Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Каталог "Россия в зеркале www"

 

Мы любим Россию!

 

Русские

 

"ЗАБЫТОЕ… БЛИЗКОЕ…"
размышления над книгой А.А.Татищева "Земли и люди"
(Москва: Русский путь, 2002)
Д.Г.Голенко
(г.Жуковский, Московская обл.)

 

 

"Забыть? - забвенья не дал Бог…" (М.Ю.Лермонтов)

Уже не в первый раз, прикасаясь к прошедшему, удивляюсь неисповедимому, кажется, совсем неожиданному, сопряжению человеческих земных путей, их пересечениям и драматическим завершениям. И вот снова - как живой голос из пределов иных - "Земли и люди. В гуще переселенческого движения (1906-1921)" Алексея Алексеевича Татищева. Прочел в один присест это захватывающее повествование человека талантливого, деятельного, инициативного, лёгкого на подъём, всегда умевшего служить с пользой для дела; прочёл, радуясь и печалясь вместе с автором этой искренней, обстоятельной книги, всякий раз ожидая найти пусть несколько слов о тех местах, где на подобном же поприще - в организации переселенческого освоения Сибири и агрономической помощи новосёлам - участвовал и мой дед, почти ровесник Алексея Алексеевича.

И хотя лишь дважды - в добольшевицкий Ташкент и в Крым 1920 года - выполнение долга и следование логике событий привело в соседство этих двух не знакомых друг с другом людей, разных по происхождению, должностным обязанностям и итоговой участи, всё время меня не оставляла мысль, что и сибирские их маршруты могли бы пролечь рядом, а места пребывания - совпасть. Сожаление об их несостоявшейся, но возможной встрече в прошлом - повод для моего, сознаюсь, сумбурного обращения к некоторым эпизодам из жизни деда.

Теперь остаётся упрекать себя в том, что я так мало знаю о той, минувшей жизни, и эти знания вынужденно фрагментарны. Только благодаря самым дорогим мне людям, бабушке и маме, я посвящён в достоверную сущность происходившего с близкими в конце уже позапрошлого века и в ходе века недавно истекшего. (Риск передачи таких знаний и обладания ими в достославные времена понятен всем уцелевшим).

Из всего, к чему прикасалась рука деда, сохранилась открытка, посланная им из Сибири в канун нового, 1912, года в Вильну родным жены, и две фотографии уже военного 1914 года. Знал также от бабушки, что дед имел (и она была к этому причастна) несколько журнальных публикаций по агрономическим проблемам и постановке высшего сельскохозяйственного образования на новых землях за Уралом. Я и не надеялся их обнаружить, как неожиданно для себя решил посмотреть алфавитный каталог в библиотеке с теперешним названием Российская Государственная. И вдруг - не верю своим глазам: Ерпулёв И.П. Отчёт о работах по распашке снега, произведённых в 1910 году в Павлодарском уезде Семипалатинской области. Извлечение из периодического сборника "Вопросы колонизации" N10. С.-Петербург, 1912. Потом нашёл и другие его материалы и упоминания о нём, но вряд ли все.

… Двадцатипятилетним начал Иван Петрович в 1909 году службу в Павлодарском уезде Семипалатинской области в качестве старшего специалиста - члена землеустроительной партии Департамента земледелия Главного управления землеустройства и земледелия. За плечами уже был известный практический опыт, приобретённый в хозяйствах близ Великого Новгорода после учёбы в Горецком земледельческом училище и Лесном институте в Петербурге.

Одной из главных оказалась здесь задача получать устойчивые урожаи зерновых культур в этом потенциально богатом, но засушливом "крае пшениц". Наиболее результативным из способов накопления и сбережения влаги в почве ему представлялся способ снежной пахоты.

В августе 1910 года его предложения об организации "общественных работ по распашке снега" в уезде были доложены посетившим в поездке по Сибири и Семипалатинскую область Председателю Совета Министров П.А. Столыпину и Главноуправляющему землеустройством и земледелием А.В. Кривошеину, которые эти предложения одобрили. Были ассигнованы необходимые суммы на изготовление распашников, сконструированных Иваном Петровичем с учётом особенностей местного снежного покрова (корка снега, с трудом пробиваемая железной лопатой), на подготовку из переселенцев нескольких инструкторов, обученных технике предстоящих работ, и на оплату труда крестьян. Немало усилий было затрачено на преодоление в народе сопротивления этим работам.: Ивану Петровичу и его единственному квалифицированному помощнику топографу В.С. Павлову пришлось выслушать такие отговорки, как "Заработанные деньги будут потом взыскивать", "высшее начальство прислало деньги раздать всем переселенцам поровну, а здешнее начальство их выдавать даром не хочет и придумало какую-то распашку снега", "деньги за работу платить не будут", "распаханный снег унесёт буранами" и т.п. Но лиха беда начало, и эффективность "затеи" не ускользнула от недоверчивого глаза хлебороба.

Снежная пахота, оплаченная немедленно из государственных средств (!) была выполнена жителями 36 посёлков сначала на площади около 28,5 тысяч десятин, потом ещё на 1500 десятинах, а также снегозадержание на 1100 десятинах путём сооружения снежных валов. После окончания работ Иван Петрович составил в доступной пониманию крестьян форме наставления о способах снегозадержания. Это наставление по распоряжению Семипалатинского губернатора было широко распространено среди переселенцев области.

"Имею основание надеяться, что широкий опыт распашки, поставленный в зиму 1910-1911 гг., закрепит её в практике местного земледельца. Смею объяснить значительный успех наших работ тем, что крестьяне в них увидели средство выйти из-под гнёта сухого степного климата" - писал Иван Петрович в своём отчёте.

Вскоре Иван Петрович получил новое назначение - старшим специалистом по сельскохозяйственной части, агрономом Пятого административного района (восточная часть Кокчетавского уезда Акмолинской области, который был известен как "лучший уголок среди огромного пространства Степного Края"; замечу - по площади немного больший современной Франции).

Деятельность "в гуще переселенческого движения" требовала дальних разъездов в любую погоду, правда, на весьма хороших лошадях, и подчас не была лишена приключений, в которой противоборствующей стороной оказывались не только хищники - животные, но и люди. И дед не напрасно всегда имел с собой личное оружие, к счастью ни разу не разряженное в лихого человека.

С началом войны, в августе 1914 года, Иван Петрович был мобилизован; его полк - 2-й Сибирский запасной базировался в Чите, затем был переброшен в Брянск, а в 1915 году - в Ташкент. Он был заместителем командира полка по хозяйственной части, и в круг его обязанностей входило и агрономическое обеспечение полевых работ на обширных плантациях около Ташкента, где выращивались овощи (может быть А.А. Татищев бывал там?). В полку они перерабатывались сушкой на солнце и поставлялись в действующую армию. Этому технологическому процессу, по указанию И.П., подвергались даже помидоры.

После расформирования полка дед с семьёй в начале 1918 года смог вернуться в Европейскую Россию и продолжал заниматься агрономией в Курской губернии, уроженцем которой он был, а с осени 1919 года проделал весь путь Белой армии вплоть до скорбного финиша в Крыму: во время ноябрьской обороны Перекопа он был схвачен красными и в числе других офицеров офицерской роты препровождён в Харьков и там (предположительно) в конце 1920 года уничтожен. Его жена, моя бабушка, пыталась вызволить Ивана Петровича из харьковского заточения (около двухсот человек некоторое время содержались под охраной на территории городского вокзала), но безуспешно. Также впустую окончилась её попытка узнать хотя бы место упокоения. Ей и детям предстояло получить сполна все причитающиеся "поощрения", массово адресовавшиеся "бывшим", и лишь благодаря милосердию Божию, помощи едва знакомых людей и её мужеству, стойкости и самоотверженности семье в бедствиях удалось выжить, хоть и не без потерь.

Вот уже более 80 лет прошло, как оборвалась короткая жизнь Ивана Петровича. И у скольких, наделённых бесценным даром быть созидателями, она тоже была или отнята, или исковеркана на российских просторах и в изгнании. А ведь Россия могла тогда поистине возродиться, если бы широкомасштабные преобразования, возглавлявшиеся П.А. Столыпиным и А.В. Кривошеиным и начавшиеся так успешно усилиями коллег в центре и на периферии, были осуществлены.

Удивительно, что даже сейчас, когда вполне очевидно: благодатны были для страны грандиозные реформы вообще и освоение восточных и южных территорий великого государства в частности, приходится слышать лживые домыслы на этот счет и отвратительные каламбуры просоветского пошиба.

Не в силах превозмочь горестных сетований по поводу случившегося вопреки устремлениям и трудам вдохновителей реформ и их соратников, продолжаю верить, что мы, не приемлющие фальсификаций и постыдного забвения, будем всегда благодарны первопроходцам и подвижникам, достойным светлой памяти.

Вышедшая в издательстве "Русский путь" в серии "Наше недавнее" под редакцией Н.Д. Солженицыной книга А.А. Татищева с послесловием его дочери М.А. Кириловой, несомненно найдёт отклик в неравнодушных к истории Отечества сердцах.


Источник:  http://www.posev.ru/files/articles/15.html

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете