Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Библиотека "Россия"  Новости портала   О портале  

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Всемирный финансовый кризис и Россия

 

Статьи Линдона Ларуша

 

См. также: Перманентная шизофрения * Угрозы для России * Справедливый экономический порядок

Россия в мире * Россия и США * Экономика будущей России

 

Чрезвычайные преобразования в мировом масштабе

Что должна делать сейчас каждая страна

Линдон Ларуш

 

27 сентября 1998 г.

В настоящий момент страны мира испытывают на себе бремя «деривативов» («вторичных ценных бумаг»), включая как балансовые, так и внебалансовые, и родственных им фиктивных финансовых инструментов, — номинальной стоимостью, по беспристрастным оценкам, более 100 триллионов долларов. Эта масса фиктивной бумаги сейчас обрушивается на мировые финансовые и валютные институты. Если эту массу фиктивных требований не аннулировать в самое ближайшее время, результатом станет полное и хаотичное разрушение существующих сейчас в мире общественных (государственных) и частных финансовых активов и денежных систем. Ни одна экономическая катастрофа на протяжении всей новой и новейшей истории не сравнится с этим глобальным бедствием, которое, если его не предотвратить, разразится в мировом масштабе в течение периода, исчисляемого скорее неделями, нежели месяцами.

При «игре по правилам», как это понимает председатель Федеральной резервной системы США Алан Гринспэн и многие другие «отчаянные головы» в правительствах и финансовых учреждениях по всему миру, единственной альтернативой является безрассудная, подстегиваемая отчаянием гиперинфляция, типа той, которая навалилась на Веймарскую Германию в 1923 году. Такое безумие от отчаяния с конца 1997 года овладело правительством Японии. Недавние предложения, исходящие из кругов, подобных британскому премьер-министру Блэру, или аналогичные, более осторожные предложения, звучащие из окружения бывшего [западно]германского канцлера Гельмута Шмидта, в случае попытки их реализации приведут к последствиям, близким к тем, к которым привели действия правительства Обути в Японии или, в более недавние дни, истеричного «уолл-стритовского» Алана Гринспэна.

В таких обстоятельствах уклончивость, иногда называемая, для приличия, «кризисным управлением», может быть смертельной для целых стран.

Уже не остается времени на то, чтобы продолжать играть в детские игры, — на нерешительность и колебания, именуемые «кризисным управлением», типичным образцом которых стало только что, на прошедшей неделе, ставшее достоянием гласности лицемерное и безрассудное сокрытие в течение длительного времени ситуации с фондом «Лонг-терм кэпитал менеджмент» председателем Федеральной резервной системы Аланом Гринспэном. Если вас оскорбляют «секс-скандалы» на высоком уровне, вы должны приказать правительствам мира (по крайней мере, большинству из них) прекратить их любимую мастурбационную игру в «кризисное управление». В то же время — радуйтесь, что сейчас мир не стоит перед лицом глобальной войны, наподобие Второй мировой, под командованием банкиров и политиков с вялыми мозгами, — таких, которые всегда будут прибегать к «кризисному управлению» вместо того, чтобы посмотреть в лицо реальности.

В этой связи следует подчеркнуть: то, что слывет у нынешних правительств «кризисным управлением», есть продукт тяжелого ментального расстройства, то и дело обнаруживающегося среди поколений, чьи представители сейчас контролируют большинство ведущих позиций в правительствах, банках и других ключевых институтах. Легко распознаваемые «кодовые слова», свидетельствующие об этом ментальном расстройстве: «Туда я не пойду!» Или: «Этого не может случиться, потому что я просто откажусь туда идти». Среди жертв данного ментального заболевания эта проблема распознается в виде: «Мне не нужно смотреть в лицо реальности. Мы, живущие в «информационную эпоху», можем просто переключить каналы». Или, иными словами: «Мне не нужно смотреть в лицо реальности; я всегда могу обратиться к газете или присоединиться к политической партии, которая разделяет мои любимые заблуждения».

Это ментальное заболевание, когда оно сопровождается приступами галлюцинаций тщеславия «наполеончиков», может выражаться, в «приличной» форме, в использовании его жертвами термина «кризисное управление». Это — болезнь, которая при нынешних обстоятельствах может оказаться смертельной для целых стран, чьи правительства находятся под влиянием тех, кто страдает болезнью «кризисного управления». Этот смертельный результат может дать о себе знать сейчас, уже в течение недель. Времени для нерешительности и колебаний уже нет.

Программа действий

Пришло время сформулировать ясные директивы, определяющие круг действий, которые должны быть предприняты.

Мы используем термин «директива» в классическом военном смысле, связанном с именами Шарнхорста и «старшего» Мольтке в Германии, а также с периодом 1792 — 1794 гг., когда военными силами Франции командовал Лазар Карно. В рассматриваемом случае директивы отдаются правительствам наций-государств, утверждающих свой абсолютный суверенитет. Претворение директив в жизнь (например, «тактика выполнения боевой задачи» — «Auftragstaktik») предоставляется отдельным правительствам, действующим индивидуально или согласованно между собой, — как они захотят. Этот подход, позволяющий избежать такой глупости, как ничтожные и бесполезные дебаты о сложных наднациональных структурах, есть единственный подход, который мог бы привести к успеху за имеющееся в распоряжении время в нынешних, быстро меняющихся обстоятельствах.

Общие директивы таковы:

1. В целом, должно быть признано, что имеет место не только самая опасная и чреватая взрывом чрезвычайная финансово-денежная ситуация за всю новую и новейшую историю, но и непосредственная, неотвратимая угроза. Лишь безотлагательными упреждающими действиями можно добиться того, чтобы нынешняя ситуация не привела к фактически немедленному крушению цивилизации в мировом масштабе. Будут повторяться возражения в виде вопроса: «В конце концов, неужели положение такое плохое?» Ответ однозначен: «Не только такое плохое, но намного хуже». На родственное возражение: «Но, в конце концов, разве такие меры действительно необходимы?» — ответ таков: «От этих действий, вероятно, зависит ваша жизнь и жизнь вашей семьи».

2. Каждая страна должна заявить принцип: на этой планете нет политической власти выше, чем полностью суверенная республиканская нация-государство. Подрыв этого суверенитета под предлогом расширения власти, взятой на себя наднациональными учреждениями, должен прекратиться, иначе — нет реальной альтернативы всеобщему, близкому и глобальному развалу мировых финансовых, денежных и экономических институтов, более того — развалу большинства стран мира, целиком и полностью. Следует также понять, что любое нарушение этого принципа равносильно акту войны.

3. Наднациональные учреждения должны существовать лишь в качестве форумов либо для дискуссий между нациями-государствами, либо для того, чтобы способствовать соглашениям между ними, которые заключаются каждой из них как полностью суверенной нацией-государством.

Например: желательно, чтобы такое учреждение, как Международный валютный фонд (МВФ), помогало претворять в жизнь соглашения между их участниками — нациями-государствами, но оно никогда не должно переходить границы этой функции и использовать свою власть для того, чтобы предписывать политику суверенному государству.

4. Согласно этому принципу суверенитета, каждая страна должна поступать по принципу полного суверенитета в вопросах финансовой, денежной и экономической политики. В нынешних обстоятельствах это требует безотлагательных мер по контролю над движением капиталов, валютному контролю, международному регулированию финансовой и денежной сфер и условий торговли, — мер, принимаемых каждой отдельной суверенной нацией-государством и всеми ими в целом. Это должно включать установление «охраняемых» государством цен на товары, образующие основу внутреннего потребления и экспортно-импортной торговли. Во многих случаях будет необходимо (по крайней мере временно) ввести нормированное распределение основных составляющих домашнего потребления и производства, чтобы надежно защитить непрерывное функционирование такого рода «обязательной» торговли, невзирая на ценовую спекуляцию на реальных или «ощущаемых» дефицитах. Именно путем параллельного и совместного использования этих методов национальные экономики должны быть защищены от уже неизбежного, близкого, внезапного и быстрого крушения фиктивных финансовых инструментов.

5. Каждое суверенное государство должно осуществить общую финансовую реорганизацию своих финансовых, денежных и экономических дел, как при объявлении о банкротстве. Каждая такая страна должна действовать под свою собственную суверенную власть и ответственность, чтобы навести у себя порядок соответствующим образом и в соответствующей мере. Основные составляющие базовой экономической инфраструктуры, сельского хозяйства, обрабатывающей промышленности, международной торговли «твердыми» [реальными] товарами и общего социального обеспечения должны быть защищены. Иные финансовые претензии либо объявляются недействительными, либо конвертируются в замороженные долгосрочные активы с самым низким процентом.

6. Практика предоставления международных финансовых займов, как правило, должна быть прекращена «на то время, пока продолжается кризис». Вместо этого должны предоставляться кредиты, поддерживаемые государством, главным образом — долгосрочные кредиты для базовой экономической инфраструктуры, сельского хозяйства, обрабатывающей промышленности и международной торговли, с низкой учетной ставкой (не выше 1-2% годовых). Это кредитование должно осуществляться методами, основанными на деятельности национального банка, с использованием частного банковского кредита «индустриального» типа в качестве обычного посредующего звена для выпуска поддерживаемых государственными средствами долгосрочных и иных займов и для контроля над этим кредитом. Уровень такого кредитования должен соответствовать объемам, которые будут достаточны для того, чтобы поднять объем продукта национальной «физической экономики» выше того уровня, на котором достигается безубыточность национальной экономики. Должно быть признано, что крупномасштабные инвестиции в базовую экономическую инфраструктуру, финансируемые в значительной степени за счет кредитов с государственной поддержкой, будут служить важнейшими средствами достижения уровня безубыточности и в первоначальный период, и в среднесрочной перспективе, и в последующем.

7. Как правило, использование финансового левервджа как метод рыночной оценки финансовых активов должно быть прекращено и даже запрещено законом, — так же, как и «деривативы» нужно было бы с самого момента их зарождения поставить вне закона как «экономическое преступление» — мошенничество по отношению к финансам и денежной сфере государств. Всеобщим правилом на рынке должен стать некоторый нормальный уровень доходности среднесрочных и долгосрочных инвестиций, основанный на опыте сельского хозяйства и промышленности и измеряемый такими методами, которые согласуются с «физико-экономическими» стандартами роста. Это всеобщее правило должно принимать во внимание как фундаментальную роль базовой экономической инфраструктуры, так и решающее значение капиталоинтенсивных, энергоинтенсивных направлений вложения капитала в научный и технологический прогресс как факторов, определяющих то увеличение «физико-экономической» производительных сил труда, на душу населения и на квадратный километр территории, от которого полностью зависит реальный чистый экономический рост. Политика суверенных государств и их партнеров в области предоставления займов, инвестиций и налогов должна строиться таким образом, чтобы обеспечить дисциплинирующую «рыночную среду», необходимую для выполнения этих условий.

8. Международные соглашения требуют лишь одной-единственной общей директивы. Не нужно никаких новых «международных властных институтов»: мировая экономика уже задыхается до смерти от избытка наднациональных властных институтов.

Суверенные интересы, права и обязательства, так или иначе сформулированные или подразумеваемые в предыдущих пунктах, отражают принцип собственного интереса каждой из наций-государств. Функция международных отношений состоит в том, чтобы принять это понятие собственного интереса суверенной нации-государства в качестве общего правила, определяющего «сообщество, основанное на принципе», — как определял «сообщество, основанное на принципе», государственный секретарь США Джон Квинси Адамс, разрабатывая то, что получило известность под названием американской «доктрины Монро» 1823 года.

Методом установления, на основании оценки, полуфиксированных соотношений валют среди суверенных наций-государств, участвующих в таком новообразованном «сообществе, основанном на принципе», является метод «корзины физических товаров». Этому должно содействовать возвращение стран — участников сообщества к золоторезервному стандарту в качестве удобного инструмента управления для достижения, в среднесрочной перспективе, стабильных «стоимостей валют».

Требуемая стратегия

Изложенная директива из восьми пунктов должна рассматриваться как элементарная. Никто, если он действительно знает новую и новейшую историю (включая экономическую историю), не должен испытывать каких-либо концептуальных затруднений по этому поводу. Определенной утонченности со стороны соответствующих государственных деятелей требует претворение этой директивы из восьми пунктов в жизнь на международном уровне. В этой связи следует привести несколько соображений.

Принцип чрезвычайных действий

В распоряжении каждой суверенной нации-государства имеются неотъемлемые чрезвычайные полномочия, образующие непременную составную часть права любой суверенной республиканской нации-государства на продолжение своего существования. В конституционном праве США эти полномочия признаны и определены в явном виде в разнообразных законах и, кроме того, неявно — в Декларации независимости 1776 года и в Преамбуле к федеральной Конституции США 1789 года. Антилокковский, лейбницианский принцип «жизни, свободы и стремления к счастью», содержащийся в Декларации независимости, и связанные с этим обязательства «перед нами и перед нашими потомками», о которых сказано в Преамбуле к Конституции, являются образцовыми иллюстрациями. Эти два конституционных предупреждения вместе определяют как объем области допустимых чрезвычайных действий, так и те конкретные моральные ограничения, в рамках которых чрезвычайные действия могут определяться и осуществляться.

Чтобы соотнести ныне быстро развивающуюся глобальную чрезвычайную ситуацию с этими принципами, необходимо прояснить следующие три основных соображения: 1) источник авторитета для осуществления таких чрезвычайных властных полномочий; 2) правомочность таких властей отменять положения существующего законодательства; 3) элементарные соображения, которые делали бы абсурдным любое явно «зауженное» определение таких чрезвычайных полномочий. Эти три вида соображений резюмируются следующим образом.

1) История возникновения современной нации-государства определяет ее сравнительно абсолютный авторитет (не считая условий справедливой войны), но также и сообщает нам, из какого именно источника происходит этот авторитет и какие при этом вносятся ограничения. Смысл развития современной нации-государства состоял в том, чтобы создать институт, освобождающий человечество от имперской и тому подобной тирании, ранее навязывавшейся различными формами олигархического правления. Среди разнообразных примеров последнего — власть земельной аристократии, финансовой олигархии и правление олигархической разновидности бюрократической касты. Насущная необходимость существования суверенной республиканской нации-государства в качестве власти, защищающей народ от коварных олигархических претензий, определяет свойства этой нации-государства, чьи политические и родственные им внутренние дела основаны на конкретной «литературной» форме языка-культуры. Эта форма нации-государства есть единственный известный вид политического института, который представляет интересы народа в целом и защищает этот интерес от олигархического коварства. Постольку, поскольку нация-государство выполняет эту возложенную на нее функцию, ее авторитет, по смыслу, универсален по отношению к вопросам международного и родственного ему права. Именно из этой последней характеристики его авторитета должно быть выведено адекватное представление о чрезвычайных полномочиях.

2) Природа соответствующего типа чрезвычайной ситуации такова, что каждый раз, когда начинают применяться чрезвычайные полномочия, кризис является выражением некоторого положения дел, которое не было предусмотрено никакими положениями предшествующего законодательства. По природе кризиса, чрезвычайная ситуация выступает в такой форме, которая либо не предусматривалась при разработке соответствующего законодательства, либо не могла быть ранее предусмотрена. По отношению к такому случаю, лишь Конституция США, как это выражено главным образом в ее Преамбуле и в указании того же рода, содержащемся в Декларации независимости, предполагает необходимые полномочия (вместе с их ограничениями) для того, чтобы иметь дело с кризисом. В таком случае задача правительства заключается не в типичном крючкотворском бюрократическом прожектерстве, выражающемся в создании новых стереотипных образцов законодательства для того, чтобы справляться с возможными будущими чрезвычайными ситуациями, — но в принятии тех безотлагательных мер, которых требует данный кризис, согласно конституционному принципу того рода, который подразумевается в Преамбуле к нашей федеральной Конституции.

3) Следует сравнить общую форму таких чрезвычайных ситуаций с обычными обстоятельствами, сопровождающими открытие какого-либо экспериментально подтвержденного нового физического принципа. Во всех случаях толчком к открытию служил парадокс, — парадокс, подвергавший сомнению все ранее принятые мнения, касающиеся законов природы. Чтобы человеческий прогресс продолжался после кризиса такого рода, требовалось открытие, — открытие, для которого не существовало и не могло существовать прецедента. Этот же принцип, с которым мы таким образом сталкиваемся в области физической науки, применяется и к задачам того типа, которые встают перед государственной деятельностью при чрезвычайной ситуации типа той, с которой наша планета сталкивается сегодня.

Отсюда — акцент на «тактике выполнения боевой задачи». Мы сталкиваемся с кризисом, для которого требуется действие. Те из нас, кто понимает, как и почему возник этот кризис, — знают, что продолжающая действовать и поныне причина этого бедствия заключается в системе глупостей, которые были навязаны, в виде широко принятых на сегодняшний день законов и иных разновидностей «мнения», правительствам мира, приблизительно со времени гибели президента США Джона Ф. Кеннеди. Мы знаем, что именно эти новшества должны быть быстро искоренены и что необходимо справиться с последствиями их порочного влияния. Требуемые действия могут быть адекватно изложены вкратце в виде совокупности стратегических директив, как это было сделано здесь выше. Эффективность таких директив зависит от их реализации, следующей в русле общих указаний, содержащихся в этих директивах.

Предложение собрать нечто вроде кучи «принимающих решения» деятелей, обычно представляющих те партии, которые до сих пор еще защищают политику, приведшую к этому кризису и обострившую его, — вряд ли благородное дело и вряд ли плодотворное. Некоторое относительно малое количество тех, чье положение позволяет издавать значимые директивы, должно упредить ситуацию. Если президент США, ныне занимающий этот пост, не возьмет на себя ведущей роли в выдвижении этих директив, и притом немедленно, то планета обречена на катастрофическое обрушение в новое мрачное средневековье, в течение не более чем нескольких предстоящих месяцев, а возможно — и недель.

Общие директивы должны определять действия, которые могут быть выполнены индивидуальными суверенными нациями-государствами в одностороннем порядке. Прежде всего, нужно немедленно выдвинуть четкие, общие и простые направляющие указания для таких односторонних действий, как мы сделали выше. Это — нечто вроде погрузки на спасательные шлюпки. Нет никакой здравой альтернативы тому, чтобы сделать именно это. Вначале «прагматически» установить относительную стоимость валют на некотором уровне, взяв за основу их курсы до тех событий, которые были развязаны хедж-фондами и прочими финансовыми пиратами в 1997 году. Затем ввести в действие международные проекты и кредитные линии для того, чтобы во все более крупном масштабе переходить к «физико-экономическим» формам роста базовой экономической инфраструктуры, сельского хозяйства, обрабатывающей промышленности, и к перемещению высокотехнологичного основного капитала в сравнительно менее развитые регионы. Образцовую модель, достаточную для данной цели, дают те методы, которые администрация Франклина Рузвельта взяла из периода экономического подъема США 1861 — 1876 гг. Исключительный успех «Кредитанштальт фюр Видерауфбау» («Кредитное агентство реконструкции») в Германии в период послевоенного восстановления является прекрасной моделью для сравнения.

Общие директивы достаточно ясны. То, что нужно, как сказал бы генерал Улисс Грант о своем «молоте» [Шермане], — нам необходимы сейчас люди, думающие и действующие подобно американскому мастеру «тактики выполнения боевой задачи» генералу Уильяму Текумсе Шерману, чтобы сделать то, что требуется. Когда вспыхивает война, вначале увольте старых генералов; не созывайте собраний старых генералов, — из-за которых и наступила беда, — чтобы они применяли свои «знания и опыт» к ситуации, которую они никогда не понимали и не были готовы понимать.

К началу страницы

 

 

 

 

Сайт Executive Intelligence Review 

НОВЫЙ СПРАВЕДЛИВЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОРЯДОК
На сайте размещены труды Линдона Ларуша

http://www.larouchepub.com/

 

 

См. также:  Россия в мире * Россия в мире - только факты * Россия и Европа * Россия и Азия * Россия и США * Россия и Германия * Угрозы для России * Уроки для России * Россия и крах мировой финансовой системы * Перманентная шизофрения * Мифы мировой экономики * Создание Новой Бреттонвудской системы * Новый справедливый экономический порядок

 

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете