Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Каталог "Россия в зеркале www"

 

Мы любим Россию!

 

Русский путь

 

Концепции российских реформ: от обзора — к синтезу

ИНОЕ ДАНО
ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ПРОЕКТ


Аннотация
В настоящее время, как бы странно это ни звучало, отсутствует удовлетворительный ответ на вопрос, в чем состоит предмет российских реформ. Для монетаристской команды реформаторов, например, в качестве такового выступала денежная масса, совокупность ее потоков и узлов, в которых она производится и потребляется. Вне рамок этого чрезвычайно узкого (хотя и важного) аспекта социальной системы реформаторы не имели никаких теоретических моделей и действовали вслепую, чисто эмпирически. В результате достигнутый ими положительный эффект был сведен на нет деструктивными процессами по другим аспектам и подсистемам общественного организма.
Для современного западного общества целостное теоретическое видение предмета не столь существенно, поскольку при ограниченном масштабе и перманентном характере реформ зачастую достаточно точечного, хирургического воздействия в определенных проблемных сферах и узлах, а остальное доделывают присущие обществу силы самоорганизации. Однако кризис и масштабы необходимого преобразования российского общества имеют всеобщий характер, а потенциал самоорганизации, и без того незначительный, в основном утрачен. Реформа должна иметь многослойный, многоаспектный, комплексный характер, иначе она просто не идет. Но для российских политических и социальных институтов, претендующих на роль субъекта общественных преобразований, 99% социальной системы остаются как бы невидимыми и неощутимыми. В этих обстоятельствах вопрос комплексной концепции реформ приобретает критическую важность.
Цель настоящего проекта - совместить и соотнести в едином культурном пространстве смысловые ядра основных концепций, каждая из которых выделяет в российском обществе как в едином объекте реформ свой специфический предмет. Эти аспектные концепции уже представлены в научной литературе, но не усвоены общественным сознанием и не вовлечены в процесс выработки практических решений. На первом этапе проекта ставится задача установления перечня основных аспектов предмета российских реформ и краткого изложения понятийного ядра каждой из аспектных концепций, на втором - задача организации междисциплинарного синтеза (1) с целью реконструировать по этим аспектам структуру целостного предмета российских реформ и на третьем - построения на этой основе комплексных программ общественных преобразований.
Речь в проекте, таким образом, идет не о написании очередной книги, а о процессе междисциплинарного синтеза целостной модели российских реформ, организуемого на основе специальной интеллектуальной технологии, - синтеза, в который вовлечены сами создатели аспектных концепций, лидеры направлений, выдающиеся специалисты и оригинальные мыслители. В повседневной жизни они разделены перегородками научных школ, политическими разногласиями, предрассудками и информационными барьерами. Необходима концентрация интеллектуального и духовного потенциала российского общества для того, чтобы оно смогло избежать катастрофы, для ускорения формирования общественного самосознания и запуска механизмов социальной самоорганизации. Ставится также задача привлечь внимание международного научного сообщества к реальной предметной сложности идущих в России общественных преобразований.


1
После ряда неудачных попыток реализации либерально-монетаристской концепции российских реформ ее сторонники и в руководстве страны, и среди населения остались в меньшинстве. Это новое меньшинство как по своей численности, так и по степени радикальности становится сопоставимым с меньшинством сторонников возврата к модели брежневского "развитого социализма". Весь же промежуточный спектр политических сил, не готовых однозначно солидаризироваться ни с одним из этих противоположных идеологических полюсов, оказался лишенным эксплицитно выраженных концепций преодоления кризиса. Происходит массовое осознание концептуальной пустоты российских "реформ", - впрочем, пустоты, бывшей "секретом Полишинеля" с самого начала т. наз. перестройки.
Означает ли это, однако, что российские реформы фатально обречены двигаться вперед "эмпирически, весьма нерациональным методом проб и ошибок" (по выражению Андропова)?
Исторический опыт российских кризисов и реформ свидетельствует в целом против возможности такого стихийного движения, движения через самопроизвольное "прорастание" конструктивных сил, "складывание" необходимых отношений и "нащупывание" верного направления. Из сложившегося положения наиболее вероятны два выхода: либо реформы, сознательно осуществляемые сверху на основе вполне определенной концепции, - либо прохождение через катастрофу и период "смутного времени". О том же в принципе говорит международный опыт целого ряда кризисов-модернизаций второй половины XX столетия.
В культуре представлен широкий спектр точек зрения на существо переживаемого страной кризиса и пути выхода из него. Некоторые из них доведены до уровня концепций и даже идеологий. Однако они не усвоены общественным сознанием и не включены в процесс принятия политических решений.
Наше общество переживает совершенно уникальный момент, когда на протяжении жизни одного поколения несколько раз меняется парадигма общественного развития и официальная мифология, когда сразу несколько идеологических, экономических и политических концепций не только сосуществуют, но и поочередно получают доступ к средствам массовой информации. В общественном сознании де-факто уже происходит отслоение различных моделей общества от самого общества как такового, и эта "отслойка сетчатки", ставшая мировоззренческой трагедией миллионов, имеет и ту положительную сторону, что акцентирует внимание на устройстве "глаза", которым общество смотрит на самое себя.
Постепенно (а по историческим меркам - стремительно) расширяется концептуальный спектр дискуссии о судьбах нашего общества, растет терпимость и "диапазон приемлемости", по крупицам накапливается методологическая культура. Одним словом, проклюнулась тенденция к зарождению и оформлению общественного самосознания.
Возник и усиливается идейный вакуум, концептуальный и методологический голод, который проявляется в разнообразных формах. Существует во многом осознанная общественная потребность в глубоких, мировоззренческих подходах, в новых, нетрадиционных трактовках переживаемого нами кризиса. Однако этот новый спрос резко контрастирует с убогим уровнем предложения на существующем "рынке политического анализа".
Все это происходит в стране с необычайно мощным (вопреки репрессиям и массовой утечке мозгов) духовным и интеллектуальным потенциалом, со множеством одаренных ученых и специалистов, обладающих высокой культурой мышления.
Для тех, кому действительно есть что сказать, появляется уникальная, крайне редкая возможность не просто прорыва на рынок идей, но и формирования самого этого рынка.


2
В политическом, научном и культурном обиходе сейчас имеет хождение множество различных концепций, моделей и точек зрения, описывающих существо переживаемого Россией кризиса и пути выхода из него. Среди них - макроэкономические, этатистские, организационно-управленческие (технократические), социально-структурные, этнополитические, конфликтологические, геополитические, концепции "национальных интересов", концепции "зависимого развития", рефлексивные, концепции исторических циклов, "русской идеи" и целый ряд других.
Основная проблема состоит в том, что каждая из групп концепций пользуется своим языком, своим понятийным базисом. Какая-либо связь между ними, как правило, отсутствует. Концепции выступают как самодостаточные, замкнутые, взаимонепроницаемые "монады" Лейбница. Чаще всего носители каждой концепции и не испытывают потребности в каких-либо иных: используемые объяснительные схемы при взгляде "изнутри" выглядят полными, дающими ответы на все мыслимые вопросы. Для моно-концептуального сознания характерны неограниченная экспансия в предметные области других концепций и их редукционистское сведение к собственным объяснительным схемам.
В результате сегодня любые программы "выхода из кризиса" (как и ранее - программы "ускорения и перестройки") обречены на один из двух печальных исходов. Либо они строятся на базе только одной из всего спектра концепций, и тогда, даже обладая внутренней целостностью и логической последовательностью, они терпят неизбежную неудачу из-за односторонности: вместо системного объекта они имеют дело с его частным аспектом. Либо же они представляют собой эклектический набор разнообразных рекомендаций, которые вытекают из представлений и логики нескольких различных концепций. Но даже будучи помещены в единый "список мероприятий", они по существу не перестают быть написанными на разных языках, взаимонепроницаемыми, противоречащими друг другу. Поэтому составление таких "комплексных программ" оставляет открытым главный вопрос: что с ними делать дальше?
Таким образом, и поныне социальные реформаторы обречены двигаться вперед "эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок". Мобилизовать научный, культурный, духовный потенциал общества для осуществления его сознательных преобразований не удается.


3
Теоретические разработки, направленные на построение "конфигураторов" - моделей, адекватно синтезирующих две и более концепции, с разных сторон описывающие общий объект, - ведутся несколько десятилетий в русле системного движения. Однако применительно к тем широким классам концепций, о которых шла речь выше, ни одна из этих разработок еще не доведена до уровня практического использования.
Процесс междисциплинарного синтеза различных концепций и подходов на сегодня остается неформализуемым, интуитивным, осуществляемым отдельными творческими личностями, недоступным для планового подхода и коллективных усилий. Одним из главных условий - и одновременно ограничений - здесь является то, что для осуществления такого синтеза от личности требуется одинаково глубокое и творческое владение сразу несколькими концепциями. Такие качества встречаются реже и достигаются труднее, чем свободное владение двумя языками на уровне родного.
Выходом явилась бы специальная технология творческого содержательного общения специалистов - носителей отдельных концепций, которая бы позволила не только облегчить и ускорить их взаимопонимание, но и "объективировать" процесс междисциплинарного синтеза, как бы вынести его в интеллектуальное и духовное пространство, возникающее между участниками диалога.
Основы такой "мягкой" технологии концептуального синтеза с конца 80-х годов разрабатывал и практически использовал в своей деятельности интеллектуальный клуб "Гуманус". На базе этой технологии с конца 1992 года были развернуты подготовительные работы по проекту "Концепции российских реформ. От обзора - к синтезу". Они осуществлялись на базе аналитического клуба Внешнеполитической ассоциации ("ГРУППА БЕССМЕРТНЫХ") при поддержке Фонда "За выживание и развитие человечества".
Важным самостоятельным предметом является вопрос о том, сколько вообще существует независимых концепций, сопоставимых с рассматриваемым предметом (истоки, характер переживаемого обществом кризиса и пути выхода из него), каковы происхождение этого концептуального разнообразия и природа отношений между единичными концепциями. Иными словами, речь идет о классификации "эйдосов" (по Платону) или идеальных типов (по Веберу). В культуре представлен ряд попыток ответа на этот вопрос как применительно к различным сферам знания (в периодической системе Менделеева или в "Архитектуре математики" Н.Бурбаки), так и в целом - в различных версиях общей теории систем как метатеории.
Однако на первом этапе настоящего проекта вполне можно начать с эмпирического перечня единичных концепций. По мере развития работ по проекту он может пополняться, к примеру, через экспертный опрос по методу "снежного кома", где в качестве исходной группы экспертов могут выступить авторы, уже вовлеченные в проект.


4
Междисциплинарное общение имеет шанс принести плоды только в том случае, если в нем участвуют не пользователи, а создатели концептуальных схем, то есть ученые, активно включенные в творческий процесс формирования новых понятий и познавательных моделей своей дисциплины. При этом бесполезно делать ставку как на крепких "середняков", так и на известных профессионалов-предметников с устоявшимся мировоззрением, пусть даже с мировым именем. Характеристики потенциального участника такой работы должны быть совершенно иными.
Это чаще всего сравнительно молодой (хотя нет правил без исключений) "носитель концепции", - уже состоявшийся в человеческом и профессиональном плане обществовед максимально широкого профиля и эрудиции, находящийся на пороге или в процессе формулирования и изложения своей "заветной идеи", главной работы всей жизни, - открытый для диалога, имеющий навык творческой работы в коллективе, способность к ясному изложению своих и восприятию чужих идей (а в идеале - журналистскую или литературную практику) и самое главное - мощный интеллектуальный потенциал.
Как правило, инноватор, создатель новых понятийных схем (в отличие от "ординарного" ученого), в человеческом отношении - далеко не подарок. Несносный характер, сомнительные вкусы, диковинные политические взгляды, эгоизм, непомерное честолюбие, подозрительность, деспотический нрав, многочисленные странности и комплексы - вот лишь некоторые стандартные элементы соответствующего джентльменского набора. Но тут уж приходится выбирать. Единственный способ бороться с этим - терпение. Результат искупает все жертвы. Да и для самих обладателей указанного "набора" единственное лекарство - регулярное творческое общение с себе подобными. Поэтому, как представляется, при конкурсном отборе личностный момент должен быть снят - главным, если не единственным критерием должен стать творческий потенциал кандидата, оцениваемый "по гамбургскому счету".
Мотивы, по которым тот или иной автор может быть заинтересован участвовать в проекте, весьма разнообразны. Их упорядоченный перечень в общих чертах примерно таков:


- регулярное неформальное общение с людьми "своего" интеллектуального и духовного уровня;
- возможность дополнить до междисциплинарной целостности сферу своих профессиональных знаний, быстро получить ориентацию в новых областях и ответы на возникающие вопросы;
- возможность предварительной обкатки собственных идей на ранней стадии их формирования перед пользующейся доверием, благожелательной аудиторией;


- возможность ассоциировать собственную деятельность с работой интеллектуального центра, занимающегося социально значимой деятельностью и имеющего шансы приобрести известность и высокий общественный статус;
- наличие прямых регулярных каналов доведения результатов аналитической деятельности до руководства страны и общественного мнения;


- сотрудничество с максимально независимой организацией, которая обладает неиспорченной репутацией и не ассоциируется с какой бы то ни было обязывающей политической или идеологической платформой;
- свободные и политически необременительные контакты в ее рамках с талантливыми аналитиками любой партийно-политической, конфессиональной, идеологической принадлежности или ориентации;
- индивидуальный выбор из широкого спектра возможных форм участия в работе центра при сохранении взятых на себя обязательств перед другими организациями;


- общая "корпоративная" заинтересованность в производстве совместного интеллектуального продукта в сочетании с обеспечением во всех необходимых случаях индивидуальных и групповых авторских прав на его соответствующие части;
- короткий и эффективный путь (за счет специальной технологии работы) от "озвучивания" идеи до получения отредактированного текста, готового к печати;


- относительно высокое (по сравнению с затрачиваемым временем) материальное вознаграждение, позволяющее освободиться хотя бы от части нетворческих усилий по поддержанию жизненного уровня;
- возможность в интересах совместной работы свободно пользоваться компьютерной и печатно-множительной техникой, информацией и другими услугами.


Технология деятельности, организационная форма и правовой статус работы над проектом должны в максимальной степени учитывать эту систему мотиваций.


5
Предполагается на протяжении 1994 года провести в рамках проекта работу по его первому этапу: систематический обзор, обсуждение и первоначальное соотнесение основных концепций кризиса и реформ в России.
По итогам предполагается издать состоящую из трех разделов книгу общим объемом в 40 - 50 п. л. под условным названием "ИНОЕ ДАНО. Концепции российских реформ: от обзора - к синтезу".
Идея книги "Иное дано" не накладывает на входящие в ее состав работы каких-либо политических, идеологических и - шире говоря - содержательных ограничений. Не требуется "вписываться" в какую бы то ни было концепцию или общий замысел. Не требуется ни солидаризироваться с кем-то из других авторов, ни отмежевываться от них. Более того, на первом этапе проекта, результатом которого и должна стать эта книга, каждому из авторов вообще желательно в максимально возможной степени игнорировать других.
Ограничения, вытекающие из идеи книги, имеют скорее жанровый характер. Каждая из статей должна как можно более выпукло и емко представить одну-единственную концепцию и основанную на ней точку зрения на истоки, характер переживаемого страной кризиса и пути выхода из него. От автора требуется максимум методологической культуры, чтобы представить соответствующий "эйдос" в монохроматически чистом виде, выделить его понятийное ядро и оболочку важнейших следствий в их логической взаимосвязи. С другой стороны, при этом желательно временно выключить рефлексивный, методологический, метатеоретический слой личности автора, снять апелляции к другим теориям и оценки, не вытекающие из внутренней логики самой излагаемой концепции, - то есть как бы отождествить себя с ней, превратиться в ее глашатая.
Конечно, нет правил без исключений. Обращения вовне, в том числе критические, могут понадобиться, чтобы в ограниченном объеме статьи более выпукло и емко обрисовать основные положения и подчеркнуть новизну или уникальность концепции. В особых случаях, когда концепция представляет собой некий "анти...изм" (...все беды России проистекают из "...изма", присущего славянам либо занесенного еще варягами, татарами или масонами; в настоящее время "...изм" правит бал; преодоление либо истребление "...изма" будет означать решение всех проблем...), критическое обращение к соответствующему "...изму" становится неизбежным. Мысль здесь состоит в том, что критика каких бы то ни было взглядов, концепций и идеалов, сколь угодно блистательная и остроумная, в качестве самоцели не представляет никакого интереса для книги "Иное дано". В том числе не требуется критика концепции, ассоциирующейся с известным сборником "Иного не дано", напротив, крайне желательно максимально яркое и адекватное изложение этой концепции наряду с другими. Проблема, видимо, не в том, что та или иная концепция порочна сама по себе, а в том, что российское общество не вмещается во вполне определенные рамки единичной теории.
Основания для выделения в структуре книги первых трех разделов кратко изложены в моем отчете Интерцентру о работе по проекту "Субъект социальной деятельности: индивид или общество? (Вебер против Дюркгейма)".
Предметная социология (другие возможные названия - социология бытия, рациональная, "социология факта" и т.п.) рассматривает мир устоявшихся, ставших, застывших форм деятельности, выступающих, в свою очередь, как предмет и средство для других форм деятельности. Например, она может изучать устройство и функционирование автомобиля, сеть дорог, технологию, организацию и свод правовой регламентации движения по ним. Субъектная социология (социология сущности) должна рассматривать субъекта социальной деятельности с точки зрения его способности рационально-практически соотнести идеальную цель с предметом и средствами ее достижения: проложить маршрут с помощью "Атласа автомобильных дорог", адекватно реагировать на знаки и дорожную ситуацию, доставать ногой до педалей управления и достаточно быстро поворачивать руль. Наконец, идеальная социология (социология понятия, "социология смысла", "социология духа") рассматривает вопросы о возможных целях и идеальных качествах езды на автомобилях, бытующих в формах общественного сознания: таких, как "поездка к морю", "престижная модель", "гонки", "безаварийная езда" и т.п.
Более сильные средства упорядочения и классификации концепций целесообразно привлекать на последующих этапах работы, чтобы не вносить в эмпирический материал раньше времени априорных конструкций.


Работа по проекту в целом рассчитана на несколько лет. Ее намечается осуществлять по следующим этапам:
I этап: Краткое изложение базовых концепций кризиса, переживаемого Россией, и путей выхода из него (первый год работы).
II этап: Изложение базовых концепций в новой редакции, при которой выявляются основные линии и узлы их взаимозависимости. На этом этапе также возможно добавление новых концепций, первичный обзор и систематизация всего множества подобных концепций и моделей в виде некоторой "периодической таблицы".
III этап: Третья редакция базовых и дополнительных концепций, в которой намечаются пути их синтеза и основные контуры комплексной программы реформ, а также вводятся некоторые представления о технологии и специальных средствах воплощения в жизнь подобных многоаспектных программ (эти представления можно изложить в форме "Требований к субъекту реформ, его интеллектуальному, организационному и технологическому оснащению").
Представляется, что уже результаты первого этапа работ, несмотря на их предварительный характер, могут сыграть полезную роль в формировании адекватного общественного самосознания, способствовать разработке стратегии выхода страны из кризиса.


С.Чернышев,
президент клуба "Гуманус",
главный советник Внешнеполитической ассоциации.
Апрель 1993 г.


О КЛУБЕ "ГУМАНУС"
(Справка)
Святой Гуманус - герой неоконченной поэмы Гёте "Тайны", в которой автор стремился выразить идею-мечту о синтезе всех религиозных, культурных, научных ценностей, накопленных народами на протяжении всемирной истории. Введение к этой поэме, согласно завещанию Гёте, неизменно помещается в начале всех изданий его поэтических произведений.
Клуб "Гуманус" учрежден в 1989 году группой обществоведов широкого профиля, принадлежащих в основном к среднему и младшему поколениям. В их число входят философы, социологи, экономисты, юристы, историки, культурологи, политологи, представители управленческой науки и теории систем. В деятельности клуба участвуют не только ученые, но и общественные деятели, политики, предприниматели, журналисты, писатели, религиозные деятели. Среди них - люди не просто различных, но часто и противоположных политических взглядов и убеждений. Клуб не имеет устава и не является юридическим лицом.
Некоторые идеи, положенные в основу создания клуба, основные цели и направления его деятельности изложены в книге "Второе пришествие" (М., 1991 г.).
В основе интеллектуальной технологии клуба "Гуманус" - организация регулярных тематических обсуждений, проводимых в форме, максимально приближенной к свободной дискуссии. Полные стенограммы обсуждений оперативно расшифровываются, редактируются и вручаются всем их участникам. На базе изучения этих текстов организуются повторные, углубленные обсуждения (при необходимости - с приглашением специалистов), которые также записываются и расшифровываются. Затем, на основе полученных материалов, творческая группа из числа участников обсуждений готовит интеллектуальный продукт, включающий авторские доклады, основные идеи дискуссии и совместное резюме обсуждений.
В 1990 году клуб получил в качестве гранта от Фонда Сороса оборудование для своей деятельности. Среди тем, подвергавшихся рассмотрению в 1989 - 1991 гг., "Марксизм и колбаса", "Творец и творчество в русской культуре", "Славянороссы и жидомасоны", "Ленин - взгляд из XXI века", "Инакомыслие в России", "Терроризм", "Распад СССР и международная безопасность" (доклад клубу по этой теме был представлен корпорацией RAND), "Воскрешение российской государственности", "Евразийство" и ряд других. Гостями клуба были Григорий Бакланов, Даниил Гранин, Татьяна Заславская, Борис Раушенбах, а также экономист Борис Пинскер, писатель и журналист Александр Проханов, западные исследователи Теодор Шанин (Манчестерский университет, Великобритания), Джереми Азраел (RAND, США), Александр Рар (Исследовательский центр Радио "Свобода", Мюнхен), Юрий Ярым-Агаев (один из основателей Хельсинкской группы, ныне проживает в США).
С 1991 г. по предложению президента Внешнеполитической ассоциации А.Бессмертных члены клуба принимают участие в организации и деятельности аналитического клуба "ГРУППА БЕССМЕРТНЫХ" при ВПА, в работе которого использовалась и получила дальнейшее прикладное развитие интеллектуальная технология "Гумануса".

(1) Одна из попыток разработать понятийный аппарат для решения этой задачи предпринята в книге автора проекта "Смысл. Периодическая система его элементов" (Москва, 1993 г.).

Источник: http://old.russ.ru/ 

Дата первой публикации Портала "Россия" - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете