Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

   Главная   Гостевая   Новости портала   О портале  Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Государство

 

Теория государства, генезис государства, виды государств, государственная власть, история Государства Российского, роль государства, структура государства, функции государства, характер российского государства, традиции российского государства, сила и слабость российского государства, успехи и просчёты российского государства, эффективность российского государства, модернизация российского государства, народ и государство, общество и государство, элита и государство, политика государства, защита государства, государственные деятели, руководители государства, этатизм, этатистика

 

Этатизм (от франц. etat государство) - направление общественной мысли, рассматривающее государство как высший результат и цель общественного развития

 

Этатистика — наука, изучающая процесс образования государств http://www.pseudology.org/state/index.htm

 

Страницы:  1  2  3  4  Далее см. Меню раздела

Книги * Сборники статей  * Государство в карикатурах

 

Каталог

Раздел "Государство" в Генеральном каталоге Портала "РОССИЯ"

 

Эпиграф

 

Совершенных государств не бывает - Аристотель

 

Избранные статьи

 

Рябев В.В. К вопросу о взаимодействии государства и

 

гражданского общества в современной России
 

pdf 384 кб

В статье анализируются подходы к понятию «гражданское обще-ство» в отечественной и зарубежной литературе и рассматривает-ся соотношение гражданского общества и демократии. Высказыва-ется точка зрения, что формирование гражданского общества в Рос-сии невозможно без участия демократического государства. Политическую культуру россиян характеризует государственный па-тернализм, выраженный в ожидании гражданами опеки от государ-ства, отчужденность людей от власти и общественной жизни, неиде-ологичность их ценностных систем. Кроме того, высок уровень не-удовлетворенности развитием демократии. Автор приходит к выводу, что становление гражданского общества определяется ситуацией социальной дезинтегрированности общества не только по имуществен-ным и социальным признакам, но и по ценностно-смысловым.
 

 

 

Васильчук Ю.Л. Социальное развитие человека в XX веке.

 

Фактор культуры
 

pdf 550 кб

В а с и л ь ч у к Юрий Алексеевич - доктор философских наук, профессор политической экономии,
юрист-международник, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных
отношений РАН
В двух предыдущих статьях я рассматривал процессы стихийного преображения человека прошлого века под воздействием, с одной стороны, семи новых форм массового труда, а с другой - новых рыночных отношений и социальных функций четырех типов денег и капитала [Васильчук, 2001в; 2001г]- Было показано, что в XX веке материальный мир производства и потребления как бы "двумя руками" переделывал человека, преображая его черты, сущностные силы и потребности, его культуру вне зависимости от желания самого человека. Но при этом в тени остался главный внутренний фактор, управляющий этим преображением человека, - развитие его собственной культуры. В результате трудно оценить истинную роль культуры в современной России.
И реформаторы, и ученые, и "реформируемые" обычно хорошо осознают значение новых форм труда и технологий, денег и капиталов, но не только не признают, а иногда даже прямо отрицают решающую роль культуры в каждом шаге социального и экономического прогресса . Но анализ покажет, что по сути это именно так. И без этого наши реформы были бы обречены.
Российское общество еще не освоило всей масштабности задач, стоящих перед страной в связи с необходимостью проведения реформ и вступления в ВТО, и радуется любым нищенским приростам производства. Эта узловая, жизненно важная проблема выживания России пока не осмысленна ни отечественной, ни зарубежной наукой [Васильчук, 2002]. Новое понимание роли культуры, возникшее в процессе НТР, у нас пока все еще не освоено.
В этом плане смысл российской реформы заключается не столько в "диалоге культур" (при всем нашем желании быть услышанными), сколько в восприятии всего лучшего, накопленного мировой культурой. Многим кажется, что "Культура" - нечто сладкое и безоблачное, зависящее лишь от внимания, понимания, поощрения и регулярности "остаточного" финансирования. На деле же она "императивна" и подчас требует крайнего напряжения всех сил страны, огромных жертв и от нации, и от государства, и от каждого. Но и ее "отдача" грандиозна. История показывает, что трудные "зрездные часы" каждой нации, становящейся лидером, ускоряющим развитие целого региона, были именно временем расцвета и преображения ее культуры.
 

 

Фурсов А.И. Мифы перестройки и мифы о перестройке

 

pdf 158 кб

ФУРСОВ Андрей Ильич - кандидат исторических, наук, заведующий отделом ИНИОН РАН. Основным мотивом участия в дискуссии стало то, что объектом анализа стали интересующие меня проблемы: логика развития коммунистического строя, кризис советского общества, оценка дореволюционной и нынешней ситуации (и вытекающая отсюда оценка перестройки и Горбачёва), проблема сталинизма. Н. Богданов статью о перестройке назвал "Дорога в ад" ("ЛГ", № 27). Тем социальным адом, которым для миллионов людей обернулась эта дорога, она не заканчивается, это промежуточная остановка. Реальный конец этого пути для России (разумеется, если он будет пройден) - небытие, ничтоизация. России как субъекту нет места в позднекапиталистическом мире. Место есть русскому пространству, ресурсам и биомассе: мозги для корпораций, женские и детские тела для борделей, здоровые органы для пересадки - место "у параши" в международном разделении труда. Без субъектности, пусть завоеванной с огромными потерями (а когда бывало иначе?), народ превращается в биомассу - легкую добычу для хищников. Горбачёвы-яковлевы подтолкнули население к самому краю пропасти, гайдары-чубайсы столкнули его туда, а грефы-зурабовы пытаются добить окончательно. То, что произошло в 1990-е. - логическое и неизбежное следствие перестройки. Иного (при эволюционном развитии) после 1987-1988 гг. было не дано. Еще в самом начале перестройки глубоко уважаемый и высоко ценимый мной А. Зиновьев определил горбачевизм как "стремление заурядных, но тщеславных партийных чиновников перехитрить не только людей, но и объективные законы человеческого общества". Стремление обернулось катастрофой для большинства населения. И вот теперь нас пытаются убедить, что попытка обмануть законы истории удалась и что именно перестройка, освободив людей от коммунизма (того, что перестал строить Брежнев?!), принесла им блага цивилизации.
 

 

Пушкин С.Н. Евразийские взгляды на цивилизацию
 

pdf 211 кб

ПУШКИН Сергей Николаевич - доктор философских наук, профессор кафедры фило- софии Нижегородского государственного педагогического университета. В современной социальной мысли и в общественной жизни в последние годы определенную роль стала играть евразийская идея. Рассматривая ее движение, исследователи обозначают основные этапы развития евразийской идеи. При этом они, как правило, указывают конкретных носителей данной идеи: предшественников евра- зийцев, классических евразийцев - мыслителей-эмигрантов начала XX в., их после- дователей. Не всегда, на наш взгляд, подобного рода классификация проводится достаточно обоснованно. Так, например, И. Орлова, определяя основных идеологов евразийского движения, перечисляет: "Н.Я. Данилевский и другие", "евразийцы - русские эмигранты", "Н.А. Назарбаев и ряд интеллектуалов"1. С подобной классифи- кацией в полной мере согласиться трудно. Первый и третий этапы развития евразийской идеи нуждаются в уточнениях. Конечно, у серьезных идейных движений, каковым является и евразийство, имеют- ся и серьезные идейные предшественники. Однако к ним весьма сложно отнести неославянофила Н. Данилевского, утверждавшего, что объединенной Европе спо- собно противостоять только объединенное Славянство. Разочаровавшийся в славянс- ких народах К. Леонтьев - фигура для этого значительно более подходящая. Пред- лагая славянам активнее сливаться с азиатскими народами, он создает концепцию не славянской, что собственно и предпринял Данилевский, а славяно-восточной цивили- зации. При этом К. Леонтьев полагал, что славяно-восточная цивилизация имеет реальные перспективы для развития в славяно-азиатскую.
 

 

Емельянов Ю. В. Последние политические программы

и прогнозы Троцкого
 

pdf 361 кб

ЕМЕЛЬЯНОВ Юрий Васильевич — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института международного рабочего движения АН СССР. Активный пересмотр многих положений в истории партии, отказ от сложившихся оценок партийных руководителей неизбежно ставит в повестку дня вопрос о необходимости выработки правильного представления о Л. Д. Троцком, занимавшем видное место в Октябрьской революции и сыгравшем крайне противоречивую роль в советской истории. Чтобы выйти из порочного круга смены примитивных оценок, особенно в отношении такой неоднозначной фигуры как Л. Д. Троцкий, необходимо внимательное знакомство с его мировоззрением и практической работой. Следует учитывать, что троцкизм как идейно-политическое движение, сохранившись после смерти Л. Д. Троцкого, ныне имеет ряд международных центров, выступающих от имени созданного Троцким IV Интернационала. При всей своей малочисленности троцкистские партии и группировки чрезвычайно активны, располагают многочисленными средствами информации и оказывают существенное влияние на часть интеллигенции и студенчества в капиталистических странах. Идейно-политическая платформа Л. Д. Троцкого и его последователей имеет значение не только для общественной жизни зарубежных стран. Поскольку Л. Д. Троцкий и троцкисты представили наиболее широкую критику советского общества иод лозунгами восстановления «истинного») марксизма-ленинизма, не прекращаются попытки доказать справедливость их выводов и необходимость осуществления социальных экспериментов в стране в соответствии с рецептами троцкизма. Об актуальности троцкистской альтернативы для нашей страны не раз заявляли советологи США и Англии, прежде всего сторонники И. Дейтчера и Э. Карра. Поскольку предложение о безоговорочной реабилитации Троцкого неразрывно связано с пропагандой идей троцкизма, попытаемся ознакомиться с ними в изложении самого Л. Д. Троцкого.
 

 

Флере С. Причины распада бывшей Югославии:

взгляд социолога

 

pdf 251 кб

ФЛЕРЕ Серж - с 1971 по 1991 г. преподаватель социологии университета Нови-Сад (Югославия), затем университета Марибор (Словения). Введение. Распад бывшей Югославии привлек научное внимание (не говоря уже о вненаучном) большого числа исследователей, включая социологов, преимущественно из стран, затронутых этим процессом. Объяснение событий истинной или приписываемой глубиной, - заманчивая и сложная задача, особенно если использовать простые социально-психологические факторы. Распад бывшей Югославии в 1991 г. - пример такого объяснения. Было ли это, включая насилие, неизбежным следствием многонационального состава государства, природы наций и их отношений, сложившихся за 70 лет сосуществования в одном государстве? Югославия была средством "строительства наций" словенцев, хорватов, босняков, македонцев, албанцев и даже черногорцев, в меньшей степени для сербов, и точно не мелких этнических групп. Это имело место, несмотря на то, что сами они почти не знали об этом и считали государство Югославию одним из главных институтов. История вершилась за спиной наций Югославии. В создании наций из большого числа национальностей в рамках единого федерального государства X. Ситон-Уотсон когда-то с полным основанием увидел процесс создания "новых наций" [22]. Распад Югославии связан с общей социальной модернизацией. С сегодняшних позиций различия уровней модернизации этнических единиц и регионов можно определить как факторы, стимулирующие дезинтеграцию не сами по себе, а через рост этно- национальной идентичности и понимания Югославии все больше и больше как "оков" для собственного этнонационального развития. Проясняется роль религий: несмотря на многочисленные декларации о поддержке терпимости, религия "не является ее выразителем или рычагом в той же степени, в какой она выражает часть национальных идентичностей" [23, р. 13]. Картину распада Югославии можно представить как альянс этнических политиков и интеллектуалов (так называемых независимых, оппозиционных или диссидентских интеллектуалов), сформировавших коалицию ради разжигания чувств этнической фрустрации и безотлагательного действия (объясняя причину кризиса своих государств в терминах несоответствия положения их нации внутри Югославской федерации). Старые и новые элиты того времени (в некоторых странах, например Хорватии, политиков почти не было) использовали идеологию этнической ненависти для очернения других групп ради развала коммунизма, в борьбе за формирование новой политической элиты. Эти новые элиты (в каждом новом государстве) использовали, нередко не по назначению, любые средства пропаганды в самых разнообразных формах, включая то, что сегодня называется разжиганием ненависти, особенно путем распространения слухов, пробудивших глубоко укоренные коллективные страхи. Телевидение имело наибольшее значение. Югославская драма, начиная с конца второй половины 80-х годов, стала драмой симулякров. Телевизионные истории, не обязательно правдивые, служили мобилизации масс, не многим отличаясь от гитлеровской ксенофобии, рассказов о мнимых жестокостях. Отсутствие пан-югославской телевизионной системы стало фактором, позволившим элитам монополизировать "правду". На более глубоком уровне Югославия тех времен столкнулась с невозможностью адаптировать политическую и экономическую систему СФРЮ к изменившимся условиям окружающей среды, особенно по институциональным причинам. Это означало, что кризис легитимности не мог привести к устойчивой трансформации политической системы, даже, вероятно, при помощи извне (за исключением протектората, который трудно представить). На самом глубоком уровне многонациональное государство Югославия не могло действовать бесконечно по причине этнических конфликтов в прошлом, почти исключительно на протяжении XX в., раздувания идеологами всех крупных этнических групп любого кризиса до размеров драмы и апокалипсиса, акцентирования того, что нации становились зрелыми "социальными явлениями".

 

 

Пивоваров Ю.С. "... Самарин, а не ваши скитальцы"
 

pdf 534 кб

"Самый проницательный и рассудительный среди славянофилов" (В.Соловьев), "твердый и глубокий мыслитель" (Ф.Достоевский), "никогда еще русское государство не имело такого могучего защитника в умственной среде на политическом поприще" (АпМайков), так отзывались о нем современники. Л.Толстой просил его держать корректуру "Войны и мира", В.Ключевский полагал главным теоретиком крестьянской реформы 1861 г. В зарубежной науке за ним прочно укрепилась репутация одного из наиболее блистательных и авторитетных представителей духовной, интеллектуальной и общественной жизни России XIX в. Думая о Юрии Федоровиче Самарине, я почему-то всегда вспоминаю слова Ив.Бунина, сказанные им, разумеется, совсем по иному поводу. "Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то... жили, которую мы не ценили, не понимали, всю ту мощь, сложность, богатство, счастье." В начале XIX столетия Михаил Сперанский и в середине его Юрий Самарин в теории и на практике показали, как надо проводить политико-правовые и социальные реформы. Т.е. каким образом наименее болезненно можно перейти от одного состояния общества к другому. Но кто ныне обращается к этим двум очень большим и очень нам именно сейчас нужным людям? И если о Сперанском хоть что-то пишется и из его дел и идей хоть что-то вспоминается, то Самарина будто бы и вовсе не было. Наша наука, наше общество прошли мимо него. Он не стал нашим достоянием и "вечным спутником" даже в последние годы, которые для многих и многих деятелей отечественной культуры были эпохой триумфального возвращения из небытия, в которое они оказались сосланными коммунизмом. Напротив, за рубежом о Самарине написано немало. И потому любой разговор о нем не возможен без учета этих исследований (впрочем, их авторы не только ученые собственно западные, но и русские эмигранты). Более того, краткий аналитический обзор этой литературы можно в определенном смысле рассматривать как введение к изучению теоретического наследия и деяний Самарина.

 

 

Злотников Роман. Эффективная монархия
Самые лучшие либерализмы и демократии - в монархиях! 

В справочнике с рейтингом ООН по качеству и продолжительности жизни семь стран из первой десятки являются монархиями, а 5 из них - Великобритания, Норвегия, Дания, Бельгия, Испания находятся в Европе, колыбели и цитадели либерализма и демократии!

В законодательстве Великобритании не существует механизма преодоления «вето» короля. То есть, если, скажем, король (в настоящее время — королева) не подписал закон — никакие переголосования в две трети, три четверти или, вообще 100 % голосов ничего изменить не могут. Похоже, обстоят дела и в таких государствах как Бельгия или Дания. Например, в ст. 22. Конституции Дании написано, что законопроект, принятый Фолькетингом, становится законом, если он получает королевское одобрение не позднее тридцати дней после его принятия. И все. А в Норвегии процесс преодоления «вето» короля обставлен такими сложностями, что его преодоление становиться реальным только если король действительно выжил из ума и пошел наперекор своему народу.

Так, например, согласно ст. 78. Конституции Королевства Норвегия: «Если Король одобряет законодательное решение, он дает ему свою подпись, что придает ему силу закона».

В случае отказа в этом он возвращает его в Одельстинг с заявлением, что не считает удобным утвердить его в данное время. В таком случае законодательное решение не может более представляться Королю в течение той же сессии.» То есть повторное представление королю данного решения возможно только новым созывом парламента.

Европейские монархи юридически являются не только главами исполнительной власти, но и верховными главнокомандующими. В той же Конституции Королевства Норвегия в ст.21–22 написано, что король назначает и увольняет, по заслушиванию мнения своего Государственного совета, всех гражданских, духовных и военных служащих. И даже премьер-министр и другие члены Государственного совета, а также государственные секретари могут, без предварительного судебного решения и какого-либо вмешательства парламента, увольняться со службы Королем по заслушиванию мнения об этом Государственного совета. То же самое относится к должностным лицам, состоящим на службе в учреждениях Государственного совета или на дипломатической и консульской службе, высшим гражданским и духовным должностным лицам, командирам полков и других воинских частей, комендантам крепостей и командирам военных судов. Стортинг же, согласно все той же ст.22, может всего лишь на своей ближайшей сессии решить вопрос «о назначении пенсии служащим, уволенным в таком порядке».

Лицо, которое с самого детства, с младых, так сказать, ногтей готовят к должности главы страны, которому, на протяжении всей его жизни, начиная с совершеннолетия, ложатся на стол экономические обзоры, доклады секретных служб, секретные протоколы и служебные записки по разным острым вопросам, который, лично знаком с сотнями самых богатых, известных и влиятельных людей и своей страны и других стран мира (и в их числе — сотня президентов и премьер-министров, которая явно не заканчивается на ныне действующих)… Считать, что подобное лицо всего лишь традиция и не обладает никакими возможностями влияния на жизнь страны может только человек недалекий. Либо… замороченный мифами.

 

 

Фурсов Андрей. Русский успех в исторической ретроспективе: «добрым молодцам урок»
Андрей Фурсов, директор Института русской истории РГГУ, содиректор Центра глобалистики и компаративистики ИФИ РГГУ; зав. Отделом Азии и Африки ИНИОН РАН.
Тема моего выступления — успехи России и успехи русских (это далеко не всегда совпадает) в исторической ретроспективе и уроки этой ретроспективы. Вопрос, над которым я хочу поразмышлять — какие периоды русской истории были наиболее успешными для страны и народа, как соотносились друг с другом фазы внутреннего и внешнего успеха.
Нынешняя мировая ситуация во многом напоминает 1920-е — 30-е годы: РФ не удастся качественно улучшить своё положение в существующей системе, для РФ и её господствующих групп в этой системе нет долгосрочно-безопасных ниш. И потому расшатывание-разбалтывание этой системы можно только приветствовать — оно расширяет поле для нашего маневра, но игра на этом поле предполагает наличие интеллектуально-стратегического превосходства.
Разумеется, это превосходство — условие не достаточное, таковым является политическая воля, которая будет ломать хребет нашим оппонентам на мировой арене или, как минимум, продемонстрирует готовность это сделать. Однако интеллектуальное превосходство — совершенно необходимое условие, чтобы не только выигрывать на мировой арене, но просто попасть на неё в качестве игрока: чтобы ломать хребет, надо знать, где находятся наиболее уязвимые точки и соединения; как бы ни относиться к большевикам, но они хорошо знали болевые точки той системы, против которой работали, их власть была одновременно и тем, что Фуко называл «властью — знанием».
Нам необходимо принципиально новое знание о мире, с иной дисциплинарной сеткой, чем нынешняя, отражающая реалии уходящей эпохи, знания, прежде всего о главных тенденциях и трендах его развития, о его болевых точках: ни социология, ни политология об этом не расскажут. Пока что мы, отбросив зашедший в тупик советский догматический марксизм, в основном довольствуемся интеллектуально-теоретическими объедками с западного стола — убогими экономикс, социологией и политологией, которые, во-первых, отражают иную социальную реальность; а, во-вторых, реальность 25–30-летней давности. У нас сформировался целый кластер концептуальных падальщиков-компрадоров, воспроизводящих в научной сфере то, что в сфере социально-экономической вытворяет криминально-компрадорская «буржуазия». И естественно, помимо нового знания о мире, знания, практическая цель которого — победа, наша победа в Большой Мировой Игре, нам нужно абсолютно точное, честное и беспощадное знание о самих себе. Знания, в котором не будет, с одной стороны, самобичевания и самоунижения конца 1980-х — 1990-х, с другой, — сюсюканья и соплей об уникальной и загадочной русской душе — это только демобилизует, нам же нужно мобилизующее знание, знание-штык. Его создание — залог русского успеха в XXI веке.
 

 

Аверьянов Виталий. О неизбежности репрессий
Русская бюрократическая машина всегда вызывала в обществе зуд 'революционности'. Перестройка началась борьбой с бюрократизмом, обличением бюрократии подпитывались и радикальные, и нигилистические настроения XIX века. В ключевые эпохи преобразований проблема чиновничества и его ротации (перетряски, 'чистки') всегда стояла на повестке дня. В настоящее время мы подступаем к тому же гордиеву узлу нашей социальной реальности: нынешняя управленческая система вопиюще неадекватна государственным задачам, которые вскоре встанут и уже встают перед нами. Дело даже не в коррупции, а в той вялости, безынициативности, отсутствии гражданского пафоса и веры в Россию, которая необходима управленцу для участия в организации больших стратегических проектов. Наш чиновный аппарат носит характер не мобилизующего, а де-мобилизующего класса.
Чиновник всегда с ухмылкой воспринимает абстрактные кампании по борьбе с бюрократизмом. Уж он-то знает, что ему это не угрожает. Угроза должна носить более или менее персональный характер (немилость начальства, опала в результате борьбы кланов и корпораций, использованные недоброжелателями донос или жалоба). Через абстрактную борьбу с бюрократией всякий раз начинают разрушение не злокачественной опухоли административного произвола и саботажа, а разрушение самой государственности, и только государственности.
Чиновничество, аппарат не тождественен государственности. Государственность рождается и преобразуется в ходе совместной работы всех сословий и слоев, среди которых чиновничество занимает промежуточное место. Это своего рода клей, или цемент государственности, но не ее блоки и кирпичи.
Именно связующий раствор нашего государства и перестал выполнять свою гармонизирующую роль - все сословия в Смутное время снялись со своих мест и сместились. Произошло если не окончательное смещение, то, во всяком случае, патологическое смещение частей государственного организма. Поэтому подлинную проблему нынешней власти составляет не отвоевывание у чиновничества неких участков его влияния - проблема власти в том, чтобы ликвидировать чудовищный перекос в социальной стратификации, который образовался в ходе последнего Смутного времени.
Можно наблюдать четыре главных вектора, по которым произошло смещение социальных ролей, своего рода великое переселение классов: во-первых, весенний разлив блатного мира, завоевавшего небывалые возможности (и олицетворяющего 'войну всех против всех'); во-вторых, вынужденное перепрофилирование обывателя, сменившего роль производителя на роль посредника; в-третьих, замкнутость на себе интеллигенции, невостребованность ее целеполаганий и традиционных призваний, отчасти и уклонение ее от этой традиционной роли; наконец, в-четвертых, симуляция чиновничеством юридических и бухгалтерских форм социальной жизни в условиях идеологического 'вакуума'.
Одной из специфических черт чиновного класса является его 'серость', его 'заменимость' (Сталин недаром называл бюрократов винтиками государственной машины, хотя он и говорил об этом поощрительно - но это потому, что у Сталина на тот момент репрессии уже состоялись и обновление аппарата дало результаты). Чиновники во всех отношениях сливаются с толпой, иными словами, они иерархически не отмечены, выделяясь лишь формальными признаками своего статуса. С этой классовой 'серостью' связано и то, что даже искреннее служение и честный патриотизм у чиновника как-то уж очень неэстетичен, вызывает подозрение в лицемерии. Никто не может так дискредитировать патриотизм и принцип служения родине, как неловкий, неталантливый чиновник с его профессиональным формализмом, въевшимся в самую душу.
 

 

Обналичивание власти:

 

финальная стратегия российского правящего слоя
 

Доклад Института национальной стратегии
2005 год заканчивается целой серией знаковых событий, свидетельствующих о том, что олигархическая система власти в России перестает существовать в прежнем виде и приобретает новое качество.

Во-первых, в настоящее время происходит легализация олигархической собственности посредством ее выкупа государством по максимальной цене. Во-вторых — институционализация колониально-сырьевого статуса РФ через установление прямого контроля иностранных собственников над энергетическими ресурсами и инфраструктурами, имеющими для них стратегическое значение. Для Европы, испытывающей возрастающую потребность в газовом топливе, таким стратегическим активом, в первую очередь, является "Газпром". Для США — российские нефтяные компании, реализующие проекты на сахалинском шельфе. Анализ этих процессов, составляющих основное политико-экономическое содержание второй легислатуры Владимира Путина, является предметом настоящего доклада.

Фактически, мы можем говорить о процессе обналичивании власти как основе финальной стратегии правящего слоя современной России. Правящая элита, сформировавшаяся в 1995-2001 гг., готовится снять с себя ответственность за страну и отойти на тщательно подготовленные позиции вне России. Вся система действий российской власти в 2005-2008 гг. будет подчинена главной цели этой элиты — легализации на Западе крупных капиталов, сформировавшихся прямо или косвенно в результате приватизации последних 13 лет.

1. Динамика олигархической системы власти.

В докладе Совета по национальной стратегии "Государство и олигархия", опубликованном в июне 2003 года, были сформулированы основные задачи, диктовавшие "олигархии" формат ее взаимоотношений с государством:

- максимизация прибыли олигархов — собственников крупных производств;

- максимизация рыночной капитализации принадлежащих олигархам корпораций;

- легализация капиталов и других ресурсов олигархов в США и странах Западной Европы.

Было справедливо отмечено, что реализация этих задач либо прямо противоречит интересам России как геостратегической и этнокультурной целостности, либо, в лучшем случае, никак с ними не соотносится. Последнее было бы вполне естественно с точки зрения логики "хозяйствующих субъектов". Но сущность олигархии заключается в том, что она представляет собой не просто крупный или "очень крупный" бизнес, а систему власти, основанную на узурпации публичных институтов государства частными бизнес-интересами.

"Дело ЮКОСа" (а также ликвидация внутренних оффшоров, существенная коррекция режима налогообложения сырьевых компаний, переход парламента и правительства под прямой контроль "президентской вертикали" и др.) создали иллюзию важной позиционной победы государства над олигархией. Между тем, перечисленные выше "основные олигархические задачи" сегодня решаются значительно более последовательно, чем ранее, более того, их решение входит в завершающую стадию. Кроме того, механизм их реализации был заметно усовершенствован: концентрация государственной власти в одних руках повысила эффективность ее использования в коммерческих интересах узкого круга сверхкрупных собственников.

В докладе "Государство и олигархия" были обозначены основные приоритеты государства в его борьбе с олигархией. Среди них:

- ограничение сверхприбылей олигархов и их влияния на органы государственной власти на всех уровнях;

- проведение активной промышленной политики, переход к индустриальной модернизации и инновационному развитию за счет ресурсов "сырьевого сектора";

- морально-политическая легитимация государственной власти в глазах общества, формирование национально и социально ориентированной элиты;

- развитие сбалансированного федерализма и консолидация региональных элит в противовес экспансии олигархических группировок;

- создание широкой общественной коалиции сил, заинтересованных в ограничении влияния олигархии.

Ни один из этих приоритетов не был реализован. Более того, по всем направлениям ситуация значительно ухудшилась. То, что ошибочно принимается за успех государства, на деле является не более чем личным успехом связанной с действующим руководством страны бизнес-группы, проявившимся, в частности, в аукционе по "Юганскнефтегазу". За время, прошедшее с момента публикации доклада "Государство и олигархия", президент РФ Владимир Путин окончательно утвердился в роли главного оператора, обеспечивающего наиболее эффективное решение основных олигархических задач. Если в предшествующий период главной из этих задач было обеспечение максимальной текущей прибыльности приватизированных в 90-е годы активов, то сегодня мы можем констатировать переход на качественно иной уровень. Фактически, речь идет о выходе олигархов из игры на максимально выгодных для них условиях. Предложив (или навязав) им свои услуги, "режим Путина" гарантирует олигархам то, чего они никогда не смогли бы добиться самостоятельно, — возможность продать государству за рыночную цену активы, приобретенные у него административным путем.

Напомним, олигархическая система власти сложилась в критический для Бориса Ельцина момент (1995–1997 гг.), когда слабость российского государства была очевидна для всех. Почти 10 лет олигархи эксплуатировали госсобственность, полученную во временное пользование. Все это время вопрос об их правах на нее оставался открытым и сохранялась своего рода "патовая ситуация": государство не решалось (или не могло) свою собственность вернуть, крупный олигархический капитал — реализовать ее "по рыночной цене" (активы, полученные в результате сделок, незаконность которых может быть легко доказана, не могут быть реализованы на открытом рынке). При этом наличие у государства воли и возможностей вернуть свою собственность все это время оставалось главным индикатором его реального состояния. Показателем сегодняшнего состояния государства в России является тот факт, что в данный момент оно в лице государственных компаний вынуждено выкупать у временных управляющих свою же собственность, по ценам, значительно превышающим рыночные. Более того, "покупатель" сознательно способствует спекулятивному росту ее капитализации и берет на себя внешние долговые обязательства, условия которых остаются тайной не только для населения, но и для большинства госчиновников. Результатом подобных сделок должна стать легализация олигархических капиталов за рубежом, так как деньги, полученные олигархами из рук государственного собственника, автоматически становятся "чистыми", а нынешнее российское государство законность сделок опротестовать не сможет. Такова, с точки зрения олигархии, "счастливая развязка" приватизационной авантюры 1990-х годов.

 


 

ЛИБЕРТЭ—КОНСЕРВАТЭ...

Михаил Делягин

Несмотря на провозглашенную последним съездом "Единой России" "консервативную идеологию", вся текущая социально-экономическая политика государства в рамках тандема Путина—Медведева полностью либеральна. Более того, она представляет собой ультралиберализм. Либеральные фундаменталисты, участвовавшие в доведении страны до дефолта 1998 года, уже в конце 1999 года были возвращены к власти и вновь начали определять нашу повседневную жизнь. В выступлениях Путина и Медведева, в исторических "завываниях" по ТВ-каналам мы видим опять дешевый антикоммунизм, совмещаемый с натужным воспеванием царской монархии, которое, к сожалению, всё больше поддерживается структурами РПЦ. Идеологическая вакханалия, "бег во все стороны сразу" призваны скрыть истинные причины бедствий современной России, порожденные именно либеральным фундаментализмом. Благодаря ему и его адептам "золотой дождь" нефтедолларов почти на коснулся народа России. И сегодня базовые основы бюджета и выступления Путина и Медведева, при всей их несхожести, основаны на догмах либерального фундаментализма в качестве незыблемого идеологического базиса.

Обострение борьбы за власть в рамках "тандемократии" усиливает либеральный клан, представители которого кажутся по контрасту с утерявшими стратегическую перспективу "силовиками" более гуманными и цивилизованными. Симпатия, а то и прямая поддержка Запада, вновь начинающего грезить о приватизации в стиле 90-х, в том числе за счет "раскулачивания" "силовиков", добавляет либеральным фундаменталистам привлекательности.

Всё это вновь, как и 10, и 20 лет назад, делает трагически актуальным исследование особенностей либерального сознания в том виде, в котором оно сложилось и функционирует у нас в России.

Каюсь — на заре туманной юности я, в силу недостатка образования, врожденной склонности к лояльности, возраста и исторических условий, придерживался либеральных воззрений, и по сей день искренне благодарен Е.Ясину, близкое наблюдение за действиями и способом мышления которого избавило меня от этого интеллектуального недуга сравнительно быстро и эффективно.

Одна из стержневых философских опор либерализма — убеждение, что каждый человек может полностью отвечать за последствия своей деятельности. А раз так — его надо ставить в соответствующие условия и соответственно с него спрашивать.

Между тем данная установка неверна для большинства населения даже развитых стран. Для России же, основная часть населения которой не вполне адаптировалась к шоковому падению в рынок, данная максима либерализма остается фундаментально ложной. Ее применение напоминает требование к слесарю (а хоть бы и к профессору биологии) немедленно сдать экзамен по квантовой физике с нищетой в качестве альтернативы.

Применение этой доктрины к заведомо не соответствующему ей обществу и обусловило политику социального геноцида, проводимую и по сей день и качественно усугубляющую последствия Катастрофы 1991 года.

Абсурдность фундаментального тезиса либерализма накладывает отпечаток и на сознание его носителей.



ЗАБЛОКИРОВАННОЕ ВОСПРИЯТИЕ

Больше всего в либеральном сознании бросается в глаза его органическая неспособность воспринимать инакомыслие. В свое время КГБ глубоко разбиралось в сортах диссидентов, но, борясь с ними, вскоре восприняло большинство постулатов либерального сознания. Само же либеральное сознание, став государственной доминантой в России, пошло значительно дальше — оно не воспринимает никакого инакомыслия, не говоря уже о соревновательности различных идеологических платформ.

Это рождает и агрессивное неприятие реальности. Все, противоречащее либеральным идеологемам, объявляется несуществующим или несущественным, а указание на них — "примитивным манипулированием".

Неспособность воспринимать инакомыслие в сочетании с личной ущемленностью порождает агрессивность в качестве основного аргумента против нелицеприятной точки зрения.

Агрессия проявляется даже в отношении к партнерам, хотя бы и ситуативным. Так, один из либеральных организаторов Национальной Ассамблеи старательно и без всяких провокаций разъяснял одному из вошедших в нее коммунистов, как он объяснял своему сыну, что хорошие коммунисты все же бывают, — но только мертвые…



ТОТАЛИТАРНОСТЬ

Враждебность идеологии либерального фундаментализма интересам большинства граждан России исключает для ее носителей возможности быть демократами, учитывающими мнения и интересы своего народа. На их знамени, как и 20 лет назад, написано: "Железной рукой загоним население в счастье!" — а если оно понимает счастье как-то по своему, тем хуже для него: оно клеймится как "гадина", которую надо "раздавить", и лишь в лучшем случае — как "агрессивно-послушное большинство".

С учетом идеологии либерализма, реальными правами обладают лица с состоянием примерно от миллиона долларов. В этом российские либералы логично выражают реконструированный Стругацкими древний принцип "все свободны, и у каждого по десять рабов". Этого же подхода придерживается и правящая клептократия; в социально-экономической политике (кроме усиления госвмешательства) она либеральна и во многом состоит из бывших соратников и будущих подельников нынешних либералов.

Разница лишь в том, что у вторых нет власти, и потому они требуют демократии и прав человека, но — лишь в политике. Мысль об экономических и социальных правах граждан и даже о том, что демократическое государство должно следовать их убеждениям, в том числе и нелиберальным, внедряется в сознание либералов лишь категорической практической надобностью и по миновании этой надобности немедленно изживается без следа.

В результате либералы в массе своей — носители наиболее тоталитарного в России типа сознания. Ведь не Жириновский, но один из столпов либерализма заслужил от однопартийцев убедительную кличку "Дуче".

Именно тоталитаризм — причина раздробленности либералов. Объединяться могут демократы и даже демократы с диктаторами, но тоталитарные лидеры на это не способны. Даже Сталина и Гитлера хватило менее чем на два года — чего уж ждать от наших либералов?



КОММЕРЦИОНАЛИЗАЦИЯ

Либерализм, будучи идеологией бизнеса, обожествляет его. Крупный делец для либерала не может быть плохим (конечно, если не участвует в Холокосте) — просто потому, что получает большую прибыль.

Соответственно, значительная часть либералов коммерционализирована. Как написал один журналист, "неужели кто-то мог всерьез подумать, что я буду ругать кого-то бесплатно?"

Поскольку люди судят о других по себе, в тех редких случаях, когда до восприятия типичного либерала удается довести мысль, которая его не устраивает, автоматической реакцией становится вопрос "Сколько ему за это заплатили?" Мысль о том, что что-то можно делать не за деньги, а "просто так", ради познания и распространения истины, не помещается в современном либеральном сознании.

Затем в мозгу либерала возникает вопрос о том, кто и под кого "копает" распространением этой информации.

Трогательна смычка либералов от оппозиции и их прежних коллег, в силу меньших моральных качеств и больших административных способностей удержавшихся во власти. Последние точно так же воспринимают любую критику сначала как "оплаченную американским и британским империализмом" (в крайнем случае, как в истории с майором Дымовским, "иностранными неправительственными организациями", кровавыми когтями тянущимися к горлу молодой сувенирной демократии), а затем — как диверсию той или иной группы бюрократов и олигархов против другой такой же группы.

Да, информационные войны, вопреки пропагандистской истерике о незыблемо стоящей на всю Россию "вертикали власти", бушуют при Путине не хуже, чем в 90-е годы. Да, никому не хочется быть использованным в чужих корыстных целях. Но ведь даже в совсем чужой войне, в том числе информационной, можно и нужно участвовать, если ведется она за правое дело.



ПРИМИТИВНОСТЬ

Тем не менее, либералы значительно более образованны и успешны, чем граждане России в целом. Собственно, потому за них и обидно: если бы на либеральных позициях прочно лежал бомж в канаве или нашистствующий гопник, или командированный в скинхеды и забытый там провинциальный гэбист, это было бы нормально.

Наибольшую реакцию вызывают у либералов не статьи, содержащие мысли, аргументы и доказательства, но примитивные агитки, состоящие из одного-двух лозунгов. Даже в сложных статьях наибольшую реакцию вызывают обычно частные, не относящиеся к теме детали.

Другое массовое проявление примитивизации (чтобы не сказать "дебилизма") — неспособность воспринимать мир многомерно.

Речь не о демагогическом приеме огрубления любого вопроса до дихотомии "черное — белое", — речь о честной, глубоко органичной неспособности воспринимать более одной стороны любого явления.

Поставив эксперимент, я в ряде материалов одновременно и ругал, и хвалил Жириновского. И неизменно на либеральных форумах к этим статьям появлялись сообщения о том, что Делягин — идиот, потому что высказывает различающиеся тезисы. Мысль о том, что некоторые явления могут быть сложными, просто не влезает в сознание типичного российского либерала.

Да, он убежден (как минимум со стакана сока, выплеснутого в Немцова, по-видимому, после тщательных репетиций), что Жириновский — подонок. Да, он видит его успешность, что означает его эффективность как политика. Но его сознание столь примитивно, что эти две простейшие мысли не помещаются в нем одновременно. Жириновский находится на арене российской политики уже 20 лет, — и уже много лет я хвалю его эффективность как политика, в том числе и перед либералами. И уже много лет подряд эта мысль почти всякий раз оказывается для них новой и неожиданной: да, она абсолютно банальна, — но она не помещается в сознание либерала вместе с выплеснутым на Немцова соком.

И сок её вытесняет.



«ПАТРИОТИЗМ — ПОСЛЕДНЕЕ ПРИБЕЖИЩЕ НЕГОДЯЯ»

Давно уже разжевано по кусочкам для самых-самых упертых и не желающих знать английский, что великий Толстой, переводя сложный иностранный текст, сумел-таки перевести его неправильно. Смысл оригинала, совершенно ясный, если не выдирать несколько слов из общего контекста, заключался в том, что "патриотизм может оправдать даже негодяя", а из-под пера классика вышло, что "патриотизм — способ самооправдания негодяя" (что тоже бывает часто).

Умудрились же церковники при переводе Библии (!! — а нам Конституция ельцинская не нравится, с жиру бесимся) вместо канонического "Блаженны нищие ради духа", то есть отказывающиеся от имущества ради моральной чистоты, залепить "Блаженны нищие духом". (Соглашаться с официальной трактовкой, что "нищие духом" — значит "смиренные", довольно трудно, хотя с чем мы только не соглашались).

Почему церковь молчит — понятно: лучшее враг хорошего, один раз до раскола уже доисправлялись. Впрочем, когда её представители начинают агрессивно поддерживать либералов в их истерическом очернении Советской эпохи, по сути дела выступая с ними единым фронтом, вопросов становится больше. Ведь вся современная идентичность российского народа держится (пока еще держится) именно на Советской цивилизации. Очерняя её, отрицая тот факт, что советский период является частью русской истории, представители РПЦ (например, о.Шумский) не просто содействуют либералам в их усилиях по уничтожению государственной истории и государственной идеологии — они вместе с ними выступают как антинациональная по сути, не только антироссийская, но и антирусская сила, ибо разрушают самосознание в первую очередь русского народа, по-прежнему остающегося стержнем российской цивилизации. Остается лишь надеяться, что неразрывно связанная с обществом РПЦ сумеет выработать единый подход, соответствующий как нуждам России, так и исторической правде.

Понятно, что ждать этого от либеральных фундаменталистов не приходится.

Они сделали ошибку Л.Н.Толстого фактором общественной жизни вполне сознательно.

Сначала для того, чтобы "валить" КГБ, КПСС и СССР.

Но и потом, в отличие от всех стран СНГ, они продолжали жестко противостоять собственному, российскому патриотизму. Вспомним: все 90-е годы, пока либералы правили бал, любить Родину было стыдно. За словосочетание "национальные интересы" в служебной бумаге еще в 1995 году можно было огрести серьезные неприятности.

Причина проста: когда в начале 90-х "попали в Россию", далеко не все "целили в коммунизм". И те, кто промахнулись, вроде Зиновьева и в целом диссидентов, как правило, горько раскаивались и карьеры в своем раскаянии не сделали.

А карьеру сделали, в тогдашних терминах, "демократы" — те, кто целил именно туда, куда попал.

Потому что смысл их жизни — личное потребление.

Россия нелюбима либералами как неудобство: ее народ (тоже неявно запрещенное после победы демократии слово, надо было писать "население"!) мешает им потреблять, как плохому танцору мешают танцевать ноги партнерши.

И отношение либералов к патриотизму вызвано их коммерционализованностью.

Как гениально выразил один не так давно впущенный в страну олигарх: "Я не столько патриот страны, в которой живу, сколько патриот своего капитала".

Всем нам свойственно застывать в тяжком раздумье между севрюгой и Конституцией; при выборе же между Конституцией и куском хлеба 95% людей не задумывается ни на минуту, и пусть их осуждает тот, кто не голодал.

Но именно у либералов, в силу их идеологии, потребительская ориентация выражена предельно полно. И, служа своему потреблению, они автоматически начинают служить странам, где потреблять наиболее комфортно, — нашим стратегическим конкурентам. И, живя ради потребления, они начинают любить те места, где потреблять комфортно, и не любить те, где потреблять неуютно.



НЕ ЛЮБИТЬ РОССИЮ

Это подтверждают действия либералов, по-прежнему обслуживающих власть.

Конечно, это лишь упрощенная схема. Так, потребление бывает не только материальным, но и символическим, включая не только блага, но и среду обитания. Крах СССР сделал нас народом диаспоры, как евреев и армян, — и сейчас за границей можно посидеть на кухне не хуже, чем в Москве, — а учитывая, что уезжали и уезжают наиболее культурные и активные, даже и лучше.

Еще более важно, что образование по своей природе включает западные стандарты культуры и представлений о цивилизованности, которые во многом не совместимы с общественной психологией и объективными потребностями развития слабо развитых стран. Это главное противоречие истории большинства из них, оно порождает отторжение интеллигенции, — но лишь у либералов это отторжение достигает крайней, разрушительной степени.

Отторжение неразвитой страны, естественное и неизбежное для интеллигента, у либералов достигает степени обиды, переходящей в ненависть.

В результате значительная часть образованного слоя, который является ключевым носителем культуры и развития как такового, теряет себя для страны, так как обижается на нее слишком сильно, предъявляя ей непосильные для нее, несоразмерно завышенные стандарты своего личного потребления.

Это касается всех видов потребления: от еды до демократии.

Либералы воспринимают в качестве идеала и своей цели источник этих стандартов (во многом существующих лишь в рекламе либо для богатейшей части развитых обществ) — и начинают если и не прямо служить ему, то соотносить с ним все свои действия.

И с этой точки зрения главный либерал страны — Путин, который, по чудному выражению Митрофанова, хочет править как Сталин, а жить, как в Европе или на Манхэттене. Интересно в этом отношении именно назойливое позиционирование Медведева именно как "либерала" — причем людьми, которые прекрасно понимают, что значит в России это слово. Вот такой и получается творческая обертка "консерватизма" на содержании проамериканского либерализма.

Забавно, что "коллективный разум" "Единой России" в этом отношении оказался выше отдельных представителей ее руководства, — и этот бюрократический конгломерат попытался замаскировать свой либеральный фундаментализм официальным провозглашением в качестве идеологии некоего "российского консерватизма", более всего напоминающего идеологические изыски прошлой "правящей" партии — черномырдинской "Наш дом — Россия". В результате "Единая Россия" встала на путь решительного и последовательного размежевания официальной идеологии и политической практики; остается лишь пожелать ей успехов и максимальной скорости движения, так как шедшая по этому пути до нее партия "Яблоко" (безупречно социал-демократическая по духу и строго либеральная по мнению ее руководства) уже, как можно понять, прекратила реальное существование.


Либеральная идеология, исповедуемая 5% народа и 20% интеллигенции, правит бал и вновь ведет страну в небытие. Последовательная ее реализация означает, как мы помним, полное уничтожение либеральных же ценностей, от частной собственности до свободы слова, — и беспощадное разграбление страны.

Это полностью противоречит идеологии синтеза социальных, патриотических и демократических ценностей, стихийно выработанной населением России в последнее "черное двадцатилетие". Поэтому либерал в ближайшие полвека будет оставаться чужим в нашей стране.

Помните, у Мандельштама: "Мы живем, под собою не чуя страны…"?

Пусть живут, в России есть хорошее место для всех.

Лишь бы не правили.

http://www.zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/837/32.html

 


 

Деградация государства

Автор Сергей Валянский

Перед статьёй, ИА "Русские новости" хотели бы сделать предисловие. Нынешний "мировой экономический кризис" - это не совсем экономический кризис, а кризис демонических "общемировых демократических ценностей" с их столь же сатанинским глобализмом. Кому-то может показаться оскорбительным или неуместным сравнение с сатанизмом, но как же ещё описать эти самые демократические ценности базирующиеся на: ненасытной жажде денег; зависти к тем, кто больше денег имеет; гордыне; нигилизме; космополитизме и ненависти к национальной культуре, традициям и особенностям, толерантности ко всевозможным извращениям и мерзости... Список можно продолжить и в конечном итоге - всё это сводится или к сатанизму, или к Содому и Гоморе. Если политкорректно выразиться, то всё, что сейчас происходит - это результат того, что к власти во всём мире пришли люди очень ограниченные в интеллектуальном плане, с потребительским мышлением, с полным отсутствием духовного и нравственного развития и то, что именно эти же принципы вместе с расширяющимся глобализмом приняты за норму практически во всём "цивилизованном" мире.

Для России выход из кризиса может быть только один - вернуться на русский исторический путь развития, оградившись от внешних их "демократических ценностей и принципов". У нас есть свой путь, веками показавший, что только он может быть эффективным, а именно: "Православие, Самодержавие, Народность". Тем, кто не помнит, что он русский, пора бы вспомнить, а кому чуждо всё русское и кто не мыслит жизни вне этих самых "демократических ценностей", им лучше бы покинуть русскую землю, Святую Русь будем строить без них. Мы должны вспомнить, что являемся не какими-то безродными "россиянами", а русским народом со своей великой историей, великой культурой, что мы являемся носителями Истинной Веры Христовой. Всему своё время, а сейчас главное - информация. Тут каждый русский человек может принисти много пользы своему Отечеству. Пусть потихоньку, пусть на своём месте, в масштабах, доступных ему, но - бороться. Быть примером в благородстве и чести для других, в том числе и создав крепкую семью и взрастив своих детей в русских православных ценностях и традициях. Здесь все средства хороши, кроме бессмыленных и тех, что вредят нашему общему делу.

Также, необходимо помнить и о том, что при теперешнем пути развитии у России осталось в запасе 15-20 лет, именно на столько при сегодняшних темпах добычи у России останется нефть. Необходимо возрождать производство и прекратить разбазаривание невозобновимых природных ресурсов. Россия должна оградиться от импорта товаров и продуктов питания, которые можно и целесообразно производить у себя. Если мы можем строить лучшие в мире танки и космические корабли, то значит, способны возродить автопром и другие отрасли народного хозяйства.

------

Сергей Валянский

Деградация государства

Мы видели, что в начавшейся уже эпохе ТНК разрушаются экономика сообществ, культура, нравственность, психическое здоровье людей, а усиливается только финансовая структура мира и сопряжённые с ней: СМИ (в части, обслуживающей интересы ТНК), «развлекалово» (заменяющее собой культуру и нравственность) и те отрасли экономики, которые приносят максимально быструю прибыль или обеспечивают военные приоритеты.

А государства? Что происходит с ними? Если судить по постоянно ведущимся разговорам об опасностях однополярного мира и о желательности многополярного мира, по встречам президентов и премьер-министров, по наличию границ и таможен - с государствами всё в порядке. Эта властная структура существует, она иерархически выстроена, сама решает международные проблемы, и вроде бы над ней нет никакой структуры ТНК. И если это так, то вся наша теория никуда не годится, потому что на государстве замыкаются все внутренние структуры, и раз они деградируют, то должно деградировать и само государство.

Однако, как только мы перестанем судить по разговорам и формальным признакам, так сразу и увидим, что институт государства повсеместно, за исключением двух-трёх стран, портится, и этот процесс не обошёл даже центр «однополюсного мира», то есть США.

Возьмём простейший пример последнего времени. Американская (якобы) компания IBM сокращает персонал в США и Европе. Ничего необычного; мы говорили уже, что стремление к прибыли вынуждает компании сокращать расходы, а траты на зарплату персонала рассматриваются как одна из статей расходов. Но в данном случае важно не это, а то, что в Европе корпорации пришлось вступить в переговоры об условиях увольнений с местными рабочими советами. А в Америке служащих вызывали, давали выходное пособие в зубы, и пошёл вон. Вот вам и американская компания. На американцев-то ей как раз наплевать! Она, как ТНК, выше "своего" государства.

В XX веке западные государства были в основном социальными. Власть синхронизировала интерес всех общественных структур, и даже финансово-экономическая, при всей своей жажде прибыли, была согласна на социализацию. Не толь ко потому, что, как считают социологи, буржуазия боялась коммунистической революции. Для согласия на удовлетворение потребностей народа были и прагматические соображения: чтобы получать как можно больше дохода, предпринимателю нужно как можно больше продать, а для этого требуется достаточное количество покупателей. Значит, надо дать гражданам соответствующий доход. Вот и стимул к повышению зарплаты.

Далее, надо было обеспечивать воспроизводство рабочей силы определённого качества для работы на всё усложняющихся производствах. Это повод к становлению системы бесплатного высшего и специального образования. Сегодня она в полной мере сохранилась только в Германии, а со второй половины XX века существовала по всей Европе. Имелась и система обеспечения равного доступа к здравоохранению в страховой и бюджетной формах.

А глобальному рынку не нужно много людей! В результате автоматизации количество занятых рутинными операциями сократилось на два порядка. Новым постиндустриальным бизнесам вообще хватает нескольких подмастерий и менеджеров, а с усложнением техники, как ни странно, снизились требования к образованности операторов. Всё меньше рабочих мест создают и "старые" индустриальные отрасли; самое трудоёмкое выведено в страны с дешёвой рабочей силой, а для оставшихся мест хватит работников с низкой квалификацией. Значит, из стоимости оплаты труда надо кое-что исключить, за траты на образование, например. Ну, для экономии расходов и повышения прибыли. И вот "карточный домик" социально го государства начинает рушиться, ведь это дело такое: выдерни одну карту, и пошло-поехало...

Для ТНК, забирающих на себя всё большую часть мирового производства и распределения благ, такого стимула, как патриотизм, не существует. Их единственная задача - манипулируя капиталами и массами товаров, получать максимально возможную прибыль, выживая как можно дольше. Обеспечение справедливого распределения ресурсов в мире или "стране пребывания", забота о благоденствии сообществ и целых народов - вне задач ТНК. Это задачи государства, но транснациональные корпорации не входят в число общественных структур, интересы и деятельность которых синхронизирует государство. Более того, если национальная власть, выступая на страже интересов своего народа, прищемит интерес ТНК, эту власть мигом раздавят. Или подкупят "«национальных лидеров".

И вот вам реальность: с конца XX века государства действуют так, будто они отделы соцобеспечения или, скажем, профсоюзы при ТНК. Отныне национальное законодательство большинства стран диктуется транснациональными корпорациями. То есть одна из бывших внутренних структур, финансово-экономическая, воспарив в небеса, определяет деятельность государства, которое и возникло, и существовало во всём обозримом прошлом как интегрирующий институт, обеспечивавший баланс интересов всех прочих структур. Хвост-переросток начал вилять собакой.

Осторожный частичный демонтаж системы социального обеспечения в США и Англии начался ещё в 1980-е годы ("рейганомика"), а радикальный вариант демонтажа этой системы мы видим сегодня в России, и, похоже, её опыт считается удачным, вновь возобновляется в США и постепенно распространяется на Европу. Правильно, ТНК совсем не желают заботиться о всемирном нищенстве.

А зачем им терпеть всеобщее бесплатное образование? Долой его! Образование, как в доиндустриальный период, становится личным делом каждого и превращается в средство для наживы. В США оно уже полностью коммерческое, в Европе, включая Россию, тоже готовятся покончить с государственной системой образования и ввести коммерческую. Скоро системы условно-бесплатного образования и повышения квалификации останутся лишь при нескольких заинтересованных корпорациях.

И на пенсионеров тратиться жалко. Долой! Соцобеспечение в старости планируется свести к покрытию расходов на текущее потребление - еду и скромное жильё, но не на продление жизни. В России это уже сделано, в США реформа идёт полным ходом, в Германии к ней лишь приступают, хоть и с большим скандалом со стороны немцев, вопреки намерениям ТНК желающих пожить подольше.

Реформа здравоохранения наиболее последовательно проводится в США, где 25% населения, по сути, уже лишено доступа к нему, а в Европе она тормозится стараниями хорошо организованной врачебной когорты и сопротивлением гражданского общества. Перспективы реформы здесь пока неясны, но мы, зная направление процесса, можем предсказать, что кончится всё печально для людей. Надо же учитывать, что для фармакологических корпораций чем больше больных людей, тем лучше. Кстати, Россия явно хочет отличиться, проведя реформу здравоохранения ударными темпами. Правильно говорил поэт Чаадаев: Россия всегда показывает миру какой-то пример. На протяжении почти всего XX века показывала пример, как надо наиболее радикально заботиться о большинстве. Теперь - как надо наиболее радикально не заботиться о большинстве.

По стандартному определению, государство есть политическая организация общества. Обратите внимание: ОБЩЕСТВА, а не финансов, не экономики, не ТНК. В интересы общества не входят снижение жизненного уровня и распространение невежества. Рост безработицы тоже обществу не нужен, как и сокращение продолжительности жизни людей, и ускоренное вымирание стариков. Вот почему, обнаружив, что в ведущих странах власть проводит реформы, объективно ухудшающие уровень жизни людей, мы вправе говорить о деградации государства. Если оно начинает "синхронизировать" всё многообразие общественных интересов под интересы наднациональных Фирм, занятых исключительно наращиванием денежной массы, то само превращается в политическую организацию крупного международного капитала. При всех реверансах в сторону "народа", при сохранении всех формальных признаков "старой" власти она уже новая. Политические партии превращаются в корпоративные партии, а политические лидеры, полу чающие мзду от внешних по отношению к их стране сил, - в сотрудников ТНК на зарплате. Ложь разъедает культуру и нравственность, искусство и быт, экономику и политику. Стены всё ещё украшают затёртые лозунги Французской революции, но за красивым фасадом происходят совершенно иные дела. Под фальшивым знаменем демократии мир в полный шаг марширует к фашизму.

Не правда ли, в таком освещении совсем иными красками заиграло всё, о чём мы писали в предыдущих главах книги? О значении процентных денег и вымирании природы; структуризации хаотичного денежного оборота и деградации традиционных структур; перенаселённости мира и стремительном расслоении на бедных, не имеющих никаких средств, и сверх богатых, имеющих деньги в сумасшедшем переизбытке... Об идеологии... О лжи про разделение труда, грядущее процветание и "экономику знаний"...

По каналам международной торговли расходится порядка 20% мирового ВВП. Остальная часть крутится на внутренних рынках. Но в среднем больше половины населения не участвует даже в них. Нам с вами за примерами не надо далеко ходить; возьмём Россию. Она имеет небольшой сектор экспортной экономики: энергоносители, металлы, химикаты и лес. Вот, пожалуй, и всё. Другие "развивающиеся страны" поставляют бананы, рудный концентрат, нефть или гуано. Ещё, возможно, какой-нибудь промышленный гигант поставит от щедрот своих жалкий "отвёрточный" заводик или вынесет подальше от "цивилизации" грязное производство. На вырученную валюту страна чего-то там купит на мировом рынке. Из этого "чего-то" большую часть сожрёт местная элита и её обслуга, желающие потреблять, "как белые люди". Вот и всё междуна­родное разделение труда!

Те же, кто не вписался ни в один из рынков, предоставлены сами себе, живут за счёт натурального хозяйства или, оказавшись бездомными, кусочничают у вокзалов. Сколько таких в России? Говорят, 10%, а может, и больше, и к ним с каждым годом присоединяются новые толпы из тех, кто не лег в могилу до срока.

А почитаем статью 7 Конституции РФ: "1. Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. 2. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный раз мер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты".

Как, соответствует?.. Для кого-то да, для кого-то нет. Формальные признаки соблюдаются, но древо жизни быстро загнивает.

Россия - жутко богатая сырьём и народом страна. Но для той экономики, которую ей позволили иметь, не надо много народа. Его следует сократить не менее чем в три раза, а лучше, если раз в пять. Так, чтобы как раз хватило для обслуживания "трубы". Правда, по мере исчерпания запасов сырья в месторождениях и эти будут становиться лишними, и если они не найдут возможности кормиться диким образом, то вымрут, зато у оставшихся "при деле" будет постоянно возрастать уровень потребления благ. Последний получит всё.

Поэтому всякий раз, когда наша власть объявляет о намерении позаботиться о социальной сфере или, там, побороться с бедностью, знайте: она прямо на ваших глазах отменит остатки социальных льгот или предпримет иные меры для уменьшения числа живущих. Ведь и дураку понятно, что если в стране, скажем, 10% абсолютно нищих и половину из них каким-нибудь "легальным" способом незаметно умертвить, то можно рапортовать об успехе реформ и уменьшении количества ни щих вдвое! И это будет как бы правда; народ обрадуется, а до чего будет доволен президент!

Сходные процессы идут везде, но с разной скоростью и с влиянием разных дополнительных факторов. Она ведь нелинейная, наша эволюция: когда, где и что грохнется, а где устоит подольше, сказать трудно. В странах побогаче (вроде Германии) или в тех, где государство продолжает поддерживать общественные традиции (как в Китае или Белоруссии), - развал будет идти помедленнее. Но всё равно лавина стронулась. Практически во всех странах безработица приобретает неизбежный, а то и необратимый характер. Скоро лишь 10-15% человечества будут заняты в сфере производства как собственники бизнеса, наёмные работники или партнёры. Остальные пойдут в сферу услуг, но на всех мест не хватит. В Германии в последние годы, чтобы дать людям обеспечение и видимость занятости и общественной полезности, резко раздували государственный аппарат, а особенно аппарат социальных служб, но такой ресурс борьбы с безработицей тоже уже исчерпал себя...

Неравновесность всей системы, многофакторность её эволюции приводят иногда к поразительным парадоксам. Вывод промышленности в бедные страны повысил безработицу в странах богатых; но на Востоке, куда "уехали" заводы, селяне ломанулись в города, чтобы ухватить свои доллары на этих за водах - и там тоже выросла безработица! В бедных странах началось повышение среднего уровня образованности; одно временно снизилась потребность в шибко грамотных в странах богатых. На Западе приняли суровые законы против им мигрантов с Востока, и тут оказалось, что из-за старения населения на Западе критически не хватает рабочих рук! И это наряду с растущей безработицей. Парадокс!

В 1950 году граждане старше 65 лет в Европе составляли лишь 8,2% от всего населения, в 1970 году - 10,5%, в 2001-м - уже 16,2%, и, по прогнозам, к 2025 году пенсионеров в Европе будет 21%, а к 2050-му - больше четверти населения. Соответственно растут затраты на выплату пенсий. По оценкам экспертов Еврокомиссии (вдумайтесь!), чтобы поддерживать баланс на сокращающемся рынке труда Европы, в страны Евросоюза ежегодно необходимо ввозить 1,5-3 млн. иностранных рабочих. Прогноз ООН ещё радикальнее: речь идёт о 4,5-6 млн. мигрантов в год. Но уже сейчас, по данным Центра европейских исследований Оксфордского университета, в Европе официально проживает 18,4 млн. мигрантов (около 5% населения), а с учётом нелегалов и натурализовавшихся иностранцев - по меньшей мере 25-29 млн. человек. При ежегодном ввозе 6 млн. коренные народы Европы за одно поколение превратятся в этнические меньшинства.

Некоторые аналитики пишут: "Эмигранты выгодны развитым странам тем, что на них не распространяется большинство социальных услуг, и в том числе выплата пенсий". Как вам нравится такой анализ?.. А у нас возникает резонный вопрос: кому это выгодно? Культуре французов, немцев, итальянцев, англичан? Структурам образования, здравоохранения, науки? Или, может, краеведам и поэтам? Или государству - "политической организации общества"?

Замещение коренных народов пришлыми ради экономии денег и высокой прибыли выгодно только финансово-экономической структуре, да и то не всей, а её глобализованной части, транснациональным корпорациям. А мы и так уже пришли к выводу, что окончательный переход к эпохе ТНК страш­нее всего ударит по народам Запада.

Фразу, что "эмигранты выгодны развитым странам", следует понимать только так, что истребление "своих" людей для возможности повышенной эксплуатации "чужих" на той же территории выгодно тем представителям правящей элиты, которые напрямую работают в интересах ТНК, наплевав на будущее демоса, избравшего их во власть. Ну не может вменяемый человек планировать, как бы ему получить выгоду, сэкономив на жизни своих родителей.

По всему миру создалась надгосударствеиная система, при которой "национальные" правители выступают в роли агентов внешнего управления, и это если не первые лица, то уж кто-то из ближайших советников непременно. Похвалы в тех сферах, в которые не проникает взгляд "простого человека", удовлетворяют их тщеславие; политическая поддержка гарантирует стабильность их власти; миллиарды долларов, которые они "накапливают" в течение своего правления, делают их управляемыми. Требуют от них, чтобы "их" людишки меньше задавались вопросами мироустройства? Сделают так, чтобы людишки глупели. Просят снизить затраты на социалку? Снизят затраты, нет проблем. Указывают, что хорошо бы "уронить" и численность? Создадут условия для межнациональных конфликтов и войн.

Не надо думать, что так только в странах третьего мира. Нет, где угодно: и в США, и в России. Пример действия национальной элиты против своей страны даёт опыт Японии конца 1980-х - начала 1990-х годов. Тогда в мире было два "финансовых пузыря", в Японии и США. Один из них надо было "прокалывать", и именно японская элита приняла решения, приведшие к "проколу" японского, а не американского "пузыря", от чего японская экономика, до этого самая динамичная в мире, так и не смогла оправиться. Причина столь нетривиального выбора японской элиты - в глубине проникновения японских капиталов в американскую экономику. Освоив американский рынок, японские ТНК справедливо считали ключевым фактором своего успеха процветание не Японии, а США, на рынок которых они работали, получая за это мировую резервную валюту, доллар.

Другой пример действий национальной элиты против интересов своих стран явила нам война США и их европейских союзников по НАТО против Югославии. Её стратегическая цель, как и всей американской политики на Балканах с 1990 года, заключалась в подрыве экономики ЕС - стратегического конкурента США - путём превращения некогда процвета­ющей Югославии в незаживающую рану на теле Европы. Конкретной целью войны 1999 года был подрыв евро, который в то время рассматривался как серьёзный потенциальный конкурент доллару. И европейские политики высшего уровня, несмотря на протесты не только общественности, но и среднего звена их собственных политических структур, полностью поддержали США!

А евро на несколько лет ушёл в штопор. Наша российская элита ничуть не отстаёт. У нас 19 июля 2001 года в присутствии председателя правительства (тогда это был М. Касьянов, известный в народе как "Миша-два-процента") и председателя Госдумы (Г. Селезнёв) министр по делам федерации, национальной и миграционной политике Блохин провозгласил вступление России на путь замещающей миграции. Зачем? "Чтобы Россия ежегодно принимала до миллиона мигрантов", пополняя "трудовые ресурсы... за счёт стран СНГ, стран Азии и Латинской Америки".

В апреле 2005 года и президент В. Путин заявил: "Мы заинтересованы в притоке квалифицированных легальных трудовых ресурсов... В конечном итоге каждый легальный иммигрант должен получить возможность стать гражданином России". Сотни тысяч россиян, как правило, самых образованных, сбежали от ужасов либеральных реформ за границу. Милли­оны умерли преждевременно. На поддержание жизни оставшихся, на повышение качества жизни, на нормальную зарплату и помощь молодым семьям, на обеспечение людей медицинскими услугами у правительства нет денег. Зато деньги есть, чтобы привезти сюда и обустроить китайцев, таджиков и нигерийцев.

В Угличе, помнится, селили узбеков, причём они требовали предоставления не абы каких, а только каменных домов. А 75% угличан до сих пор живут в деревянных; чтобы построить коренным жителям каменные дома и создать нормальные условия для деторождения и воспитания детей, денег нет. И понятное дело, в нашей маленькой стране больше некуда селить среднеазиатских мусульман, кроме как в Угличе. А в Татарию, наверное, повезут вьетнамцев. Или папуасов. Кстати, русских, переселяющихся из Казахстана и других частей бывшего Союза ССР, при получении здесь работы и заработка, жилья, при оформлении документов прессуют все, кому не лень.

Вот политика, которую проводит РОССИЙСКОЕ правительство. Чего же оно добивается? Восполнения численности населения? Нет, оно за все годы реформ явно делало всё, чтобы коренное население сокращалось. Эти действия наталкивают на мысль, что так создают условия для межнациональных войн и окончательного решения "проблемы". Правительство России работает против своего народа.

Источник: http://zapravdu.ru/content/view/223/1/

 


 

И.Колосов: "26-й час. О чем не говорят на ТВ"
Аннотация:
"Профессионализм ведущего Ильи Колосова давно оценили многие. Его программа "25-й час" на канале "ТВ Центр" имеет высокие рейтинги. В прошлом году И.Колосов снял документальный фильм "Бесценный доллар", в котором рассказывается, почему доллар захватил весь мир, - и этот фильм вызвал десятки тысяч зрительских откликов.
В своей книге И.Колосов затрагивает темы, о которых не принято говорить по телевидению. Куда делся наш Стабилизационный фонд; почему наше правительство беспрекословно выполняет все рекомендации Международного валютного фонда и фактически больше заботится о развитии американской экономики, чем российской; кому выгодна долларовая зависимость России, - и многое другое.

Кроме того, читатель найдет в книге рассказ о закулисных тайнах российского телевидения, о секретных пружинах, приводящих в движение средства массовой информации, о способах воздействия электронных СМИ на зрителей."

Отрывок из книги


ПЕРЕСКАЗ ПРОЙДЕННОГО МАТЕРИАЛА, или ЭКОНОМИКА ПАПУАСОВ

Посмотрев первый «Бе$ценный доллар», многие люди вопрошали:
— Нет, ну они там совсем дураки, что ли?

Я всякий раз пытался объяснить, что там нет дураков. В Минфине и Центробанке работают очень умные люди. Просто у каждого человека свой интерес в жизни. И не надо думать, что интерес сотрудников Центробанка или Минфина в том, чтобы сделать жизнь граждан России лучше. Их интерес от нашего с вами уровня жизни никак не зависит. Их интерес зависит совсем от другого.
Давайте я вам на ином примере поясню. Сели вы в маршрутное такси. Водитель рвет с места, подрезает другие машины, шпарит по тротуару или, еще хуже, по встречке. Вы, конечно, можете возмущаться: — Как так? Я ж ему деньги плачу! Я же клиент! Почему он не заботится о моем комфорте и безопасности? С одной стороны — да. Действительно, вы клиент и деньги вы платите. Но, с другой стороны, деньги идут не ему. Деньги получает фирма, на которой он работает. А заработок водителя зависит от количества проданных билетов, от количества рейсов, которые он за день сделает, и от личного отношения к нему бригадира, который ведомости подписывает. Поэтому водителю наплевать на ваши комфорт и безопасность. Он на другое внимание обращает.
Вот и наша власть. Ну разве есть кому-то там дело до того, что живут они все за счет налогоплательщиков? Ну разве получат они денег меньше только лишь потому, что мы с вами их работой недовольны? Главное, .чтобы были довольны те, кто наши общие деньги перераспределяет. А кто этим занимается? Руководство Минфина и Центробанка. У них — власть над всеми нашими деньгами. Я понимаю, это .трудно представить, но это так.

Депутатов Госдумы и Совета Федерации я в расчет не беру, поскольку большинство из них давно уже тоже на зарплате у Минфина, ЦБ и тех организаций, которые с ними сотрудничают. Бррр... Наверно, уже сложно. А дальше сложнее будет. Но разобраться в этом нужно. Иначе так и будем удивляться, почему у нас все именно так, а не иначе.

Поехали.

У нашего Центробанка офигенная работа. Он может напечатать денег столько, сколько посчитает нужным. При этом он ни от кого не зависит. Сам себе господин. В работе он руководствуется, точнее, должен руководствоваться только Конституцией РФ, статьей 75-й. О том, что там записано, мы поговорим чуть позже, в сценарии «Бе$ценного доллара-2». А пока идем дальше.
Количество рублевых денег в стране зависит от того, сколько ЦБ этих денег напечатает.

— А нам какое дело, сколько рублевых денег в стране? Нам важно только, чтобы этих денег у нас в кошельке было побольше!
Не совеем так. Количество рублей, которое будет напечатано и введено в оборот, напрямую влияет на ценность тех рублей, которые сейчас лежат у вас в кошельке. Еще раз приведу этот простой пример. Все очень условно. Упрощаем до примитива, только чтобы было понятно: если в стране всех рублевых денег — 100 рублей, а ЦБ, не спрашивая вас, напечатал еще 10 рублей и ввел их в оборот, значит, покупательная способность всех рублей уменьшилась на 10 процентов. Значит, на те рубли, что были лично у вас, с этих пор можно будет купить на 10 процентов меньше товара, чем можно было раньше.

— Минуточку. А кто же сможет купить больше? Ведь не бывает так, что стало просто меньше. У кого-то обязательно станет больше!

Правильно. Больше стало у тех, кто получил эти свеженапечатанные рубли и сумел их потратить до того, как цены в магазинах выросли на те самые 10 процентов. Собственно, по большому счету, наша финансовая власть и те, кто с ней сотрудничает, ничем больше и не занимаются, как только делят свеженапечатанные рубли.

— А кто их получает?
Ага. Подходим к очень важному моменту. Тут без ст... Простите. Тут без эксперта не разберешься. Помните, в начале книжки я рассказывал о Гиви Кипиани? Этот человек сумел разобраться в том, почему у нас все через ж... В свое время помог разобраться и мне, только у него на это довольно много времени ушло. А я теперь, поскольку времени у нас мало, попробую это изложить совсем простым языком, чтобы ребенку понятно было.

Итак.
Проверенная на практике теория Гиви Кипиани в наипростейшем изложении, или Как соотношение валют в открытой экономике влияет на состояние этой экономики.

Большинство из вас, наверно, еще помнит времена, когда мы слыхом не слыхивали ни о каких курсах доллара. Советский Союз. Времена застоя. Ценники на водку и хлеб — по десять лет без перемен. Тишь да благодать. Железный занавес. Но потом началось.., и все не в нашу пользу. Увидели мы доллары. И откуда они только в нашей стране появились вдруг? Не должны ж были. Платежная единица одна — рубль. Но только долларов этих становилось все больше и больше, и к оплате они принимались уже практически везде. Стало престижным получать зарплату в долларах. Появились даже клише типа «валютная проститутка», а потом уже с юмором — валютный психолог, пиарщик и т.д. К чему я это все? К тому, что в нашей стране жить стали лучше те, кто получал зарплату в валюте. Вообще-то власти, которые это допустили, — преступники. Они нарушили Конституцию. Но у нас на закон вообще чихать все хотели. Народ только одобрительно гудел: кому, мол, нужны эти «деревянные»! И потихоньку подкупал «зеленые». Почему? Потому что доллары всегда можно было обменять на рубли, причем по более выгодному курсу. Рубль постоянно опускался, а доллар рос. Как и почему это происходило — граждане не спрашивали. Они просто поняли, что так есть, так будет и поэтому нужно хранить сбережения в валюте. Но давайте все-таки разберемся, как это происходило.

Проводились торги на валютной бирже, на которых фактически Центральный банк от имени государства заявлял: сегодня я готов платить за доллар столько-то рублей. При этом ЦБ не интересовался тем, сколько на самом деле рублей было в экономике. Он просто выражал готовность напечатать столько рублей, сколько было нужно для поддержания того курса, который был заявлен. Иначе говоря, Центробанк, не спрашивая нас — держателей рублей, проводил эмиссию, т.е. печатал новые рубли и передавал их тем, у кого на тот момент были доллары. Мы сейчас не вдаемся в причины того, почему он так делал, — внешний долг, торговый баланс, низкие цены на нефть и т.д. — он так делал, и точка. Значит, наши с вами рублевые сбережения без нашего на то согласия обесценивались. В августе 1998 года за один день они обесценились в 4 раза. Значит, все товары и активы, номинированные в рубле, владельцы долларов могли после этого купить в 4 раза дешевле. Значит, вся наша страна стала для них стоить в 4 раза дешевле.

— Офигеть! Но так ведь быть не должно. Ведь не могут все плоды нашего труда, все то, что мы строили на протяжении нескольких десятилетий, обесцениться за один день. Это ведь мошенничество! С нами в наперсток играют!

Правильно. Поэтому давайте разбираться, где зарыто это мошенничество. Мы уже поняли, что для получения возможности купить что-то задешево нужно ввести параллельное средство оплаты, которое ты контролируешь. Нужно связать его с прежним средством оплаты в такой пропорции, чтобы можно было обвально снижать цену. И тут, конечно, речь не о цене на шмотки и водку, хотя и о ней тоже. Тут посерьезнее игра. В 90-х годах продавали нашу страну.

Итак, параллельное, альтернативное средство оплаты. Что это за средство? Доллар, разумеется. Сколько наши младореформаторы гудели о том, что за всю историю американской валюты не было, мол, ни одного дефолта. То есть ни одного отказа по выплатам. Хотя многие экономисты были готовы доказать, что этих дефолтов у доллара было аж четыре. Но этим экономистам слова, разумеется, не давали, и россияне, которые понятия не имели ни о валютном курсе, ни о валюте как таковой, верили реформаторам. Несчастных сограждан заставили бегать, высунув язык, по обменным пунктам и обменивать рубли. Зачем они это делали? Зачем носились по обменникам и меняли зарплату на доллары? А затем, чтобы оказаться в числе тех, кто может быстро получить доступ к свеженапечатанным рублям и, обогнав рост цен, приобрести необходимый товар. Но эти обмены, как вы понимаете, даже в масштабе всей страны — сущие копейки. Ну что там этой зарплаты было у среднего обывателя в 90-х годах? Тогда кто же наживался по-крупному? Давайте рассуждать.

Если мыслить глобально, широко — то, конечно, наживались те, кто печатал доллары. То есть владельцы Федеральной резервной системы. В первом «Бе$ценном долларе» мы выяснили, что это потомки знаменитых банкирских фамилий — Ротшильды, Рокфеллеры, Морганы и Варбурги. Сейчас их доля, возможно, несколько поубавилась, но нет оснований полагать, что они совсем вышли из списка выгодополучателей.

Свою долю от привязки рубля к доллару и от постоянного падения этого курсового соотношения имели, конечно, и власти США. Сами подумайте: геополитический конкурент выставлен на продажу, и цена зависит лишь от их желания этого конкурента купить. И точно такая же схема — продажа конкурента — действительна и для транснациональных корпораций. С той только разницей, что говорим уже не о геополитической выгоде, а о чисто коммерческой.

Но что касается всех этих иностранных ребят, то у меня и в мыслях нет осуждать их. Они действуют разумно, жестко, красиво и цинично. Они уничтожают конкурента. Они завоевывают территорию. Они развиваются. Молодцы да и только! Однако так эффективно развиваться можно только в том случае, если в команде соперника есть свой человек. Кто он? Кто вольно или невольно работает на интерес конкурента?

Оставим пока этот вопрос без прямого ответа и просто порассуждаем над тем, кто в нашей стране оказался главным бенефициантом во всей этой свистопляске с валютными курсами. Очевидно, что самый большой кусок отрывали те, кто продавал свой товар за доллары. То есть экспортеры. Кто в нашей стране был и остается главным экспортером? Сырьевики.
— А как же авиация, вооружения, ядерная энергетика?

Да, во времена Советского Союза мы экспортировали и самолеты, и вооружения. Но они шли дружественным государствам и, как правило, либо в долг, либо за бартер — чай, горошек, шмотки и прочее. Так что высокие технологии оставались практически без валюты. Собственно, оставались они без валюты и до своей клинической смерти, которую можно было констатировать в начале нового тысячелетия. А вот сырьевики валютой были обеспечены и в Советском Союзе, и в Российской Федерации. Правда, во времена СССР это особой выгоды не приносило, поскольку, во-первых, доллар стоил 62 копейки — особо не заработаешь, а во-вторых — американская валюта в нашей стране не имела хождения. Категорически. Нет — и все! За валютные операции — расстрельная статья. Вы думаете, власти перегибали палку? Возможно. Но, по крайней мере, им не откажешь в проницательности. Они уже страны вдруг решит вмешаться или не вмешиваться в ее формирование.

Паритетный курс — это соотношение между денежными единицами различных стран, исчисляемое с учетом их покупательной способности. Как правило, паритетный курс определяется сопоставлением стоимости в национальных валютах одного и того же набора товаров и услуг. Но возможно и полное сопоставление всего того, что имеется или производится в рассматриваемых странах.

Валютный курс: одному или нескольким покупателям нужен импортный товар или услуга. Причем нужен сегодня. Он или они готовы заплатить за это столько, сколько запросят на рынке.

Паритетный курс: обывателю нужен товар или услуга. Он готов заплатить за нее столько, сколько позволяет зарплата. А больше не готов — больше просто денег нет.

Очень важно, чтобы мы с вами понимали разницу между двумя этими понятиями. Валютный курс — величина однодневная. Состоялись торги — получили валютный курс. Защитил ЦБ рубль — получили один валютный курс, не защитил — получили другой. А паритетный курс — это соотношение всего того, что наши страны имеют, что наработали за свою историю. Это гораздо серьезнее, и быстро меняться такая величина не может.

Ни одна уважающая себя страна не допускает значительного отклонения друг от друга валютного и паритетного курсов. Почему? Ну, во-первых, потому что ни одна нормальная страна не заинтересована в том, чтобы ее активы мог за бесценок купить конкурент. Даже если в этом будет лично заинтересован некий чиновник, ему не позволят этого сделать ни правоохранительные органы, ни — что самое главное — граждане этой страны. Они не допустят ситуации, при которой их благосостояние по вине властей вдруг уменьшится в несколько раз. И во-вторых. Значительное различие между валютным и паритетным курсами может отрицательно повлиять на стратегию экономического развития страны. Вторая причина многосложна, и с ней придется разбираться отдельно и подробно. Но пугаться не стоит, поскольку разбираться мы будем на собственном примере, который всем нам близок и понятен.

Казалось бы, математика — наука точная, а статистика — чистая математика. Однако существует великое множество методик статистических расчетов. У американцев, например, самый большой в мире валовой внутренний продукт. И таковым он является в значительной мере из-за того, что они зачисляют туда абсолютно все, что можно измерить деньгами. Тогда как многие другие страны предпочитают иные способы расчетов. Я это к тому, что нельзя точно назвать паритетный курс для соотношения рубля и доллара или рубля и евро. Так и эдак можно посчитать. И все-таки, даже с учетом различных подходов к определению этого соотношения, получается, что все последние годы его значение было гораздо меньше действующего валютного курса. Я в силу своей профессии регулярно общаюсь с представителями различных экономических школ. И могу констатировать, что данные по паритетному курсу расходятся у них совсем незначительно. 16—18 рублей за доллар по версии так называемого либерального крыла и 10—12 — в варианте сторонников усиления государственного влияния в экономике. Чтобы не подвергаться обвинениям в предвзятости, выберем нечто среднее. Будем исходить из того, что в 2009 году паритетный курс рубля к доллару США составляет 14:1

Валютный курс с нашим ЦБ — вообще труднопредсказуемая величина. Но предположим, что по итогам 2009 года он не будет больше 33 рублей за доллар. Даже в этом случае получается более чем двукратное превышение. Что это значит? Значит, что для среднестатистического американца, если он со своей зарплатой приедет сюда, среднестатистическая корзина товаров будет стоить более чем в два раза дешевле. Еще это значит, что среднестатистическому россиянину, который получает зарплату в рублях, за ту же самую корзину товаров придется работать почти в два раза больше, чем американцу. Ведь в этой корзине больше половины товаров — импортные, пересчитанные в рубли по валютному курсу. При условии, что значительное число наименований товаров из этой корзины не просто одинаковы, но даже сделаны одним производителем, — получается форменное издевательство.

Как же финансовые власти объясняют этот произвол? Это может показаться странным, но, по большому счету, у них есть всего одно объяснение. И, что еще более странно, мы ему верим уже почти 20 лет. Ну просто заклинание какое-то! Мантра.
Минфин и Центробанк говорят: ТАК НУЖНО ДЛЯ ВАШЕГО ЖЕ БЛАГА.

И хоть для передачи нам этого сообщения они используют другие слова, смысл изменений не претерпевает. Они говорят: повышение курса доллара к рублю благотворно влияет как на тех, кто продает свою продукцию за рубеж (выгодно потом доллары на рубли обменивать), так и на тех производителей, которые реализуют её в нашей стране (иностранная продукция становится для нас недоступной, мы покупаем отечественную, и, следовательно, высокий курс доллара способствует процессу импортозамещения). И вот когда они так говорят, то все мы входим в состояние транса...

Эй! Очнитесь! Мы ж разобраться хотели. Давайте еще раз на эту мантру посмотрим. Я даже готов оригинал представить, чтобы не было недопонимания. Вот как ее пели в 2006 году.

Цитата из газеты «Аргументы и факты»: «Что такое «укрепление рубля»?
По радио экономисты и члены правительства все время говорят об укреплении рубля. Что это означает для нас, простых людей? Например, у меня пенсия 1400 рублей. Неужели при укреплении рубля она станет больше, и я смогу, наконец, позволить себе покупать овощи? О. Красюк, Воронеж».
Ответ:
«Укрепление рубля— это его подорожание относительно валют других стран, например, по отношению к доллару. Не так давно, чтобы купить один доллар, требовалось 30 рублей, а теперь достаточно 28,5. Кроме того, укрепление рубля сдерживает рост цен. А вот для экономики укрепление национальной валюты не очень здорово.

Простой пример. Предположим, что женская кофточка в России стоит 2860 руб. А за границей — 100 долларов. При курсе в 28,6 руб. наши производители и заграничные находятся в равном положении, — объясняет министр финансов Алексей Кудрин. Но если за доллар начинают давать 27 руб., то импортное изделие оказывается дешевле отечественного. Российские заводы на мировом рынке, да и на внутреннем, проигрывают, и это удар по экономике. Все страны очень неохотно укрепляют свою валюту. И мы считаем, что рубль не должен слишком укрепляться. В 2006 г. средний курс составит 28,6 руб. за доллар». Сосредоточились. Думаем. Ищем, где нас обманывают. На первый взгляд, все правильно, логично. Но шарика-то под наперстком уже после первого пасса нет. Смотрим в замедленном повторе:

«Предположим, что женская кофточка в России стоит 2860 руб. А за границей — 100 долларов...»
Вот оно, видели?! В России— 2860, а за границей — 100 долларов. Ловкач приравнивает американца и россиянина, исходя из валютного курса! Нельзя платежеспособный спрос населения сравнивать по валютному курсу. Только по паритетному! И тогда что получается? Тогда так: в Америке — 100 долларов, а в России — 1400 рублей. Или так: в России — 2860, а в США — 2860:14 = 204,2 доллара. Ровно столько американец должен заплатить за кофточку, чтобы быть в равном положении с россиянином. Покажите мне среднего американца, который за кофточку 200 баксов отдаст! Да там шмотье копейки стоит. Американский производитель с такой ценой у себя и не продаст ничего! Там и за сотню продать трудно. А нам, в отличие от американцев, хотят за две впарить и еще объяснялки всякие придумывают, чтоб мы думали, что это выгодно.

Идем дальше: «При курсе в 28,6 руб. наши производители и заграничные находятся в равном положении». Второй отвлекающий пасс. Повторяю: американец за кофточку больше сотни долларов не выложит — у него зарплата 1200 в месяц. У россиянина — 10 000 рублей. Сравниваем, какую часть зарплаты обыватель там и здесь потратит на кофточку: американцу надо потратить — 1200:100 = 12 — одну двенадцатую часть от зарплаты, а россиянину — 10 000:2860 = 3,49 —больше четверти! И как же после этого можно утверждать, что производители находятся в равном положении? Ведь американскому производителю в три раза проще у себя на родине продать свою кофточку, чем нашему — у себя!

Следующий финт: «Если за доллар начинают давать 27руб., то импортное изделие оказывается дешевле отечественного».
Вместо того чтобы рассматривать картину в целом, то есть на макроуровне, они указывают на то, что импортные товары на один доллар, раньше стоившие на внутреннем рынке 28,6 рублей, должны стоить больше. Например, 30 рублей. И это, по их мнению, даст преимущество отечественным производителям аналогов или тем, кто захочет заняться импортозамещени-ем. Якобы они могут в этих условиях увеличить цену на свою продукцию без боязни конкуренции со стороны иностранцев, тем более что иностранцы должны еще понести затраты на транспортировку и раста-моживание. Однако это ложь. Дело в том, что емкость нашего рынка, и в частности платежеспособный спрос населения, никак не соотносится с повышением цен. Он как был привязан к паритетному курсу, так и остался. То есть рублей в стране по-прежнему не больше, чем товаров, которые можно купить по курсу 1:14. В этом смысл паритетного курса!

Нам — не экономистам— довольно сложно в этом разобраться. И расчет как раз на то, что мы запутаемся в цифрах и не зададим им весьма неприятные вопросы. Ну, например: скажите, а зачем нам тогда вообще вся торгово-финансовая система, если после валютных торгов, которые по большей части носят спекулятивный характер, импортное изделие оказывается дешевле подобного отечественного? Чем тогда заняты ЦБ, Минфин, Минэкономразвития и торговли? За что вам, господа, платят зарплату? Почему ЦБ не поддерживает стабильность национальной валюты? А министерства — они что, кроме валютного курса, ничего не знают? Ни о пошлинах никогда не слышали, ни о квотах, ни о дотациях отечественному производителю?

В руках у наших министерств масса рычагов воздействия на ситуацию. Они же почему-то всегда выбирают валютный курс. Почему? Над этим стоит подумать...

«Все страны очень неохотно укрепляют свою валюту. И мы считаем, что рубль не должен слишком укрепляться...»
Мда... Вы поняли, что он сказал? Он — министр финансов России — сказал, что рубль не должен укрепляться. Перевожу на русский. Он сказал, что мы с вами не должны иметь возможность на свою зарплату купить больше. Что мы в принципе не можем работать лучше, производить больше и жить комфортнее. Что ценность нашей страны, сколько бы мы сил в нее ни вкладывали, не может увеличиваться. Мне, честно говоря, надоело внимать этому бреду. Посмотрите, как объединенная Европа «загнивает» с сильным евро. Как производители «переживают» по поводу того, что сырье, которое они закупают у таких, как мы, становится для них все дешевле и дешевле. Как «неохотно» они путешествуют по миру, имея в кошельке евро, и обменивая их в том числе и на пачки девальвированных рублей, которые, по мнению Кудрина, «не должны слишком укрепляться»

Теперь чуть подробнее о главном доводе монетаристов во главе с Кудриным. Рубль должен быть слабым, и тогда наш отечественный производитель возрадуется, говорят они. В торговой системе, которая ничем, кроме валютного курса, не регулируется, получается вот что: с укреплением доллара прямо пропорционально повышается и рублевая цена на импорт. Значит, продать импорт за рубли будет сложнее. И монетаристы утверждают, что долю рынка, которая раньше принадлежала импорту, теперь займет наш производитель. Более того, наш производитель сможет и на экспорт свой товар отправлять. Теперь-де из-за слабого рубля он может установить низкую долларовую цену и все равно, поменяв потом полученные доллары на рубли, отбить свои затраты.

Замечательно. Садись, «пятерка»! Знаете, чем отличается финансист от бухгалтера? Тем, что финансист учитывает еще одну переменную — время. То, что вы прочли в предыдущем абзаце, — это ярко выраженная позиция бухгалтера. У него счеты или, в лучшем случае, арифмометр. И нарукавники черные. Нет, конечно, сегодня на нем может быть костюм от Луи Виттона, а расчеты он может производить на «эппле». Но по сути он бухгалтер из советской конторы. Можете представить? Его уже и на свете-то нет, а он все считает и считает, и - страшный сон! — мы живем так, как он нам насчитает...

Теперь посмотрим на ситуацию глазами финансиста. Поехали.

С укреплением доллара повышается рублевая цена на импорт? Верно. Значит, импорт продать за рубли будет сложнее? Тоже верно. После четырехкратного укрепления рубля в 1998 году импорт почти никто не покупал. Ну, кроме тех, конечно, кто получал зарплату в долларах. Таким образом, доля рынка, которую раньше занимал импорт, освобождается, и ее занимает наш реальный сектор. Круто! Но, добавив в уравнение время, получаем вот что.

Рано или поздно, но у наших производителей закончатся запасы сырья на складах. А закончатся они довольно скоро, поскольку товар раскупается быстрее, чем раньше, вследствие более низкой по сравнению с импортным цены. (Заметьте, мы стали покупать больше отечественного товара не потому, что качество его выше, и не потому, что зарплата у нас выросла, а лишь потому, что импорт стал дороже.) Итак, запасы сырья на складах заканчиваются. Что в этом случае делают производители? Разумеется, идут к сырьеви-кам с намерением приобрести то, что необходимо для производства. Если это ферма, то требуется электричество, солярка, удобрение, комбайны. Если это автозавод — нужен металл, стекло, резина, топливо и т.д. Приходят эти люди к поставщикам сырья, все из себя радостные» мол, хочу купить еще, дела пошди в гору... А в ответ слышат:

— Мой дорогой. Если хочешь купить у меня сырье, то плати мировую цену. Я ж его могу и за границу продать. За доллары. Чего же это ради я буду оказывать безвозмездную помощь нуждающимся рабочим и крестьянам? У меня — акционерное общество. Акционеры не поймут, если я им сообщу, что из патриотических соображений продал товар ниже рыночной цены. А уж УБЭП и вовсе слушать не будет. Обвинят в сговоре и откатах. Поди потом докажи, что ты не верблюд! Поэтому, мил человек, плати по курсу ММВБ на день покупки. И скажи спасибо, что два процента сверх того не беру за конвертацию. А не согласен — до свиданья!
Еще пять минут назад весьма перспективный, а теперь довольно грустный производитель покупает сырье по мировым ценам и расплачивается в рублях по валютному курсу. Сырьевая составляющая в конечной цене его товара подскакивает ровно на столько, на сколько ЦБ опустил рубль по отношению к доллару. Если взять 98-й год — то в четыре раза. Что происходит с товаром? Он дорожает. Но зарплата потенциальных покупателей не успевает за таким ростом цены. У людей просто нет денег, чтобы платить больше — в этом смысл паритетного курса! Значит товар, произведенный с учетом новой цены на сырье, продается все хуже и хуже.

Между тем из-за того, что через некоторое время в экономику начинают поступать свеженапечатанные под покупку валюты рубли, в стране растет инфляция. И тот же ЦБ устанавливает новую ставку рефинансирования. То есть рубли, которые наш ЦБ продает финансовым организациям, становятся дороже. Теперь ставка гораздо больше той, которая была до обвала рубля. И значит, кредит для производства тоже становится дороже. Бедный производитель, чьи оборотные средства и без того сократились из-за повышения расходов на сырье, вынужден закладывать в цену товара еще и подорожавший кредит, после чего продажи падают еще сильнее. В результате они оказываются на уровне, после которого уже нет смысла поддерживать предприятие на плаву. И что происходит? Отечественный производитель, о благе которого так много говорили сторонники слабого рубля, разоряется.

— А если еще времени добавить?

Пожалуйста. Моделируем ситуацию. Как это обычно бывает, ваша зарплата не успевает за ростом цен, который неизбежно следует за снижением курса национальной валюты. То есть цены повысились, а зарплата нет или почти нет. Вы начинаете экономить на всем, что не является продуктами первой необходимости. Вы не покупаете мебель, машину, бытовую технику, кухонную утварь (во втором «Бе$ценном долларе» мы в качестве примера рассматриваем кастрюлю) или любой другой товар, приобретение которого можно отложить. Те отечественные производители, которые поставляли на рынок подобные товары, по сути, остались без покупателя. Падают продажи, падает производство, сокращаются рабочие места, и в итоге предприятие закрывается. Однако со временем даже то, что не было для вас продуктом первой необходимости, таковым становится, поскольку имевшиеся в семье мебель, машина, бытовая техника выходят из строя. Ну покатаетесь вы на автомобиле еще пять лет, но ведь и он сыпаться начнет. И тогда вы будете вынуждены купить себе новую машину, но уже не нашу, а импортную. Потому что нашей — уже в природе не существует. Предприятие, работавшее на внутренний рынок, закрылось. И вы покупаете импортный товар. Таким образом, через определенное время, весь наш рынок отходит к зарубежному производителю.

Видите, что получается, если в том же самом уравнении учесть всего-то еще одну переменную — время. А разве можно не учитывать время?! Все переворачивается с ног на голову. Вернее, с головы на ноги. Было отлично, а стало плохо. Были «виды на урожай», а стало «посчитали — прослезились». — Нет, ну они там что, дураки, что ли? Они этого всего не знают и не замечают?
Я ведь говорил уже, что там дураков нет. Вряд ли кто-то сможет меня убедить в том, что восемнадцать лет финансового беспредела в стране — это всего лишь результат ошибок некомпетентных руководителей. — Не вегю! — как сказал бы Владимир Ильич.

Там люди очень жестко блюдут свой интерес. И этот интерес можно вычислить.


http://russview.ru/


 

Модель перехода к устойчивому развитию

 


Государство

 

Страницы:  1  2  3  4  Далее см. Меню раздела

Книги * Сборники статей  * Государство в карикатурах

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала

Об авторских правах в Интернете