Институт России  Портал россиеведения 

 http://rospil.ru/

 

 

 

Каталоги  Библиотеки  Галереи  Аудио  Видео

Всё о России  Вся Россия  Только Россия  

Русология   Русословие   Русославие

 

Главная   Гостевая   Новости портала   О портале   Каталог "Россия в зеркале www"

 

Мы любим Россию!

 

Угрозы для России

 

Консциентальное оружие – как оно работает


Юрий Громыко

 


В связи с изучением вопроса о подлинных субъектах управления бессубъектной Россией мы должны заново вернуться к вопросу о том, что же является предметом порабощения и подчинения. Сегодня важнейшим предметом столкновений является борьба за сознание. Ведется интенсивная борьба за саму возможность ставить стратегические цели и накапливать ресурс реализации этих целей. Поэтому так называемые классические формы порабощения на основе включения в заданный тип производства в настоящее время становятся все менее и менее действенными. В этом, на наш взгляд, и заключается феномен концептуального управления, о котором говорил еще десять лет назад один из авторов проекта “Мертвая вода” Зазнобин. Наличие или отсутствие субъекта, способного ставить мегацели, является нормативной точкой отсчета, вокруг которой ведется борьба.


Мегасубъектность характеризуется наличием достаточно определенных параметров: собственной энергосистемы, независимо циркулирующих финансовых ресурсов, собственных природных запасов, собственных планов развития промышленности, самолетостроения, автомобилестроения. Сокращение базы собственного целеполагания: заимствование целей, допущение вмешательства в целеполагание или расчленения систем, по отношению к которым осуществляется постановка целей, есть способ и форма уменьшения субъектности страны.


В условиях интернационализации экономики данный вопрос усложняется, но не стирается. Необходимо вводить понятие мембранных механизмов, обеспечивающих, с одной стороны, включение национальных систем в мировые системы, а с другой стороны, определяющие типы переходов от национальной системы к мировой системе, не допускающих полного слияния с последней и сохраняющих относительную автономность. Консциентальное оружие и есть оружие, направленное на изничтожение сознания, которое собственно и обеспечивает подобную независимую мегасубъектность.


Способность превращать получаемую информацию в личностное знание для возможности свободного целеполагания по отношению к производственной форме или геополитической системе - вот что является предметом поражения и разрушения. Все остальные типы решений и действий могут быть объявлены абсолютно свободными и отнесены к области поведенческого самовыражения, поскольку они не затрагивают самого принципиального момента – постановки стратегических целей. Разрушение подобной способности ставить мегацели и удерживать реальность подобного понимания и восприятия превращает общности в предмет сначала транснационального, а затем и коммунитарного “переваривания”. На следующем этапе встает вопрос: на каком этапе дробления общностей возникает ответное сопротивление, если оно возникает вообще.


Наша гипотеза состоит в том, что сегодня предметом поражения консциентального оружия является субъектность того или иного этноса, того или иного народа или государства (в отличие, скажем, от психологического или психотропного оружия, которое нацелено на поражение души и формы организации сознания конкретного человека). Одно из важнейших оснований для подобного утверждения состоит в том, что реальность сознания не является индивидуальной: она (реальность) принадлежит значительно более крупным единствам, прежде всего, - общностям, этносам. Но эта борьба за умы строится не на основе прямых высказываний и утверждений и не на основе так называемой риторики внушения.


Каков же механизм разрушения сознания? В настоящий момент создаются специальные “симуляционные машины”, воссоздающие среду существования сознания (нельзя сказать, что они воспроизводят само сознание), в которой снижается уровень энергийного существования личности. В этих средах личность не пробуждается, а наоборот, засыпает. Метафора засыпания имеет под собой конкретные психофизиологические механизмы, связанные, прежде всего, с уровнем актуализации субъектности, масштабом областей, которые личностью удерживаются. Наличие подобных симуляционных машин собственно и есть новый феномен социальной жизни.


Данные симуляционные машины есть ни что иное как отщепленные среды сознания - среды, способные имитировать работу сознания, хотя они и отщеплены от структур общности.


Построение подобных сред, отщепленных ( поэтому их и можно называть виртуальными) от форм организации и структурации общностей, позволяет опосредованно формировать так называемые “группы участия” - химерические, асубстанциальные общности, которые имитируют существование сред сознания, существующих в реально действующих общностях. Таким образом, речь идет о складывании вокруг отщепленных сред сознания “групп участия”, которым затем и начинает придаваться статус общностей.


Таким образом, схема имеет следующее устройство: есть отщепленные среды сознания, за которыми исходно не стоит никаких общностей. Человек входит в эти среды и адаптирует свое сознание к структуре подобной среды. Совокупность людей, которая прошла через подобную симуляционную машину, образует группу участия. Последняя выступает в роли фиктивной общности. Дальше остается только эту “общность” объективировать и как-то назвать, а ее членов превратить в образцы для массового подражания.


Разумеется, данный тип воздействия на сознание, использующий общностно-групповые механизмы, не является единственным. Так называемое оккультное оружие, основанное на индивидно-личностных механизмах и связанное с получением знания о структурах самосознания отдельного индивида (которое затем может применяться вне зависимости от исходных оккультных онтологических гипотез, используемых для получения знания), достаточно хорошо разработано и широко применяется для атаки на ключевые личности в той или иной стране. Вспомните недавнюю атаку на институт президентства в США по программе “секс-скандал”. Но именно консциентальное оружие, использующее отщепленные среды сознания, наиболее эффективно для поражения этно-общностных механизмов самоидентификации и аутентизации (подробно об этом написано в выпуске “РАО” №7 “Нужен ли России народ?”), которые и определяют существование и жизнеспособность исторически сложившихся общностей. Поэтому данный вид оружия наиболее эффективен для уничтожения сфер деятельности, этносов и государств.

Источник: http://www.dataforce.net/~metuniv/consor/Seminar/ygrom.htm

 

 

Дата начала Проекта - апрель 2006 г.

Разрешается републикация любых материалов портала

Об авторских правах в Интернете