Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Каталог "Россия в зеркале www"

 

Мы любим Россию!

 

Русский путь

 

Возвращение на Балканы

России уже сегодня нужны и новые решения, и новые люди
Нужны ли России Балканы? Такую проблему со всей очевидностью обозначили1990- е годы. В то время у нас почти полностью отрицалась необходимость иметь какую-либо внешнюю политику, отличную от западной. В то же время Балканы – это наше "среднее зарубежье", стратегически важный регион, от которого во многом зависят судьбы мира. Если Россия считает себя даже не великой, но хотя бы региональной державой, она должна сформулировать по Балканам свою позицию и отстаивать ее.

Мы часто говорим, что Россия ищет себя в трехмерном пространстве: Россия и Запад, Россия и Восток, Россия и славянский мир. Отсюда и наши западники, славянофилы и евразийцы. Отсюда и такие гуманитарные дисциплины, как славяноведение и востоковедение. Балканы же вмещают в себя все эти поиски. В ХIХ веке под властью Турции они были для нас Азией, не случайно ими занимался Азиатский департамент российского МИДа. А что касается титовской Югославии, то она была для нас чуть ли не Западом. И, конечно, это славянский мир, поскольку на Балканах проживает преимущественно славянское население.

В русском национальном самосознании, несмотря на все катаклизмы советского времени, доминирует представление о том, что именно Россия находится в центре славянского православного мира, призвана ему покровительствовать и его защищать. Поэтому Балканы – единственный в мире регион за российскими пределами, где внешняя политика России традиционно не только учитывала этнический и религиозный факторы, но прямо делала на них ставку.

В отличие от начала 1990-х годов, "окно возможностей" для нас почти закрылось, и к нашей объективной слабости добавились совершенные нами многочисленные ошибки. Мы так глубоко погрузились в навязанную нам логику урегулирования на постюгославском пространстве, что почти лишились свободы маневра. А исходная позиция, как представляется, такова.

Первое. У России отсутствуют прочные экономические связи с постюгославскими государствами (кроме поставок энергоносителей), а значит, нет достаточной основы для более тесного сотрудничества.

Второе. Политически Россия пока действует "реактивно", - она лишь реагирует на обстоятельства. Во взаимоотношениях со странами региона проводится линия так называемого "дозированного политического диалога", в зависимости от отношений этих стран к России. Складывается впечатление, что оказавшись фактически вытесненной из региона, Россия предпочитает не вмешиваться в балканские события. Показателем отношения России к Балканам стал вывод из Боснии и из Косово наших немногочисленных миротворцев. Между тем, все балканские страны, новые и старые, рано или поздно войдут в НАТО и Евросоюз. По этому вопросу даже сербское общество близко к окончательному решению. Бороться с этим и не нужно, и бессмысленно.

Третье. Современный мир лишь отчасти глобалистский. Полным ходом идет процесс регионализации, и расширяющийся Евросоюз это подтверждает. Процессы регионализации настолько очевидны, что уже беспокоят многих на Западе. К примеру, Збигнев Бжезинский заявил, что регионализация угрожает американской мировой гегемонии.

Что нам делать в этой ситуации? Во-первых, укреплять культурные, научные, образовательные связи в регионе. Это не дорого, но дорогого стоит. Связи эти во многом сохранились, но нуждаются в государственной поддержке и в новых идеях. Во-вторых, между двумя крайностями – навязыванием балканским народам былой "любви" и забвением – нужно выбрать середину. Значит, не вмешиваться в дела балканских стран, и одновременно поддерживать их самобытность. То есть, Россия должна быть заинтересована в усилении региональной балканской идентичности.

Балканы уже распадаются на две части. Для "отстающих" государств появилось новое и ничем не обоснованное название "Западные Балканы". Это постюгославские государства минус Словения и плюс Албания. Еще раз скажу, что термин "Западные Балканы" носит чисто политический, конъюнктурный характер.

…Сохранение и усиление балканской идентичности может базироваться на опыте существования региональных организаций прошлого, например, Балканского союза начала ХХ века или Балканской Антанты в период между двумя мировыми войнами, а также на возрождении старых лозунгов типа "Балканы – балканским народам".

Цель вступления балканских государств в НАТО и Евросоюз понятна, это означает вступление в Западную Европу с ее высоким уровнем жизни. Но, образно, говоря, в этом "элитном клубе" кто-то пьет виски, а кто-то моет посуду. Балканцы все равно останутся для Запада бедными родственниками, ведь даже восточные немцы еще долго будут отличаться от западных. Что уж говорить о балканцах с их особым менталитетом, сформировавшимся в течение веков в совершенно иных исторических условиях. Особую роль играет и приверженность большинства жителей Балкан к православию.

Классический пример – Греция. Несмотря на полувековое членство в НАТО и вступление в Евросоюз, она типологически осталась балканской страной, и нет никаких признаков того, что в обозримом будущем будет как-то иначе. Точно так же, Турция, даже вступив в Евросоюз, останется азиатской страной.

Евросоюз стал таким большим и рыхлым, что в нем начинаются процессы "федерализации", и они будут только усиливаться. Это начинает беспокоить не только "старых", но и "новых" европейцев. Стоит напомнить, что проблема новой региональной идентичности стала заботить постсоциалистические страны сразу после "бархатных революций" 1989 года. Первым по времени региональным объединением была Вишеградская группа (Польша-Чехословакия-Венгрия), созданная в 1991 году. Она базировалась на убеждении в необходимости совместных действий для включения этих стран в европейские интеграционные процессы. Причинами наступившего спада в работе этой организации стали раскол чехословацкого государства (новый курс Словакии) и негативное отношение Чехии к стремлению Польши играть роль лидера. Каждая страна стала индивидуально договариваться о вступлении в НАТО и Евросоюз. Но когда это произошло, страны Вишеградской группы вновь почувствовали общность интересов.

Эта тенденция усиливается с ростом скептицизма относительно перспектив интеграции с Западной Европой. Один из самых известных евроскептиков, президент Чехии Клаус заявил, например, что "Чехии в ближайшее время уготована роль чистого плательщика, а не получателя средств" и что новые члены не могут "влиять на процессы принятия решений... и еще долго будут оставаться в роли "младших братьев". Опыт стран Центральной Европы вполне подходит и для балканских государств.

Тяга к единой Европе вполне совместима с центрально- европейской или балканской самобытностью. Одни и те же страны могут свободно входить в самые разные объединения, сформированные по различным критериям: политическим, экономическим, географическим, культурным, конфессиональным. С другой стороны, противоречия между странами после вхождения в Евросоюз или НАТО не исчезают. Если Турция и Греция могут враждовать в рамках НАТО, то и другим странам это не заказано. Те же сербско-албанские противоречия тоже никуда не исчезнут.

Россия должна не только поддерживать стремление стран Центральной Европы и Балкан к сохранению своей идентичности, но и сама участвовать в этом процессе. Она уже входит в некоторые региональные организации, в других должна участвовать или стимулировать создание таких организаций.

Для России необходимо сотрудничество со всеми, включая НАТО. Эти отношения должны быть не выставочными, а рабочими, сотрудничество должно быть честным с обеих сторон. Если этого нет, то от такого сотрудничества лучше воздержаться.

Мы должны называть все вещи своими именами. Скажем, оккупацию – оккупацией, а не миротворчеством. А то мы вывели свои войска из Косова и объяснили это тем, что обстановка там настолько нормализовалась, что в присутствии российского контингента нет необходимости. А затем произошли мартовские события в Косово, новые погромы сербского населения... Понятно, что вывод нашего контингента надо было объяснять совсем другим: тем, что нас не устраивает формат операции, ее истинные цели, не устраивает вспомогательная, подчиненная роль России, отсутствие у нее собственной зоны ответственности.

В балканской политике Россия должна учитывать специфику каждой балканской страны. При этом могут быть самые разные – от холодно-нейтральных до союзнических. В экономике также необходимо выбрать "точки роста", где вложение средств в будущем даст наибольший эффект. Это прежде всего Сербия и Черногория:: даже в рамках НАТО и Евросоюза эта страна для России все равно останется близкой.

Как и в любом деле, нужно знать, что делать, и найти тех, кто будет это делать. Если мы хотим что-то изменить в нашей балканской политике – нужны люди, которые бы этим систематически, постоянно занимались. Проблема еще и в том, что в России пока нет центра, который бы организовал такую работу.

Константин Никифоров, директор Института славяноведения РАН
по материалам Столетия
29 декабря 2005

Источник: http://stoletie.ru/

 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете