Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Каталог "Россия в зеркале www"  

 

Мы любим Россию!

 

Россия в мире

 

Цивилизованный экспансионизм и потребности национального саморазвития России


В.И. Алхазишвили


Россия и Грузия: диалог и родство культур: сборник материалов симпозиума. Выпуск 1 / Под ред. Парцвания В.В. СПб.: Санкт- Петербургское философское общество, 2003. С.28-47 [28]

 

Потребности национального саморазвития России в пространстве бывшего Советского Союза непрерывны, носят транзитивный и коммуникативный характер, обусловлены факторами геополитического районирования. При этом Россия для преодоления последствий вынужденного самоотчуждения от мировой цивилизации остро нуждается в распространении европейской цивилизации, технологии, современных коммуникативных средств.

 

Понятие «экспансия» (от латинского expansio) означает распространение, но в советских словарях оно расшифровывалось как «расширение сферы влияния капитализма насильственными средствами». В данном случае этимология понятия ничего общего с таким определением не имеет. Переживаемая Россией современная историческая обстановка нуждается в более четком определении того, на чем страна остановилась в своем развитии перед большевистской экспансией, какие «заделы» или начинания оказались прерванными, какие геополитические идеи оказались преданными забвению в связи с переориентацией страны на совершение мировой революции и «осчастливливание» всего мирового человечества. Поиски ответа на эти вопросы возвращают нас к общественно-политической мысли тех лет. Спустя 100 лет российская геополитическая мысль как бы заново переосмысливает идеи, активно обсуждавшиеся в начале ушедшего века. Как известно, в предложениях ряда политиков ставились судьбоносные для России идеи о ее роли на Востоке.

 

В предложениях Д.И. Менделеева, А.И. Воейкова, П.П. Семенова-Тяньшанского, А.Е. Снесарева рассматривались проблемы «могущественного территориального владения России, господствующей в мировых океанах…» [1] Но эти идеи остались как игра творческой фантазии. Предрекали, что владение Черным и Японским морями обеспечит России свободу мореплавания в трех океанах, а Карибским морем /?!/ — во всем мировом океане. Следует заметить, что интерес к Азии в русской политике и в экономике традиционный. В дореволюционной России эта политика была четко приземлена до параметров геополитического пространства страны. Так, например, характеризуя конфигурацию восточного побережья России от Кореи до Аляски в виде гигантской арки, исследователь политической географии российского востока А.Е. Снесарев писал: «Не сама ли природа поставила здесь триумфальные врата для будущего величия русского военного и купеческого флотов» [2]. Цитируя эти строки спустя сто лет, В.М. Максименко отмечает, что «в настоящее время отбор географических и геополитических идей — признак формирования русского геополитического сознания, учитывающего значение неизменных констант» [3]. [30] Однако искаженное восприятие этих констант часто становится причиной субъективизма в политике. В наследии русских ученых немало того, что способно обогатить геополитическую мысль ХХI века и позволяет не повторять ошибки, однажды допущенные.

 

То, что В.В. Путин, став Президентом страны, предпринял первую свою зарубежную поездку по маршруту Пекин — Пхеньян — Окинава, некоторые геополитики поторопились объявить как «возврат» России на Восток [4]. При этом, однако, накануне Президент встречался в Санкт-Петербурге с канцлером Герхардом Шрёдером. А это не что иное, как стремление взаимно увязать геополитические интересы с учетом их значимости. Россия настойчиво расширяет окно, прорубленное однажды в Европу. Проводить иную политику не в ее интересах, так как современная цивилизация ассоциируется с Западом. Некоторые теоретики евразийства связывают поездку Президента с уходом страны в Азию, хотя само понятие «евразийство» Европу ставит на первое, а не на второе место. В данной статье мы остановимся на отдельных современных геополитических и политологических проблемах, требующих уточнения с точки зрения национальных интересов России. О тяжелом наследии коммунистического прошлого России в демографических, этнокультурных, конфессиональных, социально-экономических, стратегических процессах, породивших ситуацию неуправляемости, писали Андрианова Т.В., Бабурин С.Н., Дугин A.Г., Ивашов Л.Г., Коллонтай В.М., Мартин Дж.Р., Митрофанов А.В., Могилевкин И.М., Покровский Н.Е., Романов А.А., Равичиндран К., Цыгичко В.Н., Чешков М.А., Шемякин Я.Г., Шишелина Л., Языкова А.А., Тиби Б., Бауман З., Джилован А., Шахназарян Д., Вайс Г. и др. [5]. [31] Сменяющие друг друга вожди большевиков подчиняли национальные интересы России амбициозным планам мировой революции (мирового господства!). Это означало отход России от современной мировой цивилизации.

 

Внешнеполитические приоритеты, ориентированные на самоутверждение на Востоке, обозначились в начале 1920-х гг., когда после провала Гамбургского восстания (миссия Тухачевского и Блюхера) стало ясно, что в Европе надеяться не на что. Характеризуя эту ситуацию на ХII съезде РКП, Сталин образно сформулировал данную переориентацию: «Мы теперь смотрим на Восток, а когда мы смотрим на Восток, то к Европе стоим спиной и смотреть не можем» [6]. Восточная ориентация Кремля сохранилась вплоть до периода так называемой «козыревской дипломатии», когда началось шараханье в обратную сторону. Конфронтация России с Западом и попытки составить ей альтернативу не принесли России пользу. После распада СССР и образования новых независимых государств, представители многих национальностей, а также русские и русскоязычные люди в одночасье оказались за пределами своих этнических границ и образовали диаспоры.

 

Всего 74 миллиона граждан оказались за пределами территории своих этнических групп. Отношение к ним в независимых государствах было различным. Постсоветская политическая элита поощряла этнонационализм для мобилизации населения вокруг своих амбиций. Для русских в диаспорах означало подрыв их экономического и языкового лидерства, они утратили статус носителя современной культуры на отсталой периферии. Возвращение на историческую родину было сопряжено с нищенством, поисками работы. Уезжали, бросив все: квартиру, имущество, работу.

 

Так в России появился новый аспект геополитики: заботиться о судьбе своих бывших соотечественников за рубежом. Однако как показывают наши наблюдения, эта забота не всегда доходит до адресата и не всегда способна повлиять на их судьбу. В новых независимых странах на Ближнем и Среднем Востоке эйфория по поводу вдруг обрушившейся свободы прошла как только стало ясно, что жить придется на то, чем располагаешь, т.е. поддерживать равновесие между производством и потреблением. Этот принцип глобализировался сразу как только распространился на все аспекты жизни. В подобных условиях национальное саморазвитие России обусловлено определением своего места в глобализирующемся пространстве и времени.

 

С одной стороны, такие глобализационные факторы, как членство в ООН, вхождение в Международный Банк, который следит за бюджетом страны, Европейский Союз и другие международные структуры, ведет Россию к интеграции с европейскими странами: в информационной системе, финансовых, гуманитарных, военных структурах, что, в конечном счете, способствует усилению регулирующей роли государства в экономике. Это придает тонус тенденции глобализации, обстоятельству, которое разрушает замкнутость национального рынка и снижает защищенность России от последствий глобализации. Возникает острая проблема самодостаточности национального рынка России. А это способствует возрастанию национальной самооценки с точки зрения конкурентоспособности среди партнеров, реальной переоценке благополучия и самодостаточности регионов, которые, в свою очередь, также втягиваются в сферу глобализирующегося мирового рынка. В конечном счете «глобализация стимулирует ускорение развития экономики России» [7].

 

Источник: http://anthropology.ru/ru/texts/alkhazish/georgia_02.html

 

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете