Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале    Каталог "Россия в зеркале www"

 

Мы любим Россию!

 

Государство

 

ПОЧЕМУ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ПОСТРОЕНА НЕПРАВИЛЬНО,
ИЛИ КАК УКРЕПИТЬ ЕДИНСТВО СТРАНЫ?


Чубайс И.Б.

 

СНАЧАЛА СФОРМУЛИРУЕМ ПРОБЛЕМУ.


После продолжительной эпохи расширения территории, в прошедшем столетии Россия дважды попала в крайне драматическую полосу утраты собственных земель. После февральско- октябрьской революции 1917 года отделились Польша, Балтия, Финляндия, части Грузии и Армении были подарены Турции. Сегодня об этом многие забыли, но на памяти всех нынешних поколений второй разрыв, произошедший тринадцать лет назад. Проблема единства, целостности России остается одной из очень важных, требующих новых идей и подходов. Очевидно, что целостность государства обеспечивает множество факторов, среди них силовая составляющая, экономический компонент, и невозможно говорить о надёжной социальной интеграции общества лишённого общенациональной идеи, сплачивающих духовных символов и ценностей. В данной статье проблему единства я хочу рассмотреть ещё в одном ракурсе – как влияет на интеграцию государства его национально-территориальное устройство, утверждаемое в нём представление о нации – вот предмет предстоящих рассуждений. И начать я хочу с вывода, с заключения, к которому предстоит придти и которое необходимо обосновать – существующий у нас тип федеративного устройства не способствует упрочению единства России, он нуждается в изменении и преобразовании.


ЧТО ТАКОЕ НАЦИЯ? МИРОВОЙ ОПЫТ.


Чтобы придти к итоговому выводу, чтобы показать в каком направлении должны произойти изменения, нам, прежде всего, необходимо выяснить, как понимается термин «нация» у разных народов. Сначала посмотрим, что такое нация на современном Востоке. Последние десятилетия слова «ислам», «исламский фактор», «исламское влияние» звучат постоянно в разных контекстах и с разными интонациями. И здесь, именно в этой культуре, зародился новый социальный концепт – исламская умма. Речь идёт о формирующейся исламской нации. Иначе говоря, в рамках данной цивилизации, фактором образующим нацию является религиозная принадлежность. Всякий мусульманин, будь он гражданином Малайзии, Арабских эмиратов или Пакистана воспринимает себя принадлежащим к единой нации и хочет, чтобы к нему также относились все остальные. Конечно, существуют определённые расхождения между сунитами, шиитами, ваххабитами, между ними возможны и порой возникают острые конфликты. Для нас важно другое – исламская умма находится в стадии формирования, а фактор, порождающий здесь нацию, – это ислам. Теперь мысленно перенесёмся с Востока на Запад, посмотрим, что называют нацией в Европе и Америке? Здесь формирующие нацию обстоятельства – гражданско-политические. Нация является прямой производной от государства, общность языка и гражданство – вот что определяет национальную принадлежность. Если у жителя Кубы, будь он черным, желтым, белым или мулатом, спросить – какова его национальность, он ответит – кубинец. Аналогичным образом поступит и гражданин США. Даже если он эмигрант в первом поколении и является выходцем из Филиппин, Египта или Мексики; на вопрос о национальности ответ будет одинаковым – американец. Впрочем, на уточняющий вопрос он пояснит, что американец, скажем, португальского происхождения. Зафиксировав опыт Востока и Запада, обратимся к практике Организации Объединенных Наций, то есть к той структуре, которая стремится из заготовок региональных практик создать сплав единого общечеловеческого опыта. Оказывается, что термин «нация» имеет в ООН, фактически, тот же смысл, что и в лексиконе большинства западных государств, нация – это согражданство, официальное подданство той или иной страны. В этом смысле национальность всех граждан Верхней Вольты – верхневольтийская, а в Камбодже живут камбоджийцы; кхмеры, вьетнамцы, чамы – это просто этнические группы, впрочем, к теме этносов мы ещё вернёмся.


ЧТО ТАКОЕ НАЦИЯ? РОССИЙСКИЙ ОПЫТ.


Теперь посмотрим как интересующие нас терминология и представления формировались в нашей собственной стране. История России насчитывает двенадцать столетий, мы входим в десяток старейших государств планеты, причём среди славянских государств только наша страна имеет столь продолжительную и непрерывную историю. Как и кем формировалась Русь, «Откуда есть пошла русская земля» - вопрошал древний летописец Нестор? Формирование Руси имело свою специфику и отличалось от того, как создавались другие государства. Русь складывало собирание земель. Множество городов, появившихся в домонгольской Руси, стало причиной того, что проходившие через эти края скандинавы назвали нас - Гардарики – страной городов. По названию больших городов назывались и прилегающие к ним территории - Новгородщина, Смоленщина, Московия… Так мы называем свои области и поныне. По-другому действовали, к примеру, немцы. Здесь земли получали название по имени населявшего их племени, отсюда Пруссия, Швабия и др. О том, что территориальное начало было у нас значимее этнического, говорит и другое важное обстоятельство. Известно, что все национальности в русском языке обозначаются именами существительными – чех, испанец, китаец…, а самих себя у нас называют прилагательным – русский. С чем это связано? Изначально в формировании государства участвовало 14 различных племён – древляне, северяне, поляне, вятичи, кривичи, драговичи, и все они стали называть себя русскими, потому что страна называлась Русью, т.е. на Руси живут русские, как на Вологодчине - вологодские. Подытоживая, можно сказать, что хотя термин «нация» вошёл у нас в обиход, как и у других народов, относительно недавно (а у некоторых, скажем, поляков, и сейчас не употребим), появись он на тысячу лет раньше, мы вкладывали бы в его толкование то же понимание, которое принято сегодня на западе Европы. Нацию формирует государство, во Франции живут французы, а на Руси – русские. Иначе говоря, в основу создания страны было положено очень важное начало - зов родной земли звучит сильнее, чем голос крови. Этот принцип стал особенно действенным после того, как вслед за крещением Киева в 988 году, другие города и территории принимали единую, общую, сплачивающую всех веру. Населявшие Древнюю Русь православные стали называть себя русскими. Как известно, с XIV века началось собирание земель вокруг Москвы. Постепенно потерянные области вновь вошли в состав единого государства, а к началу века XVIII столько разных народов и территорий приняло власть белого царя, что Пётр I был провозглашён Императором, а Русь преобразовалась в Российскую империю. Между тем, и в империи, которую называли «семьёй народов», (но никак не «тюрьмой», что было выдумано советскими пропагандистами), межэтнических проблем фактически не было. Основным фактором социальной дифференциализации было вероисповедание, принадлежность к той или иной конфессии фиксировалась в паспорте. При этом православные жили в согласии с мусульманами, буддистами, иудеями, язычниками и единству страны ничто не угрожало.


КОГДА И ПОЧЕМУ ПРОИЗОШЛИ ИЗМЕНЕНИЯ.


И лишь столетие назад ситуация стала радикально меняться, а представления о нации существенно преобразились. В учебнике для гимназии «Отечествоведение», изданном в Москве в 1915 году ещё говорилось о великорусском племени и о многонародной (т.е. полиэтничной) стране, а термин нация не употреблялся. Но после февраля и октября 1917 года оказалось, что Россия – страна многонациональная, а «всякая нация имеет право на самоопределение вплоть до отделения». Собственно, вопрос о нациях стал особенно актуальным с началом Первой Мировой войны. Провозглашаемое европейскими политиками право наций на самоопределение било по Австро-Венгрии, Османской и Российской империям не менее основательно, чем вражеские снаряды. И империи действительно распались, но вскоре после этого стало очевидно, что каждый из образовавшихся осколков этнически неоднороден, что в той же Австрии проживают словенцы, чехи, венгры… Позднее пришло осознание того, что создать «этнически чистое» государство вообще невозможно. Как показывают математические расчёты, 14 поколений назад все жители планеты были родственниками, т.е. не только территория любого государства – это всегда земля проживания разных этнических меньшинств, но и в каждом отдельном человеке смешаны разные биологические начала. И все- таки национальный суверенитет казался в начале прошедшего столетия (как и в его завершении), делом приоритетным и именно он радикально изменил привычный облик Европы. Добавлю, что в ходе Мировой войны на свет появились географические карты впервые изображавшие Россию не целостным государством, но федерацией, состоящей из 10 национальных образований. Эти карты, подготовленные по заказу немецкого командования, были в 1916 году отпечатаны в Вене и в большом количестве забрасывались в российские окопы. Ну а в ходе порождённых войной революционных событий идея права наций на самоопределение стала, на короткое время, частью идеологических программ ведущих политических группировок. Одновременно изменилось содержание самого понятия «нация», теперь это уже не культурная общность (т.е. её порождает не язык, не государство и не религия), но общность, порождённая кровью, объединение, имеющее биологическое происхождение. Иначе говоря,чтобы узнать к какой национальности относится тот или иной человек, необходимо выяснить не его гражданство, а национальность его родителей, родителей родителей и т.д. Вообще-то в Советском Союзе каждый школьник должен был знать определение нации, данное Сталиным, да, да, это про общность территории, языка, культуры, психического склада и экономического уклада. То есть определение представляющее культурологический подход, но, как ни странно, на практике все сталкивались с биологической трактовкой нации, ибо при получении внутреннего паспорта национальную идентичность необходимо было определять не по общности территории, а по национальности родителей. Здесь, впрочем, необходимо сделать важное уточнение. Дело в том, что в СССР, наряду с существованием наций, декларировалось существование новой исторической общности – советского народа. Эта идеологическая лазейка позволяла находить общее у жителей разных союзных и автономных республик, у тех кто проживал в национальных округах и автономных областях, ибо все они объявлялись советскими людьми.


ДВАЖДЫ НА ОДНИ ГРАБЛИ, как самое мягкое определение произошедшего.

 

И вот наступает 1991 год! На смену старой, изжившей себя системе ценностей называемой комидеологией приходят новые демократические принципы и начала. Но вместе с комидеологией исчезает миф о едином советском народе, СССР распадается по национальному признаку и тысячелетнее государство вновь теряет огромную часть собранных предками земель. Мало того, возникшая на обломках СССР Российская Федерация опять воспроизводит обанкротившее Советский Союз национально- территориальное деление. В состав современной России входит 89 субъектов федерации из которых более двадцати - автономные национальные образования. И это при том, что русских в России в процентном отношении больше, чем евреев в Израиле! В известном смысле, новая ситуация оказывается хуже предыдущей, ибо исчез даже фиговый листок новой исторической общности, кое-как прикрывавший и сплачивавший советское многонациональное государство. О том, что подобная структура крайне неустойчива ясно не только из прошлого, но и из настоящего. Ведь именно эта проблема является сегодня острейшей для бывшей союзной республики Грузии. Целостность государства, включающего три национальные автономии - Аджарию, Абхазию и Южную Осетию висит теперь на волоске. (Говорить вскользь о Чечне невозможно, поэтому вайнахскую тему я затрагивать не буду). Но вернёмся ещё раз к практикующемуся у нас биологическому (по крови) пониманию нации. Какие проблемы оно порождает, в чем его минусы? Основные недостатки назвать несложно. Пожалуй, главный из них заключается в том, что деление людей по крови делает почти невозможной их глубинную интеграцию. Ведь социальное вырастает на биологическом, а из разной основы не вырастет сходное. Утверждая кровное понимание национальности, мы закладываем мину под собственное государство. К тому же против нашей целостности действует международная норма о праве наций на самоопределение. И тот, кто представляет Россию многонациональной, рано или поздно может поставить вопрос о праве этих наций. Пора, наконец, отметить, что сама по себе биологическая концепция нации заводит в тупик и ничего не объясняет. Трудно считать русских нацией в чисто биологическом смысле, ибо, как уже отмечалось, их предшественники – 14 различных этнических групп, у которых, в свою очередь, также есть предшественники. Сегодня об этом мало кто помнит и парадокс заключается в том, что в большинстве семей знают лишь два – три поколения предков. Как же тогда отстаивать идею нации как крови?! Если всё же подходить биологически, будет непонятно, кем считать создателя великой русской литературы – Александра Сергеевича Пушкина (потомка эфиопского фалаша)? Кем был Суворов (потомок армян), Кутузов (татарское присутствие), Даль, Циолковский, Достоевский… Чисто русскими не были ни Рюриковичи, ни Романовы. Биологический подход, как уже отмечалось, не действует на обширных территориях, в крупных городах и заведомо полиэтничных мегаполисах, где, собственно, и формируются современные ценности и идеи.


РЕШЕНИЕ ЕСТЬ.

 

Противоречия снимаются, если вернуться к пониманию нации, существовавшему у нас до 1917 года и практикуемому сегодня в большинстве стран мира. Если нация – это порождение государства, языка и культуры, то в России живут россияне. Понятно, что этот тезис не станет достоянием общественного сознания единовременно, к нему надо постепенно и продуманно приближаться. При этом необходимо учитывать, что национальные чувства, как показывают социологи и психологи, являются самыми ранимыми, самыми хрупкими. Началом движения в нужном направлении может стать открытая научная, а затем гражданская дискуссия, широкое демократическое аргументированное обсуждение проблемы. Без политической воли властей решение такой масштабной задачи также невозможно, впрочем, последние уже открыто демонстрируют свою готовность. Естественно, возникает вопрос о существующих у нас нациях - о чувашах, мордве, удмуртах, ведь их присутствие не выдумка и не миф! На практике это и есть самый сложный вопрос – убеждения, информирования и дискуссии, хотя теоретически он прост, необходимо перестать называть этнос нацией. Наша страна, конечно же, является полиэтничной, у нас лишь формируется единая российская нация. В основе этноса лежат реальные биопсихические особенности. Этнические особенности нелепо отменять и невозможно игнорировать, их необходимо учитывать. Но их не следует превращать в главный социодифференцирующий фактор. Речь ни при каких обстоятельствах не должна идти об ограничении этнических интересов и особенностей, но не следует их и гипертрофировать, переводить в плоскость гражданско- политическую. Задача состоит в том, чтобы углублять осознание реально существующей общероссийской общности, общероссийской идентичности, чтобы выстраивать региональное на крепком и общем для всех российском знаменателе. То, что объединяет всех граждан страны, гораздо значимей этнических различий. Причём, культурные права каждого этноса должны быть удовлетворены максимально возможным образом. Если у этнической группы есть своя письменность, то на ней должна выходить литература, а если эта письменность и язык достаточно развиты, то возможно и обучение и соответствующее теле- радиовещание и т.д. При этом все гражданские и политические права у граждан России должны быть совершенно одинаковыми, как для татар живущих в Башкирии, так и для русских, живущих в Адыгее и для этнических калмыков, живущих вне Калмыкии. Таким образом, постепенно будет формироваться единая нация – нация россиян. И начинать действовать в этом направлении надо не через 100 лет. Собственно, это сближение, как одна из тенденций, проявляется постоянно. Пора её сделать основной! Если в начале такого процесса разные граждане осознают себя как тувинцы, татары, ненцы, то позднее – как российские тувинцы, российские ненцы… А идентификационные категории русский и россиянин останутся, наверное, на многие столетия а, может быть, навсегда. Соответственно, национальные республики существующие на территории России должны постепенно трансформироваться в области, где этнические группы имеют как гарантированные культурные права, так и равные со всеми права гражданско-политические. Россия, с её огромными пространствами и значительной региональной спецификой преобразуется в федерацию земель. Этнические социокультурные особенности должны учитываться не только на территориях (бывших?) нацреспублик, но и вне их, особенно в крупных городах, мегаполисах, что постоянно происходит в Москве и не только в Москве. Вам кажется это нереальным? Тогда объясните, почему на западе континента 25 стран смогли образовать Евросоюз и пойти по пути создания новой общности, а на востоке в рамках существующего многие столетия единого государства дальнейшая интеграция неосуществима? В Югославии времён Тито было 6 национальных республик, но уже в конце 70-х годов десятки тысяч граждан страны писали в паспортах, в графе «национальность» не серб, и не хорват, а югослав. Увы, не успели. Когда этносы превращаются в нации – начинаются войны,но когда разные нации и этносы создают новую нацию, утверждается мир! Наше государство из старейших. Но оно и молодое, ибо умеет меняться и обновляться. С учётом своего богатейшего опыта, с учётом опыта других. Земли мы уже объединили, сегодня задача состоит в том, чтобы формировать единую нацию. Мы обязаны успеть!


Источник: http://www.rc-russia.ru/editions/

 

Разрешается републикация любых материалов Портала

Об авторских правах в Интернете