Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Каталог "Россия в зеркале www"

 

Мы любим Россию!

 

Русский путь

 

Становление новой парадигмы этнополитики в России


От политического самоопределения к этнокультурному многообразию


Зорин Владимир Юрьевич

 

 

Зорин Владимир Юрьевич – главный федеральный инспектор в Липецкой области, доктор исторических наук, бывший министр Российской Федерации.


Последние десять лет развития Российской Федерации наглядно показывают, что процесс строительства нового демократического государства приобретает все большую динамику и четкие контуры. Однако переход от советской модели этнического федерализма к федерации демократического типа, что предполагает глубокую трансформацию содержания и форм этнополитики, происходил не одномоментно и достаточно сложно.

Становилась все более очевидной бесперспективность линии на ограничение способов и инструментов реализации этнических и этноконфессиональных нужд и интересов, гармонизации межэтнических отношений лишь политическими институтами и формами. Новая парадигма этнополитики предполагает нацеленность на создание условий полноценного совместного проживания народов с различным менталитетом, принадлежащих к разным конфессиям, но объединенных общей целью сохранения России как единого государства с прочным экономическим и духовным потенциалом, развития и приумножения этого потенциала.

Гармонизация этноконфессиональных процессов во многом зависит от успеха социально-экономической модернизации России. Не менее важным, как показал опыт последнего десятилетия, является вопрос о преодолении «распыленности» предмета этнополитики по отраслевым направлениям и, соответственно, управленческим структурам, ими занимающимися.

В последнее десятилетие особую значимость приобрела задача преодоления сложившихся в условиях революционных перемен противоречий в развитии федерализма и национальной политики. С одной стороны, произошли заметные и закономерные сдвиги в сторону унитаризации. Они были характерны для судебной (принятие Закона о судебной системе, впервые за последние годы более или менее нормальное финансирование судов) и налоговой (увеличение федеральной доли налогов, укрепление налоговой дисциплины) систем и др. Не менее важную объединяющую роль играют естественные монополии и финансовая система страны. Одновременно развивались процессы усиления самостоятельности регионов и субъектов федерации, особенно у экономических субъектов, в банковско-финансовом секторе и у политических партий.

На неравномерность конфигурации и развития федеративных отношений влияют различия между регионами и субъектами федерации в размерах территории, обеспеченности ресурсами, степени дотационности бюджетов и др. Но во многом эта неравномерность обусловлена также традициями, сложившейся практикой, личностными факторами. Например, Татарстан, с его особой налоговой системой, собственными судами, гражданством и конституцией строил отношения с Центром на фактически конфедеративной основе. Положение других, прежде всего, большинства автономных округов, мало отличалось от регионов в составе унитарного государства. В то же время подавляющая часть областей и краев взаимодействовала с Центром в рамках федеративной системы.

В наследие от прошлого досталось и двухуровневое территориально-государственное устройство России, когда в состав семи ее субъектов (краев и областей) входят десять автономных округов, тоже имеющих статус субъектов Федерации. На волне суверенизации начала 90-х гг. автономные области напрямую стали подчиняться Москве. Из автономных округов обособился лишь Чукотский. Как следствие, возникла проблема участия округов в жизнедеятельности соответствующих более крупных субъектов. В случае отказа округов участвовать в выборах представительных органов управления краев и областей происходил разрыв традиционных связей во всех сферах общественного развития. К примеру, в 1994 г. Корякский автономный округ не избрал депутатов в Законодательное собрание Камчатской области. Возникли также некоторые сложности в Таймырском (Долгано-Ненецком) и Ненецком автономных округах.

Подобного рода проблемы ставили перед органами власти всех уровней задачу постоянного повышения политической культуры и налаживания механизмов, обеспечивающих представительство интересов меньшинства, в том числе этнических групп, особенно в регионах с пестрым этнокультурным составом.

В целом многообразие внутриполитического устройства субъектов федерации создало весьма мозаичную картину, усложняющую процесс укрепления государственности. Крупнейшие и экономически сильные регионы и федеральные города формально равны таким же субъектам Федерации, как, к примеру, малонаселенная Эвенкия. Президентские республики со стабильно удерживающими власть лидерами и весьма замкнутой структурой существенно отличаются от областей, где в ходе выборов чаще складывается реальная конкуренция и происходит смена руководства.

Логика реформ и социально-экономической трансформации общества требует адекватного видоизменения действующей модели федерации. К этому подталкивают и перемены в системе взаимодействия элит разного уровня в ходе структурной перестройки российской экономики, а также реформирование социально-политической системы.

Новые подходы обрели реальные очертания с избранием В.В.Путина на пост Президента РФ. Своими указами Президент отменил решения региональных властей, затрагивающих компетенцию Центра в Амурской и Смоленской областях и Ингушетии. Одновременно он обратился к законодателям Башкирии с предложением привести республиканское законодательство в соответствие федеральному. В рамках процесса модернизации административной структуры федеральных органов власти вслед за этим были введены федеральные округа, а несколькими днями позже в них назначены представители Президента.

Затем Президент выступил с телевизионным обращением к народу, предваряя им пакет вносимых в Государственную Думу законопроектов, призванных восстановить в стране властную вертикаль. Изменение принципов формирования Совета Федерации, введение порядка отстранения от должности руководителей регионов и роспуска законодательных собраний (принимающих акты, которые идут вразрез с федеральными законами) призваны восполнить изъяны недавнего прошлого. Это позволило постепенно добиваться укрепления вертикали исполнительной власти в стране, обеспечить пересмотр законодательства тех субъектов федерации, в которых в начале 90-х гг. были приняты акты, допускающие превышение полномочий субъектов в нарушение принципов федерализма, общероссийской Конституции и законов РФ.

Реформирование федеративной модели, в конечном счете, должно сделать более совершенным государственное устройство применительно к задачам осуществления экономического роста (снижение дефицита бюджета, формирование единого внутри российского рынка товаров и капитала и т.п.). В свою очередь, успехи в экономике обеспечат сдвиг Российской Федерации в сторону более унифицированной модели федеративного устройства, что отвечает долгосрочным интересам всего общества и национальной политики государства.

Для российского федерализма и сегодня характерно сочетание проблем, унаследованных от Российской империи или Советского Союза, с возникшими в последнее десятилетие XX в. Смешанный этнотерриториальный характер субъектов федерации чреват, как показал исторический опыт ушедшего столетия, регионализацией, этноконфликтами и практикой «этновыдавливания», дроблением регионов по этническому признаку и т.д. Этническое и территориальное начала, накладываясь друг на друга, содержат взрывоопасный потенциал. Не менее важна проблема многоуровневого централизма, т.е. преувеличения роли центров на каждой ступени управления. Это противоречит принципу равноправности частей федерации.

Особенности наследия прошлого, как и политического развития страны в последние годы, обусловили асимметричность масштабов и статуса (губернизация и республиканизация, субъекты второго порядка) субъектов федерации; усиление дифференциации регионов в социальном и политическом отношениях, в уровне жизни. Необходимо иметь в виду и инициированный сверху характер государственного устройства, когда вся жизнь общества зачастую определяется региональными границами, а националистические настроения подчас не ослабевают и дают о себе знать в новых формах.

Кроме того, имеет место очевидное противоречие между сильной централизацией федеральных структур с аналогичными процессами в субъектах федерации, а также чрезмерное усиление субъективного фактора, когда личностные качества главы региона могут во многом определять и отношения с Центром, и политическую ситуацию в регионе, и положение граждан в нем. Не менее актуальна проблема завершения согласования законодательства ряда республик с федеральным, чтобы они не противоречили принципу равенства прав граждан независимо от места их проживания, устраняли дискомфорт и противоречия в межнациональных отношениях.

Совершенствование национальной, этнокультурной политики государства, устойчивость федеративных отношений также связаны с феноменом регионализации РФ, которая осложняется продолжающимся сопротивлением чеченских бандформирований и, соответственно, социально-этнической напряженностью на Северном Кавказе. Не военные, а политические, социально-экономические и культурные методы укрепления федерации являются, безусловно, приоритетными и должны гармонизировать межнациональные отношения, составлять существо всей деятельности государства в национальной сфере.

Выстраивание более строгой вертикали власти и укрепление позиций Центра в управлении страной в конце 1999-начале 2000 гг. происходило по тем линиям, которые были намечены уже в 1997 г. и 1998 г. Однако консолидация элит в Центре вместе с изменившейся социально-экономической и политической ситуацией позволила в полной мере реализовать планы по столь необходимому усилению государства и государственной власти.

Указанные процессы были закономерны, поскольку строительство гражданского общества и рыночной экономики невозможно в условиях деятельности политически разнонаправленных мелких образований. Нужды совершенствования федерализма требуют преодоления дробления регионов и баланса полномочий между региональным и местным уровнями власти. В целом же сохранение и упрочение единого политического пространства должно способствовать отделению экономики от политики и правильному взаимодействию политической и экономической власти.

Укрупнение элементов территориально-государственного устройства и совершенствование системы связей между ними может в определенной ситуации вызвать усиление опасности сепаратизма из-за существенного увеличения политического и экономического ресурса новых региональных лидеров. Однако гораздо более очевидны позитивные последствия перехода к экономической и политической многополюсности вместо сверхцентрализации, создания условий для развития гражданского общества, выведения гражданина из-под жесткого административного диктата. Стало ясно, что сила не в формальном объеме полномочий, а в реальной способности эти полномочия осуществлять.

За последнее десятилетие XX в. накоплен колоссальный опыт согласования интересов центральных и региональных элит в самых разнообразных условиях, включая всевозможные формы и институты такого согласования. Происходит осознание властью и учет ею в практической деятельности огромного регионального многообразия: социального, экономического, политического, культурного. На разных стадиях трансформации общества федерализм может становиться квинтэссенцией политического процесса, выдвигаться на авансцену, но может и уходить на периферию. В ходе становления гражданского общества постепенно должны создаваться условия для повышения эффективности системы власти при четком разграничении полномочий и с передачей значительной их части на нижние этажи управления.

В связи с этим большое значение имеют решения Президента РФ В.В. Путина, обеспечившие реформу Совета Федерации. Кадровые назначения в федеральные органы власти на местах производятся полномочными представителями Президента.

На уровне федеральных округов и субъектов Российской Федерации тесное взаимодействие с органами государственной власти и местного самоуправления осуществляют региональные отделения АНР и ассамблеи народов субъектов РФ. Общественные советы (комиссии, постоянно действующие межнациональные совещания, общественные парламенты, общественные палаты и т.д.) по делам национальностей действуют в большинстве Федеральных округов при полномочных представителях Президента Российской Федерации, а также при правительствах (администрациях) или соответствующих органах исполнительной и законодательной власти субъектов Российской Федерации и при органах местного самоуправления. Федеральная исполнительная власть на регулярной основе проводит консультации с представителями всех федеральных национально-культурных автономий, а также с представителями других общественных объединений национальных меньшинств.

Полномочные представители Президента Российской Федерации в федеральных округах уделяют значительной внимание реализации государственной национальной политики в курируемых ими регионах. Ими создана система совещательных органов с участием представителей общественных объединений национальных меньшинств. Например, в Центральном федеральном округе начал активно работать Экспертный совет по национальной, миграционной политике и взаимодействию с религиозными объединениями, которую возглавил бывший Министр по делам национальностей профессор В.А. Михайлов. Подобный совет работает при Полномочном представителе Президента в Приволжском федеральном округе. В Сибирском федеральном округе при Полномочном представителе Президента в 2002 г. на основе договора о сотрудничестве с межрегиональной ассоциацией «Сибирское соглашение», Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока создан Консультативный совет по делам коренных малочисленных народов Севера и Сибири, членами которого наряду с представителями властных структур являются представители региональных отделений Ассоциации. Подобный орган создается и в Дальневосточном федеральном округе.

Административные границы не препятствуют взаимодействию между лицами, принадлежащими к национальным меньшинствам. Об этом свидетельствуют проводимые при поддержке руководства федеральных округов съезды, конгрессы российских народов, на которых обсуждаются проблемы защиты и обеспечения прав национальных меньшинств и развития межнационального сотрудничества (съезд Союза армян России, третий конгресс украинцев России, съезды народов Бурятии, татарский, башкирский конгрессы и многие др.). В целом, характеризуя основные тенденции в развитии национальной политики и межнациональных отношений в конце XX в., отметим: в 1991-1993 гг. в России еще сохранялась угроза сецессии, и активную роль играли этнонациональные движения, шло так называемое «национальное возрождение» в республиках со всеми известными перекосами в идеологии и политике. При этом Центр шел на уступки, и меры по достижению консенсуса в целях сохранения целостности страны. Затем ситуация изменилась.

С 1994 г. до 1999 г. усилиями центральных органов государственной власти, всех здравомыслящих сил и организаций в Центре и на местах была преодолена угроза сецессии, и сепаратизм пошел на убыль, но сама национальная политика развивалась недостаточно целенаправленно. В силу сложности реальных социально-политических обстоятельств она носила колебательный характер. Государство в решении национальных проблем или вопросов, явственно имевших этнополитическую окраску, использовало как силовые акции (в период военных действий в Чеченской Республике в 1994-1996 гг., 1999-2001 гг.), так и разнообразные инструменты политики мультиэтничности, сохранения поликультурного пространства и асимметричности федеративного устройства страны. Не случайно столь частыми были смены руководителя министерства, призванного заниматься национальными и региональными проблемами, столь же символичны перманентные его переименования.

Доктринальный смысл новой национальной политики как этнокультурной на современном этапе должен состоять и в том, чтобы избежать таких крайностей, как оценка современных межнациональных отношений как кризисных и стремление положить в ее основу задачу установления полного равенства между народами. Необходимо учитывать, что качество национальной политики в большой степени зависит от ее теоретической вооруженности. Это не означает, что другие составляющие качественной стороны регулирования разных сторон национальной жизни несущественны, а в межнациональных отношениях отсутствуют или исключены всплески конфликтности. Они неизбежны уже в силу включения российского социума в закономерные мировые процессы глобализации и индивидуализации, которые противоречивы по своей направленности, а также вследствие болезненной сути кардинального реформирования реальной жизнедеятельности народов страны.

О противоречиях и трудностях формирования этнокультурной политики, перестройки идеологии подхода ко всему комплексу национальных вопросов свидетельствуют, в частности, публикации директора Института истории АН Республики Татарстан Р. Хакимова. Фетишизация политического способа решения национальных проблем, огосударствления этноса как решающего и даже единственного средства его прогресса в настоящее время принимает все более архаическую окраску, если не дополняется и не заменяется более широким и продуктивным подходом. Как показывает мировой и отечественный опыт, культурологическая направленность мер в сфере этнополитики должна занимать приоритетное место.

В одной из последних публикаций Хакимов, сетуя на трудную судьбу и разобщенность татарского этноса, справедливо обращает внимание на злободневные проблемы идентификации татар, да и других народов России, вызванные болезненным характером революционных преобразований в стране. Он выстраивает целую программу действий, призванную помочь татарам «понять свое место в России, тюркском и исламском мире», противостоять происходящему якобы восстановлению имперских традиций, в рамках которого рассматривает и общепризнанные, объективно необходимые для всех народов страны меры по обеспечению вертикали власти (хотя тут же пишет о неопределенности курса России),

Обращаясь к историческим корням как некоему спасительному стержню, излишне эмоционально излагая реальные трудности этнического развития, автор в то же время пытается найти современные способы адаптации этноса к условиям рыночной экономики и выдвигает предложения самого разного характера. Они включают комплекс мер от перехода татарской письменности на арабскую графику и создания глобальной этнической Интернет-сети до образования общероссийской партии татар, не связанной с федеральной властью, что априори нереально хотя бы из-за необходимости ее юридической регистрации, а также единения мусульман (с одновременным призывом к татарам «не колеблясь и окончательно повернуться к Европе») и формирования «правительства Большого Татарстана» как высшего уровня национально-культурной автономии. Подобная позиция служит отражением сложного влияния, которое глобализация и этноконфессиональная специфика ее практической трансформации оказывают на общественное сознание. В конечном счете, именно этнокультурная составляющая справедливо признается приоритетной в современных условиях. Государственная политика призвана способствовать минимизации трудностей адаптации всех российских этносов к реалиям и вызовам новой эпохи.

На встрече с представителями III Всемирного конгресса татар в Казани 30 августа 2002 г. Президент Российской Федерации В.В. Путин, в частности, отметил: «Россия, где исторически бок о бок живут и славянские, и тюркские народы, всегда была и остается центром притяжения и соединения многих культур. И в этом... сила России и наш огромный потенциал, который нужно развивать». Далее было подчеркнуто: «У нас многонациональное государство. И мы должны ясно и четко понимать, если представители любой, не такой многочисленной национальной группы, как татары, а любой, даже самый маленький народ, представители любого, даже самого маленького этноса, не будут чувствовать здесь себя, как дома, мы не сохраним многонациональное государство. И это зависит не только от руководителей, это зависит от понимания этого ключевого слова для жизнедеятельности такой сложной страны, как Россия. От понимания этого всеми общественными организациями, каждым рядовым гражданином нашей многонациональной родины. И из этого мы должны исходить, в таком ключе воспитывать наших детей».

Незыблемыми постулатами этнокультурной политики России начала XXI столетия остаются:

а) признание ее полноправными субъектами всех без исключения народов РФ независимо от наличия или отсутствия у них национально-государственных или национально-территориальных образований;

б)признание всех наций и этнических групп страны государство-образующими, в том числе русского народа как собирателя российских земель и первосоздателя общего государства;

в)включение в число субъектов национальной политики федерального Центра с соответствующими легитимными полномочиями;

г)дополнение национально-государственных и национально-территориальных форм организации национальной жизни в РФ экстерриториальными национальными общественными объединениями, в том числе в форме национально-культурной автономии.

Кроме того, всяческого поощрения заслуживают различные ассоциации, коллективы и объединения, основанные по интересам, на территориальных, хозяйственных, профессиональных принципах. Они, пересекая этнические границы, способствуют формированию поликультурного пространства и межэтнической толерантности. Задача государства состоит в предотвращении возникновения явных диспропорций в социальных условиях между контактирующими этническими группами, в обеспечении равенства возможностей их социального продвижения, тем более что сама рыночная экономика в случае ее подъема создает более благоприятные условия для жизнедеятельности народов.

Не менее важно теоретическое осмысление и последовательное укоренение в политической и повседневной жизни представления о том, что субъектом права в нашей стране выступает гражданин, имеющий свободу национальной самоидентификации и деятельности, а также принадлежности к какой-либо организации в целях решения этнокультурных задач. При этом нельзя форсировать или навязывать административными и иными способами переход к пониманию нации как гражданства, а не этничности. Такой процесс не может быть легким и быстрым уже в силу историко-культурных и ментальных особенностей развития и взаимодействия российских этносов между собой и с государством.

Многокультурная национальная политика, способствуя формированию полноценного гражданского общества, кроме того, должна предотвращать монополию какого-либо одного органа государственной власти или общественной силы на решение национальных вопросов, а также обеспечивать расширение и разнонаправленность ее векторов и содержания. При этом особую важность приобретает задача создания прочной правовой базы этнокультурной жизни и этнической мобилизации в цивилизованных формах. И не только в связи с локальными фактами этнофобии в виде антисемитских и иных вылазок маргинальных группировок и слоев общества, не сумевших адаптироваться в сложнейших условиях реформационного процесса, но и в стратегическом плане.

В связи с вышесказанным следует обратить внимание на факторы роста радикальных националистических настроений, в том числе русского национализма и даже проявлений фашизма в России. К ним относится, прежде всего, чеченский конфликт, затяжной и болезненный характер которого усиливает рост этнофобий. Не менее важно учитывать и появление массовых настроений, оценивающих 90-е гг. как время потери статуса сверхдержавы вследствие распада СССР и федерализации России, социальных и экономических катаклизмов, унижения достоинства нации и величия государства. Болезненное привыкание к новому геополитическому положению, новым формам консолидации внутри страны может быть облегчено лишь на путях формирования общих ценностей гражданского общества как мультикультурного и полиэтнического.

Учет этнического фактора, например, в законодательстве (обычного права в вопросах приватизации земли, условий несения альтернативной военной службы, в регулировании семейно-бытовых и иных отношений) не должен противоречить базовым конституционным нормам о правах и свободах человека и гражданина. Не менее актуален вопрос о представительстве этнических групп и общностей в структурах власти.

Последовательные шаги Президента Российской Федерации В.В. Путина направлены на укрепление целостности нашего многонационального государства, упрочение его конституционно-правового пространства и наведение порядка в разбалансированном механизме управления как в Центре, так и в регионах. Они полностью соответствуют мировому опыту развития полиэтнических и многоконфессиональных федераций.


Указом Президента РФ должности министра по национальной политике. Новый подход должен обеспечивать координацию деятельности органов исполнительной власти, давая более эффективное качество управления процессом достижения этноконфессионального согласия в Российской Федерации, которое зиждется не столько на административных рычагах, сколько на тонком и гибком согласовании тактических шагов и проектов разных уровней и структур власти в достижении общей стратегической цели.

Она заключается в обеспечении прав граждан России на удовлетворение национально-культурных, языковых и других потребностей в любом регионе страны независимо от вероисповедания, национального происхождения и социального положения. Следующая задача состоит в поддержке национальной культуры и языков народов, населяющих страну. Далее, принципиальное значение имеет защита и возвращение к патерналистской политике государства в отношении коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Наконец, в национальную сферу входит и поддержка соотечественников за рубежом, с разработкой новых подходов в миграционной политике. Состояние межэтнических отношений во многом зависит от характера взаимодействия органов государственной власти, органов местного самоуправления с национальными организациями, от понимания, прежде всего, руководителями субъектов РФ важности содействия национальным объединениям в решении этнокультурных проблем. В настоящее время практически во всех субъектах Российской Федерации созданы и активно действуют национальные общественные объединения. В Москве их около 80 (Общественное объединение корейцев, Международная организация турокмесхетинцев «Ватан» и др.), в Санкт-Петербурге - свыше ста и т.д.

Консультативный Совет по делам национально-культурной автономии при Правительстве Российской Федерации в 2002 г. возобновил свою деятельность. В настоящее время он осуществляет руководство сложившейся сетью национально-культурных автономий. Она, как уже отмечалось, включает 14 федеральных НКА и более 300 региональных и местных НКА. Совет - орган реальной взаимосвязи между государственными структурами и общественными организациями, способный влиять на принимаемые решения на самом высоком уровне, а также является органом взаимной ответственности за принимаемые решения. Действуют также региональные и межрегиональные национальные совещания (Московская, Пермская, Новосибирская области, Краснодарский, Алтайский и Красноярский края, республика Саха (Якутия), Республика Дагестан и др.).

Наибольшее количество национально-культурных автономий создано немцами (68 в 24 субъектах Российской Федерации), татарами (63), евреями (29), армянами (18), украинцами и другими этническими группами, преимущественно проживающими за пределами своих национально-государственных образования или не имеющими таковых вообще.

Администрации регионального уровня, учитывая важность проблемы организации работы с массами через общественные объединения, в частности, национально-культурные автономии, решают эту проблему, исходя из своих возможностей. В 2002 г. более 40 субъектов Российской Федерации предусмотрели расходы в своих бюджетах на деятельность общественных институтов. К примеру, в Республике Татарстан в рамках реализации федеральной целевой программы «Социально-экономическое развитие Республики Татарстан до 2006 г.» осуществляется подпрограмма «Сохранение и развитие исторического центра г. Казани», проводится реставрация 82 наиболее ценных памятников и другие мероприятия.

Анализ развития национально-культурного движения в России позволяет констатировать, что автономии, другие общественные объединения можно трактовать как устойчивую форму социального бытия, стремящуюся к приобретению своих институциональных форм, к расширению диалога между гражданами и государством.

Одна из главнейших задач этнокультурных общественных организаций и объединений состоит в обеспечении максимальной деконфликтогенности этнокультурной сферы. Несомненно, культурно-этническое многообразие обогащает личность, общество и государство. Этнический фактор существовал всегда, а проблемы возникают лишь тогда, когда этничность политизируется, когда на ее основе можно спровоцировать ксенофобию, изоляционизм, разрушительные действия. Это происходит потому, что в экстремальных ситуациях верность своей этнической группе оказывается сильнее всех других обязательств и привязанностей. Известно, что конфликтов за последние 10 лет XX в. стало несколько меньше, и их подавляющее большинство возникало не между государствами, а внутри государств. Эти конфликты начинались под любыми лозунгами, но в ходе борьбы этничность и конфессиональность обязательно выходили на первый план. Это, наверное, лучше всего говорит в пользу того, что недооценивать эти факторы нельзя.

Отвечая на вопросы россиян в прямом эфире в канун 2003 г., Президент российской Федерации В.В. Путин, в частности, подчеркнул: «Да, мы подчас сталкиваемся с проявлениями ксенофобии и с преступными проявлениями на межнациональной основе. Органы власти должны на это остро реагировать. Государство должно здесь действовать последовательно, ни в коем случае не проходить мимо какого-то одного, даже самого маленького факта подобного рода. Это касается и проявления антисемитизма, и антирусских настроений, и негативного отношения к выходцам с Кавказа и т.д. Мы единая семья» (13).

В целом поддержка национально-культурного развития народов России приобретает все больше разнообразия и качественно новых черт. К примеру, в Тверской области ежемесячно выходит газета на карельском языке «Кариелан шана», радиопередача «Тверская Карелия», телепередача «Ома ранда», обеспечивающие интересы национально-культурной автономии тверских карелов. Доля поддерживаемых государством газет и журналов на языках народов России в 2001 г. составила 34% от общего количества профинансированных изданий. Издается 400 газет и журналов на 59 национальных языках, а также ведется телевещание на 56 и радиотрансляция на 69 языках.

Принципиальное значение имеет конструктивная позиция руководства страны в осуществлении этой деятельности. В последнее время возрос интерес к проблеме сохранения и развития национальных языков и, соответственно, возросло число, желающих заниматься национальными языками. Сегодня в школах России обучение ведется на 38 национальных языках. Это позволяет удовлетворять основные потребности населения в общении на родном языке вне зависимости от места проживания. Ключевое значение придается не только объемам финансирования соответствующих программ, но и получению органами власти достоверной информации для более эффективного решения задач сохранения и развития национальных языков во всех субъектах федерации.

Необходимо отметить тенденцию увеличения в местах компактного проживания этнических меньшинств национальных государственных школ, где родной язык является языком обучения или предметом изучения. Так, на территории России действуют 47 армянских школ, 85 казахских, 66 азербайджанских, 19 туркменских и др.

До сих пор в некоторых субъектах Российской Федерации возможность изучать родной язык предоставлялась группам, состоящим из 3 человек. В соответствии с замечаниями Консультативного комитета по выполнению рамочной конвенции о защите национальных меньшинств в Российской Федерации в законопроект о внесении изменений в Федеральный Закон «О национально-культурной автономии» предлагается внести нормативы, обеспечивающие применение соответствующих положений данной конвенции.

В рамках Международного десятилетия коренных народов мира Правительством Российской Федерации предпринимаются активные меры по улучшению экономической и социальной жизни представителей коренных малочисленных народов Севера. В соответствии с предложениями, представленными Комиссией по разграничению предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации при Президенте Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, подготовлены законопроекты по внесению изменений и дополнений в Федеральные Законы «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации», «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера», «О территориях традиционного природопользования». Данные законопроекты направлены на создание четкого регулирующего механизма исполнения основных положений ранее принятых законов. В их разработке непосредственное участие принимают представители Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Российские власти предпринимают необходимые усилия по улучшению положения цыган в Российской Федерации. В настоящее время официально зарегистрировано семнадцать цыганских общественных объединений и семь национально-культурных автономий (НКА). В рамках имеющихся возможностей органы исполнительной власти всех уровней оказывают им финансовую, организационную и иную поддержку.

В ряде российских регионов цыганам выделяются участки под застройку жилья, для ведения приусадебного хозяйства (Краснодарский край, Волгоградская, Тульская, Самарская, Пензенская, Ленинградская и другие области). Администрации данных областей занимаются также благоустройством поселков с компактным проживанием цыган (электрификация, газификация, благоустройство дорог и т.д.). В ряде регионов (Краснодарский край, Калининградская область) решение проблем цыган (правовых экономических, образовательных, культурных и др.) выделено в отдельное направление, нуждающееся в принятии специальных дополнительных мер на основе исключения дискриминации. Такая практика постепенно распространяется и на другие регионы.

Государственная этнонациональная политика России на современном этапе включает в себя сохранение государственной целостности и федеративного устройства страны; обеспечение равенства прав граждан и народов РФ на этнонациональное развитие; свободное определение каждым гражданином своей национальной принадлежности, наказание за разжигание межнациональной вражды, оскорбление чести и достоинства по национальному признаку; соответствие законов и иных нормативных правовых актов в сфере этнонациональной политики общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам РФ; взаимодействие органов государственной власти всех уровней с общественными этнокультурными объединениями, национально-культурными автономиями.

Являясь важной составной частью внутренней и международной жизнедеятельности государства, этнонациональная политика Российской Федерации преследует цели совершенствования государственных структур для реализации интересов граждан всех национальностей, проживающих на территории субъектов РФ, и обеспечения межнационального согласия, уважения к традициям народов, формирования патриотизма. Ее целью является также создание условий для социально-экономического и культурного развития народов и их взаимодействия, предотвращение и мирное разрешение межэтнических конфликтов.

Общие экономические и социальные интересы, разнообразные связи субъектов федерации, при поддержке интегративных идей их политическим руководством, широкой общественностью (предприниматели, СМИ, интеллектуальная и художественная интеллигенция и т.д.), институтами гражданского общества, в том числе национально-культурными автономиями, органами самоуправления в полиэтничных регионах — те основополагающие факторы, которые в конечном счете обеспечат указанные цели. Принятая Правительством РФ в августе 2001 г. федеральная программа формирования установок толерантного сознания и профилактики экстремизма в российском обществе предусматривает разнообразные меры по культивированию в сознании и поведении россиян межнационального согласия, взаимного уважения и доверия.

Конкретные задачи этой программы сводятся к следующему:

– формирование духовно-нравственной личности, свободной от национальных предрассудков; в этом случае, разумеется, работа с учащимися приносит знание учителю и делает нравственно богаче учеников;

– пропаганда национально-культурных традиций народов, их языка, литературы, истории;

– перевод этнокультурного образования на правовую основу: ононе должно быть «довеском» к стандарту образования;

– бережное отношение к русскому и другим языкам;

– организация методического образования учителей;

–реализация положений федеральной программы по формированию толерантности и профилактики экстремизма в обществе, патриотизма граждан Российской Федерации.

Программа предусматривает разнообразную деятельность по таким ключевым направлениям и субъектам формирования толерантности, как личность, семья, общество, государство, а также меры организационного и информационного обеспечения. В частности, началась подготовка методик для внедрения в систему образования всех ступеней программ и учебных материалов для воспитания подрастающего поколения в духе миролюбия, веротерпимости и толерантности.

К сожалению, создание продуктивных методик и технологий достижения этнокультурной толерантности идет медленно. Отсутствует разновариантная и многоцелевая учебно-методическая литература, в том числе и на электронных носителях. Фактически оставлены без внимания дошкольные учреждения, а ведь процесс социализации начинается именно в этом возрасте. Необходимы, как уже отмечалось, «этнический ликбез» для чиновников любого уровня, а также разработка курса этики межэтнических отношений для дошкольного, школьного, вузовского воспитания и т.д. Не менее важным вопросом является оперативное включение разработок и рекомендаций ученых в практическую деятельность соответствующих государственных и общественных структур и организаций.

Нет до сих пор четкой системы в рассматриваемой области и на российском телевидении и в целом в средствах массовой информации. Отдельными передачами по этнокультурной и конфессиональной тематике вопрос не исчерпывается. Культуру межэтнического общения нельзя сформировать раз и навсегда, ибо такое общение является формой и способом связи между людьми, а потому требует повседневного целенаправленного внимания, поиска адекватных всякий раз новым ситуациям способов и форм воспитания.

Сфера управления и обеспечения интересов и прав граждан, связанных с их этнокультурными запросами, должна называться этнической или этнокультурной политикой. Россия как страна с населением разной этнокультурной и религиозной принадлежности в государственном и национальном устройстве должна опираться на гибкий федерализм, поднимать на более высокую ступень самоуправление региональных образований, планомерно внедрять повсеместную практику культурного плюрализма и толерантности. Это не исключает, а предполагает твердую приверженность принципам сохранения целостности страны и безопасности ее граждан. Этнокультурная политика призвана оперативно и чутко реагировать на быстро меняющуюся социальную действительность, способствовать защите прав человека и групп населения, гарантировать согласованные решения и действия власти, направленные на стабильность в обществе и благополучие всех россиян.

На федеральном уровне составной частью этнокультурной политики должна стать поддержка духовных потребностей всех этнических групп независимо от того, составляют ли они меньшинство или большинство в полиэтничных регионах и субъектах Российской Федерации. При этом имеется несколько основных приоритетов. На идеологическом уровне - утверждение для российского народа формулы «единства в многообразии» вместо уязвимых и неработающих клише прошлых лет. На политико-правовом уровне - доведение до конца процесса приведения в соответствие республиканского законодательства федеральным законам, равный доступ к общественным ресурсам граждан независимо от их этнической и религиозной принадлежности. В концептуальном плане необходимо окончательно утвердить за понятием «национальная политика» обозначение политики обеспечения общенациональных интересов страны и функционирования общегосударственных сфер общественной жизни, в том числе через национальные символы - национальная экономика, национальное образование, здоровье нации и т.п.


Источник: http://www.etnosfera.ru/ecentr.php?id=10&tv1=cccccc&onewnd=ecenter&list=projects&prjid=486&id=10

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете