Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Библиотека "Россия"  Новости портала   О портале  

Блог-Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

ВПЕРЁД, РОССИЯ!  

 

Экономика будущей России

 

Справедливый экономический порядок  *  Будущее общество  *  Цивилизация будущего

 

Европейская культура на вашей стороне:
победите общественное мнение и перестройте мир

Линдон Ларуш


31 мая 2003 года
Ларуш выступил на «педагогическом слете», проходившем в Висбадене в Германии, 31 мая 2003 года. Собрались молодые люди со всей Европы, некоторые выступили с докладами.

Линдон Ларуш: Мы недавно возвратились из поездки по Индии, это было очень интересно. Особенно Бангалор, город в южной Индии. Кроме того, там было приятно для этого времени года — 1000 футов над уровнем моря, и несколько прохладнее, чем в более низких местах.

Кроме того, позже я побывал в Греции, буквально полтора часа назад мы возвратились оттуда с Михаэлем Либигом. Беседовали с ним о древней Греции. А сейчас направляемся в самую загадочную из стран — Францию.

Я вспомнил о разных странах, древней Греции, Индии, и такой далекой стране под названием Франция потому, что для того чтобы понять любую часть света, пребывая внутри европейской цивилизации, нужно понять, что такое сама европейская цивилизация. А она уходит к Афинам времен Солона, и даже раньше, древним пифагорейцам и Фалесу.

Вы должны понять, что произошло с европейской цивилизацией как протяженностью, как об этом говорил Шиллер в своих иенских лекциях по истории; следует рассматривать европейскую цивилизацию как целое, цивилизацию, внутри которой вы живете. И вы должны, может быть, впервые ее понять. Потому что если вы не поймете ее, вы не сможете понять другие культуры и другие народы.

А в пределах же своей цивилизации вы должны понять отдельную историю ваших собственных наций, которые к тому же являются культурами. Они есть часть культуры европейской цивилизации, с характерными особенностями, своеобразием и другими чертами. То есть, в рамках европейской цивилизации вы должны понять ту особую культуру, в которой вы выросли. Глубже понимая свою собственную культуру, вы сможете понять мир. Если вы не понимаете сами себя, кто вы есть, то как вы поймете кого-нибудь еще?

И об этом я поведу речь.

Есть один вопрос, главный и основополагающий для всех культур. Между всеми культурами есть связь, потому что есть общая черта, их связывающая, просто иногда ее неумело формулируют: общее для всех культур состоит в отличии человека от обезьяны. Именно это должно быть общим во всех культурах. Некоторые культуры в этом отношении дефектны. Они не делают такого различия. И это причина всех великих катастроф в человеческой истории.

Приведу пример. Мы с Михаэлем обсуждали софизм, историю софизма с точки зрения некоторых современных историков. Их аргументы хорошо обоснованны, с ними можно согласиться. Но я сформулирую это иначе, следующим образом: в чем различие между человеком и обезьяной, и каким образом можно отличать одно от другого?

Если кто-то скажет: «Чем вы отличаетесь от макаки, — в принципе? Ведь вы же тоже просто животное?» Да, опираясь на современную философию различия не увидать, вам запрещено его видеть. Это, кстати, называется эмпиризмом. Современную европейскую цивилизацию обогатил ею очень скверный человек по имени Паоло Сарпи.

Паоло Сарпи был фактически хозяином, владельцем крепостного, холуя, — Галилео Галилея, одного из величайших мошенников в современной истории. И это вот жульничество, эмпиризм, очертил Паоло Сарпи, и растиражировал Галилео Галилей, этот жулик, — это вот и есть одна из главнейших проблем в современной европейской истории. Это что-то вроде «софистики», «софизма», как его называет Михаэль.

Как это выглядит? Вам говорят, что невозможно знать ничего, за исключением того, что говорят вам ваши органы чувств. Вам остается только допустить, что Вселенная очень близка тому, что говорят о ней ваши органы чувств: время течет вперед и назад, в линейных единицах. Пространство расширяется в трех направлениях. И все события происходят в пространстве-времени. Их можно наблюдать, и делать о них предположения, как делал Аристотель и другие софисты.

И в этом смысле, если вы в это верите, то по образу мышления от животного вы ничем не отличаетесь. Вы не человек. Потому что отличие человеческих существ — наверное, Джонатан [Тенненбаум] сегодня уже говорил об этом, он часто об этом говорит: наблюдения нашего опыта показывают, что все эти догадки, основанные на трехмерности пространства, изобретение линейного пространства и времени, наблюдение объектов, плавающих в пространстве-времени, — все это химера. В каком-то смысле это не химера, но в фундаментальном смысле это химера. Это не подлинная вселенная.

Что это такое? Ну, это результат наблюдения вещей с помощью органов чувств. А что есть ваши органы чувств? То, что мы называем чувствами, есть части тела, являющиеся органами чувственного восприятия. Сейчас по ним больнее всего бьют запахи — особенно, если приблизиться к политике. Но эти органы чувств являются частью вашего тела, частью организма. И то, что они отражают, не есть реальная Вселенная. То, что они отражают, есть лишь реакция ваших органов чувств на нечто, происходящее в реальной Вселенной — и то, это в лучшем случае, если нет жульничества и игры воображения.

И при изучении Вселенной вы наталкиваетесь на ошибки в интерпретации этих наблюдений, как это случилось с Кеплером, когда он изучал Солнечную систему.

Выясняется, что Вселенная организована совсем не так, как то статистически вытекает из примитивных попыток эмпиристов ее интерпретировать. Есть некоторые особенности, указывающие на существование чего-то вне чувственного восприятия, как это имеет место в случае Солнечной системы. Гравитация — ее никто не пробовал на вкус, никто не ел, не знает ее запаха, и волосы на ней тоже не росли. Но она существует как сила, управляющая Солнечной системой.

И она познаваема. Как? Как это сделал Кеплер. Это метод познания, который Платон определил как принцип гипотезы. Вы выясняете, что в ваших предположениях, основанных на чувственном восприятии, есть ошибки, и, наблюдая противоречия между тем, что подсказывают органы чувственного восприятия, и тем, что действительно происходит, в виде процесса, вы можете построить гипотезу о существовании некоего невидимого принципа, действующего вне органов чувственного восприятия, управляющего событиями во Вселенной, в которой вы находитесь и которую вы ощущаете.

Это называется «гипотезой». Если удается доказать гипотезу экспериментально, а это означает, что если вы можете управлять этой Вселенной, в некотором смысле используя принцип, то значит, вы доказали, что знание этого принципа дает вам, как человеческому существу, в определенной степени власть над Вселенной. Тогда это принцип можно назвать «универсальным» принципом природы — вы его открыли.

Есть два вида гипотез, в действительности они одинаковы, но строятся из разных точек.

С одной стороны, есть гипотезы из области экспериментальной физики, когда при наблюдениях вы замечаете противоречие в том, что вам казалось реальным, и обнаружение парадокса ведет вас к открытию универсального физического принципа. В это случае ум приближается к отношениям индивидуального ума и Вселенной, или же некоей части физической Вселенной.

В другом случае, вы используете этот же подход для социальных процессов. Мы сталкиваемся с идеями — например, естественного права. Мы сталкиваемся с отличием классического сочинения и представления от романтического сочинения и представления, или же модернистского сочинения. Романтизм и модернизм — абсолютно иррациональные системы, результат влияния того, что Михаэль назвал бы «софизмом» — это часть наследия софистики в современной истории.

В случае же классического искусства вы сталкиваетесь с невидимыми принципами, которые очень действенны. Например, в классическом музыкальном сочинении: в классическом музыкальном сочинении или представлении нет романтической фантазии — это невозможно.

Посмотрим, например, на отличия Бетховена от Листа. Лист был учеником Карла Черны, — свиньи, как его описывал Бетховен. Черны научил этого мальчика, Листа, бегло играть на фортепиано. Но Лист не умел сочинять музыку.

Он очень хорошо знал работы Бетховена и других композиторов — но музыки он не знал! Однажды он попытался сочинить сонату для фортепиано, на основе моцартовской Фантазии до-минор, К. 475. Это известная соната. Полный провал!

Она не склеивается, рассыпается при проигрывании. Рассыпается в партитуре. И все потому, что он делал то, что делали все романтики: попытался имитировать эффект популярного классического сочинения — Моцарта, Бетховена, Шуберта, и так далее, — без понимания, или же знания принципа сочинения.

Например, человек, который находит пассажи в клавирных сочинениях, или при дирижировании у Моцарта, Бетховена, Шуберта, Шумана, и так далее, — тот, кто думает, что в классических сочинениях есть пассажи, — просто идиот. Там нет пассажей. Нет, они есть — что-то вроде звукового сопровождения в мужском туалете, — у Листа. Сколько угодно! Прямо фонтан пассажей, тем он и знаменит.

Так что различие состоит в том, что всегда действует универсальный принцип, единый принцип для всякого человеческого разума и для всякого классического художественного творчества. Выясняется, что люди, получившие образование и воспитание в классической творческой традиции, изучавшие историю с этих же позиций, способны глубже понимать человека, чем те, кому эта традиция не знакома.

Рациональное общество, действительно рациональное общество — это общность людей, воспитанных на классической культуре, культуре, которая подходит к человеческим отношениям, отношениям между людьми, с теми же «физическими научными принципами», на которых индивид строит интеллектуальные отношения с окружающей нас Вселенной.

Так вот, эти концепции — ниже мы их рассмотрим подробнее — эти концепции подтверждают, что мы — не обезьяны. То, что мы способны открывать и подтверждать универсальные физические принципы, с помощью которых человек овладевает Вселенной так, как не способно никакое животное, подтверждает, что мы не животные.

Это подтверждает, что умственные процессы, процессы, позволяющие нам открывать то, что недоступно никаким животным, — физические принципы, управляющие Вселенной, и не только их познавать, но и использовать для управления физической Вселенной. В этом природа человека. И в этом его отличие от животного.

Посмотрим, например, на обезьяну — для тех, кто учился не в обезьяньих школах, очевидно, что популяция больших обезьян на этой планете никогда не могла бы превысить семь миллионов особей. А на Земле сегодня живет шесть миллиардов особей — людей.

Как это случилось? Как удалось виду, если сравнить его с крупными обезьянами, чье количество никогда не могло превысить несколько миллионов, размножиться до шести миллиардов, а при существующих технологиях легко достичь двадцати пяти и более миллиардов? В этом подтверждение растущего господства человека над Вселенной. Оно заключается в способности открывать новое.

Но эти способности неотделимы от способностей, относящихся к общественным отношениям — классическое искусство является примером таких способностей.

Другими словами, перед нами проблема познания природы: человеческий разум, переживая опыт открытия универсальных принципов в прошлом, может использовать эти принципы для усиления своей власти над природой, на душу населения. Но как добиться такого состояния общества, при котором осуществляется передача этих идей, их воспроизводство и гармоничное применение во благо всего общества? Это задача искусства.

Так что, исходя из этого, мы утверждаем, что человек отличается от животного, исходя из этого мы получаем идею человечества, которая называется «естественным законом». Естественный же закон, применяемый к политической философии, к государственному управлению, к классическому искусству, — это тоже естественный закон, в том смысле, как мы используем естественный закон для описания универсальных физических принципов. Отличен только предмет. Мы пользуемся теми же свойствами ума, что и при открытии физических явлений, для понимания общественных процессов и отношений людей друг с другом.

Если человек опирается на принцип гипотезы, принцип классического научного прогресса, классического художественного творчества, тогда общество всегда будет развиваться. Не будет «темных веков». Не будет кошмарных времен в жизни общества.

Об этом писал Платон, например, в «Тимее»: с человечеством случаются катастрофы, над которыми человек не властен, так называемые «природные катаклизмы» — великие наводнения, обрушившиеся на Европу при таянии ледников в Европе, например, 10 000 лет до нашей эры, когда огромное наводнение уничтожило озеро, которое сейчас называется Черным морем и превратило его в соленое море.

Средиземноморье было очень быстро затоплено таянием ледников, около 10 000-го года до нашей эры. Случались падения больших метеоритов, прилетевших из космоса, были другие катастрофы, с которыми мы еще не знаем как справиться. Так что Платон разделил проблемы человечества на два вида, как это он сделал в «Тимее».

С одной стороны, так называемые природные катастрофы, с которыми мы не знаем как справиться. С другой же стороны, и это тема практически всех трудов Платона, — это как бороться с катастрофами, которые навлек на себя сам человек, как их понять, как их победить и как их избегать.

Что происходит, когда принципиальным отличием человека от животного пренебрегают? Что делать, если люди больше не верят, что есть познаваемые универсальные физические принципы, недоступные органам чувств, но которыми можно управлять и использовать? Что если человек больше не верит, что социальные отношения тоже предмет науки, настоящей науки, — что открытие принципов отношений между людьми, позволяет создать более устойчивые формы общественных отношений и обеспечить прогресс человечества?

Что если общество становится иррациональным? Если оно начинает уподобляться обезьянам, подражает обезьянам? Ведет себя как обезьяны? Или даже хуже — как мартышки? Знаете, какая между ними разница? Обезьяны обычно медлительны, шимпанзе уже немного опасны, но вот мартышки … они как … они похожи на либералов! Мартышки противнее всех. Хотя, есть и другие — змей вот никогда не приручишь.

Бегемот скорее вас съест, чем на вас посмотрит, но хотя бы выражает презрение своим хвостом! Если приблизиться, то это может быть очень опасно. Так что животные есть животные. Но когда люди начинают себя вести как животные, тогда население планеты, людское население, сокращается до нескольких миллионов.

В истории человечества такое уже было. В европейской истории это было, это видно на примере древней Греции, или же более древних цивилизаций Месопотамии. Культура Месопотамии была порочной изначально. Месопотамия была колонией народов, говоривших на языках дравидской группы. Это была дравидская, а не семитская культура. Этих людей называли «людьми моря», они жили в основном в районе Индийского океана, регионе Индийского океана, как мы сегодня говорим. Они в основном принадлежали к дравидской группе языков. Они основали Шумер, и последующая культура, после гибели Шумера, в значительной степени основывалась на культуре Шумера.

В те времена в этом регионе жили семитские племена, это были невежественные собиратели, скотоводы, и так далее; кроме всего прочего кровожадные. Постепенно, по мере угасания шумерской культуры, на основе дравидских языков, семиты ассимилировали элементы более древней дравидской культуры, и развивались, используя клинопись, ассимилируя звуки, связанные с шумерским клинописным письмом, усваивая названия — звуковые обозначения — переводя их на семитские языки. Так возникла месопотамская культура, по сути основанная на более древней дравидской культуре.

Об этом говорит Геродот, рассказывая о происхождении Шумера, эфиопской культуры, возникшей на южном пятачке вокруг Адена, ставшей культурой Тира и финикийцев. По Геродоту, все это были колонии дравидоязычных мореходцев, создавших эти системы.

И эти общества тоже были порочны. У них были некоторые достижения, но совершенно сумбурные. Это была по преимуществу декадентская культура — всегда декадентская, или потенциально декадентская. Месопотамская культура всегда была декадентской.

Значение греческой культуры в том, что она порвала с этим загниванием в том, что нам известно под именем «классической греческой культуры», отождествляемой с именами Фалеса, Пифагора, Сократа, Платона, Солона, и так далее. Но почему эта культура, — такая мощная, эффективная и превосходившая другие, — почему она погибла? Произошло это потому, что представители власти, могущественные семейства, смотрели на людей как на человеческий скот, который выращивают и забивают, как охотники истребляют диких животных. Это принцип, получивший название «олигархического принципа»; идея олигархии состоит в том, что немногие низводят остальное человечество до положения скота, стада, и озабочены только сохранением этого положения, сохранением олигархической системы.

Они создали систему, в современной европейской традиции получившую название «эмпиризма». Или, по-другому, «либерализма». «Философского либерализма».

Например, европейская цивилизация: европейские нации сегодня организуются на принципе управления, в основе которого лежит англо-голландский философский либерализм, декадентская форма управления, называемая «парламентским правлением». Парламентское правление основывается на трех составляющих. Государственная власть, исполнительный орган в обществе. Парламент, разгоняемый во времена кризисов, или же когда он становится неудобным, попытки разрушения парламентского правления наблюдаются сейчас, например, в Германии.

Третьей составляющей является так называемая «центральная банковская система». Центральная банковская система есть не более чем лавочка финансистов в венецианском стиле: богатые семейства вокруг банков, контролирующие банки. Это семейные банковские интересы, и они управляют банковскими системами различных стран. Эти финансисты, финансовая олигархия, управляют сегодня европейским государством через контроль центральных банковских систем. Правительства не имеют власти над центральной банковской системой, в конечном счете, банковская система контролирует правительства. Они контролируют государственную власть, и особенно парламент.

Как могут существовать такие формы управления, порочные по своей природе? Они существуют коррумпируя людей. Они коррумпируют людей тем, что называется «общественным мнением», или «общественной культурой».

Посмотрите, что произошло с римлянами: они не смогли противостоять сословию всадников, объединившихся у власти в результате второй Пунической войны.

Эти люди вернулись с войны с огромной добычей, награбленной за границей. Они разрушили сельскохозяйственную систему Италии широким применением рабского труда. Италия приходила в упадок, так же, как это происходит с Соединенными Штатами с 1964 года. В те времена США были крупнейшим производителем в мире на душу населения. Тогда и начался упадок. Страна стала скорее обществом потребления, чем производства. После 1971 года США стали паразитическим обществом. Это коллективный паразит. И через МВФ, начиная с 1971 года, он диктует условия другим странам мира, и грабит их.

Устанавливаются цены на их товары, и приходится ждать, пока США снизойдут за них уплатить, за покупку этих товаров, — делается это несвоевременно. Требуют финансовых взносов из других регионов мира для поддержания экономики США, — как это делали британцы во времена империи, все точно так же.

Так что, что происходит? Кризис общества, прогресс же связан с развитием классических форм научной и художественной культуры. Тогда растут творческие силы народа. Люди борются за блага, которые дает прогресс — более высокий уровень жизни, уровень культуры, высокий уровень народного образования.

Олигархи же заявляют: «Скотина опять отбивается от рук! С этим надо что-то делать». В обществе появляется твердая рука, сокрушающая это общество. Таков случай Гитлера — разрушение общества, это была попытка уничтожения всей европейской цивилизации.

Но добиваются они своего опираясь на общественное мнение. Сегодня самым опасным врагом человечества является общественное мнение. Какой идиотизм! Человек, протестующий против несправедливости, говорит: «Это противоречит общественному мнению!» Но именно общественное мнение управляет поведением людей, так что в жизни они требуют и поддерживают учреждения, осуществляющие подавление.

Говорят, мол, — «это несправедливо!» Что говорил гладиатор на арене римского цирка, когда он выходил убивать или быть убитым? «Решение было несправедливо». Римская арена, гладиаторская система, все это было несправедливо само по себе. Так что жаловаться на несправедливость гладиаторских игр глупо. Само наличие игр есть глупость. Зло в самом существовании игр.

Весь политический процесс в Европе и Соединенных Штатах в значительной степени есть фарс. Это называется «демократией». А это фарс! И это видно по результатам. Невозможно выбрать надежное правительство, которое оставалось бы таким, полезным и во благо сегодняшнего и будущих поколений. Возьмем, например, здравоохранение. Что с ним произошло? В Соединенных Штатах и Европе. Его душат!

Почему? Отчасти потому, что они мальтузианцы и «зеленые»: они хотят сократить население планеты. Желательно убить стариков и хронически больных, и в этом они уже весьма преуспели!

В 1973 году они провели закон о системе управляемого медицинского обслуживания, в котором говорилось, что отныне гражданин, плативший взносы в, скажем, фонд медицинского страхования, не имеет прав на медицинское обслуживание: первым лицом становится акционер, купивший корпорацию, поглотившую систему медицинского обслуживания, и платить в первую очередь необходимо им, даже если это означает смерть пациента. Или отказ в медицинской помощи.

И все это делает общественное мнение. Это называют «либерализмом», «современным либерализмом». «Свободная торговля». С помощью которой разрушают государства. Полное сумасшествие!

Вопрос: А как, по вашему мнению, следует организовать систему здравоохранения?

Ларуш: Это нетрудно. У нас, в Соединенных Штатах есть хороший опыт организации системы здравоохранения — мы усвоили уроки нескольких войн, другие обстоятельства, и создали систему здравоохранения Хилла-Бэртона, в конце 1940-х. Была цель — обеспечить медицинское обслуживание для всех.

Сделали это так: было заявлено, что устанавливается стандарт совершенствования системы здравоохранения, на каждый год. Мы занялись больницами и другими лечебными учреждениями, и потребовали увеличения количества больничных коек для пациентов в разных сферах здравоохранения, например, в хирургии, в каждом округе США.

Была проведена децентрализация с целью переноса ответственности на уровень округов, и создания окружной системы общественных и частных учреждений в сфере здравоохранения, включая медобслуживание в целом.

То есть, организации медицинского обслуживания с перспективой его улучшения в следующем году.

Была создана система, когда некоторые платили страховые медицинские взносы. Кто-то был достаточно богат, и не считал это для себя нужным. Но большинство было застраховано, так или иначе.

Так что было сказано, что, в общем, все получат медицинскую помощь, даже самые бедные, независимо от того, есть у них деньги или нет — медицинская помощь для всех. Такая система, основанная на стационарном обслуживании в больницах, позаботится обо всех. Например, кто-то упал на улице, прохожий позвонит в полицию и сообщит, что кто-то лежит на улице.

Полиция вызовет скорую помощь и отправит человека в ближайший пункт скорой помощи. Ему сразу же окажут помощь, потому что цель — помочь, спасти человека, стабилизировать состояние, каким бы оно ни было. После этого перевезут туда, куда требуется для оказания дальнейшей помощи, стационарного лечения, хирургического вмешательства — словом, по необходимости.

И в такой ситуации в какой-то момент прозвучит вопрос: «А кто за это заплатит?» Но никогда не возникает вопрос: А о людях позаботятся? Конечно, позаботятся, независимо от того, есть у них деньги или нет.

Идея состояла в том, что коль скоро у вас некоторое положение в обществе людей с разным уровнем доходов, разными условиями страхования, то предполагается, что часть общих медицинских расходов будет покрыта за счет тех, у кого накопились значительные суммы взносов по страховому медицинскому обслуживанию.

И даже в крайних, очень серьезных случаях, требующих хирургического вмешательства, которое не по средствам среднестатистическому человеку, эти люди все равно получают помощь. Или же человек, абсолютно обездоленный, без гроша в кармане, тоже получит помощь.

Так что, видим процентиль в общем объеме медицинских услуг, покрываемых доходами граждан, против процентили тех, у кого нет денег платить как за дорогостоящие медицинские услуги, так и за обычное медицинское обслуживание. И все работало. Каждый год проводились встречи, анализировались финансовые аспекты страхования, прогнозы заболеваемости с учетом возможных эпидемий, или других чрезвычайных обстоятельств. И медицинские учреждения, начиная с федерального до окружного уровня, были готовы удовлетворить ожидаемые потребности в медицинских услугах.

Для военных в те времена были госпитали для ветеранов. У военных ветеранов были свои госпитали. Это еще один вид медицинского обслуживания. В Соединенных Штатах была Федеральная система общественного здравоохранения. В основном в ней работали врачи, получившие медицинское образование за счет государства. За это они должны были отработать несколько лет по направлениям правительства — при возникновении чрезвычайных ситуаций, на ликвидации эпидемий.

Была система, способная реагировать на любые возможные чрезвычайные обстоятельства. Конечно, может случиться что-то вообще из ряда вон выходящее, но даже тогда хватало воображения, как с этим справиться.

И потом, бюджетные вопросы — годовой бюджет на уровне округа, штата, федеральный. Были программы сбора средств в фонд здравоохранения. Каждый год проводились кампании по сбору средств на здравоохранение, на помощь в случаях, когда у граждан не хватало собственных денег для покрытия расходов. Если у округа не хватало собственных ресурсов, обращались за помощью к администрации штата, и уже там собирали деньги для покрытия недостающей части расходов. В крайних случаях выходили на федеральный уровень, и федеральное правительство выделяло недостающие средства для покрытия расходов.

Была система, устроенная таким образом, что никто не оставался брошенным. Она не была совершенной, так как различные регионы Соединенных Штатов развиты неодинаково. Но принципиальный подход был, и он был подтвержден законом!

В 1973 году, при Никсоне, закон отменили и вместо него ввели закон об организациях медицинского обеспечения. Смысл состоял в том, чтобы избавиться от обузы. Не лечить тех, кого лечить слишком дорого. Организовать дело так, чтобы те, кто платит взносы в страховые фонды, как акционеры получали помощь в первую очередь, а уже потом другие пациенты. И в случае США решение простое: вернуться к системе Хилла-Бэртона.

В Европе в системе медицинского обслуживания тоже было нечто подобное — правительства знали свои обязанности по охране здоровья, борьбе с эпидемическими болезнями, и так далее. Были разные системы, в основе которых был принцип всеобщего благосостояния — все больные, все нуждающиеся в медицинской помощи, должны были ее получить, так или иначе. В последнее время, начиная с 1964 года, и в особенности со времен Никсона, с 1971-1973 годов, под влиянием либерализма, современного либерализма и свободной торговли, происходит движение в противоположном направлении.

Так что мир, каким вы его видите, уже изменился по своей сути. То же самое происходит и в образовании: в 1963 году парижское бюро Организации экономического сотрудничества и развития под руководством Александра Кинга, соучредителя Римского клуба, апостола геноцида, выписало рецепт разрушения европейского образования. В результате во времена Пейрефита во Франции была введена новая школьная система, положившая начало разрушению образовательной системы Франции.

Во времена Брандта были проведены «реформы Брандта», поставившие вне закона гуманистическое классическое образование в Германии, на котором в значительной степени основывалась мощь германской экономики, именно классическое гуманистическое образование воспитывало будущих общественных деятелей и ученых.

Мир, в котором вы живете, начиная с 1964-1971 — это совсем другой мир по сравнению с тем, каким мы его знали в Европе и Америке.

Мы деградируем! И наша задача — остановить и повернуть вспять этот процесс. Следует вернуться к идеям, очевидным до банальности в послевоенной Европе и Америке. И покончить с этой сумасшедшей либеральной системой, приведшей к кошмарам сегодняшнего дня.

Не надо изобретать ничего нового. Нужно вернуться к системе, которая работала, и совершенствовать ее на ее же основе, а не придумывать что-то совершенно новое. Потому что есть связь между тем, как принимался закон Хилла-Бэртона и тем, как работала система здравоохранения. Тогда не анализировали расчеты какого-то бухгалтера. Когда речь идет о таких политических подходах, бухгалтеров надо выгнать вон.

Следует мыслить в категориях научных принципов: на каких принципах основана медицина? Каковы принципы здравоохранения? Каковы принципы медицинской профилактики? Например, возьмем профилактическую медицину: сегодня продолжительность жизни населения США выросла, наверное, на 10 лет по сравнению с послевоенной. Десять или более лет.

И это хорошо. С другой же стороны, люди стареют, и подвержены болезням, свойственным именно пожилому возрасту. Поэтому, когда значительная часть населения становится старше, необходимо другое здравоохранение, с учетом того, что пожилым требуется больше внимания, здравоохранение, ориентированное на эту возрастную группу — лиц старше 65, а скорее, лиц старше 50 лет.

Поэтому необходимо намного больше внимания профилактической медицине, а как раз ее, среди прочего, и убивают современные «реформы» здравоохранения. На профилактическую медицину просто не обращают внимания. Все сведено к прейскурантам. Вы идете к врачу за диагнозом. Врач ставит диагноз, должен представить его страховым компаниям, или государственным властям.

В страховой компании диагноз заносят в компьютер, и выносят решение: этого пациента будут лечить от этой болезни. Диагноз поставили компьютер и бухгалтер. Врач ставит диагноз на основе обследования, которое он произвел. Затем, в соответствии с положением, он направляет его в агентство, которое утверждает курс лечения и плату за него.

Агентство — что-то вроде расчетного сектора, обрабатывает данные на компьютере, и выдает решение: пациента будут лечить от этой болезни, и только от нее, лечение будет представлено в таком-то объеме, хирургия — только в таком объеме, и так далее. Если после этого человек все еще болен — ну что же, очень жаль. На улицу.

Так это обстоит сегодня. Такой процесс просто исключает профилактическую медицину. Компетентные врачи и медицинские учреждения могут предвидеть после внимательного обследования пациента, знания его образа жизни, условий жизни, и так далее, какие у него могут возникнуть проблемы со здоровьем. Какие процессы уже развиваются. И что человек должен делать, чтобы предотвратить эти процессы.

И профилактическая медицина может сделать очень многое для сокращения заболеваемости в этих возрастных группах и уменьшить расходы на медицинское обслуживание.

Профилактика в целом обходится дешевле, чем терапия, когда проблема уже возникла. А ее разрушают. В наше время люди стареют позже, то есть, они здоровее. Но в то же время, возникают органические расстройства, характерные для них, и которые можно предвидеть и принять меры. Для этого нужны внимание и помощь.

Так что если обобщить, то дело в упадке. И это упадок в значительной степени спровоцирован политикой в области здравоохранения и образования.

А занятость? В Германии 4-5 миллионов безработных, это же сумасшествие. Для этого нет никаких причин. И это кошмарно дорого обходится обществу, при имеющих проблемах в экономике, — сам факт, что люди продуктивного возраста оказались без работы.

Подумайте, что нужно — возьмем для примера железные дороги Германии. Железные дороги в США в полном упадке. В Германии система железных дорог разрушается. Система общественного железнодорожного транспорта полностью разрушена. Целые регионы Германии приходят в упадок из-за пренебрежения к основной производственной инфраструктуре.

Идея сокращения этих расходов, категорий общественных расходов — это совершенный идиотизм. Что значат выплаты по этим статьям? Вы платите производителям, или группам лиц, занимающимся производством, если рассматривать их в целом. Вы им предоставляете работу вместо безделья и безработицы. Вы им платите жалование. Но они производят больше, чем они получают. Так что прирост национального богатства больше экономии на зарплатах. Так, кажется?

Так что глупости все это! Что подтвердило предложение Лаутенбаха в 1931 году: важно обеспечить массовую занятость, в основном в базовых отраслях экономики, что правительство может сделать очень быстро. Всегда есть проекты развития общественной инфраструктуры. Решение проблемы водоснабжения. Производство и распределение электроэнергии. Развитие общественного транспорта, совершенствование медицинского обслуживания, общественное здравоохранение. Совершенствование системы образования. Всегда есть масштабные проблемы, требующие решения во благо будущего нации. Они полезны для страны, и принесут пользу большую, чем стоят.

Так что просто неразумно забыть о безработных, не предоставить им работу. Для Германии совершенно очевидно, и это стало бы моей первостепенной целью, если бы я был канцлером, — создать 3 миллиона рабочих мест. И точка. В тех областях, где правительство может обеспечить занятость на государственном, региональном или муниципальном уровне. Или же правительство может ориентировать частный сектор на расширение занятости в тех же областях.

Три или более миллиона новых рабочих мест в Германии сбалансируют бюджет. И средства, которые потребуются для создания этих рабочих мест, будут меньше доходов, которые будут получены от их создания.

Но у вас действует этот самый Пакт о стабильности — лучше бы его назвать Пактом о сумашествии — препятствующий такому развитию событий. И канцлер не осмеливается оспорить Маастрихтские соглашения, по крайней мере, по этому пункту, хотя, казалось бы, что глава правительства должен был бы это сделать в условиях экономического спада.

Опыт Великой депрессии 1930-х в США, других экономических спадов, показывает, что такой подход эффективен: во время кризиса необходимо мышление на перспективу, и государство должно вмешиваться на долговременной основе, обеспечить общественный кредит и направить его на выполнение таких вот проектов, обеспечить возрождение экономики, зная, что через 10 – 20 лет все окупится. Так что кредит, дешевый правительственный кредит очень выгоден.

И забудьте об идее свободной торговли! Потому что тогда ничего не получится: тогда придется следовать принципу «рынок решит». В связи с этим возникает вопрос: почему практически все экономисты оказались некомпетентны? Почему иногда я оказываюсь единственным компетентным экономистом в мире, по крайней мере, в Европе и Америке? Почему? Потому что экономисты верят в деньги. А я в них не верю.

Основой для оценки экономики считают «рынок». «Каково состояние финансового рынка? Каков курс акций? Облигаций? Что с моими инвестициями? Выросла ли рыночная стоимость моего дома?» (Хотя бы тот дом и ветшал все это время).

Посмотрите на мою «тройную кривую», показывающую, что произошло с 1966 года в США, Европе и вообще в мире: кривая рынка денежных средств растет, и с ускорением, денежная эмиссия для обеспечения нужд финансового рынка растет, и сегодня уже с гиперинфляционными показателями, в то время как физическое общественное производство на душу населения сокращается. Так что очевидно — с деньгами что-то не в порядке! Или же с тем, как ими пользуются.

Нет, деньги полезны, но только в правильной системе, а не европейской системе англо-голландской либеральной парламентской демократии: деньги должны быть под контролем правительства, ответственного за их выпуском и обращением. Почему? Чтобы предотвратить возникновение таких ситуаций! Предотвратить рост финансовых активов в ситуации, когда физические показатели падают. Денежный рынок не должен расти, у него не должно быть стимулов к росту быстрее, чем растут физические показатели. Только такая экономика может быть стабильной.

Но она не оставляет места для финансовых спекуляций и прибылей от них. Так что в мире в условия действия свободной торговли и произведенных реформ происходит следующее: деньги и активы финансовых рынков доминируют.

И все делается для того, чтобы владельцы активов были счастливы — владельцы спекулятивных активов. Долговременных капиталовложений у них нет — они как комары, перелетают от одного тела к другому. И в этом вся проблема.

Общественное мнение, принимая такие идеи, отказывается от принципа правды, приверженности правде, оно отказывается от принципа научной гипотезы, теряет интеллектуальную точку опоры в дебрях так называемой «массовой культуры», разъедающей и убивающей умы людей. И люди становятся своими худшими врагами. И, в той степени, в какой они могут повлиять на состояние общества, они делают худший выбор. А потом винят политиков.

И когда они по-настоящему разозлятся на политиков, то призывают диктатора, который уже всем покажет. Так было в прошлом, и настоящее чревато этим же.

Итак, мы принадлежим европейской цивилизации — во многом наследию Христианства, которое построено на классической греческой культуре, известной Христовым Апостолам, что видно по Евангелию от Иоанна и Посланиям Павла.

Эта культура, несмотря на все уродства, которые она претерпела в римской традиции, привела к максимальному улучшению человеческого состояния, во всей известной истории. Именно эта культура. Европейская цивилизация. И если мы верны самим себе, то мы должны стремиться поделиться богатствами нашей культуры с народами других культур.

Для этого нужно самим понять нашу культуру, ее лучшие черты. Вы должны понять, чем отличается человек от животного. Посмотрите, например, на проблему азиатского общества: огромные массы людей, угнетаемых самым чудовищным образом, в невежестве, и без всяких надежд, в то время как меньшинство процветает за счет тех, кто превращен буквально в человеческий скот, работающий за кусок хлеба. Такая вот культура. А это неправильно.

Европейцам это известно, в нашей истории такое явление тоже было. Мы боролись против этого. Боролись против феодализма. Боролись за достоинство человеческой личности, за понимание человека, как сотворенного по образу Творца. И все хорошее, чего удалось достичь, было результатом этой борьбы. Если понять европейскую историю, начиная с греческой цивилизации, и посмотреть на проблемы окружающего мира, станет понятно, что мы должны предложить миру лучшее, что у нас есть для улучшения положения миллионов бедняков.

Население Китая 1.3 миллиарда человек, или даже больше. Население Индии — более миллиарда. В Юго-Восточной Азии живет очень много народа, сотни миллионов, в таких же условиях. То же в Пакистане. И в Африке. В этих странах царит нищета. У нас же есть знания, есть силы и способность сотрудничать с этими странами для установления порядка на планете, что еще раз подчеркивает идею человека по образу Божию, человека, отличного от животного.

Поэтому мы обязаны, если наша жизнь что-то значит, прожить ее мудро, расходовать так, как следует расходовать деньги — мудро.

Прожить ее для будущего человечества. Познавать самих себя. Изучать историю нашей культуры. Прилагать свои знания к проблемам, о которых я вкратце говорил. И видеть себя практически миссионером культуры, несущим знание в другие страны, другом, предлагающим лучшее, что у нас есть, и, основывая наши отношения с ними именно на этой основе — предлагая лучшее из того, что у нас есть.И они будут счастливы, если вы будете так поступать. Возможно, сначала они будут возражать: «Вы лезете в нашу культуру». Или же, скажут «наша культура и так хороша». Да, но от нее смердит. Действительно, многое в их культуре очень хорошо. А вот в массовой нищете нет ничего хорошего. В поголовной ужасающей нищете нет ничего хорошего! 3% ВИЧ-инфицированных в Индии — в этом нет ничего хорошего. А это ворота для всех других болезней. Ситуация с ВИЧ в Африке, другие проблемы — все это очень плохо. И положение с охраной здоровья в Юго-Восточной Азии неудовлетворительно.

А это можно изменить. Этому я посвятил свою жизнь, по крайней мере, так она разворачивалась. И я в это верил, большую часть моей жизни. Обстоятельства менялись, и оказалось, что я занимаюсь этим уже долгое время — 35 лет. Началось с того, что я посчитал себя должным что-то сделать, а теперь это стало частью меня! Но это ничего, я не жалуюсь, мне это нравится.

Главное, чтобы вы поняли — вы должны начать с европейской культуры. Нужно понять значимость европейской культуры для вас лично. И национальные культуры в рамках европейской культуры следует понимать так же. С пониманием отличия человека от животного и того, что из этого вытекает, следует обратиться к другим культурам, например азиатским культурам, исходя из того, что это человеческие культуры, они обладают теми же основными качествами, что и наша, но у них другой исторический детерминированный контекст. Поэтому мы должны попытаться понять исторически детерминированное развитие этих культур, и это будет контекстом, в котором можно придти к тем же идеям.

В конечном итоге, мы должны придти к одинаковым выводам о человечестве. Еще очень долгое время человечество будет состоять из суверенных наций-государств. И мы должны создать, материализовать сообщество суверенных наций-государств на нашей планете. Лучше понимая самих себя, мы поймем другие страны и найдем возможности контактов с ними и проведения совместной политики, а это приведет к возрождению человечества. Нам это нужно как воздух.

Но мы должны постоянно помнить о том, что нам противостоит — дегенерация общественного мнения, основанного на коррупции, разлагающей даже здоровые общества.

Когда у вас сложится общая картина подъемов и спадов европейской цивилизации, включая Америку, в последние 40-50 лет, вы увидите, что в период послевоенного строительства в Европе, в особенности в Германии, культурная ситуация улучшалась.

Наблюдался возврат к влиянию классической культуры, возрождение классического гуманистического образования в средних школах. Повышение уровня инженеров, совершенствование технологии.

А затем начался спад. Нужно обладать чувством подъемов и спадов. И можно проследить начало спада — начиная с реформ Брандта. Разрушение немецкого классического гуманитарного образования стало, вероятно, началом декаданса, незаметного декаданса в немецкой культуре. Это же происходит во Франции, то же в Италии.

Так все и идет, подъемы и падения. И всегда, во времена возрождения человечество приходит в себя, вспоминает, что есть человек, вспоминает о человеческих ценностях. А затем опять спад, период «массовой культуры», захлестнувший США с середины 60-х. И происходит откат, моральный откат, за которым следует физический упадок.

Мы должны понять, что это враг. Общественное мнение — это враг. Его нужно изменить. Если удастся изменить общественное мнение, тогда можно будет решить и другие проблемы.

Спасибо.

 

 

 

Сайт Executive Intelligence Review 

НОВЫЙ СПРАВЕДЛИВЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОРЯДОК
На сайте размещены труды Линдона Ларуша

http://www.larouchepub.com/

 

 

Новая Россия  Самоуправление трудовых коллективов  Народные предприятия  Собственность на землю
Свой дом  Собственники-совладельцы  Экономика знаний  Физическая экономика  Справедливый
экономический порядок
  Мифы мировой экономики  Будущее общество  Экономика будущей России

Что делать?  Модернизация России  Цивилизация будущего  Родовые поместья России  Статьи Линдона Ларуша

 

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете