Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Блог-Пост  Блог-Факт  Каталог "Россия в зеркале www"

 

Мы любим Россию!

 

ВПЕРЁД, РОССИЯ!

 

Экономика будущей России

Союз собственников-совладельцев «Шукты»

 

Земля и власть
Спор пророка с системой


Нет пророка в своем отечестве. Даже если его зовут Магомед.

Мечта о справедливом устройстве общества не оставляет людей со времен Томаса Мора и Томмазо Кампанеллы. И в наши суматошные, полные тягостными заботами об элементарном выживании дни находятся, к счастью, подвижники, для коих благо ближнего важнее собственного кармана. Один из таких “чудаков” – Магомед Чартаев, председатель колхоза, ныне - союза собственников-совладельцев из дагестанского села Шукты. Три года назад “Литературная Россия” /N 3, 1991г./ подробно рассказывала о преобразованиях, проведенных в Шукты. Что с тех пор изменилось?..
Беседу об этом введут Магомед ЧАРТАЕВ и журналист Павел ЕМЕЛИН.

- Если гора не идет к Магомеду, то Магомед идет к горе. Магомед, в данном случае, это вы, Магомед Абакарович. А вот гора - понятие более сложное. Это Система. При коммунистах ее называли административно-командной. При “демократах” она, соответственно “демократическая”. По сути же, это тысячелетняя непробиваемая консервативно-бюрократическая глыба, скрепленная не только письменными уложениями, но и стереотипами сознания, психологии, то бишь привычками. В самом деле, зачем что-то менять, если к этому привыкли? Вы же в буквальном смысле слова пробивали свои идеи, свой “вариант реформ” при коммунистах, с тем же упорством проповедуете их сейчас, при “демократах. Стучитесь в высокие кабинеты, встречаетесь с экономистами, журналистами . . . . Ради чего? Что вами движет?
Вопрос не из простых. Видимо, все закладывается когда-то изначально . . . Действительно, ходишь по кабинетам, томишься на приеме у начальства - невольно закрадывается сомнение: а нужно ли все это? Стоит ли отнимать время и у себя, и у других? Но когда сталкиваешься с реальными обстоятельствами, когда видишь, что происходит в обществе, приходишь к мысли: кто-то должен приносить себя в жертву. Когда ты убежден в том, что правда существует и может быть использована для блага, а не для зла - ты уже не сможешь жить спокойно, обязательно захочешь открыть эту правду и другим. Не за плату, конечно, а просто так. Потому, что в этом заключена сущность человеческой природы.
Известно, какие опасные процессы происходят сегодня в России. Мы страдаем не потому, что должны страдать за свои прегрешения, а по той простой причине, что не знаем, что нужно делать конкретно. Но неужели из 150 миллионов россиян никто этого не ведает? Есть же умные люди. Надо только к ним прислушаться. Когда я вижу, какими должны быть отношения в нашем обществе - отношения власти, земли, собственности, на чем базируется любая общественная формация, - это и заставляет меня стучаться во все двери. Вот уже десять лет я говорю об одном и том же . . . .
- Да, о вашем эксперименте писали не раз. И все же, согласитесь, знают о нем немногие. Приходится повторять. Итак, все начинается с земли. И здесь нет единства во взглядах. Есть “модель Стародубцева” - в ее основе индустриальная технология, когда деревня мало чем отличается от города, стираются те самые “грани” . . . . Есть “модель Черниченко” - дать всем по клочку земли, и пусть каждый выкарабкивается как умеет. То ли сотворит рай земной собственными руками, то ли - что более вероятно - продаст свою “фазенду” и опять останется гол как сокол . . .
- Это верный способ поставить всех на колени.
- Есть позиция Аграрной партии России, назовем ее по имени лидера АПР “модель Лапшина” - всем сестрам по серьгам. Хочешь - колхозом живи, хочешь - фермерствуй в одиночку, хочешь - кооперируйся с соседями . . . Многоукладность, равенство всех форм собственности и хозяйствования. А в чем суть, в чем специфика “модели Чартаева”?
Обратимся к истокам человеческой истории. Трудом раба, его жизнью полностью распоряжался рабовладелец. Следующий этап - барщина. Крепостные день-два работали на себя, остальное время - на помещика. При капитализме наемный рабочий продает свой труд, а результаты труда присваивает хозяин. Но должен наступать новый этап - на всем Земном шаре наблюдается кризис такой системе отношений. Что же идет на смену? А вот что: люди будут продавать не труд, а лишь результаты своего труда. Это неизбежно. Это закономерный процесс. Потому-то называть его “модель Чартаева” нельзя.
К этой черте Россия приблизилась раньше других стран - в 1917 году, когда отменили частную собственность. Тогда, как известно, утвердилась государственная форма присвоения результатов труда, государственная форма присвоения капитала. Теперь нас снова зовут в капитализм, в прошлое. И это после всех страданий! . . И разве не видно, какую жестокую цену мы платим нынче за этот возврат к частной собственности? Нет, возвращаться в прошлое не нужно. Нужно и дальше следовать по российскому пути., на который, повторяю, мы встали в 1917-м.
Что мы осуществили у себя в Шукты? Без каких-либо потрясений отказались от наемного труда и перешли к системе, когда каждому предоставляется право реализовать результаты своего труда. Здесь-то и начинается совершенно другая идея - идея, которая формирует следующий этап развития общества. Россия, пойди она этим путем, могла бы и возродиться, и озарить дорогу для всего человечества.
До какого-то времени мы двигались в правильном направлении. При государственной форме присвоения труда действовали и государственные институты регулирования. Все шло по нарастающей, пока у людей были энтузиазм, вера, преданность делу. Но на энтузиазме далеко нее уедешь. Это было ясно уже в начале 70-х. Уже тогда наши политики должны были предложить другую идею. Этого, увы, не произошло. И вот теперь нам говорят: “Начинайте все заново, с первоначального накопления капитала”. Абсурд! Сначала срубили дерево, а потом предлагают его сажать. Это дерево больше никогда не вырастет, оно уже высохло. И Россия не будет, если мы окончательно подорвем свои корни, свою основу.
Система же, о которой я говорю, это и есть российская модель развития. Новый, в сущности очень простой подход: все граждане России должны получить право распоряжаться продуктом своего труда. Иначе трудиться можно сколько угодно - копать и перекапывать (но устойчивого развития это не даст). Вот, к примеру доярка. Где бы она ни работала - у Стородубцева или у Лапшина, на Севере или на Юге, дайте ей возможность самой продавать молоко и покупать корма. Только в этом случае человек задумается: выгодно ему что-то или невыгодно, насколько он будет завтра богаче, чем сегодня. А колхоз то будет или совхоз, акционерное общество или отдельная ферма - какая разница!
Но ведь нам усиленно внушают, что частная собственность - едва ли не самый могучий стимул труда. Вы с этим не согласны?
Частная собственность предполагает и частное присвоение результатов труда. Она дает право отобрать у вас, у того, другого третьего и накапливать отнятое на моем счету как мою собственность. Немногим лучше, когда отнимает и накапливает государство. У нас в Шукты - ни то и ни другое. Организационно ничего не изменилось: все как работали до этого, так и работают. Просто каждый получил право продавать свою продукцию - хлеб, мясо, молоко, шерсть - и право присваивать вырученные средства на своем счету как собственные, личные (накопления). Происходит таким образом соединение труда и капитала. В этом суть российской модели.
Давайте все-таки опустимся на землю. Доярка, когда она доит корову, продает молоко, наверное, и не задумывается о форме собственности, “модели развития”. Живет и работает - только и всего. Это вы, руководитель, определяете “правила игры”, как инженер-конструктор, следите за работой созданного вами механизма. Ну, а “рядовой” работник?.
Может ли он быть идеологом, философом?. Лет семь назад приезжал к нам в Шукты столичный корреспондент. Побеседовал с одним колхозником и спрашивает у меня: “В каком подразделении вашего хозяйства работает экономистом?” “Он, - отвечаю, - не экономист, а тракторист”. “Не может быть! - удивился журналист. Ведь он владеет такими категориями”. А удивляться тут нечему: для наших работников это жизненная необходимость. Вот и наша доярка, собираясь продавать молоко, первым делом задает вопрос: “По какой цене?” и тут же интересуется: а по какой цене ей будут продавать корма, электроэнергию, услуги? Так от нормативных, спущенных “сверху” предписаний она переходит на рыночные отношения. Когда же иные ретивые “реформаторы” предлагают в срочном порядке развалить колхозы, совхозы, заводы бросают нас в хаос: “Торгуйте !” - это не рынок. Рынок начинается с цены ...
Грустно, честное слово, смотреть, когда наши депутаты в Госдуме с жаром обсуждают проект бюджета. Толкуют: “много”, “мало”. Но они же знать не знают, сколько всего денег в государственном кармане. А наша доярка знает свой доход до копейки. Вот она и прикидывает: одну половину выручки расходую, другую - накапливаю. Если, скажем, она отложила за год на накопление 5 миллионов рублей, это значит, что на ту же сумму возрастает ее вклад в общее производство, с этой суммы она получит и дивиденды. Здесь интересы коллектива и каждого работника полностью совпадают.
- Почему именно так делится выручка - пополам ?
- Разрежьте яблоко - оно состоит из двух половинок. Внутри его семя - оно тоже из двух половинок. Свет и тень, день и ночь. Баланс природы. Если бы наши законодатели знали, какими должны быть принципы распределения, внутренние отношения в обществе, разве так решалась бы проблема того же бюджета? Дефицита не будет только в том случае, когда каждый работник знает, что одна половина произведенного накапливается, а другая - расходуется.
А как быть с “надстроечной сферой”, с теми кто напрямую не связан с производством? (косвенными участниками производства).

Ответы давно найдены. Из части накопления выделяется определенный процент на содержание управленцев, столько-то на здравоохранение, образование, науку, культуру. Не только в трудовом коллективе, в селе - во всем обществе можно и нужно соединить интересы людей в одно целое. Но осью вращения должен быть не чиновник, распределяющий все “от и до”, а человек-созидатель, к которому “привязаны” остальные - и руководитель, и учитель, и литератор, и милиционер и другие члены общества (косвенные участники создания национального богатства).
Не первый раз встречаюсь с вами, Магомед Абакарович, но кажется, только сейчас начинаю понимать вас по-настоящему. Вы предлагаете способ реформирования общества, а многие, в первую очередь - хозяйственники, оценивают ваш опыт с точки зрения конкретного производства. Видимо, нет смысла задавать вам вопрос: как сработает ваша модель в других регионах, в других коллективах?

Какая разница! Вы - русский, я - нерусский, как сейчас говорят, “лицо кавказской национальности”. Но мы абсолютно равны перед Богом. Отличает нас только цвет глаз, цвет волос . . . Один научился говорить на одном языке, другой - на другом. Но если мы по природе одинаковы, значит одинаковы для нас и законы экономики. Другое дело - в последние пять - десять лет мы полностью их нарушили, и приходится дорого платить за это. Наш опыт - возвращение к нормальному положению вещей. Где, как сработает эта модель? Она, уверяю вас, будет действовать одинаково во всем мире - и в России, и в Казахстане, и в Америке, и в Японии . . .
- Тем не менее вы называете ее “российской моделью”.
Россия, как я уже говорил, давно искала свой путь. Арендный подряд, бригадный подряд, коллективы интенсивного труда, оплата труда различных форм и модификаций - все это были шаги по российскому пути. Если японцы, к примеру, выиграли на том, что узаконили принцип вечного найма, - мы же даем каждому человеку возможность трудиться свободно, быть хозяином результатов своего труда (заинтересованным, рачительным и ответственным). Это намного эффективнее. Сегодня так работают не только в Шукты. Могу назвать Первый Московский часовой завод, Воронежский авиационный, отдельные транспортные предприятия . . .
- Прямо скажем, не так-то много за десять лет. В чем тут, по-вашему, причина?
Если бы у меня была возможность конкретно объяснить и конкретно спросить у 150 миллионов россиян, то, наверное, 149 миллионов ответят: “Мы - за”. Наша система выгодна всем до единого - к числу ее противников я отношу только психически ненормальных, больных. Всем остальным - и предпринимателям, и политикам, и руководителям, и рабочим - всем это нужно. Вот вы слушали меня много раз и говорите, что только сегодня для вас проясняется суть нашего опыта. Посоветуйте, как мне объяснить это другим. Мы работаем по-новому уже десять лет, и десять лет люди задают мне вопросы. Значит, всю жизнь надо учиться, совершенствоваться.
И все-таки ... Вы довольно часто встречаетесь с коллегами, хозяйственными руководителями. Какие контраргументы они выдвигают? Что не нравится им в вашей системе?
Никто никаких контраргументов не выдвигал и, наверное, выдвигать не будет. Недаром мы начали эту беседу с консерватизма ... Кто-то думает: “Мы тоже хорошо работаем. Зачем что-то менять?” Кто-то думает: “Мне уже 50 или 60 лет. Лучше я спокойно доживу свой век”. Наши руководители привыкли, чтобы на них молились. А тут получается вроде бы все наоборот: молиться надо на труженика, на созидателя. В нашей системе, которую я называю системой обратной зависимости , не чиновник диктует, а человек труда. Вся чиновничья рать сразу усмотрела в нашем опыте угрозу своему всевластию. Как может, вставляет палки в колеса. Я мог бы рассказать, какие громы и молнии обрушились на голову Магомеда Таймазова, директора совхоза из Кизилюртовского района Дагестана, когда он в 1988 году осмелился начать жизнь “по Чартаеву”. Выдержал земляк, не сломался и сейчас работает.
Статья в “Литературной России о социально-экономическом эксперименте в Шукты называется “Остров справедливости”. Может, это преувеличение? Может , и в вашем хозяйстве есть обиженные, недовольные?
По-моему нет ни одного. По крайней мере, за последние три-четыре года я не слышал ни одного упрека в свой адрес. Сейчас в нашем союзе собственников-совладельцев более 600 работающих. Сюда вошли и бывшие государственные структуры - торгующие, закупочные организации, сфера переработки. В общем, союз наш растет и расширяется. Для всех тут одинаковые условия, никто не остается за “бортом”.
Как пережил ваш коллектив тот обвал, связанный с “либерализацией цен”, “шоковой терапией”? Ведь многие предприятия, особенно сельские, превратились в банкротов - не на что купить семена, удобрения, технику . . .
Что и говорить, хаос, который был навязан обществу в январе 1992 года, убийственен для всех. Была нарушена система кровообращения общественного организма. Нас отравили неизвестным для многих ядом. Потому-то и погибают многие хозяйства, предприятия, целые отрасли. В этой тяжелейшей, страшной ситуацией мы, как и другие, вынуждены были искать выход. Принципы, по которым мы жили и работали, и тут нам помогали. В первую очередь - принцип ответственности каждого. Однако при таком диком росте цен пришлось дотировать каждого работника в отдельности. Продала, скажем, доярка молока на 5 миллионов рублей, а корма для коров должна закупить на 50 миллионов. Вот эту разницу в 45 миллионов надо ей как-то восполнить. Как? . . . Вынуждены были призвать всех, кто может, заняться коммерческой деятельностью. Сейчас наши люди работают и здесь, в Москве, и в Белорусии, и на Украине, и на Камчатке . . . Нам не нужны границы. Дайте нам пространство, на котором мы можем жить и дышать. Но опять поставили барьеры, таможни, опять грабят ту же бедную доярку, бедного чабана. . . Ведь забирают то, что должно хоть как-то компенсировать их вконец обесцененный труд.
Ситуация - сложнейшая. Однако вы, смотрю, не сдаетесь. На какие здравые силы - общественные, государственные - рассчитываете? К кому обращаетесь?
В свое время обращался в ЦК КПСС. К Рыжкову, к Лукьянову . . . Предупреждал, просил прислушаться. Не прислушались . . . А сейчас к кому обращаться? Что может сделать Рыбкин? Или Шумейко? Что могут сделать политики, зачастую не разбирающиеся в главном. Когда пытаешься им объяснить, они тебе говорят : “Ты - всего-навсего председатель какого-то союза, а хочешь нас учить!” Разве я учить хочу? . . . Ведь непонимание принципиальных вещей оборачивается трагедией для народа.
Недавно я узнал, что появилось целое движение - Движение сторонников совместного владения, которое берет “за основу” ваши наработки, ваш опыт. Трудно, медленно, но, похоже, прорастают идеи справедливости - те, что вы пробиваете вот уже который год?
Еще раз подчеркну : это идеи не одного человека. Спасительная идея вынашивается многими. Концентрируется, собирается, но на практике, к сожалению, не всегда доводится до логического конца. И тогда - обратный эффект, путаница, неразбериха.
Сегодня рассчитывать на успех общественного движения трудно. Все упирается во власть. Власть не хочет никого слушать. И все же какая-то надежда остается : а вдруг прислушается, вдруг поймут? . . . Любому здравомыслящему человеку ясно : избранный радикал - реформаторами курс - ошибочен, неприемлем, ведет к гибели России. Значит, надо выбирать другой путь. А он может быть только один - российский.

Прислал С.И. Курсакин

 

См. также

 

Сайт великого русского патриота, выдающегося политика,

губернатора Белгородской области Евгения Степановича Савченко
http://www.savchenko.ru/stat.html?id=135

 

Сайт замечательного русского мыслителя Валерия Ивановича Скурлатова
http://skurlatov.livejournal.com/60334.html

 

 

Россия сосредоточивается!

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете