Мир художественной фотографии - школа фотографии. Курс свадебного фотографа Профи.

Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале    Каталог "Россия в зеркале www"

 

Мы любим Россию!

 

Россиеведение

 

Правота моей Родины


Игорь ЧУБАЙС


Несколько недель назад вышел в свет первый пробный тираж учебника для старших классов средней школы “Отечествоведение”. Руководителем авторского коллектива, автором концепции книги и одного из её разделов выступил известный в нашей стране философ, директор Центра по изучению России Университета дружбы народов Игорь ЧУБАЙС.

 

О некоторых общественно значимых вопросах, затронутых этой книгой, и шла речь в беседе с ним обозревателя нашего журнала Петра ЦВЕТОВА.

 

— Игорь Борисович, передо мной ваш учебник для старшеклассников “Отечествоведение”. Правильно ли я понял, с помощью этой книги вы хотите привить подрастающему поколению любовь к Родине?

 — Я считаю, что нельзя напрямую привить любовь к Родине. Нельзя сказать ученику “Люби Родину!”. В то же время нельзя не формировать патриотические чувства у людей, которые будут жить в России. Нам не хватает почвеннического патриотизма — особых чувств к соотечественникам, к своей истории, к своей культуре, к своему языку. В педагогике давно известен принцип — воспитывать можно только на личном примере. И это справедливо как на уровне семьи, так и на уровне государства. Если мы хотим, чтобы у молодежи были патриотические чувства, надо рассказать, в какой стране мы живём. Как ни странно, многие этого не знают. У большинства людей образ России — это образ убогой, лапотной, забитой, несчастной, горемычной страны. Но когда начинаешь внимательно изучать историю России, когда начинаешь узнавать, какой у тебя язык, какая культура, возникает особое чувство к своей стране. Надо не писать лозунги типа “Любите Родину!”, а рассказать о ней ясно, убедительно, живо, вразумительно. Как только нас начнут слушать и понимать, ситуация начнёт меняться. Почему до сих пор патриотизм находился у нас в таком странном состоянии, разговор отдельный. Во всех странах всегда существовал патриотизм. И всегда люди к своей стране относились по-особому. В Москве несколько лет назад была издана книга французского педагога Марка Ферро “Как рассказывают историю детям в разных странах мира”.


В Гане, например, сравнивают свою историю с западноевропейской, и не в пользу последней. Нечто подобное происходит практически повсюду. И это нормально. И только мы долдоним про себя “дураки и дороги”, “дураки и дороги”... Отсутствие патриотизма — это советско-постсоветское явление.

Бог не оставляет государства, где многие или немногие граждане ещё любят Отечество и добродетель. Н. Карамзин Откуда это берётся, понять не сложно. Нельзя не учитывать 70 советских лет. К ним можно по-разному относиться. Я абсолютно убеждён, что нельзя этот период изобразить одной краской. У СССР были определённые плюсы, достижения, но было и очень много минусов. Как был устроен Советский Союз? Власть выступала от имени “вечно живого революционного учения”. Такая власть, по определению, не могла быть не права. Но на практике совершалось большое количество просчётов, ошибок, и их приходилось на кого-то сваливать. Невозможно же представить, чтобы Генеральный секретарь ЦК КПСС вышел на трибуну и сказал: “Я не прав”. Поэтому история СССР в значительной степени превратилась в поиск “козлов отпущения”. То у нас “врачи-убийцы”, то кулаки, то буржуазные спецы. И за 70 лет всё общество оказалось рассолидаризированным. Нас всё время разрывали, расторгали, отчуждали. Даже за рубежом россияне не хотят общаться друг с другом. От такого положения надо уходить. Мы ведь в единой стране, кто может мне быть ближе моего соотечественника?! Надо осознать, что у нас у всех общие корни, что внутренних врагов у нас нет. Но чтобы сплотиться, нельзя просто сказать “давайте жить дружно!”. Надо найти сплачивающие ценности, объективные начала, которые покажут, что мы вместе, что у нас одна судьба, одна история. Поиск этих ценностей, общенациональной идеи мы и ведём на страницах книги. Мы считаем, что у нас есть ответ на этот сугубо научный вопрос.

 

— Вы сформулировали национальную идею?

— Российскую национальную идею надо не выдумать, а выявить. В книге мы даём такое определение: “Национальная идея — это существующие объективно, сохраняемые многими поколениями и характерные для данного народа глубинные правила и традиции, которые порождают ряд иных его особенностей и характеристик”.

 

— В книге вы также определили новую, возрождённую российскую систему ценностей. Её главными составляющими вы называете “историзм, обустройство, духовность, демократию”. Вы пишете: “...быть самим собой, быть россиянином и патриотом — значит отстаивать именно эти нормы и принципы”. Нельзя ли пояснить, какое содержание вкладывается в эти понятия?

— Охотно. Почему историзм? Россия — страна, разделённая во времени: до 1917 года — одно государство, после — другое. Есть страны, разделённые в пространстве — Корея, а раньше Германия, Вьетнам; Россия разделена во времени. Разрыв во времени — это когда насильственно изменяются герб, флаг, гимн, собственники, правовые нормы (Ленин объявил в декабре 1917 года весь корпус российских законов запрещённым к употреблению), мораль, меняется национальная идея (Советский Союз выстраивался на коммунистической идее, а историческая Россия — на русской идее). Получается, что после 1917 года россияне стали жить в другом государстве. Но я родился не под залп “Авроры”. Моя Родина — 1000-летняя Россия, и там колоссальный опыт, колоссальные достижения, колоссальные исторические и духовные ценности. Для преодоления разрыва, а этот процесс прежде всего происходит в сознании, для самовоссоединения с Россией, особую роль играет культ истории своего Отечества. Потребуется определённое время для того, чтобы тело, перерезанное коммунистическим бронепоездом, могло срастись. Для этого надо понять, кто мы, откуда мы, тогда и восстановится наша идентичность. И тогда человек начинает понимать, что такое остальной мир, что такое Запад, понимать, что мы не хуже, что у нас своя богатейшая история, что мы самое старое славянское государство, причём оно существовало всегда и никогда не исчезало. Это можно понять, только восстановив историзм. Было бы правильным, если бы государство содействовало формированию этой составляющей. Объявило бы конкурс на лучшую пьесу об истории Родины, на лучшую книгу, на лучший фильм. Государство должно стимулировать этот процесс, фокусировать на нём общественное внимание. Хорошо бы также, к примеру, строить рекламу не столько на эротике, сколько на истории страны.

 

Следующая составляющая — обустройство. Россия в течение полутысячелетия — с ХIV до середины ХIХ века — занималась непрерывным расширением и собиранием земель. И этот “проект” был реализован блестяще. Наша страна — самая большая в мире. Даже после ужасного распада СССР. Но количественный рост не может быть вечным, наступает период, когда больше это делать невозможно. Кризис начала ХХ века в России был связан с тем, что дальнейшее расширение не получалось. Большевики продолжили экспансию, сказав: “Мы раздуем пожар мировой революции”. Они присоединили Центральную и Восточную Европу, но через 30—40 лет всё лопнуло, и теперь эти страны отгородились от нас Евросоюзом. Процесс расширения для России завершён. Это надо понять. А органичным продолжением нашей истории должен стать переход от количественного к качественному росту. Мы уже возвели самый большой дом, но внутренней отделки в нём недостаёт, пол в порядок не приведён. Всё это надо обустраивать. Поэтому главная задача на сегодня и на завтра — качественный рост. Главными статьями бюджета должны быть здравоохранение, образование, расходы на новые технологии, новые коммуникации. А мыть сапоги в Индийском океане незачем.

 

— Индийский океан далеко, но как патриоту относиться к тому, что происходит на более близких рубежах России: ко вступлению в НАТО бывших советских республик, к размещению американских военнослужащих в Средней Азии и на Кавказе?

— Это вопрос приоритетов, вопрос политической стратегии и тактики. Если у вас достаточно средств для обустройства страны и при этом хватает на содержание баз в Таджикистане — действуйте, но если ресурсы ограничены, все силы отдайте на скорейший подъём России. Когда началось расширение НАТО на Восток, у нас возникло два подхода к этому процессу: наиболее распространённым был — ответим на угрозу угрозой, второй — давайте и мы вступим в НАТО, ведь это объединение демократических государств. Я и 6 лет назад говорил, и сейчас говорю, что нам не нужно ни членство в НАТО, ни конфронтация с этой организацией. Надо с НАТО договариваться, ведь мы соседи, мы живём рядом. Мы их не пугаем, и они нас не беспокоят. Если мы вступим в НАТО, мы будем платить за безопасность какого-нибудь Люксембурга. А зачем нам это? За свою безопасность мы должны платить. Но надо иметь хорошие отношения со всеми соседями, с тем же самым Китаем. И не против кого-то, а ради России. Нужно создать такую внешнюю обстановку, чтобы внутреннее развитие, рост экономики не наталкивались на внешние барьеры. Нам нужна армия, нацеленная на защиту страны, не на захваты, а на оборону. Вот что вытекает из идеи обустройства.

 

— А в чём суть третьей составляющей — духовности?

— Россия всегда была православной страной. При самом уважительном отношении к другим вероучениям, получившим у нас распространение — и к исламу, и к буддизму, и к иудаизму, — не могу не подчеркнуть, что государствообразующей религией было православие. Но что самое важное в православии с культурологической точки зрения? Православие — это приоритет духовности, нравственности. Православие утверждало в нашей стране особую мораль, где деньги не самое главное. Уговор (т.е. слово, честь) дороже денег! Всякий человек работает за зарплату, но у нас была ещё очень важна социальная значимость труда, отношение общества к той или иной профессии. В этом смысле, если мы хотим жить в своей стране, для нас главными ценностями должны быть духовность и нравственность. Важна также такая составляющая общенациональной идеи, как демократия. Переход к обустройству делает демократию востребованной. Пока люди, примкнув штыки, расширяют территорию своего государства, им не до выборов и многопартийности. Белые американцы, когда шли на Запад, к Тихоокеанскому побережью, не устраивали никаких референдумов. А когда они закончили расширение, утвердили свои объективные границы, тогда демократия стала необходима. Вообще демократия — не абсолютная ценность, её значение обусловлено спецификой социально-исторического процесса. Когда Иван III захватил Великий Новгород, срезал колокол, запретил вече, подчинил всё Москве, он поступил правильно, потому что без этого не было бы единой России, а было бы 25 маленьких республик. Великая Россия не могла возникнуть без единоначалия. Но сегодня расширяться уже не нужно, и поэтому демократия востребована. Между тем надо иметь в виду, что демократия вещь не простая. Абсолютно свободный человек, не ограниченный ни моральными, ни правовыми рамками, становится опасным даже для самого себя. Зигмунд Фрейд убедительно показал, что у человека два основополагающих инстинкта — эрос и танатос. Самые глубинные желания — эротические и агрессивные. И человек, если снять все ограничения, будет устремляться именно в эти сферы. На них строится наше телевидение, где основное время уходит на детективы и эрос. И люди будут это смотреть, потому что это заложено в человеческой природе. В таком информационном поле идёт самая эффективная реклама, приносящая наибольший доход. Но одновременно телевидение разрушает духовные ценности, происходит деградация личности.

 

Поэтому демократия нужна, но только в единстве с сильным магнитом духовности и нравственности, с крепкими моральными ориентирами, которые помогают человеку не опускаться и не падать. Без демократии общество оказывается недееспособным, однако как сочетать её с духовностью в современном атеистическом социуме — один из самых сложных вопросов.

 

— Игорь Борисович, хотелось бы задать и такой вопрос. Разделы книги, касающиеся периода 1917—1991 годов, пропитаны историческим нигилизмом, хотя вы и сами говорите, что у СССР были “плюсы и достижения”. Я бы сказал, огромные достижения. Сегодняшний старшеклассник, прочитав эти страницы книги, вряд ли воспылает любовью к недавнему прошлому России, более того, он вступит в конфликт с ещё живым поколением своих бабушек и дедушек, для которых советский период, может быть, самое счастливое время в их жизни. Зачем в патриотическом учебнике на этих страницах так много чёрной краски и так мало позитива?

— Вы задали самый острый вопрос, который естественен и неизбежен. Он возник не сегодня и повторяется часто. То, что разделяет наш народ, — это советское прошлое, отношение к советскому периоду очень разное. Но игнорировать проблему, замазывать её или делать вид, что всё было замечательно, нельзя. Иначе это будет враньём. К тому же позиция умолчания создаёт серьёзные проблемы в отношениях с другими странами. Навязывать какую-то одну точку зрения нельзя. Поэтому в книге предлагается механизм решения проблемы. В соответствующей главе я пишу, что нам нужна общероссийская гражданская дискуссия о своём прошлом. Общество должно само понять, что произошло, и сделать соответствующие оценки. Определённым аналогом подобного подхода является немецкая дискуссия о нацизме, начавшаяся в ФРГ в середине 50-х годов и продолжающаяся по сей день. Повторяю, вопрос о советском прошлом для нас очень сложный. Ведь в Отечественной войне, как известно, погибло примерно столько же людей, сколько от репрессий собственного государства. Поэтому весь комплекс проблем необходимо рассмотреть в ходе общероссийской гражданской дискуссии.

 

В 1917 году произошёл первый распад Российской империи, большевики тогда не смогли собрать всю страну, они потеряли Балтию, Польшу. Ленин подарил Ататюрку большую часть Армении и Грузии. Отделилась Финляндия, страна, которая была не лучше и не хуже других частей Российской империи, и вот проходит 70 лет, и российско- финляндская граница — самая контрастная в Европе. На запад от неё ХХI век, на восток — чуть ли не ХIХ. Этот пример коротко и ясно говорит, что произошло с Россией в советский период. Я не могу воспевать Советский Союз, потому что знаю цифры, знаю статистику. Смею утверждать, что первое экономическое чудо совершили не Эрхард в Германии и не послевоенная Япония. Первое экономическое чудо произошло в России: в 1890 году начался беспрецедентный экономический рост, который продолжался до 1917 года, его темпы были самыми высокими в мире. Россия обгоняла всех. Но этот рост был прерван по всем известным причинам. Молодежь должна знать эти факты. Ошибки делает тот, кто не знает своей истории. В целом мы хотели нарисовать в книге такую картину прошлого, которая признаёт проблемы и ошибки, но даёт надёжную точку опоры. В дореволюционной России в школах был курс “Отечествоведение”. В советских школах был курс “Обществоведение”, цель которого заключалась в формировании сознательных строителей коммунизма. Сейчас такой цели нет, но и какой-либо другой не выдвинуто. В этой связи я уже не год и не два говорю, что нам нужна сверхзадача для нашего образования. В чём она? В формировании нормального, естественного патриотизма. Как это сделать? Через курс “Россиеведение” или “Отечествоведение”. Это первый учебник для школьников. Мы не утверждаем, что создали эталон. Мы призываем наших учёных-гуманитариев к научному состязанию: “Сделайте такой учебник по-другому, сделайте лучше”. Всё только начинается.

Источник: http://www.rc-russia.ru/items/rfs.htm


 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете