Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале  

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

ВПЕРЁД, РОССИЯ!

 

Будущее общество

 

 

Возвратное право плюс система прямой демократии

как ключ к активному социальному развитию

 

К Рождественским чтениям - январь, 2008 

Минин Б.А.


Минин Б.А., руководитель Федерального Центра сертификации, президент Международной Академии общественного развития, д.э.н., к.т.н., действительный член Международной Академии информатизации и общероссийской Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка

 Если исключить все частные и преходящие особенности развития человеческого сообщества (национальные,  климатические,  географические, ...),  то для всего периода существования нашей евро-американской цивилизации, агрессивной и неэкономной, пропитанной несправедливостью и социальными контрастами, несмотря на судорожные поиски философов, экономистов, политологов и смену целой череды социально-политических систем последних столетий – от феодализма до социализма, можно назвать лишь единицы  факторов, активно тормозящих  социальный прогресс и потому требующих особого внимания с точки зрения необходимости реформирования.

 

Среди этих факторов,  пожалуй,  первыми и основным следует  назвать установившиеся принципы отношения к результатам девиантного, отклоненного от «нормы» поведения граждан – поведения, в принципе, вполне естественного для нежестко детерминированных систем, коими являются все живые существа. Речь идет прежде всего о системах обеспечения правосудия, вообще ответственности человека за результаты своих действий  при негативных полуволнах, и восприятия обществом эффективных новаций, технических и организационных, определяющих (обязанных определять)  социальное и экономическое развитие общества и в то же время защищать людей от присущих многим новациям негативов - позитивных полуволн. Главными из негативов, как сейчас становится понятно, являются нарушения в социальной сфере и в сфере экологии, в том числе внесение в условия жизни людей и природу воздействий, нарушающих чуть ли не все основные императивы существования человечества, вплоть до глобального потепления климата, загрязнения атмосферного воздуха, питьевой воды  и вод мирового океана. Ученый и тем более лаборант, принявшие участие в конструировании бомбы, взорванной над Хиросимой, не несут никакой ответственности за 100 тысяч одномоментно погибших людей. Как и члены Политбюро СССР, назначившего войну в Афганистане.

 

На принципах действующего сейчас в рамках Нашей Цивилизации права ни один из этих вопросов, и главным образом вопрос усугубления ответственности, как сейчас уже становится совершенно ясно, разрешить невозможно.

 

Эти принципы права были выработаны и установились в Европе около двух тысяч лет назад в виде кодифицированной, дробленой  системы "Римского права". Сложившаяся система законодательных норм,  основанная на этих  принципах, включает огромное,  точно не учтенное,  количество правовых норм, актов, законов,  начиная со Свода Юстиниана (533 г.) - уже  тогда  его объем составлял порядка 120 печатных листов.  Такой объем правовых актов целиком обусловлен самой сутью данной системы.   

 

В соответствии с нею, т.е. с принципами нашей правовой системы правосудия и следовательно общественного правосознания, считается, что основным аргументом для признания судом факта и степени вины правонарушителя, преступника является не нанесенный им ущерб, а нарушение писаных норм, как бы царственно освященных. А отсюда следует,  во-первых,  что законодательные нормы правосудия как правило не адекватны наносимому ущербу, и больше того, как показала их математическая проверка, нередко находятся с ним в обратной пропорции.  Во-вторых в законы и кодексы не  вносятся те нормы, которые не выгодны записывающим или ими не поняты и таким образом не приняты. И, в третьих: из-за физической невозможности включить в законы все огромное разнообразие возможных ситуаций, решения суда вынужденно оказываются неадекватными, а процесс их принятия крайне затянутым.

 

Таким образом, что касается экологии потребляемых продуктов, то оказывается, что явления негативного воздействия на человека вредных включений, допускаемых  в производимой продукции, и тем более - побочных факторов функционирования производств остаются в своей массе безнаказанными.  Это было и при якобы самом социальном - социалистическом производстве, и сейчас, в эпоху разгула либеральной демократии и непререкаемости приоритетов бизнеса.

 

Да и вообще, с этой и многих других позиций  капитализм и социализм можно считать братьями-близнецами, ведь кроме отношений к проблеме собственности, всё остальное у них  общее: и банковская система, т.е. система накопления и распоряжения финансовыми активами, и образование, и почти во всем система патентования, т.е. концентрации и распоряжения нематериальными активами, и правосудие, т.е. реакция общества на негативно отклоненное поведение граждан... И это, последнее, является наиболее значимым, ибо напрямую влияет на нашу психику и психологию межличностного, межкорпорального, межнационального и даже межгосударственного поведения.

 

         В соответствии  с  принципами "Римского права",  нынешнее судопроизводство включает следующие параллельно и последовательно проводившиеся  процедуры: персонификация  деяния  - установление личности и виновности правонарушителя, преступника; идентификация правонарушения путем сопоставления (до буквы) описания его алгоритма с конкретной нормой права и уже через это сопоставление - определение наказания как реакции общества на проявленный негатив.

 

      В последнее  время  появляется все большее число недостатков в функционировании нашего общества, которые не удается нейтрализовать ни полировкой, ни ремонтом отдельных элементов сложившейся системы правосудия. Это и неуничтожаемая коррупция во всех эшелонах власти, и бытовая преступность, и каверны в международных отношениях, и нарушенная экология. Исследования показывают,  что вся совокупность  этих  процедур  - можно сказать, в целом концепция "Римского права", определяет не только огромные просчеты в правосудии, об этом мы уже не раз писали, но главное – ущербность укоренившегося общественного правосознания: «непуганность», безнаказанность,  ориентация на гедонизм и вседозволенность. Отсюда агрессивность поведения и неэкономность каждого из нас и всех вместе взятых. Значительная доля производимой продукции определяется ее модностью, престижем, амбициями, хотя и требует значительных сил, средств и ресурсов, в том числе и невосполнимых. Естественно, все это не считается преступностью и не преследуется.

 

               ГЛАВНЫЙ ИЗ  ЭТИХ  НЕДОСТАТКОВ обусловлен самими принципами,  используемыми "Римским правом",  - учет и преследование только за нарушения четко утвержденного списка деяний и  необходимость  установления  точного совпадения описания каждого правонарушения с той или иной нормой, что совместно и определяет так называемую юридическую ответственность обвиняемого.

 

Отсюда и огромный объем нормативных актов, правил, отсюда существенное перенапряжение каналов юридической информации, перегрузка работников правоохранительных (правильнее бы назвать - народоохранных) органов, затягивание судопроизводства на месяцы и даже годы, а в ряде случаев - ненаказуемость явно виновных из-за отсутствия необходимой законодательной базы - в целом все это и определяет катастрофическую неэффективность судопроизводства.

 

Результатом судопроизводства по результатам установления юридической ответственности является определение наказания, чаще всего - путем лишения свободы. Насколько известно,  места лишения свободы - это настоящая школа преступлений и  поле  унизительного существования,  накладывающего позорное и несмываемое пятно на всю жизнь.

 

Можно, конечно, говорить о необходимости совершенствования судопроизводства в рамках существующей концепции: об увеличении числа юристов, о совершенствовании условий их работы, о неусыпном улучшении быта и нравов заключенных, поголовно уверенных, кстати,  в несправедливости своего наказания... Однако реформы в правосудии последних лет показывают, что всё это практически не влияет на его эффективность, так что приходится ставить вопрос о смене самой концепции, обслуживающей, как оказывается,  мощнейшее и негативнейшее явление общественной жизни - социальную энтропию, распад и деградацию общественного порядка, которые пытаются подменять технократическими успехами и ростом ВВП.

 

При отсутствии универсального поля социальной ответственности эта энтропия  проявляется в виде, например, повсеместной коррупции, неадекватных с обеих сторон межличностных, межнациональных, межконфессиональных и межгосударственных отношений, неприличествующее человечеству 21 века бандитски одностороннее истощение отдельными странами в принципе-то ограниченных по объему общечеловеческих  природных ресурсов, международные конфликты и войны, а также техногенное и в целом антропогенное давление человечества на природу.    

 

    МЫ ПРЕДЛАГАЕМ  НОВУЮ КОНЦЕПЦИЮ ПРАВОСУДИЯ и следовательно новые условия человеческого сосуществования,  основанные на естественных законах природы - действие равно противодействию; на древних законах кармы,  на обычных законах  человеческого  общежития,  устанавливающих простой принцип: долги надо отдавать.  Конечно же - как и принцип воздаяния за любой положительный результат труда и творчества. 

 

Многосторонние обсуждения этой концепции, начиная с ее более или менее четкого формулирования (год 1992-й) с неизбежностью приводили и приводят к одному выводу: только ее реализация, да и то постепенно, без судорог и перекосов, заставит наше сознание перевернутся на путь нравственности и гуманизма по отношению к себе подобным и к природе, нас породившей.

 

    Концепция этой правовой системы,  как недавно оказалось, исторически далеко не нова. Она правила у хеттов еще 6 тысяч лет назад, а на Руси оставалась до середины 15 века. Из этой концепции, если ее переводить на современный язык, вытекает следующий порядок  судопроизводства: сохраняется весь цикл следственных работ: анализ и персонификация деяния - установление субъекта (субъектов) правонарушения, но  при этом - с установлением доли вины (вклада) каждого субъекта; вводятся процедуры: во-первых, оценки последствий правонарушения в виде определения суммы всех видов нанесенного ущерба в стоимостной форме – ущерба физического,  материального, экономического, социального, морального... и, во-вторых, определения порядка его компенсации (кто, сколько, в течение какого времени, какими средствами...). В этом состоит суть предлагаемого «ВОЗВРАТНОГО ПРАВА».

 

Здесь следует пояснить неслучайно примененный термин: именно «правонарушения», ибо данный порядок, «возвратное право», - это не отсутствие всякого права, всяких законов, это их существенное обновление и существенное сокращение норм – может быть, в пять, а возможно и в пятьдесят раз.

 

        И это не удивительно. Можно совершенно определенно утверждать,  что видов ущерба и способов его определения (расчета) в сотни,  если не в тысячи раз меньше, чем типов ситуаций, в пределах которых он возникает и каждую из которых сегодня вынуждена описывать отдельная норма. Если пока исключить "крайние" виды уголовных преступлений - убийства и т.п. (их единицы процентов), все остальные уголовные и практически все административные  правонарушения достаточно просто и эффективно охватываются судопроизводством, основанным на предложенных выше принципах.

 

        Но дело,  конечно,  не только и не столько в совершенствовании судопроизводства,  не только в резком упрощении судопроизводства, не только и не столько в объективизации и повышении «справедливости» судебных решений по всему бесконечному количеству больших и малых правонарушений. Речь идет главным образом о введении других, более простых и ясных механизмов текущей практики компенсации любого наносимого друг другу ущерба и таким образом установления единых принципов возмездности за негатив, как и воздаяния за позитив везде, всегда и во всем. В том числе и прежде всего в вопросах  нанесения людям ущерба от криминала в огромной массе межличностных отношений и от непрекращающегося антропогенного давления на окружающую среду при производстве продукции, значительная часть из которой предназначена для удовлетворения наших амбиций, модности, чревоугодия, и вообще во многом извращенных потребностей. Только введение общего поля, наиболее универсальной меры ответственности позволит, заставит нас постепенно нейтрализовать внедренные в нас либеральные принципы вседозволенности и ненасытности наших аппетитов. Собственно, от введения правила возмещения всего наносимого ущерба либеральная идея просто рассыплется как домик из несклеенного песка.

 

О трудностях реализации возвратных принципов. На 90 процентов они чисто психологические. Противно существующим юристам в возвратном праве не взимание штрафов с виновных: штрафы для них - дело привычное. Хотя в суде к ним и прибегают очень редко (да и направляются они в бюджет, а не пострадавшему, т.е. это - никак не компенсация ущерба). Самое ужасное для «стандартного» судьи – отказ от милых его сердцу и уму запутаннейших процедур установления юридической ответственности, от того, с чем они прожили всю свою рабочую жизнь, в молодости проучились на трудах учителей, которые прожили с ними всю свою жизнь и т.д. Не говоря уже о тех, кто эти правила, нормы права  бесконечно пестовал, оттачивал, окучивал, боролся за или против их бесконечных деталей...  Конечно, этих людей  можно понять. Но весь вопрос в том, что нельзя противопоставлять интересы десятков тысяч уважаемых лиц, интересам многих миллионов, среди которых также немало уважаемых.

 

 А чисто формально вся трудность в том, что  консерватизму, будь он генетически обусловлен, от отца с матерью, или продиктован сугубо личными материальными причинами, нельзя противопоставить  нормы уголовного права. Нельзя за консерватизм судить. А вот за последствия от него в виде нанесенного ущерба – можно. И здесь видится только одно средство, чтобы ему противостоять: любое бездоказательное упорство профессионалов (по Марксу – это профкретинизм) надо сделать позицией невыгодной. В том числе и в отношении к природе, когда круг конкретных потерпевших существенно размыт по времени и пространству и говорить об исках к нарушителям пострадавших  нереально.

 

    Почему на рельсах действующей концепции нельзя решить вопрос ласкового становления «этической экологии» даже для густонаселенной территории, для городов и поселков? Да потому, что нельзя, ненормально ожидать, например, от москвичей, 10 миллионов исков к загрязнителям – владельцам производственных предприятий и автотранспортных средств. Должен быть налажен механизм регулярного безусловного изъятия всех сумм ущерба в пользу терпящих бедствие, например, через «социальную надбавку» к цене моторного топлива, и часть собранных сумм при этом перемещать на личные счета граждан (близкий опыт Норвегии), а часть - реализовывать в виде социально значимых программ: новых лесонасаждений, детских садов, асфальтовых дорог и пр.

 

О производственных предприятиях. Надо сразу и навсегда заменить т.н. «системы сертификации систем управления», навязанные нам с Запада и совершенно беззубые, на сертификацию производств с количественным расчетом всех видов нанесения вреда населению и природе – уже лет двадцать это методически не проблема. Социометрия с применением существенно номинализированных методов социологии, «социальной квалиметрии», – вот один из инструментов таких расчетов. И тогда вместе с применением средств давления на загрязнителей – прежде всего, видимо,  в виде возмещения всего наносимого ущерба – сегодняшняя в основном описательная социология превратится в СОЦИОЛОГИЮ КОНСТРУКТИВНУЮ.

 

       Итак, задача  минимизации наносимого обществу ущерба и максимального отсечения негативных явлений нашей цивилизации проще всего решается путем определения и назначения  компенсации нанесенного  ущерба. В мире господства экономических расчетов и стяжания прибыли взывать к какой-либо этике поведения или к нравственности бессмысленно. Больше того, если присмотреться, то можно легко обнаружить, что вся проблема этики, морали и нравственности, стыда и совести без остатка вмещается в понятие наносимого некомпенсируемого ущерба. Не больше и не меньше.

 

Между строк здесь есть смысл заметить, что принцип возмездности  позволит эффективно охлаждать неуемное стремление некоторых отчаянных голов занимать как можно более ответственные посты ради получения как можно больших выгод - ибо эти места предполагают и возможность объемных просчетов, а ущерб от них, возможно, придется компенсировать пожизненно,  и не только им самим, но и их команде (в долях),  их  родственникам и знакомым,  вне сомнения,  пользующихся благами от начальственного положения виновного.

 

Конечно, в равной степени должна быть предусмотрена и материальная ответственность за  неэффективное нормотворчество. Ответственность должна быть обоюдной. Но в этом случае возникает вполне логичный вопрос: не слишком ли большую задачу мы ставим перед Законодателем?  Обязан ли он, умея писать, грамматически формулировать нормы права, знать, о чем надо писать, т.е. чувствовать и понимать направления развития общества?

 

Очевидно, нет. Для этого потребуется, да собственно уже давно необходимо и абсолютно возможно создание во всех странах специальной системы выявления и даже картографирования со временем неизбежно появляющихся в любом обществе недостатков, негативов, оценки их масштабности, актуальности, поиска наиболее эффективных средств их разрешения и организации общественного обсуждения наиболее крупных из них - на предмет выделения необходимых интеллектуальных, природных и финансовых средств. С четкой «сторожевой функцией» компенсации ущерба от невнедрения эффективных проектов и программ или от их неэффективного исполнения.

 

   То есть все достоинства "возвратного права" могут быть использованы в полной мере только в рамках так называемой ПРЯМОЙ ДЕМОКРАТИИ, предполагающей прямую власть народа - вместо демократии представительской, косвенной, пока существующей практически во всех странах, в России тоже. Ибо только прямое волеизъявление может обеспечить неискаженное представление мнения большинства народа при формировании внутренней и внешней государственной политики, социальной политики регионов, городов, земств, штатов, республик... Иначе эффективность управления странами, регионами, даже производствами будет целиком определяться качеством их лидеров, т.е. оно останется совершенно неопределенным, нестабильным и непредсказуемым.

    Хотелось бы выразить надежду,  что в конце  концов  закончится  длинная, многотысячелетняя эра существования политической борьбы, борьбы партий,  митинговых и трибунных кампаний в поисках правды как основного средства развития человечества.

 

  Шумный,  но малоэффективный опыт этой борьбы говорит о том,  что всегда  (или  как правило) внутренние  стимулы для участия в этой борьбе - сугубо личные,  и все ссылки на интересы общества  звучат  только  в  период  борьбы за обретение власти. После победы любой партии, любой системы всё обещанное обещавшими забывается.  Нам  надо будет  признать,  что законы,  принимаемые во всех странах мира, пусть в различной степени, но отражают только (или почти только) интересы  правящего меньшинства вне зависимости от потребности общества.

 

 Больше того, - что вообще парадоксально! – часто всё определяется внутренними установками руководителя этого меньшинства, вообще любого человека, попавшего хоть на время в какое-то руководящее кресло – от муниципального до партийного: для него личный внутренний божок неизмеримо, многократно важнее всех общественных интересов, вместе взятых, - если, конечно, не хорошо оплаченный внешний заказ. И ничто не может воспрепятствовать этому своеволию, даже угроза увольнения или провала партии на выборах. А не пора ли сами выборы производить путем сопоставления эффектов от четко просчитанных проектов и программ, предлагаемых выборными объединениями? И не пора ли эффективность правления лидеров после их избрания оценивать по специальному Показателю развития, который предлагал ввести еще В. Ленин (его index-number)? Только тогда, причем само собой, внедрится порядок строгого отбора новшеств по эффективности и соответствующая психология отношения к ним, вообще к процессу обновления общественного производства.

 

Кстати, в среде науковедов долго дискутировался вопрос, почему таким упорным оказывается «профкретинизм»? И, наконец, был предложена такая любопытная модель: прогресс – это движение не вперед, а вверх, когда любой взобравшийся на свою вершинку, просто-напросто не видит стоящего выше – а вовсе не проявляет свою зловредность. Умение видеть не только вокруг, но и выше и тем более при необходимости переступить через себя, – это особый талант и даже мудрость. И проще всего преодолевается людьми, которые не бедны идеями. Поэтому-то и говорят, что консерватизм – это признак антиинтеллектуализма.

 

Пока странным образом бытует мнение о праве каждой идеи на существование вне зависимости от того, что она может кому-то дать или не дать. А между тем, различия здесь только среди новаций, которые мы смогли наблюдать и просчитать за последние три десятилетия, - до 108, т.е. миллионы  раз!  Но пока что критерием внимания к той или иной идее является не ее потенциал, а  мощь ее носителя. Даже если он носит пустышку. Впрочем, мысль о расцвете всех цветов, очень даже привлекательная с первого взгляда, имела бы все права на существование, если бы человечество располагало бесконечными интеллектуальными, природными и финансовыми ресурсами. Увы, это далеко не так даже в Китае, где родилась эта формула. Так что и взыскивать за невнедрение эффективных идей, в том числе и по якобы безобидной причине консервативных взглядов, тоже надо пропорционально потенциалу этих идей. 

 

Только не надо думать, что мы бьемся за интересы их авторов: каждый из них – песчинка, капля. И интересы  их ничтожны по сравнению с неудовлетворенными интересами всех тех, кого должна охватить эффективная  новация. Напомним: сумма эффектов от новаций – это и есть развитие общества. Жалко то общество, которое не развивается...

 

     И еще: как бы честны ни были идеологи переворотов,  революций,  но после совершения задуманного эти идеологи всегда должны устраивать,  организовывать жизнь  "внизу",  привлекая к этому устройству,  в том числе и для административной работы,  массы совершенно не заинтересованных во всеобщем благе и тем более в борьбе за несвою идею аппаратных работников,  -  которые всё устраивают  в  меру  своих интересов.  Так что в каждом большом, малом и мельчайшем деле,  попавшем в правящие  слои,  эта  масса, индифферентная к "большой истине", устраивает все по-своему. Так было и так будет всегда, пока не войдут в жизнь бескомпромиссные и универсальные возвратные принципы и не будут налажены механизмы систематического  учета интересов общества, граждан, путем их прямого волеизъявления.  Надо ли говорить,  что уже современные информационные технологии такой порядок осуществить в силах. А далее, после того, как массы почувствуют "вкус крови", заметят свою силу в большом и малом в истинном управлении страной и собственной судьбой,  система будет обречена на вечную молодость.

 

     Но волеизъявление - это еще не все и даже не главное.  Нельзя же, в самом деле, привлекать всех граждан для обсуждения любого – большего и малого вопроса. Речь должна идти и о другом,  куда более широком понимании "прямой демократии",  а именно: о реализации на основе возвратных принципов «сторожевой функции», об обязательном прохождении всего нормотворчества,  всего делопроизводства через сито оценки его полезности или  вреда  с  позиций интересов всех (большинства) членов общества,  об обязательном определении общественного ущерба (и эффекта) от любого проекта,  любого деяния, включая нормотворчество, государственное управление, информационную деятельность и т.д. - с соответствующими выводами о материальном и ином воздействии (поощрении или наказании) пропорционально пользе или вреду их пользователям. Для СМИ это значит - зрителям, читателям и слушателям, причем по их собственным оценкам, выраженным в виде четких ответов на четко поставленные вопросы о привносимом эффекте и наносимом ущербе, например, от любой телевизионной программы. Для некоторых сегодняшних телепрограмм, даже при огромных активах их постановщиков, это будет финансово непереносимо. Оперативная и конструктивная социология такое вполне может обеспечить. И так сумеет остановить ползучий либерализм, проникающий в души народа через все СМИ, функционирующие сейчас по правилам либеральных «правых сил» вопреки отторжения народом этих «правых» на всех последних выборах.

 

   ИМЕННО “прямая демократия” и непреклонное требование возмещения наносимого ущерба, в том числе и морально-нравственного, позволят двигаться вперед наиболее быстрыми и эффективными путями и при этом начисто избегать даже намека на возможность быть обвиненными рьяными «правозащитниками» в диктаторстве, в нарушении прав человека и т.д. и т.п.

 

      Таким образом,  государственное развитие,  изменение систем государственного устройства - с одной стороны и правопорядка - с другой прочно переплетены друг с другом и должны идти параллельно с непрерывной  оценкой  эффективности каждого сделанного шага для своевременной корректировки выбираемого пути.

 

 Но еще потребуется немало сил и средств на переориентацию общих убеждений, на переустановку психологических ориентиров всего общества, на переработку, а точнее - просто на последовательную отмену огромного массива устоявшихся правил управления, правил межкорпоративного сосуществования с заменой их на более простую, но уже поэтому чрезвычайно трудную для перепонимания  новую систему взглядов и убеждений.

Однако другого, более  дешевого пути социального развития человечества, кажется, нет.

 

При подготовке этих тезисов за основу нами специально взята наша первая статья на эту тему - для международного сборника МАИ в 1998 году, статья, первая после 6 лет с начала разработки темы «в тиши кабинетов». Конечно, последующие 10 лет обдумываний, активной разработки и некоторых практических применений на частных примерах позволили нам насытить материал первичной статьи рядом более удачных словесных оборотов, логических приемов, до которых нам удалось добраться  за это время. Но суть, суть, как оказалось, почти не изменилась.

 

Не изменилось и массовое некасание в прессе идеи необходимости компенсации ущерба везде и во всем, хотя она, эта идея, казалось бы, лежит сегодня на поверхности. А  те, с кем нам пришлось за эти полтора десятилетия ее обсуждать, как удалось заметить, сразу начинали про себя взвешивать: что больше они могут – приобрести или потерять? Может быть, и сейчас подогрев внимания к ней кто-то сочтет слишком преждевременным. Когда-то, лет двести назад, так оправдывались оппоненты аналогичных мыслей, в народе довольно популярных. Носителем и активным пропагандистам их был английский юрист и экономист ДЖЕРЕМИ БЕНТАМ. Оправдания тогда всех устроили, вот только пока никто не удосужился рассчитать понесенный за эти сотни лет ущерб, включая 100 миллионов жертв от полувекового непризнания с середины 18 века открытого ИГНАЦЕМ ЗЕММЕЛЬВАЙСОМ идеи и методов антисептики. А это, как утверждают исследователи, больше, чем от всех известных войн человечества, включая 100 тысяч в Хиросиме, – вот цена человеческого консерватизма ученого мира, к которому полтора десятилетия настойчиво обращался Земмельвайс.  Позволяло им это делать тогдашнее право, которое, в принципе, остается в неизменности до сегодняшнего дня.

 

Сегодня, кстати, интерес к фигуре Бентама, судя по Интернету, невероятно возрос. Так что, может быть, внедрение нужного решения не так уж и далеко? Особенно если кто-то догадается рассчитать и представить всем число жертв при сегодняшних-то разрушительных вооружениях. Или если всех нас прижмут очень крутые обстоятельства.  Или всех нас сумеют вразумить авторитетное лицо, принимающее решение за всю страну, и его Аппарат.

Видимо, начать реализацию нового подхода можно с мирового судейства, которое начало у нас работать совсем недавно, причем «на малых» уровнях преступности. Ему бы и прописать обязанность в вопросах правосудия все сводить к возмещению ущерба и направлять в тюрьму только хронически опасных преступников. И одновременно расширить номенклатуру подсудных дел начиная от бытовых проступков,  кошачьих запахов в многоквартирных подъездах,  шума, досаждающего окружающим от коммерческих увеселительных предприятий, мата в общественных местах и автотранспортного беспредела. Народ все это хорошо поймет.

 

Но мы здесь еще не заметили, что пора постепенно переучивать, переобразовывать и народ, который сам должен видеть все насквозь - уметь видеть и не желать терпеть. Для этого в рамках нашей академии общественного развития разрабатывается проект Университета творчества с уникальной программой образования не столько мертвым фактам, формулам и рецептам, сколько истории и логике их появления, обучения творчеству, умению делать изобретения, в том числе и социальные.

 

А главным в программе воспитания должна стать гуманизация и социализация учащихся, внедрение любви к людям и природе, нас породившей, чувства личной ответственности за любые виды наносимого ущерба.

 

Этот университет, по нашему замыслу, должен стать прообразом всех учебных заведений будущего, начиная со школы.

 

Конечно, самым лучшим средством подталкивания к реализации возвратных принципов было бы уже внедренное возвратное право. - То есть налицо рекуррентная связь, рвать ее способна только политическая воля. Или прямая демократия, власть народа, которому первому достается от неумелого управления. Увы, ни того, ни другого пока не наблюдается даже на горизонте.

 

Но тогда, подготавливая этот материал для Рождественских чтений, нет ли смысла высказаться  здесь о возможной роли Церкви в имплантации возвратных принципов в правосудие, экологию, в подогреве самоосознания нашей нацией своей исторической миссии в деле активной гуманизации всего человечества? Пусть Церковь прямо не способствовала – но до сих пор и не препятствовала наступлению всех пагубных «прелестей» нашей цивилизации.

 

Нет ли тогда прямого смысла Церкви как претендента на звание органа высшей духовности, а следовательно и развития морально-нравственных сил народа, возглавить борьбу за его положительное преображение путем гласной поддержки предлагаемого здесь - как видно в пределах нашего с вами общего горизонта, - наиболее эффективного пути общественного развития,  доказать свою готовность отказаться от позиции невмешательства, смиренности, от правила правой или левой щеки («Не с миром я сюда пришел, но с мечом» - таков, кажется смысл слов Иисуса) и еще раз, как это было  в 41-м, стать в первых рядах воинственной нетерпимости к нашествию на нашу страну агрессоров - кровососов, грызунов, голубых и розовых извращенцев и т.д.?

 

Церковь вобрала в себя и сохранила немалый интеллектуальный и духовный потенциал нации, так что, не это ли ее прямой путь действий, чтобы вернуть людям веру в  величие Церкви, в ее готовность по-настоящему бороться за права униженных и оскорбленных?

 

Тем более, если она объединит вокруг себя в этом деле и другие конфессии, не обязательно «титульные» и не обязательно согласные с ее догматами. Ее великодушие, я думаю, будет оценено в первую очередь, но не только, верующими – так чем это не путь к всеобщему единению вокруг общей, поистине национальной идеи?

 

 

Из проведенных  разработок уже сейчас может быть сформирован и после общественного  обсуждения принят национальный проект

 

 

«ЭФФЕКТИВНОСТЬ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ»

 

( другой вариант: «СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И РАЗВИТИЕ»).

 

ПОДПРОГРАММЫ:

 

1.      АУДИТ ЭФФЕКТИВНОСТИ – контроль по эффективности (в рублях на рубль затрат) проектов и программ, в том числе научно-технических, социальных и других и выпуск соответствующей нормативной литературы

 

2.      КАЧЕСТВО ЖИЗНИ - мониторинг плюсов и минусов в качестве жизни, введение Показателя развития отраслей и регионов, организация эффективных стимулов для их администрации

 

3.      СЕРТИФИКАЦИЯ ПО ЭФФЕКТИВНОСТИ продукции и производств с учетом воздействия на здоровье населения и природу

 

4.      ОТВЕТСТВЕННЫЙ АВТОТРАНСПОРТ – постепенное (поэтапное) введение системы оплаты ущерба, наносимого АТС населению и природе в густонаселенной местности (в виде социальной надбавки к цене моторного топлива)

 

5.      ЭФФЕКТИВНОЕ ПРАВОСУДИЕ: постепенная замена тюремного заключения на компенсацию ущерба, в том числе и затрат на содержание правоохранительных («народоохранных») органов, - начиная с мирового судейства с постепенным расширением сферы его охвата «вниз», до бытовых антисоциальных поступков, и «вверх», с увеличением максимального ущерба и сроков тюремного заключения соответственно от  50 тыс. рублей и 3-х лет до 500 тысяч и 10 лет, т.е до 80 – 90 процентов всех преступлений.

 

6.      ТВОРЧЕСКАЯ СТЕПЕНЬ от кандидата до академика общественного развития в зависимости от  эффективности научных, технических, организационных и любых других достижений – вместе или вместо научной степени, не учитывающей этот критерий

 

7.      ОБУЧЕНИЕ ТВОРЧЕСТВУ И ТВОРЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ – начиная с организации Университета творчества как прообраза будущей системы всеобщего образования, начиная со школы и выпуск соответствующей образовательной литературы

 

8.      СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И РАЗВИТИЕ – общественное обсуждение и принятие соответствующего федерального закона (проект в Госдуме с 2000 года)

 

9.      ЦЕНТР  ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ - государственно-общественное учреждение, организующее развитие системы развития и контроль ее эффективности силами ОБЩЕГРАЖДАНСКОГО ЭКСПЕРТНОГО СОВЕТА – ОГЭС

 

 

 

Подробнее об этом см. ниже

 

Уникальная книга!

 

МИНИН Борис Алексеевич

академик, проф., дэн, ктн,

 

ВОЗВРАТНОЕ ПРАВО: правосудие, социальная безопасность и социальное развитие.

М.: ЮРИСПРУДЕНЦИЯ,  2007

 

Монография посвящена изложению результатов разработки возможности и целесообразности дополнения, а затем и замены современного законодательства, прежде всего уголовного, системой «возвратного права», основанной на адекватном возмещении преступником ущерба, нанесенного им пострадавшему - физическому или юридическому лицу, в целом обществу и природе.

В конечном итоге хорошо налаженная устойчивая практика выявления, расчета и возмещения всего наносимого ущерба должна стать необходимым и достаточным аргументом совершения правосудия, эффективным инструментом повышения социальной безопасности и ускорения социального развития.

Подробно рассматриваются история и логика возникновения идеи возвратного права, процедура ее реализации в системе правосудия и ожидаемые общественные последствия, в том числе в уголовном судопроизводстве, в международных отношениях и в природоохранной деятельности. Это обеспечит существенное ускорение судопроизводства,

но главное - повышение «справедливости» наказания как общественной реакции на общественно негативные последствия и целый ряд других значительных позитивных последствий.

Автор видит в возвратном праве основу для постепенного перехода и трансформации на всех уровнях правосознания (от бытового до межцивилизационного) - от эгоистически отклоненного, антисоциального, в сторону гуманистически настроенного и общественно созидательного.

Книга предназначена для исследователей теории и практики правосудия, студентов и аспирантов, работников правоохранительных органов и судов.

 

Скачать книгу pdf 2,37 Mb

 

 

Продолжение этой темы см. на сайте http://talant-abc.narod.ru/ 

 

 

 

 

Россия сосредоточивается!

 

Начало создания Портала "Россия" - апрель 2006 г.
Начало создания Проекта "Вперёд, Россия!" - май 2008 г.

Разрешается републикация любых материалов портала

Об авторских правах в Интернете