический контекст, в котором я приступаю к рассмотрению вопроса, сам по себе не нов. Примерно с 1877 года в центре геополитической доктрины, «большой стратегии» Британской монархии постоянным было стремление к разжиганию взаимно опустошающих конфликтов между Германией и Россией. В то же время все великие инициативы во имя прогресса человечества, со времен Гражданской войны в США, основывались на подспудном взаимодействии США с ключевыми государствами континентальной Евразии в практическом воплощении экономических идей Бенджамина Франклина, Александра Гамильтона, Фридриха Листа и Генри Ч.Кэри.

 

 

Нарочницкая Н.А., дин. “Аналитические институты” - глаза, уши и МОЗГ Америки

Несмотря на появление в мире уже более четырех тысяч аналитических центров, во многом подражающих американским “мозговым центрам”, американские “Think Tanks” остаются особым явлением. (Термин “Think Tanks” — “резервуар идей”, который чаще переводится как “мозговой трест”, возник во время Второй мировой войны и означал защищенное помещение, куда удалялись эксперты и военные для обсуждения.) В то время как филиалы или посланцы Фонда Карнеги, “Наследия”, Брукингского института в других странах учат местные элиты смотреть на национальную политику через призму “глобального подхода”, мозговые центры США работают исключительно на американские интересы.
Отличительной особенностью американских “Think Tanks” является даже не их прямая связь и сотрудничество и обмен кадрами с конгрессом, Государственным департаментом, ЦРУ и другими учреждениями по сбору информации. Для этих “университетов без студентов”, как их называли еще перед войной, “студентами” являются и правительство, и “политический класс” в целом. Они — суть мощная идеологическая и политическая скрепа американского истеблишмента, его костяк и интеллектуальный потенциал. Эти мощные генераторы идеологии создают тонким и опосредованным образом мировоззренческие аксиомы для посвященных и стереотипы для профанов, их широкая международная активность подменяет и дополняет работу американской дипломатии и идеологической разведки. Наконец, именно они и составляют кровеносную систему связи между элитами, по которой циркулирует “истинное знание”, в то время как СМИ виртуозно отождествляют интересы США с морально-этическими канонами универсума и обрабатывают многомиллионный “демос”, наивно уверенный в своей мнимой “кратии”.
Воплощением этих могущественных институтов является Совет по внешним сношениям – святая святых истеблишмента Атлантического побережья Северной Америки. Многие эксперты полагают, что как центр принятия решений СВС стоит над администрацией США.
Американский Совет по внешним сношениям был задуман еще в 1916 году, в рубежный момент смены международного курса. Выход Америки на европейскую и мировую арену осуществляется с вызовом традиционному понятию национального интереса и суверенитета, с противопоставлением ему “вселенской, основополагающей гармонии, пока что скрытой от человечества”, как выражается Г. Киссинджер.

 

 

Линдон Ларуш. Настала пора рассказать правду
Возможность поддержания цивилизованного порядка в глобальном масштабе зависит от оптимальной формы сотрудничества между тремя или четырьмя ключевыми, но сильно не похожими друг на друга нациями-государствами планеты: США при президенте Клинтоне (иначе забудьте обо всем этом), Китаем, Россией и, как можно надеяться, Индией.
...Рассмотрим тип глобальной картины в ситуации, когда ... мировой пузырь «деривативов» на сумму более чем в 140 триллионов долларов «схлопнется» в цепной реакции перешедшего критическую грань «обратного эффекта финансового левереджа». Посмотрим вначале на Европу. К западу от Беларуси в Европе нет ни одного правительства, которое могло бы пережить такое глобальное событие.
К примеру, ныне действующее правительство Германии готовится к уходу таким образом, что это наводит на мысль скорее о бегстве, чем об организованном отходе. Правительство, идущее ему на смену, должно приступить к исполнению своих обязанностей в конце октября, и как политика, так и состав этого нового правительства сейчас неясны. В обнародованных «политических соображениях» руководства СДПГ нет ничего, что говорило бы хоть о каких-то веяниях, выражающих восприимчивость в отношении размаха и глубины той катастрофы, которая уже готова нагрянуть. Во Франции ситуация на самом деле еще хуже; но, как нам может напомнить хронология «дела Ставиского», Франция, подобно голове знаменитого гамбургского пирата Штертебехера, иногда еще покачивается в течение нескольких мгновений, прежде чем по-настоящему упасть. О Норвегии, Швеции, Финляндии и Дании забудьте: они уже мертвы. Страны «Бенилюкса» малы и, соответственно, уязвимы. Италию лишили реального правительства, выпотрошив ее после 1991 года при помощи операции «Чистые руки», направлявшейся британским принцем Филипом, Соросом и другими. Пиренейский полуостров в настоящее время, с политической и финансовой точки зрения, практически не существует. И т. д.
При указанных обстоятельствах, если правительства не могут найти в себе лидерских качеств, присущих таким ведущим деятелям Германии в прошлом, как Аденауэр и Шумахер, кто будет управлять нацией-государством Германии или другими европейскими странами? В Германии, как и во Франции, ответ должен быть очевиден: в худшем случае постоянно действующие государственные институты просто «укомплектуют свои отделы» при координирующей роли бундесрата в качестве последнего выхода. Вспоминается кризис 1931 33 гг. в Германии, когда фашистское германское правительство Брюнинга, моделью для которого служила политика фашистского лейбористского правительства Британии во главе с Рамсеем Макдональдом аналогом Блэра, привело Германию в практически неуправляемое состояние. Попытка «вновь собрать куски», используя государственные институты, была предпринята под руководством фон Шлейхера. Однако британцы организовали свержение фон Шлейхера и привели к власти в Германии Гитлера — Гитлера, который взял государственные институты под свой контроль и таким образом управлял. В наихудшем случае, выбор такого рода встанет перед Германией и другими европейскими государствами в наши дни.

 

Замятина Н.Ю. Зона освоения (фронтир) и ее образ в американской и русской культурах
Замятина Надежда Юрьевна - аспирантка географического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Скачать pdf 297 кб

Системы ценностей в разных странах неодинаковы. То, что поощряется в однойстране, порицается в другой, и наоборот. Почему, например, у нас почти нет "вестернов" по мотивам собственной истории (их можно было бы назвать "истернами")?Как американцы, так и русские еще сравнительно недавно боролись за освоениеновых территорий. Бросок через тысячи километров угрюмой сибирской тайги былне менее тяжелым, чем "героический" переход через Аппалачи. Буйный "ковбойский"нрав Дикого Запада не был чужд и нашим окраинам. Почему же мы, в отличие отамериканцев, не восхищаемся героями нашего Дикого Востока? Почему оказалисьстоль различными роли, отведенные процессу колонизации в русской и американскойкультурах? Ответ на эти вопросы можно получить, обратившись к истокам формирования национальных традиций.

Даже живя в условиях фронтира, мы продолжаем смотреть на него из центра с"государственной позиции". Не пора ли России разобраться в своих взаимоотношениях с постоянным спутником - порубежьем, не пытаться подмять его под государственную машину и поискать пути мирного сосуществования.Сейчас "в верхах" ведутся разговоры о необходимости формирования в Россииподлинного (а не только декларированного) федерализма, "воспитания" самостоятельности регионов. Опыт отношений с порубежьем может стать дополнительнымаргументом в пользу такого решения."Чем обширнее территория, тяготеющая к одному центру, тем остальное пространство обездоленнее и пустыннее в культурном и духовном отношениях. Единственное спасение окраин от опустошающего действия централизации заключается вучреждении областных дум с передачей им распоряжения местными финансами... -писал Потанин. - В областях разовьются свои центры, способные соперничать состолицами. Культурное движение в областях получит независимость от государственного центра и будет развиваться в большем согласии с местными условиями" . Таково "требование" фронтира.

 

 

Казинцев Александр. Взрывы в Америке, разрушившие Россию
В нью-йоркских взрывах заинтересована Америка, конкретно - руководство Соединенных Штатов. Несмотря на шокирующую парадоксальность, эта точка зрения популярна в "третьем мире", особенно в мусульманских странах (см. публикацию посла Палестины в Москве Хайри аль-Ориди в "Независимой газете" - 28.09.2001).
Да и в России она получила поддержку политиков самого широкого спектра - от Александра Коржакова до Геннадия Зюганова. Интервью Коржакова напечатано под броским заголовком "Сделано в Америке. Сделано с умом". Бывший руководитель Службы безопасности Ельцина призывает: "Давайте посмотрим, кому это выгодно?" И отвечает на классический вопрос: "Это сверхвыгодно и американскому ВПК, и самому Бушу как президенту. На этой волне через конгресс можно провести и новые законы, и изменения в бюджете, и поправки, и т. д." ("Парламентская газета", 6.10.2001).
Вскоре выяснилось, что подозрения не столь уж беспочвенны. Оказалось, у американских вояк немалый опыт организации масштабных провокаций. В журнале "Executive Intelligence Review" (октябрь, 2001) были опубликованы докладные записки генерала Лемнитцера, относящиеся к весне 1962 года. Высокопоставленный военный цинично предлагал инсценировать нападения на американские объекты для оправдания последующего вторжения на Кубу: "Мог бы быть создан инцидент "Помни Мэн"*. Мы могли бы взорвать американский корабль в заливе Гуантанамо и обвинить Кубу"
... Меморандум холодно рассчитывал: "Списки жертв в американских газетах вызвали бы полезную волну национального негодования", Меморандум продолжал: "Мы могли разрабатывать кампанию террора коммунистической Кубы в районе Майами, в других городах Флориды и даже в Вашингтоне. Кампания террора могла быть нацелена на кубинских беженцев, ищущих приют в Соединенных Штатах. Мы могли бы потопить судно с кубинцами на пути к Флориде (настоящее или муляж). Мы могли способствовать покушениям на жизни кубинских беженцев в Соединенных Штатах"...
Изобретательный генерал предлагал и другие варианты: "Взрыв нескольких бомб в тщательно выбранных точках, арест кубинских агентов и выпуск подготовленных документов также был бы полезен..." Среди предложенных акций было использование поддельного советского МИГа, чтобы "беспокоить гражданский самолет, нападать на торговый флот и уничтожить американский военный беспилотный самолет". "Налет, направленный против гражданских воздушных и морских судов, был также предложен и затем - наиболее разработанный план из всех - инсценировать уничтожение чартерного гражданского авиалайнера в кубинском воздушном пространстве".
Автор публикации сообщал, что президент Кеннеди отклонил план, и Лемнитцер предписал уничтожить документацию. Однако некоторые из документов уцелели. Подводя итог, журналист отмечал: "У проницательного читателя возможные параллели с текущими событиями могут вызывать озноб".
Насколько я знаю, процитированный материал не публиковался в российской печати

Эксперты отмечают, что трагедия спасла Нью-йоркскую биржу от краха, который, скорее всего, должен был произойти в середине сентября. Экономика США опасно перегрета, фондовый рынок фантастически переоценен. Капитализированная стоимость компаний к тому времени в среднем в 30-35 раз превышала размеры их чистой прибыли. А в секторе высоких технологий - авангарде американской экономики - в 200 и более раз. В прессе приводились и просто анекдотические сведения: приобретение активов интернет-компании "Yahoo!" по рыночной цене окупилось бы только через 1200 лет!

Такого не было со времен 1929 года
Чем это закончилось тогда, известно - крахом биржи и "великой депрессией". Нынешняя ситуация осложняется и другими тревожными симптомами. Америка производит меньше, чем потребляет. Внешнеторговый дефицит превышает 4 процента ВВП. Государство и частный сектор все глубже залезают в долги: "Суммарная кредитная задолженность всех секторов американской экономики по итогам первого квартала 2001 года составила более 28 трлн долларов, то есть почти в три раза превышает ВВП" ("Русский предприниматель", ноябрь, 2001).
Согласитесь, в таком провале может возникнуть искушение одним движением смахнуть с доски все фигуры, прервать неудавшуюся игру. И разве взрывы 11 сентября не помогли (хотя бы на какое-то время) решить проблему? Биржи закрылись, крах был предотвращен.

 

 

Что Сталин скрыл от Рузвельта
История войны на Дальнем Востоке до сей поры таит много загадок, хотя написано о ней более чем достаточно. Видимо, еще не подошли сроки для рассекречивания массы документов, которые могли бы внести ясность в некоторые события того времени. Это в равной мере относится и к нынешней России, и к Соединенным Штатам Америки. О некоторых не всем известных событиях того времени и пойдет речь.
Многие историки считают, что Вторая мировая война началась не на Западе с нападения Гитлера на Польшу, а гораздо раньше - на Дальнем Востоке в 1937 году. Именно 7 июля того года японская армия начала полномасштабную войну с Китаем. Практически, с этого же времени участвовал в этой войне Советский Союз, который направил в помощь китайцам сотни летчиков и много других военных специалистов. Но натиск японцев нарастал. Уже в июле - августе 1937 года японцы заняли обширные районы Северного Китая. 13 декабря японцы окончательно захватили Нанкин. Шесть недель там шла резня. Было убито около 300 тысяч человек. К концу года и центр Китая, где был сосредоточен практически весь промышленный потенциал страны, оказался в руках японцев. Правительство Чан Кайши бежало в провинцию Сычуань. Естественно, СССР не мог остаться в стороне от этих событий. Советское руководство отлично понимало, что полная оккупация японцами Китая развязала бы им руки для более дерзких планов относительно Дальнего Востока и Сибири. Так что столкновение Советского Союза с Японией на территории Китая было как бы заранее запрограммировано.
На эту войну средств было затрачено немало. Так, только с октября 1937 по октябрь 1939 года СССР поставил Китаю около 1000 самолетов, более 1300 орудий, свыше 14 тысяч пулеметов и много другого военного имущества. В воздушных боях в небе Китая погибло более 200 советских летчиков. Так что Советский Союз начал воевать не с 22 июня 1941 года, а с октября 1937. В марте 1938 года Япония принимает закон о всеобщей мобилизации. Все более очевидным становилось, что после захвата Китая Япония обрушится на Советский Союз, и первый удар, естественно, будет нанесен по Транссибу. Обстановка для Красной Армии усложнилась в это время в связи с тем, что 13 июня 1938 года в Маньчжурию бежал и сдался японцам начальник Дальневосточного управления НКВД по Дальнему Востоку Генрих Самойлович Люшков - доверенное лицо Ежова. Его называли "лучшим чекистом", репрессировавшим семьдесят тысяч "врагов народа". Помимо всего прочего, он передал японцам все сведения о дислокации и количестве частей Красной Армии и флота на Дальнем Востоке, сведения об организации шифровальной связи.
Сергей Богатко в интереснейшей книге "Особая группа НКВД", которая использована при подготовке этого материала, сообщает, что японцы предоставили Люшкову свое гражданство под именем Ямогучи Тосикаду. К японцам перебежал и работник штаба 36-й мотострелковой дивизии майор Фронтямар Францевич, пользовавшийся военным комплексом шифропереписки. В руки японцев попали не только сведения о численности сил на Дальнем Востоке, но данные о сооружаемых оборонных объектах. Нужно было срочно принимать меры. 1 июля 1938 года Особая Дальневосточная армия преобразуется в Дальневосточный фронт. Командующим был назначен маршал Василий Блюхер. Это был первый фронт, созданный после окончания Гражданской войны.
22 июня 1941 года перед японцами во всей остроте встала проблема: когда начинать давно запланированное широкомасштабное вторжение на Дальний Восток и Сибирь?

 

 

Крейтор Николай фон. Эндшпиль американского жизненного пространства
В геополитическом анализе Нового мирового порядка, проведеном в 1996 г. Ранд Корпорайшн для министра обороны США и озаглавленным «Расширение НАТО. Русский фактор» («Enlarging NATO. The Russian Factor» Rand Corporation, 1996), его автор, Ричард Куглер, определяет стратегию и основные цели американской внешней политики в период после 1991 года. Они заключаются, пишет Куглер, в разрушение назависимого Евразийского геополитическогого пространства с последующим его включением в пространство находящееся под американским геостратегическим контролем. Опираясь на геополитические концепции Збигнева Бжезинского, Ричард Куглер подчеркивает, что американский контроль над Украиной является геостратегическим ключом для установления американского глобального контроля над всей Евразией.
В своей работе Куглер излагает стратегию эндшпиля игры, которую он называет «экспансионизмом открытых дверей», основной целью которого есть разрушение независимого геополитического пространства бывшего Советского Союза и его включение под американский контроль. Он указывает, что включение Украины в периметр американской доктрины Монро является особенно важным для установления американской мировой гегемонии. «Геополитический плюрализм Евразии», понятие употребляемое как Куглером, так и Бжезинскимэвфемизм для слабой и разобщенной Евразии. Сохранение геополитического плюрализма служит двум целям: «с одной стороны он предупреждает реинтеграция стран СНГ, а с другой не только открывает геополитическое пространство бывшего Советского Союза для американской экспансии «открытых дверей», но и подавляет всякую попытку возникновения любого организованного блока, который мог бы угрожать расширению США», пишет Куглер. «Как минимум, комбинация американского расширения в прибалтийские государства и Украину, спаренной с усилием изъять от России, контроль над остатком СНГ, эффективно изолирует Россию и доведет до конца американскую цель – контроль над Евразией». Куглер обсуждает стратегию «постепенного или поэтапного расширения» Соединенных Штатов и связанное с ним поэтапное отступление России. Применение этой стратегии в конце концов должно завершится полной капитуляцией России. В своей работе он поясняет логику и геополитическую динамику этого поэтапного расширения: «как только Россия признает инкорпорацию Вишеградских странЧехии, Польши и Венгрии в НАТО, то это, тем самым, облегчит для Соединенных Штатов предьявить право на Болгарию, Румынию, Балтийские страны и Украину. Первое отступление России поведет к последующим отступлениям. Как только балтийские страны и Украина будут взяты под контроль, наступит очередь для оставшихся стран СНГ». Согласно этой логике и вполне в соответствие с концепциями Бжезинского, в конце и сама Россия должна быть расчленена.
Американский опыт власти покоится на завоевании пространства и территориальном господстве, заключают геополитики Джордж и Мередит Фридманы, в своей книге «Будущие войны и американское мировое господство в ХХI веке» (George and Meredith Friedman «The Future of War and American World Dominance in the 21 Century», Crown Publishers, New York, 1997). Они пишут: «Двадцать первый век будет американским веком...Предыдущий период был лишь прологом к нему...С демонтажа Советского Союза начинается подлинное американское столетие.». Неудовлетворенные, однако, провозглашением американского столетия, и заимствуя концепцию Гитлера о «тысячелетнем Рейхе», авторы предвидят наступление «тысячелетней Американской империи»: «Хорошо это или плохо, но Америка захватила в свои руки ключи от будущих войн, а вместе с ними и от будущего всего человечества, подчинив его себе....Это начало американской эры, начало американского тысячелетия».

 

 

Леонид Смирнягин. Россия глазами американцев
Несколько лет назад Михаил Эпштейн подметил некий парадокс в российско-американских отношениях: в советские времена наши правительства враждовали, а народы испытывали друг к другу симпатии, зато сейчас наши правительства расшаркиваются друг перед другом, а вот народы воспринимают друг друга, мягко говоря, прохладно. В самом деле, в самые лютые годы холодной войны жители СССР относились к американскому народу с теплотой и даже официальная пропаганда приучала их к мысли о том, что надо отличать Поля Робсона и Анжелу Дэвис от Гарри Трумэна и Линдона Джонсона. В Америке еще со времен президентства Герберта Гувера (1929-1933) сложилась традиция почитать жителей СССР жертвами большевизма и ни в коем случае не распространять на советский народ отвращение к большевикам. Ныне, после бомбежек Югославии силами НАТО, когда в российском обществе все шире расцветает антиамериканизм, принимающий нередко зоологические формы (см., например, программы "Постскриптум" или "Однако"), а рядовые американцы (по другим причинам) начали усваивать почти брезгливое отношение ко всему русскому, наши президенты по-прежнему прилюдно клянутся друг другу в личной дружбе.
Темпы нарастания антиамериканизма в нашей стране застали экспертов врасплох, но сейчас "парадокс Эпштейна" стал общим местом. Его, однако, стоит помянуть ради двух целей.
Во-первых, этот парадокс хорошо высвечивает разницу между обществом и государством и потому позволяет прояснить замысел данной статьи. Она - о взаимоотношениях народов, а не государств. О межгосударственных отношениях Соединенных Штатов и России написаны целые библиотеки, а вот о восприятии нашими народами друг друга на бытовом, как говорится, уровне почти ничего нет[1]. Разумеется, оба актора не вполне независимы и влияют друг на друга, но только наивные люди могут говорить о том, что общественное мнение всецело находится в руках государства, которое якобы "формирует" его с помощью подконтрольной прессы. Даже в Советском Союзе с присущей ему жесткой государственной монополией в области информации теплое отношение к американцам складывалось не только с помощью мифов об "американских друзьях СССР", но и в результате массового отторжения официальной пропаганды. В Америке же о подобном контроле и вовсе говорить не приходится - речь может идти лишь о влиянии, причем взаимном. Так что если не независимость, то автономность упомянутых контрагентов явно существует, и это позволяет рассматривать взаимоотношения народов в некотором отрыве от взаимоотношения государств.
Во-вторых, отмеченный парадокс еще раз наносит удар по знаменитому мифу о русофобии, которой якобы одержим Запад еще со времен пресловутого маркиза Астольфа де Кюстина, описавшего Россию первой половины XIX века якобы в весьма суровых тонах[2]. Довольно богатый опыт зарубежных путешествий дает мне смелость утверждать: западная русофобия - действительно миф, притом миф именно русской культуры, в которой ему отведено важное место. В США, где я побывал уже раз тридцать и провел в общей сложности, наверное, года три, ее точно нет - по крайней мере, в смысле какой-то устойчивой культурной традиции. Такие громадные колебания в отношениях между странами, которые подметил Михаил Эпштейн, были бы невозможны, существуй этот стереотип в реальности.

 

Файгенбаум Эван. Шанхайская организация сотрудничества и будущее Центральной Азии
© "Россия в глобальной политике". № 6, Ноябрь - Декабрь 2007
Эван Файгенбаум – заместитель помощника государственного секретаря США по делам Южной и Центральной Азии. В основе данного материала – выступление автора в Центре Никсона (Вашингтон) 6 сентября 2007 года.
Всякий раз, когда речь заходит о Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), у многих американцев закипает кровь. Встречи на высшем уровне, военные учения, заявления ШОС или провозглашение этой организацией новых целей всегда вызывают широкий резонанс в средствах массовой информации. Вопрос о том, что ШОС означает для интересов Соединенных Штатов в Центральной Азии, безусловно, не может не привлекать наше внимание.
Однако дебаты, ведущиеся в США вокруг ШОС, выходят далеко за рамки проблем, связанных с этой организацией, затрагивая тему сотрудничества с обозначенной геополитической частью мира в целом. Шестнадцать лет кряду основной целью трех администраций Соединенных Штатов являлось в Центральной Азии оказание поддержки молодым независимым, суверенным государствам. Речь идет о государствах, стоящих перед стратегическим выбором, обладающих свободой действий и достаточно уверенно ведущих поиски того, как реализовать свои возможности по всем направлениям, в том числе в области экономики.
Такие возможности открылись перед пятью новыми государствами Центральной Азии благодаря обретению ими независимости в 1991 году. Однако появление новых границ породило и новые проблемы.
С нашей стороны были приложены значительные усилия. Америка потратила миллиарды, помогая Центральной Азии обрести уверенность в себе и совместно действовать во имя развития и безопасности. За несколько лет 39 млн долларов было израсходовано только на трансграничные ирригационные проекты. Мы предложили тщательно разработанные проекты по обустройству таможни и границ. Действуют обширная Программа регионального рынка энергоносителей (Regional Energy Market Assistance Program – REMAP), а также рамочное соглашение о товарообмене и инвестициях между США и Центральной Азией, в которое вошли все пять центральноазиатских государств плюс Афганистан. Таким образом, мы поставили перед собой цель – обеспечение независимости при одновременном развитии взаимодействия. Это позволяет сформулировать четыре вопроса относительно Шанхайской организации сотрудничества, ответы на которые ищут в настоящее время в американском правительстве.

 

Фалин Валентин. WWII. Война против СССР
(фрагмент)
//"United Press International", США, 14 апреля 2005
Речь идет не об амбициях, а о фактах, в которых и коренится историческая правда, без которых невозможно отделить злаки от плевел - конечно, при условии, что факты принимаются во внимание во всей их совокупности, не подвергаясь политической, идеологической или иной цензуре.
Была ли у Советского Союза в 1939 году альтернатива заключению пакта о ненападении с Германией? Разумеется. При условии, что западные демократы оставили бы Москве выбор. Даже после мюнхенского (1938 года) сговора англичан и французов с Гитлером сохранялась возможность остановить нацистскую экспансию. Почему же этот шанс остался невостребованным?
Обратимся к западным источникам. 16 мая 1939 года британский кабинет министров рассматривал меморандум начальников штабов Англии. В нем в частности говорилось: договоренность о взаимной помощи с Францией и СССР 'будет представлять собой солидный фронт внушительной силы против агрессии'. Отсутствие же такой договоренности означало бы 'дипломатическое поражение, влекущие серьезные военные последствия'. Если бы, отвергая союз с Россией, Англия толкнула ее на договоренность с Германией, 'то мы совершили бы огромную ошибку жизненной важности'.
Hо министр иностранных дел Великобритании Галифакс (Lord Halifax) определил свой взгляд так: политические аргументы против договоренности с СССР перевешивают военные соображения в пользу такой договоренности. Позиция премьера Чемберлена (Chamberlain) была еще категоричней: он 'скорее подаст в отставку, чем подпишет союз с Советами'.
Hа этом и последующих заседаниях кабинет затвердил установку: сохранять видимость контактов с Москвой, дабы 'предотвратить установление Россией каких-либо связей с Германией'. Если бы логика развития понудила Великобританию принять на себя некие обязательства, то имелось в виду заранее настроиться на то, что Лондон их выполнять не станет. 'Hам важно обеспечить свободу рук, -
отметил канцлер казначейства Джон Саймон (John Simon), - чтобы можно было заявить России, что мы не обязаны вступать в войну, так как мы не согласны с ее интерпретацией фактов'.
Соответствующие инструкции получил адмирал Драке (Reginald Drax), руководитель британской делегации на военных переговорах в Москве в августе 1939 года: 'Британское правительство не желает принимать на себя какие-либо конкретные обязательства, которые могли бы связать нас при тех или иных обстоятельствах'.
Ясность внесут два примечания. Советское руководство было в курсе дискуссий в британских коридорах власти, а также попыток Чемберлена найти модус вивенди с Гитлером. Как Лондон, так и Москва знали, что еще в апреле 1939 года Гитлер издал директиву - война против Польши должна начаться не позднее 1 сентября.
Как следовало реагировать советскому руководству на интриги Альбиона? У англичан и французов уже имелись, между тем, соглашения о ненападении с Германией. Мог ли СССР в создавшихся условиях отвергать пакт о ненападении, предложенный Берлином?
Летом 1943 года Управление стратегически служб США изучало возможность и целесообразность 'поворота против него (Советского Союза) всей мощи еще сильной Германии' (меморандум Донована от 20 августа 1943 года). Тогда же встретились начальники штабов США и Великобритании, чтобы обсудить среди прочего тему: 'не помогут ли немцы' вступлению англо-американских войск на территорию Германии, 'чтобы дать отпор русским'. Так гласит параграф 9 протокола 'Военные соображения в отношениях с Россией', что велся по ходу заседания генштабистов. Документ хранится в национальном архиве США.
Вспомним август 1943 года. Курская битва еще не закончилась. А наши союзники примеряли, не пробил ли час развалить антигитлеровскую коалицию, открыть вместо второго фронта против нацистской Германии совместный англо-американо-германский фронт против Советского Союза. Hа Квебекской конференции Рузвельта и Черчилля (14-24 августа 1943 года) было принято решение о высадке союзных войск в Hормандии (операция 'Оверлорд') и о параллельной подготовке другой операции под кодовым названием 'Рэнкин'.
Суть последней сводилась к следующему: сотрудничавшие с американцами и англичанами круги совершат государственный переворот в Германии, распустят Западный фронт и помогут войскам западных держав оккупировать Германию, а также все территории, находившиеся под контролем немецко-фашистских войск на западе, севере, востоке и юге Европы. План не сбылся. Hо это особая тема.
Вернемся к вопросу: могла ли война завершиться в Европе в 1943 году? Констатирую: могла. И если этого не случилось, то причина тому в стремлении США и особенно Великобритании переиграть СССР не в борьбе с нацистской Германией, а при выстраивании послевоенного миропорядка. Издержки мало волновали Лондон и Вашингтон.

 

 

Бурбанк Д. Новые течения в американской историографии о России: власть и культура
Бурбанк Д. Мичиганский университет, США
© Омский государственный университет, 1999 "Исторический ежегодник", 1997 год, страницы 60-68.
В течение последних восьми лет американская история России испытала своего рода перестройку. Как все революции в сознании, и эта не была завершена. И среди американских историков России было деление между поколениями, деление внутри поколений и - что, может быть, наиболее интересное - разделения по темпераменту между "оптимистами" и "пессимистами". Эти разделения касались не только оценки Советского Союза. Раньше - оценка истории советского периода была в основе почти всех споров по истории о России. В последнее время мы разделились по другим вопросам - о научных подходах, о выборе предметов исследования, об определениях терминов, об интерпретациях данных. По-моему, это совершенно здоровый феномен, и куда интереснее и полезнее, чем обычный ненужный и невынужденный конформизм исторических наук в Америке эпохи холодной войны.
Чтобы оценить, что нового появилось в американской историографии, надо вспомнить, чем она была до 1989 г. Тогда американская историография о России находилась под сильным влиянием политики "холодной войны", какой она была у нас, внутри американского общества и западного общества вообще. За каждым научным аргументом пряталась какая-то мораль насчет Советского Союза. Те, которые определили себя "левыми" в американской политической жизни, более или менее "защищали" Советский Союз, большевизм, Ленина, революцию 1917 года и критически относились к царской России. Те, которые критически относились к большевизму, к Советскому Союзу, к марксизму, считались "правыми", несмотря на их позиции во внутренней американской политике. Следовательно, научная позиция американского ученого о России и о революции 1917 года служила индикатором политической идентичности этого ученого - идентичности в американской, а не русской политике.
Эта политизация историков плохо влияла на историческую науку, на выбор предметов изучения, на всю профессиональную деятельность, несмотря на то, что она не была насильственной. Во-первых, всякого рода ненужные споры возникли из-за определения исторических выводов как "антисоветских" либо как "просоветских". Во-вторых, почти все занимались так называемой "политической историей", почти все предметы изучения интерпретировались с точки зрения их политического смысла. В-третьих, некоторые сюжеты было невозможно исследовать, если историк хотел защищать свое политическое положение как "левого" человека.
Хороший, или по крайней мере показательный, пример политизации американской историографии России - так называемое движение ревизионистов истории Сталина и террора 1930-х годов. В середине 1980-х годов, несколько молодых историков громко объявили о новом понимании сталинского террора. Они предложили изучать сталинский террор как феномен с более сложной общественной структурой, чем просто акт государственного насилия. Они предприняли довольно интересный анализ сталинизма, но вместе с тем ограничились весьма узкой критикой Роберта Конквеста, который был определен ими как "крайний правый" за его книги о терроре и голоде. Целью критики так называемых ревизионистов была критика антикоммунизма Р. Конквеста, а не лучшее понимание 30-х годов в России. Типично, что самым важным было вести войну против других американских историков, которые считались "правыми" из-за того, что они занимались террором в СССР, вместо исследования того, что действительно там было. До 1989 г. было невообразимо, чтобы "левый" американец-историк занимался бы изучением сопротивления рабочих сталинскому террору, - это была территория наших "правых".
К счастью, события в России и Восточной Европе взорвали эти историографические и политические границы и открыли возможность передумать и перестроить историческую науку. В этой статье я опишу новые направления в американской историографии России. Мой первый предмет - общие направления исторических исследований; второй - новые "больные" вопросы у американских исследователей; третий - новые методологические подходы; четвертый - исследования, которые отсутствуют у американских историков (чего мы не делаем), и в качестве заключения - несколько слов о так называемой культурной истории.
Новая американская историография рассматривает активные, созидающие силы - людей во всех углах российской империи, разных сословий, имеющих разные социальные возможности. Конфликт и борьба интересов присутствуют, хотя играют самую незначительную роль в новой историографии. Идеи, действия, энергия занимают первое место. Культура, хотя она все еще плохо осмыслена теоретически, представляется нитью, связывающей отдельных деятелей в одну систему и в один исторический процесс. Эклектизм, плюрализм, смешение, прежде принятия определенных методов и категорий, характеризуют новый научный менталитет американских русистов.

Мяло Ксения. Вызов глобализации и Россия
Аспект глобализации, который находится в центре внимания зарубежных антиглобалистов — быстрое углубление, притом в планетарных масштабах, социально-экономического неравенства, чего сегодня не может отрицать никто. Вот почему о нём говорят уже не только антиглобалисты, но и Дж. Сорос, и З. Бжезинский в своей последней книге “Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство” (М, 2004), и Ватикан. Более того, недавно скончавшийся Иоанн Павел II, несмотря на его хорошо известный антикоммунизм и не менее хорошо известную роль в разрушении СССР, счёл нужным, однако, ещё в 1994 году в своеобразном письменном интервью итальянскому журналисту Витторио Мессори (позже оформившемся в широко известную книгу “Переступить порог надежды”) уточнить: “Я не склонен слишком упрощать этот вопрос. У того, что мы называем коммунизмом, есть своя история. Это — протест против человеческой несправедливости, протест огромного мира людей труда…”.
Античные, а вслед за ними византийские и франкские авторы, описывая нравы и жизненный уклад славян, как отличительную, резко выделяющую их среди других народов черту называли именно “склонность к самой высокой справедливости” (Л. Нидерле. “Славянские древности”). Россия, пожалуй, единственная среди окружающих её народов сумела пронести и сохранить эту “склонность” сквозь тысячелетия исторических бурь и тяжелейших испытаний, сумела возвести особенность народного душевного склада на самый высокий уровень философского осмысления, а во многих отношениях — и получившей всемирное признание социальной практики.
Так надо ли удивляться, что из поля зрения при таком подходе почти исчезает социальный аспект процесса глобализации в том его виде, как он разворачивается ныне, выводя роковую и извечную проблему неравенства на совершенно новый, поистине глобальный уровень. Хотя эта проблема как раз и грозит стать едва ли не центральной в наступившем ХХI столетии. И такое невнимание к ней особенно удивительно в России, где пропасть между богатыми и бедными углубляется со скоростью едва ли не космической, а коэффициент разрыва уже приближается к мировому рекорду. По данным ООН, констатирующей увеличение такого разрыва в планетарном масштабе, в РФ за чертой бедности сегодня уже находится 2/3 населения, зато, согласно другим источникам, в частности известному журналу “Форбс”, Россия по числу миллиардеров занимает второе после США место в мире; при этом количество их заметно увеличилось как раз за время пребывания у власти президента Путина. К слову сказать, по данным ряда источников, коррупция в сфере отношений власти и бизнеса с 2001 по 2005 год выросла почти в 10 раз — но, может быть, и это тоже нам предлагается счесть одним из признаков “возрождения России”?
На мой взгляд, однако, уместнее говорить о доминирующей тенденции к всестороннему разложению страны и углублению пропасти неравенства. Тенденции, поддержав которую Церковь тем самым поддержала и весь формируемый ею уклад национальной жизни, с грубым и откровенным поклонением маммоне и разделением всего населения страны на “элиту” и “бедных родственников”, как выразился недавно зам. главы администрации президента РФ В. Сурков. Не мелочась, число этих “родственников” он оценил в 120 миллионов, так что комментарии излишни. Но похоже, на уровне властей предержащих, не исключая и представителей иерархии РПЦ, никто не склонен задумываться над тем, до какой степени такой способ устроения общества ломает многовековые общенациональные представления о должном и не должном, праведном и греховном и каковы могут оказаться далеко идущие последствия подобной ломки.
Сегодня недовольство отброшенных за черту бедности двух третей населения прорывается сравнительно глухо, и в ставшей привычной ещё с конца 80-х годов минувшего столетия манере его легко третировать как проявление тупой “совковой” зависти ленивых и бездарных неудачников. Видимо, многим представляется, что так будет продолжаться бесконечно долго: русский народ терпелив сверх всякой меры! Однако, всматриваясь в жизнь страны или даже одного только московского мегаполиса — этого фокуса всех терзающих страну проблем и противоречий — не из загородных особняков или “элитных” кварталов, а с более близкого расстояния, нельзя не ощутить, как скапливается социальное раздражение. Рано или поздно оно начнёт искать выход, и кто знает, как и когда проявит себя. Не сомневаюсь, однако, что это будет нечто весьма отличное от той благостной картинки “стабилизации и всеобщей консолидации”, о которой так назойливо твердит официальная пропаганда. Политтехнологи не постеснялись даже (впрочем, о чём я?!) своё бутафорское “единение” подкрепить обращением к одной из самых значимых и достойных страниц нашей национальной истории; но они, похоже, плохо читали её вообще и историю Смутного времени в частности. Иначе помнили бы, что событиями того времени открывается век, названный “бунташным”, и что 1612 год вовсе не разрешил противоречий, разрывавших Русь. Так не слишком ли опрометчиво, в политтехнологическом задоре, была выбрана дата нового, наспех испечённого празднества? Ведь не сегодня сказано: “Какого духа вызываете, тот и отзовётся”.
При этом я вовсе не утверждаю, что следует непременно ожидать классических бунтов и восстаний обездоленных: пока ничто не указывает на подобное развитие событий, да и времена “классики” миновали. Но вот о чём можно уже сегодня говорить со всей определённостью — так это о том, что при сохранении общего неправедного устройства жизни в современной России (аналогов которому, по грубости и откровенности выделения так называемой элиты исключительно по критерию богатства, независимо от его происхождения и нравственной оценки социального поведения его обладателей, сегодня на планете, пожалуй что, больше и не сыскать) все разговоры о её возрождении, о возвращении ею утраченных позиций и былого величия предстают пустопорожней, ничем не обеспеченной болтовнёй.
Ибо альтернативой восстанию — повторяю, при сохранении нынешнего положения — оказывается лишь нарастание уже и так принимающей угрожающие масштабы депрессии, утраты положительных ожиданий, а проще сказать — надежды. Вот, например, как распределились ответы на вопрос, заданный программой ТВЦ (25. 08. 05): “Какое будущее ждёт наших детей?” Светлым и радостным его видят лишь 3,8%, 14,5% полагают, что это зависит от нас; подавляющее же большинство (81,7%) видит его “тёмным и опасным”. Даже при неизбежной приблизительности этих цифр они, как и любой опрос, в общем верно отражают порядковые соотношения и выглядят просто устрашающими. Что до меня, то мне, пожалуй, ещё более страшной представляется готовность огромной части народа беспротестно смириться с таким будущим для своих детей. Если это не временная апатия и растерянность под ударами рушащих все основания исторической национальной жизни перемен, если это окончательная сломленность, свидетельство утраты собственных, исторически сложившихся и дорого оплаченных представлений о достойном устроении жизни — то впереди маячит нечто пострашнее восстания.
Ясно, что страна, находящаяся в подобном состоянии, отнюдь не способна к развитию, тем более к мобилизационному напряжению сил. А ведь именно его всё более настоятельно требует решение задачи вывода России из всеохватного кризиса, скрывать который уже не может никакой официозный “патриотический пиар”. Альтернативой же развитию является только деградация и всё ускоряющееся продвижение в стан государств-неудачников. И само появление такого оборота (а он ещё не худший среди других, также вошедших в широкое употребление не только среди журналистов, но и среди политиков самого высокого ранга) говорит о многом.
Ибо селекция того, что на модном сленге политкорректности именуется “мировым сообществом”, по сути и является неизбежным спутником глобализации, можно сказать, её необходимейшим инструментом. Ведь проблема, взятая в планетарном масштабе, не сводится только к неравенству жизненных условий или даже стартовых позиций вступающих в жизнь поколений, только к снятию самых вопиющих проявлений бедности и социального неравенства, сколь бы важным это ни было само по себе. В сущности, и само-то такое снятие, особенно когда — не знаю, с какой мерой искренности — его намереваются осуществить исключительно на путях благотворительности, по меньшей мере проблематично. Жутко и стыдно видеть в стране, разработавшей целую программу разрушения ещё не столь давно считавшейся лучшей в мире системы здравоохранения, становящиеся уже привычной рутиной телекадры: такой-то малыш (Ваня, Вася, Маша и т. д.) тяжело болен, ему требуется серьёзная, но, видите ли, очень дорогостоящая операция, и если не найдутся добрые люди…
Значение того, что совершается на протяжении последних 15 лет в России, под этим углом зрения переоценить просто невозможно. Здесь перед нами действительно эталон совершенно нового феномена — или, если угодно, полигон небывалого эксперимента по разворачиванию развития вспять, притом формально мирными средствами, исключительно методами политического, информационного и психологического воздействия. Ведь речь не об Африке, не об одной из вчерашних колоний (иные из которых уже начинают и обходить Россию): нет, перед нами случай стремительного, обвального регресса вчерашней сверхдержавы, по ряду параметров социального, научно-технического и культурного развития занимавшей (что признавалось и международными организациями, и даже её недругами) не просто передовые, но опережающие, лидирующие позиции. Сверхдержавы, крушение которой, собственно, и освободило путь к разворачиванию процесса глобализации в той его уродливой, извращенной и, в перспективе, губительной для человечества форме, который стремительно набирает силу сегодня.........................

 

 

Ведута Е. США -от стагфляции к стагфляции …
 В условиях глобализации и огромного “долларового” навеса американская экономика стала похожей на огромный мыльный пузырь, готовый вот-вот лопнуть из-за переизбытка денег в обращении. Стагфляция экономики США в рамках нынешней стратегии глобализации стала перманентной. В выходе из нее не поможет ни запуск инфляции, ни дефляция, интервалы между которыми сокращаются. Усиление инфляции, спад производства и техногенные катастрофы, рост безработицы и снижение социальных гарантий в пользу военной сферы, эскалация борьбы с международным терроризмом – неизбежные спутники США.
Кризисное циклическое развитие мировой экономики в ХХ в. сделало мир однополярным, а систему ТНК, зачастую именуемую “второй экономикой США”, самой могущественной в мире экономической силой. Используемый США механизм выхода экономики из-под государственного контроля привел к закономерному итогу.
В правительственные учреждения США зачастую входят те кадры, которые так или иначе представляют лоббистские группировки ТНК, в результате чего экономическая политика государства все более направлена в пользу финансовой олигархии. Потеря США в значительной степени финансового контроля в результате их интеграции с мировым рынком ссудных капиталов была только первым шагом к утрате экономического суверенитета. В ХХI в. США вступили в новом статусе – статусе экономической марионетки. Буш-мл., как и его предшественники, этого не понял, либо, “играя” в старые игрушки, тоже сделал вид, что не понял.
Альтернативой циклическому развитию в интересах ТНК может стать повышение эффективности деятельности государства в экономике на основе реализации стратегического планирования устойчивого экономического роста в интересах большинства. Однако реализация подобной задачи в США связана с необходимостью уничтожения существующей мировой спекулятивной системы, прекращения экспорта инфляции, решения проблем задолженности развивающихся стран и т.д.
Все это непосредственно затрагивает интересы ТНК и, следовательно, требует огромной политической воли, что вряд ли возможно.
На такой шаг способны страны, обладающие большим интеллектуальным и ресурсным потенциалом и не до конца интегрированные в мировую финансовую систему. Среди них все еще находится Россия, способная разработать собственную социально эффективную стратегию развития. Поэтому, быть может, Чаадаев был прав – и отставание иногда может оказаться козырем.

 

 

 

 

Преступление века!

С 15 августа 1971 г. мир перешел в принципиально новую стадию развития. В этот день президент США Ричард Никсон объявил об отказе казначейства США обменивать доллары на золото. С этого момента в США прекратилась обратимость доллара в золото, а все остальные валюты оказались без какой-либо связи с благородным металлом.
С этого момента финансовый капитал приобрел истинную свободу, сделав шаг к вершине своей власти.
Именно с этого момента начинается дискредитация старых моральных ценностей, подмена понятий и извращение смыслов.

 

Рис. из http://bacex.narod.ru/

 

Россия и Америка

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  Далее см. Меню раздела

Книги  Сборники статей  Избранные статьи  Перманентная шизофрения 

Россия и США - только факты  Россия и США - карикатуры  Американцы о себе

 

Избранные статьи

 

См. также:  Русский Мир * Россия в мире * Россия в мире - только факты

* Россия и Европа * Россия и Азия * Россия и Германия

* Угрозы для России * Уроки для России

* Россия и крах мировой финансовой системы * Перманентная шизофрения

* Мифы мировой экономики * Создание Новой Бреттонвудской системы

* Новый справедливый экономический порядок * Статьи Линдона Ларуша

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала

Об авторских правах в Интернете