Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Блог   Каталог "Россия в зеркале www"

 

Мы любим Россию!

 

Библиотека "Россия"

 

Русская мысль

 

Тихомиров Лев Александрович

 

Статьи о Л.А.Тихомирове

 


ТИХОМИРОВ ЛЕВ АЛЕКСАНДРОВИЧ

Справка


ТИХОМИРОВ Лев Александрович (19.01.1852—16.10.1923), русский мыслитель, публицист, мемуарист. Родился в военном укреплении Геленджик на Кавказе в семье военного врача. Окончив керченскую Александровскую гимназию с золотой медалью, поступил в 1870 в Императорский Московский университет, где попал в круг революционеров-народовольцев. В 1873 Тихомирова арестовывают и осуждают по делу о «193-х». Более четырех лет он проводит в Петропавловской крепости. В янв. 1878 Тихомиров выходит на свободу под административный надзор родителей. Но в окт. того же года он тайно покидает родительский дом и переходит на нелегальное положение для продолжения революционной деятельности.

 

В это время он был уже членом «Земли и воли», стремящейся к свершению государственного переворота с целью созыва Учредительного собрания или утверждения революционной диктатуры (в зависимости от обстоятельств).Принимая активное участие в революционном народовольческом движении, Тихомиров на Липецком съезде 20 июля 1879 поддержал решение съезда о цареубийстве. Являясь членом Исполнительного комитета, он редактировал партийную газету «Народная воля», играл первенствующую роль при составлении программы партии, курировал другие издания, а также редактировал большую часть прокламаций Исполнительного комитета. В следующем году он вышел из его состава и поэтому не участвовал в подаче голоса при принятии решения о цареубийстве 1 марта 1881.После убийства имп. Александра II в среде народовольцев встал вопрос о лишении жизни следующего царя, имп. Александра III. Этому воспротивился Тихомиров. Т. к. вследствие арестов руководителей «Народной воли» он занимал в России лидирующее положение в партии, то народовольцы ограничились письмом к имп. Александру III, содержавшим революционные требования (письмо было написано Тихомировым, а отредактировано Н. К. Михайловским).

 

Все это время Тихомирову приходилось скитаться по России. Осенью 1882 с целью избежать ареста он уезжает за границу — сначала в Швейцарию, а затем во Францию. Здесь весной 1883 он вместе с П. Л. Лавровым начинает издавать «Вестник «Народной воли»». В «передовой» республиканской Франции, наблюдая за парламентскими скандалами (вроде «панамского дела») и ознакомившись с деятельностью партийных политиканов, Тихомиров начинает пересматривать свои политические взгляды. «Отныне, — пишет он в 1886, — нужно ждать всего лишь от России, русского народа, почти ничего не ожидая от революционеров... Сообразно с этим, я начал пересматривать и свою жизнь. Я должен ее устроить так, чтобы иметь возможность служить России, как мне подсказывает мое чутье, независимо ни от каких партий».

 

Сравнивая разрываемую партийными распрями слабую Францию (постоянно «обижаемую» Германской империей) с сильной, внутренне единой и самостоятельной в своей внешней политике Российской Империей, управляемой твердой рукой имп. Александра III, Тихомиров делает выводы не в пользу первой, да и самого демократического принципа власти. Параллельно с политическими в сознании Тихомирова происходили изменения и религиозных взглядов. Теплохладное отношение к вере сменилось горячим желанием возродить в себе православного человека, что укрепляло в нем решение порвать с революцией. Однажды он открыл Библию на строках: «И избавил его от всех скорбей его, и даровал мудрость ему и благоволение царя Египетского фараона». Снова и снова открывал Библию Лев Александрович, и каждый раз перед ним возникали все те же строки. У Тихомирова постепенно созревала мысль о том, что Бог указывает ему путь — обратиться к царю с просьбой о помиловании.

 

1888 год — переломный. Недавний революционер пишет и издает брошюру «Почему я перестал быть революционером», где заявляет о разрыве отношений с миром революции и говорит о своем новом мировоззрении. Его целью становится возвращение на родину. 12 сент. 1888 Тихомиров подает на Высочайшее Имя просьбу о помиловании и разрешении вернуться в Россию, что и было ему даровано Высочайшим повелением от 10 нояб. 1888.Получив прощение, Тихомиров 20 янв. 1889 прибыл в С.-Петербург. Он идет в Петропавловский собор поклониться праху имп. Александра II, против власти которого так ожесточенно боролся, будучи революционером. Так произошло еще одно преображение «Савла в Павла». Лидер революционеров становится ревностным приверженцем самодержавия и крупнейшим идеологом монархического движения.

 

Переход Тихомирова на сторону русского самодержавия явился сильным идеологическим ударом для революционной партии. Этот акт воспринимался революционерами как невероятное событие и казался неправдоподобным. Резонанс был велик, и не только в российской среде, но и в международных революционных кругах. Поль Лафарг писал Г. В. Плеханову, что приезд на учредительный конгресс II Интернационала русских революционеров «будет ответом на предательство Тихомирова». Это был чуть ли не единственный случай в истории революций, когда один из самых авторитетных руководителей, отказавшись от идеи революции, становится убежденным и последовательным сторонником монархии, в течение тридцати лет отстаивающим ее принципы.

 

С июля 1890 Тихомиров живет в Москве и сотрудничает в «Московских ведомостях». Публицистические выступления Тихомирова этого времени носят характер критический, и объектами критики являются революция и демократический принцип власти. Тогда же он пишет трилогию: «Начала и концы. Либералы и террористы» (1890), «Социальные миражи современности» (1896) и «Борьба века» (1896). Первой же работой, принесшей ему славу и известность в русском обществе, была статья «Носитель идеала», посвященная личности и деятельности имп. Александра III (написана сразу после смерти государя в 1894). Поэт Аполлон Майков говорил, что «никогда никто не выражал так точно, ясно и истинно идею русского царя», как автор статьи «Носитель идеала».

 

В 1890—1898 он активно сотрудничает в лучшем тогда консервативном журнале «Русское обозрение», формируя политическую линию издания. В 1895 Тихомирова избирают членом Общества любителей духовного просвещения, а в следующем — действительным членом Общества ревнителей русского исторического просвещения в память имп. Александра III.

 

С книги «Единоличная власть как принцип государственного строения» (1897) начинается новый период творчества Тихомирова — создание государственно-правового учения о монархическом принципе власти, получившего наиболее полное завершение в его труде «Монархическая государственность» (1905).Тихомиров стал первым русским мыслителем, разработавшим учение о русской государственности, о ее сущности и условиях ее действия. Он первый всерьез занялся изучением такого государственного феномена, как русское самодержавие. Государство — естественный союз нации. «Единственное учреждение, — говорит исследователь, — способное совместить и свободу, и порядок, есть государство». Одним из характернейших и основных свойств человека является его стремление к взаимоотношениям с другими людьми. Общественность человека — такой же его инстинкт, как и инстинкт борьбы за свое существование. Оба они естественны, потому что исходят из самой природы человека. Государство же является высшей формой общественности. Общественность эволюционирует от союзов семейных и родовых к союзам сословным, а с развитием человеческих потребностей и интересов дорастает до возникновения высшей силы, объединяющей все социальные группы общества, — государства.

 

С формирования общества в нем возникает власть как естественный регулятор социальных отношений. Для общественности всегда характерно наличие власти и подчинения. Когда же нет ни власти, ни подчинения, то наступает свобода в чистом виде, но здесь уже нет общественности, т. к. любая социальная система предполагает борьбу, которая проходит в более грубых либо в более мягких формах. Власть становится силой, осуществляющей в обществе, в государстве высшие начала правды. Общество и власть растут и развиваются параллельно, создавая государственность наций. В зависимости от того, что понимает нация под общечеловеческим принципом справедливости, верховная власть представляет тот или иной принцип: монархический, аристократический или демократический. «Необходимо признать, — пишет Тихомиров, — все эти три формы власти особыми, самостоятельными типами власти, которые не возникают один из другого... Это совершенно особые типы власти, имеющие различный смысл и содержание. Переходить эволюционно один в другой они никак не могут, но сменять друг друга по господству могут... Смену форм верховной власти можно рассматривать как результат эволюции национальной жизни, но не как эволюцию власти самой по себе... Сами по себе основные формы власти ни в каком эволюционном отношении между собою не находятся. Ни один из них не может быть назван ни первым, ни вторым, ни последним фазисом эволюции. Ни один из них, с этой точки зрения, не может быть считаем ни высшим, ни низшим, ни первичным, ни заключительным...».Выбор принципа верховной власти зависит от нравственно-психологического состояния нации, от тех идеалов, которые сформировали мировоззрение нации. Если «в нации жив и силен некоторый всеобъемлющий идеал нравственности, — развивает далее свою мысль Тихомиров, — всех во всем приводящий к готовности добровольного себе подчинения, то появляется монархия, ибо при этом для верховного господства нравственного идеала не требуется действие силы физической (демократической), не требуется искание и истолкование этого идеала (аристократия), а нужно только наилучшее постоянное выражение его, к чему способнее всего отдельная личность как существо нравственно разумное, и эта личность должна лишь быть поставлена в полную независимость от всяких внешних влияний, способных нарушить равновесие ее суждения с чисто идеальной точки зрения».

 

После выхода книги «Монархическая государственность» Тихомиров был занят осмыслением реформирования системы «думской монархии», какая сложилась после издания новых Основных законов 1906. Предложенную Тихомировым схему реформ коротко можно определить как введение в государственную систему монархического народного представительства с узаконенным господством в нем голоса русского народа, цель которого — представлять мнения и нужды народа при верховной власти. Оговаривал он и то обстоятельство, что «представительством могут пользоваться только гражданские группы, а не элементы антигосударственные, как ныне. В законодательственных учреждениях не могут быть представительства ни от каких групп, враждебных обществу или государству...».

 

После т. н. «третьеиюньского переворота» 1907 (роспуска II Государственной думы и опубликования нового избирательного закона) П. А. Столыпин приглашает Тихомирова в советники (он входит в Совет Главного управления по делам печати как специалист в рабочем вопросе). Еще в 1901 он участвовал в создании в Москве рабочей организации «Общество взаимного вспомоществования рабочих в механическом производстве».

 

В это время Тихомировым было написано много разных брошюр и статей по рабочему вопросу, получивших значительное распространение. Влияние идей Тихомирова на рабочих привело к тому, что социал-демократам пришлось выпускать листовки с негативной оценкой его работ. По поручению Столыпина им были написаны несколько записок по истории рабочего движения и отношений государства с рабочими. Результатом изучения этой проблематики стала книга «Рабочий вопрос. Практические способы его решения» (М., 1909). Тихомиров писал также записки по вероисповедной политике государства, по созыву Церковного Собора. Церковно-публицистическая деятельность Тихомирова была, в частности, одной из причин подготовки церковной реформы имп. Николаем II. Государь, прочитав его работу «Запросы жизни и наше церковное управление» (1903), повелел Свящ. Синоду обсудить вопрос о созыве Церковного Собора. В 1906 заседало Предсоборное Присутствие, в котором по Высочайшему повелению участвовал и Тихомиров.

 

После смерти редактора-издателя «Московских ведомостей» профессора А. С. Будиловича (1909) Тихомиров взялся за редактирование и издательство старейшей монархической газеты. По первоначальному договору с Министерством внутренних дел (к ведомству которого принадлежала газета) новый редактор должен был издавать «Московские ведомости» до к. 1918, но договор не мог быть выполнен в полной мере министерством из-за финансовых трудностей. Тихомиров отказывается от аренды газеты в 1913. Последними выступлениями Тихомирова в печати были статьи в газете «Россия» о законах о печати (1914) и эссе «О свободе» в журнале «Прямой путь» (1914), издаваемом В.М. Пуришкевичем.

 

К этому времени П. А. Столыпина уже не было в живых, и в правительственных кругах Тихомировым более никто не интересовался. Он снова возвращается к теоретической работе: пишет в 1913—18 свой второй (после «Монархической государственности») капитальный труд — «Религиозно-философские основы истории», состоящий из десяти разделов. После окончания редакторства «Московских ведомостей» Тихомиров поселяется в Сергиевом Посаде (там он и умер).

 

Близость к Московской Духовной академии ведет к знакомству с ее преподавателями — А. И. Введенским, М. Д. Муретовым, на работы которых он ссылается в своей новой книге. Определенную связь религиозно-исторического сочинения Тихомирова можно увидеть и с деятельностью «Кружка ищущих христианского просвещения в духе Православной Христовой Церкви» М. А. Новоселова. В новоселовской «Религиозно-философской библиотеке» были опубликованы две работы Тихомирова: «Личность, общество и Церковь» (1904) и «Христианская любовь и альтруизм» (1905). В 1916—18 философ прочел несколько докладов в аудитории «Религиозно-философской библиотеки». Темами докладов Тихомирова стали главы из его книги «Религиозно-философские основы истории»: «О гностицизме», «О Логосе и Филоне Александрийском», «О философии Каббалы», «О философии Веданты», «О магометанском мистицизме». Основу книги Тихомирова составляет мысль о борьбе в человеческом мире двух мировоззрений: дуалистического и монистического. Дуалистическое мировоззрение признает два бытия — бытие Божие и сотворенное Богом бытие тварное. Монистическое мировоззрение утверждает, в противоположность, единство всего существующего, проповедуя идею самосущной природы. На протяжении всей человеческой истории эти идеи ведут друг с другом непримиримую духовную борьбу, не смешиваясь между собой, несмотря на многочисленные попытки их синкретизировать. Анализу истории этой духовной борьбы и посвящена книга Тихомирова. Она ценна тем, что не только говорит о прошлом и настоящем периоде этой борьбы, но и дает анализ человеческой истории в ее последние эсхатологические времена. Уникальна эта книга еще и тем, что в ней впервые на русском языке человеческая история в полном объеме проанализирована с религиозной точки зрения. В философской работе Тихомирова показано логическое развитие в человеческих обществах религиозных движений, взаимная связь и преемственность религиозных идей разных времен, которые то исчезают с исторической сцены, то, надевая новые личины, появляются вновь.

 

После революции, лишившись всех средств к существованию, работая делопроизводителем советской школы им. Горького в Сергиевом Посаде, Тихомиров в 1918—22 пишет воспоминания «Тени прошлого», а параллельно в 1919—20 — эсхатологическую фантазию «В последние времена» о пришествии антихриста, о борьбе с ним последних христиан и о Втором Пришествии Спасителя.«Тени прошлого» были задуманы очень широко — Тихомиров предполагал написать ок. 80 очерков о событиях и людях, которые, по его мнению, дали бы возможность почувствовать атмосферу его жизни, понять состояние русского (или заграничного — периода эмиграции) общества 2-й пол. XIX — н. XX в. Это воспоминания, написанные писателем-христианином, цель которого — не сведение счетов со своими противниками, с прошлым, а создание документального среза эпохи, духовных настроений и социальных стремлений своих современников. В повествовании картины «семейной хроники» чередуются с сюжетами о русских и зарубежных общественных деятелях. Они не были закончены автором, но и в этом виде представляют ценный материал об общественной жизни переломной пореформенной эпохи Российской Империи.

 

Сочинения.:

 

Почему я перестал быть революционером. Париж, 1888;

Начала и концы. Либералы и террористы. М., 1890;

Духовенство и общество в современном религиозном движении. М., 1892;

Конституционалисты в эпоху 1881 года. М., 1895;

Знамение времени. Носитель идеала. М., 1895;

Демократия либеральная и социальная. М., 1896;

Борьба века. М., 1896;

Государственность и сословность. М., 1897; Варшава и Вильна, М., 1897;

Царский суд в России. М., 1899;

Земля и фабрика. К вопросу об экономической политике. М., 1899;

Вопросы экономической политики. М., 1900;

Христианские задачи России и Дальний Восток. М., 1900;

О приобщении Дальнего Востока к миру христианскому. М., 1900;

Рабочий вопрос и русские идеалы. М., 1902;

Чем живет человеческое общество? М., 1902;

О смысле войны. М., 1904;

Личность, общество и Церковь. Вышний Волочек, 1904;

На помощь пленным. М., 1905;

Альтруизм и христианская любовь. Вышний Волочек, 1905;

Монархическая государственность. Ч. 1—4. М., 1905;

Государственность и религия. М., 1906;

Что такое Отечество? М., 1907;

Христианство и политика. М., 1906;

Современное положение приходского вопроса. М., 1907;

К вопросу об общественной деятельности учащейся молодежи. М., 1907;

Апокалипсическое учение о судьбах и конце мира. Сергиев Посад, 1907;

Социализм в государственном и общественном отношении. М., 1907;

О недостатках конституции 1906 года. М., 1907;

Рабочие и государство. СПб., 1908;

Социально-политические очерки. Очерк 1—3. М., 1908;

Самодержавие и народное представительство. М., 1907;

Рабочий вопрос. Практические способы его решения. М., 1909;

Закон о печати. СПб., 1909;

К реформе обновленной России. М., 1912;

«Религиозно-философские основы истории». М., 1997

(составление, вступительная статья и комментарии М. Б. Смолина)


Источник:  http://www.rusinst.ru/articletext.asp?rzd=1&id=3391

 

 

Предисловие к книге

Единоличная власть как принцип государственного строения

 

[Текст приводится по изданию: Л.А. Тихомиров, Единоличная власть как принцип государственного строения. — Нью-Йорк: National Printing & Publishing C., 1943 г.]

ОТ ИЗДАТЕЛЕЙ

Война, особенно с момента вступления в нее Советской России, вывела россиян из состояния дремоты, в которую они погрузились, обжившись и приспособившись в странах, куда их привела судьба, оживила уже начавшие потухать от безнадежности мечты о Грядущей России, а у некоторых и о возвращении на родину.

Многие ли из числа мечтающих о Грядущей России рисуют себе с должной определенностью ее государственное и общественное устройство и представляют себе, чем они могут быть полезны в ее воссоздании и укреплении?

Многие ли из числа стремящихся на родину уяснили себе, что они могут внести туда? Определили ли они то самое важное, самое необходимое, чего не могло образоваться в Советской России при существовавшем и продолжающем существовать там политическом, научном и нравственном гнете, при полной невозможности духовного и умственного развития вне узких рамок казенного материализма, но что было возможно выработать всюду за пределами «самой свободной» страны?

Пришли ли они к тому убеждению, что величайшая потребность России — это национальная идея, идея, опирающаяся на все, что было лучшего в нашем прошлом, идея, взывающая к самым глубинным и самым могучим инстинктам русского народа?

Пришли ли они к убеждению, что основная задача для русской эмиграции — это выработка целостного миросозерцания, во главу которого положены русские национальные нравственные, государственные и общественные принципы?

Миросозерцание и убеждения не одно и то же. Убеждения — религиозные, политические, общественные и иные — это принципиальные положения, принятые для руководства в жизни, правила жизни. Эти правила — выводы, с неизбежностью вытекающие из данного миросозерцания, в краткой их формулировке. К сожалению, многие, обзаведшись подходящими по их мнению убеждениями, нисколько не обеспокоены тем, чтобы за этими убеждениями стояло соответствующее миросозерцание. Благодаря этому их убеждения оказываются лишенными какого-либо обоснования, а потому шаткими. Только тщательно выработанное миросозерцание дает непоколебимость убеждениям.

В области политических убеждений можно быть человеком идейным, но одной идейности мало, нужно, чтобы она основывалась на серьезном политическом образовании, ибо без образования невозможна выработка миросозерцания.

В монархической России представители национальных течений государственной мысли не считали для себя необходимым углубляться в исследование научных оснований и выяснение принципов своих политических убеждений.

«Да разве у нас кто интересуется политическими книгами и следит за ними?... У нас политическая литература и наука и для министров-то «Филькина грамота»…, — говорил К.П.Победоносцев.

«Чем больше я, — писал Лев Тихомиров, — наблюдаю наши общественные и правящие круги и администрацию, тем более убеждаюсь в их политической малосознательности... Спросите самого правоверного монархиста: почему он монархист и в чем его политическая вера? Кроме‚ стереотипных, славянских лозунгов «за самодержавие, православие и русскую народность» он ничего другого не сумеет сказать, определить и доказать».

Эту «политическую малосознательность», естественно, вывезла с собой за границу и русская национально-мыслящая эмиграция. Хотя в ее среде не мало лиц, игравших в Царской России видную роль, но часто эти люди политически совершенно неподготовленные, даже не могущие доказать, почему они считают себя именно монархистами, а не чем-нибудь иным.

Русская зарубежная молодежь являет в этом отношении картину еще более грустную. По младенчеству лет она не могла вывезти никаких убеждений из России; в значительной своей части она ее даже совсем не видела или не помнит. «Отцы по отсутствию ли или смутности своего миросозерцания, по недостаточному ли сознанию необходимости внедрения в своих детей, растущих за границей, русских национальных принципов, по трудности ли борьбы с местными влияниями, или в силу каких-либо иных обстоятельств, не вдохнули, за малыми исключениями, в своих детей русских национальных начал. Русская зарубежная молодежь в значительной части своей стала нерусской, хотя часто в то же время не слилась по духу с населением страны рассеяния.

Между тем приближается момент, решающий судьбу большевизма.

Наступило уже время мечтающим о Грядущей России, мечтающим о действенной помощи в деле ее возрождения, мечтающим о возвращении на родину или родину отцов своих незамедлительно заняться всерьез приведением своего миросозерцания в соответствие с основной идеей, опирающейся на все, что было лучшего в родном прошлом, ибо только эмиграция, пользовавшаяся достаточной свободой и возможностью для выработки ее, может внести национальную идею, столь необходимую для возрождения России.

Укрепление, а тем более выработка миросозерцания — дело серьезное, требующее времени и труда, работа тем более нелегкая, что производить ее приходится не только в порядке индивидуальном, но в порядке, так сказать, самообучения. В основу ее должно быть положено изучение русской истории в свете национальной идеи. Для этого необходимо, чтобы эта идея существовала в уме изучающего не в форме сухого утверждения, но облеченная плотью хотя бы теоретических доказательств. Самостоятельное установление этих доказательств не каждому под силу. Необходимые для этой цели книги, количество которых всегда было ограничено, в настоящее время достать почти невозможно, а такие классические труды, как труды Льва Тихомирова, стали положительно библиографической редкостью.

Лев Тихомиров является, без сомнения, самым крупным из идеологов русской национальной идеи; никто другой не обрисовал и не обосновал ее с такой полнотой, ясностью, логичностью, убедительностью и в то же время объективностью и беспристрастностью, как он.

Внешние факты жизни Льва Тихомирова таковы:

родился 19 января 1852 г. на Кавказском побережье Черного моря в военном укреплении Геленджик, где отец его был военным врачом. Кончил курс керченской Александровской гимназии и осенью 1870 г. поступил в Московский университет. 11 ноября 1873 г. был арестован по делу 193-х. Пробыл более четырех лет в Петропавловской крепости, откуда освобожден в январе 1878 г. Не желая быть под административным надзором, он скрылся от родителей, у которых жил по освобождении и в октябре 1878 г. перешел на нелегальное положение. Летом 1880 г. обвенчался с Екатериной Дмитриевной Сергеевой. Летом 1882 г. он с женой эмигрировал за границу, сперва в Швейцарию, а затем во Францию, 12 сентября 1888 г. он подал на Высочайшее имя просьбу о помиловании и разрешении вернуться в Россию, что и было даровано ему Высочайшим повелением, состоявшимся 10 декабря 1888 г., 16 января 1889 г. Тихомиров выехал из Парижа и 20 был в С.-Петербурге. До конца августа 1890 г. он жил с матерью в Новороссийске, куда из-за границы приехала и его семья. 12 июля 1890 г. состоялось Высочайшее повеление об освобождении Тихомирова из-под административного надзора, и с 3 сентября того же года он поселяется в Москве. Скончался в октябре 1923 г. в Сергиевском посаде, под сенью Троице-Сергиевской лавры.

Для некоторых из писавших о Льве Тихомирове, однако, личность и жизнь его кажутся совершенно исключительными.

Вл. Маевский — автор наиболее обстоятельной биографии Льва Тихомирова — находит его жизнь настолько яркой и исключительной, что начинает свой очерк вопросом: «Почему о Льве Тихомирове до сих пор не написан роман? Если бы Достоевский прожил еще несколько лет, ему не удалось бы уйти от соблазна этой темы. Лев Тихомиров не только исключительно интересный образ смятенной души, не только яркая жизнь, но именно тема, замечательная фабула... В известном смысле это единственная фигура в истории русской революции».

Для Веры Фигнер Лев Тихомиров «представляет редкий по характеричности тип человека, одна половина жизни которого составляет полную противололожность другой».

Самый факт перехода из «прогрессивного» лагеря в лагерь «реакционеров», «обскурантов» и «мракобесов» не представляет ничего исключительного; издавна наши либералы и радикалы сокрушались, что из молодежи, «вдохновленной самыми высокими идеалами», выходят затхлые обыватели и чинуши. Поражать может, если позволено будет так выразиться, диапазон происшедшего изменения в миросозерцании, интервал между начальным и конечным тоном этого изменения.

Автор пропагандных брошюр и пропагандист, один из самых ярких идеологов революции, член Исполнительного Комитета партии, организовавшей цареубийство, редактор ее партийного органа, ее главнейший идеолог и автор «Письма Исполнительного Комитета» императору Александру III после события 1 марта 1881 года, излагавшего желания партии, таков Лев Тихомиров в первой половине своей жизни.

«Если мы отбросим все наговоры и неточности, — пишет он В.К.Плеве 7 августа 1888 года — остается все таки факт, что в течение многих лет я был одним из главных вожаков революционной партии, и за эти годы, сознаюсь откровенно, сделал для ниспровержения существующего правительственного строя все, что только было в моих силах».

Автор многих статей и брошюр, доказывающих всю бесцельность революционных и особенно террористических актов, поборник эволюции, сотрудник, а позднее и редактор-издатель наиболее националистической и монархической газеты «Московские Ведомости», самый крупный идеолог русского национализма; в бытность министром внутренних дел П.А.Столыпина, Высочайше пожалованный чином статского советника и назначенный членом Совета министра внутренних дел; Высочайше награжденный золотой табакеркой; в 1907-08 годах член Предсоборного Совещания; общественный и политический деятель, про которого, перефразируя его собственные слова, можно сказать, что он сделал все, что только было в его силах для укрепления, обоснования и пропаганды того правительственного строя, стремление к ниспровержению которого ранее составляло содержание многих лет его жизни, — таков был Лев Тихомиров во второй половине его жизни.

Когда с бесспорностью выяснился факт «измены» Льва Тихомирова, на «ренегата» посыпались укоризны, обвинения и клеветы, устные, письменные и печатные. Дошло до того, что некий «старый экс-эмигрант» обвинял его в убийстве, а его жену в прелюбодеянии.

Должно, однако, отдать справедливость, что революционные деятели, ближе знавшие Льва Тихомирова, в своих воспоминаниях того времени, воздавали ему дань уважения за его благородство, что он никого не выдал и через него не пострадал никто из его революционных сподвижников.

Ближайшие друзья Льва Тихомирова, при известии об его «ренегатстве» ни на минуту не подумали о предательстве и не старались умалить его прежнее значение в революционном движении.

Однако для некоторых из них факт ухода его из революционных рядов представлялся настолько невероятным, что они не допускали, чтобы он мог произойти не как результат психического заболевания.

«Постоянное напряжение воли, столкновения в среде эмигрантов и революционные несчастья, постигавшие в России и за границей все начинания, в конец расшатали его нервы», — говорит Вера Фигнер. В этом состоянии отчаяния и распада все суеверия его предков, запрятанные в темных закоулках бессознательного, выплывают из глубин, оживают и завладевают им: он больше уже не атеист, он ищет Бога, ищет указания с небес... У Тихомирова созревает мысль обратиться к царю Александру III с просьбой о возвращении в Россию. Он признает преступность и греховность своей прежней деятельности и отказывается от прежних убеждений... Дальнейшая дорога определена, и по приезде в Россию он ультраконсерватор и ультрамонархист... Он положительно болен — психически болен...»

Николай Морозов, отлично знавший Тихомирова, не разделяет, однако, этого мнения, он утверждает, что «этого всегда можно было ожидать.»

Революционеры более новой формации судят об эволюции миросозерцания Льва Тихомирова либо с обязательной партийной, либо с собственной специфической точки зрения. И тот и другой подход не блещет глубокомыслием.

Странно, что создавались самые хитросплетенные гипотезы для объяснения метаморфозы в миросозерцании Льва Тихомирова, тогда как его происхождение, семейная обстановка, общественные настроения его времени, его духовный и умственный склад, склад глубокого, холодного и строго логического мыслителя, бесстрашно анализировавшего все сущее в своем стремлении к правде и истине наконец, его заметки, воспоминания и дневники, дают, казалось бы, достаточный материал для установления причин происшедшей в нем перемены.

Со времени возвращения на родину Лев Тихомиров становится деятельным сотрудником «Московских Ведомостей» и «Русского Обозрения». Важнейшие из статей он выпускает отдельными изданиями: «Начала и концы», «Духовенство и общество в современном религиозном движении», «Конституционалисты в эпоху 1881 года», «Демократия либеральная и социальная», «Единоличная власть, как принцип государственного строения», «Знамение времени. Носитель идеала», «Земля и фабрика» и т.д. В 1905 году он выпускает свой основной труд — «Монархическая Государственность». Должно сознаться, что сочинения Тихомирова, вызывавшие одобрение высших правительственных кругов и даже таких скупых на похвалы лиц, как К.П.Победоносцев, имели очень мало читателей и поклонников среди интеллигенции, даже правого направления, левые их просто не читали, а правые находили их «чересчур серьезными», иными словами, скучными. Только революция 1905 года заставила растерявшуюся власть и общество вспомнить Льва Тихомирова, и взоры политических деятелей и кругов обратились на него как на эксперта и знатока по революционным делам, могущего высказать веское суждение.

Со времени появления на свет «Монархической государственности» о Льве Тихомирове заговорили, как о самом умном человеке того времени. Лев Александрович стал желанным в правых политических кружках, куда его наперерыв зазывали, желая выслушать его мнение как признанного авторитета. Вспомнили и начали, едва ли не вновь, читать его политические статьи и отдельные книги.

«Монархическая государственность», несмотря на свою как бы партийную тему, по своему научно-объективному содержанию и задаче ни мало не принадлежит к партийной литературе. Автор аппелирует к разуму, а не к чувству, почему столь ценный в деле выработки миросозерцания этот труд не пригоден для целей агитации и пропаганды. В значительной своей части он посвящен обрисовке общих основ государственности и установке основных принципов государственного права.

«Мне кажется», — говорит автор в предисловии к этому труду, — «что история есть в значительной степени повествование о вообще крайне малой человеческой сознательности в деле устроения своего политического строя. Это одинаково проявляется в монархиях и республиках, у правителей и у народов. Величайшую пользу людям приносит, по моему суждению все то, что сколько-нибудь увеличивает вечно недостающую им политическую сознательность, то есть понимание тех законов, которыми живет человеческое общество и государство.»

Будучи сам убежденным монархистом, Лев Тихомиров отнюдь не склонен считать, что монархический образ правления для всех народов во все периоды их исторической жизни, является наилучшим. Кроме того, каждая нация имеет свои, ей свойственные, пути культурного и в том числе государственного развития.

«Власть в обществах и государствах,— говорит он — является только в виде монархии, аристократии или демократии…Необходимо признать все эти три формы власти особыми, самостоятельными типами власти, которые не возникают один из другого... Это совершенно особые типы власти, имеющие различный смысл и содержание. Переходить эволюционно один в другой они никак не могут, но сменять друг друга по господству могут... Смену форм верховной власти можно рассматривать как результат эволюции национальной жизни, но не как эволюцию власти самой по себе... Сами по себе основные формы власти ни в каком эволюционном отношении между собою не находятся. Ни один из них не может быть назван ни первым, ни вторым, ни последним фазисом эволюции. Ни один из них, с этой точки зрения, не может быть считаем ни высшим, ни низшим, ни первичным, ни заключительным...»

«Монархическая Государственность» и по своему объему, и по чисто научному изложению, и по абстрактному сухому языку требует не чтения, а изучения, для которого не у каждого имеется время и которое не каждому представляется увлекательным. Новое переиздание этого капитального труда при существующих условиях и возможностях не представляется настоятельно необходимым.

В настоящий момент более соответственным является переиздание предлагаемого вниманию читателей труда Льва Тихомирова — «Единодержавие, как принцип государственного строения», дающего, по признанию самого автора, «очерк тех же идей», какие развивает «Монархическая Государственность», но в более кратком и простом изложении.

Позволим себе надеяться, что настоящее издание принесет пользу не только национально или монархически настроенной части русской эмиграции, но всякому, кто пожелает себе уяснить по объективному источнику основные принципы государственного устройства, что оно хоть немного увеличит недостающую нам политическую сознательность, то есть понимание тех законов, которыми живет человеческое общество и государство, хоть сколько-нибудь расширит и укрепит наше миросозерцание.

http://rusk.com.ru/lib/rus/tikhomirov1.htm

 

 

Время русофильствует!

 

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете