Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Библиотека "Россия"   Гостевая   Новости портала   О портале 

Каталог "Россия в зеркале www"   Блог-Пост   Блог-Факт

 

Мы любим Россию!

 

Российская власть

 

Возвращается эпоха политической невнятицы


Дмитрий Орешкин


Возвращается период политической неопределенности и невнятицы 90-х годов, но если раньше голосовали за идею, то теперь все большее значение приобретают интересы и практические соображения, считает Дмитрий Орешкин, руководитель аналитической группы "Меркатор" Института географии РАН, статью которого публикует Полит.Ру.

30-35% московского населения до сих пор не понимают, что их лишили возможности выбирать мэра. Традиционно население плохо разбирается, где региональная власть, где федеральная, где кончается мэр и начинается Дума. Но люди чувствуют на уровне «трамвайной энергетики», что власть заёрзала.

Власть в истерике – это видно. Причем и московская власть, и федеральная. Нынешние выборы в Мосгордуму - более нервные и менее предсказуемые, чем это было во все прошлые годы власти Лужкова. Возвращается период политической неопределенности и невнятицы 90-х.

Мы входим в новую фазу политического развития, когда гражданам снова придется брать на себя политическую ответственность, так удачно переложенную на плечи Владимира Путина в России и Юрия Лужкова в Москве. Выборы в Мосгордуму на фоне уходящего Лужкова вполне моделируют будущие выборы в Государственную Думу.

Московские игроки (я имею в виду Бооса, Шанцева, Меня) разбежались или разошлись по-хорошему. Семья Лужкова выходит из бизнесов и аккуратно выводит заработанный непосильным трудом миллиард долларов. Крупные московские чиновники тоже сворачиваются, потому что понимают – скоро придет какой-то питерский, который всех крепко тряхнет.

В этой ситуации понятно желание Лужкова прикрыть отходные пути с помощью Московской Городской Думы. Единственная гарантия того, что новый московский мэр не откусит от старых московских бизнесов, связанных со старым мэром, половину, а то и две трети – это Дума, лояльная старой власти.

Юрий Лужков, конечно, дал необходимые команды для формирования лояльной Думы. Но технология, которая раньше позволяла ему этого добиваться без хлопот, трещит по швам.

Хотя Лужков весьма успешно сделал свою часть работы. Он переиграл Бориса Грызлова, в результате чего «Единая Россия», которая избирается в Москве и победит, является не филиалом федеральной партии, а городской, московской, лужковской организацией. Понятно, что Владимир Платонов – так же принадлежит «Единой России», как и раньше – СПС, и если бы Лужков попросил его вступить, скажем, в ЛДПР, он бы так и сделал.

Конечно, все понимают, что чиновничья верность – вещь весьма условная. Но все равно Лужков старается оставить людей, функционально завязанных на старые московские структуры, с тем чтобы они могли защищать собственные интересы и интересы Лужкова от наездов команды следующего мэра.

Сам мэр свою работу сделал. Другая часть работы легла на Владимира Платонова и на председателя городской избирательной комиссии Валентина Горбунова. Их задача - сформировать Думу такой, какой надо. Нужно обеспечить убедительную победу «Единой России» и добавить к ней в довесок нужную партию. Понятно, что довесок необходим, так как по закону московский парламент однопартийным быть не может. И здесь возможна какая-то борьба - за второе место.

Поскольку мы имеем дело с людьми с советским, комсомольским мышлением, то они стремятся все подработать вручную, определить результат заранее. Кто будет второй партией? Коммунисты вряд ли нужны. Понятно, что это должна быть либо «Родина», либо «Яблоко».

Думаю, что лужковской командой выбрано «Яблоко». Во-первых, есть личные мотивы – Лужкову не нравится Рогозин. Во-вторых, есть мотивы политические. За «Родиной» стоят спецслужбы, а Лужкову совсем не хочется иметь в Думе людей, которые и будут его потом раскулачивать.

Поэтому и предпринята попытка снять с выборов «Родину». Горбунов ведет понятную для себя политику – всех лишних убрать, оставить тех, кто нужен.

Но и против «Яблока» идет массированная кампания. Это говорит о том, что Лужков и его люди уже не полностью контролируют ситуацию. Уже появились люди в его же команде, которые перебежали на другую сторону. Они прикидывают, кто будет следующим мэром и свидетельствуют свое почтение. Кроме этого есть и федеральные игроки, например, те же, кто стоит за «Родиной». Им-то совершенно не нужно никакое «Яблоко», они планируют взять Москву в свои руки полностью.

Но и среди федеральных игроков нет единства. Даже среди людей в погонах есть противоречия – за «Родиной» стоят московские спецслужбисты, но ведь есть еще и питерская команда.

С моей точки зрения, заявление Валентина Горбунова о том, что надо изгнать из избирательных комиссий членов комиссий с совещательным голосом, представляющих партии, является проявлением истерики. Я-то догадываюсь, чему они мешают, но Горбунов никак не мог аргументировать свое предложение.

Горбуновская Москва довольно сильно всегда выделялась на фоне других регионов в смысле «поправки данных». Но тогда было понятно, в какую строну поправлять. Не получается четверть на три четверти. Получается половина – за Лужкова, половина – за остальных.

Следствием этой истерики является снятие «Родины», что создает непредсказуемую ситуацию. «Родина» - это не ЛДПР, за которой стоит только гений Жириновского. За «Родиной» стоят вполне серьезные люди, с серьезным административным ресурсом. Они могут надавить на Верховный Суд.

Верховный суд может и вернуть ситуацию. А если он сегодня не примет решения, то в любом случае возникнет сложная юридическая коллизия, которая может поставить под сомнение результаты выборов, поскольку вопрос о снятии партии с выборов не будет исчерпан.

Юрий Лужков всегда был жестким, авторитарным правителем, который предпочитал полностью контролировать ситуацию. Раньше выборы строились просто: в электоральное поле сбрасывалась плоскость, которая делила избирателей в отношении двух третей к одной трети. В Москве это был вопрос о том, кто за Лужкова, а кто против. Все понимали, что у Лужкова будет большинство, поэтому избиратели спокойно голосовали за «список Лужкова», поэтому избирательные комиссии безопасно вкладывали свою долю в результат, подправляя результаты голосования. И было понятно, в какую сторону подправлять.

Сейчас – никому не понятно. В сторону «Родины», в сторону «Яблока»? А чиновник не может эффективно действовать в такой ситуации, ему нужно неявное, но однозначное указание. Отсюда – признаки массового психоза.

На протяжении последних пяти лет в массовом сознании был достигнут важный компромисс, позволявший людям не чувствовать шизофреническую вину за то, что они занимаются собственными маленькими делами, своими маленькими интересами, а не восстановлением величия страны. Говорят ведь примерно так: «Я-то сам ничего, на даче даже забор поставил, но какую страну развалили!»

Вопросы, связанные с великой державностью, с величием страны, были переложены на плечи Владимира Путина, Юрия Лужкова и других. Владимир Путин, этот почти царь в массовом сознании, с тефлоновым рейтингом, к которому ничто не пристает, освобождал граждан от ответственности за мифическое величие и за политику вообще.

Но теперь это время заканчивается. Лужков вынужден уйти, Путин пока сидит, но уже понятно, что с миссией восстановления величия он раз за разом испытывет неудачи. Помня по советским временам, что важнее для аналитика не то, что опубликовано, а то, что не опубликовано, я обратил внимание, что рейтинг Путина вот уже три месяца не публикуется.

На наши слабые гражданские плечи опять ложится политический груз. В этом смысле политическая повестка возвращается к состоянию 90-х годов. Но кажется, появляется и новое. Если в 90-х все голосовали за идею – кто за «демократию и рынок», кто за «жизнь как в СССР», кто за военный патриотизм, то сейчас уже все большее значение начинают иметь интересы, а не идеи.

Я как раз принадлежу к тем, у кого все более-менее успешно. Я, конечно, могу думать, что, скажем, Михаил Ходорковский был наказан заслуженно и справедливо, хотя бы потому, что он был гораздо богаче меня. Но в делах последнего времени есть большая доля несправедливости, и есть опасение, что эта несправедливость может коснуться и меня лично. Поэтому не из идейных, а из самых практических соображений я заинтересован в ограничении бюрократии, в том числе силовой, в справедливом и независимом суде и т.д.

За «Единую Россию» в этой ситуации голосовать странно – там идет игра интересов, но там своя внутренняя борьба чиновничьих бизнесов. Многие в этой ситуации голосуют за «Родину», потому что она громко обличает чиновников. Но мне кажется, что это не самые умные люди, потому что не отличают риторику и реальные интересы, которые стоят за партией. Хотя именно средний класс, лавочники и привели в свое время к власти в Германии национал-социалистов.

Поэтому плюясь, пряча в платок нелюбовь к Григорию Явлинскому, деля в четверо свои идеологические убеждения, несмотря на неоднократно обманутые ожидания, мне приходится снова поддерживать тех, кто носит странное обозначение «демократы» - за неимением других на том же фланге.

Автор - руководитель аналитической группы "Меркатор" Института географии РАН


Источник:  http://liberal.ru/article.asp?Num=354

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете