Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Библиотека "Россия" 

Каталог "Россия в зеркале www"   Блог-Пост   Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Культура России

 

Парламентские слушания

«Культура против терроризма – законодательное обеспечение

 мобилизации культурного потенциала общества на борьбу с терроризмом»

7 апреля 2005 года, Малый зал Государственной Думы

 

 

 СТЕНОГРАММА 

парламентских слушаний Комитета Государственной Думы по культуре

на тему:

«Культура против терроризма – законодательное обеспечение

 мобилизации культурного потенциала общества на борьбу с терроризмом»

7 апреля 2005 года, Малый зал Государственной Думы

 

Страницы:  1  2  3  4  5  6 

 

 

Дорогие друзья, я хотел бы поблагодарить вице-спикера Государственной Думы Катренко Владимира Семеновича, который проводил Совет Государственной Думы, но, тем не менее, счёл для себя необходимым посетить наши слушания, а также поблагодарить ректора самого знаменитого учебного заведения нашей страны Московского Государственного университета Виктора Антоновича Садовничего, который пришел для того, чтобы выразить свою солидарность с темой, которая обсуждается сегодня нами. Подрастающее поколение, которое воспитывает Московский государственный университет, всегда будет бороться за то, чтобы культура, искусство, духовность общества не позволяли проявляться экстремизму и терроризму не только в нашей стране, но и за рубежом.

В связи с тем, что Виктор Антонович очень сильно ограничен во времени, позвольте нарушить установленный регламент выступлений и предоставить ему вне очереди слово для выступления.

(Аплодисменты.)

 

Садовничий В.А. Спасибо огромное, Иосиф Давыдович. Для меня это огромная честь, и я бесконечно благодарен, и хотел сказать, что мы вот прослушали взволнованное выступление Иосифа Давыдовича на означенную тему, и все мы понимаем, мы знаем, что так говорить мог человек, который всей своей жизнью вот утверждал те принципы, о которых он сказал, своим творчеством, своей жизнью, своим патриотизмом, и безусловно, я вот посторонний человек в этих стенах, в том смысле, что я не являюсь ни сотрудником, ни депутатом Думы, хочу поблагодарить Иосифа Давыдовича за такой прекрасный и взволнованный рассказ о проблемах культуры.

Конечно, в отведенные несколько минут я не могу затронуть многие, действительно, вот важнейшие аспекты темы, но вот хочу сказать, что всякое явление является конкретным, оно имеет всегда конкретные корни. И то, что мы оказались вот в такой тяжелой ситуации сейчас, безусловно, тоже имеет конкретные корни и конкретное происхождение. И мне кажется, мы должны хотя бы вспомнить, чтобы понять, за какие звенья надо тянуть.

А то что привело нас к этому, имеет следующее происхождение.

За прошедшие 15 лет по образованию, науке, культуре, экономике, менталитету нашей на самом деле большой страны, были нанесены серьезнейшие удары.

Смотрите, из науки ушла половина сотрудников нашей страны. Это почти два миллиона. Образование было опущено на уровень, когда оно просто стало думать, как выжить, как спастись.

Положение учителя, основного человека, закладывающего фактически основу будущего страны, оказалось столь тяжелым и униженным, что наш учитель сразу опустился в статусном, в своем положении в обществе фактически на самую низкую планку.

Мы потеряли цели перед страной. Вот мы, как ученые, часто задаем вопрос: вот какая главная цель, какая главная задача сейчас стоит перед нами, что мы должны сделать, на что мобилизовать общество? Ответа нет. Точно так же, как нет крупных научных целей. Да и в образовании ведь цель не поставлена. В образовании происходят процессы, которые, скорее, эту систему принижают, опускают, уменьшают ее потенциал.

Ведь мы сейчас всерьез обсуждаем, что надо перейти на трех-, четырехлетнее образование, потому что вот уже глубокое пятилетнее не востребовано, нет той экономики, для которой эти специалисты нужны. А, в общем, возникает вопрос: а если и трехлетнее будет не востребовано, тогда нам, может, учить вообще не надо? И это всерьез, подготовлены законы, и в ближайшее время в Государственную Думу внесен закон "О двухуровневой системе образования", где главным специалистом должен стать бакалавр, магистр. Конечно, будет преимущественно, я думаю, преимущественно платная форма обучения. А бакалавр - это трех-, четырехлетняя.

Я думаю, что в эти годы и было потерян такой важный ориентир, как (я никогда не боялся и не забывал употреблять это слово) патриотическое воспитание. Ведь мы, люди нашей земли, мы дышим дымом нашего отечества, и он нам сладок и приятен. Мы люди, которые должны думать о том, что наши внуки и наши потомки будут жить и должны жить свободно на нашей земле. А мы почему-то стали стесняться это слово употреблять, считая, что оно противоречит каким-то общим понятиям, общецивилизационным, общемировым.

Я всегда вот вспоминаю такие эпизоды. Ну, вот один совсем недавно, когда я в группе ректоров американских университетов стоял на одной конференции и исполнялся Гимн Соединенных Штатов. Естественно, все встали, а ректоры, положив руку на сердце, плакали. Хотя, в общем, слова гимна мы знаем, но так воспитаны люди, принадлежащие к элите общества, когда исполняется то дорогое, что, есть для этой страны, и этому, наверное, надо бы и поучиться.

Или Иосиф Давыдович здесь блестяще говорил о Франции. Я хорошо это знаю, хорошо знаю учителей Франции, со многими знаком. Учитель является государственным служащим, он не подлежит увольнению, в принципе. Но перед ним есть обязанности и задачи. Учитель в школе Франции должен воспитывать своих людей, воспитывать своих учеников и воспитывать так, чтобы они любили действительно культуру страны, любили народ, любили язык, любили те ценности и их ценили и берегли, которые именно являются ценностями данной страны.

Итак, причины понятны. И, безусловно, обнищание общества. И отсюда уже был один шаг для того, чтобы раздуть конфликты борьбы за власть между различными группировками, кланами, различными группами, что мы сполна и наблюдали.

И вот как бы, сделав этот абсолютно краткий анализ, мне кажется, что мы видим и звенья, за которые бы надо тянуть. И вот как бы из конкретных я вижу, безусловно, нашу систему образования. Причем я всегда считаю образование - это культура, это часть культуры, их нельзя разделять, потому что человек, который что-то знает, но не воспитан, не знает культуры, это человек необразованный, нельзя говорить о таком человеке, что он образован.

И мы знаем, что 40 миллионов наших граждан - это значительная часть нашего населения связана с образованием, оно связано с дошкольным, школьным, образованием высшим и образованием средним профессионально-техническим и другим. 40 миллионов. И понятно, что если бы мы выстроили эту систему, как систему воспитания, систему поддержки духа, менталитета нашей страны, нашего Отечества, безусловно, мы бы создали предпосылки и выхода на самом деле из кризиса, связанного с падением культуры.

Сейчас такой эффект. Даже если в школе молодой человек умеет решать задачи по математике, химии, биологии, он делает 30 ошибок в нескольких фразах, написанных по-русски. Он не знает языка в принципе. Он талантлив и не его вина, это просто это уход русского языка из системы ценностей для молодых людей.

Я с ужасом читаю работу по математике, написанную на вступительных экзаменах, где фактически в коротких пояснениях на русском сделаны сотни ошибок. Человек не знает языка. Он погружен в компьютер, погружен в какие-то образы и т.д. И язык ушел. Практически никто, даже поступающие в элитные учебные заведения, сполна не прочитал классику. Не прочитал Достоевского, не прочитал Толстого, не читал Чехова, не читал Лермонтова, Пушкина как следует не прочитал. Это тоже ведь потеря культуры и потеря главных наших ценностей, ценностей, которыми богата именно наша страна.

Я целиком согласен с тем, что было сказано в заключительной части выступления Иосифа Давыдовича о том, что нам нужно бить тревогу и создавать некоторую корпорацию людей, абсолютно неравнодушных к тому положению, в котором мы оказались.

И вот я подумал. Вот, возьмем страны, которые мы, вот из средств массовой информации, и всюду видим, что это очень благополучные страны, страны, к которым надо стремиться, которых мы хотим скопировать. Хотя это глубокое заблуждение. Ни одну страну мы не скопируем, не один менталитет мы не скопируем и не одну культуру мы не усвоим, потому что мы другие, мы русские, но мы можем понимать, мы можем впитывать. Но при копировании никто еще не превосходил оригинал.

Так вот возьмем эти страны. И возьмем суждения в этих странах, которые расходятся с главным направлением менталитета данной страны, данного народа. Вот если употребить такое простое слово, такого человека затопчут. Затопчут средства массовой информации, затопчут люди, которые его знают. Потому что у них есть ориентир, есть объединение, есть корпорация, которая выполняет вот те задачи, к которым общество договорилось, двигаться по своему пути. И это прекрасно. Этому надо учиться.

А теперь давайте возьмем нас. Ведь те деятели культуры, искусства, образования, науки, которые стараются говорить о том, во что они верят, во что они это... Ведь в большинстве своем они попадают под удар. В большинстве своем таких людей стараются разъединить. В большинстве своем мы оказываемся одинокими. И я подумал, а, может быть, наши слушания, прекрасные вот слушания, могли бы стать той стартовой площадкой для того, чтобы мы вот люди понимающие, я надеюсь, одинаково в том смысле, что это главное, создали бы неформальную, ненаписанную, ну просто по душе, корпорацию, в которой поддерживали бы друг друга. Пусть сначала будет тысяча, потом будет 10, потом 20. Но это люди, которые как бы знают друг другу, знают по позиции, позиции направленной абсолютно на защиту нашей страны, нашего народа, нашей культуры, нашего менталитета.

Вот я бы призвал вот объединиться нам, еще раз хочу сказать, не формально, а по душе вот, вокруг этой громаднейшей, благороднейшей цели возврата нашему обществу и преумножению наших богатств и культуры.

А закончить я хотел тем же, что сказал: конкретными предложениями. Ну, вот в университете у нас есть дома беспризорных, кстати, такая маленькая собственная информация. Сын, окончив мехмат МГУ, ушел в дом для беспризорных и работал там несколько лет. Я думал, ну, что же такое, окончил мехмат, нашел дом, близлежащий возле МГУ, и там трудится. Потом стал водить домой этих ребят. Я живу в этой высотке. Университет стал шуметь, что пацаны какие-то по университету бродят. Но потом и сын стал профессором в 35 лет, математик. То есть ничего такого ненужного не произошло.

Ну, извините за эту личную подробность. А я хотел сказать, что вот в университете уже, наверное, лет 15, как мне выпала честь возглавлять университет, я ввел такое понятие "ректор МГУ представляет". Представляет выдающегося деятеля культуры с концертами, проходящими в университете, и на которых присутствует около двух тысяч. Ровно столько умещает актовый зал.

Но я просто вот скажу, что вот примерно раз в две недели проходит такой концерт, такой спектакль, выступление оркестра. Ну, вот только в ближайшие дни, не так давно, у нас Башмет был, сейчас Табаков - "Сонечка" от 12-го числа, третьего - Гергиев. У нас выступали Светланов, Свиридов, Иосиф Давыдович Кобзон, Табаков до этого выступал, Архипова, Зыкина. И вот на каждом таком спектакле две тысячи студентов.

Вы знаете, изменилась ситуация, отношение молодых людей к этому высокому искусству. Ведь чего греха таить, сначала считалось, что некогда. Компьютеры важнее, лекция важнее и так далее. А сейчас очереди на входе посмотреть на эти спектакли. Я подумал, может быть и в школах, в других университетах. Вот в нашем ключе обратиться и сделать такую постоянную серию выступлений выдающихся мастеров искусств среди студентов, молодежи, школьников. Равно как и обратно, выступление деятелей науки и образования, других областей в этих же учреждениях. И даже в театрах, и даже среди корпораций, связанных с искусством.

И закончить я хотел тем призывом, к которому я обратился, давайте объединимся ради того, чтобы спасти, помочь вывести нашу страну на тот достойнейший уровень страны с высочайшей и самобытной российской культурой.

Председательствующий. Виктор Антонович, дорогой, спасибо.

 

 

Продолжаем реализацию нашей темы. И как договорились, и по Регламенту, и по порядку слово предоставляется Юрию Михайловичу Полякову. Юрий Михайлович Поляков - главный редактор "Литературной газеты", тема его заявлена.

Поляков Ю.М. Уважаемые коллеги!

На "круглом столе", который состоялся в рамках подготовки вот к этим слушаниям, и которые я вел, было высказано много интересных идей и наблюдений над состоянием отечественной культуры сегодня, в основном это были наблюдения тревожные и порой даже трагические. На некоторых из них я сейчас остановлюсь.

На мой взгляд, мы сейчас с вами живем в ситуации государственной недостаточности. Наше сегодняшнее государство, так как оно сложилось после 1991 года, явно не справляется с теми вызовами, которые бросает России история. И в культуре это проявляется очень явно.

Я не знаю, обращал ли кто-нибудь внимание, но в посланиях нашего президента Федеральному Собранию нет вообще ни слова о культуре, ни слова. Во времена советской власти, которые большинство из нас здесь присутствующих хорошо помнят, в отчетных докладах на съездах партии, на пленумах, да, ближе к концу, да, не очень большой раздел, но всегда был посвященный проблемам культуры, проблемам духовности так, как они понимались в ту эпоху. И вот возникает вопрос: когда "мы были больше материальной скотиной" (это выражение Гоголя) тогда, при государственном атеизме, гонениях на диссидентов, или сейчас, когда нет этого государственного атеизма, нет гонений на диссидентов? Вот эта сложная ситуация, и я подозреваю, что все-таки больше сейчас. Но это мое личное мнение.

Кроме того, сложилась вообще парадоксальная ситуация, когда государство полностью удалилось из сферы культуры, а если и вмешивается в нее, то с очень странными целями. Поясню свою мысль. В свое время, когда разваливался советский строй, когда происходила революция 1991 года, в этот период поддерживались, скажем так, деструктивные силы в культуре. Это было всегда. Это было, и когда готовилась революция 1917 года, это было и во Франции, когда готовилась революция 89-го года. То есть те деятели культуры, которые отрицали предыдущее мироустройство, считали, что оно должно быть разрушено и это диктовало определенный пафос, нигилистический пафос, разрушительный, деструктивный пафос тех направлений в культуре.

Но с тех пор кардинально изменилась задача государства, кардинально изменилась историческая ситуация. Мы оказались перед совершенно другими вызовами, а, тем не менее, государство в тех редких случаях, когда оно возвращается в культуру, продолжает с маниакальным, идиотическим, я бы даже сказал, упорством поддерживать именно вот эти деструктивные направления в культуре. "Литературная газета" постоянно по этому поводу выступает, но не только "Литературная газета", в общем, все нормальные, здравые люди. Но результатов пока не заметно.

Очень в этом отношении показательно, я позволю себе задержаться на этом частном случае, но в нем как в капле воды отражается вот эта действительно кафкианская ситуация современной отечественной культуры, это история вокруг участия нашей официальной делегации в Парижском книжном салоне. "Литературная газета" писала об этом неоднократно. Мы забили тревогу и не в первый раз: и раньше мы поднимали вопросы еще с Франкфуртской ярмаркой. Но здесь просто уже вопиющая ситуация. Мы забили тревогу, когда был опубликован, вернее, мы его опубликовали, мы его добыли, опубликовали список официальной делегации. Что нас потрясло? Официальной, я подчеркиваю. В этом списке в год 60-летия Победы, а именно потому французы и сделали главным гостем выставки Россию, не было ни одного писателя-фронтовика. В этом списке фактически не было ни одного писателя из регионов России, только Москва, Питер и примерно треть списка составляют писатели, давно из России уехавшие и живущие по всему миру, но продолжающие писать на русском языке.

Далее. В этом списке не было ни одного российского писателя, пишущего на языках народов России.

То есть такое впечатление, что все народы у нас, кроме русского, все бесписьменные, то есть у них нет ни литературы, ни поэтов. А мы же знаем, что это не так, что у нас замечательная, можно сказать уникальная литература на языках народов России. Ничего этого не было.

Стали выяснять, откуда же взялся этот список и как это вообще может быть? Выяснилось, что оказывается соответствующее агентство, там они все время переименовываются, я боюсь неправильно назвать, но которое возглавляет господин Сеславинский, делегировало свои полномочия, государственные полномочия в формировании государственной делегации, делегировало фонду господина Филатова.

Господин Филатов, взглядом мы его очень хорошо знаем еще с тех времен, когда он был руководителем администрации у господина Ельцина, он и сформировал делегацию, состоящую из писателей, в основном интересующихся отправлениями человеческого организма.

В результате, я считаю, на этом парижском салоне наша литература была представлена абсолютно однобоко, искаженно. Это вызвало, конечно, изумление и у французов, и у наших соотечественников, которые там живут. Но за этой частной ситуацией проглядывается полное отсутствие концепции государственной политики. Вот этого у нас абсолютно нет. И я бы даже вообще сказал, что у нас в стране нет такой единой государственной идеологии, не в смысле в советском, а такой идеологии, которая отражает нынешние интересы государства.

А вообще мы живем в ситуации двухбашенной идеологии. Одну идеологию пытается транслировать с меньшим успехом в народ Кремлевская башня. И совершенно другую, разрушительную идеологию с гораздо большим успехом - Останкинская башня. Это приводит к воспитанию комплекса неполноценности у народа и достаточно тяжелой, я считаю, нравственной и культурной ситуации.

Мне кажется, что результатом вот наших слушаний, в частности, должно быть, конечно, изменение вот государственной политики, почти, как я уже сказал, отсутствующей в области культуры. Естественно, не должно быть никаких запретов. Если есть "Дети Розенталя", они должны быть поставлены. Другой вопрос - где?

Если есть литература экспериментальная, понятная немногим, даже деструктивная, она должна быть. Но почему она должна поддерживаться за счет денег налогоплательщиков? Государство должно поддерживать позитивные тенденции в культуре, направленные на воспитание, как уже здесь говорили, и патриотизма, и гордости за свою страну и так далее. Но это общие места, вы понимаете, о чем я говорю. К сожалению, этого сейчас не происходит.

И в заключение я хочу остановиться на нескольких моментах, которые мы на "круглом столе" бурно обсуждали и приняли даже вот решение предложить вашему вниманию.

Ну, прежде всего, я хочу сказать, что мы поддерживаем идею всемирного духовного форума. По-моему, эта идея очень хорошая. Но еще раз на этом форуме должны быть представлены все направления отечественной культуры. Если там будет, опять набегут вот те, кто позорил нашу страну в Париже, ничего хорошего от этого форума не будет.

Второй момент. В свое время при советской власти от издания каждой книги 3 процента отчислялось в фонд, в литературный фонд для развития литературы, поддержания литературного процесса и так далее. Мы сейчас живем в новых условиях. Но почему бы в новых условиях, по какому-то новому принципу, но, тем не менее, вернуться к идее отчисления, допустим, 2 процентов, мы почему-то сошлись на цифре 2 процента, от издания коммерческой литературы, которая зачастую, хороший кроссворд лучше эти книг, но, тем не менее, они выходят, кто-то их покупает. Так вот, эти 2 процента помогли бы сделать очень важное дело: помочь стартовать молодым талантливым писателям, издавать дебютные книги и помочь достойно закончить свою литературную судьбу писателям-ветеранам, им сейчас очень тяжело, и вообще на эти деньги можно было бы поддерживать серьезную литературу.

Вот такую мы идею высказали. Кроме того, была высказана такая настоятельная мысль о том, что при президенте, вот такую идею предложить, при президенте, именно при президенте создать совет по русскому языку. Тут уже говорили о том, какие, в общем-то, тяжелые процессы сейчас происходят в этой сфере. И такой совет, он бы помог, мне кажется, не русскому языку, русский-то язык, он все победит и только обогатится, а помог, конечно бы, тому вот молодому поколению, которое вступает в жизнь вот в это сложное время.

Вот такие идеи были высказаны на "круглом столе", и я надеюсь, что сегодняшние слушания все-таки сдвинут с мертвой точки печальную, и я даже сказал бы, трагическую ситуацию в отечественной культуре. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Юрий Михайлович. Юрий Михайлович Поляков со своей темой выступил. Предлагаю слово уважаемому человеку Леониду Михайлович Рошалю. Представляет нашу президентскую команду, он член Совета при президенте по гражданским правам, по правам человека. Ну, остальные его заслуги вы...

Рошаль Л.М. Дорогие друзья, здравствуйте. Меня никто в президентской администрации не уполномочивал представлять, но так получилось, что я действительно член Совета при президенте, поэтому буду говорить от себя.

Здесь закончили словами "ужасное состояние с культурой", а я все время сидел и думал, вот если слово ""культура" поменять на слово "здравоохранение", почти то же самое получается. Поменять культуру и образование вместе, почти то же самое получается, науку, то же самое получается. И вот это грустно.

Но самое главное, что мы стали сегодня разбираться в ситуации и говорить об этом и говорить активно, говорить в Думе активно. Кстати, в плане здравоохранения, реформ здравоохранения, я даю очень высокую оценку вашей комиссии по здравоохранению в Думе, она занимает принципиальную позицию и в правильном двигается направлении предотвращения полного коллапса нашего здравоохранения, и сегодня я слушаю то, что происходит в науке и культуре.

Все же наша встреча, она посвящена вопросу терроризма, да, что может сделать культура в плане предотвращения терроризма. Много она может сделать или мало? Что-нибудь она может вообще сделать, предотвратить или не может? Мы сегодня обсудили уже до моего выступления массу вопросов, и было ясно, что да, культура может очень много сделать.

Но мы посмотрим с вами на истоки терроризма, истоки, это чтобы знать, с чем бороться, надо посмотреть, что такое, какие истоки терроризма. И все же основными истоками терроризма сегодня является религиозная и националистическая непримиримость, будем говорить, и политический экстремизм. Я говорю не только про Россию, я говорю вообще про мир. Возьмите, пожалуйста, баски, Испания, Ольстер, католики, протестанты готовы разорвать горло друг другу. Сегодня Иран и вообще этот регион, Саудовская Аравия, сунниты и шииты, кажется одна религия, одна религия. И я пришел к выводу сегодня, что религии сегодня, к сожалению, не объединяют народы, а разъединяют народы. И во многом, во многом это является источником того терроризма массового, который сегодня у нас нарастает.

Ведь что такое терроризм для меня? Вот шахиды... Я очень сожалею, что муфтии ушли, интересно было бы с ними тоже сейчас поговорить. Шахиды, которые обвязывают себя взрывчаткой и идут и совершают акт самоубиения и убиения других людей. Ведь это у нас известно. У нас в истории, у нас во время Великой Отечественной войны люди обвязывались гранатами и шли под танк. Японцы-самураи. Специально школы готовились во время войны, когда на самолетах они уничтожали там американский флот и так далее. Это известно.

Для меня это не терроризм. Для меня терроризм, когда гибнут ни в чем неповинные люди, которые никакого отношения к войне не имеют, люди той же национальности. Он мусульманин, гибнут мусульмане. Он христианин, гибнут христиане. Вот когда гибнут нормальные люди, вот это для меня терроризм. Когда я прилетел в Дагестан, здесь представители Дагестана есть, на 9 мая года 2-3 тому назад, в то же время, и когда мама собирала ребеночка, одевала беленькую там рубашечку, хорошо, и на улицу погулять, там музыка, оркестр, и вдруг взрыв. Руки, ноги, убитые. И мусульмане убиты, и христиане убиты, и русские убиты, и дагестанцы, если в целом сказать, тоже убиты. Вот это терроризм для меня. Вот это ужасная вещь.

Мне, вообще, понравилось, я прочитал недавно в Интернете, что сделали в Саудовской Аравии. В Саудовской Аравии через Интернет стали говорить о том, о чем я говорил вот в течение последнего времени, что надо изнутри религий работать. И они там показали и сказали, что шахидство и убийство - это противно Богу, что эти люди не когда не попадут в рай, что они будут прокляты. У меня были дискуссии с муфтиями по этому поводу. Они считают, что те, кто называются шахидами, это не шахиды. И те, кто готовит их к этим терактам, никакого отношения к мусульманской религии не имеют, а используют религию для того, чтобы иметь свои политические, экономические и какие-то иные связи. Работать вот как бы нам, хочется, нужно изнутри.

Вот я с огромной радостью, вот сидят как голубки, пожалуйста, посмотрите сюда, христиане и иудеи вот сели. Я бы сюда еще ушедших посадил муфтиев. Вот за руки им надо взяться всем вместе. И не на словах, не словах... Вот когда они вместе встречаются... Я был в компании несколько раз, все муфтии целуются с иудеями, иудей с христианином, все вместе в компании. А вот когда они расходятся, когда они идут к пастве, вот тогда надо об этом говорить, вот тогда. Вот эти вот фотографии надо показывать народу, чтобы жлобства не было. У религии у них один Бог, один Бог. Что же вы, сыновья, такое делаете с народами?

Я думаю, любые проявления национализма, любые проявления религиозной нетерпимости ведут к нехорошему. Я думаю, и Дума в этом плане не совсем "планку высоко держит".

Я не хочу очень подробно возвращаться к последним событиям в Думе, связанным с разжиганием национальной розни. И думаю, оценка Думой этого события была недостаточна, недостаточна. Сегодня одни, завтра другие, татары, послезавтра там, я не знаю, якуты или еще, разве так можно?

Мы не должны в свое общество бросать "горящую спичку". Мы должны работать так, чтобы мы объединяли общество, чтобы не было истоков ненависти человека к человеку. Вот что мы должны делать. И не надо стыдливо прятать глаза по этому поводу.

Я вчера прочитал довольно резкое заявление Русской православной церкви об экспансии католицизма в России. Ну, очень резкое, я вам скажу. Это опять, я понимаю, национальная гордость. Многие из нас готовы за Россию отдать свою жизнь, вне зависимости от национальности. Тоже понимаю.

Но вот здесь должен быть баланс. Если что-то не так, доказывайте, духовно доказывайте, рассказывайте: почему не так, почему вы против какой-то религии другой. Но запретные методы, они... а идеологическая борьба идет, идет, во всем мире идет. И против нас, против Росси идет.

И сейчас то, что делается по образованию, науке, культуре, я лично считаю, что работают с нами и говорят: "Чем хуже, тем лучше в России". Это серьезный вопрос.

Вот последний маленький только пример и всё. "Норд-Ост", да, имеет отношение к национальному вопросу, да, "Норд-Ост". В "Норд-Осте" я нашел врачей, и наверху, на балконе работала Фатима Шахова, ну, как... Фатима Шахова.

Она мусульманка, она из Нальчика. Очень здорово работала, очень. При мне один из террористов сказал ей: "Мне что-то твои глаза не нравятся. Пожалуй, мне тебя надо убить". Это было при мне. Клянусь.

И она действительно самоотверженно лечила там, лекарства раздавала, всё, что нужно делала. Потом, когда все закончилось, я стал искать: кого из врачей я могу найти из тех, с кем я работал. И где-то на третий - четвертый день нашел, показал всему миру их по телевизору, написан президенту письмо, что считаю, что они все должны быть отмечены, отмечены.

Я добился, что они все: один посмертно - Маргелов тоже, мусульманин, из Краснодара, получил орден Мужества. Вы знаете, что сделали с этой Фатимой Шаховой? Что я в органы ездил и говорил: "Нет, она не террористка". Ее зачислили в террористки, ей не отдавали документы.

"Комсомольская правда" опубликовала статью, где ее причислили к убитым террористам, потом извинялись. Она не могла проехать из Москвы к себе домой, потому что паспорта не было. Договаривались, потому что она мусульманка и потому что она была там.

Итак, не то, чтобы орден ей дали, спасибо ей никто не сказал!

Я писал по этому поводу уже три раза в президентскую администрацию и еще буду писать до тех пор, пока она не будет награждена так же, как и другие врачи. Это же какая глупость. Вместо того, что показывать мусульманам: ребята, вот ваша же мусульманка, вот она, вот, она против, нормальный человек, что это изгои у нас устраивают такие вещи с отсутствием всякой политики.

За мной, я посмотрел, будет выступать Сергей Юрьевич Глазьев. У него "Культура России, финансовое обеспечение по остаточному принципу". Я скажу, что не только культура России по остаточному принципу и образование по остаточному принципу, и наука по остаточному, и здравоохранение по остаточному принципу. Кстати, и при коммунистах здравоохранение финансировалось по остаточному принципу. Мы-то радовались перестройке, думали: повернутся лицом к народу, что-то будет получше, а стало еще хуже, чем тогда.

В общем, конечно, мы сейчас на переломе. Я тоже согласен, что мы должны объединиться и, самое главное, честно говорить о тех проблемах, которые здесь есть. Я хотел нестандартно закончить, немножко отойти от этой темы и все же вам всем сказать. Два месяца тому назад я был свидетелем, как вот этот человек, который сидит у нас в президиуме и ведет, погибал и стоял вопрос о жизни и о смерти. Причем за последние 5 лет второй раз. Сегодня я его вижу здесь и я счастлив, что я его вижу здоровым. (Аплодисменты.) Давайте пожелаем ему здоровья.

Я благодарю вас.

Председательствующий. Спасибо, Леонид Михайлович.

Слово предоставляется человеку, который в Государственной Думе владеет вопросами и отвечает практически за ту тему, которую мы сегодня рассматриваем. Это вице-спикер палаты нашей Катренко Владимир Семенович.

Катренко В.С. Уважаемый Иосиф Давыдович, уважаемые коллеги! Уважаемые дамы и господа!

Я с большим удовольствием принял приглашение поучаствовать в сегодняшних парламентских слушаниях, и переполненная аудитория - это прекрасное свидетельство тому, насколько эта тема важна, нужна и востребована.

Конечно, мне сложно выступать после столь известных и столь блистательных ораторов, каковыми являютя мои предшественники. Но, тем не менее, я постараюсь без общих фраз дополнить конструктивом те предложения, которые уже звучали с этой трибуны.

Перед тем, как прийти в эту аудиторию, я внимательно ознакомился с концепцией нынешних парламентских слушаний. Полностью разделяю мысль авторов о том, что борьба с терроризмом не может быть собственным делом силовых структур. Совершенно очевидно, что в становлении гражданского общества, мобилизации всего нашего народа на борьбу с терроризмом должна все более активное и деятельное участие принимать культура России.

И сегодня я выступаю с этой трибуны, как правильно заметил Александр Александрович, не только как депутат, не только как вице-спикер, но и как уроженец Южного федерального округа, как человек, которому шесть месяцев назад было поручено возглавить постоянно действующую комиссию (я хочу подчеркнуть, не разовую комиссию по расследованию очередной трагедии, а постоянно действующую комиссию по проблемам Северного Кавказа), которая на прошлой неделе проводила "круглый стол" на тему устойчивого развития Северного Кавказа.

Хочу сразу оговориться, что в этой комиссии у нас очень яркие, солидные государственные деятели. Это вчерашние руководители парламентов северокавказских республик, это вчерашние вице-президенты, это руководители регионов, губернаторы, те люди, которые не первый год занимаются большой политикой. И надо сказать, что мы не обольщались по поводу того, что в течение короткого времени сможем выработать какие-то конструктивные предложения.

Тем не менее, полугодовая работа позволяет нам предложить определенные наработки вниманию депутатского корпуса, президента, правительства, что, в общем-то, уже и делается.

Говоря о сегодняшних парламентских слушаниях, хочу сказать, что же такое "культура" в современном понимании этого слова. Это не только литература, искусство, музеи, библиотеки, понятие "культура" включает в себя и науку, и религию, и философию, и образование, и многое другое. Мы отдаем себе отчет в том, что в качестве противопоставления такому абсолютному злу, как терроризм, культура, безусловно, стоит намного ступеней выше, хотя должны признать, что в последние десятилетия культуре был нанесен целый ряд сокрушительных ударов, в результате которых она как бы поблекла и полиняла.

Правда, винить в этом только культуру и ее деятелей не стоит. В том, что культура оказалась пущеной на самотек, погрязла в коммерциализации, виновато, в первую очередь, государство. Я согласен с прозвучавшей здесь мыслью, что негативные тенденции в культурной сфере можно преодолеть только с помощью систематической, планомерной государственной поддержки, а ее-то часто и не хватает. Посмотрите, каждый террористический акт является ударом по культуре. Вспомните два самых страшных события последнего времени - "Норд-Ост" и Беслан. В первом случае захватчики театра на Дубровке постарались противопоставить культурному мероприятию свой проект, хотя ясно было, что за душой у них нет ни религии, ни культуры. Это был циничный вызов общечеловеческим ценностям, и следует признать, что он принес свои зловещие плоды.

Не менее жестокому испытанию подверглась культура и во время бесланских событий. Что может быть подлее, чем варварски растоптать традицию любого народа - приводить своих детей в школу, чтобы приобщить их, в том числе, и к изучению своего культурного наследия. И вновь государство и общество, к сожалению, оказались не готовы взять под защиту граждан, испытавших чудовищный шок от вида своих искалеченных и погибших близких.

Уверен, что законодательная деятельность, инициативы, совместная работа мирового сообщества по борьбе с террором, безусловно, принесут и приносят свои плоды, но не менее важно принимать действенные меры по улучшению жизни в "горячих точках", каковой является Северный Кавказ. Особенно важно принятие своевременных мер в развитие культурной сферы. Хотелось бы остановиться на двух конкретных примерах. По моему глубокому убеждению, не только по моему, но и по мнению широкого круга членов Комиссии по проблемам Северного Кавказа и участников тех мероприятий, которые мы проводим, выезжая в регионы, проводя "круглые столы", конференции, семинары, рабочие группы, мы считаем, что давно назрела необходимость образования информационно-пропагандистского центра по Северному Кавказу для информационного обеспечения политики Правительство Российской Федерации в этом регионе. При содействии данного информационно-пропагандистского центра существует реальная возможность создать цикл передач на радио, телевидении, публикаций в других СМИ, направленный на пропаганду мира, культуры, межнационального общения, взаимной терпимости, сотрудничества и взаимопомощи между народами Российской Федерации, особенно в условиях нагнетаемого апокалипсиса.

Предложил бы также создать на базе одного из федеральных государственный каналов редакцию под названием "Народы России", освещающую историю, культуру, науку, искусство, весь спектр духовных ценностей народов, в том числе, и юга России. Тем самым, в сознании россиян разрушался бы образ врага-южанина, который настойчиво навязывается в течение последних лет.

В свою очередь, жители национальных окраин прониклись бы пониманием мощного влияния, которые оказывают на них российская культура и нравственность, и как объединяющей, цементирующей силы в единой семье народов.

Более углубленное изучение ситуации в духовной, идеологической сфере приводит нас к выводу о том, что, к сожалению, постулат о том, что зло - активно, сегодня как бы подтверждается. Да, оно активно. И анализ показывает, что представители традиционного ислама или традиционных религий в российской общественной жизни, культурной жизни на сегодняшний день проигрывают на идеологическом фронте. И в этой связи звучат голоса о том, что необходимо создавать специальные учебные центры, где бы деятели тех или иных религий готовили к вот этим идеологическим баталиям.

Другой пример. Все чаще в последнее время мы сетуем на то, что телевидение развращает нас и наших детей сценами насилия, взывает к неизменным чувствам, без меры увлекается показом рекламы. Да, и с этим трудно не согласиться. И я думаю, трудно будет возразить и упрекнуть депутатов нынешнего состава Думы, хотя тут у нас есть разные точки зрения на этот счет, в том, что не предпринимается никаких мер для того, чтобы предотвратить вот этот грязный потому. Кое-какие решения, неплохие решения, что признается в том числе и оппозицией, уже приняты.

Передачи, к сожалению, патриотического содержания, показ реального противодействия международному терроризму на фоне всего того, что мы видим, к сожалению, пока уходят на задний план. Осознавая это, в марте 2004 года при содействии администрации президента, Федеральной службы безопасности России был создан фонд поддержки патриотического кино. По поручению руководителя палаты я стал одним из сопредседателей. Его учредителями выступили Общероссийский общественный национальный военный фонд, Всероссийское общественное движение ветеранов локальных войн и военных конфликтов "Боевое братство" и другие организации. Вторым сопредседателем является Константин Эрнст.

В настоящее время фонд реализует ряд творческих проектов посвященных деятельности отечественных спецслужб в области противодействия международному терроризму и борьбе с наркобизнесом. Издает труды ученых посвященные терроризму и борьбе с ним, проводит под эгидой Первого канала и Федерального агентства по культуре и кинематографии всероссийский конкурс на лучшие сценарии игровых телевизионных фильмов патриотической направленности.

Но опыт жизненный и политический подсказывает, что никакая деятельность большого количества агитационных пропагандистских служб, огромное количество всякого рода фондов никогда не смогут принести должного эффекта, если в жизни нет конкретных примеров. И вот то, как сегодня прекрасно восседают на этом мероприятии, как вы уже правильно заметили, Леонид Михайлович, раввин и православный священник – это прекрасное подтверждение тому, что в этом мире, в который мы все посланы Богом, у каждого своя тропа к нему. Но вместе с тем мы посланы для того, чтобы помогать друг другу, чтобы приносить в этот мир свет, добро и теплоту.

Поэтому, заканчивая свое выступление, хотел бы сказать, только объединяя усилия, мы можем побороть это вселенское зло. И, конечно же, побольше личных примеров, поменьше общих фраз, и побольше личных примеров.

Спасибо большое.

Председательствующий. Спасибо.

 

Все материалы этого раздела публикуются по предложению общественного экспертного Совета

при Комитете Государственной Думы Российской Федерации по культуре

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала