Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Блог-Пост  Блог-Факт  Каталог "Россия в зеркале www"

 

Мы любим Россию!

 

ВПЕРЁД, РОССИЯ!

 

Экономика будущей России

Союз собственников-совладельцев «Шукты»  *  Наши друзья (Общины других типов)

 

Третий путь России. Союз собственников-совладельцев России

 

С.И. Курсакин


РОССИЙСКАЯ МОДЕЛЬ ТРЕТЬЕГО ПУТИ

Еще в пятидесятые годы настоящего столетия в различных странах ученые и практики начали искать новые подходы к организации производственного процесса и системе взаимоотношений в процессе хозяйствования. Были созданы законодательные основы для привлечения работников к участию в производственных процессах с целью повышения их экономической эффективности.
В России давно делались попытки на основе производственного и территориального самоуправления создать модель учитывающую баланс интересов, создающую среду для осознанного эффективного, производительного труда и экономного использования ресурсов. Однако созданию комплексной системы мешали, как и везде в мире, интересы кланов номенклатуры, чиновников и некоторых крупных хозяйственных управленцев.
И тем не менее многочисленные попытки найти рациональное решение проблемы было воплощено в России, в Дагестанском колхозе и не случайно это произошло именно на земле и именно в России.
С 1985 года в Дагестане успешно действует и развивается система производственных отношений, Союза собственников-совладельцев “Шукты”, предложенная и реализованная председателем Чартаевым Магомедом Абакаровичем.
Приведем только некоторые результаты реализации новой РОССИЙСКОЙ системы: валовая продукция сельского хозяйства с 1985 по 1993 год увеличилась более, чем в 14 раз при той же численности работников, урожайность возросла в 3 раза, производительность труда - более чем в 30 раз, затраты сократились на порядок, многократно увеличилась техническая и социальная база, резко, около 10 раз, снизилась себестоимость продукции.
Прекрасные трехэтажные дома для каждой семьи, личное богатство, образцовые школы, снижение заболеваемости, рождаемость в 6 раз больше смертности - таковы социальные результаты перехода на эту систему.
Но главный результат внедрения навой системы отношений - не доходы, не прибыль, а заинтересованность работников в результатах своего труда и успехах своего соседа, ответственность за свою работу всех участников производства вне зависимости от должности, реальная отдача за вложенный труд, социальное согласие.

В чем же секрет новой РОССИЙСКОЙ модели, ТРЕТЬЕГО ПУТИ?
Система предлагает новую, иную точку отсчета экономическим процессам. Началом всему является результат труда, который признается собственностью работника за вычетом всех затрат в том числе на научное и технологическое обслуживание, на услуги управления, здравоохранения, образования, культуры и так далее в процентном отношении к общему доходу от реализации результата труда.
Все это реализация принципов активного участия работников в управлении, доходах и собственности, что обеспечивает социальное развитие, благосостояние, рыночный успех и самое главное самосовершенствование самой системы.
При этом изначально каждым закладывается доля на развитие (накопление). Отчисления на производственные и непроизводственные затраты, услуги осуществляются из доходов от реализованного продукта.
Суть системы заключается в механизме реализации прав граждан как совладельцев общественного богатства и ответственности каждого гражданина как хозяйствующего субъекта. Она основывается на праве собственности каждого гражданина страны на результат своего труда и на праве совладения природными ресурсами.
Необходимо говорить о народной собственности, а точнее о собственности граждан страны, находящейся в управлении государственных органов. В этом случае каждый гражданин имеет свою долю в народной собственности, которая фиксируется на его личном счете, на которую он обязан получать дивиденды.
Устанавливается возмездное использование всех видов ресурсов, необходимых предприятиям в хозяйственной деятельности. Часть платы идет на воспроизводство потребляемых ресурсов, часть в фонд дивидендов граждан, как совладельцев общественной собственности. Выплаты пропорционально доле в общественном капитале и равные для всех граждан-совладельцев выплаты за использование природных ресурсов.
Для этого необходимо организовать персональный учет результатов труда и доли в общественном капитале. Это можно сделать на основе банка и сети филиалов, работающих под контролем наблюдательного совета, представляющего собственников-совладельцев.
Для функционирования общества собственников-совладельцев необходим представительный орган, обеспечивающий эффективное использование совместной собственности и определяющий “правила игры” в обществе (законодательство).
Необходимо разработать законодательное и нормативное обеспечение функционирования системы. Необходимо отметить, что рыночная экономика и планирование не противоположные понятия, а взаимодополняющие, если планирование распространяется на определение необходимых обществу (организации) продуктов (услуг) и затрат (цены), которые общество (организация) может себе позволить для их производства, а в рыночные отношения включить издержки производителя.

Союз собственников-совладельцев России, Российский союз трудовых коллективов
Чартаев М.А., Бобровский А.В., Козлов В.Е.
Независимая крестьянская газета “Российский фермер”
№ № 34 (180) и 35(181) от 26, 30 июля 1996 года

 


ПЯТЬ ПОСТУЛАТОВ МАГОМЕДА ЧАРТАЕВА

Дагестанский аул Шукты оказался на высоте не только в географическом отношении. Сотни делегаций из различных районов России и ближнего зарубежья побывали здесь в последние годы. Вместе с чистым горным воздухом они вдохнули живительную атмосферу удивительных аграрных преобразований некогда неприметного отсталого хозяйства. Ныне это крупная многоотраслевая агрофирма, носящая многозначительное название - Союз собственников-совладельцев “Шукты”. Ее успех во многом определен талантливым руководителем, депутатом Народного собрания Республики Дагестан Магомедом Чартаевым.
Не первый раз мне приходится браться за нелегкую задачу: втиснуть в скупые газетные строки палитру сложных хозяйственных взаимоотношений новых аграрных образований современной России. Как суммировать обилие информации и определить основные ориентиры, показать материю и идеологию проводимых реформ? На сей раз задача упрощалась: бессменный руководитель прославленного предприятия говорил четко о том, что обеспечило успех, опуская ненужные подробности.

Союз “Шукты” и его люди
Все началось десять лет назад. Колхоз “Шукты” перешел на невиданную ранее форму производственных и социально-экономических отношений. Смысл их был ясен и прост: добиться оптимального сочетания личных и общественных интересов. Однако нынешняя модель сложилась в развитии, отсекая ненужное, отшлифовывая хозяйственные связи, формируя новый уклад и новую психологию людей. Одни полагают, что опыт “Шукты” не типичен, успех хозяйства, мол, определяется специфическими горными условиями, где широко развито крестьянское подворье.
В таком случае давайте познакомимся с этим хозяйством и сделаем свой вывод. Прежде всего, Союз собственников-совладельцев “Шукты” - многоотраслевое аграрное предприятие, в котором производят зерно, молоко, мясо, шерсть и другие виды продукции. Общая земельная площадь угодий составляет 15 тысяч гектаров, в том числе 1,1 тысячи гектаров пашни. В хозяйстве имеется полторы тысячи голов крупного рогатого скота, около пятнадцати тысяч овец и коз. Почти столько же скота содержится в личных подворьях по договорам с “Шуктами”.
Часть земель хозяйства расположена на скалистых горных склонах Северного Кавказа, другая часть - в Прикаспийской низменности. Вот уж что нетипично, так это разбросанность объектов агропредприятия. Расстояние от центральной усадьбы хозяйства до производственных участков превышает 450 километров.
В летнее время скот содержится на горных, а взимний период на Кизлярских пастбищах.
Всего совладельцев-собственников в “Шуктах” -235. Можно поупражняться в определении размеров земельных паев и имущественных долей.
Ясно одно: никаких особых преимуществ перед другими это предприятие не имеет, а что касается географических, то здесь, пожалуй, явные трудности и проблемы. Значит, успех в работе надо искать в других направлениях и плоскостях.

Дорогу осилит идущий
На вопрос, с чего и как начиналась реорганизация хозяйства Магомед Абакарович назвал пять этапов преобразований.
В 1985 году хозяйство перешло на рыночные отношения между подразделениями по принципу купли-продажи продукции и услуг с использованием основных фондов на арендной основе. В тот год хозрасчетный доход формировался отдельно для каждого коллектива и отдельного работника и распределялся по коллективным и индивидуальным лицевым счетам.
Спустя два года неделимые фонды хозяйства были преобразованы в коллективно-долевую собственность с выплатой дивидендов из чистого дохода хозяйства на имущественные паи. В 1987 году внутри хозяйства были ликвидированы отношения найма.
В 1988 году в состав собственников, кроме товаропроизводителей были приняты работники образования, медицины, культуры, правоохранительных органов с установлением им фиксированных отчислений от чистого дохода.
В 1989 году хозяйство перешло к коллективно-долевой собственности на землю с выплатой дивидендов на земельные паи их чистого дохода и части сельскохозяйственной продукции в натуре. В тот год фактически было завершено формирование свободных товаропроизводителей - хозяев земли, других средств производства, каждый член коллектива взял на себя ответственность за конечные результаты своего труда.
И, наконец в 1991 году хозяйство было преобразовано в Союз собственников-совладельцев “Шукты” с правом владения суммарным земельным и имущественным паями. Впервые в хозяйстве была полностью ликвидирована обезличка бывшего колхозного имущества при сохранении территориальной и экономической целостности производства. Таким образом внутри бывшего колхоза возник микрорынок товаров и услуг. И что очень важно: преобразование производственных отношений проведено в хозяйстве спокойно, с пониманием людьми происходящих процессов, к тому же до начала интенсивной массовой приватизации земли и реорганизации колхозов и совхозов страны.
Итак, пять принципов, пять постулатов Чартаева можно сформулировать следующим образом:
коллективно-долевая собственность на землю и имущество;
товарно-денежные отношения между структурными подразделениями хозяйства;
материальная ответственность каждого совладельца собственности за результаты своего труда;
остаточный метод формирования и нормативный метод распределения хозрасчетного дохода каждого коллектива и отдельного работника;
демократические начала в управлении коллективным хозяйством на всех уровнях.
Вот уж воистину трудно что-либо добавить или убавить.

Звенья одной цепи
Какова же сущность внутрихозяйственных отношений этого предприятия? В основе нашей модели, говорит Чартаев, лежит принцип “купли-продажи” полученной продукции, товарно-материальных ценностей, работ и услуг, как производственных бригад и цехов, так и отдельных товаропроизводителей. Расчеты ведутся в коллективных индивидуальных учетно-накопительных и лицевых счетах доходов и расходов. Здесь сразу видно, кто и как работает, кто умеет экономить, кто работает с прибылью, а кто с убытками.
Производственные и экономические взаимоотношения между правлением и арендаторами, равно как и между самими арендаторами, строятся в соответствии с Положением о внутрихозяйственном расчете и арендном подряде, а также уставом союза.
За арендаторами на неограниченный срок специальным актом закреплены земли, здания и сооружения, оборудование, скот, техника и другие средства производства. За их использование установлена арендная плата в размере 40-50 процентов от выручки.
Валовая продукция растениеводства и животноводства рассчитывается по сложившимся рыночным ценам с учетом ее качества с сроков реализации. Товарно-материальные ценности, поступившие со стороны, учитываются по ценам их приобретения с учетом затрат на их доставку и хранение, а собственного производства - по договорным ценам.
Надо ли говорить, что при таком раскладе ни одному совладельцу и в голову не придет искать какие-то “левые” рынки сбыта или пытаться приобретать другими каналами необходимые материалы.
Уточняю у руководителя хозяйства механизм формирования хозрасчетного дохода. И тут все просто и четко. По каждому коллективу или самостоятельному товаропроизводителю хозрасчетный доход формируется удержанием из валовой продукции отчислений на чистый доход Союза. Как уже было сказано, в объеме 50 процентов в растениеводстве и 40 процентов в животноводстве и материальных затрат. Из хозрасчетного дохода по нормативам отчисляются еще небольшие суммы на формирование фонда оплаты труда специалистов и вспомогательного персонала. Остаток является доходом товаропроизводителей. Кроме того они получают еще натуральную оплату в размере 15 процентов в растениеводстве и 30 процентов в животноводстве.
Обратите внимание на такой факт, - говорит Чартаев, - единственным документом взаимоотношений товаропроизводителей с правлением хозяйства является заказ на объемы производства продукции растениеводства и животноводства. Никаких других договорных документов в хозяйстве не составляют, не разрабатывают технологических карт, как бывало раньше, не доводят никаких лимитов затрат. Товаропроизводитель является полным хозяином на своем участке производства и сам за всем следит.
Руководитель сельхозпредприятия Магомед Чартаев не без гордости говорит, что арендаторы хозяйства самостоятельно осуществляют технологические процессы, намечают объем, качество и сроки производства, продукции, работ, услуг. При этом количество и качество производимой продукции не должно быть ниже среднесложившегося за последние 3-5 лет. Они несут персональную материальную ответственность за рациональное использование закрепленных за ними земли, скота, техники, производственных помещений, сооружений и других средств производства.
Посещающие это хозяйство специалисты из других регионов россии неизменно обращают внимание на такой кажущийся незначительным факт: арендаторы, то есть самостоятельные хозяйствующие субъекты этого предприятия, вправе использовать при необходимости рабочую силу, технику со стороны, могут приобретать материальные средства у другого подразделения, но строго за счет своего дохода. Договоры с наемными лицами заключает сам арендатор, он сам выписывает наряд на выполненные ими работы. Эти затраты относятся в расходную часть лицевого счета арендатора. Оплата труда наемных работников осуществляется арендатором по взаимной договоренности. Правление Союза не вмешивается в решение этих вопросов.

В “Шуктах” умеют не только работать, но и считать
как уже было сказано нами раньше, арендная плата это основной источник формирования чистого дохода всего макрохозяйства, всех фондов и видов платежей в бюджет. Как же используется этот капитал?
В течение года арендаторы получают под производимую продукцию. Выполненные работы и оказанные услуги кпедит в счет будущего дохода в размере от 50 до 70 процентов от фактического его размера за предыдущий год. При убыточной работе арендатора сумма убытка переносят в его вновь открываемый счет как долг на следующий год. Каждый понимает, что его хозрасчетных доход напрямую связан с объемом полученной и реализованной продукции или оказанными услугами, а также затратами. Чем больше продукции продано и меньше затрат, тем выше хозрасчетный доход работника и коллектива.
Система хозяйствования в “Шуктах” стимулирует высокопроизводительный труд, бережное отношение к технике, рациональное использование семян, кормов, удобрений, запасных частей, горюче-смазочных материалов. Такие внутрихозяйственные хозрасчетные отношения позволяют создать для всех совладельцев равные экономические условия работы и формирования личных доходов.
Ну вот. Пожалуй. Наиболее впечатляющие факты. В этом хозяйстве поверили в будущее своего предприятия. Многие члены коллективов, отдельные арендаторы стали делать персональные взносы на увеличение своих имущественных паев. А чтобы имущественные паи вызывали у владельцев реальный интерес в их приумножении и использовании, на общем собрании коллектива предприятия было решено выделять на выплату по паям 7 процентов от чистого дохода, остающегося в хозяйстве.
Сколько сказано слов о том, как сделать землю не только объектом плодородия, но и чисто экономическим фактором.
В “Шуктах” земля “работает” и как объект недвижимости. На каждого из 630 жителей, включая стариков и младенцев, здесь приходится примерно по 20 гектаров. Ясно, что все эти люди использовать землю не могут. А потому закрепили ее по акту только за теми, кто ее обрабатывает, а те, кто не могут этого делать, получают за свои земельные доли дивиденды. На земельные дивиденды расходуется 10 процентов чистого дохода. Следует отметить, что по имущественным паям и земельным долям дивиденды получают также учителя, врачи и другие работники социальной сферы.

Учет - дело святое
-Учитывая, что в основу нашей модели, - говорит Чартаев,- положены товарно-денежные отношения, осуществляемые на принципах “купли-продажи”, нам пришлось коренным образом совершенствовать систему бухгалтерского учета. Ведь раньше как было? На каждого тракториста требовалось составлять учетный лист, где фиксировались нормы выработки, экономия или перерасход горючего и т.д. Теперь весь учет сводится к тому, чтобы правильно определить доходы и расходы каждого владельца.
Сегодня на каждый первичный трудовой коллектив или отдельного работника в финансово-расчетном центре открыт лицевой счет, состоящий из двух частей - доходной и расходной.
В доходную часть лицевого счета записывается 50-60 процентов стоимости реализованной продукции или выполненных работ и услуг. В расходную часть лицевого счета записывается стоимость материалов, отчисления и т.д.
В лицевых счетах каждого работника ведется учет индивидуальной имущественной доли, которая учитывается нарастающим итогом.
В результате упрощения планирования, учета и сокращения форм статистической отчетности стало возможным наполовину сократить административно-управленческий персонал. Специалисты планово-учетной службы стали больше уделять внимания организации учета непосредственно в трудовых коллективах и проведению глубокого анализа производственно-финансовой деятельности хозяйства.
Однако тотальная либерализация цен нарушила сложившуюся систему учета стоимости продукции и материальных затрат, - говорит Чартаев, - В условиях, когда затраты на электроэнергию, услуги агросервиса, горюче-смазочные материалы опережают рост цен на сельскохозяйственную продукцию, мы вынуждены корректировать свои цены. А чтобы хозрасчетные подразделения не обанкротились, создали страховой резервный фонд дотаций товаропроизводителей. Поясню это на примере. Как известно, в основе расчетов договорных цен лежит уровень государственных закупочных цен 1991 года на зерно, молоко, мясо, шерсть и другие виды продукции, а также амортизационные отчисления и цены этого же года на корма, удобрения, топливо и т.д. Если закупочная цена одного литра молока, например, в 1994 году возросла по сравнению с 1991 годом только в 500 раз, то материалы, энергоносители и услуги в расчете на один центнер молока выросли в 1600 раз ! Производство молока стало для доярки и скотника убыточным. Что же делать: резать скот, закрывать фермы, как поступают многие? Или искать выходы? Мы решили во что бы то ни стало сохранить и даже увеличить поголовье, искать пути сокращения себестоимости продукции. Зарабатывать деньги на коммерческой деятельности.
В состав нашего союза входят перерабатывающие, транспортные, торгово-закупочные, и другие коммерческие предприятия. Некоторые из них работают в Москве и Санкт-Петербурге. Есть наши предприятия и за рубежом - в Польше, Турции, Саудовской Аравии. За счет их деятельности мы возмещаем затраты своим товаропроизводителям.

Не фантастика, а реальность
Или чтобы не шокировать собеседника, или из-за природной скромности, но о своих реальных показателях Чартаев сказал в самом конце беседы и вновь обращал внимание не на цифры, а на главное достижение, которое звучит в его устах так: “Самое главное, что мы сумели сделать, - это сохранить целостность предприятия, сплотить трудовой коллектив, вселить в него веру, приумножить коллективное богатство и личные доходы совладельцев-собственников”.
За последние пять лет увеличено поголовье скота и расширены посевные площади. Производство основных видов сельскохозяйственной продукции возросло в два-три раза!
Конкретно. Производство зерна увеличилось с 687 тонн в 1991 году до 1200 тонн в 1995 году, молока с 200 тонн до 695 тонн, мяса - с1795 тонн до 4419 тонн, шерсти - со 115 тонн до 1098 тонн.
Возросла эффективность производства. Чистый доход хозяйства возрос на несколько порядков. Среднегодовой доход одного работника колебался в зависимости от результатов труда - от 8 до 60 млн рублей, а у отдельных работников он превысил 100 млн. рублей в год.
Никого в хозяйстве не удивишь приобретением автомобиля, мотоцикла, дорогостоящей бытовой электроники. За счет фонда накопления расширяется производственная база и укрепляется социальная сфера.
Только несколько услышанных примеров. В райцентре построен Дом культуры, где работники предприятия не только гости, но и участники художественной самодеятельности. На современный лад перестраивается горный аул. Здесь появились целые улицы новых современных двух- и трехэтажных коттеджей с инженерным благоустройством.
Слушая Чартаева, я мысленно сопоставлял опыт “Шуктов”, философию проводимых там реформ, с китайским опытом, чилийским, израильским. Но не находил аналогий. Может быть, и впрямь это нетипичное счастливое явление? Нет! Это пример того, когда люди реально почувствовали себя хозяевами производства, результата своего труда. Когда был сохранен единый агрокомплекс, а искусственная межа не разделила единый севооборот и души людей.


Геннадий УРВАНЦЕВ

 


ОАЗИС В ПУСТЫНЕ РЕФОРМ

Магомед Чартаев - председатель союза собственников-совладельцев “Шукты” в Дагестане - является одним из современных реформаторов сельскохозяйственного производства, которое дает образцы высокоэффективного труда даже в условиях повсеместной разрухи аграрного сектора экономики. С ним беседует политически обозреватель “Правды-5” Борис Славин.

- О вас ходят разные легенды. Не могли бы вы рассказать читателям нашей газеты о том новом, что вы сделали в области организации сельского хозяйства.
- Раньше нам внушали: мы все являемся хозяевами фабрик, заводов, земли, колхозов и т.д. Когда я задумывался, какой же я хозяин на самом деле, то многое на практике не подтверждалось: я не мог распоряжаться тем, что нам принадлежало, даже неделимые фонды оказывались ничейными. Когда я был маленьким, помню, с каким энтузиазмом трудились люди, как работая в колхозах, создавали материальные ценности, накапливали, умножали капитал. Затем наступил такой период времени, когда люди начали выходить на работу только тогда, когда им конкретно что-то за это давали. К пример, ходили не сенокос в горах, проводили там день, за что получали по 10-12 кг скошенных трав. Смотришь: 1-2 дня аккуратно работаю, а на третий день выходят, чтобы собрать сено только для себя.

- И какой вывод вы из это делали?
- Общественное или, точнее, ничейное в 70-80 годы стало себя изживать. Например, мы призываешь тракториста идти на поле работать, а он тебе отвечает: “Я не пойду, пока ты не закроешь мне два наряда вместо положенного одного”. Такое отношение к труду показывало негативное отношение к общественной, колхозной собственности. Всеобщая тотальная бесхозяйственность просматривалась везде и всюду. Когда меня избрали председателем колхоза, я особенно остро ощутил безответственность людей при прежней системе работы. Приписки, ложь стали повседневным законом жизни, и от этого выигрывали все: агроном, технолог, бухгалтер, экономист. Короче говоря, всю эту систему надо было менять. Я думал, как это можно сделать, и пришел к выводу - надо экономически заинтересовать в труде каждого работника колхоза, будь то доярка или бригадир, механизатор или бухгалтер.

- Как же вам удалось это сделать?
- Сначала решили, что надо определить принципы отношения между теми, кто производит продукцию растениеводства и животноводства. Почему бы растениеводам не продавать свою продукцию животноводам? Меня поначалу не слушали, даже смеялись надо мной, но когда я стал руководителем хозяйства и показал преимущество новых принципов на практике, меня начали поддерживать прежде всего рядовые колхозники, те кто создает материальные ценности. Суть новшества сводилась к тому, что каждый колхозник становился собственником результата своего труда, мог его продавать и на вырученные деньги покупать необходимое ему сырье, услуги т.д. Эту систему мы начали внедрять в январе 1985 года.

- Как эта система выглядела конкретно?
- Те, кто работал на фермах, участках, в подразделениях, продавали свою продукцию по государственным закупочным ценам руководству. Руководство хозяйства эту продукцию покупало и соответственно продавало государству. Правление колхоза стало промежуточным звеном между государством и производителем продукции. производители продавали произведенную продукцию по госцене и по такой же цене необходимую продукцию закупали.

- Но ведь госцены постоянно меняются?
- Наша схема ценообразования неординарна, но достаточно проста. исходя из государственных закупочных цен образца 1985 года и складывающихся затрат определяли цену продукта внутри хозяйства на каждом этапе его движения. За 12 лет работы по-новому мы эти цены практически не меняли.
Внутри союза собственников-совладельцев мы до сих пор считаем все в рублях образца 1991 года. Ничуть не хуже, чем в долларах, и , на наш взгляд, - естественнее.

- Не могли бы вы более подробно рассказать, как работает ваш рыночный механизм внутри хозяйства?
- Например, доярка продает молоко, а то, что нужно, чтобы произвести молоко (корма, электроэнергия, социальные услуги и все остальное), она покупает по тем же государственным расценкам. Вспомните в этой связи реформу 1992 года, когда всех кинули в болото и никто не знал, по какой цене продавать и покупать. И это назвали рыночной экономикой! На мой взгляд, при коллективной форме собственности, при коллективном накоплении капитала превратить человека в хозяина можно только заложив принцип купли-продажи, предоставив возможность каждому продавать не труд, а результаты своего труда. На этот принцип надо было переходить еще в 1917 году, когда мы отказались от частной формы накопления капитала и перешли на общественные формы накопления. Самая большая отличительная особенность нашей системы в том, что мы, заложив принцип купли-продажи, отменили наемный труд. Когда человек произведенную продукцию продает и нужное для себя покупает, то он становится хозяином. Иначе хозяином человека сделать невозможно. Важен и другой момент: когда доярка молоко продает, а корма покупает, может ли быть бесхозяйственность? Абсолютно нет!
Мы на практике осуществили человеческую мечту о свободном труде. У нас ни один человек не работает на другого. Они обогащают друг друга, работая вместе. Нет противоречий между ними. Есть только противоречия, которые толкают друг друга вперед. К пример, у доярки 22 коровы, кормятся все одинаков, а одна корова дает в три раза меньше молока, чем остальные. Затраты те же, а отдачи нет. И зоотехники должен думать, каким образом ее заменить, чтобы иметь лучшую группу коров, которая при тех же затратах дает больше молока. доярка оплачивает зоотехника, и оба работают на один интерес, на одни цели, на одни задачи, это похоже на то, как растет дерево. Ствол - это люди труда, сожители, ветви, листья, все остальное - это крона, которая питает их.

- Хорошо. Теперь мне ясно, как могут продавать результаты своего труда доярка, животновод, растениевод. А как вы оцениваете труд администратора, врача, учителя и т.п.?
- Если механизмы присвоения результатов чужого труда отработаны веками, то механизмы присвоения коллективного труда нам пришлось создать самим.
Все живое обязано заботиться о развитии. Материальное производство - не исключение. Мы определили, что каждый работник нашего хозяйства отчисляет долю своего дохода на развитие производства. чтобы это стало более ясно, отмечу: у нас доход каждого работника делится на две части - “накопление” и “потребление”. Из части “потребление” рабочий оплачивает материальные затраты (в том числе амортизацию), услуги специалистов и обслуживающего персонала. Остальное является его личным доходом. Доход специалистов и обслуживающего персонала определяется в процентах от части “потребление” после вычета материальных затрат. Доля администрации определяется в процентах от части “накопление”. Что касается милиции, учителей, врачей, мы перечисляем на их счет установленный процент от себя и тем заинтересовываем в труде.

- А как вы все это учитываете? Как обходитесь с лодырем или пьяницей?
- По отношению к последним у нас принцип таков: ты можешь быть лодырем дома, но в коллективе, в обществе - нет. Коллектив заставит его работать. Когда принимаются общие правила игры, все вынуждены из выполнять. Так механизаторы получают технику, средства производства. Коллектив определяет, сколько должно быть произведено с помощью этих средств производства мяса, молока и т.д. Вы можете спросить: а как осуществляется связь между подразделениями? Очень просто. Доярка доит корову. Она докладывает бригадиру, что сдала столько-то молока. Затем бригадир расписывается, что он столько-то молока принял. А следующий рабочий принимает от бригадира столько-то молока и отвозит туда-то. Существует уникальная и простая система учета: годовой отчет состоит из одного листочка!

- А как вы учитываете труд тех, кто работает лучше других, или вклад пенсионеров в общую работу?
- Такие вопросы возникали и у нас, когда перешил на новую систему работы. “Я вложил на развитие производства 5000 рублей, а мой сосед - 700. Хочу видеть свои деньги” - говорили мне колхозники. И надо было отвечать по существу. Тогда мы завели личные счета на каждого, где записывали суммы, инвестированные конкретным работником. Соответственно в части “накопление” определились и различные доли дивидендов на имущественные паи. У нас выплачиваются дивиденды и на земельные паи по праву рождения как совладельцу земли. Что касается пенсионеров, то мы подняли архивы с момента организации колхоза в 1936 году. Подсчитали прирост основных фондов за каждый год, выяснили, кто и сколько работал, создавая этот прирост. затем распределили его между работниками пропорционально вкладу каждого, т.е. распределили капитал между всеми, кто его создавал. Если человек умер, его доля доставалась наследникам.

- Скажите, а как у вас происходит распределение прибыли в хозяйстве? Как вы платите налоги?
- У нас нет той формы формирования прибыли, которая существует в других хозяйствах России. У нас есть произведения продукции и ее денежный эквивалент. Мы всем показываем, как он распределяется, то есть, сколько денег мы отдаем на образование, на медицину, на правоохранительные органы и т.д. Мы фактически сами себя облагаем налогом на эти сферы. Поэтому мы говорим налоговым службам: какие к нам претензии? Мы покупаем топливо - налоги платим. Покупаем технику - налоги платим. За все, что покупаем, платим налоги. А чтобы у нас забирать налоги, такой статьи нет. Изменив принципы распределения созданного продукта, мы заложили совершенно иную основу формирования принципа своего бюджета. Думаю, и в стране в целом такой бюджет должен формироваться.

- И каков же общий итог вашей деятельности, какова эффективность вашего хозяйства?
- Когда мы стали не на словах, а на деле хозяевами результатов своего труда, то это тут же сказалось на эффективности нашего производства. Производительно за 10 лет нашей работы выросла в 64 раза, поголовье крупного рогатого скота толь за последние 4 года выросло на 50 процентов. На столько же увеличились посевные площади. Каждый год мы строим десятки коттеджей для членов нашего коллектива, развиваем социальные структуры. В итоге рождаемость у нас в 6 раз превышает смертность, и это при отрицательном приросте населения в Дагестане. У нас сегодня появились новые направления деятельности: переработка сельхозпродукции, строительство, транспортные услуги и т.п.

- Ваши слова говорят буквально о каком-то чуде в нынешней России, переживающей всеобщую стагнацию производства. Чем вы это объясняете?
- Иногда меня спрашивают: “Какая система у вас существует - капитализм или социализм? С одной стороны, вроде рыночная экономика, с другой - что-то коммунистическое по результатам труда. А уж общественный капитал - совсем странное понятие, что-то вроде гибрида ежа и ужа”.
Я думаю, найдутся люди, которые придумают название тому, что у нас получилось. Знаю только, частная собственность и государственная собственность - лишь два разных способа отбирать у человека результат его труда, и ясно, что этот типа отношений в обществе себя изжил. Вопрос только в том, сможем ли мы принять в обществе другие принципы общественных отношений или изжившие себя принципы изживут нас.

- А каково ваше отношение к рынку, рыночной экономике?
- На мой взгляд, разговоры на эту тему не столько проясняют вопрос, сколько запутывают сего. Так же как, кибернетика оказывалась вовсе не “продажной девкой империализма”, так и рыночная экономика может существовать в любом обществе. Проблема лишь в том, что и кто продает. Продаются люди - получаем рабство, продается рабочая сила - получаем полурабство. Мы же решили продавать результат своего труда. продавец, естественно, тот, кто его создал. В итоге получили новую систему общественных отношений.

- И все же как эту систему отношений можно назвать? Может быть, ассоциацией или сообществом свободного труда?
- Может быть, форму собственности в нашем союзе мы назвали индивидуально-общественной. Отсюда и название - Союз собственников-совладельцев, когда каждый член союза является собственником результата своего труда, доли в общественном капитале, совладельцем природных ресурсов и коллективного богатства. Это наши основные принципы, выражающие суть нового хозяйствования.

-Удержитесь ли вы со своим сообществом в океане иной общественной структуры, каковой является нынешняя России, реставрирующая варварский полумафиозный капитализм?
- Это для меня самый больной вопрос. Общество не живет по тем правилам, по которым живут наши люди, и это осложняет ведение хозяйства. Существование в нынешней системе сильно бьет по нам. Финансы - кровь экономики и, пропуская эту отравленную фальшивыми деньгами “кровь”, со смешенными ценами, мы дорого за это платим. Даже наше небольшое хозяйство после гайдаровского отпуска цен в 1992 году только за тот год потеряло более пяти миллиардов рублей.
Тем не менее я уверен в будущем. Думаю, рано или поздно вся Россия перейдет на наши принципы работы. Они отражают объективные закономерности развития человечества, которое идет к отмене наемного труда. Недавно мне попала в руки книга “Большая игра в бизнес” Джека Стэка - президента американской компании, который почти в то же время (1983 год) нечто похожее сделал у себя на предприятии. Он пишет в этой книге: “Это выгодное дело... Все так легко, интересно. Вызывает азарт, но не очень рискованно. Это способ заработать горы денег. И выигрывают все...” На мой взгляд, такая система должна стать предметом заботы Госдумы: если последняя хочет блага России. Противоречия между трудом и капиталом будут до тех пор, пока все не откажутся от принципа найма и не перейдут на принцип свободного труда. Только тогда Россия достигнет своих высоких идеалов, связанных со свободой, справедливостью и изобилием.

С.И. Курсакин

Третий путь России. Союз собственников-совладельцев России

См. также

 

Сайт великого русского патриота, выдающегося политика,

губернатора Белгородской области Евгения Степановича Савченко
http://www.savchenko.ru/stat.html?id=135

 

Сайт замечательного русского мыслителя Валерия Ивановича Скурлатова
http://skurlatov.livejournal.com/60334.html

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете