Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Библиотека "Россия" 

Каталог "Россия в зеркале www"   Блог-Пост   Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Русская идея

 

 

Изоляционизм – кратчайший путь к открытости России.

 

Прислал: M.M. Фев 13, 2005
Аналитические записки Фонда «Алконост» № 1, 2005 г.


Оглавление
1. Четыре цикла истории нашего государства.
2. Нулевой цикл – окончание татаро- монгольского ига.
3. Первый цикл – от Преподобного Сергия до Петра 1.
4. Второй цикл – от Петра 1 до Октябрьской революции.
5. Третий цикл – «Железный занавес», начало нового отчуждения от Запада.
6. Структурный анализ государства Российского в сопоставлении с идеальной моделью государства.
7. Выводы по структурному анализу.
8. Что же это за зверь – изоляционизм?
А. Взгляд изнутри.
Б. Взгляд снаружи.
9. Идеализм практичен.
10. Рекомендации.


1. Четыре цикла в истории нашего государства.
Автором «Аналитических записок» в свое время были опубликованы восемь программных статей под общим названием “Строим идеальное государство” (1) с целью побудить политически не ангажированных людей подумать над тем, каким бы они хотели видеть Россию в относительно далеком будущем, спустя, предположим, несколько столетий. Однако у этого проекта есть еще одна интересная задача, – через призму нашего видения идеального государства понять, что представляет собою Россия сейчас, и какие шаги надо бы предпринять, чтобы вектор движения был направлен именно к нашему идеальному представлению о государстве. Прежде всего, полезно было бы оценить те громадные изменения, произошедшие в России и вокруг нее в последние двадцать лет, и насколько они, эти изменения, вписываются в общую тенденцию развития России. Начать надо, в соответствии с нашей методологией, с выявления циклов, без которых, по нашему убеждению, не обходится никакое движение, никакое развитие. В тысячелетней истории России явно выделяются узловые точки: вторжение татаро- монгол, окончание ига, совпавшее с деятельностью Преподобного Сергия, реформы Петра 1, Октябрьская революция. Их и возьмем для определения циклов.

2. Нулевой цикл.


В геополитических взаимоотношениях Запад-Россия важно отметить, что собственно взаимоотношения с Россией как государством у Запада начались именно после того, как монголы покорили Русь, превратив ее в западную провинцию своей империи. Именно в этот исторический период мы обособились от всего западного мира в рамках нового квазигосударства- провинции, активно перенимавшего у монголов способы управления и некие духовные знания, или заветы, если хотите, которые воплотились впоследствии в неудержимое движение русских на восток, в пространство, именовавшиеся раньше империей Чингизхана. Время монгольского ига можно назвать нулевым циклом, так как наряду с естественным негативом шла подспудная работа по строительству фундамента будущего государства.


3. Первый цикл.


С деяний Преподобного Сергия начинается отсчет нового цикла – становления русского государства. Именно в этот период произошло обособление от Киева, не способного играть роль центра Руси в силу своего географического положения и локальной замкнутости в рамках национального (не имперского) проекта. Именно в этот период зыбкие западные границы, за которые шла нескончаемая борьба, вырисовывались более или менее определенно, именно в этот период шло неудержимое расширение на восток, в земли, являвшиеся исконными в империи Чингисхана, именно в этот период осуществлялось очень жесткое обособление от Запада, преимущественно католического и, значит, еретического с точки зрения русского человека. Защита западных рубежей с одной стороны, и присоединение бескрайних восточных земель с другой как бы смещали центр тяжести новообразованного государства к востоку с очевидной целью защитить от еретиков истинную веру и вековые традиции.


4. Второй цикл.


Решительно порвал с традиционными устоями русской жизни Петр 1. Объективно это диктовалось необходимостью модернизировать государство по западному образцу, ибо уж слишком расширились пределы страны, границы которой требовали охранения, а сама страна нуждалась в рационализации управления. В этих вопросах, конечно, никто лучше немцев и голландцев в качестве учителей не подходил. Однако ж была проблема с самими русскими, справедливо не желавшими иметь ничего общего ни с немцами с голландцами вкупе, осквернявшими Христово Учение ересью, ни с их культурой. Пришлось прорубать «окно в Европу» силой, инициировав тем самым церковный раскол и низвержение патриаршей власти. Силой же внедрялась и западноевропейская культура, но, как писал Н.С.Трубецкой: «Из "русского дурака" сделать европейца трудно; надо сначала сбить с него дурь дубиной, заставить его забыть свое национальное лицо. И потому-то и Петр I, и все его преемники на русском престоле изощрялись в оскорблении русского прошлого и русского национального чувства, в попирании исторически сложившихся устоев русской жизни, вплоть до устоев нравственных и религиозных. Это продолжается и теперь. То, что проделывается в этом отношении над широкими народными массами, иной раз до мелочей напоминает то, что проделывали в свое время Петр I и его преемники над русским дворянством. Разница только в масштабе, ибо Петр I ограничивал свою задачу только европеизацией дворянства, полагая, что оно уже само дальше будет производить ту же работу европеизации над другими слоями населения, теперь же советская власть принялась за сами народные массы». (2) В отличие от Петра I мы знаем, какую цену русский народ заплатил (и платит по сей день) за это сближение. Многочисленные войны, монблан трупов, никогда, даже в лучшие времена не прекращавшийся поток клеветы, наветов и оскорблений.


5. Третий цикл и роль железного занавеса.


Октябрьская революция поставила точку в этом сближении, начав отсчет времени в новом цикле. Однако, согласимся с Н.С.Трубецким, европеизация во многом продолжалась, стимулируя атеизм, декадентство в искусстве, евроцентризм в науке и культуре, хотя все это в значительной степени нивелировалось «железным занавесом». Период между Октябрьской революцией и горбачевской перестройкой уникален именно тем, что силою обстоятельств страна была отгорожена от отвратительной стороны европейской действительности и, вместе с тем, впитывала все ценное, что обнаруживали там наши культегерские эмиссары. Теперь, когда пропагандистская пыль улеглась, можно сказать, что отбор этих ценностей велся вполне квалифицированно.
Таким образом, мы пришли к выводу, что именно наличие «железного занавеса» являлось свидетельством начала нового цикла обособления от Запада, – пролетарская революция не только совершила социальный переворот, она явила новую парадигму в отношениях России с Западом. Семьдесят лет – большой срок, это много больше сорока Моисеевых лет, мы затерли начисто в живой памяти дореволюционные мораль, веру, социальные взаимоотношения, и, при всей густозаселенности планеты, оказались как бы в пустыне, как бы отделенные от мира. Теперь видно, как чисты мы были перед падением занавеса, как возвышены были представления о том, что хорошо и что плохо, – они, эти представления, при всех оговорках, оказались на поверку значительно ближе к запечатленной в древних Писаниях Истине, чем хваленые «духовные ценности» Запада
Новый опыт «братания» с Западом в период Горбачевско-Ельцинской контрреволюции в масштабах истории не более чем короткий эпизод, ничего по существу не меняющий. Он как бы дан нам в назидание, – если в конце 80-х годов прошлого столетия мы после долгого разобщения с Европой еще питали по поводу нее какие-то иллюзии, то к началу ХХI века в подавляющем большинстве своем не чаем, как бы снова закрыться от этой цитадели «свободы», подозрительно похожей на вавилонскую блудницу, если не железным, то хотя бы эфирным занавесом. Сделать это теперь, как мы понимаем, будет не просто, хотя и можно, при условии, что ставится задача не порвать с Западом совсем, это было бы дико и нереально, а лишь пресечь некоторые каналы, особенно негативно влияющие на население России. Что нужно для этого? Прежде всего четко ответить на вопросы, во- первых – какие, собственно, связи следует прервать, а какие – ни в коем случае, и во-вторых, какие критерии отбора применить при этом. Иными словами, следует сначала понять, где мы находимся, каковы наши ближайшие цели, каковы идеалы, и каким путем мы хотели бы двигаться к этим ближайшим целям. Легко сказать! На этом спотыкались весьма серьезные люди и организации, однако мы облегчим себе задачу тем, что модель идеального государства, зафиксированная в статьях (1) есть то, что нам нужно. Тогда нам останется сопоставить государство, которое мы уже имеем с идеальным и выявить их несоответствия друг другу.


6. Структурный анализ государства Российского в сопоставлении с идеальной моделью государства.

Любое государственное устройство являет собой в разной степени узнаваемости модель иерархии, где на вершине есть глава иерархии, он же глава государства, затем элита, чаще всего закулисная, и чаще всего состоящая из денежных мешков или партократии, а не интеллектально- духовная, как это было в давние времена, затем воинство, затем деловые люди, – торговцы и промышленники, и, наконец, одураченные так или иначе массы, причем одураченность их прямо пропорциональна скрытности элиты. Что же имеем мы?
А. Президент, как высший Иерарх власти, конечно, более соответствует критериям идеального государства, чем канцлер ФРГ или Тони Блэр, так как руководит народом, испокон веков поддерживающим идею «несть власти аще не от Бога». Что бы ни говорили на Западе, но Путин не может руководить по-другому, он обязан быть в глазах людей отцом нации, строгим, но справедливым, умеющим дать отпор супостатам
Б. С духовной составляющей верховной власти посложней. Православная церковь, которая могла бы претендовать на консолидирующую роль в обществе, на самом деле не настолько сильна, как кажется. Сильной ее делает поддержка власти и деньги, которые она научилась зарабатывать. Воцерковленных же последователей церкви на самом деле немногим больше, чем неожиданно выросших численно неоязычников или сторонников Агни Йоги. Есть в России еще мусульмане, иудеи, католики, протестанты. Ни одна из «традиционных», как их принято называть, религий не в состоянии принять на себя бремя Единой Религии, так как каждая из них всех других считает неверными, гоями, неблагодатной веры и тому подобное. Сдвинуть их с этой точки невозможно.
В. Если не сформирована единая в своем веровании элита, то нет и соответствия с идеальным государством, а та элита, которая есть, по большей части тайная, поэтому не может играть роль легитимной руководящей силы нации. Наибольшее приближение к идеалу из всех известных послереволюционных элит имела, как это кому-то не покажется странным, КПСС в Советском Союзе. Во- первых, она имела единое верование, которое поддерживала в народе вполне эффективно, во-вторых, она пронизывала все общество от низов до верхов, играя роль селекционера, отделяющего нужных для государства людей путем тщательного отбора, в-третьих, она была накрепко переплетена с властью, являя собой искаженное, бледное, но отражение идеи симфонии власти духовной и власти светской, в-четвертых, на протяжении большого периода времени она пользовалась огромным авторитетом среди населения. Разрушение, вернее, саморазрушение этого регулятора привело к развалу СССР и к появлению элиты, формирующейся самым уродливым способом. Так, в ельцинскую эпоху стали создаваться некие ордена (масонские?), претендовавшие на формирование элиты, от Ордена Орла, созданного при содействии власти, до «международного ордена "Святого Константина Великого" в числе членов которого можно увидеть и Святослава Федорова, и Александра Любимова, ведущего телепрограммы "Взгляд", и бывшего члена политбюро ЦК КПСС Александра Яковлева, а рядом с ним и нашего патентованного патриота Илью Глазунова, – вечного и очень комфортабельно устроившегося "страдальца", и незабвенного Зураба Церетели, и "самого" Ельцина и "православного" князя Эстергази» (3). В путинскую эпоху роль элиты, тоже неявно, взяли на себя силовые ведомства, так как после Ельцина от былого изобилия гражданских людей, готовых честно служить стране, осталось выкошенное пьяной рукой и заброшенное потом сорняковое поле. В этих условиях едва ли не единственными ответственными людьми, соглашавшимися взять на свои плечи бремя поддержания государства, оказались люди из «органов». Все остальные элиты были развращены повальной коррупцией и мародерством. Ясно, что эти люди со специфической подготовкой не могут быть полноценной элитой. Не на усиление ее роли играет и скрытность, невовлеченность в процесс своей легитимизации путем разъяснения сущности своих идейных установок. Отсутствие легитимной политической элиты как касты есть прямое следствие отсутствия духовной элиты, как никогда разрозненной сейчас и помыкаемой псевдоэлитой, ничего общего с духовностью не имеющей.
Г. О нашем воинстве можно говорить много и ничего не сказать. Это слишком закрытое сообщество, как и должно быть. Нам же оно интересно с точки зрения его роли в иерархической структуре государства, как инструмента выполнения воли государства вне его границ. «Либеральные» годы не принесли воинству ничего хорошего, как и всем силовикам. Оно сознательно ослаблялось, а как единое целое, как каста уничтожалось, дабы не стало помехой в деле разрушения государства и государственности. Приход Путина к власти можно считать нижней точкой этого процесса. Однако потребуется еще с десяток лет, чтобы пройти обратный путь – к армии цельной, идеологически скованной, умеющей пользоваться силой. И то только в случае, если там будет внедрена идеология, за которую им не жалко отдать жизнь. Пока этой идеологии нет.
Д. Купечество и промышленники наши уже не являются частью народа. Они влились в космополитические ряды жестких грабителей народов и накопителей богатств, не отделеных в их сознании от личности. Никто не вносит столько раскола и розни, как эти люди, взявшие на вооружение западную антимораль: частная собственность священна. Именно они разделили наше государство, по крайней мере, на два враждебных друг другу и далеких от формулы счастливого государства Платона: «в государстве не должно быть ни бедных, ни богатых», а также от его важнейшего постулата: «Сейчас мы лепим в нашем воображении государство, как мы полагаем, счастливое, но не в отдельно взятой его части, не так, чтобы лишь кое-кто в нем был счастлив, но так, чтобы оно было счастливо все в целом» (4). Это самая большая проблема, которая может разрешиться только тогда, когда богатые откажутся от пагубной идеи, что богатство, данное им Богом, есть их личное достояние, то есть пока не установится преобладающее мнение, что нет священного права на собственность, а есть священная обязанность беречь и преумножать данные ему на временное хранение имущество и ценности, чтобы в должный момент употребить его на пользу общества.
Е. И, наконец, народ. Основание описанной нами государственной пирамиды. Носитель эзотерической Тайны в своем коллективном бессознательном, вечный страж идеальной модели, которую он несет в коллективной душе и которая есть единственный эталон, с чем он бессознательно сравнивает и оценивает архитектонику общества и государства. Времена смут хорошо показывают, к чему приводят привнесенные извне императивы экзистенциально чуждых культур. Изломы эти мы видим при христианизации Руси, при татаро-монгольском иге, при реформе Петра 1, наводнившей столицу чужеземцами. Последние, не понимая сути государства российского, бесцеремонно карежили все наши представления о нормах жизни, об истинной красоте, о святости и святом. Крушение устоев инициировало появление в реальной жизни героев романа Достоевского «Бесы», а затем и Октябрьскую революцию. Не менее страшная смута поразила Россию во время интервенции поляков в ХVII веке. Под маской просвещения и прогресса они втравили страну в войну всех против всех, и лишь чудо спасло ее от окончательного развала.
Последняя смута протекает у нас на глазах. Нетрудно заметить, что и новая напасть – результат интервенции все того же Запада, только теперь она была осуществлена в духе времени – в виде информационного вторжения, но все с той же вековечной целью: усмирить «русского медведя», сделать его ручным, не способным сопротивляться скрытой колонизации. Нетрудно заметить также, что всякий раз мы сами открывали ворота перед чуждой нам идеологией, и всякий раз это был атлантизм в том или ином обличии. Обращает на себя внимание и характерная особенность, – открывали ворота всегда элиты, соблазненные возможностью быть богатыми и «свободными», как на Западе, а последнее слово говорил народ, изгоняя соблазнителей. Причем он видел спасение от напасти в укреплении государства и в усилении власти. Того же самого подавляющее большинство простого люда требует и сегодня.


7. Выводы по структурному анализу.


Структурный анализ показывает, что наше государство далеко от идеального. Существующее сейчас стихийно возникшее пирамидальное строение государства не имеет той устойчивости, которая ему присуща в идеальном варианте. Прежде всего, Президентская власть не соответствует менталитету русского человека. Последний не принимает государя как топ-менеджера, а именно так позиционирует себя нынешний президент. Высшая власть в России всегда была, есть и будет сакральной. Не способствует легитимизации в качестве властного Иерарха его приверженность одной из нескольких религий. Здесь заложено зерно будущих конфликтов, так как попытка вернуть допетровские времена бессмысленна, а дореволюционные - опасна по простой причине: возрождающаяся неприязнь к служителям церкви распространится и на власть, как это было в предреволюционную эпоху. Тогда произошла десакрализация церкви, а вместе с нею и десакрализация власти. Народ увидел, что нет симфонии во взаимных отношениях власти и церкви, нет заповеданной пращурами их гармонического единства. В сознании простого люда это означает – власть незаконна.

Таким образом, главная проблема современной России в отсутствии Единой, цементирующей общество, религии. Она, впрочем, есть, это Свято-русские Веды, которые когда-то были единой верой на евразийском пространстве, однако они забыты до отрицания, поэтому вряд ли нам помогут. Новое Провозвестие – Агни Йога, или Живая Этика, данное для русских на следующие два тысячелетия, которое способно стать современными Ведами, вмещающими все великие Учения, только входит в жизнь. Обладая уникальными возможностями объединить все слои населения, оно остается в тени, так как время его еще не пришло. Будем надеяться, что предуказанное грядущее преображение Земли изменит и эту ситуацию.

Элита, формирующаяся сейчас в России, обладает теми же слабостями, что и ельцинская элита. Она закулисная, неявно оформлена, не содержит в своей самоидентификации духовную составляющую (верование), которая имела бы гласную легитимность, не пронизывает все общество, с тем, чтобы доводить до низов властные импульсы, гласно не участвует в формировании низовых, самых многочисленных и самых важных элит, заставляющих, в конечном итоге, вращаться весь сложный механизм государственного устройства. Откровения В.Черкесова подтверждают вынужденный и временный характер выбора чекистов в качестве элиты: «Мы должны понять, что все мы – единое целое. Никто не рвался к власти, не хотел присвоить роль господствующего сословия. История распорядилась так, что груз удержания российской государственности во многом лег на наши плечи. Мы должны признать, что буквальной готовности к этой роли у нас не было и не могло быть. Что чекисты – это не «ум, честь и совесть», а очень разные люди. С одной стороны, безусловные патриоты, сильные и активные, с другой – не без профессиональной ограниченности и корпоративных недостатков. Но так случилось. И просто не оказалось всему этому реальных социальных альтернатив» (5).

Атмосфера в деловом сообществе в точности соответствует атмосфере западной, отрицаемой нашим народом. Отношение к собственности так же не соответствуют русским идеалам. Забыта такая форма как артель, община, когда-то являвшиеся основой всего государства. Нет даже капли подобия формуле Платона: не должно быть в государстве ни бедных, ни богатых, Россия может устойчиво существовать только как страна среднего класса с очень умеренным потреблением. Попытка создать общество потребления по западному образцу ведет к новым социальным потрясениям.

Народ разобщен и подавлен, хотя и не в той степени, что в 90-е годы. Либералы, потерпевшие поражение, но обладающие деньгами и рычагами влияния – прессу, западных покровителей, сеть прозападных некоммерческих организаций, – сеют рознь и вражду как между социальными слоями, так и между народами, проживающими в России. Эта подрывная работа соответствует их интересам, так как либерализация и демократизация по их лекалам атомизирует общество и дает им возможность в дальнейшем получать свои сверхприбыли и богатеть, оставляя в законсервированном виде существующее социальное уродство.


8. Что же это за зверь – изоляционизм?

А. Взгляд изнутри.


Проблемы, затронутые выше, носят системный характер и требуют серьезного подхода. Главная из них – устойчивость государства. Наше утверждение, что все великие государства и империи заканчивали свое существование либерализмом и демократией надо воспринимать серьезно. Вспомним, что под расслабляющим влиянием демократии и либерализма пал Рим, а самодержавная Византия пережила его на тысячу лет. Самая устойчивая конструкция – пирамида, сцементированная Единой религией и пронизывающей все общество интеллектуально- духовной элитой. То есть модель, существовавшая в Золотой Век и повторяющаяся во всех устойчивых государствах. Но построение такой модели у нас в нынешних условиях невозможно из-за массированного воздействия внешних сил и плохой защищаемости ослабленного государства. Можно легко прогнозировать, что решительные преобразования ничем не завершатся в виду ограниченного суверенитета России.
Изоляционизм есть способ восстановить свой суверенитет. Что подразумевается под изоляционизмом. Концепции, аналогичные концепции бывшего вице-премьера Михаила Юрьева (6) вряд ли вообще возможны для исполнения, ибо изолировать Россию физически от всех политических, экономических, культурных, информационных, геополитических связей просто невозможно. Это фантазии. Вредные во многих аспектах, так как изобилуют прекраснодушными рецептами. Изоляция не вследствие обиды на весь мир, а как мера пресечения каналов, действительно мешающих строить задуманное. Собственно, это не будет самоизоляцией, это будет нашим осмысленным решением пойти на риск частичной изоляции со стороны внешнего мира. Поясним на примере. Слабость нашего Президента заключается, прежде всего, в том, что ельцинское наследие одним ударом не устранишь, слишком оно завязано на бывшей элите, – теперь сверхбогатых олигархах – и на множестве людей, встроенных в олигархические структуры, а также чиновников с их налаженными схемами нелегального обогащения. Это взаимозависимое сообщество пользуется гласной и негласной поддержкой зарубежных центров власти, необязательно политических, и, кроме того, соединено многообразными перемычками с легальными политиками и бизнесом. В этой системе установлено квазиравновесие и, в случае несанкционированного ею вмешательства, приходит в движение мощное зарубежное лобби, угрожая через подконтрольную прессу и связанных с ним влиятельных сановников дестабилизировать ситуацию.
Главный их пропагандистский аргумент – ухудшение инвестиционного климата, бегство капитала, и, как следствие, ослабление сотрудничества с Западом. Что в данном случае стало бы фактом, провоцирующим изоляцию? Осознание того, что все три угрозы – мифические. Отток капитала и ухудшение инвестиционного климата есть прямой результат нерешительности Президента, или промедления в действиях, что создает атмосферу неуверенности. При ясно озвученной цели – разрушение сложившихся мафиозных связей и при последовательных решительных действиях инвесторы это бы только приветствовали. Что касается отношений с Западом – игнорировать. Никуда они со своим сотрудничеством не денутся, Россию в серьезной политике никак не объедешь. Иными словами, опереться на волю народа, игнорировать реакцию Запада, решительно наносить удары и вести активную разъяснительную работу, вот и вся самоизоляция в данном случае. А на поверку – твердое восстановление суверенитета по отдельно взятой проблеме. Изоляция в данном случае будет не нашим решением, и окажется настолько глубокой, насколько захотят сами внешние силы. Сомнительно, что у них есть желание и возможности вывести нас из игры.
Или другой пример: элита. Она сейчас негласно рекрутируется из силовых ведомств, по большей части из ФСБ и других спецслужб. Черкесов по существу прав, так уж получилось, что честных людей либеральная контрреволюция загнала в катакомбы, их нелегко сейчас мобилизовать по многим причинам, а жить надо сейчас, потому и был призван традиционно наименее коррумпированный корпус чекистов. В чем здесь проблема? Опять в нерешительности. Кого боятся, скрывая суть новой элиты? Народа? Он обеими руками «за». Старой элиты? Но в отличие от чекистов старая элита часто оказывается «бывшей», будь на то воля власти. Запада? Вон как кричат о кэгэбэшниках? Так пусть кричат. В данном случае самоизоляцией будет позиция: пусть кричат. Что утаивай профпринадлежность, что нет, все равно вой стоит. Так чего бояться? Надо лигитимизировать ту элиту, которая есть реально, надо, чтобы эта элита правдиво пояснила, чего она добивается, надо распространить ее влияние на низы общества, честно, открыто, без старых кэгэбэшных замашек, надо дать ей возможность играть роль элиты, если другой пока нет. Все это будут шаги к укреплению собственного суверенитета, не больше и не меньше. Ясно, что противодействие будет яростное, как изнутри, так и из-за рубежа, в том числе предсказуемы попытки изолировать Россию, но это будет не нашим решением.


Б. Взгляд снаружи

В международных отношениях мы и так в изоляции, созданной «победителями» в холодной войне. Изоляция эта уже существует в виде жесткого контроля над важнейшими политическими процессами, протекающими в стране и противодействия тем из них, которые не нравятся западным неоколонизаторам. Мы не в состоянии пошевелить ни рукой, ни ногой без одобрения Запада, что приводит к дистрофии государства, застою во внешней политике, экономическим потерям. Однако если снять шоры с глаз, да оглядеться, то мы увидим, что «весь цивилизованный мир», это не только Запад, это лишь интерпритация эгоцентричного Запада, его «золотого миллиарда», не самого лучшего, кстати, на Земле. Мир огромен и разнообразен: Ближний Восток, Юго-восточная и Средняя Азия, Латинская Америка, Африка. И почти везде национальный, духовный и экономический подъем. Никто не скажет вразумительно, что из того, что производит Запад, не производит Восток (назовем его так условно)? Все, что нужно человеку, производится гораздо дешевле в Китае, Индии, Таиланде, Сингапуре, Индонезии, Бразилии и так далее. В высокие технологии, в том числе и информационные, нас никогда на Западе и не пускали, сами выдумываем. Так что нам эта изоляция? И почему мы не можем развернуть нефтяные и газовые потоки на восток, чтобы диверсифицировать их? Там доллары какие-то другие, нам не подходящие?
Проблема не в самой изоляции, проблема в боязни, зашоренности, инерционности мышления. Начиная с Петра 1, мы непрестанно говорим себе и окружающим, – мы Запад, мы Запад, мы Запад, когда на самом деле мы – Россия, самостоятельная цивилизация с самостоятельной цивилизационной ролью. Страшна не сама изоляция, страшна мысль об оторванности от Запада носителям этой мысли. Нашим так называемым космополитам, которые не задумываются над тем, что на самом деле являются шовинистами чистой воды, но шовинистами Запада в целом, романо-германо- американской общности, стремящейся где силой, где хитростью, где оболваниванием распространить свое влияние на остальной мир. Пора бы снять морок, прежде всего с правящей элиты, пора бы понять всем, имеющим отношение к политике, что страшное слово «изоляция» в современном мире есть ничто иное, как бумажный дракон. Мир велик, он значительно больше и разнообразней, чем небольшой кусок Северной Америки и еще меньший кусок суши на Западе Европы.
Так же надо осознать, что мы не Запад и не Восток, мы Россия, центр мирового равновесия. Мы в принципе не можем оказаться в изоляции, все это глупости, придуманные еще во времена Петра 1 и за три столетия отполированные до блеска, только блеск этот пустышки, подделки, искусно созданной, но не несущей никакого сакрального смысла. Цикл «братания» с Западом закончился еще в Октябрьскую революцию, но созданные западными умельцами и их последователями у нас побрякушки все еще гремят, как горох в надутом бычьем пузыре. Нельзя обмануть объективную реальность, мы в цикле отдаления от Запада, происходящего по вине самого же Запада. Являясь равновесной силой, мы не можем идти против эволюции, усиливая и без того сильный как никогда Запад, и ослабляя Восток, не можем, потому что это не в интересах всего мира и не в наших интересах. Пытаясь пристроиться к атлантистам, мы отдаем страну на уничтожение, и подвергаем риску все человечество.
«Запад есть Запад, Восток есть Восток» – верно по сей день. Дуальность человечества, это не философская категория, это жизнь, которой нет дела до того, согласны мы с ней или не согласны. Так же и колебания России в поисках точки равновесия – проза жизни, в данный исторический отрезок выражающаяся в стремлении создать восточную политику, в ШОСе, в графиках дипломатических встреч, в экономических соглашениях, в создании инфраструктуры сотрудничества. Получится от этого уклониться, даже если сильно захотим? Получится для исполнения этой химеры создать собственный центр силы? Ответ один и он прост, как мычание – не получится. Раздербанят еще до того – однозначно. Таким образом, и во внешнем мире изоляция, это всего лишь согласованное с движением эволюции отдаление от Запада, которое не исключает, а предполагает сохранение всех связей, экономических, политических, гуманитарных, культурных, информационных и так далее, кроме тех, которые наносят нашему государству ущерб, и, прежде всего, наносят ущерб суверенитету. Последний и надо защищать решительно, твердо, с выдумкой.


9. Идеализм практичен


Политики не любят идеалистов, это известно. Что из того? Идеалисты ведь тоже не любят политиков, но если мы хотим послужить стране, то нам придется полюбить друг друга, потому что идеалисты без политиков остаются фантазерами, а политики без идеалистов могут превратиться в вивисекторов. Что нужно понять политикам? Каким народом они руководят или собираются руководить. И в какой стране они живут. Что является истинными чаяниями народа, и что есть поверхностное наслоение. В своих программных статьях, о которых упоминалось выше, мы предприняли попытку заглянуть поглубже в историю нашего народа и на основе ее понять внутреннюю движущую силу, тысячелетиями направляющую общность людей, которую теперь называют русскими. Только идеалисты способны проникнуть в суть этого движения (замечание общее, к нам не относящееся), только они могут озариться видением дальнейшего направления эволюции. Но только политики способны направить народ в каком-либо направлении, только политикам даны право и власть нагнести необходимую для прорыва или разворота событий энергию. Синтез идеалистов и согласных с ними политиков даст искомую, настоящую элиту, необходимую для устойчивого движения к цели по самому кратчайшему пути. И, значит, первое, что необходимо сделать – возобновить процесс возрождения аристократии в стране, но не чванливой кучки негодяев, незаконно и нагло прорвавшейся к кормушке, а аристократии духа, критерием для отбора которой стал бы уровень интеллекта и духовности.


10. Рекомендации

Стране нужна новая, более решительная политика. Решительная во всем: в проведении внутренних преобразований, в осуществлении своих целей во внешних делах. Решительно, это значит, не бояться изоляции. Всегда в процессе ограничений с какой- либо стороны выявляются плюсы самые неожиданные, так как ограничения стимулируют поиск рациональных решений. В отсутствие Единой религии прежде всего следует выявить силу, стремящуюся к упрочению государства и его суверенитета. Это часть, и значительная, нашей Национальной идеи, которая на первом этапе поможет консолидировать общество. Сила, способная играть роль элиты, уже, собственно, обозначилась, – выходцы из спецслужб, но ее следует легализовать самым решительным образом. Если уж взялись за дело сплочения общества и воплощение государственных интересов, нечего прятаться, надо идти в народ.
Процессы в экономике нуждаются в постепенной, последовательной коррекции до формулы: «Россия – страна среднего класса с самоограничительным потреблением. Нет бедных, нет богатых, капиталы и другие ценности даны их обладателям на ответственное хранение. Их нельзя тратить на яхты и самолеты, их можно пускать только на полезную для государства и населения работу. Владение и управление капиталом есть вид творчества, достижение блестящих результатов есть цель творчества». Постепенный, очень длительный, но планомерный перевод субъектов экономики на более подходящие для массового сознания организационные формы, мелкие предприятия на артели, средние на народные, крупные и сверхкрупные на смешанное владение государства и акционеров. Придется вспомнить В.И.Ленина и Карла Маркса.
Тот идеологический сор, привнесенный «перестройкой» и либеральным прекраснодушием, атомизировавший общество до крайности, следует вынести за границы государства. Человек человеку волк, каждый за себя, обогащайся, собственность священна (Евангелие почитать бы это утверждающим), – «ценности», которые не привьются в России никогда, а если привьются, то не будет России, это надо хорошенько уяснить. Здесь силовыми методами ничего добиться нельзя, нужно мобилизовать противников такого образа жизни. Если это сделает Путин, назвать их путинским призывом, то есть люди должны знать, что призваны к служению стране. Надо преодолеть инерцию патриотически настроенных людей, надо каждому откликнувшемуся дать дело по его склонностям. По силам такое сделать только легальной, полностью открытой для общества элитой, что, впрочем, не означает раскрытие идей, которые население еще не в состоянии переварить.
Во внешних делах нет другого пути, как интегрироваться с Востоком и Западом, но именно в такой приоритетности, так как мы переживаем объективно цикл отдаления от Европы. Любой перекос политики в сторону Запада принесет России массу проблем, которые в совокупности постоянно будут ставить страну на грань выживания. Дрейф в восточном направлении (он уже просматривается) сгладит попытки Запада изолировать нас, а то и вовсе сведет на нет, если атлантисты получат ясный сигнал о наших намерениях. Китай, Индия, Иран, Турция, как близкий круг, и мусульманские страны как союзники, дадут России вполне благополучно пережить нынешний кризис и поднять знамя борьбы за формирование новой общности стран – Российской Азии.
Решительная политика, которая в краткосрочном плане приведет к попыткам изолировать Россию и к давлению с целью восстановления над ней фактически колониального контроля, может быть компенсирована неспешным, но реально угрожаемым интересам Запада сближением с Китаем, Ираном, Индией, Турцией и созданием организационно- договорной и инфраструктурной системы взаимопомощи. Одновременно необходимо рассматривать вопросы о замораживании отношений с ОБСЕ, Советом Европы, ПАСЕ и другими аналогичными организациями в качестве ответа на вмешательство во внутренние дела. Взвесить еще раз, насколько выгодно России вступление в ВТО в свете ее долгосрочных планов по преобразованию государства. Надо иметь в виду, что глобализация есть синоним колонизации менее развитых стран.
Эти решительные, но взвешенные действия скорее рано, чем поздно убедят Запад в том, что их планы контроля над Россией ни что иное, как фантазии, а их вывод о победе в холодной войне – художественный свист. Слишком легко досталась «победа» над русскими, чтобы это оказалось правдой. Эту мысль надо донести до атлантистов. Не исключено, что им хватит ума скорректировать свою политику в отношении России в сторону большего реализма. Ну, а нам не следует терять время. Ко времени осознания Западом политических реалий мы уже должны иметь прочные позиции в Азии. Они и будут тем подспорьем, которое даст нам возможность разговаривать с Западом в соответствии с реальным весом России, – уверенно и достойно.


Примечания:


1. 8 статей одного автора М.М.: 1. Национальная Идея. 2. Место России в мире. 3. От пирамиды власти – к совершенному государству. 4. Экономика будущего. 5. В преддверие научной революции. 6. История, как ответ на сокровенные вопросы. 7. Россия процветет искусством. 8. Иерархия Света – спасение для всех. Статьи опубликованы на аналитическом портале Иерархия ( http://hierarchy.ru/ , главная страница),

 

2. «Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока» Глава 12 (текст приводится по изданию: Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. – М., 1999)
3. "Масонство, культура и русская история". Виктор Митрофанович Острецов – М. Издательское общество ООО "Штрихтон". 1998.
4. «Государство» Платон.
5. «Комсомольская правда»: Мода на КГБ? (Виктор Черкесов, неведомственные размышления о профессии) 29 декабря 2004 г
6. Крепость Россия. Концепция для президента. Михаил Юрьев, NovayaGazeta.Ru, 11.03.2004

 

Источник: http://hierarchy.ru/

 

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете