Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Каталог "Россия в зеркале www"

 

Мы любим Россию!

 

Русская мысльПанарин Александр Сергеевич


И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН


Станислав ХАТУНЦЕВ
(Интервью с русским философом А. С. Панариным)

 

В начале весны 1998 года я готовился к очередной поездке в столицу. При обдумывании связанных с нею планов возникла мысль: воспользоваться случаем и взять небольшое интервью у А. С. Панарина, знакомство с которым состоялось двумя годами раньше. Именно тогда выяснилось, что известный философ и политолог имеет воронежские корни: предки его, мастера плотницкого дела, взлелеянного Петром Великим, родом из наших мест, из Отрожки, где фамилия "Панарин" до сих пор является одной из самых распространенных.


Беседа с А. С. Панариным состоялась в конце марта 1998 года, однако по различным причинам материалы ее опубликованы не были. Сегодня многие слова философа звучат как завещание и пророчество. За прошедшие пять с половиной лет актуальности своей они не утратили.


- Расскажите, пожалуйста, о себе. Каковы основные вехи Вашей жизни, основные и самые "любимые" работы – книги, статьи?


- Родился 26 декабря 1940 года в городе Горловка. Родители - инженеры, служащие коксохимического завода. В Днепродзержинске окончил школу рабочей молодежи, затем поступил на философский факультет МГУ. В 1963 году был исключен за антикоммунистические взгляды, однако критиковал советское общество с точки зрения ортодоксального марксизма. Два года проработал на шахтах в Донбассе, восстановился на заочном отделении. Девятнадцать лет был вне философии, работал в Институте повышения квалификации Нефтехимпрома, читал социальную психологию. В 1985 году стал сотрудником Института философии Российской Академии Наук. С сентября 1989 года - завкафедрой политологии философского факультета МГУ. В Институте философии РАН - завсектором философии истории.
С того же 1989 года начал активно печататься. К настоящему времени издал 14 книг, в том числе 4 учебника и 10 монографий. Недавно, уже в 1998 году, вышли "Реванш Истории" и "Российская интеллигенция в мировых войнах и революциях XX века". Кроме того, публикую до 25 статей в год. Самые "любимые" книги - последние, сейчас - "Философия Истории" (название условно).


- Удовлетворяет ли Вас Ваше сегодняшнее положение как ученого?


- Сейчас да. Печатают, платят, переводят, есть и ученики. То, что пишется, находит достаточно широкий отклик в разных уголках страны.
Активно издаюсь в Германии, США, Польше, Югославии. Включен в Кембриджский словарь "Мировые лидеры своей профессии", в XXV выпуск Британской энциклопедии и другие престижные международные издания.

 

- Можно ли сейчас говорить о начале формирования национально мыслящей научной элиты, к которой Вы, безусловно, принадлежите?


- Думаю, что перелом начался: эффект отторжения западничества чувствуется. Очень скоро маятник качнется в противоположную сторону.
Наиболее чуткая часть интеллигенции уже реагирует на это. Качественно, по уровню творческого мышления, она превосходит светочи стана
либерал-компрадоров.

 

- Существует ли реальное взаимодействие между учеными, столь же, как и Вы, озабоченными судьбой России? Есть ли какие-нибудь научные организации соответствующего толка?


- Увы, взаимодействия нет. Как и научных организаций соответствующего толка. Чувствую себя одиночкой. Но и один в поле воин.


- Практическая власть и политики мало внимают тому, что говорят серьезные ученые? Что Вы можете сказать по этому поводу? Насколько
востребованы результаты Ваших научных поисков современной российской властью?


- Власть воспринимает любые разработки под одним углом зрения - как средство остаться "у руля". Она цинична и прагматична. "Вольтова дуга" всякой идеи таким образом обесценивается. Мои идеи практически не востребованы, и по-настоящему нынешней российской властью востребованными быть не могут.


- По какому принципу, на Ваш взгляд, формируются всевозможные научные советы при президенте и правительственных структурах? Почему, как правило, в этих списках нет авторитетных имен, ведь даже при Горбачеве все обстояло иначе?


- Этот принцип - лояльность, кадровая проверенность. Поэтому в них рекрутируют главным образом малоспособных людей из "элитарных" структур.


- Для нас совершенно ясно, что доступ к достижениям современной научной мысли в сфере россиеведения открыт ничтожно малому числу граждан нашей страны. Как Вы считаете, что нужно сделать для того, чтобы голос патриотов-ученых был услышан широкими слоями российского населения?


- Первое: человек, не боясь остракизма и отлучения со стороны Запада,  фондов и грантов, а также либерального шума, должен придерживаться приоритета национальных ценностей. Интеллигенции необходимо смело их защищать, избавившись от "комплекса национальной неполноценности". Нужды прецеденты. Молодежь ждет альтернативной позиции. Все зависит от субъективного фактора, мужества интеллектуалов. В России сложилось два типа капитализма: первый - "либеральный интернационал" (его принцип: нет национальных суверенитетов, формируется элита "господ мира"); второй - элита национальных позиций, которая хочет отстоять свой статус и международные позиции. Критерий различения: бизнес, заинтересованный в восстановлении обрабатывающей промышленности, и бизнес топливно-сырьевой, явно компрадорский, как и банковский, финансовый, капитал, а также ведущая к ростовщическому капитализму "неоархаика".


- Вы наверняка бываете в провинции. Насколько интересно Вам то, что происходит в регионах, и как бы Вы оценили их роль в возможном возрождении России по сравнению со столицами?


- Население столиц поражено либерализмом. В провинции преобладает социокультурный консерватизм, там сохранили традицию, национальные ценности. Столицы неспособны породить ни одной здоровой политической альтернативы. Она может прийти только из провинции.


- Сегодня русскому человеку тяжело, особенно человеку мыслящему, патриоту, который четче, чем другие, представляет себе степень нашего падения. Что бы Вы посоветовали такому человеку: как ему жить, как обрести душевное равновесие, что делать, чтобы не терзать себя бессильным отчаянием?


- Прежде всего, нужно верить в то, что история имеет смысл. Критика историцизма - способ либерал-компрадоров защитить свое положение.
Необходимо вернуть веру в историю. Надо думать, что Россия и в постиндустриальную эпоху имеет свою историческую миссию. Наша
неадаптированность к постиндустриализму может быть залогом великого будущего. А жить и делать... Поменьше смотреть телевизор, побольше читать русской классики: и художественной, и философской.


- Если бы Вам поручили составить список авторов и книг, которые необходимо прочесть современному россиянину, - как бы он выглядел? К кому из нынешних философов, публицистов и политологов Вы прислушиваетесь?


- В этот список я бы включил представителей русского религиозно-философского "ренессанса" и консерваторов: Страхова, Данилевского, Тихомирова, Леонтьева, Ив. Ильина, Солоневича. Из современников - Бычкова, Топорова (исследователи русской культуры), политолога Неклессу, философов Громова, Соболева, Уткина. Из публицистов - Кожинова, Бородая.


- Каков Ваш прогноз политико-экономической ситуации в России на конец нынешнего - начало следующего столетия?


- Верю в инверсию. Положение будет ухудшаться еще несколько лет, пока режим не потерпит крах. Но ослабеет он не из-за ухудшения положения: его поколеблет вера России в себя, если она преодолеет свое унижение.


- Видите ли Вы сегодня какую-либо реальную, организованную политическую силу, которая способна вывести Россию из кризиса? Кто, по
Вашему мнению, станет президентом страны в 2000 году?


- Пока не вижу, но если бы и видел, то не назвал бы, чтобы режим ее не уничтожил. Он забил все жизненные ниши, и только новый Иван Калита может его низвергнуть. Мы в России привыкли получать готовые идеи с Запада, но дело в том, что она сама должна предложить всемирную историческую альтернативу - выработать ее через византийский Ренессанс. Другого выхода я не вижу. Что касается президента: кто бы им ни стал, реально положение может изменить лишь фигура, находящаяся вне либерально-коммунистического лагеря.

Источник:
http://www.pereplet.ru/podiem/n9-04/Hatun.shtml

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала