Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале  Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

 

  Мы любим Россию!

 

 

Российское общество

 

Все аспекты российского общества - этнологические, демографические, психологические, политические, экономические и прочие его характеристики

 

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  Далее см. Меню раздела

Книги * Сборники статей * Статьи Питирима Сорокина * Избранные статьи

Российское общество в карикатуре

 

 

Каталог

Раздел "Общество" в Генеральном каталоге Портала "РОССИЯ"

 

 

Избранные статьи

 

 

Арутюнян А.А. Россия и Ренессанс
Скачать pdf 393 кб
Общественные науки и современность. 2001. № 3. С. 89–101. Тематический раздел: Социология культуры
Арутюнян Альфред Андраникович - кандидат философских наук, историк культуры (Ереван).Статья полемически направлена против идеи академика Д.Лихачева о том, что российская история пережила Предвозрождение, за которым не последовало собственно Возрождения. Автор акцентирует особенности развития русского социума, которые сделали невозможными для него такие «сугубо западные» характеристики как вассалитет, дихотомия церкви и государства, освобождение крестьян, свободные города, идеология индивидуализма и, конечно, Ренессанс.
Рассмотрение темы необходимо начать с разбора известной концепции академика Д. Лихачева, согласно которой на Руси в конце XIV и начале XV века проявились ренессансные явления, но они "не получили в дальнейшем должного развития" [Лихачев, 1987, с. 342]. Падение Константинополя, разрыв культурных связей с Ви- зантией, подчинение Москвой городов-государств Новгорода и Пскова, ускоренный рост централизованного государства при недостаточном социально-экономическом развитии Руси не смогли в корне убить ренессансные явления, и "развитие их только задержалось, появление многих из них было отсрочено, перешло в новое состояние" [Лихачев 1987, с. 342]. Что же произошло с этими ренессансными явлениями, перешедшими в новое состояние? "В XVII столетии, - пишет Лихачев, - после века необузданных притеснений и государственного вмешательства в литературное творчество, эти ренессансные явления вдруг получают позднее развитие и сме- шиваются в конце века с явлениями барокко, шедшими с Запада. Ренессанс вступает в свои права, но его развертывание идет не совсем нормально, как у всякого опа- здывающего явления. Запоздалое цветение Ренессанса и создало ту пеструю картину, которую являет собой русская литература XVII века" [Лихачев, 1987, с. 342]. В "Введении" к I тому "Истории русской литературы" Лихачев отмечает, что «на протяжении XVI-XVII, а отчасти XVIII века, в России постоянно дают себя знать отдельные возрожденческие явления: развитие индивидуального начала в творчестве, постепенное освобождение личности из-под власти средневековой корпоративности, - но единой эпохи Возрождения в России не было. Было "замедленное Возрождение", ибо без возрожденческих явлений не может совершиться переход от средневековья к новому времени». Далее он пишет: «XVII век в России принял на себя функции эпохи Возрождения, но принял в особых условиях и в сложных обстоятельствах, а потому и сам был "осо- бым", неузнанным в своем значении» [Лихачев, 1987, с. 342]. Лихачев использует также термин "Предвозрождение", который он объясняет так: "Социально и экономи- чески Предвозрождение было подготовлено на Руси по преимуществу в городах- коммунах - Новгороде и Пскове. Ступенью, но не к реализму, а к более реалис- тическому изображению действительности, являлись в живописи и абстрактный психологизм и внесение в нее сильного движения, изображение персонажей в сильных поворотах. Ступенью к светскому началу - появление ересей (кстати сказать, на Руси вовсе не крестьянских, а городских), развитие индивидуального религиозного сознания требовавшего уединенной молитвы, удаления от людей и пр." [Лихачев, 1992, с. 121]. Однако, по его мнению, "русское Предвозрождение не дало Возрож- дения" [Лихачев, 1992, с. 60]. .
 

Осипова, Елена, Соколова Римма. Кризис цивилизации и неоконсерватизм
Осипова Е. В.— доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАН.
Соколова Р. И.— кандидат философских наук, старший научный сотрудник того же института.
Скачать pdf 165 кб

В последние десятилетия наблюдается устойчивый рост авторитета неоконсервативных идей, их влияния на политический и в целом духовный климат Запада, на принятие ответственных политических решений. В мире продолжается распространение «неоконсервативной волны». Неоконсерватизм оказался созвучным духовным потрясениям и поискам современного человечества. Не обошел он стороной и острые вопросы развития нашего общества. Не случайно один из авторитетнейших политических философов ФРГ Г. Рормозер назвал победу демократических сил в августе 1991 года «консервативной революцией»1. Тем самым немецкий ученый, вероятно, немало удивил многих наших читателей, привычных к иному толкованию этого понятия (консервативный — т. е. реакционный), не имеющему ничего общего с категорией мировой политической науки. Исходя из подлинного значения этого термина, а не ложного политического клише, Рормозер определил им начавшийся процесс возрождения России: духовное осмысление собственной истории, обращение к традициям, возвращение из Вавилонского пленения на арену истории в качестве самостоятельной исторической величины. Былое абстрактное противопоставление капитализма и социализма, смешение понятий «политика» и «идеология» мешали адекватному осознанию мировых социальных процессов. Из-за этого многие проблемы советского общества казались исключительно нашим собственным достоянием, а западного — представлялись чужеродными, а потому и мало поучительными для нас. Те проблемы, которые выявила и заострила перестройка и последовавшие за ней события — переоценка и пересмотр отношений власти, кризис духовных и мировоззренческих основ общества, возросшая бюрократизация управления, признание приоритета общечеловеческих ценностей, роли рынка и др.,— волнуют не только наше общество, они давно и активно обсуждаются на Западе и, что важно отметить, главным образом в рамках неоконсерватизма. В недавнем прошлом в нашей литературе была распространена точка рения, что неоконсерватизм — всего лишь идеологический и политический реванш монополистической буржуазии, что это стимулированная обострением общего кризиса капитализма переориентация вправо, поставившая под сомнение эффективность неолиберальных и реформистских концепций развития и выявившая необходимость переосмысления политических и идеологических установок и социальных ценностей. Сегодня становится очевидным, что такая идеологизированная трактовка неоконсервативного мировоззрения далека от истины. Его причины гораздо глубже, а для их раскрытия необходим не только политический, но и социально-философский анализ. 1 Итак, неоконсервативные мыслители, политики, идеологи предприняли большие усилия, чтобы всесторонне описать различные проявления «кризиса цивилизации» и его пагубных последствий для общества. Они концентрировали свое внимание на духовном кризисе, трактуя его как причину всех других кризисных феноменов, и в связи с этим сосредоточили усилия на критическом анализе культуры, сопровождая ее обвинениями в «нигилизме», в «атеросклерозе общества», не скупясь на обвинения общества — отнюдь не безосновательные — в падении нравов, в распро- странении настроений упадка, фатализма и разочарования. Неоконсервативные теоретики выдвинули различные варианты решения этих проблем и дали свои ответы на «вызов времени». Хотя эти ответы отличаются известным «разбросом» и в них критики находят противоречия, неоконсерваторы ясно осознали необходимость усиления мировоззренческих основ общественной деятельности, поставив в центр своих теорий разработку духовно-нравственных, ценностных критериев и ориентиров развития общества и человека.
Рормозер Г., Френкин А. Консервативная революция. «Полис», 1992, №№ 1—2, с. 204.
Рормозер Г., Френкин А.А. Новый консерватизм - вызов для России

 

 

Пивоваров Ю.С. "... Самарин, а не ваши скитальцы"
Скачать pdf 534 кб

"Самый проницательный и рассудительный среди славянофилов" (В.Соловьев), "твердый и глубокий мыслитель" (Ф.Достоевский), "никогда еще русское государство не имело такого могучего защитника в умственной среде на политическом поприще" (АпМайков), так отзывались о нем современники. Л.Толстой просил его держать корректуру "Войны и мира", В.Ключевский полагал главным теоретиком крестьянской реформы 1861 г. В зарубежной науке за ним прочно укрепилась репутация одного из наиболее блистательных и авторитетных представителей духовной, интеллектуальной и общественной жизни России XIX в. Думая о Юрии Федоровиче Самарине, я почему-то всегда вспоминаю слова Ив.Бунина, сказанные им, разумеется, совсем по иному поводу. "Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то... жили, которую мы не ценили, не понимали, всю ту мощь, сложность, богатство, счастье." В начале XIX столетия Михаил Сперанский и в середине его Юрий Самарин в теории и на практике показали, как надо проводить политико-правовые и социальные реформы. Т.е. каким образом наименее болезненно можно перейти от одного состояния общества к другому. Но кто ныне обращается к этим двум очень большим и очень нам именно сейчас нужным людям? И если о Сперанском хоть что-то пишется и из его дел и идей хоть что-то вспоминается, то Самарина будто бы и вовсе не было. Наша наука, наше общество прошли мимо него. Он не стал нашим достоянием и "вечным спутником" даже в последние годы, которые для многих и многих деятелей отечественной культуры были эпохой триумфального возвращения из небытия, в которое они оказались сосланными коммунизмом. Напротив, за рубежом о Самарине написано немало. И потому любой разговор о нем не возможен без учета этих исследований (впрочем, их авторы не только ученые собственно западные, но и русские эмигранты). Более того, краткий аналитический обзор этой литературы можно в определенном смысле рассматривать как введение к изучению теоретического наследия и деяний Самарина.

 

 

Замятина Н.Ю. Зона освоения (фронтир) и ее образ в американской и русской культурах
Замятина Надежда Юрьевна - аспирантка географического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Скачать pdf 297 кб

Системы ценностей в разных странах неодинаковы. То, что поощряется в однойстране, порицается в другой, и наоборот. Почему, например, у нас почти нет "вестернов" по мотивам собственной истории (их можно было бы назвать "истернами")?Как американцы, так и русские еще сравнительно недавно боролись за освоениеновых территорий. Бросок через тысячи километров угрюмой сибирской тайги былне менее тяжелым, чем "героический" переход через Аппалачи. Буйный "ковбойский"нрав Дикого Запада не был чужд и нашим окраинам. Почему же мы, в отличие отамериканцев, не восхищаемся героями нашего Дикого Востока? Почему оказалисьстоль различными роли, отведенные процессу колонизации в русской и американскойкультурах? Ответ на эти вопросы можно получить, обратившись к истокам формирования национальных традиций.

Даже живя в условиях фронтира, мы продолжаем смотреть на него из центра с"государственной позиции". Не пора ли России разобраться в своих взаимоотношениях с постоянным спутником - порубежьем, не пытаться подмять его под государственную машину и поискать пути мирного сосуществования.Сейчас "в верхах" ведутся разговоры о необходимости формирования в Россииподлинного (а не только декларированного) федерализма, "воспитания" самостоятельности регионов. Опыт отношений с порубежьем может стать дополнительнымаргументом в пользу такого решения."Чем обширнее территория, тяготеющая к одному центру, тем остальное пространство обездоленнее и пустыннее в культурном и духовном отношениях. Единственное спасение окраин от опустошающего действия централизации заключается вучреждении областных дум с передачей им распоряжения местными финансами... -писал Потанин. - В областях разовьются свои центры, способные соперничать состолицами. Культурное движение в областях получит независимость от государственного центра и будет развиваться в большем согласии с местными условиями" . Таково "требование" фронтира.

 

 

Ермаков В.Д. Портрет российского анархиста начала века
Скачать pdf 151 кб
ЕРМАКОВ Владимир Дмитриевич — кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры Отечественной истории XX века Санкт-Петербургского института культуры им. Н.К. Крупской. Неоднократно публиковался в нашем журнале.Несмотря на появление за последнее время в периодике большого числа работ советских историков и публицистов о различных сторонах деятельности российских политических партий, включая анархистскую, многое попрежнему остается совершенно неизвестным как специалистам, так и широкому кругу читателей. Одна из малоизученных страницанархистского движения — период первой буржуазно-демократической революции 1905—1907 гг. По нашему мнению, должен быть существенно пересмотрен вопрос о количестве действующих тогда в стране анархистских групп и организаций, о распространении анархистских взглядов. Анархисты заявили о себе в 1905 г. не менее чем в 73-х городах и местечкахРоссии; в 1906 г. — в 116-ти; в 1907 г. — в 123-х. Наиболее крупными центрами анархистского движения России в различные периоды революции следует считать Белосток, Одессу, Баку, Тифлис, Екатеринбург, Иркутск, Варшаву, Екатеринослав, Кишинев, Москву,Петербург, Ригу и др. города.Деятельность анархистов не ограничивалась лишь городами. В целом ряде губернийстраны известны многочисленные анархистские кружки, ведущие активную пропагандистскую работу среди крестьян.Активная пропаганда велась и среди солдат. В ряде случаев анархистам удалось нетолько привлечь их в свои организации, но и провести массовки в воинских частях,получить из арсеналов ряда подразделений оружие для своих боевых акций. Анархисты,как впрочем и представители иных российских партий, стремились возглавить вооруженные выступления в армии. Иногда это им удавалось. Например, анархист Ю.П. Яблонский, будучи солдатом кавалерийского эскадрона в Тамбове, в июне 1906 г. возглавилвооруженное выступление кавалерийского эскадрона, которое, правда, вскоре было подавлено царскими войсками [1].Какова же численность анархистов, действовавших в стране в годы первой российскойбуржуазно-демократической революции?С большой долей уверенности можно сказать, что человек, считавшийсебя представителем анархизма в годы первой буржуазно-демократической революции1905—1907 гг., выглядел приблизительно так: мужчина, неквалифицированный рабочий,еврей по национальности, с низшим или домашним образованием, в возрасте примерно18 лет с довольно неустойчивыми политическими взглядами.

 

 

Земцов Б.Н. Идеология и ментальность дореволюционной российской интеллигенции
Скачать pdf 222 кб

3емцов Борис Николаевич - кандидат исторических наук, доцент Московского технического университета имени Н. Баумана. Общественные науки и современность. 1997. № 3. С. 75-84.
В статье анализируется процесс становления творческой интеллигенции в России XVIII–XX вв. и соответствующее изменение ее ментальности. Прослеживаются причины возникновения «народопоклонства» и поворот интеллигентского сознания в конце XIX в. от революционности к идеалам мастерства и совершенствования формы, их связь со становлением буржуазии, обуржуазиванием интеллигентской верхушки. Отмечаются соответствующие тенденции в сознании массы интеллигенции после поражения революции 1905–1907 гг. Показана доминирующая роль интеллигенции в оппозиционном и революционном движении. При этом оппозиционность интеллигенции поставлена в подчиненное положение по отношению к функции создания духовных богатств, являющейся основой для ее выделения как социального слоя.
Текст статьи [223 Кбайт]
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2004/06/23/0000163149/009.Zemtsov.pdf

 

 

Бабашкин В.В. Крестьянский менталитет: наследие России царской в России коммунистической
Скачать pdf 251 кб

Бабашкин В. В.— кандидат исторических наук, профессор кафедры отечественной истории Всероссийского сельскохозяйственного института заочного образования, заведующий кафедрой гуманитарных дисциплин Международного открытого гуманитарного университета, специалист в области истории советского крестьянства и аграрных отношений.

Общественные науки и современность. 1995. № 3. С. 99-110. Тематический раздел: Социология культуры
В статье анализируется факт опоры российского марксизма на крестьянское движение ("большую крестьянскую революцию" 1902–1922 гг.) и шире – о связи большевистской модернизации России с общинным характером русского крестьянства. Большевики и персонально В.И.Ленин сближаются с типом интеллигента-сектанта. Они лучше других революционеров воспринимали глубинные ценности русской культуры, воплощали хрестоматийную двойственность крестьянской души. Укрепление и разложение общины автор рассматривает как следствие укрепления и либерализации государства. Прослеживается воздействие крестьянской культуры на советскую идеологию и ценности городской культуры.

По мере того как советский или коммунистический период нашей истории отодвигался в прошлое, меняется, делается более сложным его восприятие. На рубеже 80—90-х годов в российской историографии и особенно в исторической публицистике имела место попытка сохранить прежнюю оценочную четкость, сменив только плюсы на минусы, позитив на негатив. По сути это было такое же отрицание специфики предшествующей истории, какое характерно для коммунистической идеологии. К счастью, на этот раз жизнь быстро показала, что одной сменой оценок удовлетвориться нельзя и требуется большая работа специалистов для формирования системы адекватных представлений о данном периоде истории XX века. По моему убеждению, существенную роль в этой работе должны сыграть исследование крестьянских сюжетов российской истории и повышение роли крестьяноведения в отечественной исторической науке1. Это способствовало бы преодолению пресловутого разрыва времен, поскольку крестьянство и крестьянственность, на мой взгляд,— то главное, что унаследовала Россия советская от России царской и демократической (послефевральской). Роль крестьянства как связующего звена отечественной истории намного глубже и существенней, чем те отличия указанных периодов, на которых мы привычно акцентируем внимание. Такой подход дает возможность преодолеть канонизированный в советской историографии взгляд на первые полтора десятилетия советской власти как на прорыв в авангард мирового прогресса и реализацию высшего типа общественного устройства. Но этот подход делает бессмысленной также и альтернативную точку зрения на российскую революцию как некую аномалию, сбой с нормального пути развития и сплошную цепочку фатальных для либерально- демократической модели общественного устройства ошибок и упущенных возможностей.
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2004/06/26/0000163933/009_Babashchkin.pdf

 

 

Чертихин В.Е.Этнический характер и исторические судьбы России
Скачать pdf 214 кб

Чеpmuxuн Владимир Елисеевич — кандидат философских наук, профессор кафедры философии и политологии Дипломатической академии МИД РФ.

Общественные науки и современность. 1996. № 4. С. 78-86. Тематический раздел: Этносоциология
Социальная психология выделяет четыре базовые реакции социума на кризисные ситуации (апокалипсические настроения, идеализация прошлого, поиск «козла отпущения», утопические ожидания), конкретное соотношение которых определяет форму группового поведения и адаптации к изменившимся обстоятельствам. В тексте выводится взаимосвязь этнического характера русских, сложившегося под воздействием обстоятельств природно-климатического, хозяйственно-бытового и исторического свойства, и выбора ими основной модели реагирования на кризисные изменения на протяжении трех глобальных эпох отечественной истории. Показано, что большинство русского общества в периоды нестабильности тяготеет к крайне противоречивым, цикличным линиям коллективного поведения: модели Смутного времени (термин В. Ключевского) или маятниковой модели (термин А. Ахиезера).
Мы исходили из фактов, установленных многими исследователями в отношении этнического характера русских, покоящегося на полярно противоположных началах. Эта полярность, обусловленная целым рядом объективных причин (природно-климатических, хозяйственно-бытовых, исторических), в свою очередь оказывает обратное воздействие на историю этноса. Именно она толкает этнос на выбор привычных ситуаций, среди которых ситуация Смутного времени встречалась достаточно часто. Модель Смутного времени позволяет многое понять в реакциях русского этноса на прошлые и настоящие события. Маятниковая модель, отражающая особенности инверсионной реакции массового сознания, колеблющейся между полюсами соборности и авторитар-
ности, позволяет заглянуть и в будущее. Во всяком случае можно сделать вывод: отказ принимать во внимание влияние этнического характера на историческую судьбу народа только усугубляет трудности и в настоящем, и в грядущем.
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2004/06/05/0000160688/009_Chertihin.pdf

 

 

Коровицына Н.В. Восточноевропейский путь развития в лицах: «простой» человек и человек «образованный»
Скачать pdf 251 кб

КОРОВИЦЫНА Наталья Васильевна - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН.

Социологические исследования. 2003. № 10. С. 120–128. Тематические разделы: Политическая социология, Экономическая социология: Посткоммунистические трансформации
Социальное развитие стран советского блока имело два вектора: массовый, ориентированный на рост материального потребления («новые горожане», госслужащие и т.п.) и просоциальный, тяготевший к идеалам справедливости, человеческого достоинства, национальной солидарности (интеллигенция). Когда реализация обеих жизненных стратегий в условиях социализма стала невозможной, пришло время революционных преобразований. Однако либеральная трансформация общества и падение уровня социальной безопасности индивидов в Восточной Европе привели не столько к укоренению западных демократических институтов, сколько к мобилизации традиционных механизмов выживания и самосохранения.
"Революция потребителей", либеральная трансформация радикально изменили вектор восточноевропейского развития. Благодатную почву этот процесс нашел среди людей с переходным статусом, несоответствием культурных и социальных характеристик, без определенного мировоззрения. Численность их резко возросла в ходе форсированной модернизации, индустриализации и деиндустриализации, роста и упадка рабочего класса, появления массовой интеллигенции и ее распада. Стремление "нового" городского образованного класса к самовыражению, распространившись в условиях перехода к постмодерну, было канализировано в материальную плоскость. Потребление превратилось в кратчайший и самый верный способ самореализации (П. Штомпка). На фоне формирования "человека экономического" потребности духовные, или нематериалистические (постматериалистические) в 1990-е годы не только не развивались, но даже пережили явный спад. Можно сказать, что пути социокультурной эволюции Западной и Восточной частей Европы на этом историческом этапе не сблизились, как предполагалось в 1989 г., а скорее разошлись. Близкие народам региона неэкономические принципы предали забвению. Переход к прагматизму и материализму, отказ от модернизаторской миссии интеллектуалов резко сузили духовный мир восточноевропейского человека и "простого", и "образованного". Смена парадигмы общественного развития и падение уровня безопасности индивидов привели к мобилизации традиционных механизмов выживания и самосохранения. Однако возврат к традиционализму сочетался на этот раз с утверждением материалистической мотивации жизнедеятельности, что характерно для начальных ступеней цивилизационной эволюции. Поэтому постсоциалистический этап восточноевропейского развития стал временем частичной потери сициокультурного потенциала, созданного на позднесоциалистическом этапе с его романтическими представлениями, идеалистическими ожиданиями и утопическими проектами. Попытка осчастливить восточноевропейцев догоняющим Запад ростом потребительских стандартов и гражданских свобод дала скорее противоположный эффект. Чувство счастья возникает скорее под влиянием субъективных факторов.http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2007/10/24/0000314425/9-N.V._KOROVITsYNA_120-128.pdf

 

 

Романов П.В., Ярская-Смирнова Е.Р. Социология тела и социальной политики
Скачать pdf 456 кб

Журнал социологии и социальной антропологии. 2004. Т. 7. № 2. С. 115-137. Тематические разделы: Социология культуры: Современные культурные исследования, Социальная политика
Авторы рассматривают взаимосвязи двух интеллектуальных перспектив — социологии тела и социальной политики. Тело оказывается в фокусе постмодернистских и постструктуралистских подходов, тогда как анализ социальной политики относится к позитивистскому и менеджералистскому проекту. Однако эти две перспективы пересекаются, в частности, когда социальная политика рассматривается как система контроля над телом. Использование теорий тела, включая феноменологический и критический подходы, для анализа социальной политики плодотворно, т. к. позволяет интерпретировать телесный опыт пожилых, инвалидов, женщин, мужчин и детей — пациентов, клиентов, тех граждан, которые испытывают на себе прямое и косвенное воздействие социальной политики, а также вскрыть властные отношения и проявления неравенства в тех практиках и установлениях, которые задумывались в целях достижения социальной справедливости.
Изучение телесного опыта инвалидности проявляет недостатки меди-цинской и социальной моделей, оставляющих широкое поле субъективного опыта людей невидимым и неизученным. Деконструкция научного, полити-ческого и популярного объяснения инвалидности как патологии и персональ-ной трагедии раскрывает возможности постструктуралистского подхода к телесности, развивая новые перспективы анализа инвалидности. Социальные движения способствуют новому самоопределению инвалидов, которые со-противляются стереотипному дискурсу, осуществляя выбор и само-опреде-ление в индивидуальных, в том числе сексуальных биографиях. Мужчины и женщины отказываются оставаться в рамках о-предел-ения инвалидности, внутри этой медицинской (и собесовской) категории, вместе с тем, черпая из нее ресурсы коллективной идентификации. Сопротивляясь нормирующим стереотипам, инвалиды де-конструируют и ре-конструируют свою гендер-ную и сексуальную идентичность.
Применение перспективы телесности при анализе социальной политики становится плодотворным при условии применения феноменологических и критических подходов, позволяющих, во-первых, представить интерпрета-цию телесного опыта пожилых, инвалидов, женщин, мужчин и детей — па-циентов, клиентов, граждан, испытывающих на себе прямые и косвенные воздействия социальной политики, а во-вторых, вскрыть отношения власти и неравенства в тех практиках и регламентах, которые задумывались в це-лях достижения социальной справедливости.
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2007/01/23/0000300369/009-Romanov.pdf

 

 

Бойков В.Э. Состояние и проблемы формирования исторической памяти

Скачать pdf 162 кб

БОЙКОВ Владимир Эрихович - доктор философских наук, директор Социологического центра, зав. кафедрой социологии Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

Социологические исследования. 2002. № 8. С. 85-89. Тематический раздел: Социология культуры: Культура и идеология
В статье представлены материалы опроса, в котором фиксировались проявления исторической памяти в сознании населения современной России. В основной части статьи оценивается отношение населения к историческим достижениям, событиям и личностям. Здесь представлены рейтинги символов славы и бесславия в истории нашей страны (России и СССР), рейтинги наиболее выдающихся личностей, реформ, характеристик русского народа. В заключении описываются особенности проявления патриотических чувств у представителей разных возрастных групп.
Выявление исторических представлений в массовом сознании и их влияния на гражданские позиции различных категорий населения необходимо для учета в формировании патриоти- ческого отношения граждан к стране и государству, в усилении воспитательного воздействия культуры, искусства, образования, средств массовой информации в этом процессе. Прежде системе формирования патриотизма народа была подчинена мощная и скоординированная система образования, книгоиздательства, кино, учреждений культуры - библиотек, театров, музеев и т.д. Речь сейчас идет, прежде всего, об организационной и финансовой основе этой системы. Она позволяла достаточно эффективно решать задачи важнейших направлений духовного производства. Ныне условия совершенно иные. Произошло разгосударствление СМИ, учреждений культуры и в значительной степени образования. Уменьшились объемы финансирования учреждений и организаций сферы духовной жизни, но и соответственно ухудшились возможности влияния государства на развитие духовных и нравственных ресурсов общества. При снижении уровня духовного производства и определенной утрате нормативного контроля над его содержанием оказалась ослабленной традиционная для нашего общества просветительская роль прессы, литературы и искусства. Теперь неясно, кто преимущественно и в каком направлении выполняет "пастырскую" миссию утверждения ценностных ориентиров жизни и нормативно-практических регуляторов поведения. Проблема усугубляется получившим широкое распространение искажением норм русского языка, его засорением иноязычным жаргоном. Как свидетельствуют полученные данные, некритическое отношение к отечественной языковой среде наблюдается чаще у молодежи. Итак: радикальные изменения, происходящие во всех областях жизни российского общества, накладывают существенный отпечаток на массовое восприятие событий прошлого. Стало быть, в решении задач формирования исторического сознания необходимо искать новые подходы, соответствующие нынешним реалиям
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2006/02/06/0000248406/010.BOIKOV.pdf

 

 

Кинсбурский А.В. Трансформация структуры российской политической элиты в оценках экспертов
Скачать pdf 355 кб

Социологические исследования. 2003. № 9. С. 91-94. Тематический раздел: Политическая социология
Анализ рейтингов «100 ведущих политиков России» в период 1993 –2003 гг., публикуемых «Независимой газетой» дает основание для следующего вывода. Несмотря на произошедшие за десять лет кардинальные перемены в персональном составе российской политической элиты, основная ее характеристика остались неизменной. Это – безусловное доминирование в ней предстателей органов исполнительной власти (особенно президентской администрации) над выходцами из высшей законодательной и судебной ветвей. Аналогично сохранилось стремление «центра» опираться на влиятельных «силовиков», а не на своих региональных партнеров.

В начале 2003 г. исполнилось 10 лет со дня выхода на страницах "Независимой газе-ты" первого рейтинга "100 ведущих политиков России". За прошедшее десятилетие врамках данного проекта1 было составлено в целом как минимум 120 ежемесячных и10 ежегодных списков наиболее политически влиятельных людей. Эти публикацииможно рассматривать в качестве своеобразной летописи новейшей отечественной по-литической истории, поскольку на основе экспертных оценок в них зафиксированы нетолько персональный состав, но и степень влиятельности главных действующих лицроссийской политической сцены.Положение дел здесь было предметом пристального внимания не только професси-ональных исследователей и аналитиков, но и широкой общественности. Анализ указанных рейтингов в известной мере позволяет проверить наиболее распространенные мнения и оцен-ки, касающиеся структуры российского политического истеблишмента и ее динамикиво время первого и второго сроков правления Б. Ельцина и президентства В. Путина.
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2007/10/15/0000313618/010.KINSBOURSKI.pdf

 

 

Давыдов А.П. Проблема медиации в европейской культуре: Запад и Россия. Статья 2
Скачать pdf 206 кб

В статье описывается процесс формирование нового, либерального, медиационного, диалогического типа мышления в российской культуре. По мнению автора, архетипом такого типа мышления является богочеловеческий характер Иисуса Христа. Если Бог-Отец ассоциируется в России с государством и антиномически противопоставляется греху и злу, то богочеловек Иисус может выступать как опосредующая, срединная сила между государством и обществом, грехом и святостью. Человеческая ипостась Иисуса, его любовь к человеку и крестная жертва связывают наличное состояние души человека и ее идеальное состояние. Парадоксальным образом в России путь к осознанию этой роли Христа заставлял мыслителей входить в противоречие с официальной церковью, стоявшей на защите традиционализма, интересов государства и монолога власти. Поэтому задача проникновения в человеческую ипостась Иисуса решалась светским богословием, прежде всего мастерами живописи и литературы. В статье изучаются стратегии построения образов богочеловека М.Ю.Лермонтовым, Н.В.Гоголем, И.А.Гончаровым, А.А.Ивановым, Н.Н.Ге, И.С.Тургеневым, Л.Н.Толстым, М.А.Булгаковым. Движение к богочеловеческой «середине» связано с отрицанием церковности, поисках «живого Бога» в современном человеке. При этом происходит сакрализация человеческой активности и в особенности – эффективной предпринимательской деятельности, частичная рационализация оснований элитарной дворянской культуры. Однако народной культуры эти перемены в XIX – начале XX веков не успели затронуть.
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2003/11/18/0000131278/010dAWYDOW.pdf

 


Шпара К.И., Герасимова М.В., Громова Е.И. Автопортрет среднего класса в Санкт-Петербурге
Скачать pdf 620 кб

Журнал социологии и социальной антропологии. 2005. Т. 8. № 2. С. 165-179. Тематический раздел: Социальная стратификация
В статье рассматриваются психографические особенности нового среднего класса — своеобразной прослойки современного российского общества. Принадлежность к новому российскому среднему классу, по мнению авторов статьи, связана не столько с уровнем доходов, сколько с определенной ментальностью. Стиль жизни, характерный для представителей этой части социума, не столько определяется уровнем их материального положения, сколько связан с иерархией базовых ценностей в сознании россиян. Статья основана на материалах исследований компании «КОМКОН-СПб».
На протяжении последних 10 лет российские социологи и специалисты в об-ласти маркетинга ведут спор относительно наличия в нашей стране такой соци-альной страты, как «средний класс». Некоторые авторы считают, что такая категория граждан в нашей стране либо отсутствует, либо оценивается как малочисленная социальная группа*. Тем не менее, адаптация для российских условий стандартной социально-демографической классификации ESOMAR, проведенная впервые в мае-августе 1999 г. исследовательской группой «КОМ-КОН» в рамках проекта «Российский индекс целевых групп»*, и детальный анализ полученных данных в последующих волнах исследования наглядно по-казали присутствие такой группы в российском обществе. Полученные данные свидетельствуют о том, что основу Высшего класса (А) и Высшего среднего класса (В) составляют руководители, занятые, как правило, в финансово-банковской сфере, в средствах массовой информации и рекламном бизнесе, отчасти — в науке, культуре и органах государственной власти. Квалифицированные специалисты с высшим образованием, занятые в перечисленных сферах, формируют класс С1 (Средний средний), а основу Низшего среднего класса (С2) составляют представители торговли, образования и здравоохранения, кадровые военнослужащие и члены их семей, которые вре-менно не работают. В Низших классах (D и Е) группируются рабочие, служа-щие без высшего образования и технический персонал, занятые, как правило, в промышленности, на транспорте и в сфере услуг. Самую низшую ступеньку социальной пирамиды на сегодняшний день вынужденно занимают неработаю-щие пенсионеры и подсобные рабочие.

Итак, представители среднего класса — это люди, которых можно описать термином «self-made persons». Причем участники исследования относят к пред-ставителям среднего класса тех людей, которые не останавливаются на дос-тигнутом, имеют активную жизненную позицию, в том числе и в отношении выбора работы и сферы деятельности. Косвенным образом этот вывод под-тверждает и гипотетический возраст, приписываемый респондентами типично-му представителю среднего класса. Это активный трудоспособный возраст после получения образования, когда человек способен сам реализовать соб-ственные планы.
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2007/10/30/0000315049/010-Gerasimova.pdf

 

 

Григорьева И.А. Приоритеты социальной политики: пожилые люди
Скачать pdf 335 кб

Журнал социологии и социальной антропологии. 2005. Т. VIII. № 3. С. 131-145. Тематический раздел: Социальная политика
В статье говорится об изменениях приоритетов социальной политики, вызванных старением населения. Пожилые люди — традиционный объект социальной политики, но в последние 12—15 лет многие государства пересматривают социальные обязательства, расширяют платные социальные услуги. Перемены опираются на собственные исторические и культурные традиции. Изменения привели к подъему коммунитарной идеологии, противопоставляющей себя государственному патернализму и рациональным обменным отношениям страхования. Что же можно менять в России, не ломая традиций? Пока нормативная модель отношений пожилых людей с государством не найдена.
Изменение приоритетов социальной политики в «пользу» пожилых не-избежно, поскольку ни в одной из развитых стран мира пронаталистская полити-ка государства не смогла переломить тенденции уменьшения рождаемости и старения. Но речь должна идти о сотрудничестве разных поколений, а не только о помощи старшим/обучении младших. Развитие межпоколенных
взаимодействий может способствовать сохранению пожилых в обществе, восстановле-нию нормальной социальной преемственности и интеграции общества в целом.
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2007/03/23/0000305538/010-Grigoreva.pdf
 

Рабжаева М.В., Семенков В.Е. Какая идентичность у жителей Санкт-Петербурга?
Скачать pdf 262 кб
Социологические исследования. 2003. № 3. С. 82-89. Тематические разделы: Социология культуры, Социология пространства и города
В статье рассматривается эволюция региональной идентичности населения Санкт-Петербурга. Досоветская идентичность горожан была в действительности разнородной: «петербуржцы» представляли собой элиту, тогда как «питерцы» – низшие слои. Оби эти формы, пережив падение Империи, долгое время существовали и при советской власти, и только трагедия блокады стала первоосновой новой консолидирующей идентичности –«ленинградцы». Ее намеренная дискредитация как революционно-ленинской и идеализация старой «петербургской» идентичности привели к тому, что последняя, официально заменив первую, так и не получила реального социального наполнения.
Петербургская идентичность выстраивалась как идентичность интеллектуалов, тяготевших к ушедшей элитарной культуре российской империи, и одновременно противопоставлявшая себя официальной и официозной культуре советской страны. И сегодня, когда некому противопостав- лять свою петербуржскость, так как нет уже советской страны и КПСС, эта идентичность "провисает", не осуществляется. Новую идентичность трудно сформировать, во-первых, из-за не- возможности унаследовать и разделить опыт блокадного единства приезжими жителями Санкт- Петербурга, и, во-вторых, из-за непривлекательности, "недемократичности", элитарности "петер- буржества" для мигрантов в век публичной демократии и массовой культуры. Показательно, что попасть в элитные круги Москвы легче, чем в аналогичные среды Санкт-Петербурга, а сфера публичности в Санкт-Петербурге менее интенсивна, чем в Москве. Новой петербургской идентичности пока нет, чтобы ее иметь, надо проделать какой-то опыт, как минимум осмыслить свою общность (а ее еще нужно иметь!), соотнести себя с иными общностями, регионами и странами.
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2007/10/05/0000313402/010-RABZhAEVA_Mx2cV.pdf

 

Зимин А.И. Аршином не измерить…
Скачать pdf 222 кб

Социологические исследования. 1992. № 10. С. 71-78. Тематический раздел: Социология культуры
Публицистические, остро полемические заметки о сущности Русской идеи и ее роли в перестройке общества и возрождении нации. Автор считает, что эта идея в ее современном варианте включает в себя особенности не только собственно русского, но и других народов России. В этом смысле она при всей своей безусловной этничности и патриотизме несет в себе мощный импульс всечеловечности, открытости к диалогу с другими народами, априорного уважения к их самобытности, специфичности, индивидуальности, культурно-историческим ценностям и духовному богатству.
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2005/11/25/0000242243/011.ZIMIN.pdf


 

Бутенко А.П., Колесниченко Ю.В. Менталитет россиян и евразийство: их сущность и общественно-политический смысл
Скачать pdf 245 кб

БУТЕНКО Анатолий Павлович - доктор философских наук, главный научный сотрудник Института международных экономических и политических исследований (ИМЭПИ) РАН. КОЛЕСНИЧЕНКО Юлия Викторовна - кандидат философских наук. В условиях крушения прежней государственной идеологии и отсутствия новых общезначимых социальных ориентиров политики и обществоведы все чаще стали рассуждать о менталитете россиян и о евразийстве, надеясь на этом пути найти средства для заполнения возникшего вакуума. Однако употребление новых терминов, если за этим не скрывается сколько-нибудь важное для общества содержание, стирает с них блеск новизны, снижает их эвристическую ценность, превращает их в нечто подобное старым истертым монетам, действительное достоинство которых уже едва можно разглядеть. Нельзя утверждать, что с понятиями "менталитет россиян" и "евразийство" уже случилось такое: отсутствие общепринятого социального идеала у граждан современной России нет-нет да и оживит разговоры вокруг них, вдохнет в эти разговоры нечто вроде политического интереса. Но, хотя этот интерес похож на вздымающиеся и затухающие волны, уже не один раз будоражившие общественное сознание, приходится признать, что серьезных работ, раскрывающих сущность мента- литета вообще, менталитета россиян в особенности, его связи с евразийством и "рус- ской идеей", с психологией и идеологией граждан России, у нас пока нет. Можно столкнуться с мнением, согласно которому россияне и американцы имеют чуть ли не совпадающий менталитет, а потому, дескать, внедрение у нас американ- ских принципов хозяйствования, да и их стиля жизни, - достаточно легкое дело Другие, напротив, заявляют, что как раз менталитет россиян - главное препятствие американизации России, одна из основных причин провала экономических и социально- 92 политических реформ Ельцина - Гайдара, что и сегодня любые попытки осуществить перемены в России, если они пренебрегают менталитетом россиян, обречены на неудачу. Остановимся на двух главных вопросах: во-первых, выясним, что такое мента- литет, каковы его истоки и структура; во-вторых, что такое евразийство, как оно соотносится с менталитетом россиян и "русской идеей"? "Что такое ментальность или менталитет - определенные архетипы, коллективное бессознательное или какие-то структуры национального характера? Представляет ли она собой некий инвариант, абсолютно неизменяемый, или это нечто вариативное, гибкое, подвижное? Существует ли единая ментальность для всех этносов, народов и наций России?" Это - исходная, по нашему мнению, наиболее теоретическая часть проблемы. Ею мы и будем заниматься в первую очередь.
Россия стоит перед альтернативой: или ее политическая элита, желая добра своей стране и своему народу, найдет в себе силы выдвинуть лидера, способного осознать суть менталитета россиян и следовать его требованиям в своих действиях, или ее лидеры, холуйствуя и копируя чужое, поставят наше общество перед расколом и взрывом, а себя приведут к утрате политического влияния.
 

 

Аверьянов Виталий. О неизбежности репрессий
Русская бюрократическая машина всегда вызывала в обществе зуд 'революционности'. Перестройка началась борьбой с бюрократизмом, обличением бюрократии подпитывались и радикальные, и нигилистические настроения XIX века. В ключевые эпохи преобразований проблема чиновничества и его ротации (перетряски, 'чистки') всегда стояла на повестке дня. В настоящее время мы подступаем к тому же гордиеву узлу нашей социальной реальности: нынешняя управленческая система вопиюще неадекватна государственным задачам, которые вскоре встанут и уже встают перед нами. Дело даже не в коррупции, а в той вялости, безынициативности, отсутствии гражданского пафоса и веры в Россию, которая необходима управленцу для участия в организации больших стратегических проектов. Наш чиновный аппарат носит характер не мобилизующего, а де-мобилизующего класса.
Чиновник всегда с ухмылкой воспринимает абстрактные кампании по борьбе с бюрократизмом. Уж он-то знает, что ему это не угрожает. Угроза должна носить более или менее персональный характер (немилость начальства, опала в результате борьбы кланов и корпораций, использованные недоброжелателями донос или жалоба). Через абстрактную борьбу с бюрократией всякий раз начинают разрушение не злокачественной опухоли административного произвола и саботажа, а разрушение самой государственности, и только государственности.
Чиновничество, аппарат не тождественен государственности. Государственность рождается и преобразуется в ходе совместной работы всех сословий и слоев, среди которых чиновничество занимает промежуточное место. Это своего рода клей, или цемент государственности, но не ее блоки и кирпичи.
Именно связующий раствор нашего государства и перестал выполнять свою гармонизирующую роль - все сословия в Смутное время снялись со своих мест и сместились. Произошло если не окончательное смещение, то, во всяком случае, патологическое смещение частей государственного организма. Поэтому подлинную проблему нынешней власти составляет не отвоевывание у чиновничества неких участков его влияния - проблема власти в том, чтобы ликвидировать чудовищный перекос в социальной стратификации, который образовался в ходе последнего Смутного времени.
Можно наблюдать четыре главных вектора, по которым произошло смещение социальных ролей, своего рода великое переселение классов: во-первых, весенний разлив блатного мира, завоевавшего небывалые возможности (и олицетворяющего 'войну всех против всех'); во-вторых, вынужденное перепрофилирование обывателя, сменившего роль производителя на роль посредника; в-третьих, замкнутость на себе интеллигенции, невостребованность ее целеполаганий и традиционных призваний, отчасти и уклонение ее от этой традиционной роли; наконец, в-четвертых, симуляция чиновничеством юридических и бухгалтерских форм социальной жизни в условиях идеологического 'вакуума'.
Одной из специфических черт чиновного класса является его 'серость', его 'заменимость' (Сталин недаром называл бюрократов винтиками государственной машины, хотя он и говорил об этом поощрительно - но это потому, что у Сталина на тот момент репрессии уже состоялись и обновление аппарата дало результаты). Чиновники во всех отношениях сливаются с толпой, иными словами, они иерархически не отмечены, выделяясь лишь формальными признаками своего статуса. С этой классовой 'серостью' связано и то, что даже искреннее служение и честный патриотизм у чиновника как-то уж очень неэстетичен, вызывает подозрение в лицемерии. Никто не может так дискредитировать патриотизм и принцип служения родине, как неловкий, неталантливый чиновник с его профессиональным формализмом, въевшимся в самую душу.
 

 

Аверьянов Виталий. Столкновение миссий
О повестке дня русского «национализма»
Известный лозунг «Россия для русских», который был официальным лозунгом российской империи во времена Александра III, сегодня намеренно толкуют в превратном смысле. Если бы толкование этого лозунга как кредо «погромщиков», лиц, пытающихся исключить из Империи всех чужаков, было верным, – то царствование предпоследнего Императора было бы не таким, каким оно было на деле. А было это очень тихое и стабильное время, «тихая заводь», по выражению О. Мандельштама. Такая стабильность, классовый и межнациональный мир покоились именно на основании «русского порядка» и православного представления об идеальном государстве: «Да тихое и безмолвное житие, поживем во правоверии и во всяком благочестии и чистоте».
Надолго отрезать русских от своего великого цивилизационного стиля, от перспективы большого проекта может желать только крайне недальновидный и близорукий общественный деятель. Нужно быть очень невнимательным, ненаблюдательным и неблагородным человеком, чтобы, живя в России всю свою сознательную жизнь, допускать мысль о том, что русские лишены миссии, превышающей стандартные цели и конституции обычных, средних «национальных государств». Не любя Россию, не ценя ее своеобразия, нужно все-таки различать, где нелюбимое, нежелательное, а где несуществующее. Антирусское, антинационалистическое крыло современной российской элиты отличает тем, что выдает в России нежелаемое за недействительное. Однако нежелаемое ими вполне действительно, и оно уже заявляет о себе.
«Россия для русских» – это не лозунг изоляционистов, ксенофобов и вытеснителей всего нерусского, хотя им и могут прикрываться и провокаторы, цепляясь за его буквальный смысл. «Россия для русских» – это определенная имперская и историческая норма. Сущность этой нормы и ее логика заключены в том, что коренному государствообразующему племени, главному носителю и проводнику русского цивилизационного начала никто не должен препятствовать внутри самой России. Никто внутри России не должен сметь мешать нам осмысливать, выражать, трансформировать, вновь формулировать и отстаивать уже во внешних пределах державы нашу национально-культурную, духовную и цивилизационную миссию.
Национальная идея в массах может выступить и как дурная идея. Но космополитизм в массах – идея c самого начала безобразная. Массового космополитизма можно пожелать только человеческому стаду, иванам, не помнящим родства, более того, уже лишенным родства. Если интеллигенты, эти «середнячки» образованных сословий, могут быть пошлыми, это понятно и порою естественно, ибо интеллигенция есть плод унификации через всеобщую стандартизацию культуры и образования. Но народ, племя в его целом не может и не должен быть пошлым. Глыба не может быть пошлой в силу своей дикости, необработанности. Народ несет в себе определенное варварство, но с возможностью гения в себе. Это глыба, к которой не подступился еще художник.
Космополитическая же масса (законченная в себе «нация») уже обработана бездарным скульптором, это испорченный материал. Ни произведения не получилось, но и дикости уже нет.
Какова миссия России?
Проявившаяся в истории невольная миссия России – снимать западноевропейские (начиная с папских), а если присмотреться, то и восточноазиатские (монголы, османы) претензии на мировое господство – связано таинственно с замыслом Божиим обо всей мировой истории. Не то чтобы некто нарочно восстанавливает равновесие сил на земле, но земля как целое стремится избегнуть гомогенности, обмануть энтропийную тягу к монополизации мира.
Получается, что «миродержавие» (термин Н.Данилевского) заключено вовсе не в господстве над всеми племенами и народами, а в сдерживании тех, кто жаждет такого господства. Это миссия хотя и «негативная», «отражающая», но по своему архетипу самая высокая (миссия Хранителя гармонии, Спасителя мирового лада). И это служение Стража мира до сих пор было миссией России.
В то же время во всякой миссии есть и положительное измерение, «символ веры», содержательное качество, которое несут миссионеры всему миру. Однако парадоксальным образом, именно единственность миссии, единственность истины (или, по русскому выражению, Правды) сама дает питательную среду для своей же собственной альтернативы. Действие производит противодействие – даже распространяемое благовестие апостолов вызывает в ответ усиленную подпольную работу «тайны беззакония», даже Христос порождает не только Церковь, но и свою тень, дробящуюся в «лжепророках» и символически интегрированную в фигуре Антихриста.

 

Аверьянов В.В. Цивилизация против «цивилизаторов»  

История международных отношений, в особенности международных экономических отношений, представляет собой смену волн интеграции и дезинтеграции. И сегодняшний день не является исключением из этого правила. Разговоры о победоносном шествии глобализации по инерции все еще не стихают, однако, сама глобализация на каждом историческом этапе имеет потолок своих возможностей. И потолок глобализации на данном этапе в большинстве регионов мира уже достигнут
В ближайшее десятилетие должны обозначиться сферы влияния мощных макрорегиональных экономик с самодостаточными стратегиями активности, с собственными эмиссионными центрами, с самобытными культурными программами, укорененными в представлении о незыблемом цивилизационном суверенитете. К такому выводу пришли авторы «Русской доктрины», коллективного труда ученых и экспертов, предложивших свое видение развития страны, свою программу консервативных преобразований.
Говоря о суверенитете не национальном, а цивилизационном, мы несомненно разделяем известный подход к цивилизации как самостоятельному историко-культурному миру. На волне глобальной интеграции доминирует цивилизаторская логика, на волне же дезинтеграции свои позиции отвоевывает другая логика – цивилизационная, связанная с аутентичностью данной традиции, ее несводимостью к общечеловеческим категориям и даже отчасти с непереводимостью на другой язык. Для подлинного проникновения в иной историко-культурный мир к нему нужно подойти не как цивилизатор, идущий к дикарям и варварам, а как человек, признающий в другом мире самостоятельную цивилизацию, а также как носитель своего языка, признающий самобытный источник и собственную парадигматику иного языка. Этот иной язык нужно изучить, этот культурный мир постичь изнутри – обратиться на время как бы в иноземца, почувствовать себя в его языковой, культурной, этической «шкуре», чтобы действительно сметь делать о нем какие-то обоснованные суждения.
Цивилизационный подход приводит к пониманию культур как антропоморфных, человекоподобных сущностей. По очень многим своим параметрам историко-культурные миры действительно представляют собой целостности, подобные личностям. Поэтому цивилизации невозможно изучать без гуманитарных наук (не генерализующих, а индивидуализирующих, видящих в изучаемом объекте не случайный набор признаков, а целостное лицо, признаки которого связаны органически). Цивилизации невозможно полноценно изучать без форм знания, ориентированных на постижении неповторимых, персональных единиц жизни. Цивилизаторский подход в этом отношении лишен подлинной гуманитарности, он механистичен. Процессы же глобализации, понятой как цивилизаторство, связаны и с атомизацией породившего цивилизаторский подход общества, и с расщеплением идентичности отдельного человека. Не видя в мире одухотворенных, человекоподобных макро-структур, цивилизатор утрачивает и в себе полноценную духовность и гуманитарность. Обесчеловечивая макрокосм, он лишает души и микрокосм.

В «Русской доктрине» мы предложили концепцию «геополитики больших скреп». Будучи направленной на наиболее крупных партнеров России в Евразии, эта концепция предусматривает достаточно эффективное решение проблемы интересов России в странах СНГ. При выстраивании такой «геополитики больших скреп», то есть стратегических партнерских союзов с Китаем, Японией, Индией, исламским миром, пустота вокруг России «рассосется» сама собой, поскольку будет лишена подпитывающих ее объективных ресурсов и источников существования.
Сейчас, когда мир, и в первую очередь страны Евразии, входят вновь в этап дезинтеграции и макрорегионализации, все большее значение и опасность для наших культур будут представлять уже не столько западные стандарты, сколько крайности исламизации и китаизации. Перед Русской Культурой в XXI веке стоит задача выстроить максимально ровный полумесяц взаимодействия с цивилизациями Старого Света. Нельзя допустить ни односторонней «китаизации» русского сверхмодерна, идущего на смену постмодерну, ни его чрезмерной «исламизации». Большой стиль России должен соединить в себе малые культурные стили: православно-конфуцианского хозяйствования, офицерско-самурайской чести и доблести, христианско-исламского эсхатологизма, русско-индийского гуманитарного самосознания.
В этой связи представляется, что Россия пока имеет шанс предложить своим партнерам определенные решения, определенную роль, которая сделала бы ее уникальным и незаменимым элементом новой мировой системы. В отношении восточных и южных соседей это передовые технологии, связанные с оборонной индустрией и новейшими военными технологиями, с безопасностью в непосредственном смысле, а также в более широком смысле – то есть национальной безопасностью государств-партнеров и даже континентальной безопасностью в целом. Военный и военно-технический аспект построения нового евроазиатского баланса для России крайне важен, хотя это именно аспект, а не самодовлеющая ценность. За безопасностью вытягивается целая цепочка других необходимых факторов сотрудничества. Сохраняются и передовые возможности России по интеллектуальному обеспечению глобальной системы безопасности, в том числе и гуманитарному обеспечению большой коалиции держав на Востоке.
Говоря о культурной, интеллектуальной составляющей взаимодействия, нужно учитывать также, что традиционно на Востоке по отношению к России присутствует значительный невостребованный потенциал комплиментарности. Он недостаточно задействован в нашем информационном, в нашем культурном взаимодействии. Существует необъятный нереализованный потенциал этого взаимодействия многих держав Евразии между собой. До последнего времени российское экспертное сообщество на эту тему практически не работало, оставляя это поле деятельности народной дипломатии, общественным энтузиастам. И в этом смысле наблюдается явный регресс по отношению к восточной политике Российской империи и СССР. Это особенно важно отметить на данной конференции, поскольку Индия и Россия – это центры гармонизации в Евразии, излучающие энергию равновесия, два мощных центра гуманитарных технологий и проявления воли к континентальному согласию.
 

 

Протоиерей о. Димитрий Смирнов. Россия не является многонациональной и многоконфессиональной страной

Статья приведена поностью

Глава синодального Отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Димитрий Смирнов назвал мифом утверждение о том, будто Россия является многонациональной и многоконфессиональной страной.     

Выступая во вторник на заседании "круглого стола" в Госдуме, он высказал мнение, что сегодня с помощью СМИ порой внедряются "мифы, которые не имеют под собой никакой научной основы".  

"Например, что Россия - многонациональная страна. ЮНЕСКО считает, что если 60% жителей представляют один этнос, то это мононациональная страна. У нас, соответственно, 84% населения - один этнос, но нам говорят, что это многонациональная страна", - приводит "Интерфакс" мнение священника.      

Безосновательны, по его мнению, и заявления о том, что Россия - многоконфессиональная страна. "Ну, хорошо, - сказал Димитрий Смиронов, - назовите мне страну, которая не многонациональная, например, Армению. В Армении живут и православные, и буддисты, и иудеи, даже баптисты, но никто и никогда про Армению не скажет, что это многоконфессиональная страна. Это только про Россию говорят", - добавил он.           

Священник также опроверг утверждение о том, что Россия якобы унаследовала многоконфессиональность от СССР.           

"Да, СССР был такой страной, но половина населения ушло из России, и теперь мы опять, как в 1913 году, мононациональная и моноконфессиональная страна. Конечно, наша страна живет с участием наших мусульман, иудеев и буддистов, которых в православной традиции, кстати, не принято ни обижать, ни притеснять", - подчеркнул отец Димитрий.

Источник: http://www.rustrana.ru/new.php?nid=28574

 

 

Протоиерей Димитрий Смирнов. Мифы нашего сознания. «Зачем плодить нищету»?

Этот миф с помощью эксперимента, поставленного в нашем приходе св. Митрофания Воронежского, был полностью развеян. Нам постоянно внушается мысль о том, что причина абортов — экономические условия. Это ложь. В голодном блокадном Ленинграде рождаемость была на душу населения больше, чем сейчас. Мы сумели с разрешения главного врача родильного дома организовать промежуточный пункт — структуру, которая существовала между женщиной, идущей на аборт, и медицинским кабинетом, где ее готовили к аборту. С женщиной, решившейся убить своего ребенка, проводили беседу. Рассматривали все ее аргументы и предлагали любую помощь — начиная от жилья, что не так уж дешево, и кончая материальным содержанием. Один за другим опровергали аргументы, готовой пойти на убийство младенца. — Ты хочешь убить? Почему? Тебе негде жить? Хорошо. Мы дадим тебе жилье. — У тебя не хватит денег, чтобы кормить ребенка? Мы дадим тебе денег, сколько ты хочешь. — Ты боишься, что не сумеешь его выучить? Хорошо! Мы на свои деньги обеспечим ему хорошее образование — устроим в ту школу, в которую даже нет конкурса, потому что туда никого не принимают, кроме православных людей. Там дети не ругаются матом. И ни один не курит, и нет ни одного наркомана. Какие есть еще желания? Если он тебе вообще не нужен, мы с удовольствием его возьмем и найдем ему хороших родителей. Более того, ты сама можешь выбрать ту пару, которая усыновит твоего ребенка. Вы знаете, ни одна женщина из тех, с которыми разговаривали, (а это была сотня женщин) не согласилась на то, чтобы взять какие-то материальные средства. Ни одна! Значит, не в этом причина. Причина только в одном: родить и воспитать ребенка — это подвиг. Женщина, решающаяся на убийство, просто не хочет лишать себя комфорта, не спать ночами и т.д. Мне недавно во время радиопередачи позвонила женщина и говорит: — Батюшка, что делать? У меня четыре ребенка, а я беременна пятым, муж говорит, что нужно делать аборт — зачем разводить нищету. Я предлагаю этой женщине: — Давайте мы вам поможем материально. Только, ради Бога не убивайте ребенка. Она же отвечает: — Батюшка, это я могу вам помочь материально. В нашей семье четыре автомобиля с шофёрами. У нас трехэтажная квартира в 400 квадратных метров. Охрана наша состоит из 25 человек. Мой муж получает в месяц несколько десятков тысяч долларов зарплаты-жалованья. Так что о какой «нищете» тут речь? Но этот человек, по нашим масштабам живущий очень богато, повторяет фразу, которую твердит действительно бедный человек. Настолько этот миф въелся в наше сознание! А речь, как всегда, идет о другом. Мы видим подмену: человек на самом деле не хочет сказать себе правду, что сама забота его отягощает. Человек, переставший быть христианином, стал бояться естественного подвига — чего не боится ни воробей, ни кошка, ни собака.

 

 

Что же мы, сволочи, сделали со своей стpаной!
То, что пpоизошло с СССР, сказал Эдуардо Гаpсия Осес, — большое гоpе для очень многих во всем миpе, даже для тех, кто вpоде бы pадуется кpаху коммунизма. И дело не в политике. Без опоpы оказались и те, кто считал себя антикоммунистами. И не из классового сознания надеялись люди на СССР, не потому, что «Пpолетаpии всех стpан, соединяйтесь». Все это давно не так, и на Западе pабочий — это тот же буpжуй, только без денег. А надеялись потому, что у вас говоpилось: «Человек человеку — бpат». А по этому тоскуют все , что бы они ни говоpили на людях.
Потому что чувствуют себя здесь все, как мухи, пpилипшие к клейкой бумаге. Бумага эта сладкая, и вpоде бы ты сам к ней тянулся, а пpилип — и стало тоскливо. Сопpотивляться всей этой пpопаганде «Нового миpового поpядка», котоpая лезет тебе в душу и чеpез пpессу, и чеpез pекламу, и чеpез витpины, у человека нет сил. Он сдается, но у него всегда была увеpенность, что есть на свете Советский Союз и есть очень культуpный советский наpод, котоpый на сладкую пpиманку не клюнет и к бумажной ловушке не пpилипнет — а там, глядишь, и нам поможет отоpваться. И что же мы видим? Этот то наpод и увяз глубже всех и повеpил в совсем уж невеpоятную ложь. Если это так — все меняется в миpе.
Вы говоpите — коppупция была в СССР. Вы еще не пpедставляете, что такое коppупция в обедневшей стpане. Там все коppумпиpованы, и иначе быть не может. Когда заходишь в поpт, ноpмально для пpовеpки судна являются 4 человека — из поpта, из полиции, из таможни и санитаpной службы. А сейчас зайди в любой поpт в Афpике или Латинской Амеpике. К тебе плывут человек тpидцать. Выпьют, закусят, а потом каждому надо дать в лапу. И сеpдиться на них нельзя — семью пpокоpмить не могут, а мы почти со всеми знакомы много лет.
Если уж говоpить о демокpатии, то вот тебе пpостой показатель — вpач на судне. Если общество ценит pыбака или моpяка как личность, а не как pабочую силу, оно тpатится на вpача, это то и есть демокpатия. Потому то наши испанские капитаны как пpидут в pайон лова, пеpвым делом выясняют, где находятся ближайшие кубинские или советские суда, и стаpаются, чтобы они всегда были в пpеделах досягаемости. Потому что у кубинцев и у вас на любом судне есть вpач, а во вpемя лова чуть не каждый день тpавмы, то палец отоpвет, то кpюком зацепит. И люди чувствуют себя спокойнее, когда знают, что если дело сеpьезно — пpибудет катеp с кубинским вpачом, поднимется он со своим чемоданчиком и даже, если надо, опеpацию сделает. И денег не возьмет — засмеется. Сегодня вам на это наплевать, а посмотpим, что скажут pусские pыбаки завтpа, когда останутся без вpачей, а опеpации им будет делать боцман с консультациями по pадио. Это у нас — веpшина пpогpесса.
Или вот еще — ты скажешь, мелочь. Раньше у советских почти на каждом судне был биолог. Мы всегда удивлялись, откуда у них столько ученых. А для нас очень было важно, что кто то pядом изучает моpе, и нас спpашивает. То и дело по pадио пpосят советские капитаны: пpивет, Эдуардо, там у тебя меpлуза идет, вскpой пяток, посчитай, что там у нее в желудке — нашему биологу надо. Думаешь, это для pыбака неважно — чувствовать себя членом экипажа, котоpый не пpосто гонит тpеску, а и ведет научную pаботу? Важно, да вы на это наплевали. И будут завтpа ваши pыбаки и без вpачей, и без биологов.
Будет ли только это завтpа у pусских pыбаков? Что то их стало почти не видно. А когда видно, тошно смотpеть. Раньше советские суда были самые чистые и самые кpасивые. А сегодня они похожи на пиpатские. Не pемонтиpуют, не кpасят и даже не пpибиpают. ...................

 

 

Ермолин А. Открытое письмо президенту Путину бывшего начальника оперативно-боевого отделения группы «Вымпел»

«Полит.ру» публикует открытое письмо президенту России депутата Государственной Думы РФ, члена правления "Открытой России" Анатолия Ермолина. Ермолин - подполковник КГБ в отставке, бывший начальник оперативно-боевого отделения группы «Вымпел», в последние годы службы неоднократно отвечал за антитеррористическую безопасность временных администраций в республиках Северная Осетия и Ингушетия в качестве командира группы антитеррора. Был одним из инициаторов возрождения в России скаутского движения. После увольнения из Федеральной Службы Охраны РФ (1994г.) принимал активное участие в разработке и внедрении инновационных образовательных проектов, финансируемых НК «ЮКОС»: Лицей "Подмосковный", "Новая цивилизация", «Федерация Интернет Образования». Администрировал общероссийские и международные образовательные программы некоммерческого характера. В Государственную Думу избран по общефедеральному избирательному округу по спискам политической партии "Единая Россия".

Анатолий Ермолин стал известен широкой общественности после открытого письма в Конституционный суд в связи  фактами неприкрытого давления на депутатов Государственной думы со стороны чиновников Администрации Президента РФ. За письмом последовало исключение из фракции «Единая Россия». Подписал манифест Объединенного гражданского фронта.

 Пишу Вам как офицер, учитель и лидер значительного числа молодых российских граждан, искренне работающих над построением в нашей стране Гражданского Общества. Вас и Вашу Администрацию сегодня очень многие патологически боятся, включая тех, кто входит в достаточно близкое к Вам окружение. Они порой знают чудовищные вещи, но не рискуют рассказывать Вам о них. Я рискну.
Как учитель, я не собираюсь Вас ничему учить. Наши «университеты» в ту пору, когда мы носили погоны, были одни и те же, и аналитическая школа у нас тоже одна. Так вот, следуя правилам именно этой школы, попробую доказать, что национального лидера Владимира Путина уничтожит не оппозиция, не «пятая колонна» мировой закулисы, а собственная политика укрепления самого себя и самовластие президентского окружения.
На мой взгляд, все, что Вы делаете после переизбрания на второй срок, неправильно, вредно для России и губительно для Вас – человека, с избранием которого многие связывали свои надежды на возрождение России. Давайте поговорим об этом подробнее, возможно, я угадаю тот самый «национальный проект», о котором Вы никому не говорите, но «втемную» навязываете нашему народу.
Не слушайте своих советников, Владимир Владимирович. Они такие же, как все. Послушайте человека, ставшего национальным достоянием нашей Родины и хранителем традиций офицерской чести России. В одной фразе он не только поставил диагноз всем сегодняшним социальным процессам, но и дал ответ на вопрос «Что делать?». Вот он – надо создавать Свободную Силу, не зависящую ни от Вас, ни от бизнеса, ни от криминала.
Задумывались ли Вы над «загадочной» фразой Российской Конституции о том, что единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ? Ни Сурков, ни Сечин, ни Патрушев, ни Нургалиев ни даже Вы, всенародно избранный Президент России. Думаете, это красивые слова ни о чем? Вовсе нет. Единственным источником справедливой власти действительно является народ, но только НАУЧИВШИЙСЯ САМООРГАНИЗАЦИИ. Лозунгом, способным действительно объединить нашу Родину сегодня, является «Строим Россию всем миром!». Ведь именно слово «мир» в данном конкретном понимании является аналогом столь непривычного для российского уха слова «сообщество». Истинная демократическая перестройка России начнется не сверху из Кремля, а снизу, с территориальных органов самоуправления, частных бакалейных лавочек, уютных домашних ресторанчиков, независимых общественных и религиозных объединений, заботящихся о воспитании благородного юношества, с возрождения российской семьи, со здоровых «мещанских» ценностей: дом, дети, работа, безопасность, невмешательство в частную жизнь. И построят эту Россию не политики. С политиками всегда можно договориться. Построят эту Россию недоговорные лидеры общественного мнения, считаясь с которыми, Вы откажетесь от губительного для страны курса.
 


 

ЛИБЕРТЭ—КОНСЕРВАТЭ...

Михаил Делягин

Несмотря на провозглашенную последним съездом "Единой России" "консервативную идеологию", вся текущая социально-экономическая политика государства в рамках тандема Путина—Медведева полностью либеральна. Более того, она представляет собой ультралиберализм. Либеральные фундаменталисты, участвовавшие в доведении страны до дефолта 1998 года, уже в конце 1999 года были возвращены к власти и вновь начали определять нашу повседневную жизнь. В выступлениях Путина и Медведева, в исторических "завываниях" по ТВ-каналам мы видим опять дешевый антикоммунизм, совмещаемый с натужным воспеванием царской монархии, которое, к сожалению, всё больше поддерживается структурами РПЦ. Идеологическая вакханалия, "бег во все стороны сразу" призваны скрыть истинные причины бедствий современной России, порожденные именно либеральным фундаментализмом. Благодаря ему и его адептам "золотой дождь" нефтедолларов почти на коснулся народа России. И сегодня базовые основы бюджета и выступления Путина и Медведева, при всей их несхожести, основаны на догмах либерального фундаментализма в качестве незыблемого идеологического базиса.

Обострение борьбы за власть в рамках "тандемократии" усиливает либеральный клан, представители которого кажутся по контрасту с утерявшими стратегическую перспективу "силовиками" более гуманными и цивилизованными. Симпатия, а то и прямая поддержка Запада, вновь начинающего грезить о приватизации в стиле 90-х, в том числе за счет "раскулачивания" "силовиков", добавляет либеральным фундаменталистам привлекательности.

Всё это вновь, как и 10, и 20 лет назад, делает трагически актуальным исследование особенностей либерального сознания в том виде, в котором оно сложилось и функционирует у нас в России.

Каюсь — на заре туманной юности я, в силу недостатка образования, врожденной склонности к лояльности, возраста и исторических условий, придерживался либеральных воззрений, и по сей день искренне благодарен Е.Ясину, близкое наблюдение за действиями и способом мышления которого избавило меня от этого интеллектуального недуга сравнительно быстро и эффективно.

Одна из стержневых философских опор либерализма — убеждение, что каждый человек может полностью отвечать за последствия своей деятельности. А раз так — его надо ставить в соответствующие условия и соответственно с него спрашивать.

Между тем данная установка неверна для большинства населения даже развитых стран. Для России же, основная часть населения которой не вполне адаптировалась к шоковому падению в рынок, данная максима либерализма остается фундаментально ложной. Ее применение напоминает требование к слесарю (а хоть бы и к профессору биологии) немедленно сдать экзамен по квантовой физике с нищетой в качестве альтернативы.

Применение этой доктрины к заведомо не соответствующему ей обществу и обусловило политику социального геноцида, проводимую и по сей день и качественно усугубляющую последствия Катастрофы 1991 года.

Абсурдность фундаментального тезиса либерализма накладывает отпечаток и на сознание его носителей.



ЗАБЛОКИРОВАННОЕ ВОСПРИЯТИЕ

Больше всего в либеральном сознании бросается в глаза его органическая неспособность воспринимать инакомыслие. В свое время КГБ глубоко разбиралось в сортах диссидентов, но, борясь с ними, вскоре восприняло большинство постулатов либерального сознания. Само же либеральное сознание, став государственной доминантой в России, пошло значительно дальше — оно не воспринимает никакого инакомыслия, не говоря уже о соревновательности различных идеологических платформ.

Это рождает и агрессивное неприятие реальности. Все, противоречащее либеральным идеологемам, объявляется несуществующим или несущественным, а указание на них — "примитивным манипулированием".

Неспособность воспринимать инакомыслие в сочетании с личной ущемленностью порождает агрессивность в качестве основного аргумента против нелицеприятной точки зрения.

Агрессия проявляется даже в отношении к партнерам, хотя бы и ситуативным. Так, один из либеральных организаторов Национальной Ассамблеи старательно и без всяких провокаций разъяснял одному из вошедших в нее коммунистов, как он объяснял своему сыну, что хорошие коммунисты все же бывают, — но только мертвые…



ТОТАЛИТАРНОСТЬ

Враждебность идеологии либерального фундаментализма интересам большинства граждан России исключает для ее носителей возможности быть демократами, учитывающими мнения и интересы своего народа. На их знамени, как и 20 лет назад, написано: "Железной рукой загоним население в счастье!" — а если оно понимает счастье как-то по своему, тем хуже для него: оно клеймится как "гадина", которую надо "раздавить", и лишь в лучшем случае — как "агрессивно-послушное большинство".

С учетом идеологии либерализма, реальными правами обладают лица с состоянием примерно от миллиона долларов. В этом российские либералы логично выражают реконструированный Стругацкими древний принцип "все свободны, и у каждого по десять рабов". Этого же подхода придерживается и правящая клептократия; в социально-экономической политике (кроме усиления госвмешательства) она либеральна и во многом состоит из бывших соратников и будущих подельников нынешних либералов.

Разница лишь в том, что у вторых нет власти, и потому они требуют демократии и прав человека, но — лишь в политике. Мысль об экономических и социальных правах граждан и даже о том, что демократическое государство должно следовать их убеждениям, в том числе и нелиберальным, внедряется в сознание либералов лишь категорической практической надобностью и по миновании этой надобности немедленно изживается без следа.

В результате либералы в массе своей — носители наиболее тоталитарного в России типа сознания. Ведь не Жириновский, но один из столпов либерализма заслужил от однопартийцев убедительную кличку "Дуче".

Именно тоталитаризм — причина раздробленности либералов. Объединяться могут демократы и даже демократы с диктаторами, но тоталитарные лидеры на это не способны. Даже Сталина и Гитлера хватило менее чем на два года — чего уж ждать от наших либералов?



КОММЕРЦИОНАЛИЗАЦИЯ

Либерализм, будучи идеологией бизнеса, обожествляет его. Крупный делец для либерала не может быть плохим (конечно, если не участвует в Холокосте) — просто потому, что получает большую прибыль.

Соответственно, значительная часть либералов коммерционализирована. Как написал один журналист, "неужели кто-то мог всерьез подумать, что я буду ругать кого-то бесплатно?"

Поскольку люди судят о других по себе, в тех редких случаях, когда до восприятия типичного либерала удается довести мысль, которая его не устраивает, автоматической реакцией становится вопрос "Сколько ему за это заплатили?" Мысль о том, что что-то можно делать не за деньги, а "просто так", ради познания и распространения истины, не помещается в современном либеральном сознании.

Затем в мозгу либерала возникает вопрос о том, кто и под кого "копает" распространением этой информации.

Трогательна смычка либералов от оппозиции и их прежних коллег, в силу меньших моральных качеств и больших административных способностей удержавшихся во власти. Последние точно так же воспринимают любую критику сначала как "оплаченную американским и британским империализмом" (в крайнем случае, как в истории с майором Дымовским, "иностранными неправительственными организациями", кровавыми когтями тянущимися к горлу молодой сувенирной демократии), а затем — как диверсию той или иной группы бюрократов и олигархов против другой такой же группы.

Да, информационные войны, вопреки пропагандистской истерике о незыблемо стоящей на всю Россию "вертикали власти", бушуют при Путине не хуже, чем в 90-е годы. Да, никому не хочется быть использованным в чужих корыстных целях. Но ведь даже в совсем чужой войне, в том числе информационной, можно и нужно участвовать, если ведется она за правое дело.



ПРИМИТИВНОСТЬ

Тем не менее, либералы значительно более образованны и успешны, чем граждане России в целом. Собственно, потому за них и обидно: если бы на либеральных позициях прочно лежал бомж в канаве или нашистствующий гопник, или командированный в скинхеды и забытый там провинциальный гэбист, это было бы нормально.

Наибольшую реакцию вызывают у либералов не статьи, содержащие мысли, аргументы и доказательства, но примитивные агитки, состоящие из одного-двух лозунгов. Даже в сложных статьях наибольшую реакцию вызывают обычно частные, не относящиеся к теме детали.

Другое массовое проявление примитивизации (чтобы не сказать "дебилизма") — неспособность воспринимать мир многомерно.

Речь не о демагогическом приеме огрубления любого вопроса до дихотомии "черное — белое", — речь о честной, глубоко органичной неспособности воспринимать более одной стороны любого явления.

Поставив эксперимент, я в ряде материалов одновременно и ругал, и хвалил Жириновского. И неизменно на либеральных форумах к этим статьям появлялись сообщения о том, что Делягин — идиот, потому что высказывает различающиеся тезисы. Мысль о том, что некоторые явления могут быть сложными, просто не влезает в сознание типичного российского либерала.

Да, он убежден (как минимум со стакана сока, выплеснутого в Немцова, по-видимому, после тщательных репетиций), что Жириновский — подонок. Да, он видит его успешность, что означает его эффективность как политика. Но его сознание столь примитивно, что эти две простейшие мысли не помещаются в нем одновременно. Жириновский находится на арене российской политики уже 20 лет, — и уже много лет я хвалю его эффективность как политика, в том числе и перед либералами. И уже много лет подряд эта мысль почти всякий раз оказывается для них новой и неожиданной: да, она абсолютно банальна, — но она не помещается в сознание либерала вместе с выплеснутым на Немцова соком.

И сок её вытесняет.



«ПАТРИОТИЗМ — ПОСЛЕДНЕЕ ПРИБЕЖИЩЕ НЕГОДЯЯ»

Давно уже разжевано по кусочкам для самых-самых упертых и не желающих знать английский, что великий Толстой, переводя сложный иностранный текст, сумел-таки перевести его неправильно. Смысл оригинала, совершенно ясный, если не выдирать несколько слов из общего контекста, заключался в том, что "патриотизм может оправдать даже негодяя", а из-под пера классика вышло, что "патриотизм — способ самооправдания негодяя" (что тоже бывает часто).

Умудрились же церковники при переводе Библии (!! — а нам Конституция ельцинская не нравится, с жиру бесимся) вместо канонического "Блаженны нищие ради духа", то есть отказывающиеся от имущества ради моральной чистоты, залепить "Блаженны нищие духом". (Соглашаться с официальной трактовкой, что "нищие духом" — значит "смиренные", довольно трудно, хотя с чем мы только не соглашались).

Почему церковь молчит — понятно: лучшее враг хорошего, один раз до раскола уже доисправлялись. Впрочем, когда её представители начинают агрессивно поддерживать либералов в их истерическом очернении Советской эпохи, по сути дела выступая с ними единым фронтом, вопросов становится больше. Ведь вся современная идентичность российского народа держится (пока еще держится) именно на Советской цивилизации. Очерняя её, отрицая тот факт, что советский период является частью русской истории, представители РПЦ (например, о.Шумский) не просто содействуют либералам в их усилиях по уничтожению государственной истории и государственной идеологии — они вместе с ними выступают как антинациональная по сути, не только антироссийская, но и антирусская сила, ибо разрушают самосознание в первую очередь русского народа, по-прежнему остающегося стержнем российской цивилизации. Остается лишь надеяться, что неразрывно связанная с обществом РПЦ сумеет выработать единый подход, соответствующий как нуждам России, так и исторической правде.

Понятно, что ждать этого от либеральных фундаменталистов не приходится.

Они сделали ошибку Л.Н.Толстого фактором общественной жизни вполне сознательно.

Сначала для того, чтобы "валить" КГБ, КПСС и СССР.

Но и потом, в отличие от всех стран СНГ, они продолжали жестко противостоять собственному, российскому патриотизму. Вспомним: все 90-е годы, пока либералы правили бал, любить Родину было стыдно. За словосочетание "национальные интересы" в служебной бумаге еще в 1995 году можно было огрести серьезные неприятности.

Причина проста: когда в начале 90-х "попали в Россию", далеко не все "целили в коммунизм". И те, кто промахнулись, вроде Зиновьева и в целом диссидентов, как правило, горько раскаивались и карьеры в своем раскаянии не сделали.

А карьеру сделали, в тогдашних терминах, "демократы" — те, кто целил именно туда, куда попал.

Потому что смысл их жизни — личное потребление.

Россия нелюбима либералами как неудобство: ее народ (тоже неявно запрещенное после победы демократии слово, надо было писать "население"!) мешает им потреблять, как плохому танцору мешают танцевать ноги партнерши.

И отношение либералов к патриотизму вызвано их коммерционализованностью.

Как гениально выразил один не так давно впущенный в страну олигарх: "Я не столько патриот страны, в которой живу, сколько патриот своего капитала".

Всем нам свойственно застывать в тяжком раздумье между севрюгой и Конституцией; при выборе же между Конституцией и куском хлеба 95% людей не задумывается ни на минуту, и пусть их осуждает тот, кто не голодал.

Но именно у либералов, в силу их идеологии, потребительская ориентация выражена предельно полно. И, служа своему потреблению, они автоматически начинают служить странам, где потреблять наиболее комфортно, — нашим стратегическим конкурентам. И, живя ради потребления, они начинают любить те места, где потреблять комфортно, и не любить те, где потреблять неуютно.



НЕ ЛЮБИТЬ РОССИЮ

Это подтверждают действия либералов, по-прежнему обслуживающих власть.

Конечно, это лишь упрощенная схема. Так, потребление бывает не только материальным, но и символическим, включая не только блага, но и среду обитания. Крах СССР сделал нас народом диаспоры, как евреев и армян, — и сейчас за границей можно посидеть на кухне не хуже, чем в Москве, — а учитывая, что уезжали и уезжают наиболее культурные и активные, даже и лучше.

Еще более важно, что образование по своей природе включает западные стандарты культуры и представлений о цивилизованности, которые во многом не совместимы с общественной психологией и объективными потребностями развития слабо развитых стран. Это главное противоречие истории большинства из них, оно порождает отторжение интеллигенции, — но лишь у либералов это отторжение достигает крайней, разрушительной степени.

Отторжение неразвитой страны, естественное и неизбежное для интеллигента, у либералов достигает степени обиды, переходящей в ненависть.

В результате значительная часть образованного слоя, который является ключевым носителем культуры и развития как такового, теряет себя для страны, так как обижается на нее слишком сильно, предъявляя ей непосильные для нее, несоразмерно завышенные стандарты своего личного потребления.

Это касается всех видов потребления: от еды до демократии.

Либералы воспринимают в качестве идеала и своей цели источник этих стандартов (во многом существующих лишь в рекламе либо для богатейшей части развитых обществ) — и начинают если и не прямо служить ему, то соотносить с ним все свои действия.

И с этой точки зрения главный либерал страны — Путин, который, по чудному выражению Митрофанова, хочет править как Сталин, а жить, как в Европе или на Манхэттене. Интересно в этом отношении именно назойливое позиционирование Медведева именно как "либерала" — причем людьми, которые прекрасно понимают, что значит в России это слово. Вот такой и получается творческая обертка "консерватизма" на содержании проамериканского либерализма.

Забавно, что "коллективный разум" "Единой России" в этом отношении оказался выше отдельных представителей ее руководства, — и этот бюрократический конгломерат попытался замаскировать свой либеральный фундаментализм официальным провозглашением в качестве идеологии некоего "российского консерватизма", более всего напоминающего идеологические изыски прошлой "правящей" партии — черномырдинской "Наш дом — Россия". В результате "Единая Россия" встала на путь решительного и последовательного размежевания официальной идеологии и политической практики; остается лишь пожелать ей успехов и максимальной скорости движения, так как шедшая по этому пути до нее партия "Яблоко" (безупречно социал-демократическая по духу и строго либеральная по мнению ее руководства) уже, как можно понять, прекратила реальное существование.


Либеральная идеология, исповедуемая 5% народа и 20% интеллигенции, правит бал и вновь ведет страну в небытие. Последовательная ее реализация означает, как мы помним, полное уничтожение либеральных же ценностей, от частной собственности до свободы слова, — и беспощадное разграбление страны.

Это полностью противоречит идеологии синтеза социальных, патриотических и демократических ценностей, стихийно выработанной населением России в последнее "черное двадцатилетие". Поэтому либерал в ближайшие полвека будет оставаться чужим в нашей стране.

Помните, у Мандельштама: "Мы живем, под собою не чуя страны…"?

Пусть живут, в России есть хорошее место для всех.

Лишь бы не правили.

http://www.zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/837/32.html

 


 

Российское общество

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  Далее см. Меню раздела

Книги * Сборники статей * Статьи Питирима Сорокина * Избранные статьи

Российское общество в карикатуре

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала

Об авторских правах в Интернете