Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Библиотека "Россия" 

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Русское Золото

* Российская элита * Русское самосознание * Культура России

* Интеллигенция России * Уроки для России * Народ России * Русские

Меценатство в России

Д.Толоконников, потомок династии Рябушинских
 

 

С конца XVIII в. в России начинает активно развиваться такое общественное явление как меценатство искусству, наукам, культуре путем собирания больших библиотек, коллекций, создания художественных галерей и театров*.

Развитие меценатства на Западе и в России носило разный характер. Для предпринимателей Запада - это был, прежде всего, способ избавиться от высоких налогов, то есть оно имело юридическое основание и в меньшей степени нравственное. Поэтому его нельзя назвать истинным меценатством. В России же меценатство для предпринимателей - это был прежде всего патриотический долг перед Родиной, они считали, что если Бог наградил их деньгами с какой-то целью, то целью этой была благотворительная деятельность и помощь ближнему своему. То есть в России было истинное меценатство, когда люди жертвовали деньги на благое дело, не ожидая взамен каких-то определенных почестей, они делали это не во славу себе. Именно это и являлось характерной чертой российского меценатства, его нравственной особенностью.
Меценатство в Российской Империи
Очень точно подметил К.С.Станиславский, когда сказал, что "для того, чтобы процветало искусство, нужны не только художники, но и меценаты".

Люди создавали многочисленные театры, помогали неимущим, жертвовали свои деньги на становление культуры. Во многих случаях они даже оставались в тени, не называя своего имени, тем самым, подтверждая свои благие намерения.

Можно рассматривать меценатство с разных сторон, в том числе, как причуды обеспеченных людей, не знающих, куда девать деньги. Но среди предпринимателей и богатых людей того времени, как и среди других слоев населения, были люди, желавшие жить другой, более духовной жизнью, начинавшие понимать в ней смысл, желавшие подняться над течением обыденной жизни.

В истории Российского государства существует много имен и фамилий, чьи дела никогда не будут забыты. Частная инициатива в лице Рябушинских, Морозовых, Третьяковых, Бахрушиных и многих других способствовала получению признания многих явлений отечественной культуры, которым было суждено позднее стать национальной гордостью. Благодаря этим людям российская культура получила мощный толчок в своем развитии. На их средства устраивались выставки живописи и вечера поэзии. Жизнь этих людей, не ставивших перед собою цель наживы, несправедливого обогащения, была целиком отдана служению своему Отечеству. Они считали необходимым помогать народу, церкви и, конечно же, поощрять развитие науки и промышленности.

У благотворительности и меценатства, как и других социальных явлений, были определенные истоки и побудительные причины, среди которых можно выделить высокую религиозность людей, жертвовавших свои деньги на благое дело. Их действия во многом определялись библейской формулой: "Кто одел голого, накормил голодного, посетил заключенного, тот Меня одел, Меня накормил, Меня посетил" (Евангелие от Матфея 25:34-46).

Исследователь московского купечества П. А. Бурышкин считал, что "само отношение предпринимателя к своему делу было несколько иным, чем на Западе. На свою деятельность они смотрели не только, как на источник наживы, а как на выполнение задачи, своего рода миссию, возложенную Богом или судьбою. Про богатство говорили, что Бог его дал в пользование и потребует по нему отчета, что выражалось отчасти и в том, что именно в купеческой среде необычайно были развиты и благотворительность, и коллекционерство, на которые и смотрели как на выполнение какого - то свыше назначенного дела".

Большая часть меценатов того времени были старообрядцами. Какого-то определенного бизнес-сообщества старообрядцев никто не создавал специально. Просто купцы-староверы, приезжая в соседнюю губернию на ярмарку, очень быстро находили себе подобных людей, которые не пили в трактирах ничего, кроме чая. Моментально завязывались деловые и дружеские отношения. Принадлежность участников договоров и соглашений к общей гонимой вере выступала определенным гарантом того, что сделка будет честной и справедливой.

В 70-х годах XIX в. в Москву в надежде изменить свою жизнь стали стекаться старообрядцы со всей России. Среди тех, кто заселял окрестности Рогожского и Преображенского кладбищ, было очень много бывших крепостных, отпущенных помещиками на вольные заработки.

Основатель династии фабрикантов Савва Морозов который был крепостным ткачом на Зуевской текстильной мануфактуре, уже в 1797 г. записался в московское купечество как владелец собственного текстильного производства и торговли.

В этот же год в Рогожскую слободу из Коломенского уезда Волхонской области в московское купечество прибыл Егор Солдатенков, дед Козьмы Солдатенкова, будущего владельца крупнейшего в России издательского бизнеса стоимостью 8 млн. руб.

Чуть позже, в 1800-1815 годах в Москву приехали основатели династий Третьяковых, Мамонтовых, Щукиных, Бахрушиных, Алексеевых, Сапожниковых и других.

Вчерашние крепостные мужики и мелкие торгаши из неизвестных деревень уже через несколько месяцев после приезда в Москву неожиданно записывались в третью, а то и во вторую купеческую гильдию, для чего требовался капитал как минимум в 4-5 тыс. руб.

Деятельность практически всех предприятий, основанных в начале XIX в. поселившимися в Москве старообрядцами, так или и иначе, была связана с обработкой льна, производством текстиля и, соответственно, его продажей.

Мануфактуры Михаила Рябушинского и Саввы Морозова одними из первых начали применять для обработки льна машинное производство. Это позволило им значительно повысить качество и ассортимент тканей, которые стали пользоваться огромным спросом на внутреннем рынке страны.

Так Морозовы и Рябушинские стали текстильными магнатами и мультимиллионерами.

Однако наследники купцов-старообрядцев были уже в большей степени купцами, чем старообрядцами. Они получали отличное образование, коллекционировали живопись, предметы искусства и издавали газеты. Верность старообрядчеству они сохраняли в основном из уважения к родителям, создавшим фамильные состояния.

Например, в знаменитом особняке Степана Рябушинского (внука основателя текстильной династии) построенного архитектором Шехтелем, была старообрядческая молельня в стиле модерн.

Представители нового поколения московских фабрикантов и банкиров продолжали делать немалые взносы в кассу старообрядческой общины, соревнуясь друг с другом в том, кто построит большее количество церквей, однако в поддержке общины уже не было необходимости. Государство и общество стали относиться к купечеству с гораздо большим уважением, и у старообрядцев отпала необходимость жить в изоляции за Рогожской или Преображенской заставой. Для контактов с городскими властями теперь использовалось вновь организованное Московское купеческое общество. Старообрядческая община постепенно превратилась в сугубо религиозную организацию.

Для большинства меценатов XVIII-XIX вв. благотворительность стала скорее образом жизни, чертой характера, нежели следствием разного рода экономических катастроф. Внутренние побуждения российских "медичей", обусловленные религиозными представлениями о мире, о душе человека и религиозным воспитанием, явились главным источником, определившим размах меценатства. Большая часть пожертвований шла в пользу нищих, ведь со второй половины XIX в. в силу экономических спадов появлялись безработные, многие из которых и становились нищими.

Церковь всегда играла очень важную роль в процессе решения духовных и социальных проблем, и в современных условиях РПСЦ (Русская Православная Старообрядческая церковь) позитивно относится к данному вопросу.

Об этом высказался Митрополит Андриан, глава этой церкви.

"Церковь традиционно волнуют вопросы духовного здоровья нации. А наш народ вот уже сколько времени испытывает сильнейший натиск чужой морали, антинравственности, прямой бесовщины, изливающийся на нас из различных источников массовой информации, массовой культуры. Сегодня это уже заметно сказывается на облике нашего соотечественника. В результате по стране в целом - падение морали, снижение культурного уровня, отмирание патриотизма, оскудение веры. А в семьях - раздор и горе родителей.

И социальное расслоение общества только довершает бедственную картину.

Речь идет не просто о бедности. Бедность - неизбежное явление, известное во все времена… Бедность одних, богатство других - так было всегда и, вероятно, будет. Но при этом не должно быть отчуждения в обществе: одна его часть не слышит и не понимает, просто не замечает страданий и агонии другой части общества. Это - рак нравственности. Его метастазы и дают себя знать в процессах социальной деградации.

История старообрядчества в этом плане весьма поучительна. Широко известны имена купцов Морозовых, Кузнецовых, Рябушинских, Рахмановых, Шибаевых и так далее, и так далее. Хочу обратить ваше внимание на то, что эти люди - созидатели. В них жил иной дух. И ими руководила не жажда богатства. Они создавали не капиталы, а в первую очередь - производства: заводы, мануфактуры. Создавали и городскую среду: жилье, училища, больницы. Характерный пример такого купца - созидателя - Арсений Иванович Морозов. То, что было построено при нем, до сих пор составляет основу городского хозяйства в нынешнем подмосковном Ногинске, прежде называвшемся Богородском. Даже трамвайную линию, единственную на все Подмосковье, провел он. И электрифицировал старообрядческие деревни за десять лет до "лампочки Ильича". Этот человек, располагающий огромными средствами, тем не менее, постоянно чувствовал себя в долгу перед Родиной, пред Богом и людьми, и работал, возвращая этот долг тем, что давал людям рабочие места, строил храмы, и больницы, жертвовал нуждающимся, давал образование детям рабочих. Это был нормальный путь развития отношений богатства и бедности, сопряженный с высокой религиозностью и нравственностью.

Но пришло время, и Россия сошла с этого пути. Начались разные эксперименты. Попытки искусственно создать контролируемый механизм распределения мирских благ памятны нам до сих пор, так как мы испытывали его на собственной судьбе.

Но и с падением коммунизма полоса испытаний для нас не закончилась. Во многом дело только ухудшилось. О патриархальном капитализме времен Арсения Ивановича Морозова можно забыть, наши новые русские капиталисты пока еще в целом не заслуживают наименования созидателей"1.

Отстраненность купечества от бурной идейной жизни тоже имела позитивный характер для формирования меценатской деятельности. Ведя в большей свой мере по религиозным канонам аскетический образ жизни, меценатам было противно наблюдать за тем, как национальная культура приходит в упадок.

Купцы в большей степени не обращали никакого внимания на общественное мнение. Они чувствовали себя ответственными за свою страну и родной город, в этом и заключался их патриотизм. Именно это заставляло их вкладывать свои деньги в отстающие и развивающиеся отрасли промышленности и народного хозяйства. Интересно, что среди крупных промышленников и торговцев иностранного происхождения меценатов практически не было.

Можно привести характеристику В.В.Стасова этой части московского купечества в статье, посвященной П.М.Третьякову и его галерее. Он свидетельствует, что в течение первой половины XIX столетия выросла иная порода людей купеческой семьи, у которых, невзирая на богатство, всегда было мало охоты до пиров, до всякого нелепого прожигания жизни, но у которых была вместо того великая потребность в жизни интеллектуальной, было влечение ко всему научному и художественному. И вот эти люди ищут себе постоянных товарищей и знакомых в среде интеллигентной, истинно образованной и талантливой, проводят много времени с писателями и художниками, интересуются созданиями литературы, науки и искусства. Одни из них накапливают в своем доме богатые собрания книг и рукописей, другие - не менее богатые коллекции картин и всяких художественных произведений. Одни сами становятся писателями, другие - людьми науки, третьи - художниками и музыкантами, четвертые заводят типографский станок и печатают целые библиотеки хороших книг, пятые создают публичные галереи, куда открывают доступ всем желающим. И всегда, во всем стоит у них на первом месте общественное благо, забота о пользе всему народу.

С.Морозов, прожив совсем недолгую жизнь, оставил после себя память не только как меценат, но и как щедрый филантроп. Он помогал как определенным лицам, так и целым учреждениям и организациям. Пожертвования его были в некоторых случаях весьма значительными. Он дал несколько десятков тысяч рублей на строительство родильного приюта при Староекатерининской больнице (ныне Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф.Владимирова), десять тысяч рублей - "на дело призрения душевнобольных в Москве".

Дрyгая не менее яркая представительница морозовской династии, фактическая владелица товарищества Тверской мануфактуры, Варвара Алексеевна, твердо придерживалась принципа, что жертвовать свои средства надо исключительно на то, чтобы лечить или учить народ. Верная этому принципу, она на собственные средства построила первую раковую клинику на Девичьем поле, богадельню и школу в Твери.

Это далеко не полный список благих деяний династии Морозовых.

Довольно значительные пожертвования во благо ближнему своему делал один из самых известных и знаменитых российских меценатов П.Третьяков.

Он жертвовал средства на устройство работ для нищих в городском рабочем доме, для учреждения стипендий в московских мещанском училище и училище глухонемых.

Как высоконравственный человек, П.Третьяков никогда не выставлял свои пожертвования напоказ и не любил никаких чествований по этому поводу.

Особенно большую заботу он проявлял по улучшению условий труда и быта на вверенной ему фабрике товарищества Ново-Костромской льняной мануфактуры. Под его влиянием и руководством здесь были устроены образцовая школа, больница, родильный приют, ясли и потребительское общество. В конце XIX в. это предприятие считалось одним из самых передовых и благоустроенных в России.

Такие прогрессивные люди, как Рябушинские, Морозовы, Третьяковы внесли огромный вклад не только в развитие промышленности и культуры, но также и в развитие науки, что дало мощный импульс к появлению многих новшеств, открытий и изобретений.

Важнейшими системообразующими слагаемыми, определившими содержание российского меценатства на всем протяжении его пути, на взгляд И.Н.Мартынова, являются следующие:

- Радение о национальной культуре. Не просто забота и внимание к ней, а именно в таком понимании, как это определяет словарь Даля: "старательное и усердное желание хлопотать с душой". Качественная характеристика, определяющая настрой и отношение к национальной культуре той социальной группы, которая не только может, но и что особенно важно, желает взять на себя устроение её судеб.

- Радение о национальной культуре, как действие бескорыстное по преимуществу. Вкладывание средств в культуру не рассматривалось как возможность извлечения прибыли.

Вот лишь один пример именно такого понимания меценатства. В письме студенток Высших курсов им. П.Ф.Лесгафта, благодаривших Н.В.Мешкова за финансовую поддержку их учебного заведения в трудную минуту, читаем: "Дорогой Николай Васильевич! ...мы узнали, что, пожертвовав нам деньги, Вы пожелали остаться неизвестным. Но, тем не менее, мы не можем не выразить Вам своей искренней и глубокой благодарности за то большое и доброе дело, которое Вы сделали, за то, что своим пожертвованием спасли наши курсы и дали возможность пережить этот трудный год".

Этическое содержание содействия культуре имело для современников не последнее значение.

- Однако стремление что-либо сделать для отечественной культуры и желание делать это бескорыстно ещё не значит приносить ей ощутимую пользу. Меценатская деятельность М.А.Морозова, П.М.Третьякова, А.А.Бахрушина и многих других отличалась профессионализмом. Это профессионализм особого рода, который невозможно раскрыть только через определенные умения в каком-либо из видов искусств (хотя и это имело не последнее значение). Профессионализм в меценатстве это еще и обладание особым даром инициативы, интуиции видеть и делать то, что для отечественной культуры имело непреходящее значение. Профессионализм с этой точки зрения равен таланту.

Ю.М.Васнецов в своих воспоминаниях специально подчеркивал, что "Савва Иванович Мамонтов не был в тесном смысле художник, певец, или актер, или скульптор, а была в нем какая-то электрическая струя, зажигающая энергией окружающих. Бог дал ему особый талант возбуждать творчество других".

И еще одно важное замечание о таланте мецената. Ему, как и таланту художественному, далеко не всегда находилось понимание у современников. Однако истинный меценат имел силу воли и твердость характера, чтобы идти "против течения". Преодолевала косность властей разного ранга на смоленской земле М.К.Тенишева, слыли "чудаками" за свои коллекционерские и театральные интересы в купеческой среде М.А.Морозов и С.Т.Морозов, гигантские усилия прилагал для преодоления чиновничьих рогаток Н.В. Мешков.

- Принципиально важно то, что меценатство в России шло рядом с благотворительностью на ниве просвещения. Деятельное устроение российскими меценатами новых школ и училищ, выделение субсидий на стипендии студентам, многочисленные фонды в помощь учащимся и, наконец, финансирование строительства новых институтов и университетов было делом обычным. Данная взаимосвязь - свидетельство того, что меценатство не ограничивается только интересом к результатам профессионального искусства и науки. Меценатство - это ещё и всемерная забота о максимальной доступности культурных ценностей и благ для самых широких слоев и групп общества.

- Исключительно важно отметить и то, что подлинная меценатская деятельность не носит разовый характер, не проявляется в случайных или разрозненных акциях. Только имея тенденцию к постоянству и системности, меценатство утверждает свою значимость в национальной культуры.

Таким образом, меценатство в российской традиции проявляет себя только во взаимосвязи вышеперечисленных слагаемых, как комплексное явление. Используя терминологию из сферы искусства, можно и должно говорить о таком понятии как ансамбль с присущими ему соразмерностью и взаимообусловленностью.

Ратуя за возрождение национальных традиций, предлагая способы и средства для поддержания отечественного меценатства в современных условиях, необходимо учитывать его подлинное содержание, сложившееся в русской культуре исторически. Речь в данном случае идет не о "вредных и трудно реализуемых на практике отделения "истинных" меценатов от "неистинных", а о том, чтобы не подменять масштабных понятий явлениями случайного порядка и разового характера.

Предпринимательская благотворительность играла существенную роль в жизни российского общества. Она была формой поддержки неимущих слоев населения и способом улучшения жизни работающих. Меценатство имело важное значение для самих предпринимателей. Будучи, как правило, людьми религиозными, русские предприниматели считали необходимым помогать нуждающимся, чтобы "искупить" свою жесткость в деловой сфере, оправдать богатство и заслужить прощение за совершенные грехи. Обладая большой практической сметкой, предприниматели стремились направить деньги на благоугодное дело, также максимально целесообразно делая то, что могло бы принести пользу Отечеству или нуждающимся.

Меценатская деятельность богатых кругов населения в XIX в. была направлена на уменьшение страданий народа, на ликвидацию произвола в отношении народа, на восстановление социальной справедливости. С уверенностью можно сказать, что деньги не являлись целью жизни большинства купцов, для них главным было дело и духовное счастье, которое они искали в оказании всевозможной помощи тому, кому она требовалась. Но самое интересное, что их никто не просил об этой финансовой помощи, они сами проявляли инициативу и содействовали государственным и общественным интересам во всем. Счастье народа было их счастьем, устойчивость и надежность государства было их устойчивостью и надежностью.

Российский предприниматель длительное время был и фабрикантом-эксплуататором, и щедрым благотворителем. И то, и другое нередко прекрасно в нем уживалось. Сначала его благотворительность согласовывалась с реальными традициями и проявлялась в подаче милостыни нищим и просто нуждающимся, в пожертвовании церковным учреждениям. Но общественно-экономические условия развития России постепенно приводили все большее число предпринимателей к осознанию своей социальной ответственности перед народом и государством.

О масштабах этой деятельности свидетельствовал в 1856 г. известный историк М.П.Погодин. "Наши купцы не считают своих пожертвований и лишают народную летопись прекрасных страниц. Если бы счесть все их пожертвования за нынешнее только столетие, то они составили бы такую цифру, какой должна бы поклониться Европа".

К концу XIX в. размах благотворительной деятельности в России возрос еще больше.

К 1900 г. только в Москве производилось больше пожертвований, чем в Париже, Берлине и Вене. Федор Шаляпин с восхищением писал об этом: "Объездив почти весь мир, побывав в домах богатейших европейцев и американцев, должен сказать, что такого размаха не видел нигде. Я думаю, что и представить себе этот размах европейцы не могут".

Благотворительная и меценатская деятельность русских дореволюционных предпринимателей с точки зрения социологии демонстрирует наряду с религиозно-этическими и социальные мотивы. Деятельность русских предпринимателей в области меценатства и благотворительности можно оценивать по-разному. Какими бы ни были мотивации русских меценатов, благодаря их деятельности русская культура расцвела на рубеже XIX-XX вв., были найдены такие таланты как Шаляпин, Врубель и др., собраны и сохранены изделия народных промыслов, произведения отечественных и зарубежных мастеров искусства.
Благотворительность в современной России
В последнее время наблюдается значительный рост частного капитала, поэтому вопрос благотворительности стоит довольно остро. С ростом частного капитала, большая часть народа у нас в стране значительно беднеет и переходит далеко за планку нищеты. А в это время не только население нашей страны, но и почти все отрасли народного хозяйства остро нуждаются хоть в каких-то инвестициях. Но вместо того, чтобы развивать отечественную промышленность, наши олигархи предпочитают покупать зарубежные футбольные клубы и автомобильные заводы. При этом большинство российских предприятий приватизируются и продаются за смехотворные суммы, которые уже давно даже на Западе вызывают недоумения.

В связи с этим, весьма важно, чтобы современные предприниматели чаще обращали свои взоры в прошлое. Например, проявили бы преемственность в вопросе благотворительности и стали следовать принципам честной конкуренции: в этом плане очень поучительны оказались бы семь принципов ведения дел в России, которые были выработаны российскими предпринимателями в 1912 г.
- Люби и уважай человека. Любовь и уважение к человеку со стороны предпринимателя залог ответной любви и благорасположения.

- Уважай право частной собственности. Свободное предпринимательство - основа благополучия государства. Российский предприниматель, пекись о благе своей Отчизны. Береги собственность и имущество других как свое.

- Уважай власть. Власть - необходимое условие для успешного ведения дел. Уважай законную власть и ее блюстителей.

- Живи по средствам. Не зарывайся. Выбирай дело по плечу. Всегда оценивай свои возможности. Действуй сообразно своим средствам.

- Будь честен и правдив. Честность и правдивость - основа предпринимательства, предпосылка честной прибыли и уважительных отношениях в делах. Будь добродетелен, честен, правдив и милосерден.

- Будь верен своему слову. Деловой человек должен быть верен своему слову. "Единожды солгавший, кто тебе поверит?" Успех в деле во многом зависит от того, в какой степени окружающие доверяют тебе.

- Будь целеустремлен. Всегда имей перед собой ясную цель. В стремлении достичь заветной цели не переходи грань дозволенного.
Никакая цель не может затмить моральные ценности. Безусловно, те предприниматели, которые следовали в своей деловой жизни этим принципам ведения дел, являлись достойными сыновьями своего Отечества. И хотелось бы верить, что когда-нибудь эти принципы вновь будут почитаться в России должным образом. Пусть это не будет упреком в сторону наших сегодняшних олигархов, но мало кто из них может похвастаться сегодня соблюдением этих моральных канонов делового человека.

Современные олигархи пытаются оградить себя от народа высоким забором своего загородного особняка, пытаются не видеть и не замечать того, что происходит за сферами их интересов. Даже отношение предпринимателей к нашей с вами Родине само по себе абсурдно.

По словам М.Ходорковского, одного из богатейших людей современной России: "Для многих наших предпринимателей, сделавших состояния в 90-е годы, Россия - не родная страна, а всего лишь территория свободной охоты".

После этого невольно задаешься вопросом, в чьи руки уходит состояние государства, которое наживалось в течение не одного столетия и оправданы ли действия нашего государства, которое фактически по бесценке отдает его в руки людей, для которых судьба страны не играет никакой роли.

В данной ситуации приближается момент, когда будет необходимо осмыслить прошлое. Возможные предпосылки для этого уже существуют.

Можно сослаться на конкретные сведения и факты о благотворительной деятельности, как конкретных лиц, так и целых организаций, опубликованные в интернет-журнале "Меценат" и в специальной печати.

На Западе за основу выявления лидеров благотворительности берется финансовый показатель. При этом каждый год публикуются списки спонсоров, составленные в порядке, определяемом суммой потраченных на благотворительность денег.

Так, не очень давно журнал "Бизнесуик" в очередной раз опубликовал список "самых щедрых" спонсоров. На первом месте, как и ожидалось, супруги Гейтс, пожертвовавшие за последние пять лет 23,5 млрд. долл. на благотворительные цели.

Россияне в этом перечне не значились.

В России финансовый показатель не задействован, тема денег на благотворительность остается закрытой по желанию самих спонсоров. В качестве определяющего индекса количество событий культурной жизни с участием спонсоров отражает реалии нашей ситуации. Такой количественный фактор не дает всей полноты представления о деятельности коммерческих структур в сфере благотворительности, а демонстрирует лишь отдельные ее грани. На сегодняшний день журналу "Меценат" удалось составить наиболее полный реестр благотворительной деятельности за последние несколько лет.

В числе лидеров в деле помощи культуре последние годы значатся среди крупных коммерческих структур: НК "ЮКОС", ОАО "Газпром", КБ "Альфа Банк", компания "ИНТЕРРОС", КБ "Банк Москвы", АО "Лукойл", КБ "Зенит", "Внешторгбанк". Среди коммерческих лиц можно выделить Дмитрия Зимина, наследника одноименной династии, Игоря Найвальта и др.

Безусловно, примечательным фактором сегодняшней России можно считать новый рост частной благотворительности и частных благотворительных фондов.

То есть наиболее богатые и добропорядочные люди стали создавать свои фонды, например, фонд "Династия", который был основан Д.Зиминым. Он в последнее время довольно много времени тратит на общественную и благотворительную деятельность, в том числе он посвятил себя работе в Российском союзе промышленников и предпринимателей.

Частные фонды благотворительности - это новое явление, появившееся в России в последнее время. Пока их немного но имеется реальная тенденция увеличения количества таких фондов. Это обнадеживает.

И.Найвальт, глава ЗАО "Балтийская строительная компания", является крупнейшим строителем транспортной инфраструктуры в России, в том числе тратит значительные средства на строительство православных храмов. За последние несколько лет ЗАО "БСК" проявило инициативу в постройке и реконструкции порядка 40 церквей Российской Православной Церкви (по сведениям, опубликованным в журнале "Forbes" за май 2004 г.) Он считает, что "для верующего человека исполнять Закон Божий является вполне естественным, и успехи его компании он связывает именно с этим".

Что же касается благотворительных инициатив со стороны крупных холдингов и компаний, то тут тоже есть примеры.

Например, компания "ИНТЕРРОС" вкладывает значительные средства в образование. Спектр ее культурных проектов сосредоточен, в основном в одной точке - в материальной поддержке "Эрмитажа". В денежном выражении эта помощь превосходит многие иные программы, но большого внимания со стороны СМИ к своей благотворительной деятельности компания не привлекает.

Стабильный интерес к благотворительной деятельности проявлял и КБ "Альфа Банк". Он одинаково активно принимал участие в культурных программах на протяжении нескольких лет. Круг приоритетов его на удивление обширен. В его деятельности задействованы все виды искусств - музыка, театр, скульптура, литература, спорт, помощь православным храмам. За годы участия в спонсорских программах банк заработал устойчивый имидж - щедрого мецената.

ОАО "ГАЗПРОМ" тоже старается не уступать своим коллегам по меценатской деятельности. Но культурная политика его странным образом непоследовательна. Выбор объектов благотворительности во многом ничем неоправдан: спонсирует бродвейские мюзиклы, шоу, "мировые звезды". В проекте бюджета на благотворительство национальных культурно-массовых мероприятий было выделено порядка 750 млн. pyб. и в поддержку спорта - 1,5 млрд. руб. Всего 150 млн. долл.

КБ "Зенит" выступает спонсором концертов детских хоров, детской творческой школы, поддерживает оркестр Владимира Спивакова, развитие детского регби, помощь детским домам.

"Банк Москвы" имеет разносторонние интересы в сфере благотворительности, которые связаны в большей степени с интересами московского правительства. Поэтому о его культурной политике судить сложно.

Внешторгбанк также стал одним из активных участников благотворительной деятельности в области культуры. При этом он исходит из понимания того, что поддержка искусства - это возможность помочь дальнейшему развитию российской и мировой культуры. Он участвовал в финансировании реконструкции дома-музея М.А.Волошина, выдающегося русского поэта, художника и критика, в финансировании балетных фестивалей театра "Мариинский" в Петербурге и сотрудничал с Большим театром.

Если корпоративная благотворительность дополнится частной, то ситуация в обществе возможно изменится в сторону консолидации, придет понимание "богатеев" своей ответственности и перед обществом. Можно предсказать, что тогда благотворительные организации станут больше стремиться к информационной открытости, чем в настоящее время. Во всяком случае благотворительность в нынешней России должна набирать темпы и совершенствоваться с привлечением в сферу этой деятельности не только крупного, но и среднего и малого бизнеса.

Важное значение в становлении и укреплении благотворительности имеет юридическое оформление такой деятельности. Практически работа в этом направлении, хотя и медленно, но ведется.

Например, в декабре 1997 г. был разработан модельный закон "О меценатстве и благотворительной деятельности". На итоговом пленарном заседании VIII Всемирного Русского Народного Собора (4 февраля 2004 г.) был принят "Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании". Оба документа напрямую затрагивают вопросы меценатской и благотворительной деятельности в современной России.

Вот выдержки из II параграфа "Свода нравственных принципов и правил в хозяйствовании", затрагивающие в определенной мере преемственность меценатства в России в прошлом и теперь:
- Богатство - не самоцель. Оно должно служить созданию достойной жизни человека и народа.

- Богатство - само по себе не благословение и не наказание. Это, прежде всего, испытание и ответственность.

- Долг состоятельного человека - творить людям добро, не обязательно рассчитывая при этом на общественное признание.

- Культ богатства и нравственности в человеке не совместимы. Отношение к богатству как к кумиру неизбежно разрушает экономическую и правовую культуру, порождает несправедливость в распределении плодов труда, социальную "войну всех против всех".

- Для нравственного человека собственность есть не только средство извлечения выгоды, но и средство служения идеалам добра и справедливости.

- Собственность дает максимальную отдачу именно тогда, когда она употребляется эффективно, а плоды ее использования распределяются справедливо и ответственно, "вкладываются" в социальную стабильность. Если человек создает материальные блага исключительно для себя, своей семьи, своей социальной группы, при этом пренебрегает интересами других, - преступает нравственный закон и многое теряет в экономическом смысле.

- Бедность или богатство человека само по себе не говорят о его нравственности или аморальности. Бедный, растрачивающий свои способности без пользы или употребляющий их только в корыстных целях, не менее безнравственен, чем богатый, который отказывается жертвовать часть доходов на общественные нужды.

- Деньги лишь средство для достижения поставленной цели Они должны находиться в постоянном движении, в обороте. Дело - настоящее, захватывающее целиком, - вот богатство предпринимателя. Отсутствие культа денег раскрепощает человека, делает его внутренне свободным.
Люди часто задаются вопросом, какую же цель преследуют предприниматели, когда они жертвуют деньги на то или иное дело. Хотят ли они этим заслужить прощение за содеянное ими (может там зачтется?) или эта подоплека имеет юридическое основание, то есть, совершая благие деяния за счет денежных пожертвований, предприниматели пытаются избежать более высоких налогов со стороны государства, или они преследуют более высокую моральную цель?

Неплохо было бы, если бы наши сегодняшние предприниматели осознали слова Василия Ивановича Прохорова, основателя известной династии, произнесенные им на смертном одре: "Живите не для богатства, а для Бога, не в пышности, а в смирении".

Меценатство в России в прошлом и теперь убедительно доказывает, что только люди с добрым сердцем и светлым умом, нравственно и духовно зрелые, ответственные и трудолюбивые смогут обеспечить себя, принести пользу своим близким и своему народу. Не зря народная мудрость гласит: "Не тот богат, кто деньги отсчитывает, чтоб спрятать их в сундук, а тот, который отсчитывает у себя лишнее, чтобы помочь тому, у кого нет нужного".

Пусть так и происходит в России, вступившей в XXI в.

Примечания

1 Завтра. 2004. Июнь-июль. № 27(554).


* Меценатства (покровительство) берет свое начало от имени Мецената, приближенного императора Августа в Древнем Риме, выполнявшего его политические, дипломатические и другие поручения и осуществляющего по своей воле покровительство поэтам и художникам.

http://www.rau.su/observer/N1_2005/1_11.HTM

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала

Об авторских правах в Интернете