Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале    Каталог "Россия в зеркале www"

 

Мы любим Россию!

 

Россиеведение

 

Русское философское наследие в XXI веке.


Маслин Михаил Андреевич

 

Тезисы доклада д.ф.н., профессора, зав. кафедрой истории философии философского факультета МГУ М.А.Маслина.

1. Как вообще следует понимать современность философских идей? Темпоральный (хронологический, временной) подход к измерению значимости идей (научных, технических, технологических) в отличие от ценностного (аксиологического) подхода, применимого к идеям религиозным, художественным, философским. Их принципиальное несходство.

2. Ценностное содержание русской философии в том, что она есть часть русской духовной культуры. Понятие близкое, но не тождественное тому, что на Западе называют религиозной культурой (spiritual culture). Духовность по-русски – это не только религиозность (spirituality), но также всё то в культуре, что составляет её вершинные достижения, имеет непреходящее значение («костры изумительной духовности», освещающие путь нации, по Г.П. Федотову).

3. Более чем 1000-летняя русская духовность органически связана с философской мыслью, развитие которой определялось христианским, православным её фундаментом, а также её связью с Европой. В этом смысле В. Гёрдт (W. Goerdt) называет русскую философию «кровным делом Запада», имея в виду также пережитую Россией совместно с Западом эпоху Просвещения.

4. В этом же смысле русская философия (слово «любомудрие» является русской калькой с греческого слова) восходит не только к христианскому, но и к античному Логосу, являясь продолжением вечного стремления к триединому софийному идеалу (добро, истина, красота), идущему от Платона. Влечение к мудрости, Софии здесь – тяготение к одухотворяющей мир красоте, любви, эросу (русская софиология В.С. Соловьева, С.Н. Булгакова, П.А. Флоренского и др.).

5. Христианский платонизм русской философии ярко выражен в рус. философии сердца, имеющей также аналогии с китайской и индийской философией, где сердцу отводится огромное значение как воплощению единства воли, разума и чувства – традиция, свойственная античной мысли, но почти утраченная западной философией Нового времени. Заслуга русской философии – в возобновлении этой традиции в XVIII–XX веках (от Г.С. Сковороды до Б.П.Вышеславцева).

6. Русская философия интересна и сама по себе, в её «самобытности», хотя термин «самобытность» (т.е. само по себе бытие) в философии вряд ли может быть употреблён в том же контексте, как, например, в сфере искусства. Русская философия, даже в самых оригинальных формах нисколько не «самобытна», т.к. все её основные проблемы являются также проблемами мировой философии. Однако способ решения этих проблем глубоко своеобразен.

7. Очень своеобразно месторазвитие русской философии, определяемое пространственно-географическими, климатическими и др. естественно-историческими условиями существования Руси-России, расположенной между Востоком и Западом, Севером и Югом. Вместе с тем, она не является, строго говоря, Востоком, Западом, Севером и Югом. Восприятие Россией остального мира, её «этнософия» во многом определяется тем, что П.Н.Савицкий назвал «геософией», философским осмыслением занимаемого ею пространства. Но справедливо и обратное: Россия не может быть понята без учёта анализа её месторазвития, что показано великим историком В.О. Ключевским. Отсюда также русское обоснование мультикультурализма и равноценности локальных цивилизаций «по всем азимутам» в противоположность европоцентризму Запада (А.С. Хомяков, Н.Я. Данилевский и мн. др.).

8. Геософия во многом определяет «открытость к миру» русской мысли, многоязычие её источников, созданных не только на русском, но и на славянских, греческом, латинском, французском, немецком, английском языках. Эта «всемирная любовь» выразилась в универсализме, нацеленности русской философии на решение мировых проблем, в том, что Ф. Ницше назвал «любовью к дальнему» (кризис культуры, универсальный гуманизм, преодоление смерти, обоснование космического существования человечества и др.). Однако данное качество можно рассматривать двояко. Как в высшей степени творческое, неуёмное любопытство ко «всемиру» (вселенной), как особую возвышенную фундаментальность русского ума, выраженную в глубоком презрении к «пошлой эмпирии». Но этот благородный недостаток практицизма, перерастает, к сожалению, в другую крайность – нигилизм (самоотречение, самоотрицание и самооплевание, вплоть до «сладкой ненависти» к России и до желания её уничтожения).

9. Такая черта русскости как чрезмерная широта, нуждающаяся, по Достоевскому, в «сужении», привела к тому, что Россия, отталкиваясь от усвоения чужих-чуждых моделей, становилась зачастую как бы полигоном для их испытания. (В ущерб для себя, но, зачастую, «от противного», во благо для остального мира). В итоге в ХХ веке Россия стала страной, сменившей все возможные политические режимы (!) Это – печальный итог деятельности «идейной и беспочвенной» интеллигенции. Она слепо копирует западный опыт, демонстрирует «великое незнанье России», игнорирует тревожные предостережения против подобных ошибок (К.Н. Леонтьев, И.А. Ильин и мн. др.).

10. Вот почему чрезвычайно важен интегральный подход к русской философии как «средству познания России», не упускающий самых различных нюансов, в том числе имеющих, на первый взгляд, только историческое значение. Ведь они являются отображением противоречивой, но цельной, всей внутренней истории русского самосознания, – того, что разные русские философы называли «наукой о России», «отечествоведением», «родиноведением». Такое отображение должно быть историографически достоверным, лишённым всякой «партийности», односторонней идеализации. Иной термин, распространённый в современной литературе – «россиеведение», ему приблизительно соответствует англ. «russian studies». Русская философия как россиеведение, как я полагаю, должна представляться весьма актуальной проблемой (и не только для России, но и для зарубежья) в XXI столетии. В этом своём качестве наследие русской философии, по моему мнению, вполне заслуживает положительно-ценностное отношение и не только исследовательский, но и общечеловеческий интерес.

 

Источник: http://www.wpfdc.com/reports.php?tab_id=1&rgr_id=8&id=29

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете