Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

  

Мы любим Россию!

 

Срочно! Важно!

 

В этом разделе публикуются только очень срочные и важные сообщения

 

Меню раздела  Назад  Вперёд

 

Избранные статьи

 

 

Чужой земли мы не хотим ни пяди…

Завершившийся на днях визит премьера РФ Владимира Путина в Японию изначально подавался как подчеркнуто неполитический: речь должна была идти только о сотрудничестве в сфере экономики, а все попытки японской стороны хоть в какой-то форме поставить вопрос о территориальной принадлежности Южных Курил (в японской терминологии – «северных территорий») с порога отвергались. Аргументация была простая: вопросы внешней политики РФ находятся в исключительном ведении главы государства, а значит, премьер просто не полномочен вести переговоры по этой проблематике.

И все-таки полностью уйти от обсуждения территориальной проблемы не удалось. Во время рабочего завтрака с японскими бизнесменами Путин признал наличие этой проблемы и высказал надежду на то, что со временем ее удастся разрешить. Сегодня японская пресса возлагает надежды на встречу российского президента Дмитрия Медведева и японского премьера Таро Асо, которая состоится в рамках саммите G8 в Италии в июле.

Тема Южных Курил (относительно крупные острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и несколько малых островов, не имеющих постоянного населения, которые в Японии объединяют под одним названием «гряда Хабомаи») настолько давно и прочно внедрилась в сознании как россиян, так и японцев, что порой бывает трудно разобраться, в чем же корень проблемы. А ее не понять, если не обратиться к Сан-Францисскому мирному договору от 1951 года, по которому Япония, среди прочего, отказывалась от суверенитета над Курильскими островами и той частью Сахалина, которая принадлежала ей до Второй мировой войны. Казалось бы, этим проблема исчерпывается.

Но суть в том, что Южные Курилы в Японии рассматривают не как часть Курильской гряды, а как часть шельфа острова Хоккайдо, суверенитет над которым за Японией признается всеми. В итоге принципиально важным оказывается даже то, в какую словесную форму облегается эта проблема.

Первое. В Сахалинской области практически наложено табу на слово Хабомаи, которым в Японии обозначают группу малых необитаемых островов. Более того, использование этого названия в официальных документах российского МИДа у сахалинских чиновников вызывает нескрываемое раздражение. Корректной считается следующая формулировка: «Шикотан и другие острова Малой Курильской гряды».

Второе. Говоря о Южных Курилах, никто из официальных лиц Сахалинской области никогда не позволит себе даже малейшего намека на то, что к группе этих островов относится Итуруп – самый большой из островов, на который претендуют японцы. «Какое отношение Итуруп имеет к Южным Курилам? – говорили мне мои собеседники, когда я посещал этот регион в 2006 году. – Это Средние Курилы, а город Курильск на Итурупе является административным центром Курильского района». Тем самым даже официальное административное деление Курил на Северо-Курильский, Курильский и Южно-Курильский районы подчеркивает, что при любом повороте межгосударственных отношений от суверенитета над самым большим островом отказываться никто не собирается.

Третье. В 1956 году СССР и Япония подписали совместную декларацию, в которой предполагалось, что после заключения мирного договора Японии отойдут остров Шикотан и «гряда Хабомаи», за Россией останутся Итуруп и Кунашир. Формула, на первый взгляд, компромиссная, но с другой стороны – одновременно и беспроигрышная, и очень рискованная. Суть в том, что ни один японский политик (если только он не политический самоубийца) на этот вариант сегодня не пойдет. А значит, Россия может бесконечно предлагать такой вариант решения, демонстрируя свою добрую волю: мол, откажутся японцы – это их дело.

Но, с другой стороны, если вдруг в какой-то отдаленной перспективе в позиции японского руководства что-то переменится, то в безвыходной ситуации окажется уже российское руководство. Сдача части территории будет однозначно воспринята как предательство национальных интересов, а это будет означать политическое самоубийство (это в лучшем случае) уже для тех руководителей России, которые на это пойдут.

На сегодняшний день эта двойственность ситуации порой напрямую влияет на конкретных участников хозяйственной деятельности на островах. Так, в 2004 году глава МИД России Сергей Лавров заявил о готовности решать проблему на принципах, закрепленных в Совместной декларации 1956 года. Учитывая, что сегодняшнее японское руководство к такому варианту не готово, это был, во многом, чисто пропагандистский ход. Но, как рассказал мне в 2006 году директор рыбоперерабатывающего завода на острове Шикотан, сразу после этого заявления Лаврова банк без всяких объяснений отказал заводу в кредите.

Современное состояние Южных Курил довольно плачевно. Дорог практически нет, дома в основном барачного типа, причем последствия страшного землетрясения 1994 года до сих пор до конца не ликвидированы. Вся акватория порта Южно-Курильска просто-таки «засеяна» ржавыми остовами больших и средних судов – на то, чтобы убрать их, нет ни сил, ни средств.

Японцы, со своей стороны, готовы инвестировать в экономику Сахалинской области, но только не Южных Курил – любое такое сотрудничество и даже посещение островов японскими гражданами по российской визе воспринимается в Японии как признание де-факто российского суверенитета над островами, а значит, как предательство национальных интересов. Более того, буквально в дни пребывания Путина в Японии группа депутатов японского парламента разработала проект закона о суверенитете над «северными территориями», который предполагается вынести на рассмотрение парламента уже в июне, т.е. незадолго до предполагаемой встречи Дмитрия Медведева и Таро Асо.

Таким образом, складывается впечатление, что проблема решения не имеет, а обе стороны едва ли не сознательно загоняют ее в тупик. Между тем, могу высказать предположение (об этом мне говорили и некоторые мои собеседники на Курилах), что перспективы все-таки есть. Речь может идти о создании некоего Азиатско-Тихоокеанского союза по образу и подобию Европейского. Сегодня, конечно, такая идея выглядит утопичной – слишком различны уровни экономического развития стран региона, культурно-исторические традиции, менталитет и т.п. Но, если вдуматься, мог ли кто-то еще лет 60 назад предположить, что Германия и Франция или Франция и Великобритания смогут преодолеть веками складывавшееся отчуждение и объединиться не просто для того, чтобы решать проблемы «угля и стали» (с этого, напомню, начиналось Европейское сообщество в середине 1950-х годов), но и создать некую надгосударственную структуру, в рамках которой принадлежность конкретной малой территории к тому или иному национальному государству уже не будет иметь столь большого значения.

Пример подобного решения есть. Сколько спорили в свое время Финляндия и Швеция по поводу принадлежности Аландских островов в Балтийском море! Сегодня же этот вопрос с повестки дня практически снят: на островах ходят две валюты – евро и шведская крона, на жителей распространяются все привилегии Шенгенской зоны, на права шведского языка никто не посягает.

Так что прецедент есть. Но насколько реальна перспектива повторения этого опыта, боюсь, ныне живущие поколения увидеть не смогут.


 

Магия цифр-2009


Пересмотреть Холодную войну


Сергей Караганов


Еще год-два тому назад, анализируя мощные и беспрецедентно быстрые сдвиги, происходившие в международной экономике и политике, можно было с уверенностью утверждать: завершился политический (а не календарный) ХХ век, тот, что начался в августе 1914-го.

О «новой эпохе» я писал, в том числе, и на страницах журнала «Россия в глобальной политике» (см. статьи «Новая эпоха противостояния» – № 4, 2007 г.; «Новая холодная война» – № 5, 2008 г.). Она характеризовалась ростом напряженности между Россией и традиционным (в понимании холодной войны) Западом, порожденной не только объективным изменением соотношения сил, но и жесткой, даже заносчивой политикой Москвы по ревизии модели отношений, сложившейся в годы российского хаоса и разрухи.

Усиливавшаяся напряженность вылилась в прямое столкновение, когда Грузия напала на Южную Осетию и была разгромлена. Этот конфликт показал, что, несмотря на заверения всех сторон, холодная война так и не окончена. Отпали две главные причины, ее порождавшие, – угроза коммунизма и системная военная конфронтация. Но корни не были выкорчеваны и стали давать побеги.

Магическая "девятка"

2009 год – подходящее время для постановки вопроса о завершении этой неоконченной войны.

Исполняется 20 лет событию, символизирующему ее окончание, – падению Берлинской стены. Этот юбилей – главный в выглядящем почти магически сочетании круглых дат событий, определивших тот политический порядок или беспорядок, в котором мы живем.

1919-й – подписан несправедливый Версальский мир, превративший Германию в ревизионистское, а впоследствии и реваншистское государство.

1929-й – разразился великий кризис, резко обостривший межгосударственное соперничество.

1939-й – развязана Вторая мировая война, ставшая логическим результатом двух предыдущих событий.

1949-й – основана НАТО, что положило начало системному противостоянию в Европе. Ниже я приведу некоторые малоизвестные факты о его истоках.

В том же году провозглашена Китайская Народная Республика. Это событие было воспринято лишь как очередной признак нарастания коммунистической угрозы. Через полстолетия выяснилось, что тогда началось воссоздание Срединной Империи – великого государства, одного из лидеров мира в прошлом и будущем.

1959-й начался со взятия Гаваны повстанцами во главе с Фиделем Кастро. Это стало предвестием масштабного расширения зоны идеологического противостояния. А кроме того свидетельствовало о резком росте национального самосознания в Третьем мире, что привело в следующие несколько лет к появлению десятков новых независимых государств. Далеко не все из них со временем доказали свою состоятельность, и это также предопределило многие проблемы сегодняшнего дня.

1969-й – короткий, но ожесточенный вооруженный конфликт между СССР и КНР вокруг острова Даманский. Само по себе это событие едва ли претендовало бы на мировую значимость, не последуй вскоре за ним историческое примирение Пекина и Вашингтона.

1979-й – исламская революция в Иране, имевшая судьбоносное значение для региона и всего мусульманского мира. В том же году было осуществлено роковое вторжение Советского Союза в Афганистан (подробнее о событиях 1979-го – в статье Александра Игнатенко в этом номере журнала. – Ред.).

1989-й – крах коммунистического лагеря в Европе: правительство «Солидарности» в Польше, падение Берлинской стены, «бархатная революция» в Чехословакии, кровавый финал румынского руководителя Николае Чаушеску. Тогда же, выступая на 600-летии битвы на Косовом поле, сербский лидер Слободан Милошевич изложил националистическую программу, попытка реализации которой привела к потрясениям следующего десятилетия.

Наконец, 1999-й – США и европейские страны, упоенные ощущением победы в холодной войне, сознанием правоты и безнаказанности, напали на Югославию. В отношении России к Западу произошел важнейший психологический перелом. В Москве примерили на себя бомбардировки Белграда. Начался процесс, приведший к отчуждению между Россией и НАТО.
Впервые после Второй мировой войны в Европе одна страна или группа стран напала на другую. В годы холодной войны хватало позорных эпизодов. В середине 1940-х – разгром английским экспедиционным корпусом коммунистического партизанского движения в Греции. В 1953 году – расстрел в ГДР демонстрации рабочих. В 1956-м – подавление советскими танками будапештского восстания. В 1961 году – сооружение при поддержке Москвы Берлинской стены. В 1968-м – вторжение войск СССР и его союзников в Чехословакию, чтобы положить конец «пражской весне». Но до авиаударов по мирным городам дело все-таки не доходило.

Незаконченное противостояние

Вернусь к неоконченной войне, обратный отсчет которой запустили толпы ликовавших берлинцев.
К радостным итогам данного события относится, безусловно, победа личной свободы над несвободой. Ушел в небытие коммунизм – единственная из европейских утопий, которую пытались претворить в жизнь. Эта попытка привела к удушающему советскому социализму, обернувшемуся гигантскими потерями для русских, народов СССР и многих других стран. Наступила смерть искусственной экономической системы, которая не отвечала ни природе, ни потребностям человека. Закончился эксперимент, человечество вернулось к рыночной экономике.

Произошедшее благодаря краху коммунистической модели резкое экстенсивное – на два миллиарда человек – расширение сферы капитализма, помноженное на революцию в области коммуникаций и либерализацию торговли, привело к невиданному в истории экономическому буму, гигантскому росту благосостояния. Сотни миллионов человек вышли из состояния перманентного голода, количественно вырос мировой средний класс.

Казалось, что окончательно победила либеральная демократия американо-европейского толка. Но опыт истекших лет показал, что данный тип политико-экономического устройства укореняется только в странах Центральной и Восточной Европы. Для этого им оказывается масштабная экономическая помощь, за что они пожертвовали частью суверенитета.
Весьма вероятно, что и новая российская элита была готова пойти по этому пути. В начале 1990-х на слияние с Западом возлагались огромные, теперь кажущиеся уже смешными надежды. Говорили даже о желании вступить в НАТО (такие заявления звучали из уст президента Бориса Ельцина и вице-президента Александра Руцкого) и стремлении стать членом Европейского союза (премьер-министр Виктор Черномырдин). Трудно оценить, сколь серьезно подобные сценарии обсуждались на Западе, но решение было отрицательным. Очевидно, там сочли, что Россия как объект интеграции слишком дорога, велика и потенциально самостоятельна. С середины прошлого десятилетия начался процесс расширения Североатлантического альянса вопреки мнению Москвы. Историческая развилка была пройдена.

Больше всех выиграла Германия, добившаяся национального единения. Сознательно погрузив себя в Европу, отдав ей часть своего суверенитета, эта страна превратилась в символ лучшего, что есть в новой европейской культуре. Несмотря на растущую экономическую мощь Германии, уже никто не боится ее реваншизма.

Западная Европа сумела, благодаря интеграционному проекту, преодолеть кровопролитное прошлое. Казалось, что с крушением Берлинской стены уже вся Европа достигла кантовского «вечного мира», а на земном шаре наступил период спокойствия и процветания. Отметим, что результатом выхода из холодной войны стало не только окончательное примирение исторических врагов – немцев и французов, но также немцев и русских, несмотря на самую страшную историю вражды в ХХ веке.

Однако к концу переломного двадцатилетия выясняется, что Европа все-таки не смогла порвать со своим прошлым. Вместо «конца истории» мы наблюдаем возвращение старой геополитики, помноженной на новые вызовы, которых становится больше, но, которые, как правило, не решают, острейших проблем и наслаиваются друг на друга. Противостояние и раскол возрождаются в иной форме. А главное достижение 1990-х – исчезновение военной угрозы и системного вооруженного противостояния – может оказаться преходящим.
Еще раз повторю: причина в том, что холодная война в Европе хотя и была объявлена завершенной, по сути, пока не окончена.

Советский Союз добровольно ушел из Центральной и Восточной Европы. Москва, вопреки призывам многих европейских столиц (особенно Парижа и Лондона) допустила объединению Германии и даже содействовала ему. Российский политический класс того времени был, даже если в этом не совсем удобно признаваться, инициатором распада СССР, утраты части российских исторических территорий. Делалось это не только по недомыслию, или из-за утраты чувства Родины, или из-за стремления новых элит прийти к власти. Главная причина – желание быстрее избавиться от обрыдшего советского коммунизма.

Отказываясь от империи (даже от той ее части, которая воспринималась как историческая территория собственной страны), россияне надеялись на наступление новой эпохи «общего европейского дома», на создание «единой и свободной Европы» (слова Джорджа Буша-старшего). Это был не только прекраснодушный самообман. О такой Европе говорили тогда все. Поэтому Кремлю показалось, что письменные гарантии нерасширения западных институтов, прежде всего НАТО, не нужны, и достаточно устных обещаний лидеров Соединенных Штатов и Германии.

Россияне не только несли на себе основное бремя коммунистической диктатуры, но и сделали больше, чем какой-либо другой народ, чтобы с ней покончить. Поэтому из холодной войны они выходили, не чувствуя себя побежденными и рассчитывая на почетный мир с «развернутыми знаменами». Но Запад после колебаний первых лет начал вести себя, как победитель, а территории, покинутые СССР, стал рассматривать не как добровольно освобожденные, а как захваченные. С середины 1990-х взят курс на расширение НАТО. Под первой и второй волнами расширения альянса не было идеологической или даже военной основы, зато хватало желания геополитически «закрепить» добычу, пользуясь слабостью России и хаосом в стране.
Трансформация НАТО
После окончания холодной войны на Североатлантический альянс попытались возложить груз универсальной военно-политической ответственности, нести который на своих плечах он был просто не в состоянии. НАТО создавалась в 1949 году как инструмент борьбы с коммунистической угрозой, преимущественно внутренней. Первоначально у альянса не было военной составляющей – Европе тогда никто и не мог угрожать.

Я не собираюсь обвинять нынешнюю Организацию Североатлантического договора в том, что она нацелена на подавление внутреннего инакомыслия в странах-членах. Но из песни слов не выкинешь, и про удушающую атмосферу холодной войны помнить надо.

23 июня 1949-го в обращении к Конгрессу по поводу оказания военной помощи Западной Европе президент США Гарри Трумэн прямо заявлял: адресаты должны «как можно скорее получить небольшие и хорошо подготовленные силы, способные поддерживать внутренний порядок», то есть, иными словами – «подавлять диссидентов». Соединенные Штаты были готовы применять собственные Вооруженные силы не только в случае перехода власти в западноевропейских странах к левым, но даже и при возникновении угрозы этого. Например, в директиве Совета национальной безопасности № 5440/1 (декабрь 1954 г.) содержалась следующая установка: «В случае грозящего или уже происшедшего захвата власти коммунистами (в западноевропейских странах. – Авт.) США должны предпринять возможные политические, экономические и тайные операции с целью ее пресечения и… прибегнуть к военным действиям, если этого потребует ситуация».

Советские архивы, до сих пор полностью не открытые, естественно, также содержали подобные указания. А советская система – гораздо более жесткая политически и намного менее эффективная экономически – не раз пускала в ход военную силу, чтобы подавлять инакомыслие и требования большей свободы.

При создании Североатлантический блок был не военно-политической организацией, а лишь политическим союзом с очень неопределенными гарантиями безопасности. Об этом 60 лет назад позаботились изоляционисты в Конгрессе, не желавшие связывать руки Соединенным Штатам. Знаменитая статья 5 Североатлантического договора никаких автоматических гарантий не предоставляет. «Договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что... каждая из них, в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону... окажет помощь Договаривающейся стороне, подвергшейся ...подобному нападению, путем немедленного осуществления... индивидуального или совместного действия, которое сочтет необходимым» – так говорится в документе. Формулировка достаточно расплывчатая.

Нацеленность на вооруженное сдерживание альянс начал приобретать только через год-два после его образования. «Крестным отцом» милитаризации НАТО и формирования его военной организации по праву можно считать Иосифа Сталина. Либо по частому у него геостратегическому недомыслию, либо в стремлении отвести от СССР военную угрозу, якобы исходившую с Запада, советский вождь санкционировал нападение Ким Ир Сена на Южную Корею летом 1950 года. На Западе началась паника, а среди сторонников военизации НАТО – ликование. Готовность США и их союзников увеличивать военные расходы возросла кратно, о желании вступить в альянс заявили Турция и Греция. Было достигнуто соглашение о создании объединенного военного командования, что предусматривало должность главнокомандующего с широкими полномочиями и штаб, где присутствовали представители всех стран-членов.

Историк холодной войны Джон Льюис Гэддис напоминает о высказывании госсекретаря США Дина Ачесона, который считал необходимым создать перед лицом Советского Союза «ситуацию силы». «“Сила” стала восприниматься как самоцель, а не средство для достижения какой-то другой, более общей цели. Процесс сдерживания стал важнее, чем результат, который он должен был обеспечить», – пишет Гэддис.

Выступая на закрытых слушаниях, генерал Альфред Грюнтер (главком силами альянса в Европе в 1953–1956-м) вспоминал: «НАТО существовала только на бумаге уже более года. Но никто и пальцем о палец не ударил, чтобы сделать хоть что-то… Страны все уменьшали и уменьшали свои военные расходы… Так что Советы спасли нас от всего этого».
20 лет назад исчезновение Организации Варшавского договора, СССР лишило НАТО не только идейно-политической, но и военной цели. Превратить новую Россию в угрозу было невозможно. Распускать же организацию, показавшую свою полезность и набравшую мощную интеллектуально-бюрократическую инерцию, очень не хотелось. К тому же был велик триумфалистский заряд. Вначале вроде бы нашлась разумная цель: «Выходи из зоны ответственности или умри». Речь шла о том, чтобы в сотрудничестве с Россией и другими странами сделать Североатлантический альянс инструментом противодействия новым угрозам.

Но возобладал другой подход: «Расширяйся или умри». Вашингтон и его союзники решили закрепить геополитические приобретения в Европе, застолбив зону своего экономического и политического влияния.

Похоже, что в середине 1990-х, в момент принятия решения не выходить из зоны ответственности, а расширяться, европейская политика миновала историческую развилку. Пойди Запад по первому пути, вероятно, не было бы угрозы нового раскола Европы. Возможно, Россия и государства – члены НАТО смогли бы совместно предотвращать часть быстро накапливавшихся вызовов. А прошедшие полтора десятилетия не стали бы потерянными для укрепления международной безопасности.

Сначала прием новых стран в альянс вроде бы осуществлялся в соответствии с какими-то критериями, но потом забыли и о приличествующих прикрытиях. В преддверии юбилейного саммита, состоявшегося в апреле 2009 года, в ряды «передовых демократических» принята Албания – едва ли не самая отсталая, но зато выгодно расположенная европейская страна.
В основе раскола Европы в годы холодной войны лежало главным образом идеологическое и военное противостояние, о геополитическом же разделе континента почти не говорили. Но когда ушли идеология и военная угроза, на передний план вышла скрывавшаяся за ними старая геополитика.

Идея о вступлении России в НАТО никогда не рассматривалась всерьез – либо Москву считали неготовой, либо потому что такое расширение изменило бы альянс до неузнаваемости. Последний аргумент обоснован. Войди в блок Россия, гегемония США в нем ослабла бы, а сам союз превратился бы в организацию общеевропейской безопасности, а не военный геополитический блок Запада.

Протесты Россия против расширения были проигнорированы. Москва по своей слабости совершила ошибку, подписав в 1997-м Основополагающий акт Россия – НАТО. Этот документ политически легитимировал дальнейшее расширение блока. В обмен Россия получила до сих пор пустой Совет Россия – НАТО и пригоршню обещаний – бессодержательных либо уже нарушенных. Например, элементы системы ПРО, которые Вашингтон планирует разместить в Польше и Чехии, вообще относятся к стратегическим силам, что уж точно нарушает дух Основополагающего акта.

Обязательство не размещать ядерные силы на территории новых членов альянса было приятной пустышкой. Никто и не собирался этого делать. Обязательства же не развертывать в этих странах значительные обычные силы просто не соблюдаются. Размещаются и планируются к размещению крупные базы. Впрочем, в Основополагающем акте не было прописано, каковы количественные параметры «значительных» сил.

Попытка воссоздать конфронтацию
В годы первых волн расширения автор этих строк не раз задавал западным собеседникам вопрос: неужели вы не понимаете, что огромная страна с великой историей воспрянет и никогда не согласится на расширение блока на ее исторические рубежи? Собеседники тихо соглашались или отводили глаза в тщетной надежде, что «момент истины» не настанет и держава никогда не вспомнит о своих жизненно важных интересах.

Между тем из антикоммунистического оборонительного союза, каким он был в годы холодной войны, Североатлантический альянс деградировал в наступательный. Не стоит забывать, что три крупные войны последних десяти лет начинали именно страны НАТО. Блок совершил агрессию против Югославии, отторгнув от нее Косово. Лидер Североатлантического альянса с группой союзников напал на Ирак. НАТО (правда, с международного согласия) ведет, по сути, наступательную войну вдали от первоначальной зоны ответственности – в Афганистане. Аппетиты растут. Стремясь доказать свою полезность, бюрократия пытается сделать альянс «энергетическим», обеспечивающим военно-политическими методами доступ к ресурсам на территории других стран, или даже «арктическим».

Благодаря экспансии к российским границам и втягиванию стран, часть элит которых испытывали в отношении России исторические комплексы из-за неудач и поражений прошлых веков, в НАТО усилились антироссийские настроения. По мере увеличения количества таких стран объективно возрастает давление в пользу того, чтобы вернуть альянс к его классической задаче сдерживания Москвы.

Вопреки усилиям по улучшению образа, НАТО в глазах россиян выглядит гораздо более враждебным образованием, чем в предшествующие два десятилетия. Я далек от того, чтобы утверждать, что блок угрожает либо может угрожать России. Организация Североатлантического договора не была в состоянии эффективно воевать и в прошлые времена. Это тем более верно сейчас, что демонстрирует Афганистан.

Политически расширение НАТО превратилось в основную угрозу европейской безопасности. Из-за него прекратившаяся конфронтация между «старым Востоком» (СССР и его сателлиты) и «старым Западом» заменяется новой: Россия с одной стороны, Соединенные Штаты и часть «новых» европейцев – с другой. «Старая» Европа является заложницей и далеко отойти не может. И это противостояние зарождается на фоне действительно изменившегося, все более нестабильного и опасного мира.

Холодная война, будучи незаконченной в умах политических классов, в том числе российского, также не была завершена институционально и организационно. И институты холодной войны – в первую очередь НАТО, но и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, – первоначально созданные для обслуживания холодной войны, раз за разом воссоздают конфронтацию.

В середине текущего десятилетия часть американского истеблишмента, не заинтересованная в окончательной стабилизации и соответственно усилении Европы, вновь стала продвигать идею расширения альянса – теперь уже на Украину. Раскол Старого Света подпитывали планами размещения американской системы ПРО. Москва стойко воспротивилась, в первую очередь потому, что осознала жизненно важную необходимость остановить механизм воссоздания системы противостояния в Европе на новых рубежах.

Надеюсь, что в исторической перспективе нападение Тбилиси на Южную Осетию и ответ России окажутся плодотворным эпизодом. Жертвы – осетины, русские, грузины – могут оказаться вовсе не напрасными. Российские войска дали решительный военный отпор логике бесконечного расширения НАТО, которое, если его не остановить, практически неминуемо привело бы к большой войне. И не в Грузии, а вокруг Украины, почти в центре Европы.

Если США и Западная Европа попытаются и дальше расширять НАТО на восток, России не останется ничего иного, как, укрывшись за частоколом ядерных ракет приведенных в боевую готовность, готовиться к худшему, пытаясь нанести максимальный ущерб другой стороне. О сотрудничестве в решении глобальных проблем придется забыть.
Невозможным станет и сколько-нибудь серьезное сокращение уровня ядерного противостояния. (Впрочем, и сейчас, в условиях неопределенности и опасности возобновления конфронтации, сокращения ядерных вооружений возможны и даже полезны только для избавления от устаревших и ненужных систем, а также повышения эффективности всего ядерного потенциала.)

Не думаю, что подход России станет более мягким из-за того, что ее накачанные нефтяными гормонами мышцы отчасти сдуются. Скорее наоборот: усилится готовность жестко противодействовать, тем более что внешняя угроза – удобное объяснение внутренних проблем. О политической и экономической модернизации придется забыть. Так что новое противостояние стало бы драмой для Европы, еще одной проблемой для мира, катастрофой для Украины и трагедией для российского народа.

Соединенным Штатам и их клиентам не удалось развязать новую, пусть и карикатурную холодную войну после югоосетинского эпизода. Не захотели континентальные «старые» европейцы. Затем мировой экономический кризис в очередной раз подчеркнул остроту новых вызовов, снова показал, насколько фарсовыми являются унаследованные от прошедших времен склоки и старое мышление.

Закрыть "ящик Пандоры"

«Большая» Европа, к которой принадлежат и Россия, и США, остро нуждается в «мирном договоре», в новой архитектуре, которая подвела бы черту не только под холодной войной, но и под Второй мировой. (Напомню о магии цифр – она началась 70 лет тому назад). Ведь Ялтинское и Потсдамское соглашения оказались не договорами, устанавливающими мир, а временными договоренностями по разделу Европы.

В большей части Европы Вторая мировая война закончилась мирным договором. Им, по сути, стал Римский договор, создавший Европейское Экономическое Сообщество – прообраз Европейского союза. Между Россией и Западом такого документа подписано не было.

Незавершенность холодной да и Второй мировой войны создает опасный вакуум. Если попытки расширения НАТО продолжатся, существует угроза превращения России из ревизионистского государства, менявшего невыгодные, навязанные ей в 1990-х правила игры, в реваншистское. Один раз европейцы, будучи не в силах преодолеть свою мстительность и алчность, уже сделали подобную ошибку, навязав Германии заведомо несправедливый Версальский мир после Первой мировой войны. Повторения этой ошибки допустить нельзя.
Россия предлагает выход из складывающейся ситуации – подготовка нового договора об общеевропейской безопасности, идею которого впервые выдвинул летом прошлого года президент Дмитрий Медведев. Этот документ, вернее, система договоренностей должна наконец завершить ХХ век с его мировыми и холодными войнами. Пока эта страница не перевернута, история будет грозить возвращением, а совместное и хотя бы сколько-нибудь эффективное противодействие новым угрозам и вызовам останется поверхностным или даже нереалистичным.

В период кризиса доверия, порожденного «новой эпохой», и усугубления мирового экономического кризиса нелегко говорить об идеальных построениях. Но об оптимальной структуре отношений в Евро-атлантическом регионе думать нужно. Иначе нечего и планировать создание системы управления мировой экономикой и международными отношениями, адекватной вызовам ХХI столетия и с участием новых глобальных игроков.

Необходим новый общеевропейский договор о коллективной безопасности, подписанный либо отдельными странами, либо НАТО, Евросоюзом, Россией и Организацией Договора о коллективной безопасности. К этому договору могут подключиться все страны, не входящие в нынешние системы безопасности, получая при этом многосторонние гарантии. Расширение НАТО де-факто замораживается.

ОБСЕ преобразуется в ОКБСЕ – организацию коллективной безопасности и сотрудничества в Европе, приобретает новые, в том числе военно-политические, функции и лишается генов холодной войны. В будущем договоре следует подтвердить положение хельсинкского Заключительного акта о нерушимости границ, дабы предотвратить дальнейшее дробление государств или их воссоединение в результате силового разрешения конфликтов. Косово, Южная Осетия и Абхазия должны стать последними государствами, отколовшимися с использованием силовых методов. Нужно закрыть этот «ящик Пандоры» хотя бы в Европе.

Если речь пойдет о действительном преодолении противостояния, унаследованного от ХХ века, можно будет говорить не только о значительных сокращениях ядерных арсеналов России и США, но и о координации политики в военно-стратегической области. А сотрудничество в кризисных ситуациях типа афганской либо в противодействии расползанию оружия массового уничтожения станет гораздо более тесным.

Это – евро-атлантическая, обязательно включающая США, часть предлагаемой системы.

В Европе документ о коллективной безопасности должен –уверен – быть дополнен договором о создании Союза Европы – объединения России и ЕС на основе создания общего экономического пространства, общего энергетического пространства с перекрестным владением добычей, транспортировкой энергии, единого человеческого безвизового пространства, координации политики на международной арене.

В отношениях между Европейским союзом и Россией, конечно, присутствует геополитический фактор, силен элемент соревнования и порой соперничества. Но ЕС, в отличие от НАТО, создавался не для противостояния. Главными целями, стоявшими за европейским интеграционным проектом, были преодоление наследия войн и государственного национализма, укрепление экономической эффективности и благосостояния Европы. Отсутствие генетического кода конфронтации объясняет, почему в отношениях Россия – Евросоюз заложен мощный потенциал сотрудничества и сближения.

Общеевропейскую архитектуру можно дополнить «трехсторонним» (в противовес прежнему конфронтационному «треугольному») взаимодействием Китая, России и США в решении крупнейших мировых проблем, которое предлагают влиятельные китайскими теоретики. Следует расширить Шанхайскую организацию сотрудничества и привлечь к ее работе Соединенные Штаты и ЕС хотя бы в качестве наблюдателей.

Отдельно стоит вопрос о новой системе управления мировой экономикой и финансами, создание которой будет еще более трудным без подведения черты под проблемами, оставшимися в наследство от прошлой конфронтации.

Можно придумать немало других вариантов. Пусть пока они покажутся прекраснодушными мечтаниями. Но если интеллектуально не ставить стратегических задач, мы обречены плестись в хвосте событий, скорее всего – все более трагических. Для движения вперед необходимо завершить «неоконченную войну». И тогда году, может быть, в 2014-м или хотя бы в 2019-м, отмечая столетие начала Первой мировой или подписания Версальского мирного договора, мы наконец сможем попрощаться со страшной историей ХХ века.

13.05.09 17:51
"Россия в глобальной политике". № 2, Март - Апрель 2009

http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Magiya-cifr-2009 

 


 

Четверть россиян заинтересованы в сохранении коррупции

20 мая 2009 в 14:11 Источник top.rbc Опубликовал frenchpress 1714 просмотров 60 комментариев
Около 25% россиян заинтересованы в сохранении коррумпированности общества. Такие данные сегодня привел министр юстиции РФ Александр Коновалов, выступая в ходе правительственного часа в Госдуме.

По его словам, согласно проведенным исследованиям, в сохранении текущего положения дел заинтересованы до 25% опрошенных. При этом А.Коновалов высказал уверенность в том, что этот показатель занижен и в действительности число таких людей больше, они заинтересованы как брать, так и давать взятки, приобретать определенные преференции для себя с помощью коррупционных схем.

Также А.Коновалов сообщил, что сейчас требуется принятие подзаконных актов и соответствующих постановлений правительства для полноценной работы 91 федерального закона. Но до сих пор не принято 160 таких документов, что затрудняет преодоление правового нигилизма.

 

http://www.newsland.ru/News/Detail/id/367528/cat/42/

 


 

Чего боятся чиновники

20 мая 2009 в 17:23 Автор Александр Привалов Источник vesti Опубликовал johnthebest 275 просмотров 1 комментарий


Дума подавляющим большинством голосов отвергла законопроект об оглашении имен чиновников, осужденных за должностные преступления, как-то: злоупотребление должностными полномочиями и их превышение, нецелевое расходование бюджетных средств, незаконное участие должностного лица в предпринимательской деятельности, получение взятки, служебный подлог, халатность. То есть за весь тот букет деяний, который обыкеновенно имеется в виду гражданами, когда они говорят о разложении госаппарата и о массовой коррупции чиновничества.

Согласно законопроекту, в случае вступления обвинительного приговора в законную силу, сведения об осужденном коррупционере, а именно: фамилия, имя, отчество, дата рождения, должность, занимаемая до осуждения, статья, по которой был осужден и срок наказания, -- эти сведения должны были размещаться на интернет-сайте правительства РФ. После погашения или снятия судимости, соответственно, сведения должны были удаляться.

Законопроект вроде бы предполагал показать, до какой степени правительство РФ считает насущным и необходимым производить острастку и вразумление. Не замалчивая грехи чиновников, преступивших закон, а, напротив, вывешивая их на черной доске.

Тем не менее инициативу насчет черной доски одобрил только 91 депутат. Остальные согласились с заключением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, в котором было указано, что "персональные данные о судимости субъекта являются конфиденциальными", а также, что"в вопросе их опубликования не может применяться избирательный подход только к определенной группе осужденных, так как это противоречит конституционному принципу равенства прав человека и гражданина".

Что до конфиденциальности данных о судимости, то это неожиданный взгляд, поскольку Конституция РФ устанавливает принцип гласности судопроизводства. Даже если слушание уголовного дела является закрытым (впрочем, какие могут быть основания для закрытого процесса по делу о воровстве? - это не шпионаж и не изнасилование несовершеннолетних), приговор во всех случаях оглашается публично. Из чего следует, что нет никаких юридических ограничений на его публичное упоминание, воспроизводство и цитирование. Оглашенный приговор в такой же степени конфиденциален, как УК или Конституция. То есть ни в какой степени.

Что до правозащитного подхода - в думском комитете усмотрели попытку ущемления прав человека и гражданина, то это несколько напоминает еще советский анекдот: "Все во имя человека, все во благо человека, и чукча видел этого человека". Права человека неизменно поминаются нашими депутатами всех уровней, как только речь заходит об определенных ограничениях и обременениях, возглагаемых на чиновника.

Два года назад точно так же говорили о правах человека депутаты Мосгордумы, когда они отвергали предложение о тот, чтобы имущество декларировал не только чиновник, но и члены его семьи - например, супруга этого чиновника. Логика была та, что супруга - это человек, и права этого человека требованием декларировать имущество грубо попираются.

У депутатов Государственной думы то же самое - почему предлагается размещать данные о приговорах чиновникам, осужденным за служебное воровство, и никто не предлагает размещать на сайте правительства РФ сообщение о том, что Вася Пупкин получил три года за кражу ящика водки. Нарушение прав человека, однозначно.

При этом замалчивается небольшая разница между чиновником и Васей Пупкиным. Чиновника никто насильно не загонял на ту должность, где он согрешил. Он сам желал занятия этой должности и должен был понимать, что, заняв ее, он уже не частный человек Вася Пупкин, а человек государственный. У него больше прав, но и больше обязанностей, и если он согрешит, то справедливо будет наказать его более суровым образом. Потому что Вася Пупкин крал сам, а чиновник крал с использованием служебного полномочия, т. е. с использованием государства в качестве орудия. Естественно же для государства припомнить чиновнику такое нечестное с ним, с государством обращение.

Еще проще: кому больше дано, с того больше спросится.

Впрочем, надо быть благодарными депутатам Государственной Думы. Отвергнув законопроект, они показали чего так сильно боятся в соответствующей среде. Там боятся публичного провозглашения: "Чиновник такой-то ныне есть осужденный вор".

Если боятся, есть прямой смысл добиться внедрения такой практики.

 

http://www.newsland.ru/News/Detail/id/367621/cat/10/

 


 

Доллар уходит
 

Николай Стариков

 

Николай Стариков — политический обозреватель журнала «Консерватор», колумнист газеты «Деловой Петербург». Он является автором книг: "Кризис. Как это делается", "Шерше ля Нефть", "Главный враг России. Все зло приходит с Запада", "1917. Разгадка «русской» революции", "Кто заставил Гитлера напасть на Сталина", "От декабристов до моджахедов. Кто кормил наших революционеров?",
"Преданная Россия. Наши «союзники» от Годунова до Николая II", "Кто убил Россию", "Кто убил Российскую империю. Не революция, а спецоперация!", "Февраль 1917: Революция или спецоперация?", "Преданная Россия. Мифы и правда о наших «союзниках»", "Кто добил Россию? Мифы и правда о Гражданской войне", "Кто убил Российскую Империю? Главная тайна XX века"

 

 

Доллар уходит. Тихо и незаметно. Но верно.

Верно, что медленно. Верно, что незаметно. Но уходит.

На днях сразу семь стран южноамериканского континента договорились ввести наднациональные деньги - сукре. (исп. Sucre, Sistema Unico de Compensacion Regional — единая система региональных взаиморасчетов).

Правда, пока речь идет об электронной виртуальной валюте для взаиморасчетов. Эту экзотическую идею страны участницы Боливарианской инициативы для Америки(ALBA) одобрили еще в ноябре 2008 года. А в конце прошлой недели подписали рамочное соглашение. Формировать единую валютную зону в регионе планируется с 1 января 2010 года.

Документ призывает остальные государства Латинской Америки и Карибского бассейна присоединиться к проекту, цель которого - сократить зависимость Южной Америки от “навязанной диктатуры доллара”. Как заявил президент Венесуэлы Уго Чавес - его слова цитируют информагентства, - поначалу сукре “будет обращаться в виде электронной виртуальной валюты, однако в будущем станет полноценной денежной единицей, обеспеченной нефтяными ресурсами”. (Источник)

Смешно? Мелко? Нет, не мелко. К созданию евро страны Евросоюза шли двадцать лет. А тихий уход доллара идет повсеместно. Не спеша, чтобы не спугнуть его держателей. Европа. Латинская Америка. Россия и ее ближайшее окружение. Азия.

«…Борьбу за место под солнцем ведет в мире и новая азиатская валютная единица - ACU, которая родилась 1 марта 2006 года и представляет собой среднее значение ценности валют Китая, Южной Кореи, Японии и 10 стран Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН)». (Источник)

Для справки:
В Боливарианскую инициативу для Америки(ALBA) входят Куба, Венесуэла, Боливия, Гондурас, Никарагуа, Доминика и Эквадор (в кач-ве наблюдателя). Антонио Хосе де Сукре и Алькала, генерал, один из лидеров войны за независимость испанских колоний в Латинской Америке в 1810—1826. Сукре - столица Боливии. Сукре – денежная единица Эквадора.

 

http://nstarikov.ru/blog/668#more-668

 


 

Миф о национализации

Николай Стариков

 

Николай Стариков — политический обозреватель журнала «Консерватор», колумнист газеты «Деловой Петербург». Он является автором книг: "Кризис. Как это делается", "Шерше ля Нефть", "Главный враг России. Все зло приходит с Запада", "1917. Разгадка «русской» революции", "Кто заставил Гитлера напасть на Сталина", "От декабристов до моджахедов. Кто кормил наших революционеров?",
"Преданная Россия. Наши «союзники» от Годунова до Николая II", "Кто убил Россию", "Кто убил Российскую империю. Не революция, а спецоперация!", "Февраль 1917: Революция или спецоперация?", "Преданная Россия. Мифы и правда о наших «союзниках»", "Кто добил Россию? Мифы и правда о Гражданской войне", "Кто убил Российскую Империю? Главная тайна XX века"

 

 

Непонимание фундаментальных основ современной экономики, приводит к фатальному непониманию происходящих событий. Так и с кризисом. Непрофессиональные либо просто лживые сообщения экономистов и журналистов вводят нас в заблуждение. Нам говорят о «помощи американского государства» своим банкам, о национализации некоторых из них. Все это ложь, никакой национализации не происходит. Налицо совершенно другой процесс. Какой? Переход собственности из одних частных рук в другие такие же частные. А государство? Оно участвует в этом. Но не в качестве «игрока», и не в качестве наблюдателя. А в качестве инструмента.

В добрые докризисные времена крупнейшими инвестиционными банками Соединенных Штатов были: «Бир Стенс» (Bear Stearns) «Леман Бразерс» (Lehman Brothers), «Меррил Линч» (Merrill Lynch), «Морган Стэнли» (Morgan Stanley), «Голдман Сакс» (Goldman Sachs). «Бир Стенс»- поменял владельцев, «Меррил Линч» - поменял владельцев, «Леман Бразерс» - обанкрочен и скуплен по частям. И это только видимая часть айсберга.

Механизм прост до безобразия. Выверен временем, «проверен электроникой». Ведь и во время Великой Депрессии разорились не все инвесторы, а только те, кто не знал, когда начнется обвал. Миллионы акций были проданы за бесценок. Но и миллионы же их, были за бесценок куплены! Так и многие банковские структуры с непонятной настойчивостью ИМЕННО В КРИЗИС принялись скупать конкурентов.

Сообщения новостных агентств подаются так, что главное в них затянуто пленкой оговорок и недомолвок: «…Министерство финансов США объявило о национализации ипотечных брокеров Fannie Mae и Freddie Mac…Для дальнейшей судьбы Fannie Mae и Freddie Mac существует несколько сценариев… оба ипотечных гиганта будут лишены прямой и косвенной поддержки государства, раздроблены на части и проданы в частные руки…»1.

Я всегда думал, что национализация – это когда что-то переходит в собственность государства. Судя по событиям в цитадели демократии – я глубоко заблуждался. Национализация – это когда частную компанию выкупает государство и … продает в другие частные руки. Или выкупает, а потом вместо них создает «одну или две частных компании», которые будут заниматься тем же самым, что и Fannie Mae и Freddie Mac.

Когда вы читаете, что государство «помогло» крупнейшей страховой компании AIG (American International Group), постарайтесь понять, что никакой помощи не было оказано! Точно также вам «помогут» в ближайшем ломбарде. Жертва, предназначенная для «спасения» подвергается словесной «атаке» государственного Министерства финансов, которое говорит о плачевном состоянии объекта. После чего, испытывающую реальные трудности, компанию, ставят перед фактом катастрофического падения стоимости ее акций на бирже. После чего приходят покупатели из правильного банка и берут конкурента за бесценок. А Министерство финансов и Федеральная резервная система зорко следят за тем, чтобы жертва на кабальные условия соглашалась. Если начинает рыпаться вход идут прокуроры, внезапно заинтересовавшиеся «положением дел». Ни дать, ни взять – пресловутое «басманное правосудие» в действии! Вторым вариантом скупки конкурентов является предоставление ему кредита, той самой пресловутой «помощи». Штука в том, что кредит выделяется Федеральной резервной системой США, которая является негосударственной организацией! Деньги AIG дает частная лавочка ФРС, взамен она получает контрольный пакет акций страховщика.

При чем тут национализация? А в газетах пишут «Страховая компания (AIG), спасенная от банкротства правительством США». Покупателем активов AIG выступал фонд Maiden Lane II, созданный Федеральным резервным банком Нью-Йорка. Не было никакой национализации. Частная лавочка ФРС, ее составная часть Федеральный резервный банк Нью-Йорка создал фонд, купивший страховую компанию. Государство не получает ничего. Все уходит из одних частных рук и переходит в другие частные руки. И так во всех случаях, произошедших во время кризиса поглощений, слияний и «спасений». Это одна из целей искусственно созданного кризиса. Скупить по дешевке остатки независимых от владельцев ФРС, финансовых структур в самих Штатах. Все деньги, все финансы должны быть сосредоточены в одних руках.

Вот те, бабушка и «национализация». Вот те, дедушка и «государственная помощь».

Опубликовано в «Деловом Петербурге» № 77 (Подробности в книге «Кризис. Как это делается.»

-----------------------

 

Комментарии


15 написали
Антон Игоревич Апрель 30th, 2009

Итоги 100 дней приватизации по Американски!

В контексте обсуждения кризиса репортер из автомобильной столицы США - Детройта интересовалась отношением главы государства к возможности банкротства компании Chrysler. Обама сказал, что он сейчас “более оптимистично”, чем еще месяц назад, оценивает шансы на то, что Chrysler может остаться “жизнеспособной компанией”. С другой стороны, он назвал “осмотрительным шагом” подачу руководством автоконцерна документов, открывающих путь к процедуре банкротства.

Позже, высказываясь по поводу своей нежеланной “акционерской” роли в различных компаниях, Обама сказал, что видит свою главную задачу в том, чтобы “как можно скорее уйти” из их капитала и тем самым от этой роли избавиться. “Я не хочу руководить автомобильными компаниями, не хочу руководить банками. Я и так уже двумя войнами руковожу”, - сказал он.

Сергей Апрель 30th, 2009

“Ложь должна быть чудовищной, что бы в нее поверили”. Да, мы почти все “в матрице”. Неужели никто не догадался? Ладно у НИХ - у нас - то? Обличать практически некому? (кроме Автора).

Дон Эллиот Апрель 30th, 2009

А в газетах пишут «Страховая компания (AIG), спасенная от банкротства правительством США».
Николай, ну так все правильно они пишут! Что такое “правительство США”? Это и есть ФРС. Все нормально.

Сергей С. Апрель 30th, 2009

Смущает одно: ФРС создана в 1913 году, хозяевами её организовано две мировые войны и Великая депрессия, ими взята под контроль экономика Англии, Германии, Японии и многих более мелких государств, а в США крупнейшие инвестиционные банки находятся в “чужих” руках…
Что это за конкуренты такие смелые?

KerP Апрель 30th, 2009

Вопрос Николаю.
Вы все время подчеркиваете, что ФРС - частная лавочка. Ост-Индийская компания тоже была частная лавочка, выполнявшая волю государства. В мире полно всяких неправительственных частных лавочек, за которыми торчат уши госдепа США. Где грань между частной лавочкой и государством. США сами являются частной лавочкой. Не американский же народ управляет США, а все те же определенные частные лица. Пусть ФРС они управляют через банки, государством - через ФРС. Какая в таком случая разница национализация это или что-то еще. Не сводится ли вопрос к академическим рассуждениям о терминах?

Alex K. Апрель 30th, 2009

Фрэнк Найт, один из великих основателей Чикагской школы полагал, что университетский профессор должен прививать студентам веру в то, что каждая экономическая теория является не дискутируемой гипотезой, а «священной частью системы» (Frank H. Knight, 1932).
Современные экономические факультеты и массовое производство экономистов – в России и во всём мире, это целые Фабрики антител, которые выпускают «лекарство», «в борьбе с анти-экономическими идеями и политикой».
Национализация, приватизация – это всё стратегические мифы, питающие экономическую картину мира и жизнь этих антител. Для движения вперёд необходима смена парадигмы социально-экономического мышления.

Николай Стариков Апрель 30th, 2009

КЕрп
Статья призвана вызвать интерес. Например - к книге про кризис. А далее очень мне бы хотелось, чтобы ичтатель двинулся дальше. И узнал, кто сделал 1917 и 1941. Вот это важно. Кризис то пройдет, а наши соперники останутся. Частные, государственные разницы нет- они будут пытаться нас ломать. А мы устоять должны. Ну, а нынешняя экономика - это просто театр абсурда. Чтобы это показать нужны яркие примеры…

Николай Стариков Апрель 30th, 2009

Сергею.
“Смущает одно: ФРС создана в 1913 году, хозяевами её организовано две мировые войны и Великая депрессия, ими взята под контроль экономика Англии, Германии, Японии и многих более мелких государств, а в США крупнейшие инвестиционные банки находятся в “чужих” руках…
Что это за конкуренты такие смелые?2
Не все банки, а лишь некоторые. и ЭТА “ПРОБЛЕМА” УЖЕ ФРС ПОЧТИ РЕШЕНА. С КАЖДЫМ КРИЗИСОМ НЕЗАВИСИМЫХ ВСЕ МЕНЬШЕ.

Сергей Апрель 30th, 2009

Керпу - а представьте, что в США всем “простым американцам ” сказать: у вас нет государства, вами “рулит” группа не совсем понятно кого, печатают деньги как хотят, а национализация - это банальный передел собственности для блага группы лиц ( а на ваши увольнения и т.д. наплевать). Как вам такая “терминология”? Если вещи назвать СВОИМИ именами, это посильнее 11.09. будет!

Андрей Май 1st, 2009

Мне кажется,что не нужно использовать так часто термины.Особенно в экономике.
Произошло очередное перераспределение капитала. Можно это назвать помощью,можно грабежом.Суть дела от этого не меняется.Закон соxранения массы действует и для денег.Если где-то убыло,где.то прибудет.Дай Бог,что-бы на этот раз обошлось без войн.

Виталий Май 1st, 2009

Андрею.
Вашу Мысль по поводу частоты использования терминов в экономике признаюсь я не совсем понял. Однако и Вы, вероятно, так и не поняли основную мысль автора. Каждый передел собственности приближает следующую войну, т.к. концентрирует власть и средства в руках людей, которые за власть(т.е. деньги) могут стереть пол-мира! И закончится это может лишь тогда, когда Рязанская область область вступит в НАТО, а на Китай прирастет Сибирью и станет “стратегическим партнером США”.
Тут не причитать надо, а сосредоточиваться.

Алексей Денисов Май 12th, 2009

Интересные вещи пишите, Николай.
Книгу вашу не читал, но исходя из статей, если я правильно понял, вы считаете, что нынешний кризис носит искусственный характер.
Я встречал и другие точки зрения. Например, Сергей Семёнов считает, что этот кризис - частное проявление системного кризиса всей современной коммерческой цивилизации. И носит он в значительной мере неконтролируемый характер, даже если кто-то там (ФРС и т.п.) считает, что пытается его контролировать.
По Семёнову нынешний кризис - это начало трансформации социально-экономической системы к гораздо более человечному типу общественных отношений.
Как вы относитесь к этой и подобным теориям?

Николай Стариков Май 12th, 2009

Алексею Денисову.
Как отношусь? Как к теории. Не имеющей ничего общего с реальностью. Вы их в инете найдете много. Почитайте книги - это полезнее. И не обязательно мои.

Антон Игоревич Май 14th, 2009

Не хочешь заставим!!! Прихватизация банковой системы.

Бывший министр финансов США Генри Полсон заявил руководителям крупнейших банков страны, что они должны принять правительственную помощь, а в случае отказа их заставят это сделать. Как сообщает Bloomberg, слова Полсона содержатся в документах Министерства финансов, оставшихся после встречи министра финансов с банкирами 13 октября 2008 года. На следующий день было объявлено, что девять крупнейших американских банков, включая Citigroup и Goldman Sachs, получат 125 миллиардов долларов.

Крупнейшие американские банки, согласно расчетам Полсона, должны были получить деньги в обмен на привилегированные акции. С тех пор американское Министерство финансов выкупило привилегированные акции крупных банков на 199,1 миллиарда долларов. При этом число финансовых организаций было увеличено, а на выкуп ценных бумаг выделено 250 миллиардов долларов.

А вы говорите демократия…

 

http://nstarikov.ru/blog/711

 


 

Предстоит долгая рецессия и стагнация


13 января 2009 23:45:00

На вопросы сайта «В кризис.ру» отвечает премьер-министр РФ (2000-2004), лидер Российского народно-демократического союза Михаил КАСЬЯНОВ.

- Некоторые эксперты полагают, что экономическая ситуация в стране стабилизируется уже к концу 2009 года. Другие заявляют, что кризис будет носить более затяжной характер и прогнозируют стабилизацию лишь в 2010-м году или даже позже. Какая точка зрения более реалистична?

- Экономические проблемы - это, к сожалению, надолго. Очевидно, что действовавшая в России в 2004-2007 годах экономическая модель, основанная на высоких ценах на нефть и на дешевых западных кредитах, больше не работает и не может работать. Но не действуют уже и те факторы, благодаря которым наша экономика быстро преодолела кризис 1998 года – я имею в виду предпринимательскую инициативу и конкуренцию, которые сегодня полностью задушены. Поэтому на быструю стабилизацию рассчитывать не приходится – предстоит долгая рецессия и стагнация.

Бессистемность и бесперспективность предпринимаемых сегодня властями антикризисных мер совершенно очевидна. Поэтому основные экономические угрозы – это спад производства, высокая безработица, инфляция, исчерпание менее чем за год накопленных за несколько лет бюджетных резервов и накопление нового долга.

- Каков ваш прогноз по уровню инфляции в 2009 году? Реалистично ли удержать ее в пределах, определенных федеральным бюджетом-2009?

- Прогноз по инфляции нереалистичен даже в условиях экономической стагнации – в 2009-м году инфляция будет не ниже, чем в 2008-м. Как известно, в нашей монополизированной экономике не работают механизмы конкуренции, заставляющие снижать цены, и из-за этого даже обвальное падение мировых цен на нефть крайне слабо сказывается на розничных ценах на бензин внутри страны. Кроме того, рост цен будет разгоняться из-за неизбежного снижения обменного курса рубля и неэффективных государственных расходов.

- А каким, по-вашему, будет этот самый обменный курс?

- Я думаю, что курс рубля при мягком, нормальном сценарии будет не меньше, чем 35 рублей за доллар к концу 2009 года. Многие недооценивают этот фактор. А это значит, смогут ли граждане покупать импортные товары. А у нас объем импортных товаров в обычной жизни граждан очень велик. И если вы вместо 25 рублей за один доллар платите 35 – это серьезная разница для семейного бюджета каждого. Даже приобретение ежедневных продуктов питания и медикаментов, на которых живет вся страна – это ударит по бюджету каждого серьезнейшим образом.

- Есть ли у вас прогноз по безработице?

- По безработице мой прогноз в следующем году – примерно 10 миллионов человек. Из 75 миллионов экономически активных граждан. То есть, это будет больше 10%.

- Существует ли в таком случае, на ваш взгляд, вероятность превращения нынешнего экономического кризиса в России в социально-политический? Если да, то в чем это будет проявляться?

- В России не просто экономический кризис, а кризис системный. Мы наблюдаем такие социальные последствия, как нарастание безработицы, невыплат зарплаты и общественной дезорганизации, падение реальных доходов граждан, быстрая деградация и разрушение основ системы социальной защиты, общедоступных организаций образования и здравоохранения. Очевиден и политический кризис – неспособность нелегитимной и непрофессиональной власти найти адекватный ответ на вызовы, с которыми сталкивается российское общество.

Вопреки очевидной политической логике, российская власть не только продолжает упорствовать и отказывается учитывать мнение граждан, но и демонстративно наращивает свой репрессивный потенциал, проталкивая, в частности, антидемократические и антиконституционные инициативы об ограничении юрисдикции суда присяжных и расширении трактовки понятий «шпионаж» и «измена Родине». Такие действия неизбежно ведут к нарастанию массового недовольства граждан и выходу ситуации из-под контроля властей во многих регионах страны. Первые признаки этого – жесткое подавление властями протестов против абсолютно непрофессионального и бессмысленного решения о повышении пошлин на ввоз иномарок. Неизбежно появление новых «горячих точек».

Преодоление системного кризиса возможно только системно, усилиями всего российского общества. Единственный путь, позволяющий избежать наиболее острого варианта развития кризиса, – создание возможностей для выработки в свободной и конкурентной атмосфере общественного согласия. Для реализации данного сценария власть обязана максимально содействовать широкой публичной дискуссии о возможных путях и принципах развития страны. В конце концов, необходимо в условиях свободной политической конкуренции провести всеобщие досрочные выборы, по результатам которых будет сформирована легитимная власть, уполномоченная и способная воплотить в жизнь базовые идеи общественного согласия.
 

http://www.vkrizis.ru/news.php?news=116&type=rus

 


 

Срочно! Важно!

 

В этом разделе публикуются только очень срочные и важные сообщения

 

Меню раздела  Назад  Вперёд

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата последнего обновления этой страницы: 23.05.2009

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала