Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Библиотека "Россия" 

Каталог "Россия в зеркале www"   Блог-Пост   Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Русская идея

 

ДУХОВНОСТЬ ЛИЧНОСТИ В КОНТЕКСТЕ РУССКОЙ ИДЕИ ХХ ВЕКА

 

  Абросимов Б. Н., заместитель заведующего кафедрой гуманитарных наук Технологического института СГТУ,к.ф.н., доцент.

Саратовский государственный технический университет

В последние годы обострилась необходимость сохранения духовного потенциала российского общества. Налицо очевидные изломы духовно-нравственного характера, как и стремление многих людей найти себя по-новому. При этом выявилось то, что ряд нерешенных сегодня проблем своими корнями уходит в историческое прошлое России. Поэтому стало актуальным обращение к русской идее, ее трансформации в конце ХХ века, использование наследия ее теоретиков в плане анализа духовного мира личности и искания новой духовности.


   Все эти моменты у представителей русской идеи взаимосвязаны. Исторически так сложилось, что поиски в начале ХХ века условий для рождения новой России побудили наших мыслителей активно разрабатывать принцип соотношения нового универсализма и национальной самобытности, связывая его с поиском новой духовности и принципом индивидуальности. Они сумели, говоря словами К. С. Петрова-Водкина, увидеть "новую действительность в нашей старой сущности" и поставить в ее центр создание благоприятных условий для творческой личности.


   Был четко выделен момент первостепенной значимости качественного изменения духовных основ бытия при сохранении цельности и единства личности, ее "неповторимого образа в постоянном изменении, творчестве и активности". Утверждалось, что сама жизнь такой индивидуальности должна представлять собой "целестремительную творческую активность, имеющую характер длясебябытия"[1]. В качестве вывода из сказанного, во-первых, подчеркивалась абсолютная ценность личности и сакральность ее духовности. Во-вторых, ставилась ключевая задача выявить разнокачественность людей, утвердить в обществе в целом свободу и достоинство "для каждой человеческой личности, для всех людей".[2]


   Из этого понятно, почему прежде всего личность является той ценностью, которая оправдывает смысл существования всей земной жизни, и почему ради личности существует все остальное -- народы, государство, само человечество. Здесь русская идея ХХ века выявляет единство с западной цивилизацией и с ее ориентированностью на права человека, здесь прямой выход наследия русских мыслителей на общечеловеческие ценности и традиции гуманизма, здесь основание для естественного сближения народов.


   Для достижения этой цели необходимо утверждение нового типа культуры, которая исключает господство над людьми техники, превращающей "человека в вещь - объект, в аноним" (Н. Бердяев). Напротив, новая культура требует обязательного одухотворения и окультуривания народной жизни, развития каждого индивида до целостной личности. В этом случае устраняется противопоставление цивилизации и культуры, тогда же снимается вопрос о "конце истории". Здесь личность сама имеет "историю", личность есть образ, в котором открывается мир конкретных реальных людей и их экзистенциальных отношений и общений.
   В этом процессе реализуется индивидуальность человека, целостность и множественность личности. Отсюда, с одной стороны, никогда "не может быть личности без и вне множества ее моментов". С другой стороны, имеет место та самореализация человека, когда "во всяком моменте осуществляется вся личность".[3]


   Решение такой задачи - дело величайшей сложности. И оно предполагает прежде всего качественное повышение общей культуры массы людей и обретение новой духовности. Она теоретиками русской идеи понимается "как духовное завоевание мира, как реальное изменение его", как совершение персоналистической революции. Субъекты новой духовности- "субстанциональные деятели", носители конкретного идеал-реализма, осознавшие абсолютные ценности, наделенные творческими силами для реализации их в своем поведении.[4]


   Еще один важный момент в воззрениях на новую духовность - установление мыслителями неразрывной связи ее формирования с трудом и с "духом хозяйства" (С. Булгаков). Рассматривая труд как чрезвычайно важную сферу человеческого бытия, русские философы дали обоснование трудовой аскезы, разумного ограничения мотивации личного благосостояния и выделили определяющую роль духовных мотивов и мотивов общественного блага.
   

Выявив ограниченность т. н. "экономического человека", С. Булгаков противопоставил ему перспективный тип деятеля - действительно свободной, самодеятельной личности хозяина, который мог бы стать опорой демократических преобразований в России. Само хозяйство при этом понимается как творчество, оно есть "взаимодействие свободы, творческой инициативы личности и механизма, железной необходимости". И еще подчеркнуто: рассматриваемое как творчество "хозяйство есть явление духовной жизни в такой же мере, в какой и все стороны человеческой деятельности и труда".[5]
   

Именно этого нам так не достает сегодня для позитивной перестройки и возрождения России. Формирование новой духовности идет трудно и весьма противоречиво. Среди исследователей отсутствует единство в объяснении духовности, имеет место ее "урезанное" понимание, сведение только к религиозности, рациональности или культуре переживаний. Между тем использование наследия теоретиков русской идеи в анализе феномена духовности позволяет выявить ее многомерную сложность, трактовать духовность как выход за пределы эгоизма, своекорыстия и утилитаризма.
   

Представляется перспективным и обоснованным подход к пониманию духовности как способу жизнедеятельности человека. В этом случае, во-первых, духовность явно не тождественна духовной жизни общества. Во-вторых, она оказывается не сводимой только к реалии внутреннего мира человека, как порою еще утверждается в литературе. Духовность - это способ самостроительства личности, способности человека сознательно управлять собой и своим поведением, осмысленно регулировать свою деятельность. В этом плане духовность выступает как "индивидуальный стержень" (М.Горький), как "деятельность превращения материала мое" (Гегель)
   

В таком контексте духовность есть экзистенциальная категория и "конституирующая особенность" человека (В.Франкл). Это проблема обретения смысла и жизнетворчетсва, стремление к трансценденции личностью своего "Я" в "не?Я", проявление личностного бытия в инобытии. И тогда духовность выявляет себя как ценностная интенция человеческого бытия, как воплощение потенций и интенций духа в реальную деятельность, общение и поведение людей. В итоге духовность есть то специфическое качество личности и раскрытие родовой сущности человека, которую В.Л. Соловьев называл богочеловеческой природой "каждой отдельной особи".
  

 Верное понимание духовности имеет определяющее значение для решения ряда задач. С одной стороны, возможно четкое разграничение социального и духовного в человеке, достаточно точное определение "сверхзадачи жизни" конкретного индивида, главенствующую направленность его души на укоренение своего "Я" в мире, ориентацию его "мыслящего сердца" (Гегель) на благо людей или им во зло.
   

С другой стороны, при анализе бытия индивида в мире других людей можно выделить высшее проявление интенции духа личности как интенции на другого, "ТЫ", видение в "ТЫ" той высшей ценности, которую А.А.Ухтомский определил как "доминанту на лицо другого". И тогда духовность может быть понята как нравственно сориентированные воля и разум человека, его решения по коренным вопросам бытия.
   

Истолкование духовности как интенции личностного бытия позволяет установить, во-первых, критерий духовности человека, отграничить ее от бездуховности как потери духа личности, своего "Я", т.е. потери личностного бытия и присущей ему творческой интенции. В этом случае можно понять индивида в его сути и конкретности, в его уникальности и неповторимости.
   

Во-вторых, можно определить этос взаимности людей как их со-участие, со-деятельности субъектов единого, взаимозависимого мира. Это - "изначальная способность, сущность духовного существования, духовной реальности"[6]. Если этого нет, то наступает одиночество и мрак отчуждения, различные формы потери человеком самого себя.
   

В-третьих, духовность раскрывается не как качество и данность, а как процесс, становление, направленность и ценностная интенция личностного бытия.
  

 Изложенная трактовка духовности личности позволяет заключить, что только формирование новой духовности прекращает одноплановое существование человека, позволяет ему пройти через трудности самоопределения до самоутверждения в качестве зрелой многогранно развитой личности. Такая личность поднимается на уровень подлинного общения и соединения людей, она утверждает абсолютную ценность новой культуры. А через этот акт формируется тот уровень богатства духовного мира человека и та мера его самореализации, обретения им свободы и творчества, когда личность в итоге "обладает в самой себе той индивидуальностью, которой требует идеал"[7].
  

 Новизна изложенных в работе теоретических результатов заключается в анализе недостаточно разработанного наследия теоретиков русской идеи в плане концептуального истолкования духовности личности. Использование этого наследия позволяет более точно определить духовность как ключевую экзистенциальную категорию, раскрыть факторы и способы обогащения духовного мира человека в условиях современной России.

 

Библиографический список

  1. См.: Бердяев Н.А. Философия свободного духа. М., 1994. С. 297.Лосский Н.О. Бог и мировое зло. М., 1994. С.284.

  2. См.: Бердяев Н.А. Царство духа и царство кесаря. М., 1995. С.272-273.

  3. См.: Карсавин Л.П. Религиозно-философские сочинения. В 2-х т. М., 1992. Т.1.С.19,77

  4. См.: Бердяев Н.А. Философия свободного мира. М., 1994. С.445. Лосский Н.О. Избранное. М., 1991.С.526-531.

  5. См.: Булгаков С.Н. Соч. в 2-х т. М., 1993. Т.1. С.232-234.

  6. См.: Франкл В. Человек в поисках смысла. Сборник. М., 1990. С.94.

  7. См.: Гегель Г-В-Ф. Эстетика. В 4-х т. М., 1968. Т.1. С.81.

 

Источник:  http://www.nacidea.ru/   прислал А.М.

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете