Лак для пола, алкидный лак.

Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Библиотека "Россия"  Новости портала   О портале  

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Всемирный финансовый кризис и Россия

 

Статьи Линдона Ларуша

 

См. также: Перманентная шизофрения * Мифы мировой экономики * Угрозы для России

Россия в мире * Россия и США * Справедливый экономический порядок * Экономика будущей России

 

Грядущий стратегический кризис. Стратегическое значение атаки на Индию


Линдон Ларуш


Статья была опубликована на английском языке в журнале EIR от 21 июля 2006 г.

Не приношу никаких «добрых вестей». Дураки идут в бой после «добрых вестей». Умные люди вступают в бой с непреклонной решимостью, когда знают, что вести — самые тяжелые.

В последнее время, пока большинство членов американского Конгресса уже много месяцев спало, убаюканное призрачными иллюзиями, вроде тех, что Невилл Чемберлен привез в Лондон из Мюнхена, мир кренился к кризису, который можно сравнить только с началом так называемых «мировых войн» прошлого столетия, и это будет слишком мягким сравнением. То, чем нам угрожает ближайшее будущее, если не остановить развитие событий, очень скоро выльется в нечто гораздо худшее любой из этих войн. Не надо представлять колонны солдат, марширующих на битву: впереди у нас нечто весьма приблизительно похожее на «новые мрачные века», наступившие в 14-ом столетии, когда английский король отказался платить по долгам дому Барди Ломбардской лиги, — только в декорациях атомного века.

Сбор «большой восьмерки» знаменует начало великого глобального кризиса, который уже и так задерживается, но некоторые события последней недели в Юго-Западной Азии и, соответственно, на азиатском субконтиненте, в сочетании с накалившимися проблемами текущей встречи большой восьмерки, подожгли бикфордов шнур медленно перегревавшегося котла глобальной стратегической катастрофы, прецедентов которой в истории не было.

По дороге из Швейцарии в Германию во вторник я услышал по радио известия о взрывах в бомбейских электричках. К четвергу, по информации о стратегических последствиях этих взрывов, полученной из высокопоставленных кругов в Индии, вырисовалась более полная картина. По стратегическому значению, пусть и с меньшими людскими жертвами, эти взрывы сравнимы с нью-йоркскими событиями 11 сентября 2001 года. Главной мишенью скоординированных нападений стали вагоны первого класса поездов, отправлявшихся из Бомбея. Количество погибших намного меньше, чем во время атаки на Мировой торговый центр в Нью-Йорке, но очевидно, что воздействие планировалось сопоставимое, а с учетом других событий, разворачивающихся сегодня в мире, если не принять мер, стратегические последствия окажутся намного более серьезными, чем в случае «9/11».

Происшедшее нельзя отнести к обычным «террористическим актам»; обстоятельства самой акции указывают на руку ведущей стратегической державы.

Поклонники стратегических пристрастий вице-президента Дика Чейни могли бы радоваться знаку, поданному событиями в Индии, так как налицо то же стремление к войне, что наблюдается в порочной дружбе Чейни с бывшим израильским премьером Нетаньяху. Но что еще хуже, хотя козни Чейни и Нетаньяху и стали явной причиной военных действий, начатых Израилем в разных направлениях, сам Чейни не более чем пешка в имперской игре сил значительно более высокого уровня, более высокого, чем уровень непосредственного хозяина Чейни — Джорджа Шульца.

По совокупности, стратегический удар по Индии и продолжающиеся действия Дика Чейни и его сообщника Нетаньяху в Юго-Западной Азии, являются открытой, по сути глобальной угрозой собирающимся на саммит большой восьмерки в Петербурге. Также, как убийство эрц-герцога Франца-Фердинанда 28 июня 1914 года в Сараево, события в Бомбее в прошлый вторник были расценены в соответствующих кругах в Индии и в других странах как детонатор глобального стратегического кризиса. Этот кризис следует сравнивать с кануном двух так называемых «мировых войн» 20-го века. Если быстро не справиться с угрозой, результат не только будет намного хуже того, через что прошел мир в двух мировых войнах прошлого столетия, но и характер событий будет совсем другим.

Мы живем во время, когда «испытываются человеческие души». Мир охватывает величайший кризис со времен создания США в 1776 году, глубочайший кризис всей европейской цивилизации за всю историю после Вестфальского договора 1648 года. Для самих США под угрозу поставлено все, достигнутое после 1776-1789, как изнутри, так и извне страны.

Уже через два дня после поездки в Швейцарию я отчетливо понял, что означает стечение сегодняшних событий и сгущающийся стратегический кризис. Я вижу свою цель в том, что помочь другим хотя бы представить суть этого кризиса, характеристики и последствия которого выше их сегодняшнего понимания. Недостаточно констатировать факты, о чем пойдет речь в заключительной части этой статьи; сначала нужно добиться понимания реального значения событий в текущей ситуации. Чтобы подготовиться к предстоящим опасностям, аудитория должна оценить ситуацию, так сказать, в сегодняшнем лагере Валленштейна.

Далее станет понятно, о чем я говорю.

Слабость нашего правительства

Известно, что этой весной вице-президент Чейни был главным инициатором идеи нанесения превентивного удара по Ирану. Давление обстоятельств вынудило правительство Буша отложить, по крайней мере, временно, угрозу Чейни нанести такой удар уже в июне 2006 года. У Чейни, однако, был запасной вариант: было оказано давление на силы в Израиле, и сделан заход с другой стороны, с той же целью развязать войну против Ирана, к чему и стремился Чейни, но теперь уже и против других государств.

Окольные пути к аду на земле привели мир к точке, когда мировой кошмар, представить который многие просто не в состоянии, стоит уже на пороге. Стратегический характер терактов в Индии в сочетании с эскалацией безумия, разворачивающегося главным образом в Израиле с подачи сообщников Чейни и Нетаньяху, указывает на удивительное совпадение событий, обостряющих мировой кризис, со встречей «большой восьмерки». Потенциал этой угрозы чудовищен, а последствия — не поддаются воображению большинства сегодняшних членов Конгресса США.

Не следует удивляться тенденции неспособности правильно реагировать, наблюдаемой в работе Конгресса США в последние месяцы. На данный момент очень немногие его члены показали способность к трезвому осмыслению этих проблем. Их интересуют гораздо менее благородные цели, нежели мир во всем мире или судьба экономики США. Поэтому я считаю необходимым вмешаться, как я вмешивался с целью помочь Демократической партии во время президентской избирательной кампании в 2004 году, и позднее, в ноябре 2004 года, чтобы помочь партии оправиться от после-выборной растерянности. Среди ведущих деятелей Демократической партии есть всего несколько человек, желающих понять ключевые проблемы, стоящие за ускоряющимся мировым кризисом.

Совершенно очевидно, что большинство наших выборных лиц федерального уровня «отложили» само существование человечества до пока неизвестного момента после ноябрьских выборов. Но основные события и важнейшие политические решения в современной мировой истории определятся именно в эти летние месяцы, в то время как члены Конгресса занимаются предстоящей ноябрьской предвыборной кампанией, как «Винкен, Блинкен и Нод» из детского стишка — притом, что может быть, эти выборы вообще не состоятся.

Люди, не понимающие природы человека и его истории, спрашивают: «Будет или не будет, да или нет?» Такие люди еще должны понять особую природу человеческого вида, выделяющую человека из животных; такие люди никогда не осознавали физической геометрии причины и следствия, в рамках которой происходят исключительные события человеческой истории. Людям, говорящим, «мой опыт учит меня», для того, что обрести хоть какой-то вес в глазах Божьих, следовало бы поискать другого учителя. Обычный человеческий опыт никогда никого не научит природе того, что будет испытано впервые в человеческой истории. Что бы ни произошло в предстоящие недели и месяцы надвигающегося стратегического кризиса, те, кто переживет эти времена, испытает такое, чего они не могли и помыслить.

Но одно можно утверждать с абсолютной уверенностью: мир, каким он есть и станет в ближайший год, будет уже совершенно другим миром — или лучше, или намного хуже, чем хватит смелости представить себе большинству членов Конгресса. И большинство влиятельных людей в возрасте от пятидесяти до шестидесяти и чуть старше, включая некоторых членов Конгресса, сейчас как рыбы, вынесенные приливом на пляж. Эти рыбы, включая конгрессменов, пытаются выплыть в безопасные воды, и делают это так, как их учит прошлый опыт.

У нас есть прецедент, как избежать кошмарной опасности, перед лицом которой мы оказались. Нужно только обернуться назад, вспомнить об избрании президента Франклина Рузвельта и о разгроме могущественных заговорщиков в США, не только восхищавшихся Гитлером так же, как до этого Муссолини, но и замышлявших военный переворот и свержение правительства Рузвельта. Это духовные отцы, а иногда и выходцы из тех же семейств, что позднее создали Конгресс за культурную свободу. Сегодня от них исходит главная опасность не только для фактически обанкротившихся Соединенных Штатов Америки, но для всего мира в целом.

И сегодня те, кто стремится понимать действительность наших дней в таких исторических измерениях, должны перехватить инициативу, иначе скоро у нас не останется республики, которую можно было бы защищать.

1. Условия понимания

«Беда, дорогой Брут, не в наших звездах, а в нас самих».

Причина очевидной неспособности большинства конгрессменов в последнее время понять действительную подоплеку катастрофической ситуации, которую они сами безрассудно усугубляли, состоит в популярном заблуждении, особенно распространенном среди людей с университетским образованием, «верхних 20 процентов», которым сейчас 50 – 65 лет. Это заблуждение пришло с софистикой, которой обрабатывали это поколение по сути с рождения различные учреждения, и в первую очередь, Конгресс за культурную свободу.

Специфический аспект проблемы, который чрезвычайно важно иметь в виду при принятии любых усилий спасти нашу страну и наш народ от нависающей угрозы гибели, состоит в том, что сейчас нами правят «бэби-бумеры», погрязшие в софистике, смертельной моральной болезни перикловых Афин. Как и всякие софисты, многие из тех, кто приходит на ум из наиболее экстремальных личностей — членов поколения 68-го года, не видят радикально отличия человека от обезьян. То есть, другими словами, нами правит поколение, не понимающее, что ход человеческой истории зависит от определенных основ человеческой природы, которые диаметрально противоположны представлениям о реальности, которыми живут рядовые бэби-бумеры из среднего класса.

Глупые представления этих безрассудных людей включают идею «свободы воли» в кантовом изложении в «Критике практического разума». Я имею в виду так называемый закон отрицания отрицания, попавший в романтическую школу юриспруденции 19-го века благодаря Гегелю, горячему поклоннику мартиниста и франкмасона графа Жозефа де Местра, и другу Гегеля, Ф.К. фон Савиньи.

Для понимания стратегических проблем переплетения израильских и индийских событий с вопросами, стоящими на повестке дня встречи «большой восьмерки», необходимо выделить два принципиальных момента. Об этих принципиальных вопросах представители органов государственной власти в своем большинстве не имеют представления, но их понимание крайне необходимо, если они хотят выпутаться из угрожающего хаоса, который они сами помогли создать.

Во-первых, проблема «иронии»[1]

Рассмотрим отличие иронической (метафорической) и буквальной речи, определяющее относительные интеллектуальные и моральные потенциалы различных культур.

Оставим в стороне таких романтиков, выступавших против европейской классической культурной традиции, как Кант и Гегель, и обратимся к противной стороне — культуре, из которой выросли американская Декларация независимости и федеральная Конституция США. Это была классическая европейская культура, возникшая из европейского Возрождения 15-го века и Вестфальского договора 1648 года. Но есть давнее и важное ироническое отличие американского наследника европейской культуры, относительно свободного от олигархической иронии, и сегодня загрязняющей земли, из которых вышли наши основатели и мои европейские предки. Можно сказать иначе: лучшие исторические корни американской культуры в основном европейские. При этом следует помнить об опасности, заключающейся в том, что олигархическая коррупция получила новую жизнь в нашей стране и получает поддержку изнутри, опасности, исходящей от европейских олигархических кругов, с самого начала существования нашей страны поставивших своей целью уничтожение всего, что мы представляем на этой планете.

Именно наследие европейской олигархии является источником главных внутренних пороков глобально распространяющейся европейской культуры. Это явление иронически отличает федеральную Конституцию США с ее президентской системой от сегодняшних имманентно про-олигархических парламентских культур Западной и Центральной Европы. Олигархическая червоточина европейской традиции, проникшая в Америку, стала основным источником разложения нашей страны, источником угрозы обрушения нашей цивилизации в долгие темные века. Олигархические тенденции — главная угроза всей цивилизации в целом.

Наша федеральная Конституция, например, вверяет правительству выпуск денег и контроль за всей банковской системой, в то время как традиционная европейская система подчиняет правительство страны власти частных центральных банковских систем, созданных по имперским англо-голландским «либеральным» моделям. Глобализация — ничто иное как намерение уничтожить федеральную Конституцию США в корыстных интересах ростовщических клик, в традициях венецианских банкиров, обрушивших Европу в «новое темное средневековье» 14-го века.

Есть, однако, принципы, которые помогут нам найти выходы из текущего кризиса, к которому привела империалистическая англо-голландская либеральная система глобализированной финансовой тирании.

Человеческое развитие индивида определяется динамикой индивидуального взаимодействия с передаваемой культурой. За исключением душевно больных людей, идеи никогда не передаются в виде «буквальных» значений слов, используемых в «словарных» значениях. Всякое осмысленное использование языка основывается на некоторых естественных корнях, как, скажем, классическая поэзия имеет в своей основе музыку. И музыкально-поэтическая основа — это среда, в которой рождаются идеи, не в виде механических, буквальных значений, но «ироний» — проявлений метафоры. Поколения общаются друг с другом не только недвусмысленными фразами, но и при помощи «ироний» — тех характерных для каждого конкретного языка (особенно в классическом полифоническом пении) способов выражения многозначных мыслей, которые позволяют передавать творческую мощь человеческой мысли, отличающую человека от животного, от одного поколения к другому. Накопление метафорических средств в конкретном языке самым непосредственным образом воздействует на когнитивные способности человеческого разума — основы творческих открытий и их передачи.

Общность специфических черт культурного развития нации создает способность народа совместно мыслить, а не просто обменяться словами.

Поэтому не может быть представительного правительства, которое бы не основывалось на этих особенностях языка и мышления, и отказ от принципа национального суверенитета ничего не дает, кроме возврата к варварству.

Например. Опубликована переписка Альберта Эйнштейна с Максом Борном, где мы видим, что в физической науке поврежденный мозг отождествляет физическое явление и определенную математическую формулировку, в то время как здравый ум воспринимает доказательство открытия в решающем эксперименте как реальность, а математическую формулировку как заведомо ущербное описание последствий самого явления. Эйнштейн представляет Вселенную конечной, но не ограниченной; я бы сказал «самоограниченной». Это наглядный пример различий двух точек зрения. У иссохших в пыль математических умов черно-белое мышление, талантливые классические музыканты мыслят в красках, также как и великие ученые, любящие классическую музыку. Цвет — это жизнь, черно-белый мир — мир смерти.

Поэтому классическая полифоническая хоральная музыка, например, флорентийское бельканто, играет ключевую роль в богослужениях. Участники этих песнопений становятся лучше как люди.

Примечательно, что с умышленным истреблением классических форм полифонии из народной жизни появились люди, не способные говорить культурным языком. Они не представляют себе роль полифонического метафорического выражения в передаче важных идей. Это особенно заметно при сравнении чтения новостей во времена Уолтера Кронкайта и механического бормотания безнадежных невежд-трещеток сегодняшних СМИ.

По этой причине следует отбросить идею универсального языка, например, эксперанто, поскольку эксперанто было придумано для того, что превратить человеческие общества в пусть и гомогенное культурное месиво идиотов. Именно типичные метафоры родного языка, включая его естественную классическую просодию/музыкальность, позволяют обществу объединиться в способах осмысления принципиально важных идей.

Во-вторых, рассмотрим исторические циклы

Теперь рассмотрим второй аспект: как происходят самые фундаментальные изменения в культурах, обычно в течение длительного времени, на протяжении жизни нескольких или даже более поколений.

История человечества представляет собой подъемы и угасания культур и форм общественной организации, происходящие в течение длительного времени, часто разделяемые «темными веками», или чем-то подобным. Рассмотрим историю европейской цивилизации, с возникновения ионической и этрусской культур, союзных Египту против морского владычества Тира и его пунических колоний. Афины пали после Пелопонесской войны, возвысилась Римская империя, ей наследовала Византийская империя, при Карле I была попытка возрождения цивилизации, затем Средиземноморьем овладела венецианская ультрамонтановская финансовая олигархия и ее союзники — норманнские рыцари. В 15-ом веке, с золотым Возрождением, возникла современная Европа. Расцвет и угасание целых цивилизаций происходил в течение жизни многих поколений.

При изучении культур и их истории, культуры проявляют свои сущностные особенности (как это бывает и в физической науке) тем, как они разрушаются. Перечисленные выше исторические случаи иллюстрируют то, что крушение любого общества предполагает наличие некого основного принципа социальной организации, содержащего пороки, от которых это общество гибнет. Каждая культура есть некий эксперимент, основанный на некоем принципе; крушение культуры указывает на порочную сторону этого принципа, которая неизбежно ведет к гибели данной культуры.

Чтобы лучше понять этот чрезвычайно важный момент, вместе с Эйнштейном следует признать, что любой физический принцип, универсальность которого доказуема, ограничивает существование системы, в пределах которой он истинен. И Эйнштейн определяет Вселенную как «конечную, но не ограниченную». Я предпочитаю «конечную и самоограниченную». В общественных отношениях действуют принципиальные допущения (положения), ограничивающие существование данного типа организации общества.

Задача политического аналитика, претендующего на компетентность, состоит в выявлении таких регулирующих параметров, чем, например, я небезуспешно занимался в области долговременных экономических прогнозов. Предвидеть критически важные события следует не экстраполяцией, но выявляя самоограничивающие черты действующей системы. Нужно избегать часто роковой ошибки применения методов статистической проекции тенденций, не уяснив принципиальный характер специфической физической геометрии системы, для которой готовится прогноз.

Как показывает крах спекулятивного пузыря LTCM в августе-сентябре 1998 года, только глупец надеется разбогатеть за счет прибыли от стирки своего собственного белья. Все живые системы, включая экономику, по определению динамичны, и онтологически никогда не являются линейными, как на то рассчитывают шарлатаны из хедж-фондов вроде Энрона.

Пример: темные времена 14-го века

После ослабления Византии, восходящая финансовая олигархия Венеции продолжала усилия византийцев по истреблению наследия Каролингов в области государственного дела. Венеция усилила мощь норманнского рыцарства, ранее направлявшегося самой Византией. В истории остались крестовые походы, разрушившие остатки системы Каролингов, и уничтожившие традиции связей с Багдадским халифатом и еврейством. После уничтожения и разграбления остатков Византии и противников в лице императора Фридриха II Гогенштауфена, тандем венецианцев и крестоносцев начал пожирать свои ноги. Как будто им нечего было есть. В результате Европа прошла через темный 14-ый век, в течение которого исчезло около половины приходов во всей Европе, а население сократилось на одну треть.

«Новый темный век» 14-го века — это очень приблизительный образец того, что произойдет с миром в результате навязываемой ему глобализации.

Пример: олигархическая система в целом

Глубочайший общественный конфликт в известной нам истории произошел между солоновскими Афинами и олигархией, которую Шиллер усматривал в дельфийской Спарте с ее конституцией Ликурга. Суть конфликта изложена в сохранившейся середине трилогии Эсхила о Прометее, «Связанном Прометее». Зевс Олимпа, по-сегодняшнему дьявол и «зеленый» фанатик драмы Эсхила, обрек Прометея на вечные страдания за то, что тот открыл смертным огонь — науку и технику.

В этом и есть конфликт между истинной природой человека и олигархиями, известными со времен древней Месопотамии. В этом же смысл смертельной схватки фанатиков из олигархических кругов Феликса Рогатина со всеми, кто привержен духу нашей федеральной Конституции. Номинальная лояльность Рогатина как американского гражданина — подлое лицемерие.

Речь идет о том, что человек радикально отличается от всех других форм жизни именно в силу своей способности к творчеству, на что не способен ни один другой вид, живущий на Земле.

В фазовом пространстве, представляемом потенциальной численностью населения любого вида в любой конкретной среде обитания, существование вида ограничивается биологическими характеристиками, в самом широком смысле. При таком подходе, животный потенциал человеческого вида уместно сравнивать с потенциалом высших обезьян. В действительности же, людей сегодня насчитывается более шести миллиардов. Это положение дел определено «умственно», то есть, физическим эффектом накопления открытий и применения знаний универсальных физических принципов. Накопление знаний происходит в результате деятельности, от которой, если руководствоваться подспудным смыслом наказания Прометея Зевсом, широкие массы отрешены.

В олигархической системе люди делятся на два типа: хищников, питающихся другими, и их жертв. Такое положение ограничивает по времени существование любой олигархической культуры и указывает человечеству на необходимость освободиться от ограничений, налагаемых хищническими, «защищающими природу» олигархиями. Сущностное различие между олигархической и гуманистической культурами состоит в том, что олигархическая культура обречена опять погибнуть, в то время как потенциал открытий и усвоения освобожденным человеческим разумом новых физических принципов по определению безграничен.

Человек, относительно свободный от оков олигархической культуры, действует так, как будто он принадлежит другому виду, по сравнению с людьми, смирившимися с ограничениями, которые олигархическая система накладывает на умение человека (с помощью творческих даров, вводимых в действие при совершении открытий универсальных физических принципов) усиливать способности общества к выживанию.

Пример: Эвклид — софист

По причинам, указанным в предыдущих примерах, у человека до сих пор сознание своего собственного опыта ошибочно сводится к представлению о прямом опыте каждого отдельного человека в течение его собственной жизни, не более чем бесконечно малой вспышки на фоне расцвета и угасания целых культур.

Индивид с плохим образованием, стоящий на такой наивной точке зрения, легко соглашается с софистикой эвклидовой геометрии и считает, что существуют самоочевидные определения, аксиомы и постулаты, из которых можно вывести что угодно, для всех времен и пространств. Вся дедуктивная система софиста Эвклида основана на этих ошибочных элементарных предположениях. Эвклид извратил метод, который использовали основатели науки классической Греции для открытий, которые Эвклид также искажал, докладывая о них. Так что у доверчивого ученика Эвклида и других редукционистов, создается иллюзия пространства как плоскости, протяженной в трех направлениях в пространстве плюс во времени.

Для человека, отравленного редукционизмом, знание есть простая сумма частных опытов, накладывающихся друг на друга в каком-то фантастическом калейдоскопе сказок Гофмана.

На самом деле, как показывает исследование подъема и заката империй и прочих социальных систем, общества подчиняются, поколение за поколением, определенным аксиоматическим допущениям. Как видно на примере расцвета и заката культур древней Месопотамии, природа часто терпит такую лежащую в основе устройства общества философию на протяжении многих поколений. В таком случае, хотя в пределах культуры со временем и происходят многочисленные изменения, культура в целом сохраняет свои основополагающие черты. Культура гибнет только при условии отказа от необходимых изменений в ее отношенииях с человечеством в целом. Она могла бы сохраниться, но она обречена на гибель от накопления вредных последствий своего собственного поведения.

Англо-голландская империалистическая система «свободной торговли» и монетаризма представляет собой наследие Вавилона, и обречена по самой своей природе.

Или возьмем, например, зеленое движение за «сохранение окружающей среды». Поколение 68-го года возродило в современных одеждах (а часто, как это было, без одежды), традицию древнего дионисийского культа, почитавшегося в дельфийском храме Апполона. Этот древний культ стал философией верхушки студенчества в конце 60-х и 70-х в Европе, а также США. Этот культ стал важнейшим социальным фактором в разрушении экономик и уровня жизни в Европе и Америке в период 1968-2006 гг. Без отказа от этой дионисийской традиции сегодня невозможно возродить цивилизацию в целом. Без быстрого перехода к атомной энергетике и освоения водородного синтеза невозможно сохранить сегодняшнее население Земли. Точно так же, без искоренения и запрета «глобализации» невозможно поддерживать население земного шара.

Нежелание отбросить вредные аксиомы современной культуры должно напомнить нам судьбу олигархии Месопотамии, приведшую к гибели этой цивилизации в результате эксплуатации земледельцев и засоления почв.

Так же разрушился и имперский Рим. Так сама себя сгубила древняя Византия. Союз финансовой олигархии Венеции с норманнскими рыцарями похоронил наследие Каролингов и его последователей, например, Фридриха II, и привел к крушению европейской цивилизации в 14 веке.

Пример: реальная экономика

Для того, чтобы понять принципы, на которых строится человеческая история, следует усвоить понятия «потенциальной относительной плотности населения» (т.е., продолжительности жизни и производительности на квадратный километр и душу населения).

В процессах, связанных с расцветом, закатом и гибелью культур, главное — помнить об отличии человека от животного. За этим стоит способность умножать знания и применять открываемые универсальные физические принципы. В их число входят физические принципы, позволяющие увеличить мощь человека по отношению к природе за счет новых открытий и применения новых физических принципов. Однако этим не кончается то, что нужно понимать при оценке разворачивающегося в настоящее время глобального, решающего кризиса общества.

В физической науке разум человека привлекают очевидные принципы неживых процессов, живых процессов и их отходы, — то, что Вернадский называл биосферой. При изучении социального поведения, то есть сотрудничества между индивидами в обществе, исследуются такие социальные процессы, которых напрочь нет в животном мире, но они являются решающими при рассмотрении осознанного сотрудничества членов человеческого общества. Последнее есть предмет естественного права. Поэтому целесообразно понимать естественное право как типичное проявление той области, которую Вернадский назвал ноосферой.

Так же, как мы можем оценить значение истинных или ложных представлений о разных универсальных физических принципах, действующих в разных фазовых пространствах, связанных с неорганическими и органическими процессами, следует отдавать отчет о роли истинных и ложных представлений о естественном праве, применимом к ноосфере.

Сегодня очевидно, что американская система политэкономии оказалась на практике высшей точкой длительного развития цивилизации, и должна стать отправной точкой для любых последующих совершенствований. Наш государственный опыт показывает, что все возникавшие у нас основные проблемы нам были навязаны финансовой олигархией венецианского типа, выросшей из британской Ост-Индской компании и ее порождений.

Достижения президента Франклина Рузвельта, включая его исключительную роль в спасении планеты от нацистской угрозы, и совершенствовании американской системы политэкономии таковы, что проживи президент дольше, до окончания срока на который он был избран, создание системы совершенно суверенных национальных государств на планете стало бы необратимым процессом, и при всех изъянах, это был бы неотвратимый шаг вперед, к переходу в отношениях между государствами на более высокий уровень.

Уровень нашей морали чрезвычайно упал по сравнению с качеством руководства, проявленного Рузвельтом. Эти потери нужно возместить, и использовать возрождение экономики планеты как площадку для любых изменений, которых потребует будущее. Без возвращения к американской системе политической экономии из дебрей упадка, в который мы погружались последние 40 лет, многие поколения у человечества не будет шансов.

Для нас в США и нашего потомства это означает или возврат к традициям Рузвельта, или же жизнь в аду на протяжении длительного времени.

Концепция бессмертия в обществе

Радикальное отличие человека от животного выражается в принципе бессмертия человека. То есть, хотя смерть прекращает животную жизнь человека, отличие человека состоит в изменении его практики принципиальным образом, который влияет на практическую и культурную эволюцию человечества в вид более высокого порядка, нежели он был одним или несколькими поколениями ранее.

В европейской науке этот процесс развивался со времен Николая Кузанского и Иоганна Кеплера. Это же наблюдается в музыке — от Баха к Брамсу. Это же верно в отношении социальных реформ, например, закона Хилла-Бертона, позже разрушенного администрацией Никсона, системы социального обеспечения, созданной Рузвельтом, и которую разрушает президент Буш-младший.

В области государственного строительства, как и в прогрессе науки, каждое поколение передает эстафету следующему. Прогрессивные общественные институты, развитию которых мы способствуем, являются составной и функциональной частью будущего общества. Практическое выражение бессмертия умерших заключается в качественном развитии, в прогрессе людей, прогрессе нашего уникального вида в целом.

Бывают качественные изменения к лучшему, а бывают и к худшему. В этом свете, компетентное государственное управление основано на прогрессе, а не на жестком порядке вещей. Человек отличается от обезьяны способностью к прогрессу, изменению, заложенной в творческом потенциале индивидуального человеческого разума. Под творчеством не следует понимать только «инновации». Следует понимать совершенствование знания принципов, особенно новых открытий универсальных принципов. Следует понимать, что политика разумных наций с разумным самоуправлением основывается на организации деятельности народа по использованию потенциала открытий универсальных принципов.

Такое описание прогресса в науке является частным случаем общего приципа, который проявляется в развитии классического искусства. Классическая культура, классическое искусство — это то, чему не могут подражать животные (и людям, кстати, лучше не переворачивать отношение и подражать животным).

Показательный случай: бессмертный президент

Для того, чтобы человек мог претендовать на пост президента США в традициях выдающихся предшественников, таких как Дж.Вашингтон, Дж.К. Адамс, А.Линкольн и Ф.Рузвельт, он должен обладать обостренным чувством бессмертия, о чем я говорил выше. В других странах это генерал де Голль, сопротивлявшийся попыткам синархии захватить власть во Франции, а также исключительные человеческие черты канцлера Адэнауэра в кошмарных обстоятельствах времени. Тем не менее, институт президентства в США уникален для современных государств в силу уникальности нашей истории и нашей Конституции.

С первых дней существования нашей страны, и это хорошо понимал создатель принципиальной основы нашей конституции Бенджамин Франклин, у нас был сильный внутренный враг в лице разлагающего влияния приспешников Британской Ост-Индской компании — так называемой «Эссекской хунты». Борьба против этого главного врага в наших рядах по сегодняшний день — это борьба с порождением дьявола. Этот враг — зло, которое европейцы называли «вавилонской блудницей», олигархические интересы, культ пифийского Аполлона и олимпийского Зевса. Это либеральная англо-голландская личина венецианской финансовой и олигархической традиции.

Начало новому венецианству в его англо-голландской личине положили Паоло Сарпи и англо-голландская либеральная партия Бэкона, Гоббса, Локка, Мандевиля, Кёнэ, Смита и Бентама. Противоположных взглядов в политической экономии придерживался основатель современной физической экономики Готфрид Лейбниц.

Парижский договор, подписанный в феврале 1763 года, завершивший Семилетнюю войну, привел к созданию англо-голландского альянса на основе Ост-Индской компании, становившейся де-факто мировой империей. После вовлечения Банка Франции в результате разгрома Наполеона в орбиту англо-голландской либеральной империи, сложилась ядро современной системы финансово-олигархической власти. Интеграция синархистских банков Франции и других стран в англо-голландскую либеральную империю недавно усилилась в результате создания Европейского центрального банка, чья деятельность превратила страны Западной и Центральной Европы по сути в колонии мировой англо-голландской либеральной империи, умирающие колонии с умирающим евро и его сателлиты.

Эта система — безнадежный банкрот. В скором времени неизбежно возникновение новой системы, в том или ином виде, во спасение или на погибель. Сейчас на лидерство после крушения глобализованного мира-банкрота претендует внутренний круг международных банкиров, тесно связанных с синархистской кликой, обосновавшейся во Франции, той самой кликой, что привела к власти профашистские силы во Франции во время Второй мировой войны. Их никогда не призвали к ответу, несмотря на соучастие в преступлениях нацистов.

Силы, связанные с банком Лазар и банком Вормс, сегодня контролируют сырьевую собственность и главные отрасли промышленного и сельскохозяйственного производства. Этот монстр способен захватить и поглотить то, что останется от мировой экономики после мирового финансового краха, который сопоставим с тем, что случился в Европе в 14-ом веке.

В этом главная стратегическая угроза миру в целом. Если синархистам удастся эта игра, или даже если это им почти удастся, цивилизация на планете окажется под угрозой. Хотя это сейчас величайшее зло, у которого развязаны руки, это часть более широкой проблемы. И здесь мы подходим к главному в этой статье о текущих угрозах.

2. Авторы бомбейского кошмара

Нет необходимости выяснять точно личности тех, кто стоит за массовым убийством, совершенным в Бомбее. Это не означает, что нас не должны интересовать виновники и их непосредственные соучастники — это означает, что мы знаем имя вида, к которому преступники принадлежат. И искать нужно не козлов отпущения, но лишить власти эти силы зла. Наказание виновных не вернет жизни погибшим; лишить же силы тех, кто направлял непосредственных виновников, лишить власти силы, направлявшие исполнителей — значит отдать уважения жертвам. Им мы должны доказать, что их жизнь и страдания были не напрасными. Еще раз, мы должны решительно заявить, что зло, с которым мы столкнулись сегодня, не должно повториться.

Победа над Гитлером стала возможной потому, что Рузвельт был избран президентом США. Он не только разработал и осуществил восстановление США из экономического упадка (почти наполовину), к которому привели Кулидж и Гувер, но также подготовил США к вмешательству с целью предотвратить альянс Англии с синархистской Францией, предопределившей военную победу Гитлера, капитуляцию перед Гитлером летом 1940 года. Хотя фашистские режимы в Европе 1922-1945 гг. были созданы с изначальной энергичной поддержкой этих режимов силами в Европе и самих США, исходившей от ведущих финансовых кругов Нью-Йорка, Парижа, Лондона, из Швейцарии и других стран, союз США, Великобритании с Советским Союзом спас мир от сложившейся в 30-е годы угрозы мирового господства нацистов.

С этой же самой угрозой мы сталкиваемся и сегодня, но в качественно иных условиях. Лица и учреждения, не желающие осмыслить правду 1922-1945 года, бесполезны, или даже хуже чем бесполезны в борьбе с величайшим глобальным кризисом, на пороге которого мы стоим.

Опаснейшая некомпетентность политического руководства в мире сегодня проявляется в точке зрения, которую слышишь либо от сумасшедших, либо от политических проходимцев: «я не верю в конспирологические теории». Немногим лучше их те, кто признает заговоры в истории, но объясняет историю механически и статистически.

Как я уже подчеркивал выше, ход истории представляется в виде длинных волн, или длинных циклов. Массовое поведение и поведение индивидов в основном определяется мотивами, формирующими волю индивидов и учреждений, о которых индивид часто даже не подозревает. Самым наглядным образом это демонстирует иллюзорность геометрии Эвклида.

Легкость, с какой рядовой студент принимает жульничество софистики, заявляющей, что некоторые определения, аксиомы и постулаты «самоочевидны», характерны для всех наиболее успешных форм академического шарлатанства. До тех пор, пока жертва порочного образования не будет спасена открытием для себя физической геометрии риманского типа, а не того, что написано в обычных учебниках, она не видит, как ее обманывают, и как ее поведением управляет вера в допущения, в чем она не отдает себе отчета. После того, как некое фальшивое допущение укоренится, в голове жертвы оно становится аксиомой, и управляет поведением целых групп лиц.

Как это случилось

Стратегически, угрожающий цивилизации враг — это отзвук нацизма и его предшественников из числа сторонников «консервативной революции» после Первой мировой войны. Если не осознать, что сегодня цивилизации угрожает то же самое зло, мы проиграем надвигающуюся войну, еще до начала главных сражений.

Многие королевские дома, могущественные семейства и разные учреждения Европы и Америки, первоначально с симпатией относившиеся к фашизму Куденхове-Калерги и его окружения, по разным причинам отвернулись от Гитлера, но от своих предрассудков, ранее приведших их в стан фашистов, не отказались. Как выразился бы психоаналитик Фрейд, у них пропал катексис к образу Гитлера и нацизму, но побуждения, ранее склонявшие их в разной степени, или же подталкивавшие к фашизму, никуда не делись. (Последователи прежних фашистов не любят, когда им об этом напоминают сегодня.) Это, вообще-то, было характерно больше для организаций, чем для отдельных лиц. Например, идеологические привязанности семей и учреждений обычно гораздо сильнее, чем отдельных лиц.

Другими словами, предрасположенности и склонности были скорее следствием социальной близости, нежели идеологических убеждений отдельных людей.

Некоторым это было абсолютно ясно уже когда умер Рузвельт.

Мой друг, ветеран OSS, близкий Доновану, рассказал историю, как он однажды ждал Донована у кабинета Рузвельта, в то время как те беседовали. Ему запомнилось выражение лица Донована, когда тот вышел из кабинета. Он пробормотал что-то вроде «все кончено». Президент умирал, и для Донована и моего друга это значило, что правые возобладают и вся послевоенные планы Рузвельта будут разрушены. Разрушительная политика вице-президента Трумэна тому подтверждение.

После смерти президента политика быстро и решительно изменилась. Но оставалось какое-то наследие Рузвельта, искоренить которое было не так просто. Мировая экономика вне США лежала в руинах; без поддержания Бреттон-Вудской системы, основу которой заложил Рузвельт, устойчивый мировой порядок был невозможен. Только спустя два десятилетия, в конце 60-х, сначала англичане, а затем и правительство США занялись разрушением Бреттон-Вудской системы.

После смерти Рузвельта его главные противники — у некоторых из них были серьезные связи с европейскими финансовыми кругами, поддержавшими в 20-е и 30-е годы Муссолини и Гитлера — опять оказались в седле. Основные лица и механизмы, направлявшие движение мира к фашизму, такие как Феликс Рогатин из банка Лазар, включая осужденных за коллаборационизм, снова действовали полным ходом уже в 1948 году.

Между тем, распространители фашизма инвестировали в часть молодежи, родившейся в период 1945-1957 гг., так называемых «бэби-бумеров», в ту часть этого поколения, которая через некоторое время поступит в университеты, и в последующем займет ответственные посты. Был создан экзистенциалистский Конгресс за культурную свободу, запустивший целый ряд программ, создавших «поколение 68-го года». Де-факто фашизм пришел в это поколение не в коричневых рубашках, но с политическими карьеристами анти-научных зеленых группировок.

Между 1969 и 1981 гг. с Бреттон-Вудсом и системой регулирования, на которых основывалось выздоровление США от последствий правления Гувера, было практически покончено. Положительное значение экономической политики, созданной по образцу реформы Рузвельта, также пришло к концу в Европе с поворотом к худшему в шестидесятых после Кеннеди.

Посмотрите на уменьшающуюся долю всех выпускников университетов, со специальностями в области естественных наук, после 1968 года. Посмотрите на сокращающуюся долю занятых в сельском хозяйстве и промышленном производстве. Посмотрите на сокращение отношения количества занятых в поддержании жизненно важной инфраструктуры к общей занятости в течение последних тридцати лет. Посмотрите на культурную и экономическую деградацию, в сторону нищающих неквалифицированных работников «сферы обслуживания», отчаянно пытающихся выжить на руинах когда-то процветающих сельскохозяйственных и промышленных регионов. Посмотрите на неуклонно снижающийся уровень образования, в особенности для семей с относительно низкими доходами.

Сегодня от моего поколения ветеранов Второй мировой войны почти никого не осталось. Люди, которым сегодня от 50 до 65 лет, занимают большинство ответственных постов в правительстве, академической среде и других местах. Посмотрите на сдвиг культурной парадигмы 1945-2006 гг., с времени Хиросимы до сегодняшних кошмаров в Бомбее — а худшее еще впереди. Вот злобный результат типичных для поколения 68-го года декадентных убеждений, принятых в качестве аксиом и действущих едва ощутимым образом на почти несознающих людей.

Вам, может быть, хочется признаться, что это правда, и она ужасна. Но ваш ближний скажет: «Возможно, вы и правы, но отдайте себе отчет, это неизбежно». Сползание в кошмар «глобализации» объясняют так: «невозможно зубную пасту затолкать назад в тюбик».

И так вот, поколение за поколением, десятилетие за десятилетием людям вбивают в голову, что нужно принять как совершенно неизбежные условия, которые раньше вы бы не согласились терпеть и секунду. Всего за одно поколение все изменилось как за сотню лет, и люди уже как будто не могут припомнить, что было.

Уже выросла «властная элита», развращенная до такой степени, что вполне терпит близость открытых синархистов (то есть, фашистов) вроде Феликса Рогатина. Такие жалкие политики — продукт культурного распада. Многие из них — просто возрождение богатых архитекторов фашизма 1922-1945 гг. Новые поколения качественно изменяют старые, но продолжающие существовать учреждения, и создают новые. Эти учреждения уже другими путями ведут мир к современному массовому терроризму, используемому правительствами и другими могущественными структурами для строительства нового мира, называемого «глобализацией», пародии на европейскую средневековую ультрамонтановскую тиранию венецианской финансовой олигархии и частных армий норманнского рыцарства — новой формы интернационала «СС».

Действующие лица разворачивающейся драмы мирового кризиса в значительной степени действуют сознательно, по собственной воле. Но если выбор они иногда делают сами, то критерии выбора вбиты в них социальным зомбированием, и эти критерии занимают место рациональных актов когнитивного суждения. По Феликсу Рогатину видно, что зло внутри них, направляющее их зло, позволяет им понимать, что они делают, но они не могут устоять от побудительных мотивов, ставших частью их воли.

И сегодняшний мировой кошмар разворачивается как по сценарию.

Простые понятия великой стратегии

Единственным лекарством от этого помешательства является осознанное творческое действие, наперекор всему, наперекор действиям зомбированных. Вспомним о незавершенных послевоенных международных проектах президента Рузвельта.

Единственная надежда спастись от неминуемого погружения в сумасшествие Юго-Западной Азии и бомбейские кошмары — заставить правительства сознательно воспротивиться превалирующим тенденциям последних десятилетий. Как в случае с плывущим человеком, выживание цивилизации в таких невзгодах всегда зависело исключительно от добровольных действий, спасающих от казалось бы неминуемой гибели и направляющих общество по рациональному пути — против течения.

Мощь творческого человеческого разума, что редко осознают и сознательно используют в обществе, состоит в том, что отличает человека от обезьяны, в осознании этого отличия и смелости, смелости подобно Прометею крикнуть: «Будь проклят Зевс!». Спасти цивилизацию можно, нужно этого захотеть.

Не добрые вести возвышают человечество, но очень тяжелые вести, подталкивающие людей отказаться от привычек, приведших к сегодняшним кошмарам. Это толчок всему человеческому в вас, побудительный мотив для творческих сил разума.

Враг разоблачает самого себя, как это делает Феликс Рогатин с его биографией и сегодняшней ролью в мире. Сам по себе, Рогатин — морально незначительное существо. Значение его в том, что он представляет не просто зло, но вопиющее зло. Он представляет того типа злую силу, которую человечество должно победить. Если же вы не смеете назвать зло злом, и говорить о нем открыто, о том, что он представляет, и не боретесь прямо и эффективно за расстройство и уничтожение затеянных им дел, то у вас нет моральных качеств для выживания.

Перевод с английского К.Бородинского.


[1] «Ирония» в смысле многозначности и неожиданного богатства значения. –Примечание переводчика.

 

Сайт Executive Intelligence Review 

НОВЫЙ СПРАВЕДЛИВЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОРЯДОК
На сайте размещены труды Линдона Ларуша

http://www.larouchepub.com/

 

 

См. также:  Россия в мире * Россия в мире - только факты * Россия и Европа * Россия и Азия * Россия и США * Россия и Германия * Угрозы для России * Уроки для России * Россия и крах мировой финансовой системы * Перманентная шизофрения * Мифы мировой экономики * Создание Новой Бреттонвудской системы * Новый справедливый экономический порядок

 

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете