Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Библиотека "Россия" 

Каталог "Россия в зеркале www"  Блог-Пост  Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Патриотизм

 

Патриотизм. Сборник 2 

 

Волевая русская идея

 

Елисеев Александр


До второй мировой войны, в Берлине группа эмигрантов-патриотов из России издавала журнал "Русский колокол", в котором сотрудничали такие известные люди, как Иван Ильин. Издание провозгласило своей целью формирование нового национального движения, основанного на "волевой русской идее". Тогда же, в эмиграции генерал С. В. Туркул заявил о необходимости возникновения "волевого монархизма", который сохранил бы традиционные основы России, но избавил бы её от всего ветхого и слабого. Примерно к тем же выводам пришли многие национально мыслящие эмигранты (младороссы, фашисты, утвержденцы и т.д.).Потерпев тяжелейшее поражение в великой битве с большевизмом наиболее мудрые и энергичные "белогвардейцы" осознали необходимость усиления в русской идеологии всего яркого, жесткого и сильного.


Сегодня такая же задача стоит и перед нами, русскими националистами начала ХХI века.


Для начала поясню, что я не только нахожу в русской идее, да и в русском мировоззрении, слабые стороны, но и считаю их типично национальным явлением, не спровоцированным никакими внешними влияниями. Эти влияния безусловно были, однако, они лишь усиливали процессы, начавшиеся на русской почве. Впрочем, слабые стороны имеет любое национальное мировоззрение, любая национальная идея, и мы, русские здесь не исключение.
В целом русская нация способна проявлять невиданную, несокрушимую волю, о чем свидетельствует хотя бы история наших войн или история имперского строительства, колонизации. И все таки существует у нас какая-то бабья, слюнявая слабость! Корешки ее уходят далеко вглубь веков и весьма вероятно, что она связана с некими культами поклонения Матери-Земле, зачастую принимавшими истерически-женственный характер. Носителями этого "вечно-бабьего" были и "юродствующие" сектанты, и фарисействующие попы-моралисты, и, наконец, наши доморощенные интеллигенты. Во всех случаях мы слышим нестерпимый скулеж, видим сопли и слюни. И насколько величественна Русь витязей, пророков и колонизаторов, настолько омерзительна и ничтожна "Русь" сектантов, интеллигентов и святош. Воистину последняя есть наше подсознание, сумеречная зона национального пространства.


К сожалению, даже правые, националисты не чужды женственного безволия и расхристанного слюнтяйства, хотя, казалось бы, они то и должны демонстрировать предельную мужественность и железную волю.


А что понимать под волей и безволием? Ведь есть же у нас много крутых "фюреров", применяющих жесткую фразеологию, обожающих форму, марши, барабаны, восхищающихся великими личностями прошлого? Почему же столь сильно чувствуются их истеричность и слабость? Почему за крутизной стиля столь часто прячется самое откровенное, бессильное комедиантство, ерничанье фланирующей кокотки?
Нет, есть у нас, правых, какая-то серьезная слабина, иначе сложно понять, почему мы всегда проигрываем. Ведь не валить же все, по старинке, на врагов.
Кстати, по поводу врагов. Я глубоко уверен, что именно их постоянный поиск и есть одно из ярчайших проявлений нашей слабости. Все то у нас виноваты другие, все то нас обманули, подставили, охмурили, споили и проч. Сильный человек берет ответственность, прежде всего, на себя - он отлично знает и свою силу, и свою слабость. Он столь уверен в своей мощи, что рассматривает собственные неудачи как недостаточное ее использование им самим, противник же, по его мнению, лишь способствует совершению ошибок. Слабый, напротив, перекладывает всю вину на другого, он слаб и в силу этого признает свою полную зависимость от кого-то чужого.


Потому все наши конспирологические поиски "жида", "масона" или там "атлантиста-мондиалиста" свидетельствуют о слабости и о безволии, о признании нами силы не за собой, а за другими. Пусть никто не подумает, что я отрицаю наличие мощных внешних структур, ведущих борьбу против России, просто мною отрицается их решающая роль. Русская нация предельно сильна и сама выбирает свои дороги, ведущие как на вершину, так и к обрыву. Но русские националисты очень слабы и этой силы не видят, они видят лишь нашу слабость, абсолютизируя зависимость внутреннего "Я" России от внешнего влияния. Слабый не осознает своей силы, он демонизирует противника и в силу (если только тут можно говорить о силе!) этого его же и укрепляет. "Конспиролог", помешанный на теории заговора, навязывает своему народу упадническую, по сути, концепцию согласно которой великую нацию может поработить всемирное сборище вонючих торгашей. И народ учиться осознавать себя рабом внешних сил.


У многих возникает чувство собственного бессилия: как можно бороться с "мировой закулисой", оккупировавшей Россию, сделавшей то, чего не смогли сделать ни Чингисхан, ни Наполеон, ни Гитлер?! И они уже не могут бороться с прежним энтузиазмом и оптимизмом.


Оккупация… Это слово употребляют как по отношению к большевицкому режиму, так и по отношению к демократической РФ. Употребляют и не осознают, что нет, пожалуй, ничего более оскорбительного для нашей страны, чем само признание возможности ее завоевать. Этого не мог никто и никогда. Монголы? Собственно говоря, монгольскому нашествию подверглось не Русское государство, а конгломерат воюющих друг с другом княжеств, ослабленных перед лицом внешней угрозы. В 13 в. монголы разгромили десятки и сотни русских городов, установив контроль над князьями. Но уже в 14 в. было сложно понять - контролируют ли монголы князей, либо эти самые князья используют военно-политическую мощь монголов в целях укрепления собственной власти и объединения русских земель.


Поляки? Но кратковременное их владычество над частью территории Центральной России не может рассматриваться как оккупация.


За столетия упорной борьбы с внешними врагами и присоединения огромнейших пространств Русь выработала устойчивый иммунитет. Ни Америка, ни мировая закулиса его не уничтожат (да и не столь они сильны, как это представляется мнительным патриотам). Мы - высокоразвитое, древнейшее государство, которое можно подчинить лишь отчасти и на время. Вот уничтожить, стереть с лица земли - да, можно.


Зависимость от западных держав, конечно же, имеет место быть. Но зависимость еще не есть оккупация, к тому же, давайте друзья-патриоты, признаемся честно - ряд шагов российского руководства, сделанных в последнее время, сделаны в сторону обратную от Запада. И не в Западе, в конце-то концов, дело, а во всеобщем стремлении к эгалитаризму и космополитизации. Неважно, точнее не так уж важно, откуда идет толчок, важна степень готовности к нему.
То же самое можно сказать и о большевизме. Никто нас не оккупировал, это мы, русские, в большинстве своем, ринулись крушить церкви и вешать дворян, отбирая у них земли. Раньше нечто похожее делалось разиными и пугачевыми, просто в новая пугачевщина началась в эпоху международных банковских союзов, отсюда и их активная поддержка нашей (увы, именно нашей!) революции в целях устранения на долгие годы мощнейшего конкурента, которым была стремительно развивающаяся в экономическом отношении Российская империя. Это мы уничтожили свое Царство и убили своего царя. И в этих словах моих, для многих кощунственных, в тысячу раз больше патриотизма и национальной гордости, чем в стоне наших "патриотов", приписывающих авторство величайшей русской трагедии кучке пузатых заморских банкиров и ораве люмпенизированных инородцев. Настаивать на оккупационном характере совковой и демковой властей - значит признавать неспособность русской нации влиять на собственную судьбу в течении долгих лет, значит подтверждать русофобский тезис о рабской натуре русского человека. Что же мы все это время горбатились на захватчика - по его воле воевали, по его указке запускали в космос первый спутник?!


Что же это за оккупация такая, когда государство успешно осваивает космос и лидирует в области производства новейших вооружений? Да и сейчас - разве не сохраняем мы, в целом, наш научный, промышленный и военный потенциал?


Раз речь зашла об оккупации, то подавай сюда русское "национально-освободительное" движение, давай равняться на палестинцев, индусов и курдов. У нас вообще очень любят сочувствовать всяким "угнетенным нациям", ведущим "справедливую освободительную борьбу" - и правые любят, и левые. Индейцы - хороши, белые - плохи, индусы - страдальцы, англичане - негодяи, варварам жить было негде, вот они и прижали (естественно, справедливо!) жиреющий Рим. При всем при том забывают, что сифилис возник в среде аборигенов Америки, обретшие независимость индусы (как и другие бывшие "угнетенные") и по сей день не желают отказываться от "европейских" удобств, а варвары-германцы просто разрушили великую культуру, отбросив запад на несколько столетий назад. (Иной характер носила славянская экспансия в Византию, но славяне варварами никогда не были, они обладали высокоразвитой государственностью - уже в 6 в. русский князь носил, по данным византийских источников титул кагана, равный императорскому). Это я все не к тому, чтобы "плюсы" просто поменять на "минусы". Надо отказаться от предвзятого отношения к любому "угнетателю", в итоге он всегда оказывается не таким уж и негодяем.


Симпатию к "национал-угнетеным" коммунисты нам внушали не случайно. Надо было вытравить имперское чувство, уравнять Россию с какой-нибудь Зимбабве, опустить русское самосознание до уровня цетрально-африканского. Этого требовал "священный" долг интернационализма и плебейский менталитет, всегда низводящий высшее до низшего. Сегодня ядовитые семена, посеянные лениными и троцкими, дали свои смертоносные сходы - русские празднуют день независимости, а патриоты говорят об оккупации величайшей в мире Империи, сравнивая ее, вольно или невольно с государством типа Анголы или Индонезии.
Я твердо уверен - и большевизм, и демократия выбраны нами самими. Это выбор неправильный, но он наш, мы его сделали исходя из неправильно осознанного своего стремления к улучшению, преобразованию. И мы, не терпели, подобно рабам, под гнетом неправедной власти - мы сражались с нею или пытались перестроить ее на наш, русский лад. И последнее далеко не всегда было безуспешным, примером тому - при Советах: Сталин и Жуков, Королев и Туполев, Днепрогэс и спутник "Восток", а при демократах: Казанцев и Шаманов, сверх-истребитель "Евпатий Коловрат" и танк Т-90.


Поразительна плаксивость нашей патриотии. Плач, один сплошной плач по несчастной России - вот и все видение нашей истории "русскими патриотами". Современным русским вообще свойственно какое-то мазохистское стремление считать себя самым несчастным на земле народом, который понес жертвы, невиданные в истории. Подобное самоуничижении нации, некогда считавшей себя Третьим Римом, полностью противоречит реальным историческим фактам. Можно привести примеры наций, пострадавших гораздо сильнее. Так, Германия потеряла в ходе Реформации две трети своего населения, однако, немцы никогда не опускались до такого бабьего нытья которым сегодня заняты профессиональные плакальщики по земле Русской. В Новое время все английские крестьяне были согнаны с земли, превратившись в пролетариев, вынужденных вкалывать по 18 часов в сутки. Подобного не позволяли себе даже большевики! Но англичане не бросились писать наперегонки разные "архипелаги-гулаги", они взяли и построили империю, в которой не заходило солнце. Ну ладно бы еще только большевиков (туда им и дорога!), так ведь загадили всю русскую историю. Патриоты тоже, между прочим. Всяк "националист" специализируется на собственном разоблачении какого-либо "антинационального" периода родной истории. Кто говорит о варварском язычестве, кто, наоборот, о "тысячелетии духовной нищеты". Кто ругает азиатскую Московскую Русь, якобы презревшую арийство, кто проклинает Петербургскую Россию, этого арийства, по его мнению, объевшуюся.


Патриоты патологически зависят от внешних обстоятельств, боятся их, заигрывают с ними. То тут, то там раздаются рассудительные голоса: "Да, самодержавие, наилучшая форма правления, но время уже не то", или: "Это говорить нельзя, народ нас не поймет, а выборы…". Время, народ… Ну как же, объективные обстоятельства! На самом же деле субъективное выше объективного, вечность прочнее времени, личность сильнее толпы. Самые безнадежные авантюры, бывало, удавались, а самые верные начинания проваливались с треском. Но главное - ВОЛЯ ВОЛЮ ЛОМИТ!


Полное безволие наблюдается в сфере идейно-политической борьбы. Несметное количество патриотов плюнуло на традиционные устои и кинулось лизать одно место Западу, хватая оттуда то "национал-капитализм", то "фашизм", то "национал-марксизм". Причем они не учатся, а именно хватают, хватают жадно, воровато, как слуги хватают объедки с барского стола. Холопы, одно слово, безвольные холопы…


Кое-кто, правда, сохранил верность православному монархизму, нашей многовековой святыне. Уж лучше бы они этого не делали, от их слюнявых лобзаний она может только потускнеть! Тут безволие уже другого рода - боязнь извилиной пошевелить, чтобы обновить старое, чтобы заставить его засверкать новым, немеркнущим светом. Какой уж там "волевой монархизм", наши "монархисты" готовы думать только о крестных ходах, да о тысяче первом обращении с призывом прославить Николая II. Легче ведь легкого - перемалывать старую жвачку, тупо повторяя изреченное кем-то другим. А помыслить что-то новое боязно - вдруг да и рухнут идеалы, ведь вера так холодна…


Вот в чем заключается безволие патриотов - скрыть под маской радикализма, непримиримости и брутальности собственную неуверенность в себе и своем народе, компенсировать показной суровостью плаксивость и расслабленность, оправдать мнимым, но громко заявленным фундаментализмом лень и нежелание действовать.


Соответственно, русская волевая идея должна покончить со всем этим. Она призвана создать нового русского, да-да, именно его, ведь в самом деле, нельзя же на полном серьезе использовать сей термин по отношению к "новым толстым". Это будет русский, устремленный, в первую очередь, внутрь себя и внутрь своей нации. Русский не боящийся плыть даже против самого сильного потока. Русский, восторгающийся любым мигом родной Истории, способный увидеть в нем особый смысл, особую оправданность. Русский, воскрешающий Прошлое в Будущем и делающий тем самым невозможное.
Впрочем, такое слово как "невозможно" из русского языка должно исчезнуть.

 

Источник: прислал А.М.

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете