Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Библиотека "Россия"  Новости портала   О портале  

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Всемирный финансовый кризис и Россия

 

Статьи Линдона Ларуша

 

См. также: Перманентная шизофрения * Мифы мировой экономики * Угрозы для России

Россия в мире * Россия и США * Справедливый экономический порядок * Экономика будущей России

 

Альтернатива монетаризму

Наука России - стратегическая оценка

Линдон Ларуш 


Статья опубликована в «Экономической газете», 19.03.98


Предисловие профессора Тараса Васильевича Муранивского

 

Еще свежи в нашей памяти прозвучавшие на весь мир по Центральному телевидению слова премьер-министра Виктора Черномырдина о приверженности российского правительства монетаризму. В своем докладе на заседании правительства 26 февраля он заявил, что правительство, несмотря на критику, занимается монетаризмом, но плохо. «Значит, — подчеркнул премьер, — наше «правое монетаристское» дело будем доводить до конца».

Наглядным примером реализации замыслов правительства является широко рекламируемая «инициатива» губернатора Дмитрия Аяцкова получить денежные доходы от спекуляции землей Саратовской области, а также легализация им проституции как «важного» источника национального дохода.

Противники монетаризма (не только в России, но и на Западе) вскрывают пороки идеологии монетаризма, ее антинародный и спекулятивный характер, не имеющий ничего общего с реальной экономикой и служащей интересам крошечной по численности, но все еще весьма влиятельной финансовой олигархии.

Среди западных критиков этой порочной идеологии, паразитирующей на теле экономики, следует особо отметить роль и влияние известного американского экономиста, политика и мыслителя Линдона Ларуша. Широким кругам мировой общественности, в том числе и нашим соотечественникам, он известен своей подлинно гражданской честностью и бескомпромиссностью в борьбе против показухи и фальши, которые как метастазы насаждаются монетаристами в экономике, политике, науке, культуре и во всех сферах жизни современного общества.

Ларуш не только вскрывает пороки матерой мировой и только что оперившейся российской финансовой олигархии, но и разоблачает псевдонаучные способы, при помощи которых фабрикуется видимость «экономического роста», когда на самом деле происходит разорение производительных сил общества, грабежи и унижение миллионов честных тружеников. Поэтому вместо дутых стоимостных показателей роста национального дохода за счет спекуляции, казино, проституции и других сомнительных источников Ларуш разработал методику использования натуральных (физических) экономических показателей для измерения наполнения «рыночной корзины» необходимыми человеку и обществу потребительскими товарами, средствами производства и услугами.

Научные труды Ларуша, в том числе переведенные на русский язык, являются «лучом света», пробивающимся сквозь мутный поток зарубежной книжно-журнальной и видеопродукции, наводнившей российский информационный рынок. Особенно пагубная роль в загрязнении интеллектуальной среды принадлежит учебной литературе по экономике.

В этих учебниках, озаглавленных по-американски «Экономикс», наука экономики преподносится лишь как наука о том, как можно разбогатеть. «Экономическое восприятие, — поучают авторы «Экономикс», — означает изучение того, как индивиды и институты принимают решения, основываясь на соотношении издержек и выгод». Другие стороны жизни человека и общества они оставляют «на долю других наук». Спекуляция в учебнике определяется лишь как «добровольная сделка, выгодная и покупателю, и продавцу». Это имеет «теоретическое оправдание» в том, что «рыночная система не имеет совести». Ни порядочности, ни нравственности, ни духовности нет места в «Экономикс».

У Линдона Ларуша принципиально иная точка зрения на экономику как науку: «Экономика — это не «экономикс». Экономика — это отношение человека к природе, отношение человека к вселенной. Это — способность человека к выживанию. Это — долговечность, это — культурные условия жизни, это — наука, это — классическое искусство, это — высокая духовность. Это то, чем является экономика. И это все мы отбросили. Мы беднее, значительно беднее, чем когда-либо прежде».

Ларуш критикует различные экономические школы и учения, в том числе марксистскую политэкономию. Но разрабатываемая им концепция физической экономики ориентирована на утверждение социальной справедливости и признание решающей роли государства в регулировании экономических процессов в обществе, особенно в кризисных ситуациях. В своем учебнике «Вы на самом деле хотели бы все знать об экономике?», изданной в переводе на русский язык в 1992 году, при анализе процессов производства и потребления он пишет: «С этой целью мы будем использовать часть той терминологии, которая стала широко известной благодаря марксистам.» (с.84). А в недавно изданной новой монографии «Физическая экономика» (М.1997) Ларуш признает, что «Маркс как экономист превосходит Смита и Давида Рикардо» (с.82).

Поэтому труды Ларуша, на наш взгляд, будут интересны и полезны представителям различных школ и направлений, заинтересованным в восстановлении разрушенной проводимыми «реформами» российской экономики.

Сегодня предлагаю фрагмент из его большой журнальной статьи под названием «Наука России: стратегическая оценка» в еженедельнике «Экзекьютив Интеллиджнс Ревю» (#32 от 8 августа 1997 г.). В этой статье кризис российской науки рассматривается в контексте глобального экономического коллапса. Ларуш показывает, что без здоровой экономики невозможно проводить осмысленную научную политику, которая, в свою очередь, играет решающую роль в экономическом развитии страны.

—Т.В.Муранивский, профессор

 

НАУКА РОССИИ: СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА

Измерение экономической деятельности

Если затраты и выпуск в национальной экономике измерять принятыми в физической экономике натуральными показателями «рыночной корзины» применительно к инфраструктуре, производственной и потребительской продукции, то в нынешнем столетии не было такого отрезка времени, в течение которого хотя бы одна из ведущих промышленно развитых стран мира выдержала чистый экономический рост, кроме трех ситуаций: технологической мобилизации при подготовке к предвидимой большой войне; в процессе ведения такой войны; или при восстановлении разрушенного этой войной народного хозяйства. Единственная существенная поправка к этому утверждению состоит в том, что другим средством поддержания высоких темпов ведомого технологией роста производительных сил труда для экономики в целом оказались высокоинтенсивные программы космических исследований, сопоставимые или даже превосходящие ведомые наукой военные программы как таковые.

Переходный период от Советского Союза к России, начавшийся после 1989-91 гг., содержит все признаки такого рода научно-экспериментального процесса. Именно с этой точки зрения надо исследовать экономическую реконструкцию России. Именно с этой точки зрения должны быть определены приоритеты научной политики России...

Используемые для этого измерения «рыночные корзины» определяются в расчете на единицу рабочей силы, взятой в целом, на домохозяйство и на квадратный километр соответствующей площади на поверхности Земли. Имеется три основные типа «рыночных корзин»: инфраструктура, имущество производителей и имущество домохозяйств. Содержимое «рыночных корзин» подразделяется на две основные группы: «твердое» (продукты материального производства, необходимые для повышения производительных сил труда) и «тонкое» (образование и связанное с ним культурное, здравоохранное и научное обслуживание)...

Этот подход к ведомым наукой военным и другим, связанным с ними «чрезвычайным программам» экономического развития, был привнесен в современную практику из Франции, со времен знаменитого «Организатора победы» Лазаря Карно при сотрудничества со своим бывшим учителем и другом Гаспаром Монжем. Подход Карно к «ведомым наукой» программам получил дальнейшее развитие в США при президенте Аврааме Линкольне, в результате чего в 60-70-е годы в Соединенных штатах была создана наиболее развитая в мире экономика. Именно эта модель была применена в Германии после 1876 года. Эту модель США передали также России Александра II — своему надежному союзнику, России Д.И.Менделеева и графа Сергея Витте. Именно эта модель (в несколько ограниченном виде) была возрождена в США для их участия в первой мировой войне и в более полной форме — во второй мировой войне. Эта модель была также присуща советскому военно-научному промышленному сектору. Именно она явилась моделью ведомых наукой космических программ...

При расчете эффективности «ведомой наукой» «чрезвычайной программы» военного характера надо определить баланс между полученными расчетным путем потерями экономики от затрат на разрушающуюся и выходящую из строя военную продукцию и доходами той же экономики, полученными благодаря «переливу» передовой технологии через машиностроительный сектор в продукцию и в производственные процессы экономики в целом. Итак, как показали расчеты,проведенные в 70-е годы, затраты на космическую программу США в 60-е годы составляли лишь незначительную часть чистого роста национального богатства,полученного страной благодаря «переливу» космических технологий, разработанных по «чрезвычайным программам», в экономику США в целом.

Достижения ведомого наукой военно-промышленного сектора России были выдающимися, но при одной существенной оговорке. Все было драматизировано относительно убогим состоянием советской экономики за пределами военно-промышленного сектора. Каждый, кто обладает информацией о достижениях советской науки в военном, аэрокосмическом и связанных с ними секторах экономики, может без труда признать, что советские неудачи вовсе не были ошибками советской науки, а скорее результатом болезненно упорного сопротивления невоенного сектора советской экономики действиям, направленным на обеспечение высоких темпов технологического прогресса.

Высокие темпы «перелива» в гражданские отрасли экономики, которые были осуществлены в США или, например, в Германии, ни в коей мере не были результатом применения «модели Адама Смита». Все было прямо-таки наоборот.Лучшие достижения в таком «переливе» в США, причем наиболее выдающиеся, или опыт временного излечения экономики Франции от бальзаковской болезни, достигнутого во время четвертой республики при президенте Шарле де Голле, небыли продуктами политики «свободного рынка», а прямо противоположной: успехи были плодом традиций дирижизма Кольбера-Карно (дирижизмом обычно называют индикативное планирование, отличающееся меньшей жесткостью от применяемого в СССР императивного планирования —Т.М.).

Метод, обеспечивший успехи военных и космических «чрезвычайных программ» США в ХХ столетии, состоял в том, что на период защиты национальных интересов «свободная торговля» была всегда ограничена дирижистскими рамками. По этому методу доступные капиталы и кредиты следует вкладывать в научные «чрезвычайные программы», включая большие вливания в машиностроительный сектор, особенно в конструкторский сектор машиностроения, чтобы ускорить крупное вливание капитала в развитие общественного сектора базовой экономической инфраструктуры и обеспечить высокий уровень капиталоинтенсивного и энергоемкого способа взаимосвязи, начиная с науки и машиностроительного сектора и вплоть до их усвоения промышленностью в целом. Кредитный контроль и другие решительные меры правительства были направлены на то, чтобы помешать Уолл-стриту разрушать экономику привычными для него способами. Большие экономические депрессии в США наступали тогда, когда заканчивался период аварийных мер. Как только Уолл-стрит освобождали от оков дирижизма, то как правило наступал экономический коллапс и разрешалось старым паразитирующим монетаристским методам вернуться обратно.

Дефект советской экономики — не в отсутствии должного внимания к «свободной торговле». После более внимательного изучения экономической истории как царской России, так и Советского Союза, начиная с последствий агрессии Британии и Франции в так называемой «Крымской войне», через ракетный кризис 1962 года, только идиот мог бы искренне отрицать,что всегда прогресс достигался в тот период, когда доминировал дирижизм, который неоднократно спасал Россию и советские республики от полуколониального положения или от полного уничтожения. Относительно худшее экономическое положение советской системы в целом связано с социальным, политическим и особенно с разрушительным культурным грузом традиций. Эти взаимосвязанные формы сопротивления прогрессу создавали препятствия использованию невоенным сектором перелива ведомых наукой форм дирижизма из военных и космических секторов. Идеология «свободной торговли», все шире рекламируемая в последнее время, продемонстрировала еще раз свои магические силы, способные делать все самое худшее где бы то ни было, хотя, кажется, эти силы уже истощаются.

Как перестроить экономику

...не может быть здравомысленной политики и здравомысленной стратегии, кроме той, которая, во-первых, намерена изменить этот политический курс и, во-вторых, сконцентрировать внимание на том, какие меры следует предпринять, чтобы приступить ко всеобщей реиндустрализации нашей планеты. Только в этом глобальном повороте к реиндустрализации сохраняется шанс для выживания России. Любые другие альтернативы непродуктивны и, возможно, просто фантастические. Важно, чтобы потенциал бывшего Советского Союза сыграл существенную роль в таком глобальном процессе реиндустрализации, особенно в Евразийской части мира, т.к. только здесь находятся истинные стратегические интересы России, а истинные стратегические интересы мира зависят от беспрекословного признания такой роли России...

Заимствуя опыт Японии примерно десятилетней давности, мы могли бы в полной мере применить его к «наукоемкому экспортному сектору» экономики России.

Чтобы добиться этого, необходимо соединить национальную политику в области образования, учебные программы и институты России с ведомыми наукой институтами, а эти ориентированные на миссионерские функции ведомые наукой институты следует направлять в нишу быстро расширяющегося конструкторского сектора машиностроения. Чтобы заточить выщербленное лезвие научного прогресса, следует возобновить и существенно расширить космическую программу России. Иными словами, опорой экономического возрождения России и других стран, ранее находившихся в составе Советского Союза, станут наукоемкие виды товаров производственного назначения и соответствующий экспорт в Евразию, а также в Африку с обнадеживающими перспективами. Концентрация национальных и интернациональных кредитных ресурсов в международные и национальные проекты, в которых участвует или присутствует Россия, обеспечит создание денежно-кредитного механизма и укрепит торговлю.

Кроме крайне необходимой мобилизации, исключительно важным является выбор пути, на который вступила Россия вместе с другими странами, заботясь о своей экономике. Тут потребуется радикальное изменение менталитета, отказ от основополагающего предпочтения денежной ориентации в пользу приоритета физико-экономической ориентации. На смену приоритета вещей должен будет прийти приоритет изменений, т.е. технологическое совершенствование продукции и процессов, а также постоянное повышение физико-экономической производительной силы труда благодаря внедрению научно-технологических достижений. Важно также способствовать переходу ... к общественным отношениям, основанным на рассматриваемых нами идеях.

—Линдон Ларуш (CША)
   авг. 1997

 

Сайт Executive Intelligence Review 

НОВЫЙ СПРАВЕДЛИВЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОРЯДОК
На сайте размещены труды Линдона Ларуша

http://www.larouchepub.com/

 

 

См. также:  Россия в мире * Россия в мире - только факты * Россия и Европа * Россия и Азия * Россия и США * Россия и Германия * Угрозы для России * Уроки для России * Россия и крах мировой финансовой системы * Перманентная шизофрения * Мифы мировой экономики * Создание Новой Бреттонвудской системы * Новый справедливый экономический порядок

 

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете