биографии руководителей предприятий Российской Федерации

Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Библиотека "Россия"   Новости портала   О портале   Гостевая

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"   Блог-Пост   Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Лучшие статьи о России

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  См. далее Меню раздела

 

 

Линдон Ларуш. Российский вариант разрухи как составная часть кризиса мировой экономической системы

Идеи Линдона Ларуша и научных работников Шиллеровского института интересны нам не только своей свежестью и независимостью, но и актуальностью для исследования и решения проблем, с которыми сегодня столкнулись Россия и другие страны СНГ и Восточной Европы. Начало нынешнего коллапса было положено неосмысленными деяниями ЦК КПСС во главе с Горбачевым, но особенно разрушительной оказалась радикальная рыночная реформа с гайдаровской либерализацией.
Поэтому в поисках лекарства от нынешней реформаторской разрухи в России эффективной может оказаться лишь подлинно научная и апробированная экономическая теория. В этой связи особого внимания заслуживает физическая экономика Линдона Ларуша.
 

 

Линдон Ларуш. Меморандум: Перспективы возрождения народного хозяйства России

Нынешняя фаза экономического кризиса в России и соседних странах является результатом взаимодействия между происходящей сейчас разрухой мировой валютно-финансовой системы, вступающей в новую фазу, и почти исчерпанной способностью России наполнять поток грабительских интересов западных финансистов. Следовательно, относительное опустошение народного хозяйства России становится важным фактором ослабления мирового финансового рынка с центром в Лондоне. В свою очередь, это имеет обратный эффект: так называемое реформирование России обречено из-за неспособности западной финансовой системы оказывать необходимую помощь выживанию нынешних российских реформ.
В связи с этим практически нет возможности разрешить этот кризис ни в России, ни в мире в рамках сложившегося порядка, в котором доминируют международные экономические и финансовые организации. Современная мировая система, которая после 1971 года выросла из международной денежной системы с плавающим обменным курсом, а также нынешние доктрины и связанные с ними условия, выдвигаемые Международным валютным фондом, по существу приговорены к смерти в недалеком будущем. С этой системой будет покончено либо в организованном порядке, когда правительства возьмут на себя ответственность за то, чтобы провести реорганизацию системы центральных банков и финансов в процессе банкротства, либо наступит цепная реакция, вроде быстрой термоядерной имплозии этого спекулятивного финансового пузыря, в который превратилась мировая финансовая система.
Специфическая проблема России состоит в том, что она оказалась среди растущего числа стран, возможности выживания которых по правилам, диктуемым условиями МВФ, практически исчерпанны. Между тем, Западная Европа, Северная Америка, Япония, а также Китайская Народная Республика все еще сохраняют на какое-то время значительное, хотя и сокращающееся пространство для маневра.

 

 

Линдон Ларуш. Место России в мировой истории

Эта работа содержит насущно необходимый анализ решающего аспекта той хронической несостоятельности, которая отличает политику США по отношению к России после 1989 года.
Так называемая политика реформ была навязана постсоветской России, Украине и Белоруссии совместно премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер и человеком, которого она сама признавала своей марионеткой — бывшим президентом США сэром Джорджем Бушем».[1] Эта политика «реформ», которая не претерпела существенных изменений при президенте США Билле Клинтоне, к настоящему времени привела Россию к пределу ее существования, где неминуем некий взрыв. «Взрыв» не означает «глобальную термоядерную войну», но означает вспышку и распространение хаоса из России на значительную часть планеты. Создается впечатление, что официальный дипломатический Вашингтон более озабочен сохранением видимости поддержки провалившейся «реформы» по британскому проекту, чем сменой обанкротившейся политики Лондона и республиканской партии США на здравую американскую политику.
Невозможно компетентно подойти к этой политической проблеме, если ограничиться рассмотрением собственно «российских» вопросов. Дело в том, что та же экономическая ситуация, которая стала движущей силой взрывоопасного социального кризиса в странах бывшего СССР, является неотъемлемой частью прогрессирующего, ныне все более ускоряющегося глобального экономического коллапса, к которому приводят процессы, происходящие в финансовой сфере, — величайшего финансово-экономического кризиса в современной истории нашей планеты. Динамика российского кризиса является продуктом и отражением ускоряющегося глобального финансового и экономического коллапса. Более того, исчерпанность политики ограбления стран бывшего Варшавского договора финансовыми кругами, базирующимися в Лондоне, является важным дополнительным обстоятельством, определяющим время наступления финансового краха в масштабах планеты и степени его жестокости.
Все это осложняется тем обстоятельством, что руководство США в настоящее время оказывается неспособным осознать чрезвычайный смысл надвигающегося катаклизма, связанного с прогрессирующим, развивающимся по типу цепной реакции финансовым коллапсом. Всем ведущим финансовым центрам мира, — в том числе и директору-распорядителю МВФ Мишелю Камдессю, — известно, что распад существующей мировой финансовой системы идет сейчас полным ходом. Большинство правительств мира в действительности осознает, что кризис надвигается и грянет очень скоро; тем не менее, никто, за исключением небольшой группы влиятельных представителей старшего поколения (почти исключительно — поколения, предшествующего «бэби-бумерам»)[2], практически ни одно правительство, и в особенности — правительство США, ни в малейшей мере не осознает того, насколько внезапно и свирепо, подобно вихрю, ударит этот кризис в момент своей кульминации.


Линдон Ларуш. Нынешнюю систему ничто не спасет

Шиллеровский институт и Международное совещание рабочих комитетов провели в Кидрихе (Германия) 14-15 декабря 1996 г. конференцию, посвященную теме: «Наше будущее: Экономика евроазиатского сухопутного «моста»». Присутствовавшие 400 человек представляли более 30 стран, включая страны, расположенные по северному, среднему и южному направлениям евроазиатского «моста», а также страны Африки. 14 декабря Линдон Ларуш выступил с основным докладом, текст которого приводится ниже.
Надвигающее ныне большое крушение — это не просто разрушение какой-то банковской системы и не крушение или финансовый крах одновременно нескольких национальных банковских систем. Это — схлопывание величайшего в истории финансового «пузыря», самого бешеного финансового «пузыря» в истории, иногда называемого сегодня «пузырем дериватов». Началом схлопывания этого «пузыря» станет недостаток заемных средств по сравнению с объемом необходимых выплат, т.е. то, что называют обратным эффектом финансового левереджа, вызванным, возможно, крушением одной из банковских систем или чем-нибудь в этом роде.
Если такое крушение начнется, оно будет продолжаться в режиме взрыва. Формулы для химического взрыва будут подходящей математической моделью того, что случится. Ускоряющаяся цепная реакция — это не взрыв вовне, а имплозия. Если это крушение произойдет, а правительства не изменят систему, то в течение периода, вероятно, от трех до пяти дней практически все финансовые институты обеих Америк и Европы развалятся, «испарятся». Не закроются по причине банкротства, а развалятся. Ибо доля финансовых обязательств, — обязательств, связанных со спекуляцией вторичными ценными бумагами (фьючерсами и другими так называемыми «дериватами»), особенно если учесть нерегистрируемую внебалансовую спекуляцию, — намного превышает все существующие в настоящее время в мире номинальные финансовые активы, которые могут быть использованы в качестве дополнительного обеспечения.
Заявление Линдона Ларуша о международной валютной системе
Парламентские слушания «О мерах по обеспечению развития российской экономики в условиях дестабилизации мировой финансовой системы» (29.06.01)
В настоящее время доминирующей реальностью мира как целого является последняя фаза существования системы Международного валютного фонда — по крайней мере в той форме, в которой он функционировал с момент внедрения Ричардом Никсоном так называемой системы «плавающих валютных курсов» в середине августа 1971 года. Вопреки некоторым пропагандистам-истерикам из администрации Джорджа Буша, которая сейчас находится в очень сложном положении, ничто не может спасти мировую валютно-финансовую систему в ее нынешней форме.
Упорное нежелание признать необходимость срочных и решительных преобразований в этой системе может привести к экономической катастрофе, рядом с которой померкнут худшие периоды экономической депрессии 30-х годов XX века. Более того, нынешний кризис, если он не будет обуздан экстренно необходимыми реформами, обернется еще и демографическим обвалом, относительно сопоставимым с «новым черным средневековьем», которое охватило Европу после краха так называемой ломбардской банковской системы в XIV веке.
Следовательно, обсуждать какую-либо экономическую политику, не предусматривающую раннюю и кардинальную реформу всей системы, серцевина которой представлена МВФ, — даже хуже, чем пустая трата времени.
Мы можем преодолеть обвал, но только в случае, если нам удастся достигнуть определенного уровня международного сотрудничества по четырем основным направлениям. Кардинальная реформа существующей валютно-финансовой системы делится на следующие качественные направления.

 

Муранивский Т.В., профессор, дфн. Идеи Линдона Ларуша - альтернатива монетаризму
Противники монетаризма (не только в России, но и на Западе) вскрывают пороки идеологии монетаризма, ее антинародный и спекулятивный характер, не имеющий ничего общего с реальной экономикой и служащей интересам крошечной по численности, но все еще весьма влиятельной финансовой олигархии.
Среди западных критиков этой порочной идеологии, паразитирующей на теле экономики, следует особо отметить роль и влияние известного американского экономиста, политика и мыслителя Линдона Ларуша. Широким кругам мировой общественности, в том числе и нашим соотечественникам, он известен своей подлинно гражданской честностью и бескомпромиссностью в борьбе против показухи и фальши, которые как метастазы насаждаются монетаристами в экономике, политике, науке, культуре и во всех сферах жизни современного общества.
Ларуш не только вскрывает пороки матерой мировой и только что оперившейся российской финансовой олигархии, но и разоблачает псевдонаучные способы, при помощи которых фабрикуется видимость «экономического роста», когда на самом деле происходит разорение производительных сил общества, грабежи, унижение миллионов честных тружеников. Поэтому вместо дутых стоимостных показателей роста национального дохода за счет спекуляции, казино, проституции и других сомнительных источников Ларуш разработал методику использования натуральных (физических) экономических показателей для измерения наполнения «рыночной корзины» необходимыми человеку и обществу потребительскими товарами, средствами производства и услугами.
 

 

Линдон Ларуш. Что такое «первоначальное накопление»
Ход нынешних событий не оставляет камня на камне от иллюзий насчет ситуации в мировой экономике, происходящих от стремления выдать желаемое за действительное. За те несколько месяцев, которые прошли с момента инаугурации Джорджа Буша-младшего, среди руководящих кругов во всем мире все больше и больше тех, кто вынужден признать, что вся планета охвачена системным кризисом, – а не просто циклическими кризисами, как им хотелось бы.
Начиная с финансовых кризисов 1997 года, эти руководящие круги упорно пытались справиться со все более мощными финансовыми и иными катастрофам, – такими, как те, что разворачиваются сейчас в Корее, Японии, Турции, Аргентине и Бразилии. Эти признаки должны были бы уже послужить им предупреждением о том, что нынешний кризис невозможно преодолеть, если рассматривать его как периодический феномен или как результат каких-то отдельных прежних ошибок управления системой. Как это обычно происходит в таких кругах, им пришлось с трудом усваивать эти уроки, – если они вообще способны на самом деле их усвоить.
Сейчас, после самых последних событий, – если не принимать во внимание типичных простаков в Соединенных Штатах, ставших жертвами промывания мозгов со стороны масс-медиа, – все более и более осознается, что, хотя сама мировая экономика может быть возвращена к жизни, существующая валютно-финансовая система спасена быть не может. Непосредственный риск заключается в том, что эта акция по спасению мировой экономики будет возможна только в том случае, если мы достаточно скоро начнем действия, направленные на то, чтобы вырвать с корнем ту сформировавшуюся после 1971 года валютно-финансовую систему, которая сделала неизбежным окончательное крушение нынешней финансовой системы мира.

 

 

Бондаренко Л.В. Сельская Россия в начале XXI века
(социальный аспект)
Скачать pdf 212 кб

БОНДАРЕНКО Людмила Васильевна - доктор экономических наук, профессор, руководитель Центра всероссийского мониторинга социально-трудовой сферы села ВНИИЭСХ.

Российское крестьянство в XX в. прошло через ряд аграрных преобразований, коренным образом менявших экономические условия хозяйствования на земле, Столыпинскую реформу 1906-1914 гг., национализацию земли в 1918 г., продраз-верстку 1919-1920 гг., новую экономическую политику, проводившуюся с начала1920-х гг., насильственную коллективизацию 1929-1931 гг. и, наконец, аграрные преобразования 1990-х гг. В настоящее время село переживает едва ли не самый драматичный период в своей истории. Оно отброшено в развитии на десятилетия назад. Усугубились негативные явления доперестроечного периода, возникли и прогрессируют новые - безработица, массовая бедность, недоступность образования, медицинской помощи, культурных, торговых, бытовых услуг, социально-психологический стресс, порожденныйотступлением от ранее завоеванных позиций, неуверенностью в завтрашнем дне, "отсутствием света в конце туннеля", нравственная деградация.За пореформенные годы село в порядке естественной убыли потеряло около 3-хмлн. человек. В середине 1990-х годов оно немного пополнялось за счет беженцев ивынужденных переселенцев из бывших республик СССР. Теперь этот фактор себя исчерпал. С 2001 г. сальдо миграции на селе отрицательное, хотя ее интенсивность в расчете на 1 тыс. сельского населения снижается, даже среди молодежи. Если в 1990 г. интенсивность выбытия из села составляла 44,3 человека на 1 тыс. жителей, то в 2003 г. -19,1 человека (в т.ч. 44% выбывших - молодежь до 30 лет). На городском рынке трудасельчане не котируются, не конкурентоспособны, не платежеспособны они и припоступлении в высшие и средние профессиональные учебные заведения.Усиливается несоответствие между численностью сельского населения и громадными размерами территорий, что выражается в обезлюдении села, измельчении поселенческой сети, росте экспансии со стороны других государств на слабозаселенные и интенсивно теряющие сельское население регионы (Дальний Восток, Республика Карелия) и, в конечном счете, может привести к утрате контроля надтерриториями. За период между последними переписями населения российское селоутратило 10,7 тыс. населенных пунктов (7,5%). Число поселений, не имеющих постоянных жителей, увеличилось на 40% и достигло 13,1 тыс., доля поселений с числомжителей до 10 человек возросла с 19,7 до 22,4%. Средняя плотность сельского населения снизилась с 2,3 до 2,2 чел. на 1 кв. км.Таким образом, трансформационный период, сопровождающийся обострениемматериальных проблем сельчан, широким распространением безработицы и бедности, снижением доступности социально-культурных услуг, ухудшением здоровья и снижением продолжительности жизни, нарастанием социально-экономического "водораздела" между городом и селом, привел к ухудшению социального самочувствия в деревенском обществе, нарастанию негативных настроений и формированию значительного протестного потенциала. Под влиянием накапливающихся и длительное время ненаходящих конструктивного решения проблем, а также негативного влияния пропагандируемой средствами массовой информации западной культуры идет деградациянравственных принципов и устоев российской деревни. Масштабы нынешнего социального неблагополучия села таковы, что делают невозможным устойчивое развитиестраны, более того, они ставят под угрозу само сохранение российской государственности. Дальнейшее развитие негативных процессов в недалекой перспективе приведетк утрате села как социально-экономической подсистемы, выполняющей жизненноважную для общества функцию производителя продовольствия и сырья для промышленности, а также другие общенациональные функции: демографическую, социально-культурную, природоохранную, рекреационную, социального контроля над территорией и т.д. Поэтому очевидна необходимость безотлагательного принятия государством мер, направленных на стабилизацию и устойчивый рост сельской экономики, повышение уровня и качества жизни населения, снижение масштабов бедности, социально-психологическое и нравственное оздоровление деревни.

 

 

Нарочницкая Н.А., д.и.н. "Россия и Европа" на пороге третьего тысячелетия
Очевидная битва вокруг места России и русских в мировой истории, события на Балканах, усиление не только геополитического, но и очевидного духовного давления уже на некоммунистическую Россию не оставляют сомнений, что осуществление глобальных проектов вокруг Православия и России как исторического явления, начавшееся в начале двадцатого столетия под флагом марксизма, продолжается в его конце под новыми лозунгами.
Сегодня Россию заталкивают в геополитическую резервацию. Это крах не Ялты и Потсдама - такие потери можно было преодолеть через одно-два десятилетия через новую систему сдержек и противовесов. Это крушение всей русской истории. Суворов - уже не Рымникский, Потемкин - не Таврический, Румянцев - не Задунайский, Дибич - не Забалканский, Паскевич - не Эриваньский... То же происходит с сербами и Сербией. Она как форпост византийского наследия и православного мира, граница которого проходит по реке Дрине, стала объектом геполитических проектов "Mitteleuropa" начала века и грубой агрессии и оккупации в его конце.
Это и есть цена за место в мировой олигархии московско-петербургской элиты, не смеющей даже возражать Западу в его задаче века - уничтожении российского великодержавия и русской исторической личности во всех их геполитических и духовных определениях. Для нынешних "западников" - сопротивление - это проявление "тоталитаризма или русского фашизма", но только слепец не увидит за этими клише извечные западные фобии в отношении Православия и России, рядившиеся в разные одежды, но единые для папского Рима и для Вольтера, для маркиза де Кюстина и К.Маркса, для В.Ленина с Л.Троцким, но и для духовного гуру современных западников - А. Сахарова - "царизм", "русский империализм", византийская схизма, варварство варягов и любовь к рабству. Российский либерал как прежде отвергает русский исторический и духовный опыт, соединив в себе сегодня преклонение перед Европой со стороны петербургской России XVIIIв., презрение и ненависть к русскому и православному от раннего большевизма с уже не наивным, а воинствующим невежеством во всем, что за пределами "исторического материализма" эпохи застоя. Равнодушие образованного слоя любых политических красок к смыслу мировой истории, месту в ней русского народа - главное свойство современного западничества.
В своем "Последнем ответе г. Вл.Соловьеву" Страхов с горечью пишет о российских западниках, которые превосходят в своей неприязни к отечеству европейцев, которых "с детства пугали донскими казаками и которым Россия является в мифическом образе неодолимого могущества и самого глухого варварства". Страхов недоумевает, "почему мы за Европу боимся, а за Россию у нас нет ни малейшего страха... Когда Данилевский говорил о грядущей борьбе между двумя типами, то он именно разумел, что Европа пойдет нашествием еще более грозным и единодушным... Перед взором Данилевского в будущем миллионы европейцев с их удивительными ружьями и пушками двигались на равнины Славянства... Он видел в будущем, что его славянам предстоят такие испытания..., перед которыми ничто Бородинская битва и севастопольский погром..." И как пронзительно точно вопрошает Ксения Мяло: "Кто не опознает в этом видении 1941 год? А, может быть, и год 1992-1993 в Сербии?" Добавим, сегодняшний кровавый пир на святом Косовом поле?
Но сегодняшнее посткоммунистическое западничество, все также ничтоже сумняшеся, полностью отвергает русский исторический и духовный опыт. В самой России оно, далекое от каких-либо идеалов вообще, презирает национальное и религиозное наследие и пронизано духом смердяковщины - "я всю Россию ненавижу-с...". Это западничество, увы, не только на низовом уровне поражает убогостью запросов. Всеобщий "скотский материализм" - разительный контраст тому глубокому отвращению, которое испытал западник XIX в. - А.И. Герцен к пошлому и сытому европейскому бюргеру, которого он с ужасом распознал в каждом из своих идейных учителей -социалистов Европы.
Вопрос, почему невиданное по самоотрицанию западничество находит такую опору среди посткоммунистической славянской интеллигенции, не объект публицистических эмоций. Этот определивший катастрофу России феномен общественного и национального сознания - должен быть предметом изучения современной социологии. Не только потому, что управление общественным сознанием стало важнейшим инструментом политики.

Восстановление России как исторического явления - это вопрос не о экономической мощи или стратегических позициях. Это проблема смысла существования русских в мировой истории. Вселенская дилемма "Россия и Европа", которую так или иначе не обошли вниманием почти все крупные умы России прошлого, опять во всем своем исполинском масштабе встает в конце ХХ столетия. Вне ее невозможно понять ни путь России к катастрофе, ни кризис в русском сознании, ни глобальные культуртрегеские устремления Запада, далеко не исчерпывающиеся материалистическим критериями, ни агрессию против сербов.

 

 

Бабашкин В.В. Крестьянский менталитет: наследие России царской в России коммунистической
Скачать pdf 251 кб

Бабашкин В. В.— кандидат исторических наук, профессор кафедры отечественной истории Всероссийского сельскохозяйственного института заочного образования, заведующий кафедрой гуманитарных дисциплин Международного открытого гуманитарного университета, специалист в области истории советского крестьянства и аграрных отношений.

Общественные науки и современность. 1995. № 3. С. 99-110. Тематический раздел: Социология культуры
В статье анализируется факт опоры российского марксизма на крестьянское движение ("большую крестьянскую революцию" 1902–1922 гг.) и шире – о связи большевистской модернизации России с общинным характером русского крестьянства. Большевики и персонально В.И.Ленин сближаются с типом интеллигента-сектанта. Они лучше других революционеров воспринимали глубинные ценности русской культуры, воплощали хрестоматийную двойственность крестьянской души. Укрепление и разложение общины автор рассматривает как следствие укрепления и либерализации государства. Прослеживается воздействие крестьянской культуры на советскую идеологию и ценности городской культуры.

По мере того как советский или коммунистический период нашей истории отодвигался в прошлое, меняется, делается более сложным его восприятие. На рубеже 80—90-х годов в российской историографии и особенно в исторической публицистике имела место попытка сохранить прежнюю оценочную четкость, сменив только плюсы на минусы, позитив на негатив. По сути это было такое же отрицание специфики предшествующей истории, какое характерно для коммунистической идеологии. К счастью, на этот раз жизнь быстро показала, что одной сменой оценок удовлетвориться нельзя и требуется большая работа специалистов для формирования системы адекватных представлений о данном периоде истории XX века. По моему убеждению, существенную роль в этой работе должны сыграть исследование крестьянских сюжетов российской истории и повышение роли крестьяноведения в отечественной исторической науке1. Это способствовало бы преодолению пресловутого разрыва времен, поскольку крестьянство и крестьянственность, на мой взгляд,— то главное, что унаследовала Россия советская от России царской и демократической (послефевральской). Роль крестьянства как связующего звена отечественной истории намного глубже и существенней, чем те отличия указанных периодов, на которых мы привычно акцентируем внимание. Такой подход дает возможность преодолеть канонизированный в советской историографии взгляд на первые полтора десятилетия советской власти как на прорыв в авангард мирового прогресса и реализацию высшего типа общественного устройства. Но этот подход делает бессмысленной также и альтернативную точку зрения на российскую революцию как некую аномалию, сбой с нормального пути развития и сплошную цепочку фатальных для либерально- демократической модели общественного устройства ошибок и упущенных возможностей.
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2004/06/26/0000163933/009_Babashchkin.pdf

 

 

Крейтор Николай фон. Эндшпиль американского жизненного пространства
В геополитическом анализе Нового мирового порядка, проведеном в 1996 г. Ранд Корпорайшн для министра обороны США и озаглавленным «Расширение НАТО. Русский фактор» («Enlarging NATO. The Russian Factor» Rand Corporation, 1996), его автор, Ричард Куглер, определяет стратегию и основные цели американской внешней политики в период после 1991 года. Они заключаются, пишет Куглер, в разрушение назависимого Евразийского геополитическогого пространства с последующим его включением в пространство находящееся под американским геостратегическим контролем. Опираясь на геополитические концепции Збигнева Бжезинского, Ричард Куглер подчеркивает, что американский контроль над Украиной является геостратегическим ключом для установления американского глобального контроля над всей Евразией.
В своей работе Куглер излагает стратегию эндшпиля игры, которую он называет «экспансионизмом открытых дверей», основной целью которого есть разрушение независимого геополитического пространства бывшего Советского Союза и его включение под американский контроль. Он указывает, что включение Украины в периметр американской доктрины Монро является особенно важным для установления американской мировой гегемонии. «Геополитический плюрализм Евразии», понятие употребляемое как Куглером, так и Бжезинскимэвфемизм для слабой и разобщенной Евразии. Сохранение геополитического плюрализма служит двум целям: «с одной стороны он предупреждает реинтеграция стран СНГ, а с другой не только открывает геополитическое пространство бывшего Советского Союза для американской экспансии «открытых дверей», но и подавляет всякую попытку возникновения любого организованного блока, который мог бы угрожать расширению США», пишет Куглер. «Как минимум, комбинация американского расширения в прибалтийские государства и Украину, спаренной с усилием изъять от России, контроль над остатком СНГ, эффективно изолирует Россию и доведет до конца американскую цель – контроль над Евразией». Куглер обсуждает стратегию «постепенного или поэтапного расширения» Соединенных Штатов и связанное с ним поэтапное отступление России. Применение этой стратегии в конце концов должно завершится полной капитуляцией России. В своей работе он поясняет логику и геополитическую динамику этого поэтапного расширения: «как только Россия признает инкорпорацию Вишеградских странЧехии, Польши и Венгрии в НАТО, то это, тем самым, облегчит для Соединенных Штатов предьявить право на Болгарию, Румынию, Балтийские страны и Украину. Первое отступление России поведет к последующим отступлениям. Как только балтийские страны и Украина будут взяты под контроль, наступит очередь для оставшихся стран СНГ». Согласно этой логике и вполне в соответствие с концепциями Бжезинского, в конце и сама Россия должна быть расчленена.

Американский опыт власти покоится на завоевании пространства и территориальном господстве, заключают геополитики Джордж и Мередит Фридманы, в своей книге «Будущие войны и американское мировое господство в ХХI веке» (George and Meredith Friedman «The Future of War and American World Dominance in the 21 Century», Crown Publishers, New York, 1997). Они пишут: «Двадцать первый век будет американским веком...Предыдущий период был лишь прологом к нему...С демонтажа Советского Союза начинается подлинное американское столетие.». Неудовлетворенные, однако, провозглашением американского столетия, и заимствуя концепцию Гитлера о «тысячелетнем Рейхе», авторы предвидят наступление «тысячелетней Американской империи»: «Хорошо это или плохо, но Америка захватила в свои руки ключи от будущих войн, а вместе с ними и от будущего всего человечества, подчинив его себе....Это начало американской эры, начало американского тысячелетия».

 

 

Информационная война против России

Война против России идет уже очень давно и очень, очень успешно. Разумеется, не на полях сражений, где русские всех всегда били и очень больно, а там, где Запад всегда выигрывал и продолжает выигрывать — в информационных войнах. Основная цель — доказать русским, что они есть тупое безмозглое быдло, даже не второсортное, а где-то 6-7 разряда, без прошлого и будущего.
Западный мир умеет лучше всего вести информационную войну. Удар был нанесен по тому месту, которое никому не пришло в голову защищать — по воспитательной программе. И Запад победил. Осталось проявить немного терпения — и наши дети сами поползут на коленях в ту сторону и нижайше попросят разрешения лизать хозяевам ботинки. Уже ползут — насмотревшись проплаченных программ, изучив купленную историю в учебниках, поверив всему, чему учат продажные политики и информационные каналы.
Примеры? Пожалуйста:
1. Недавно отмечалось 1000-летие Руси. А когда она появилась на самом деле? Первая столица (только столица крупной страны!), город Словенск, был основан в 2409 году до нашей эры (3099 год от сотворения мира) источник информации — летопись Холопьего монастыря на реке Мологе, хронограф академика М. Н. Тихомирова, "Записки о Московии" С. Герберштейна, "Сказание о Словене и Русе", имеющее повсеместное хождения и записанное многими этнографами. Поскольку считается, что Новгород построен на месте Словенска, археологам задали вопрос, насколько это правдоподобно. Их ответ: "А хрен его знает. Мы там уже до палеолитических стоянок докопались".
2. Утверждается, что Русь заимствовала у скандинавов не только князей и государственность, но и письменность. Чудинов В. А., профессор ("Священные камни и языческие храмы древних славян." 2004, "Руница и тайны археологии Руси" 2003. "Загадки славянской письменности." 2002) дешифровал славянское докирилловское слоговое письмо — руницу и прочитал к настоящему времени более 2000 надписей. Доказал наличие трех собственных видов письменности (кириллицы, глаголицы и руницы) у славянских народов — беспрецедентное в истории культуры явление, которое показывает наличие у славян высочайшей духовной культуры в древности. Найдены тайные сакральные надписи славянской руницей как на греческих средневековых (V-X вв.) иконах, так и на древнегреческих (VI-II вв. до н.э.) вазах. Найдены также надписи более древних эпох вплоть до палеолита. Их чтение проливает свет на историю развития славянской мифологии и культуры на протяжении последних 30 000 лет. Изучая многочисленные культовые объекты, профессор обнаружил данные о присутствии славянской культуры в пространстве (от берегов Португалии до зауральского Аркаима) и во времени (от неолита до первой половины XVII века), что привело к сенсационному выводу: евразийская культура — это культура славян, а Евразия — это Русь.


 

ЦАРСКАЯ РОССИЯ - БЫЛА ВОИСТИНУ ЦАРСКОЙ СТРАНОЙ! 

Материалы Форума "Литературной газеты". Уникальные факты!

 

 

КАК МЫ УМИРАЕМ...

Александр Агеев. Король Лир!
Каждый из нас - король Лир. Иногда, в чем-то, но неумолимо. И редко кого минует чаша сия… Вряд ли будет натяжкой применение этого диагноза и ко всей России. Разве не прощаются с жизнью в России каждый день по две тысячи человек, а в год - целая область? Не от этого ли, в порыве отчаяния и управленческого бездумия, власти решили привлекать в страну мигрантов в объемах, превышающих в 3-4 раза ежегодный поток заселения мигрантами Северной Америки? По миллиону ежегодно! При этом из России каждый год уезжает 150 тысяч невест…
Сейчас уровень смертности в России сравним с началом ХХ века, а структура смертности характерна только для военного времени. Именно смерть стала эпидемией в России, а не экзотика вроде "птичьего гриппа". Это означает сверхсмертность лиц трудоспособного возраста, причем мужчин умирает вчетверо больше, чем женщин. Соотношение, по прогнозам, в ближайшее время "улучшится", но не за счет сокращения мужской смертности, а за счет роста женской. Более 70% населения страны живет в стрессовом или предстрессовом состоянии, провоцирующем весь букет хронических заболеваний. В 2004 году на территории РФ зафиксировано 1134 чрезвычайные ситуации. Погибли 2459 человек, пострадали 23 182 человека. Сколько испытали стресс - нет данных…
По показателям насильственной смерти (несчастные случаи, убийства и самоубийства) Россия уверенно держит лидерство в мире. Критической цифрой для самоубийств ВОЗ считает 20 на 100 тыс. человек. В России - вдвое выше. Основная причина самоубийств - социальная: неожиданное банкротство, потеря работы, смерть любимого человека, словом - целый клубок проблем, вызываемых изначально потрясением из-за изменения социального статуса. В психиатрии эта ситуация названа "комплексом короля Лира"...
Отнюдь не лучше картина по другим категориям смертности - хроническим неинфекционным и инфекционным заболеваниям. Сальмонеллез, иерсиниоз, легионеллез - сколько еще новых статей добавится в медицинские энциклопедии… А мы ведь "сами не свои, когда душа томится всеми немощами тела". Одна лишь эпидемия ВИЧ-инфекции в ближайшие 10 лет нанесет России серьезный ущерб в "живой силе" - не менее миллиона человек. При самом "мягком" сценарии развития эпидемии в течение последующих 10 лет ВИЧ может заразиться до 3-5 миллионов россиян. А лечить страна пока может лишь одного из 253 инфицированных… Больная нация рождает больных детей. В 1980 году родилось больными или заболело 8% родившихся живыми, 20 лет спустя - уже 38%…
Известно, что в формуле жизни здоровье только на 8-10% определяется генетикой человека и на 8-10% - состоянием здравоохранения. Решающий вклад в то, сколько мы проживем, 45-55%, вносит образ жизни (питание, условия труда, материально- бытовые факторы, общее отношение к жизни), а также на 17-20% - природно-климатические условия. Обобщенно - здоровье и срок жизни целиком зависят от природы, в том числе от природы общества и природы духа человека.
Как заметил герой Шекспира, часто "в оправдание всего плохого у нас имеются сверхъестественные объяснения…". Можно даже подумать, "будто мы дураки по произволению небес, мошенники, воры и предатели - вследствие атмосферического воздействия, пьяницы, лгуны и развратники - под непреодолимым давлением планет… Великолепная увертка человеческой распущенности - всякую вину свою сваливать на звезды!"
Но это древний и вечный смысловой вопрос - как достойному человеку достойно жить в недостойные времена?

 

 

Что же мы, сволочи, сделали со своей стpаной!
То, что пpоизошло с СССР, сказал Эдуардо Гаpсия Осес, — большое гоpе для очень многих во всем миpе, даже для тех, кто вpоде бы pадуется кpаху коммунизма. И дело не в политике. Без опоpы оказались и те, кто считал себя антикоммунистами. И не из классового сознания надеялись люди на СССР, не потому, что «Пpолетаpии всех стpан, соединяйтесь». Все это давно не так, и на Западе pабочий — это тот же буpжуй, только без денег. А надеялись потому, что у вас говоpилось: «Человек человеку — бpат». А по этому тоскуют все , что бы они ни говоpили на людях.
Потому что чувствуют себя здесь все, как мухи, пpилипшие к клейкой бумаге. Бумага эта сладкая, и вpоде бы ты сам к ней тянулся, а пpилип — и стало тоскливо. Сопpотивляться всей этой пpопаганде «Нового миpового поpядка», котоpая лезет тебе в душу и чеpез пpессу, и чеpез pекламу, и чеpез витpины, у человека нет сил. Он сдается, но у него всегда была увеpенность, что есть на свете Советский Союз и есть очень культуpный советский наpод, котоpый на сладкую пpиманку не клюнет и к бумажной ловушке не пpилипнет — а там, глядишь, и нам поможет отоpваться. И что же мы видим? Этот то наpод и увяз глубже всех и повеpил в совсем уж невеpоятную ложь. Если это так — все меняется в миpе.
Вы говоpите — коppупция была в СССР. Вы еще не пpедставляете, что такое коppупция в обедневшей стpане. Там все коppумпиpованы, и иначе быть не может. Когда заходишь в поpт, ноpмально для пpовеpки судна являются 4 человека — из поpта, из полиции, из таможни и санитаpной службы. А сейчас зайди в любой поpт в Афpике или Латинской Амеpике. К тебе плывут человек тpидцать. Выпьют, закусят, а потом каждому надо дать в лапу. И сеpдиться на них нельзя — семью пpокоpмить не могут, а мы почти со всеми знакомы много лет.
Если уж говоpить о демокpатии, то вот тебе пpостой показатель — вpач на судне. Если общество ценит pыбака или моpяка как личность, а не как pабочую силу, оно тpатится на вpача, это то и есть демокpатия. Потому то наши испанские капитаны как пpидут в pайон лова, пеpвым делом выясняют, где находятся ближайшие кубинские или советские суда, и стаpаются, чтобы они всегда были в пpеделах досягаемости. Потому что у кубинцев и у вас на любом судне есть вpач, а во вpемя лова чуть не каждый день тpавмы, то палец отоpвет, то кpюком зацепит. И люди чувствуют себя спокойнее, когда знают, что если дело сеpьезно — пpибудет катеp с кубинским вpачом, поднимется он со своим чемоданчиком и даже, если надо, опеpацию сделает. И денег не возьмет — засмеется. Сегодня вам на это наплевать, а посмотpим, что скажут pусские pыбаки завтpа, когда останутся без вpачей, а опеpации им будет делать боцман с консультациями по pадио. Это у нас — веpшина пpогpесса.
Или вот еще — ты скажешь, мелочь. Раньше у советских почти на каждом судне был биолог. Мы всегда удивлялись, откуда у них столько ученых. А для нас очень было важно, что кто то pядом изучает моpе, и нас спpашивает. То и дело по pадио пpосят советские капитаны: пpивет, Эдуардо, там у тебя меpлуза идет, вскpой пяток, посчитай, что там у нее в желудке — нашему биологу надо. Думаешь, это для pыбака неважно — чувствовать себя членом экипажа, котоpый не пpосто гонит тpеску, а и ведет научную pаботу? Важно, да вы на это наплевали. И будут завтpа ваши pыбаки и без вpачей, и без биологов.
Будет ли только это завтpа у pусских pыбаков? Что то их стало почти не видно. А когда видно, тошно смотpеть. Раньше советские суда были самые чистые и самые кpасивые. А сегодня они похожи на пиpатские. Не pемонтиpуют, не кpасят и даже не пpибиpают. ...................

 

 

Ермолин А. Открытое письмо президенту Путину бывшего начальника оперативно-боевого отделения группы «Вымпел»

«Полит.ру» публикует открытое письмо президенту России депутата Государственной Думы РФ, члена правления "Открытой России" Анатолия Ермолина. Ермолин - подполковник КГБ в отставке, бывший начальник оперативно-боевого отделения группы «Вымпел», в последние годы службы неоднократно отвечал за антитеррористическую безопасность временных администраций в республиках Северная Осетия и Ингушетия в качестве командира группы антитеррора. Был одним из инициаторов возрождения в России скаутского движения. После увольнения из Федеральной Службы Охраны РФ (1994г.) принимал активное участие в разработке и внедрении инновационных образовательных проектов, финансируемых НК «ЮКОС»: Лицей "Подмосковный", "Новая цивилизация", «Федерация Интернет Образования». Администрировал общероссийские и международные образовательные программы некоммерческого характера. В Государственную Думу избран по общефедеральному избирательному округу по спискам политической партии "Единая Россия".

Анатолий Ермолин стал известен широкой общественности после открытого письма в Конституционный суд в связи  фактами неприкрытого давления на депутатов Государственной думы со стороны чиновников Администрации Президента РФ. За письмом последовало исключение из фракции «Единая Россия». Подписал манифест Объединенного гражданского фронта.

 Пишу Вам как офицер, учитель и лидер значительного числа молодых российских граждан, искренне работающих над построением в нашей стране Гражданского Общества. Вас и Вашу Администрацию сегодня очень многие патологически боятся, включая тех, кто входит в достаточно близкое к Вам окружение. Они порой знают чудовищные вещи, но не рискуют рассказывать Вам о них. Я рискну.
Как учитель, я не собираюсь Вас ничему учить. Наши «университеты» в ту пору, когда мы носили погоны, были одни и те же, и аналитическая школа у нас тоже одна. Так вот, следуя правилам именно этой школы, попробую доказать, что национального лидера Владимира Путина уничтожит не оппозиция, не «пятая колонна» мировой закулисы, а собственная политика укрепления самого себя и самовластие президентского окружения.
На мой взгляд, все, что Вы делаете после переизбрания на второй срок, неправильно, вредно для России и губительно для Вас – человека, с избранием которого многие связывали свои надежды на возрождение России. Давайте поговорим об этом подробнее, возможно, я угадаю тот самый «национальный проект», о котором Вы никому не говорите, но «втемную» навязываете нашему народу.
Не слушайте своих советников, Владимир Владимирович. Они такие же, как все. Послушайте человека, ставшего национальным достоянием нашей Родины и хранителем традиций офицерской чести России. В одной фразе он не только поставил диагноз всем сегодняшним социальным процессам, но и дал ответ на вопрос «Что делать?». Вот он – надо создавать Свободную Силу, не зависящую ни от Вас, ни от бизнеса, ни от криминала.
Задумывались ли Вы над «загадочной» фразой Российской Конституции о том, что единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ? Ни Сурков, ни Сечин, ни Патрушев, ни Нургалиев ни даже Вы, всенародно избранный Президент России. Думаете, это красивые слова ни о чем? Вовсе нет. Единственным источником справедливой власти действительно является народ, но только НАУЧИВШИЙСЯ САМООРГАНИЗАЦИИ. Лозунгом, способным действительно объединить нашу Родину сегодня, является «Строим Россию всем миром!». Ведь именно слово «мир» в данном конкретном понимании является аналогом столь непривычного для российского уха слова «сообщество». Истинная демократическая перестройка России начнется не сверху из Кремля, а снизу, с территориальных органов самоуправления, частных бакалейных лавочек, уютных домашних ресторанчиков, независимых общественных и религиозных объединений, заботящихся о воспитании благородного юношества, с возрождения российской семьи, со здоровых «мещанских» ценностей: дом, дети, работа, безопасность, невмешательство в частную жизнь. И построят эту Россию не политики. С политиками всегда можно договориться. Построят эту Россию недоговорные лидеры общественного мнения, считаясь с которыми, Вы откажетесь от губительного для страны курса.
 

 

Морозова Г.Ф. Деградация нации — миф или реальность?

PDF 231 Кб
МОРОЗОВА Галина Федоровна — кандидат экономических наук, заведующая сектором Центра демографии ИСПИ РАН. Постоянный автор нашего журнала.
Процесс деградации нации — сегодня уже реальная опасность, вызывающая тревогу всего общества. Ученые высказывают по этому поводу различные точки зрения: одни утверждают, что процесс деградации необратим, другие — что нация еще не утратила способности к регенерации. К сожалению, отсутствует комплексное изучение этой жизненно важной проблемы. Медики, демографы, социологи, экологи, политологи исследуют ее каждый в аспекте своей науки. Например, последствия радиации находятся в сфере внимания экологов и медиков; сокращение продол- жительности жизни населения вызывает беспокойство медиков, демографов, эконо- мистов и политологов, детская смертность — медиков и демографов и т.д. Статистика однозначно свидетельствует о кризисном состоянии здоровья населения России. Интересно на нескольких характерных примерах проследить взаимодействие факторов, определяющих вырождение нации. И прежде всего выявить причинно-следственную обусловленность, так как одни и те же факторы, порождая одни явления, в то же время сами становятся порождением других. Вот как выглядит этот парадокс.
 

 

Шпакова Р.П. Макс Вебер о становлении демократии в России
PDF 211 Кб

ШПАКОВА Римма Павловна - доктор философских наук, профессор Санкт-Петербург-ского государственного университета.
Становление основ демократического общественного устройства - новый феномен в политической жизни современной России. Уже осознание его необходимости, пока пусть даже в са- мом обобщенном виде, является свидетельством трудного, но неуклонного движения нашей страны в направлении построения современного цивилизованного общества с рыночной эконо- микой. Показательно, что понятие "гражданское общество" объединяет ныне самые разные слои и социальные группы российского социума. Однако четкого представления о нем пока нет, как нет и понимания путей его становления. Все остается на уровне намерений и рекомендаций. Здесь уместно напомнить, что программа построения в России либерально-демократического политического устройства появилась еще в 1905 году. Она была представлена группой конституционалистов, разделявших позиции "Союза освобождения" и имела форму проекта Конституции России. Основным автором этого проекта был Петр Струве. Такие важнейшие политические события в России того времени, как первая русская революция, война с Японией и вышеупомянутый проект Конституции России стали основаниями для написания Максом Вебером в 1906 г. двух "русских" статей "К положению буржуазной демократии в России" (февраль 1906 г.) и "Переход России к псевдоконституционализму" (август 1906 г.). Они были опубликованы в редактируемых Вебером, Зомбартом и Яффе первых выпусках журнала "Архив социальной науки и социальной политики". В этот период Вебер активно изучал русский язык и просматривал русскую периодику в богатой русской библиотеке Гейдельберга.
В глазах Вебера Россия была, по его выражению, "увеличительным стеклом", которое позволяло обнаружить, понять и по возможности ослабить или предотвратить кризисы и социальные взрывы в Германии. Например, немецкое общество сравнительно спокойно отреагировало на свою Ноябрьскую (1918 г.) революцию, которая фактически шла по образцу революции Ок- тября 1917 г. в России. Оно было подготовлено к таким потрясениям проведенной внутри страны широкой идеологической работой, газетной публицистикой, включая замечания Макса Вебера, в том числе относительно России. В стране было широко известно содержание его лекции "Социализм", прочитанной весной 1918 г. в Вене и вскоре опубликованной большим тиражом. Интерес немецкого общества к России подогревался и тем, что благодаря революционным переменам она могла стать образцом социально-политических преобразований Германии (особенно после Февральской революции, выступавшей под знаменем демократического переустройства страны). Многие общественно-политические деятели Германии серьезно ставили тогда вопрос о необходимости заимствования опыта развития демократии в России, о чем Макс Вебер хорошо знал, и поэтому слова "учиться у России" в его статьях не случайны. Темой, вокруг которой объединяются все его "русские" материалы и замечания, стало рассмотрение вопроса о том, каков вектор движения России: в сторону "освободительных" реформ и построения демократии, формирующей гражданское общество, или же против них. В том, что воплощение конституционного проекта реформ П. Струве в принципе для России реально, у Вебера не было и тени сомнения. Большую важность для Вебера представляло то, что Россия - органическая и неотъемлемая часть Европы, "культурного европейского мира". Это страна, так же как и Соединенные Штаты Америки, близка к европейским странам по уровню цивилизации и в историческом плане, хотя и не укладывается в географические границы Европы. В начале века именно в России и в Америке четко обозначилась идея политической и духовной свободы: «Самое важное, что их роднит, - подчеркивал Вебер, - это то, что в определенном смысле они являются источником возникновения спонтанной "культуры свободы"»

 

 

Обналичивание власти: финальная стратегия российского правящего слоя
Доклад Института национальной стратегии
2005 год заканчивается целой серией знаковых событий, свидетельствующих о том, что олигархическая система власти в России перестает существовать в прежнем виде и приобретает новое качество.

Во-первых, в настоящее время происходит легализация олигархической собственности посредством ее выкупа государством по максимальной цене. Во-вторых — институционализация колониально-сырьевого статуса РФ через установление прямого контроля иностранных собственников над энергетическими ресурсами и инфраструктурами, имеющими для них стратегическое значение. Для Европы, испытывающей возрастающую потребность в газовом топливе, таким стратегическим активом, в первую очередь, является "Газпром". Для США — российские нефтяные компании, реализующие проекты на сахалинском шельфе. Анализ этих процессов, составляющих основное политико-экономическое содержание второй легислатуры Владимира Путина, является предметом настоящего доклада.

Фактически, мы можем говорить о процессе обналичивании власти как основе финальной стратегии правящего слоя современной России. Правящая элита, сформировавшаяся в 1995-2001 гг., готовится снять с себя ответственность за страну и отойти на тщательно подготовленные позиции вне России. Вся система действий российской власти в 2005-2008 гг. будет подчинена главной цели этой элиты — легализации на Западе крупных капиталов, сформировавшихся прямо или косвенно в результате приватизации последних 13 лет.

1. Динамика олигархической системы власти.

В докладе Совета по национальной стратегии "Государство и олигархия", опубликованном в июне 2003 года, были сформулированы основные задачи, диктовавшие "олигархии" формат ее взаимоотношений с государством:

- максимизация прибыли олигархов — собственников крупных производств;

- максимизация рыночной капитализации принадлежащих олигархам корпораций;

- легализация капиталов и других ресурсов олигархов в США и странах Западной Европы.

Было справедливо отмечено, что реализация этих задач либо прямо противоречит интересам России как геостратегической и этнокультурной целостности, либо, в лучшем случае, никак с ними не соотносится. Последнее было бы вполне естественно с точки зрения логики "хозяйствующих субъектов". Но сущность олигархии заключается в том, что она представляет собой не просто крупный или "очень крупный" бизнес, а систему власти, основанную на узурпации публичных институтов государства частными бизнес-интересами.

"Дело ЮКОСа" (а также ликвидация внутренних оффшоров, существенная коррекция режима налогообложения сырьевых компаний, переход парламента и правительства под прямой контроль "президентской вертикали" и др.) создали иллюзию важной позиционной победы государства над олигархией. Между тем, перечисленные выше "основные олигархические задачи" сегодня решаются значительно более последовательно, чем ранее, более того, их решение входит в завершающую стадию. Кроме того, механизм их реализации был заметно усовершенствован: концентрация государственной власти в одних руках повысила эффективность ее использования в коммерческих интересах узкого круга сверхкрупных собственников.

В докладе "Государство и олигархия" были обозначены основные приоритеты государства в его борьбе с олигархией. Среди них:

- ограничение сверхприбылей олигархов и их влияния на органы государственной власти на всех уровнях;

- проведение активной промышленной политики, переход к индустриальной модернизации и инновационному развитию за счет ресурсов "сырьевого сектора";

- морально-политическая легитимация государственной власти в глазах общества, формирование национально и социально ориентированной элиты;

- развитие сбалансированного федерализма и консолидация региональных элит в противовес экспансии олигархических группировок;

- создание широкой общественной коалиции сил, заинтересованных в ограничении влияния олигархии.

Ни один из этих приоритетов не был реализован. Более того, по всем направлениям ситуация значительно ухудшилась. То, что ошибочно принимается за успех государства, на деле является не более чем личным успехом связанной с действующим руководством страны бизнес-группы, проявившимся, в частности, в аукционе по "Юганскнефтегазу". За время, прошедшее с момента публикации доклада "Государство и олигархия", президент РФ Владимир Путин окончательно утвердился в роли главного оператора, обеспечивающего наиболее эффективное решение основных олигархических задач. Если в предшествующий период главной из этих задач было обеспечение максимальной текущей прибыльности приватизированных в 90-е годы активов, то сегодня мы можем констатировать переход на качественно иной уровень. Фактически, речь идет о выходе олигархов из игры на максимально выгодных для них условиях. Предложив (или навязав) им свои услуги, "режим Путина" гарантирует олигархам то, чего они никогда не смогли бы добиться самостоятельно, — возможность продать государству за рыночную цену активы, приобретенные у него административным путем.

Напомним, олигархическая система власти сложилась в критический для Бориса Ельцина момент (1995–1997 гг.), когда слабость российского государства была очевидна для всех. Почти 10 лет олигархи эксплуатировали госсобственность, полученную во временное пользование. Все это время вопрос об их правах на нее оставался открытым и сохранялась своего рода "патовая ситуация": государство не решалось (или не могло) свою собственность вернуть, крупный олигархический капитал — реализовать ее "по рыночной цене" (активы, полученные в результате сделок, незаконность которых может быть легко доказана, не могут быть реализованы на открытом рынке). При этом наличие у государства воли и возможностей вернуть свою собственность все это время оставалось главным индикатором его реального состояния. Показателем сегодняшнего состояния государства в России является тот факт, что в данный момент оно в лице государственных компаний вынуждено выкупать у временных управляющих свою же собственность, по ценам, значительно превышающим рыночные. Более того, "покупатель" сознательно способствует спекулятивному росту ее капитализации и берет на себя внешние долговые обязательства, условия которых остаются тайной не только для населения, но и для большинства госчиновников. Результатом подобных сделок должна стать легализация олигархических капиталов за рубежом, так как деньги, полученные олигархами из рук государственного собственника, автоматически становятся "чистыми", а нынешнее российское государство законность сделок опротестовать не сможет. Такова, с точки зрения олигархии, "счастливая развязка" приватизационной авантюры 1990-х годов.

 

 

Ермаков В.Д. Портрет российского анархиста начала века
Скачать pdf 151 кб
ЕРМАКОВ Владимир Дмитриевич — кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры Отечественной истории XX века Санкт-Петербургского института культуры им. Н.К. Крупской. Неоднократно публиковался в нашем журнале.Несмотря на появление за последнее время в периодике большого числа работ советских историков и публицистов о различных сторонах деятельности российских политических партий, включая анархистскую, многое попрежнему остается совершенно неизвестным как специалистам, так и широкому кругу читателей. Одна из малоизученных страницанархистского движения — период первой буржуазно-демократической революции 1905—1907 гг. По нашему мнению, должен быть существенно пересмотрен вопрос о количестве действующих тогда в стране анархистских групп и организаций, о распространении анархистских взглядов. Анархисты заявили о себе в 1905 г. не менее чем в 73-х городах и местечкахРоссии; в 1906 г. — в 116-ти; в 1907 г. — в 123-х. Наиболее крупными центрами анархистского движения России в различные периоды революции следует считать Белосток, Одессу, Баку, Тифлис, Екатеринбург, Иркутск, Варшаву, Екатеринослав, Кишинев, Москву, Петербург, Ригу и др. города.Деятельность анархистов не ограничивалась лишь городами. В целом ряде губернийстраны известны многочисленные анархистские кружки, ведущие активную пропагандистскую работу среди крестьян.Активная пропаганда велась и среди солдат. В ряде случаев анархистам удалось нетолько привлечь их в свои организации, но и провести массовки в воинских частях,получить из арсеналов ряда подразделений оружие для своих боевых акций. Анархисты,как впрочем и представители иных российских партий, стремились возглавить вооруженные выступления в армии. Иногда это им удавалось. Например, анархист Ю.П. Яблонский, будучи солдатом кавалерийского эскадрона в Тамбове, в июне 1906 г. возглавилвооруженное выступление кавалерийского эскадрона, которое, правда, вскоре было подавлено царскими войсками [1].Какова же численность анархистов, действовавших в стране в годы первой российскойбуржуазно-демократической революции?С большой долей уверенности можно сказать, что человек, считавшийсебя представителем анархизма в годы первой буржуазно-демократической революции1905—1907 гг., выглядел приблизительно так: мужчина, неквалифицированный рабочий,еврей по национальности, с низшим или домашним образованием, в возрасте примерно18 лет с довольно неустойчивыми политическими взглядами.

 

 

Земцов Б.Н. Идеология и ментальность дореволюционной российской интеллигенции
Скачать pdf 222 кб

3емцов Борис Николаевич - кандидат исторических наук, доцент Московского технического университета имени Н. Баумана. Общественные науки и современность. 1997. № 3. С. 75-84.
В статье анализируется процесс становления творческой интеллигенции в России XVIII–XX вв. и соответствующее изменение ее ментальности. Прослеживаются причины возникновения «народопоклонства» и поворот интеллигентского сознания в конце XIX в. от революционности к идеалам мастерства и совершенствования формы, их связь со становлением буржуазии, обуржуазиванием интеллигентской верхушки. Отмечаются соответствующие тенденции в сознании массы интеллигенции после поражения революции 1905–1907 гг. Показана доминирующая роль интеллигенции в оппозиционном и революционном движении. При этом оппозиционность интеллигенции поставлена в подчиненное положение по отношению к функции создания духовных богатств, являющейся основой для ее выделения как социального слоя.
Текст статьи [223 Кбайт]
http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2004/06/23/0000163149/009.Zemtsov.pdf

 

 

Фирсов Б.М., Киселева И.Г. Структуры повседневной жизни русских крестьян конца XIX века
(опыт этносоциологического изучения)
Скачать PDF 270 Кб

ФИРСОВ Борис Максимович — доктор философских наук, директор Санкт-Петербургского филиала Института социологии Рос АН. Неоднократно публиковался в нашем журнале. КИСЕЛЕВА Ирина Георгиевна — младший научный сотрудник Санкт-Петербургского филиала Института этнологии и антропологии РАН.
Авторы привлекли внимание социологов к такому важному, но малоизвестному источнику социальной информации рубежа XIX—XX столетий, каким являются и в наши дни собранные программным методом материалы Этнографического бюро В.Н. Тенишева. Оно было создано под конкретные программы, автор которых — сам основатель. Одна из них — «крестьянская» — была успешно реализована, а вторая, направленная на сбор сведений о «городских жителях образованных классов», осталась в качестве проекта. Тенишевская «крестьянская» программа была ориентирована на получение самых обширных сведений о жизни крестьян центральных губерний России. В языке программы эти намерения выразились в вопросах, охватывающих и характеризующих: физические природные свойства крестьян; местные условия их жизни; общие указания об образе жизни крестьян; общественные установления, обычаи или законы, регулирующие отношение крестьян к обществу; отношения крестьян между собой и к посторонним лицам; верования, знания, язык, письмо и искусства; семью и обычный порядок жизни; сближение полов, брак и отклонения от законного брака; рождение детей, их воспитание, обучение, доведение до само стоятельности; поведение крестьян в неординарных обстоятельствах. «Крестьянская» программа, безусловно, представляет собой попытку преодоления относительной узости, ограниченности сферы этнографического изучения, характерной для того времени, ориентированности этнографии на связь с диалектологией и историографией, тогда как требовался уклон в социально-экономическую сферу. Программа, включающая 491 вопрос, охватила всю «вселенную» крестьянского быта. Она была разослана штатными сотрудниками Этнографического бюро в многочисленные уезды (через епархиальные, народные училища и по другим каналам) 23 губерний центральной России. Отклик на предложение поделиться наблюдениями за жизнью крестьян-великороссов был по тем временам широким (чему, возможно, немало способствовал впервые введенный В.Н. Тенишевым принцип материального вознаграждения добровольных корреспондентов). Около 350 человек — лица духовного звания, семинаристы, народные учителя, представители сельской, волостной власти, земские чиновники и небольшое число образованных крестьян — стали временными сотрудниками бюро.
Многие советские ученые, пользовавшиеся материалами Этнографического бюро В.Н. Тенишева, подчеркивали богатство собранных сведений, их фактуальную ценность, разветвленную связь с трудом, культурой, структурами повседневной жизни крестьян [14]. Таким образом, тенишевские материалы позволяют, с одной стороны, делать глубоко научные обобщения и выводы, а с другой — повышают достоверность самих научных исследований, что приводит подчас к поражающему читателей «эффекту присутствия». Впечатления такого рода вполне закономерны. Они во многом производны от качества «крестьянской» программы В.Н. Тенишева, принятой им методологии и ряда методических особенностей, что обусловило репрезентативность собранной информации.
 

 

Верховин В.И. Экономические стереотипы в русском фольклоре
Скачать pdf 217 кб

Социологические исследования. 1998. № 6. С. 82-88. Тематические разделы: Социология культуры, Экономическая социология: Культура и хозяйство. Хозяйственная этика
Структура социального поведения, включая его экономический аспект, пронизана стереотипами, содержащими многофункциональную программу, в которой как бы присутствует спонтанный ответ на внешний вызов. Автор текста справедливо видит в фольклорном пласте русской культуры смысловые формулы, определявшие традиционные хозяйственные практики крестьянства. Наиболее характерные фольклорные выражения распределены по смысловым рубрикам (собственность, товарный обмен, спрос–предложение, деньги и т.п.) с целью увязывания их с соответствующими социальными действиями.
Известно, что структура социального поведения, в т.ч. экономического, пронизана ог-ромным количеством стереотипов (автоматизмов, привычек и навыков), которые, типизируяситуации, помогают человеку ориентироваться в жизни. Чаще они выражают себя: а) вер-бально, б) инструментально, в) эмоционально и г) аксиологически. Таким образом, в каждомстереотипе заложена многофункциональная программа спонтанного ответа на социальноеокружение, которая экономит наши действия. Эмпирические исследования стереотипов всоциальной психологии [1] наталкиваются на проблему тривиальности вывода. Речь идет омногочисленных вербальных конструкциях ("мертвые" и "живые"), которые четко специфици-руют стереотипы массового поведения в различных речевых формулах, афоризмах, ходячихвыражениях и пословицах [I, с. 126-128]. Бытующие речевые формы являются своеобразнымиостатками еще функционирующих и уже отживших стереотипов, которые можно интерп-ретировать и толковать, не боясь, что они исчезнут или растворятся в эмпирическом много-образии жизни.Мы поговорим о "фольклорном пласте" - древней культурно-языковой системе, котораявключала в себя все элементы народного бытового мышления и методы его выражения. Онасодержит в себе уникальную архаическую поэтику, наполненную емкими смысловымиформулами, сжимающими информацию до уровня метафоры. Это своеобразные накопителинародной мудрости, кристаллизующие в себе опыт многих поколений людей. В экономическихстереотипах народного сознания заложены традиционные технологии оптимизации социальныхдействий.Анализируя содержание русских народных пословиц, поражаешься их своеобразию исмысловой полифоничности. Это и притчи утилитарного характера, и метафорические изре-чения, резюмирующие рецепты поведения, передаваемые другим поколениям в качественазидания. Наивное экономическое мышление, отраженное в фольклорном материале,содержит в себе (явно или неявно) рациональные элементы хозяйственной жизни. Во-первых, сточки зрения оценки калькуляции условий, в которых приходится действовать. Во-вторых,способов и методов достижения жизненно важных целей. В-третьих, расчета и выборавозможностей и альтернатив экономического поведения. В структурах наивной экономикичетко прослеживаются методы оптимизации выгоды, классические элементы экономическогообмена, а также институты, которые их обеспечивают. В их числе можно выделить: деньги,механизмы спроса-предложения, затрат-возмещений, категории накопления, сбережения,методы калькуляции выгоды, элементы баланса и учета, собственности и др. Нам представ-ляется, что все основные категории экономической теории в явном или неявном видеприсутствуют в фольклорном мышлении, пословицах и поговорках.
 

 

Лихачев Д.С., академик. Так какая же она, эта Россия?
Ни одна страна в мире не окружена такими противоречивыми мифами о ее истории, как Россия, и ни один народ в мире так по-разному не оценивается, как русский.
Н. Бердяев постоянно отмечал поляризованность русского характера, в котором странным образом совмещаются совершенно противоположные черты: доброта с жестокостью, душевная тонкость с грубостью, крайнее свободолюбие с деспотизмом, альтруизм с эгоизмом, самоуничижение с национальной гордыней и шовинизмом.
Другая причина в том, что в русской истории играли огромную роль различные "теории", идеология, тенденциозное освещение настоящего и прошлого. Приведу один из напрашивающихся примеров: петровскую реформу. Для ее осуществления потребовались совершенно искаженные представления о предшествующей русской истории. Раз необходимо было большее сближение с Европой, значит, надо было утверждать, что Россия была совершенно отгорожена от Европы. Раз надо было быстрее двигаться вперед, значит, необходимо было создать миф о России косной, малоподвижной и т.д. Раз нужна была новая культура, значит, старая никуда не годилась. Как это часто случалось в русской жизни, для движения вперед требовался основательный удар по всему старому. И это удалось сделать с такою энергией, что вся семивековая русская история была отвергнута и оклеветана. Создателем мифа об истории России был Петр Великий. Он же может считаться создателем мифа о самом себе. Между тем Петр был типичным воспитанником XVII века, человеком барокко, воплощением заветов педагогической поэзии Симеона Полоцкого - придворного поэта его отца, царя Алексея Михайловича.
В мире еще не было мифа о народе и его истории такого устойчивого, как тот, что был создан Петром. Об устойчивости государственных мифов мы знаем и по нашему времени. Один из таких "необходимых" нашему государству мифов - это миф о культурной отсталости России до революции. "Россия из страны неграмотной стала передовой..." и т.д. Так начинались многие бахвальные речи последних семидесяти лет. Между тем исследования академика Соболевского по подписям на различных официальных документах еще до революции показали высокий процент грамотности в XV-XVII веках, что подтверждается и обилием берестяных грамот, находимых в Новгороде, где почва наиболее благоприятствовала их сохранению. В XIX и XX веках в "неграмотные" часто записывались все староверы, так как они отказывались читать новопечатные книги. Другое дело, что в России до XVII века не было высшего образования, однако объяснение этому следует искать в особом типе культуры, к которой принадлежала древняя Русь.
Твердая убежденность существует и на Западе, и на Востоке в том, что в России не было опыта парламентаризма. Действительно, парламента до Государственной думы начала XX века у нас не существовало, опыт же Государственной думы был очень небольшой. Однако традиции совещательных учреждений были до Петра глубокие. Я не говорю о вече. В домонгольской Руси князь, начиная свой день, садился "думу думать" со своей дружиной и боярами. Совещания с "градскими людьми", "игуменами и попы" и "всеми людьми" были постоянными и положили прочные основы земским соборам с определенным порядком их созыва, представительством разных сословий. Земские соборы XVI-XVII веков имели письменные отчеты и постановления. Конечно, Иван Грозный жестоко "играл людьми", но и он не осмеливался официально отменить старый обычай совещаться "со всей землей", делая по крайней мере вид, что он управляет страной "по старине". Только Петр, проводя свои реформы, положил конец старым русским совещаниям широкого состава и представительным собраниям "всех людей". Возобновлять общественно-государственную жизнь пришлось только во второй половине XIX века, но ведь все-таки возобновилась же эта общественная, "парламентская" жизнь; не была забыта!
 

 

Исаев А.А. Переселения русских крестьян
Скачать PDF 214 Кб

ИСАЕВ Андрей Алексеевич (1851-1924) - видный русский экономист, статистик и социолог.
Поездка в Сибирь дала мне случай видеть многие тысячи переселенцев и частью
проверить наблюдения, сделанные другими исследователями, частью подметить такие особенности в переселенческом движении, которые еще не обращали на себя внимания. Расспросы многих сотен людей помогли мне нарисовать, как более или менее цельную картину препятствий, с которыми связано для переселенцев оставление родины, так и перипетии, которые выпадают на их долю до окончательного водворения в Сибири. Прежде всего возникает вопрос о том, что переселяется, богатые ли крестьяне, средне ли достаточные или вовсе неимущие?
Что изображает из себя переселенец на месте водворения? Кто успел устроиться в
Сибири, тот, по отзыву всех наших статистиков и этнографов, изучавших быт новоселов, живет в прочной просторной избе, имеет

в 3-5 раз больше скота, чем на родине, не знает лаптей, носит исключительно сапоги, не приходит из города или сельского базара без ситца или даже шерстяной ткани, без чаю и сахару. Весь жизненный обиход таких переселенцев представляет картину благосостояния, решительно неизвестного в средних губерниях Европейской России.
 

 

Люлечник Вилен. Конец русского Харбина
Из всех русских эмигрантских диаспор особняком стоит дальневосточная, а именно - маньчжурская, судьбу которой нельзя назвать типичной для Российского зарубежья, отмечает историк Я. Л. Писаревская, автор работы "Две России в Маньчжурии: социальная адаптация и реэмиграция. ( 20-е - начало 30-х гг.)". Ниже станет понятным, почему к такому выводу подошла молодая исследовательница этой проблемы, которая по сей день остается белым пятном в российской истории. И именно российской, а не только зарубежной. Скажу больше, неординарность этой проблемы приводит к тому, что по сей день многие документы, касательно русской диаспоры в Китае, хранятся под грифом секретности не только в России, но и в КНР. Да и Японии особенно не афишируют эти материалы. Видимо, некоторыми из причин, способствующих подобной ситуации, состояли в необычном финале, приведшем к распаду сообщества, одна часть которого приняла решение вторично эмигрировать, а другая - вернуться на Родину.
В сущности, Маньчжурия была своего рода "перевалочным пунктом" на пути из Россию в эмиграцию. "Тем не менее на , на четыре десятка лет, - отмечает Писаревская, - для тысяч беженцев она стала домом, в котором было уютно жить, потому что это был не китайский, а русский дом, с характерным укладом и стилем жизни Русский Харбин к началу 30-х гг. сохранял вся атрибуты крупного российского города, даже внешне напоминающего многие провинциальные города России начала ХХ века. Как вспоминает очевидец харбинской жизни 20-х гг. "…в Харбине было такое ощущение, что мы попали обратно в дореволюционную Россию. Харбин был очень русский город, а население - фантастическое, потому что там были русские люди, которые считали в ту пору, когда мы туда приехали, что они живут в России". И вот этот город исчез. И во многом благодаря стараниям советского руководства. Уникальное, строго говоря, явление - Россия уничтожила русский анклав на территории Китая, хотя тот ничего против его существования не имел. И происходило это в несколько этапов.
 

 

Махатхир бин Мохамад. Азиатские экономики - вызовы и возможности
Мы забыли опыт Японии и Кореи. Когда эти страны, казалось, догнали развитый мир, с ними начало что-то происходить. Иену резко «дернули вверх», что снизило конкурентоспособность японских товаров, в то время как Корею определили в качестве «новой индустриальной страны», которая должна быть остановлена в своем движении.
Мы забыли даже урок Мексики, чья экономика подверглась внезапному удару, когда иностранные капиталы неожиданно ушли. Мексика была вынуждена занять 20 миллиардов американских долларов для преодоления трудностей и восстановления своей разваленной экономики. Кто-то на этом займе неплохо нажился.
И, конечно, мы в Малайзии смеялись над предположением, что нашу страну постигнет судьба Мексики. Как это могло случиться, когда наша экономика была столь крепка? У нас практически не было внешних долгов. Темпы нашего роста были высоки, инфляция — низка. Мы имели политическую стабильность и социальную гармонию в стране. Мы определили, опробовали и проверили стратегические принципы плана непрерывного роста в течение тридцати лет.
Мы отмахивались от слухов о том, что Малайзия пойдет по пути Мексики. И действительно, этого не происходило. Мы не осознавали, как близки мы были к умело подстроенному экономическому кризису. Мы радостно неслись вперед. И мы были уверены, что судьбы Мексики, Кореи или Японии не имеют отношения к нам. Мы чувствовали себя полностью изолированными от того, что происходит в других странах.
Но теперь мы лучше осведомлены. Мы знаем, почему выдвигались предположения о том, что Малайзия пойдет по пути Мексики. Теперь мы знаем, что, точно так же, как экономический крах Мексики стал результатом умелых манипуляций, экономики и других развивающихся стран могут неожиданно быть превращены в объекты манипулирования и вынуждены склониться перед волей могущественных управляющих фондами, получивших сейчас власть решать: кто должен преуспеть и кто — не должен.
Я хотел говорить о политике «помоги преуспеть твоему соседу», о стратегиях «выигрыш — выигрыш», о многообразии возможностей для каждого в Азии.
Если вы желаете знать, что означает «помоги преуспеть твоему соседу», — я хотел бы пояснить еще раз, что это означает просто: если вы поможете преуспеть своему соседу, то вы преуспеете вместе с ним. Когда страны преуспевают, они становятся стабильнее, и людям из этих стран не будет нужно эмигрировать в вашу страну. Вместо этого их преуспеяние обеспечивает вам рынок для ваших товаров, возможности для вложения капитала и для обогащения именно по мере того, как вы создаете рабочие места и богатство для них.
Бедные соседи — источник проблем для всех, для них самих и для вас. Их проблемы имеют тенденцию «переплескиваться» через ваши границы и угрожать вашему миру и благополучию.

 

 

Cпециальный комитет за Новую Бреттонвудскую систему. Обращение
Во многих странах мира распространяется заявление с обновленным текстом инициативы созыва Новой Бреттонвудской конференции, выдвинутой в феврале 1997 года Хельгой Цепп-Ларуш и Наталией Витренко.
Шесть лет назад мы распространили обращение с предложением о созыве Новой Бреттонвудской конференции, которое подписали более 500 парламентариев из свыше 40 государств мира, а также несколько сотен руководителей правозащитных организаций, профсоюзов, промышленных союзов и благотворительных структур. В числе подписавших обращение 1997 года — бывший президент Мексики Хосе Лопес Портильо и бывший президент Бразилии Жоао Батиста Фигейредо. Все подписавшиеся руководствовались глубокой озабоченностью вероятными последствиями мирового финансового и экономического кризиса.
В течение всего этого времени правительства стран «восьмерки» демонстрируют нежелание бороться с драматически углубляющимся кризисом.
В настоящее время мировая валютно-финансовая система вступила в конечную фазу системного кризиса. Аргентина погружается в хаос, который распространяется на всю Латинскую Америку. Япония все глубже вязнет в депрессии — в попытках отсрочить банкротство банков, Центральный банк Японии скупает их акции на бирже. Пузырь «новой экономики» лопнул, американскую экономическую модель потрясает фундаментальный кризис доверия, крупнейшим банкам грозит банкротство, в то время как долги во всем мире становятся невыплачиваемыми, муниципальные власти — финансово недееспособными, и все это происходит в атмосфере ожидания краха многих финансовых пузырей.
Если в этой ситуации начнется еще и война в Ираке, с неисчислимым ущербом для стратегической ситуации и мировой экономики, то в целом человечество стоит перед настоящей катастрофой и скатыванием в «новое черное средневековье».
Следовательно, необходимо немедленно изменить повестку дня мировой политики.

 

 

Майкл Биллингтон. Золотой динар: ответ на хаос (pdf 105 kb)
Мировое сообщество чрезвычайно обеспокоено тем, что администрация Буша в своем безумстве затянет весь мир в непрерывную войну. Поэтому отдельные страны начинают предпринимать согласованные меры для защиты своих интересов. Одной из таких мер стало предложение о введении золотого динара как валюты, заменяющей доллар в международной торговле. В условиях, когда война с Ираком
маячит на горизонте, а США угрожают Саудовской Аравии, вероятность введения золотого динара в ближайшее время резко возрастает.
 

 

Итальянские парламентарии за переустройство мировой финансовой системы
Итальянский парламент поддерживает предложения Ларуша о созыве международной валютно-финансовой конференции

(2 статьи о поддежке Бреттонвудского соглашения)

19 октября 2000 г. группа из 35 итальянских сенаторов под руководством сен. Риккардо Педрицци из партии «Национальный Альянс» представила новую версию инициативы за новое Бреттонвудское соглашение в итальянском Сенате.
Первый вариант документа был презентован 16 февраля этого года. Двадцать пять сенаторов представляют в основном оппозиционные партии – Национальный альянс (16), Христианско- демократический союз (4), Христианско-демократический центр (2), «Форца Италия» (1), двое представляют партии, входящие в правительственную коалицию – Народную партию (1), «Итальянское обновление (1). Инициатива парламентариев была обнародована в числе парламентских актов в «Гадзетта Уффичиале».
На следующий день, впервые в качестве официального парламентского документа, а не частной позиции группы лиц, инициатива была представлена на рассмотрение Межпарламентской группы за Юбилей 2000*. Эта межпарламентская группа со штаб-квартирой в Риме является структурой, координирующей все партийные и парламентские инициативы в контексте директив Папы Римского Иоанна Павла II по мерам в социальной и экономических сферах в связи с юбилейным годом-сменой тысячелетий. В частности, она выполняла роль оргкомитета парламентской конференции 4-5 ноября в Риме с участием 5000 представителей всех парламентов мира.
 

 

Итальянский прорыв
25 сентября 2002 г. Национальный парламент Италии поддержал резолюцию № 6-00030 «Об экономическом кризисе в Аргентине», призывающую к созданию «новой финансовой архитектуры», способной поддерживать реальную кономику и предотвращать образование «спекулятивных «пузырей» и финансовых обвалов». Эта новая система финансовых мировых отношений была названа итальянскими парламентариями «новым Бреттон-Вудсом» – инициатива ее разработки принадлежит американскому экономисту Линдону Ларушу.
События последних пяти лет – финансовые кризисы в Юго-Восточной Азии, России, Мексике и Турции, крах «новой экономики» в Соединенных Штатах, банковский кризис в Японии, банкротство Аргентины свидетельствуют не об отдельных ошибках в политике Всемирного банка и Международного валютного фонда, а, скорее, о кризисе всей мировой финансовой системы в целом. Объем спекулятивного капитала оценивается в настоящее время в $400 трлн. (из которых $140 трлн. приходятся на США), размеры же мирового валового продукта составляют всего $40 трлн., причем этот разрыв увеличивается из года в год.


 

Парламент Италии поддержал создание «новой финансовой архитектуры»
25 сентября 2002 г. Национальный парламент Италии поддержал Резолюцию № 6-00030 «Об экономическом кризисе в Аргентине», призывающую к созданию «новой финансовой архитектуры», способной поддерживать «реальную экономику» и предотвращать образование «спекулятивных пузырей и финансовых обвалов».
В течение последних двух лет резолюции с призывами к подписанию «нового Бреттонвудского соглашения» выдвигались и обсуждались в Палате представителей и Сенате Италии, в Европарламенте, в городских советах крупных итальянских городов.
Во время завершающей дискуссии накануне голосования депутат Бьянки подчеркнул важность «нового Бреттон-Вудса» и роль американского экономиста Линдона Ларуша – автора этой инициативы.
26 сентября президент международного Шиллеровского института Хельга Цепп-Ларуш выразила свою поддержку резолюции парламента Италии и выступила за созыв Новой Бреттонвудской конференции.
ТЕКСТ РЕЗОЛЮЦИИ

 

 

Мясников В.С. Стратегический треугольник Россия-Китай-Индия: евразийский аспект
Не смотря на четко выраженное стремление к миру, проявленное рядом ведущих держав, мир вновь оказался на грани войны. Один из наиболее авторитетных и честных аналитиков, Линдон Ларуш в своем выступлении 28 января 2003 г. совершенно справедливо, на наш взгляд, отметил, что бомбардировки Ирака, и превращение Ирака в театр военных действий могут послужить детонатором новой мировой войны и новой великой депрессии. Линдон Ларуш вновь подчеркнул, что мир стоит на пороге экономического кризиса, более жестокого, чем кризис 1928 - 33 гг. Но детонатором может стать не только Ирак.
Итак, представим себе ближайшее будущее глобальной политической арены: США поражены финансовым кризисом, деградация России достигает такой степени, что требует военного вмешательства США, крушение континентального Китая вызывает потрясения в Азии и во всем мире. Это один из самых мрачных сценариев развития международных отношений в первой половине XXI века. Насколько он реален, покажет недалекое будущее. В своем выступлении я хотел бы коснуться лишь тех тенденций международных отношений, развитие которых могло бы, на мой взгляд, предотвратить реализацию этого сценария.
Россия, Китай и Индия могут стать гарантами стабильности в Азии
Необходимость довести реформы до намеченного уровня диктует российскому, китайскому и индийскому руководству определенную линию поведения на международной арене. Девиз китайской внешней политики «мир и развитие» реализуется как борьба за стабильность в Восточной, Центральной и Юго-Восточной Азии. Россия и Индия как евразийские державы заинтересованы в поддержании стратегической стабильности в Евразии в целом. Визиты президента РФ В.В. Путина в Китай и Индию в декабре 2002 г. продемонстрировали общность позиций трех великих держав по основным проблемам современных международных отношений. Отношения стратегического партнерства России с Китаем и Индией наполняются конкретным содержанием.

 

 

Стиглиц Дж. Куда ведут реформы?
Дж. СТИГЛИЦ, профессор экономики, старший вице-президент и главный экономист Всемирного банка
* Stiglitz J. Whither Reform? Ten Years of the Transition. World Bank. Annual Bank Conference on Development Economics, Washington, D.C., April 28-30, 1999.
С начала реформ в бывших социалистических странах прошло десять лет. Какие же уроки можно извлечь из их опыта? Большинство наблюдателей склоняются к выводу, что китайский путь в отличие от российского пока что был успешным. Я утверждаю, что провалы реформ в России и во многих республиках бывшего Советского Союза (БСС) обусловлены не тем, что плохо осуществлялась в общем-то здравая политика. Причины неудач гораздо глубже, они коренятся в непонимании реформаторами самих основ рыночной экономики и процесса институциональных реформ. Модели реформ, опирающиеся на общепринятые положения неоклассической теории, скорее всего, недооценивают роль информационных проблем, в том числе проблем корпоративного управления, социального и организационного капитала, а также институциональной и правовой инфраструктуры, необходимой для эффективного функционирования рыночной экономики. Недооценивают данные модели и важность открытия новых предприятий и связанные с этим трудности. Например, обещания провести быстрые экономические преобразования и создать "народный капитализм", основанный на ваучерной приватизации и системе инвестиционных фондов, оказались иллюзорными. Альтернативная стратегия децентрализации с передачей прав принятия решений на уровень, на котором заинтересованные лица могут защищать собственные интересы даже при отсутствии полноценной правовой инфраструктуры (а ее создание требует длительного времени), при таких обстоятельствах может оказаться более эффективной.
Нынешнее столетие ознаменовалось двумя великими экономическими экспериментами. Исход первого, социалистического эксперимента, начавшегося в наиболее крайней форме в России в 1917 г., сегодня ясен. Вторым экспериментом является возврат социалистических стран к принципам рыночной экономики. Безусловно, это - одно из самых крупномасштабных и относительно внезапных изменений правил игры в истории. С такой же поспешностью, с какой данные страны провозгласили отказ от коммунизма, западные советники выступили со своими "безошибочными" рецептами быстрого перехода к рыночной экономике.

Самые сложные вопросы, касающиеся процесса реформ, выводят нас за пределы экономики и политики - к проблемам, относящимся к эволюции и изменениям не только в обществе, но и самого общества. Чтобы понять смысл всего произошедшего в минувшее бурное десятилетие, необходимо проводить больше исследований, особенно - беспристрастных с исторической точки зрения. Существуют определенные области макроэкономического управления, где действия, инициируемые государством, должны быть нормой. В то же время имеются обширнейшие области институциональной трансформации, в которых диктат центрального правительства неприемлем. Конечно, между ними есть некие "серые" области. Однако проблемы экономического развития и переходных процессов в большей мере относятся к сфере институциональной трансформации, чем повседневного экономического управления. Хотя социальная трансформация неизбежно влечет за собой коллективное действие, оно может иметь место как в рамках государственного регулирования, так и вне их, как на национальном, так и на локальном уровнях. Центр неизбежно будет играть большую роль, возможно, наиболее эффективную, создавая условия, при которых эволюционные процессы, включая эксперименты на локальном уровне, будут развиваться максимально свободно.

 

 

Соловей В.Д. Развал и развалины

Эта небольшая статья приведена здесь полностью
Валерий Дмитриевич Соловей, доктор исторических наук
КУДА ДЕЛАСЬ РУССКАЯ СИЛА?
— Валерий Дмитриевич! Ваша книга и Ваше новое прочтение русской истории должны, по замыслу, дать ответ на сакраментальные вопросы: куда делась русская сила? Какова природа этой силы? И, наконец, что такое русскость?
— Ответ я даю недвусмысленный и шокирующий: русскость — не культура, не религия, не язык, не самосознание. Русскость — это кровь.
— Кровь? То есть факт медицинский? Биологический?
— Кровь — носитель социальных инстинктов восприятия и действия. Кровь — стержень, к которому тяготеют внешние проявления русскости. Да, русскость — понятие биологическое.
— Бьюсь об заклад, что Вы предвидите вопрос, который крутится у меня на языке…
— Разумеется, предвижу: какой процент русской крови должен течь в венах, чтобы считать человека русским?
— Угадали. Так каков же процент?
— Честно признаюсь, раньше меня это вообще не занимало, да и сам вопрос в контексте отечественной истории довольно бессмыслен.
— Понятно: русские никогда не были чистым в этническом отношении народом и в то же время обладали значительной ассимиляторской способностью. Такова наша тысячелетняя история. Что же переменилось теперь? Ассимиляторская способность оказалась под вопросом?
— Под вопросом другое: сама русская этничность. В прошлом, предоставляя возможность ассимилироваться в русскость всем, кто этого хотел, сами русские в то же время не были склонны к смене своей этничности. Культурная ассимиляция в русскость сопровождалась вступлением в браки с русскими, ведя к ассимиляции биологической.
— Но если так, то противопоставление «крови» и «почвы» в отечественном контексте лишено смысла. Решает не кровь, а именно почва.
— Да, так было. Вплоть до последнего времени браки с русскими означали присоединение к сильному и лидирующему народу, чей язык и культура доминировали в пространстве северной Евразии.
— Значит, смена почвы с нерусской на русскую означала и смену этничности? Что мешает этой традиции работать и теперь?
— Смена ситуации. Преобладание в межэтнических контактах русского ассимиляторского вектора нельзя объяснить только культурно-историческими факторами. Биологическая подоплёка этого процесса сейчас слишком очевидна, чтобы её можно было исключить из исторического анализа. Поэтому я считаю необходимым включить в концептуализацию отечественной истории понятие «витальной силы»…
— Это что-то вроде «пассионарности» Л. Н. Гумилева?
— Близко. Но не идентично. В обобщённом виде под «витальной силой» или «витальным инстинктом» я понимаю совокупность специфических характеристик функционирования этноса как биосоциального явления.
— Давайте переведём разговор с языка теоретиков на язык историков.
— Если на языке историков, то пятивековая ретроспектива России обнаруживает отчётливую зависимость между биологической и морально-психологической, экзистенциальной силой русского народа, с одной стороны, и его историческим творчеством — с другой. Грандиозный успех России в истории оказался возможен лишь благодаря русской витальной силе. Как только она стала иссякать (что заметно с 60-х годов прошлого века), пошла под уклон и страна. Пик советской мощи и влияния оказался той исторической вершиной, с которой начался спуск вниз. Медленный и незаметный поначалу, он превратился на рубеже 80—90-х годов прошлого века в настоящий обвал.
— Куда же делась русская сила?
— Трагический парадокс истории в том, что русская сила, послужившая залогом грандиозного государственного строительства, масштабного социального творчества, ключевым фактором беспрецедентной территориальной экспансии и триумфальных военных побед, была истощена этим строительством и этими победами. Проще говоря, русские надорвались. Именно по этой, и ни по какой другой причине Советский Союз оказался исторически обречён.
РАЗВАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА: ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ
Когда на кону оказалась судьба страны и государства, союзная идентичность не выдержала проверки на прочность, оказавшись не более чем пустой оболочкой. И это была принципиальная слабость советского строя, вызревавшая и накапливавшаяся в течение длительного времени, чтобы затем в одночасье изменить судьбу страны.
— Не только судьбу страны, но, как Вы пишете в книге, и траекторию мирового развития. Так что тут причина и что следствие? Гибель Союза — причина?
— Нет, не гибель Советского Союза привела к разрушению советской и союзной идентичностей, а выхолащивание жизненной силы этой идентичности — вот кардинальная предпосылка гибели СССР. А поскольку главным носителем, ядром союзной идентичности были русские, то капитальную причину гибели советской государственности, советской Родины должно искать в фундаментальной трансформации русского самосознания, а не в ошибках или «предательстве» М. С. Горбачёва, «геополитическом заговоре», падении цен на нефть, советских экономических проблемах и т. д.
Как и в трагическом финале «старой» империи, русские, считавшиеся залогом её устойчивости, оказались первопричиной её гибели.
ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ЗАПИСКИ
Журнал 'Родина' http://www.istrodina.com/

 

 

Соловей В.Д.. На руинах Третьего Рима
Соловей Валерий Дмитриевич, доктор исторических наук, эксперт «Горбачев-Фонда», культовый историк и политолог
Государственные институты и коммуникации, атрибуты и символы наполняются жизнью, облекаются в плоть мыслями, чаяниями, представлениями и действиями людей. «Только широко разделяемые ценности, символы и принимаемый общественный порядок могут обеспечить низовую (базовую) легитимацию и делают государство жизнеспособным»[1]. Без устойчивого образа государства и массовой лояльности по отношению к нему (другое название чего – государственная идентичность) его институты, административные структуры и прочее остаются не более чем пустышками, постмодернистскими симулякрами.
Формирование государства происходит взаимоувязанно в двух сферах: внешней – институционально-административной и внутренней – в сознании (и даже подсознании) людей. И если плоть слаба, дух зачахнет. Так гибель внешне могущественного советского государства была в решающей степени обусловлена прогрессирующей атрофией советской идентичности. Идентичность имеет не меньшее, если не большее значение, чем международное признание, новые институты и элитные пакты, новые символы. «Верхушечные договоренности, декларации властей и даже международное признание не являются достаточными для создания согражданства, т.е. государства-нации»[2].
Практически все наблюдатели едины в том, что деградация союзной идентичности, включая ее мобилизационную функцию, необратима. Важно, однако, понимать, что не гибель СССР привела к умиранию советской/союзной идентичности, а проходившее под покровом советской стабильности разрушение этой идентичности, выхолащивание ее жизненной силы послужило кардинальной предпосылкой гибели СССР. Другими словами, разрушение союзной идентичности было причиной, а не следствием гибели СССР. 25 декабря 1991 года – лишь формальная дата кончины советской империи[3], которая в умах, в массовом сознании умерла гораздо раньше. В противном случае в стране нашлись бы люди и структуры, готовые проливать кровь – чужую и собственную – ради сохранения империи как высшей ценности. «Способность или неспособность производить готовность идти на смерть – это… последний аргумент в пользу жизнеспособности или нежизнеспособности той или иной политической системы»[4].
Революция русской идентичности
Хотя территорально-страновая идентичность для русских в целом более значима, чем этническая, этнизация сознания приняла массовый характер, а этническая идентичность приобретает несравненно более артикулированные, в сравнении с советской эпохой, формы. Русские все более охотно определяют себя именно как русских, а не «советских людей», россиян, граждан России и т.д.
Надежным индикатором этого процесса выступают масштабы, динамика и направленность этнофобий в отечественном обществе. При этом обращает на себя внимание крайне высокий уровень этнического негативизма, во-первых, среди образованных слоев населения (включая Москву), что указывает на неслучайность этнофобий, их отрефлексированность, во-вторых, среди социализировавшейся в постсоветскую эпоху молодежи, что означает превращение этнофобий в системный, самовоспроизводящийся и устойчивый фактор национального бытия.
В то же время следует предостеречь от отождествления этнизации сознания и роста ксенофобских настроений с национализмом. Эмпирически это тесно связанные, но теоретически разнородные явления: из этнизации сознания и даже из драматического роста ксенофобии не следует с неизбежностью национализм, хотя ксенофобия может составить его питательную почву. Как раз современная Россия представляет классический пример отсутствия линейной зависимости между этнизацией сознания и ксенофобией, с одной стороны, и национализмом – с другой.
Тем не менее массовая этнизация русскости носит беспрецедентный в отечественной истории характер. Чем она вызвана?
Отчасти я уже ответил выше: провалом строительства «национального государства» и спонтанным формированием корпорации-государства. Но есть еще целый ряд не менее важных причин. Первая – это кризис, надрыв жизненной силы русского народа, что на массовом уровне смутно ощущается (не рационализируется) как потеря исторического фарта. На протяжении своей истории русские были не только большим, сильным, но еще и очень удачливым народом, что хорошо заметно в оптике Большого времени «школы Анналов».
Вторая причина: этнизация сознания и радикализация этничности есть непосредственная реакция на колониалистскую стратегию этнической депривации русских, проводимую некоторыми влиятельными элитными группами отечественного общества, идентифицирующими себя как либеральные. Структурное и содержательное совпадение колониального и либерального дискурсов в России легко прочитывается.
Третье: этнизация идентичности неразрывно сопряжена с архаизацией ментальности и общества – их опусканием в глубь коллективного бессознательного, возвращением к изначальным идентичностям, что неизбежно в контексте трагической социокультурной и антропологической деградации отечественного общества.
В структуре самой этнической идентичности все более важное место занимает биологический принцип (кровь), серьезно потеснивший традиционно влиятельные культурные и языковые определения идентичности – почву. Это, конечно, не переход от историко-культурной к расовой матрице русской идентичности (что невозможно принципиально), но изменение структуры самой идентичности, а также симптом и одновременно фактор разрушения ценностно-культурного континуума модерна.
Наиболее радикальные формы этнизации сознания характерны не для населения «прифронтовых» и пограничных территорий, не для мелкой и средней буржуазии, а, в первую очередь, для молодежи, причем вне зависимости от социального статуса и уровня образования. Вопреки расхожим представлениям, современная российская молодежь вряд ли составляет резерв демократии, прогресса и симпатизантов Запада. Скорее наоборот: ей ближе ценности иерархии и насилия, а не равенства и свободы. Она несравненно более националистическая и ксенофобская, чем поколения советских людей. Оборотной стороной ее знания Запада оказывается пренебрежение и даже ненависть к нему.
В более широком смысле на руинах Третьего Рима идет интенсивное и спонтанное складывание качественно нового общества – неоварварского, соединяющего архаичные социальные модели и ценностные ориентации, казавшиеся забытыми культурные формы с новыми технологиями. Из глубин коллективного бессознательного, разрывая тонкую пленку цивилизации и культуры, всплывают архетипы и большие стереотипы русской истории. Происходит возвращение к таким базовым понятиям, как власть, кровь, хлеб, справедливость, взятым в их предельных, обнаженных смыслах.
В то же самое время я бы предостерег от описания этого процесса исключительно в терминах «регресс» и «архаика», его интерпретации в рамках прогрессивистских концепций, которые суть культурные, а не научные конструкции. В действительности мы воочию наблюдаем (а такая возможность интеллектуалам предоставляется крайне редко) подлинно историческое творчество – редкое по интенсивности, масштабу и драматизму строительство нового мира на руинах старого. Это творчество корректно определить как «трансгресс», то есть такой глобальный сдвиг, который, включая элементы как прогресса, так и регресса, ведет к возникновению нового социального качества.
Глобальное изменение исторического ландшафта происходит во взаимосвязи с кардинальной трансформацией содержания русского Мы. Русские превращаются в иной народ: их новое состояние, безусловно, связано с предшествующими, и, в то же время, характеризуется качественной новизной. В афористичной форме вектор перемен можно определить как превращение народа для других в народ для себя. Но революция русской идентичности – не случайность и не результат только последнего пятнадцатилетия, она подготовлена всем предшествующим историческим развитием и, в этом смысле, закономерна и даже неизбежна.

 

 

Соловей В.Д. Исторические смыслы русского национализма
Соловей Валерий Дмитриевич, доктор исторических наук, эксперт «Горбачев-Фонда», культовый историк и политолог
Смысл моего выступления — призыв к радикальному пересмотру устоявшегося взгляда на русский национализм. Обращаю внимание, что речь идет не об идеологической или политической реабилитации национализма — это дело истории — а об интеллектуальной ревизии устоявшегося знания.
Общепринятый и превалирующий взгляд на русский национализм таков: во все исторические периоды он был реакционным и консервативным, имперским, антидемократическим и антимодернизаторским. Другими словами, национализм рассматривается как неизменная, почти метафизическая сущность. С этой интерпретацией, в общем-то, согласны даже националисты, они лишь меняют знак его оценки с минуса на плюс, утверждая, что имперская ориентация, консерватизм и антидемократизм — достоинства, а не недостатки.
Однако подобный взгляд глубоко ошибочен. Если рассматривать русский национализм контекстуально, то есть прочитывать его смыслы, исходя из исторической ситуации, в которой он действовал, то мы без труда обнаружим, что русский национализм имперской эпохи (включая советский период) был антиимперским, субверсивным и даже революционным в отношении статус-кво, отнюдь не лишенным модернизаторского потенциала и субстанционально демократическим. Последнее определялось манифестацией от имени национальной целостности. Принцип национальности, тем более русской национальности, был противоположен монархическому легитимизму и коммунистическому интернационализму.
Главное устремление русского национализма имперской эпохи — этнизация политии, или, другими словами, придание имперской власти национального и русского характера. Тем самым объективно он вступал в противоречие с основополагающими принципами континентальной империи — полиэтничным характером элиты и, главное, эксплуатацией русских этнических ресурсов как источнике имперского развития. Империя в ее самодержавной и коммунистической модификациях могла существовать только и исключительно за счет русского народа. Любые преференции русским или даже их равенство с другими этносами подрывали ее устои.
Последнее легко доказывается на примере разрушения Советского Союза. Как только русские в робкой форме потребовали равенства (всего лишь равенства!) «своей» республики в составе союзного государства, оно было обречено. Не восстание периферии, а нежелание русских держать имперскую ношу определило судьбу СССР.
В последнее пятнадцатилетие контекст кардинально изменился и, следовательно, кардинально изменился смысл русского национализма. Современная Россия — не империя, еще важнее, что русские перестали быть имперским народом. Это не вопрос экономической, технологической и военной мощи, а вопрос биологического и экзистенциального кризиса русского народа. Имперская идентичность погибла, умерла мессианская идея. Ни одна из трансцендентно мотивированных идеологических и культурных систем не обладает в современной России мобилизационным потенциалом. Для современных русских в массе своей характерна изоляционистская ориентация.
Те, кто хотят возродить империю, пусть выберут народ, который им не жалко. Русские больше не хотят и, главное, не могут быть таким народом — рабочим скотом и пушечным мясом имперских химер.

 

Соловей В.Д. Трансформация русскости и ее социополитические последствия
Я хотел бы рассмотреть проекцию русской этничности на современную российскую политику. Столь необычный взгляд предопределен двумя обстоятельствами. Во-первых, методологической наблюдательной позицией, которую вкратце можно определить как этнокультуроцентрическую, то есть анализирующую политику с точки зрения реализации в ней этнической традиции – мировосприятия и образа действий конкретного народа.
Во-вторых, происходящая сейчас кардинальная и фундаментальная трансформация русской этничности будет иметь (отчасти уже имеет) самые радикальные последствия для всех сфер отечественного бытия, включая политику. Обращаю внимание, что идентичность, коррелируя с политическими и социально-экономическими пертурбациями, не выступает их эпифеноменом и обладает относительной самостоятельностью. Те изменения идентичности, о которых пойдет речь, представляют процесс почти что естественноисторического характера, смысл, характер и значение которого лучше всего видны и понятны в контексте Большого времени школы «Анналов».
Почему я фокусирую внимание именно на русской этничности? Потому, что в значительной мере современная Россия – государство русского народа. Русские не только составляют становой хребет страны в культурном, экономическом и военном отношениях, как это было и в СССР, они еще и очевидное демографическое большинство, чего в СССР и «старой» империи не было (по крайней мере, в их заключительных исторических фазисах). Хотя Россия – плод сотворчества многих народов, ведущая роль в ее создании принадлежит русским, и они никому не намерены передоверять ответственность за страну. Россия и русские – тождество, нет ничего российского, которое не было бы в своей основе русским.
Если вкратце, то основные современные тенденции русской идентичности выглядят следующим образом: безвозвратная деградация имперской идентичности и перенос государственно-территориальной идентичности на Россию; деактуализация центральной культурной темы русского народа; провал проекта российской гражданской нации; этнизация русского сознания, что означает как серьезное увеличение этнокультурного компонента в сравнении с государственно-гражданским, так и усиление влияния принципа «крови» («чистой» этничности).
Эти утверждения отчасти верифицированы социологически, отчасти представляют интеллектуальную интуицию и имеют косвенные подтверждения. Социология, которой я пользовался и на которой основывался, в тексте опущена; она охватывала приблизительно десятилетний период (с начала 90-х годов прошлого века по начало века нынешнего), но обращение к более свежим данным скорее подтверждает, чем опровергает мои выкладки. Основной массив социологических данных составили опросы Российского независимого института социальных и национальных проблем, Фонда «Общественное мнение», Института социологического анализа (Т.Кутковец, И.Клямкин), ВЦИОМ, а также этнопсихологические зондажи Института этнологии и антропологии РАН. Разница между общероссийскими и «чисто русскими данными» несущественна, находясь в пределах статистической погрешности.

 

Соловей В.Д. Основной фактор
Соловей Валерий Дмитриевич, профессор, доктор исторических наук, эксперт «Горбачев-Фонда», культовый историк и политолог
Исходной точкой моих исследований стало стремление дать ответ на главную загадку отечественной истории. Загадка эта следующая: на протяжении нескольких сотен лет наша история была более чем успешной, причем успешной вопреки, а не благодаря внешним обстоятельствам: природно-климатическим факторам и геополитическому окружению. Долговременная успешность отечественной истории особенно хорошо заметна в рамках Большого времени "Анналов": была обеспечена независимость России, ее успешное экономическое и социальное развитие (в советскую эпоху в СССР было создано социальное государство), военная мощь и внешнеполитическое влияние, культурное и политическое доминирование в служившей ареной ожесточенной конкуренции северной Евразии. Но приблизительно два десятка лет тому назад этому успеху пришел конец: Россия переживает сегодня очевидный упадок, хотя внешние обстоятельства ее развития вряд ли менее благоприятны, чем раньше. В чем же причины русского успеха в истории и почему случился надлом?
Существующие теоретические модели отечественной истории не только не в состоянии объяснить ее загадку, чаще всего она даже не осознается ими.
Долговременный успех не может быть случайностью. Нельзя объяснить его и констелляциями обстоятельств, поскольку эти обстоятельства складывались крайне неблагоприятно.
Государственная школа русской историографии и ее эпигоны точно выделяют такую константу российской истории, как сильное, самодовлеющее государство. Но при этом остается непонятным, почему такое государство возникло именно на российской почве, и в то же время его не смогли создать другие народы, жившие точно в таких же природно-климатических условиях и испытывавшие влияние тех же внешнеполитических и стратегических факторов, что и русские.
Невысока цена объяснений отечественной специфики влиянием на нее природно-климатических и географических факторов. Русские вели себя иначе, чем другие народы — насельники Русской равнины. Например, финны, в отличие от русских, не имели развитой общины. Значит, должен был существовать какой-то начальный исток, импульс, заставлявший русских вести себя иначе.
Мало что объясняют и ссылки на преобладающее влияние православия на русскую культуру и русское национальное самосознание. Вообще воздействие православия не было глубоким: судя по социальным потрясениям начала XX в., оно не смогло переформовать нижние этажи русской души.
Современное социогуманитарное знание склоняется к тому, чтобы рассматривать культуру не как "вторую природу человека" (совокупность созданных им материальных и духовных артефактов), а как способ адаптации человека, народа к внешней среде — природной и исторической. Но это означает, что не столько русская культура сформировала специфику русского народа, сколько народ инстинктивно, исходя из неких глубинных критериев, отбирал и адаптировал под себя определенные культурные формы, модели и образцы поведения.
Короче говоря, отечественная история не может быть понята только как производное от таких факторов (или их суммы), как природа и география, культура и религия, государство и тип социальной организации. Глубинную первопричину отечественной специфики и, одновременно, успешности России в истории составляет то, что было главной движущей силой отечественного исторического процесса. А такой силой был русский народ. Он предопределил своеобразие созданных институтов и структур, особенности адаптации к природно-климатическим факторам.
Формально-юридическое признание равенства народов и презумпция уникальности культур не могут и не должны заслонять того обстоятельства, что роль народов в истории различна, и не все они выступали ее творцами в равной степени. Перефразируя Оруэлла, хотя все народы равны, некоторые из них равнее других. Российская история — история не только русского народа, а Россия — плод и результат сотворчества многих народов, населяющих нашу страну, однако именно русским принадлежит ключевая роль в формировании этой истории и создании государства Россия. Современная этнологическая наука указывает на решающее значение так называемых "этнических ядер" — численно, политически и культурно доминировавших этнических групп — в формировании наций и государств.
Но что же составляет специфику самой "русскости", глубинное русское тождество? Поиски ответа на этот вопрос ведут к выяснению природы этноса/этничности.
Внутренняя критика этнологии давно доказала принципиальную научную несостоятельность социологического подхода к этому явлению. В то же время физическая антропология, медицина и биология человека предоставляют убедительные свидетельства в пользу биологического понимания этноса/этничности.
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Лучшие статьи о России

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  См. далее Меню раздела


 

См. также:  Русский Мир * Россия в мире * Россия в мире - только факты * Россия и Европа * Россия и Азия * Россия и Америка * Россия и Германия * Россия и Латинская Америка * Россия и Славяне * Россия-Украина-Беларусь * Образ России * Угрозы для России * Уроки для России * Мифы мировой экономики * Россия и крах мировой финансовой системы * Перманентная шизофрения * Глобальный апартеид * Создание Новой Бреттонвудской системы * Новый справедливый экономический порядок  * Статьи Линдона Ларуша

 

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете